Старый 22.05.2019, 09:57 #3421
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию Дебаркадер же красив - огромная ржавая махина, лежащая брюхом на булыжниках.

ОСТРОВ ВЕРККОСААРИ
На Верккрсаари ни полигона, ни могильника нет, лишь старые финские позиции, пара стрелковых ячеек да обжитый рыбаками блиндаж.
Вообще, надо сказать, что люди на острове бывают, но весьма редко - это было видно по иногда встречающемуся мусору. Кроме того, мимо острова достаточно часто проходят рыболовные суда, идущие на северо-восток между Верккосаари и Хейнясенмаа.
Остров представляет собой скальные берега высотой три-четыре метра, будто сложенные из черно-серых каменных блоков, а сверху - лес. По моим ощущениям, остров весьма стар выглядит как сплошной монолит. Все камни на углах округлые, обточенные водой и воздухом.
На восточной оконечности острова высота берегов понижается, а берег превращается в пологий скат из сплошного камня, плавно выдающийся в озеро мысом. С равными интервалами на высоких берегах видны удобные стрелковые ячейки, сложенные из дикого камня.
На северном берегу располагается бетонный блиндаж, обжитый людьми - там есть печка, нары и кое какая утварь. Чуть дальше на берегу лежат нос и корма от какого-то старинного корабля.
ОСТРОВ РАХМАНСАРИ
Маяк на Рахмансари
Маяк на Рахмансари
Дебаркадер на Рахмансари
Дебаркадер на Рахмансари
На Рахмансари в период Второй мировой войны велись активные бои, но никаких артпозиций мы там не видели. Все, что есть интересного на острове - это маяк и дебаркадер.
Маяк на Рахмансари, судя по качеству и способу изготовления, относится к финскому периоду - он невысок, изготовлен из металла, все соединения клепаные и винтовые. Собственно, на нем нет ничего интересного, площадка наверху проржавела, ступать по ней приходится с опаской.
Дебаркадер же красив - огромная ржавая махина, лежащая брюхом на булыжниках.
Судя по всему, после постройки на верфи, его транспортировали куда-то на отделку, но по пути потеряли и бросили. Потом его прибило сюда. Днище дебаркадера было во многих местах пробито и погнуто камнями, и несмотря на то что он попал сюда прямо с завода, восстановить его было бы непросто. По шильду на некоем устройстве в его трюме, дебаркадер можно было датировать восьмидесятыми годами 20 века.
ОСТРОВ МЮККЕРИКЮ
Еще при входе в бухту я успел заметить наверху, там где стояла та самая «коробка» с трубой и антенной, как в кустах промелькнул бронеколпак, такой же как мы видели на Хейнясенма. Тогда же стало понятно, что коробка та не просто сарай, а старый наблюдательный пункт. На левом берегу нашей бухточки красовались выцветшие желтые таблички «Запретная зона», так и манившие к себе любопытного путешественника.
Я уже где-то читал, что на Мюккериккю, якобы действительно имеются зоны с радиоактивным заражением, но хоть у нас и не было дозиметра, зоны эти казались чем-то сомнительным. Восторженно вертя головами, мы подтаскивали катамаран поближе к берегу по плоским подводным камням, решив сперва посмотреть, что тут делается, а потом уже перекусить и решить, идти ли нам дальше или оставаться здесь на целый день.
По хорошо натоптанной тропинке мы пошли прямиком к скалам, на которых торчал наблюдательный пункт. Сперва мы минули какие-то старые вагонетки, назначение которых сперва не поняли, а затем пришли к одной из тех желтых запретительных табличек.
Сразу за табличкой в траве валялись мотки старой ржавой колючей проволоки, и стояла тренога с треугольным значком радиоактивности.
Еще чуть дальше, на скальной стенке, уходившей вниз в широкую щель в граните, также был намалеван знак радиоактивности; сама щель, имевшая ширину метров десять, была заполнена бетонным «саркофагом», все с той же «радиоактивностью» на стенке и маленьким открытым лазом в самом низу.
При взгляде на это сооружение сразу отпадала любая охота лезть туда вниз без специальных приборов, и даже задерживаться надолго вблизи него не хотелось. Понятно, что все опасные материалы скорее всего отсюда уже давно вывезены и перепрятаны, но все-таки вид гладких бетонных стен, да и вообще всего этого серого куба, втиснутого в гранитную расщелину между скал, внушал к себе определенное недоверие.
Через пару минут тропинка привела нас к артпозициям. Вот и наблюдательный пункт, переоборудованный кем-то в жилую избушку, вот пара орудийных двориков и бронеколпак. В катакомбы под орудийными позициями мы не полезли, так как не взяли с собой фонаря, ограничились пока их внешним осмотром.
Двориков, как я говорил, было два, и из каждого из них, вниз под землю, в ниши сделанные в стенах, уходили маленькие рельсики.
Тут же лежали и хитрой конструкции вагонетки, которые мы видели уже немного раньше: на этих вагонетках со склада к дальнобойным орудиям подавались снаряды.
Башня наблюдательного пункта до уровня второго этажа была завалена камнями. Смотровая щель башни была застеклена, через эту же щель была выведена печная труба и телеантенна.
Я бегло заглянул внутрь башни: на первом этаже было темно и ничего не видно, а на втором явно располагалось жилое помещение, там стояли застеленные шконки, лежали стопками разные книги и виднелись прочие атрибуты благоустроенного человеческого жилья. Вся эта фортификация была датирована маем 1921 года.
Надо сказать, что финские строительные технологии, а также трудолюбие, усердие и добросовестность построивших все это людей, вызывали огромное уважение и восхищение. Сооружения, возведенные почти век назад, сейчас находятся в идеальном, пригодном для использования состоянии; они не пустили ни единой трещины, не покосились и не были затоплены водой. Мы были в восторге.
Ну что же, коли к Валааму нам идти расхотелось, то теперь путь лежал на Мюккериккю. Возвращаясь обратно к катамарану, я обратил внимание на отдельные стрелковые ячейки, сложенные из камней и подумал, насколько же неприступными были все эти острова со всей своей системой фортификации.
Наташка моим мыслям вторила, но добавляла, что вот, мол, строили-строили, да все равно их советскими трупами, как это водится, завалили, и все эти территории отняли и теперь тут бывают лишь русские туристы и русские же рыбаки. Чего-чего, а пушечного мяса, которым можно заткнуть любое количество амбразур, в России всегда хватало.
Когда мы уже подходили к лодке, то невдалеке, среди деревьев, я заметил балок, по всему, явно жилой и обитаемый. Я подошел еще чуть ближе, и увидел, что балок стоит на понтоне, а рядом с ним покачивается на воде «Казанка», похоже, та самая, что мы видели, еще подходя к острову.
Так как сразу разглядеть людей мне не удалось, то первым делом мы отправились к своей стоянке, чтобы привязать собак, а заодно и подумать, стоит ли нам тут оставаться и знакомиться с обитателями острова, или же, пообедав, таки отправиться к Валааму.
Наверняка, наше появление для тех людей не будет неожиданностью, так как они видели нашу лодку еще на подступах, но хрен его знает, понравятся ли они нам, а мы им. Однако, пока мы кипятили воду для чая, послышался мотор, и мимо проследовала все та же Казанка, водитель которой с любопытством посмотрел на нас, а затем, газанув унесся куда-то вдаль.
После чая я отправился к балку, который, как оказалось, был расположен совсем рядом, в соседнем удобном заливе. Откуда-то из кустов залаяла собака, затем я услышал человеческую речь и увидел саму собаку – красивую русскую лайку, коричневого кобеля с белыми пятнами.
- Оу, хозяин! – крикнул я и помахал рукой, не будучи уверенным в том, что кто-то меня видит. Через несколько мгновений из-за кустов навстречу мне вышел человек. Мы пообщались, и новый знакомец предложил провести небольшую экскурсию по острову и погулять по местным фортификациям. Мы, разумеется, согласились.
Некоторое время спустя наш собеседник Арсентий, житель того самого балка, рыбак и в данный момент смотритель за порядком в своих владениях, после проведенной им экскурсии сидел с нами на крыше башни НП.
В ходе этой самой экскурсии мы обошли весь остров кругом, вдоль и поперек, Арсентий показал нам всю имеющуюся здесь фортификацию, которой оказалось довольно много. Это были окопы, вырубленные в скалах, каменные пулеметные гнезда и позиции для разного рода артиллерии.
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 23.05.2019, 09:36 #3422
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию Российские археологи обнаружили на Белом море загадочные сооружения

Русский север это парадоксальный мир уже тем, что всегда не понятным образом манил к себе путешественников, исследователей, романтиков, бродяг, писателей. художников не смотря на казалось бы весьма холодный и суровый климат, ветра, очень короткое лето и длинные зимы.
Впрочем, эта магия русского севера объяснима тем прежде всего, что более красивых пейзажей, чем "на северах", на берегах морей, озер трудно найти, именно пейзажи становятся той страшной силой притяжения для людей и потому ни студеный ветра ни низкие температуры, ни заустение нынешнее не страшат ни кого......
http://www.itogi.ru/archive/2003/39/88303.html
Тайны забытых островов
/ Парадокс
Российские археологи обнаружили на Белом море загадочные сооружения
Трудно в это поверить, но в Европе сегодня все еще есть немало мест, где не ступала нога исследователя. Особенно много сюрпризов преподносит ученым русский Север. Минувшим летом группа ученых отправилась на яхте "Моряна" в путешествие вдоль карельского берега Белого моря. Руководитель экспедиции, археолог из Петрозаводска Надежда Лобанова, уже давно исследующая известные на весь мир карельские петроглифы, сумела получить грант Совета министров северных стран в рамках программы Nordic Grant Scheme 2003-2004. Надо признаться, что у Лобановой и ее коллег не было какой-то четкой цели, в путь они отправились, во многом полагаясь на интуицию и удачу. Но результаты экспедиции оказались сенсационными.
Десанту археологов предстояло пройти под парусами около 200 километров. От Кеми - строго на север. Места необычайно красивые: мшистые скалистые берега, многочисленные острова (некоторые из них столь малы, что на них едва уместилась бы палатка), потаенные песчаные пляжи. Выйдешь на берег, вскарабкаешься на прибрежную скалу, а за ней - топь непроходимая. Принято считать, что в древности на карельском берегу Белого моря именно по этой причине люди никогда не проживали оседло. Приходить сюда изредка могли только рыбаки. Тем не менее следов обитания людей по берегам Белого моря немало. Некоторые из них просто удивительные.
Первые же острова, встретившиеся на пути экспедиции, - Тапаруха и Сыроватка - заставили ученых поломать голову. В северной части острова Тапаруха у подножия горы путешественники наткнулись на сложенное из валунов странное сооружение в форме овала. На Сыроватке такой же овал, но поменьше, был сложен уже не из валунов, а из плоских каменных плит, словно специально обработанных. Кому и зачем понадобилось выкладывать на этих затерянных островах геометрические фигуры из камней? Ученые на сегодняшний день могут предложить лишь одно объяснение: подобные овалы исследователи находили ранее в северной Норвегии, и считается, что они представляют собой остатки фундамента средневековых саамских жилищ. Всем бы эта версия хороша, но представить себе, что кто-то решил построить добротное каменное жилище на затерянном в море острове Тапаруха, трудно. Во-первых, это непрактично, поскольку камни для постройки пришлось бы возить сюда за несколько километров. Это все равно что ставить деревянный сруб где-нибудь в голой степи. А во-вторых, кому бы пришло в голову поселиться так далеко от людей? Отшельнику? Но отшельничество саамам было несвойственно. "От каменного до железного века, а также и в более поздние времена, - рассказывает сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН Марк Косменко, - саамы селились в одних и тех же местах, при этом предпочитали обустраиваться на жилье в устьях и у истоков больших рек".
Остров Сыроватка преподнес исследователям еще одну загадку. Пока одни члены экспедиции занимались изучением каменного овала, другие направились в глубь берега. Прошли метров сто и наткнулись на торчащие из земли узкие гранитные блоки, похожие на подпорки телеграфных столбов. Всего блоков оказалось пять, каждый высотой в среднем по полтора метра, в нижней части для устойчивости обложен валунами. Очевидно, что поставлены они были не вчера. Возраст каменных стел, по мнению ученых, может составлять от 600 до 900 лет.
Определенно можно сказать, что участникам экспедиции везло. Через два дня, еще не успев толком переварить увиденное на Сыроватке и Тапарухе, они подошли на яхте к Кандалакшской губе. Решили сделать короткую остановку на вытянутом, как селедка, острове Большой Робьяк. На подходе к нему капитан яхты поинтересовался:
- Ребята, надеюсь, часа хватит, чтобы пополнить запас пресной воды и косточки размять?
- Да хватит! - никто в тот момент даже и не думал, что придется застрять на Робьяке на целых два дня. Но вскоре прямо по курсу путешественники увидели два каменных столба, похожих на те, что они обнаружли на Сыроватке. Однако на Робьяке столбы были гораздо выше - почти под два метра! Один столб стоял ровно, другой покосился. Странно, что никто ранее не сообщал об этих камнях. Стоят-то на открытом месте, почти у самой воды. Сойдя на берег, исследователи обнаружили еще один столб - упавший. А рядом с этой группой - правильный каменный круг. Это уже походило на целый комплекс.
Истинное предназначение каменных стел непонятно. Вообще археологи в тех случаях, когда бессильны сразу установить функциональное назначение артефакта, обычно говорят, что он использовался в культовых целях. Действительно, так удобнее: для отправления своих культовых обрядов наши предки чего только не выдумывали. Надежда Лобанова рассказывает: "Шаманская саамская религия характеризуется глубоким уважением к природе. Природа считалась живой, ее следовало принимать во внимание с точки зрения своего поведения. Все живое имело свой архетип, игравший роль защитника живых существ. Скалы, горы и озера - они тоже живые. Силы природы концентрировались в особых местах, и эти места имели специальное значение. В них через ритуальные обряды и другие правила уважительного поведения можно было усилить духовную связь между человеком и природными силами. Дары природы символически возвращались, таким образом поддерживался баланс. Саамы обожествляли камни и места с явными природными формациями. Но это могли быть и просто деревянные или каменные предметы, сделанные самими людьми. Старая легенда гласит, что священный камень - сейд - красив и блестит, когда он весь вымазан оленьим жиром. Разрушение священных камней считалось ужасным бедствием и наказывалось сурово".
Каменные круги действительно могли почитаться у саамов как священные. Например, известно, что активная миссионерская работа среди саамов началась в конце XVI - начале XVII веков. А в 1719 году в норвежском местечке Варангер была построена первая церковь. Кстати, рядом находится каменный круг, а это значит, что место было священным еще до постройки церкви.
Впрочем, археологи не намерены останавливаться только на версии культового предназначения. "Блоки стоят очень крепко, - говорит Марк Косменко. - Неизвестно, на какую глубину они могут быть вкопаны в землю. Не исключено, что эти таинственные камни еще преподнесут нам сюрприз. Например, есть предположение, что каменными кладками или овалами на поверхности отмечались могилы. Может быть, через год мы попробуем провести здесь раскопки, и кто знает, какие открытия нас ждут..."
Однако следы присутствия древних людей на беломорских островах этими находками не ограничились. На острове Бережные Лехлуды археологи наткнулись на необычные захоронения, весьма нетипичные для русского Севера. В построенных из гранитных плит гротах, засыпанных сверху и по бокам валунами, покоились кости и черепа древних обитателей этих мест. Ученые нашли здесь также несколько каменных ящиков, сложенных из обработанных четырехгранных блоков. "Их сохранность удивительна для наших мест, - говорит Марк Косменко. - Песок, ветер, морская соль очень быстро разрушают органику. Поэтому останки людей, живших в средние века, - это очень и очень редкая находка. Любопытно, что найденные черепа отличаются необычно узкой черепной коробкой, широким и низким лицевым срезом, что характерно для древних саамов". Кто были эти люди, погребенные на затерянном острове? Рыбаки? Охотники? Шаманы? Вполне возможно, что этот остров был сакральным местом, где находили приют души умерших.
Еще одна загадка - найденные на нескольких островах ямы глубиной от 20 до 70 сантиметров и диаметром до двух метров, сверху покрытые дерном. Можно подумать, что это звериные лежбища, но никаких следов присутствия в них животных не обнаружено. Да и какие на островах животные... Ямы эти явно искусственного происхождения. Ученые уже окрестили их "лопарскими ямами". Но с какой целью, когда и кем они выкапывались - также пока не ясно. Соловецкий археолог Александр Мартынов предположил, что эти ямы могли использоваться как искусственные морозильники для хранения тюленьих шкур. Кто-то из членов экспедиции, кстати, припомнил, что в географических отчетах начала ХХ века упоминались подобные объекты на острове Бережной Кельяк, который предстояло миновать по ходу маршрута. Однако высадка на этот остров результатов не дала: ничего похожего исследователи здесь не увидели...
Первую экспедицию вдоль карельского берега Белого моря сами ее участники назвали разведкой боем. "Те 200 километров, что мы прошли, - настоящая terra incognita, - говорит Надежда Лобанова. - Мы, честно говоря, ждали открытий, но не думали, что их будет так много и они окажутся столь удивительными и нехарактерными. Теперь нам предстоит осмыслить собранный фактурный материал, и, возможно, мы поймем нечто новое о жизни своих предков, чего раньше не знали. При этом нужно отметить, что все открытия нами были сделаны практически вдоль береговой линии. Остается лишь предполагать, какие сюрпризы могут нас ожидать, если в следующих экспедициях мы попробуем удалиться в разных местах от берега хотя бы на два километра".
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 24.05.2019, 08:54 #3423
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию ОТ БЕЛОГО МОРЯ ДО НОВОЙ ЗЕМЛИ

Морское путешествие к Новой земле из Белого моря это еще один пример, что в нашем народе всегда найдутся люди, готовые к подвигам.
http://sevprostor.ru/expeditions/ot-...voj-zemli.html
Севпростор
ОТ БЕЛОГО МОРЯ ДО НОВОЙ ЗЕМЛИ
Летом 2016 года мы продолжили наш большой поход, начавшийся за год до этого в Приозерске. Теперь нам предстояло отправиться из Архангельска в Нарьян-Мар и при этом попасть еще и к нашей главной цели - Новой Земле. Началось все 3 июня, когда мы сев на наш «Урал», отправились из Петербурга в Архангельск, где нас дожидалась лодка, оставленная зимовать в яхт-клубе «Норд».
Прибыв на место, мы собрались в течение недели, и 18 июня двинулись дальше. Довольно быстро мы преодолели Белое море, и уже 1 июля обогнули Канин Нос, оказавшись на Баренцевом море. Вот тут-то и начались всевозможные сложности и приключения. Погода не благоволила нам: идти приходилось очень медленно и постоянно против ветра. К тому же, получилось так, что из-за моих просчетов планирования, у нас явно не хватало бензина до Нарьян-Мара.
Но, тем не менее, в середине июля мы добрались до Индиги, где немного заправились. Этого, конечно не хватило бы до Города. Однако, исполненные надежд мы пошли дальше, обогнули Святой Нос, прошли вдоль Тиманского берега и очутились в гостеприимной Тобседе. По гроб жизни я буду обязан хозяевам этого прекрасного места за то, что они дали нам еще 20 литров драгоценного топлива, благодаря чему, 24 июля мы встали на якорь рядом с Нарьян-Маром.
В городе мы заправились под завязку, купили продукты и пошли дальше. Через несколько дней мы посетили Вайгач, а потом, преодолев Карские Ворота, достигли нашей главной цели. В самом начале августа мы оказались на Новой Земле.
Новая Земля — это совершенно исключительное место. Да, нам приходилось бывать и на ЗФИ, но Новая Земля — совершенно особенна. Там мы провели 2 недели, постоянно совершая радиальные выходы. По сути, целью этого похода была рекогносцировка этого архипелага, а детальное его изучение запланировано нами на 2017 год.
С Новой Земли мы вернулись в Нарьян-Мар, где нашли свое пристанище на Лесозаводе у одного прекрасного человека, который согласился приютить наш тримаран на зиму на своей территории. 4 сентября мы сели на самолет, а через 2 часа уже встретились с нашими друзьями в Петербурге. Мне оставалось только съездить в Архангельск на поезде, чтобы забрать оттуда мотоцикл.
НОВОЗЕМЕЛЬСКИЙ ПОХОД НА КАРТЕ
ВСЕ ПРО ЭТО ПУТЕШЕСТВИЕ:
ОСТРОВ КУСОВА ЗЕМЛЯ (АРХИПЕЛАГА НОВАЯ ЗЕМЛЯ) К НОВОЙ ЗЕМЛЕ ТАБСЕДА ИНОПЛАНЕТНЫЙ ВЕЛЬТ В ИНДИГУ ЗА БЕНЗАКОМ ЗАБРОШЕННЫЕ ДЕРЕВНЯ И МАЯК НА КАНИНЕ ГЛУПЫЕ ОШИБКИ БЕЛОМОРСКАЯ СТОРОНА ПОЛУОСТРОВА КАНИН БОЛЬШОЙ ПЕРЕХОД ОСТРОВ МУДЬЮГ СБОРЫ В НОРДЕ НАШЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ АРХАНГЕЛЬСКА ДО НОВОЙ ЗЕМЛИ
НАШЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ОТ АРХАНГЕЛЬСКА ДО НОВОЙ ЗЕМЛИ
В 2016 году мы продолжили наше большое путешествие. Напомню, что в 2015 мы прошли от Приозерска до Архангельска, а теперь — отправились из Архангельска на Новую Землю. В первую очередь, пока я не пустился в описания и рассказы, мы хотим поблагодарить всех тех, кто нам помогал на нашем пути. Если вы это читаете, то спасибо вам большое! А мы уж постараемся описать все интересно и подробно.
СБОРЫ В НОРДЕ
Грязные и усталые после мотоциклетной поездки из Питера мы стояли перед нашей обшарпанной лодкой, задвинутой в самый угол, между двух клубных балков. Вернее, это была даже не лодка, а ее разобранные секции. Куча фанерных ящиков и прочего барахла выглядела настолько печально, что я даже не представлял сейчас, как это может куда-то идти, да и вообще — плавать.
ОСТРОВ МУДЬЮГ
В бинокль на Мудьюге прекрасно виднелся задний створный знак возле старого черного маяка, какие-то строения, и главное – большой дом метеостанции, которая нам и была нужна. Прочитать береговую линию пока не получалось, поэтому Наташка заранее полезла на нос, а я все пытаться взобраться на лодке выше по ветру. Наконец, меня окончательно утомило это дело, я крикнул, что можно отдавать якорь, а сам полез на корму поднимать перо руля.
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 24.05.2019, 08:58 #3424
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию когда мы шли мимо Сенгейского, нас накрывало легким туманом и иногда поливало мелким

БОЛЬШОЙ ПЕРЕХОД
Давным-давно остались позади торчащие в небо навигационные знаки Мудьюга, провалились куда-то за горизонт и лесистые берега южной части Зимнего Берега. Потом точно так же нас покинуло солнце, спрятавшись ненадолго впереди, за морем.
С берега подул ветер, и уже около часа мы шли под парусом, медленно подползая к мысу Зимнегорскому — жутко унылому месту, самому мрачному, на мой взгляд, на всем Белом море. Огромный креж, даже на вид холоднющий, уходил вверх от самой воды. Кое-где виднелись распадки, по которым можно было бы забраться туда, где начиналась хоть какая-то растительность. На самом мысу сверху стояла метеостанция, пока отсюда невидимая, а внизу, у подножия, лежали только округлые камни, омываемые неспокойной водой.
БЕЛОМОРСКАЯ СТОРОНА ПОЛУОСТРОВА КАНИН
Шойна — самый обыкновенный заполярный поселок. Про нее говорят, будто вся она занесена песком и, в общем-то — да, песка тут действительно много. Но все-таки не настолько, чтобы ее как-то особо выделять среди других деревень: в той же Кузомени или Тобседе, например, песка не меньше. Так же, как и в других похожих населенных пунктах, на пляже под крежем тут лежит металлолом, укрепляющий берег от размывания, а выше этого крежа начинается, собственно, сам поселок.
ГЛУПЫЕ ОШИБКИ
Пастух опознал нас безошибочно, хотя и никогда с нами не встречался. Просто сразу сказал, — «О, да я вас знаю, ага». Он слышал о нас от другого оленевода из своего хозяйства, с которым мы познакомились здесь же четыре года назад, и подарили пластиковую бочку. Не знаю, когда история бочки дошла до моего собеседника, но суть в том, что, увидав странную многокорпусную лодку, пусть и не такую, как была в описании, семейную пару на ней, и двух нехарактерных для этих мест собак — он, почему-то сразу отождествил все это с той самой синей бочкой. В общем-то, это вот «я вас знаю» было сказано вместо ответного приветствия, когда я только вылез из байдарки на берег, изучая устье Крынки на предмет захода в него.
ЗАБРОШЕННЫЕ ДЕРЕВНЯ И МАЯК НА КАНИНЕ
Я завел лодку за остров Корга и мы отдали якорь. Когда мы вставали тут в 12 году, дело происходило днем и со стороны моря, а теперь — все наоборот. Не, ну а что? Место тут закрытое со всех сторон, стой себе и не парься. Подошли мы сюда, видимо, как раз при смене воды.
Кругом все казалось спокойным, мы расположились в ста пятидесяти или двухстах метрах от берега. Степа, конечно же, по своему обыкновению сразу прыгнул в воду и поплыл к этой самой Корге. Но мы особо не переживали, так как все равно собирались потом высадиться туда. Пресной воды там, конечно нет. Да и вообще там нет ничего интересного, кроме колонии злобных бургомистров и навигационного знака. Один песок и редкие островки травы.
В ИНДИГУ ЗА БЕНЗАКОМ
Печка горит хорошо. Прямо гудит. Я открыл дверцу, засунул еще несколько полешков, сколько влезло, и закрыл опять. Ну ладно. Вот сейчас только допью чай. Кружку, стоящую на койке я придерживал рукой, чтобы она не уползла никуда и, не дай бог, не опрокинулась. Меня опять вжало в настил, потом все вокруг зависло как бы в невесомости, и в следующий миг лодка бухнулась днищем об воду, так, что я аж пригнулся пониже. Звук она при этом издала резкий и страшный, и можно было подумать, что это треск. Но я уже привык и не пугался. Никакой это не треск, просто брызги с силой бьются о разные поверхности. И опять все подымается, опять падает вниз с шумом, и потом — еще раз. Прошли три большие волны, надо полагать. Я встал на колени, натянул на себя куртку весь скрючившись в каюте, застегнул молнию, все кнопки. Выглянул в забрызганное окошко двери. Наташка сидит, укутавшись в ОЗК, и рулит с равнодушным лицом. Сева, конечно же, рядом с ней, а Степа тут, в каюте. Я отхлебнул из кружки еще, затем толкнул дверь. Наташка посмотрела на меня и улыбнулась.
ИНОПЛАНЕТНЫЙ ВЕЛЬТ
Временами веревка носового якоря вытягивается чуть ли не до звона. Потом, когда очередная тучка оказывается над нами и шквал проходит, веревка снова немного провисает, но проходит несколько минут, как все повторяется.
Благословенная Табседа! Вот она, наконец-то! Отсюда до Печорской губы — один переход. Я смотрю в бинокль на домики, висящие над желтым песком будто бы в воздухе. Мотор я только что заглушил, парус убрал. Погода весь переход была совершенно спокойной, и если в то время, когда мы шли мимо Сенгейского, нас накрывало легким туманом и иногда поливало мелким дождиком, то теперь временами даже светит солнце. Я поглядел внимательнее, но все-таки пока еще далековато, ничего не понять. Ладно, тогда подойдем поближе. Я полез к мотору и топливному баку.
Остался позади и Нарьян-Мар, и Печора. И даже остров Песяков где-то далеко-далеко, почти что в другом мире. Я проснулся в гудящей и дребезжащей каюте лодки, идущей в сторону Югорского полуострова и даже не видя ничего через запотевшие иллюминаторы, почувствовал, что большой волны нет. Довольный я скрутил себе сигарету, налил чаю и распахнул дверь в кокпит, в котором сидела Наташка на руле.
Остров Долгий виднелся за кормой. Я опечалился тем, что он еще слишком близко, и подумал, что мог бы поспать еще полчасика. Но серая пелена на небе начала приобретать голубоватые оттенки, море тоже явно успокаивалось, и от этого я почувствовал прилив бодрости и оптимизма. «А ну как сейчас повернем на север, и двинем прямо к Вайгачу?»
ОСТРОВ КУСОВА ЗЕМЛЯ (АРХИПЕЛАГА НОВАЯ ЗЕМЛЯ)
Когда прекратился ветер, море успокоилось, а мы зашли под защиту здешних островов, я почувствовал, будто мы проникаем под завесу какой-то старой тайны. Блестели в заходящем солнце влажные утесы — желтые, зеленые, белые, серо-голубые. Летали мимо нас стайки здешних птиц. Я снова вспоминал любимую мной вселенную «Чужого», в голову мне почему-то лезла одна и та же песня: мол, «новая алхимия, новая природа, новая наша земля».
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 26.05.2019, 11:55 #3425
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию Вайгач - крупный остров в створе Уральского хребта, между Баренцевым и Карским морями

Многие из нас с вами не знают и даже не представляют и одного процента нашей прекрасной страны. Мне становится всегда крайне не приятно, когда я слышу от кого-либо восторженно- восхищенные речи о чужих красотах, но не произносится ни единого доброго слова о наших умопомрачительно красивых морских побережьях, скалистых берегах, чудных речках и озерах..
Давайте продолжать знакомиться с теми чудными землями, реками, островами, озерами, которые есть у нас в родном Отечестве и отнюдь не уступающими ни в чем заморским.......
https://varandej.livejournal.com/884648.html
Таинственный остров Вайгач
Вайгач - крупный остров в створе Уральского хребта, между Баренцевым и Карским морями, ближайший к материку среди островов и архипелагов Российской Арктики. Здесь мало людей, но много животных, однако Вайгач переполнен историей - для ненцев и их предшественников он в одном лице Олимп и Мекка, для поморов - узел путей вдоль Края Земли, для советской власти - несостоявшийся промышленный район, осваивавшийся ОГПУ. В прошлой части мы на десятый день пути увидели на горизонте вайгачский берег, ну а теперь расскажу о Вайгаче "в общем".
Для начала - карта, основа которой висит на стене Дома культуры (он же фельдшерский пункт) в Варнеке, а пунсоны - мои. Площадь Вайгача - примерно 3,5 тысячи квадратных километров, это втрое больше, чем Москва в пределах МКАД: 105 километров с севера на юг, 20-30 километров поперёк, так что местами можно и забыть, что ты на острове. На юге узкий пролив Югорский Шар перед материком, на севере страшные Карские Ворота к Новой Земле.
2.
А вечером 11 июля мы подходили к протянувшемуся впереди от горизонта до горизонта Вайгачу, ночью полярного дня погружаясь в его скалистые объятия. Мы пришли в бухту Лямчина, всю историю Вайгача служившую его фасадом, встречающим тех, кто прибыл морем с запада:
3.
В море то и дело показывались моржи:
Вайгач - на самом деле целый архипелаг, его окружает 111 мелких островков и скал, но каждый из них чем-то приметен:
Вот например вполне оправдывающий своё название остров Губистый:
Лямчина буквально набита островками, и их первый ряд уже остался за кормой:
В скалах Вайгача постоянно чудятся головы, лица, фигуры - уж не потому ли остров считался священным? Особенно когда у первых людей, решавших на нём поселиться, зимой кровоточили дёсны и выпадали зубы, а по весне их находили умершими в страшных мучениях.
За Большим Цинковым - крупнейшим из островов-спутников - показалась озарённая полуночным солнцем изба, которую издали я принял за валун. Ближе я подумал было, что она заброшена... но рядом с избой показался Человек. Это старый ненец Андрей Вылка, племянник легендарного "президента Новой Земли" Тыко Вылки, живущий на этой избе одиноко, если не считать 13 собак, которые ему и друзья, и охрана, и охотники, и транспорт. Его гостями мы с Олей и стали на следующую неделю, поставив палатку у скал. На Вайгаче, поровну здесь и в Варнеке, нам предстояло провести без малого три недели.
У Вайгача красивые скалистые берега, за исключением разве что болот в устьях рек. Самые красивые места, говорят, на севере, в губах Долгой и Дыроватой, а последняя и лучшее место для пережидания штормов. Баренцевская и Карская стороны внешне не слишком отличаются, иное дело сами моря: Баренцево чуть-чуть теплее и очень солёное (30-34‰ - уровень скорее Атлантики, чем Арктики), Карское - несколько холоднее и, стараниями Оби, Енисея и тающих льдов, распреснённое. Карское море считается более спокойным, чем не чуждое атлантических веяний Баренцево, но в дни нашего приезда всё было в точности наоборот:
Вдали же от моря Вайгач совсем другой - хотя высоты острова редко превышают сотню метров (высшая точка - 157 метров, Болванская гора на севере), это самые настоящие горы, который я называл не иначе как Вайгачский Урал. В горах неописуемо много в основном безымянных чистейших озёр, над которыми ещё в июле таяли снежники:
Здесь тоже множество естественных скульптур, и представляю, какое впечатление они могли произвести на древнего охотника:
Самое же впечатляющее в рельефе Вайгача - каньоны, по которым его многочисленные реки спускаются к морю. Вот например Юнояха, и за этой страшной тесниной шумит птичий базар:
Каньонов много и на материке, отделённом от Вайгача узким проливом Югорском полуострове - так Урал встречается с морем. Рек, с каньонами и без, на Вайгаче очень много, и некоторые можно перейти по камушкам, некоторые - вброд, сняв обувь, в иных броды по пояс, но кажется и не таких, которые не перейти. С баренцевской стороны крупнейшие реки - Талата, Юнояха и Сурияха, с карской - Сармик.
А за горами начинаются болотистые тундры. До поездки я был уверен, что вся восточная часть острова равнинна и болотиста, но на самом деле ближе к Карскому морю вновь начинаются горы и скалы, а заболочена у Вайгача скорее середина. Болота здесь не сплошные, и непроходимых топей я тоже не припомню, но поверьте - пересчь Вайгач пешком, не замочив ног, почти невозможно.
Немало здесь и "просто" тундры - мягкой, кочковатой и травянистой, словно степь. Здесь самое впечатляющее - то и дело попадающиеся в траве валы, образующие квадраты, многогранники и круги, столь правильные, что их легко принять за остатки святилищ, засад или военных позиций. На самом деле они созданы природой - протаиванием вечной мерзлоты:
Такие протаивания в тундре норма, новые бугры и провалы возникают в ней тут и там ежегодно. Но в последнюю пару лет Вайгач перестал быть вечно пасмурной землёй непрерывных дождей, ветров и туманов - летом сюда приходит 30-градусная жара, а от того мерзлота разрушается. Вот целый каньон с грязной речкой на дне - но только не в скалах, а в серых грунтах, и таких "язв" в тундре очень много, особенно ближе к Карскому морю:
Пересохшее озеро:
И вымытый из мерзлоты пугающе огромный череп мамонта:
Ощущения от нахождения в тундре сложно передать словами. Возьми миллион рублей, оставь на камне около палатки, а вернувшись через неделю - найдёшь его на том же месте. Но подвернёшь ногу или увязнешь в болоте - пиши пропало. Здесь никто не обидит и никто не поможет просто потому, что НЕКОМУ. Но вдали от моря нет и опасных хищников, в вайгачской тундре не встретится ни волк, ни бурый медведь; в каждом озере - питьевая вода, а к августу на каждой кочке тонна морошки. А от того в сухой и солнечный ветреный день здесь есть что-то от рая...
А главные островитяне здесь - гуси. Вот в кадре серый гуменник и чёрно-белые казарки, ещё есть белолобый гусь и оправдывающая своё название пискулька.
В июле за гусиной жизнью можно наблюдать в динамике, и на наших глазах она проходила несколько стадий.
Одни гуси сидели на гнёздах, высиживая крупные яйца. При виде нас один из пары неизменно вскакивал и даже не улетал, а убегал, раскинув крылья и крича что-то вроде "Аааааааааа, мы все умрёееееемм!!!!!!", думая, что мы за ним погонимся, другой же гусь, пригибая голову к земле, продолжал прикрывать гнездо. Главным звуком Вайгача мне запомнились гусиные вопли, а самих гусей мы называли не иначе как Птица-паникёр:
На следующей стадии подрастали гусята, которые теперь могли сами ходить, и у гусей начиналась настоящая война с чайками, заходившими на гнёзда эскадрильями в лучших традициях Люфтваффе. Гуси шли к воде, птенцы укрывались под гусыней, а гусак носился вокруг, отбивая атаки врагов. При мне боевой гусь пролетел сотню метров, повиснув на хвосте у чайки. Но подходя ближе, мы невольно подыгрывали агрессорам - гусям ближе принцип "бабы новых нарожают", и спасая себя от нас, они бросали птенцов, коих чайки хватали с земли и заглатывали целиком, даже не успев набрать высоту.
Но вот гусям удавалось прорваться к реке или морю. Гусята отлично ныряют и плавают под водой.
Вайгачом.
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 26.05.2019, 11:57 #3426
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию

Последняя градация - линные гуси. Подняв птенцов, они вновь вспоминают закаты над Нилом... и тяготы перелёта в тёплые края. Поэтому они линяют, и в это время не могут летать - по словам Андрея, у июльских гусей тощие ножки и мощные крылья, а у августовских ноги как у бройлера. Линные гуси беззащитны перед песцами или собаками, а потому сбиваются в огромные стада, и по словам бывалых, у стад этих включается коллективный разум - чем их больше, тем они хитрее, и того же Севу, которому ничего не стоит догнать и загрызть одинокого гуся, водят за нос только так.
Реже встречаются лебеди, как правило парами. Над устьями рек висят конюки, кричащие в воздухе сиреной. Один раз мы спугнули самого настоящего орла, но я не смог его заснять. А вот поморники с хвостами в виде стрелок, отличающиеся очень смешным голосом, попались нам в тундре один раз...
И всюду - ЛЮБОВЬ. Если гуси уже вырастили птенчиков, то вороны ещё только флиртуют:
Птицы среди вайгачской живности, конечно, господствуют, постоянно мелькая перед глазами и оглашая тундру криками. Из под ног то и дело с мышиным писком убегают лемминги, едва заметные в густой траве; пару раз я видел песцов, да и то - дохлых. Из млекопитающих самые яркие - олени:
На острове их около тысячи голов, и сложно сказать, хозяйственные они здесь или дикие: когда-то здесь действовал совхоз, в 1990-х его, по обычаю того времени, развалили, но относительно небольшое стадо в примерно 1800 голов на острове осталось. Им не уйти за море, нет здесь и опасных для них хищников, поэтому оленеводы Вайгача не ходят за стадами, а просто периодически садятся на буран, догоняют оленей да пилят им рога. Найти оленей просто - они всегда идут против ветра, так как ветер сдувает с них оводов, норовящих отложить своих личинок под шкуру. Мы видели оленей всего раз - но прямо у избы Андрея.
Вся тундра в их следах и сброшенных рогах, а Андрей когда-то видел в тундре пару черепов, намертво сцепившихся рогами...
Вайгачские озёра богаты рыбой, а море вокруг - зверем. Местные чаще всего встречают нерпей (то есть нерп), а я видел тюленя-лахтака, или морского зайца, как живым, так и добытым - всего-то на корм собакам. Мясо тюленя съедобное, но, говорят, невкусное - рыбой пахнет:
Не редкость здесь и моржи. Размером эта зверюга если не со слона, то с бегемота точно, во всяком случае гораздо крупнее, чем ждёшь от животного. Одни только бивни их - в мужскую руку размером, а голова как бакен. На берегах моржи образуют лежбища, причём разные у самцов и самок, и обильно плавают в радиусе нескольких километров от них. По словам Андрея, главное лежбище, около 2000 животных, было раньше на Лямчином Носу, но его распугали люди от учёных до туристов, порой баражжировавших над ним на вертолёте; потом лежбище сместилось к Карпову Становью, но и его постигла та же судьба. Жизнь на них ещё теплится, одно из них я даже видел с борта, но главное лежбище теперь в другом месте, и место это Андрей решил уже не говорить никому.
О моржах ходят страшные, но весёлые легенды, будто бы они топят лодки, пытаясь с ними любиться (а "х..й моржовый" - не шутка, в нём кость, которую доверчивым гостям часто выдают за бивень). И фотографии не передают того, насколько же они огромны...
Кроме ластоногих, из морской фауны мы видели разве что крабов - расклёванные чайками остовы на берегах. По словам местных, несколько лет назад им попадались и другие крабы, более крупные и ранее не знакомые, портили сети, а потом снова исчезли. Это, например, на карском берегу арктический краб-паук:
Но при всей дружелюбности вайгачской природы, есть одно существо, делающее её смертельно опасной - это белый медведь, так что близ моря не стоит ходить без ружья и собаки. "Мишек" приносит сюда по весне на льдинах, и местные делят их на две касты: "арктические медведи" человека видят первый раз, и при встрече с ним лишь крутят головой, толком и не зная, что это такое и с чем его едят, а вот "помойные медведи", научившись питаться человеческими объедками, лузгая консервные банки как семечки, привыкают, что где люди - там и еда, да и сами люди вполне съедобны. На юг острова медведи заходят крайне редко, на севере живут практически постоянно, и говорят, где-то там у них родильное урочище. Наименее опасны они в жару, когда не бегают, а жмутся к снежникам, а наиболее опасны ночью, предпочитая не гоняться за людьми, а прибивать их спящими в палатках. На карском берегу я видел старые следы. Сигнальные ракеты, увидев медведя, надо пускать не в морду ему (он этого просто не заметит), а в сторону, чтобы он за ними погнался; травматические пули ему - как комариный укус, а вот дроби медведи уже боятся. Главный же враг белого медведя - собаки, которые пользуясь превосходством в маневренности, его просто "закручивают", да и за пятки щипать умеют, а привыкший к безнаказанности и непобедимости медведь просто не знает, как к этому относиться.
Впрочем, самое страшное животное Вайгача - вот. Здешние комары боятся только тюменской "Дэты" (какой-нибудь экологически чистый буржуазный "Off" помогает минут на 10) и прокусывают три слоя одежды. Одно из главных слов поездки - "комарилья", то есть эскадрилья комаров:
Другое название Вайгача - Хабдея, то есть Хэбидя-Я - Святая Земля. Хоть он и далеко от всех прародин человечества, а люди поселились здесь ещё в каменном веке, старейшая из нескольких стоянок - Литосаля в Долгой губе. Священным же он стал не позже 10 века, и первыми молились здесь даже не ненцы, а сиртя - полумифический народ, русским известный как печора и скорее всего родственный саамам. Печора торговали с Новгородом - древнейшие подношения вайгачских святилищ были изготовлены в Древней Руси. В 12 веке сихиртя ассимилировали будущие ненцы, усвоившие однако их культуру, и Вайгач как священный остров перешёл к новым хозяевам тундры по наследству. По легенде, здесь жили Вэсако и Хэдако, мировые Старик и Старуха, и их сыновья - бог верхнего мира Нум с женой, матерью прочих богов Я-Мюней, и бог нижнего мира Нга с женой Я-Миней. В не очень надёжных источниках пишут, что у ненцев была особая каста "хех-сей" ("Сердце бога") - охранники святилищ, на Вайгаче жившие вахтами. Святилищем Нума и Нга была Болванская гора в глубине острова, а святилищами Вэсако и Хэдако - южный и северный мысы соответственно, в прошлом имевшие одинаковые названия Болванский Нос. Южный Болванский нос теперь зовётся мысом Дьяконова и венчает небольшой полуостров Хосейто, вдающийся в Югорский Шар. Здесь, в ближайшем к материку месте Вайгача, и было испокон веков главное святилище, где и в наше время немало следов жертвоприношений, а до 19 века стояли многие сотни идолов. Если сам Вайгач - Дом бога, то Хосейто - его порог.
Всего на Вайгаче известно полтора десятка святилищ со звучными названиями вроде Лисий Камень, Олений Камень, Медвежья Голова, Болванская гора или Сиртя-Сале, в основном в горах со стороны Баренцева моря, и я видел три из них. Ещё с одним - Горой Идолов - был совсем рядом, но как-то странно не нашёл, словно духи заморочили. На Большом Цинковом стоит Семиликий идол 18 века, и семиликость его да остроголовость боковых фигур возводят к сихиртя, а композицию - к поморским крестам. Обратите внимание на подношения перед ним вроде фигурки оленя:
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 26.05.2019, 12:01 #3427
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию А вот гурий. Такие каменные пирамидки тут и там - не святилища, а ориентиры, более мн

Ненецкие святилища устроены весьма интересно: как правило это простейший идол, может даже вертикальный кол или стопка камней - но вписанный в ландшафт как в огромный и величественный храм. Тот же Семиликий сидит на скале-троне, венчающей мыс с обрывами в виде нескольких человеческих лиц. А вот в тундре небольшое святилище Заяцкий Камень с каменным идолом - и вся эта фигура человека в малице, кроме поставленной головы, создана природой. Обратите внимание на притаившегося в щели гуся...
Ненцы о святых местах говорить не любят и совсем не одобряют походы к ним из любопытства. По факту многие здесь двоеверы - считают себя православными (одно время тут баптисты проповедовали - но так ни с чем и ушли), но к духам относятся как к погоде или зверям, то есть просто данности, с которой необходимо считаться. Они знают, что духи могут заворожить, закрутить, заманить куда не надо. И даже мы слышали в тумане отрывистый собачий лай там, где людям и собаке взяться было не с чего. Здесь нет фантастических хальмеров, как у ненцев Ямала, но на могиле под крестом могут лежать нарты или капот "бурана":
А вот гурий. Такие каменные пирамидки тут и там - не святилища, а ориентиры, более многочисленные, чем тригопункты, а часто и сложенные им на замену.
По одной из версий, название Вайгач восходит к ненецкому Вэй-Хабць - "Земля Погибели". Иные видят русский корень - от слова "ваять", то есть Изваянный остров (значит либо - "намывной", либо "с изваяниями"). Наконец, есть полумифический помор Иван Вайгач (от карельского - "молчун"), якобы первым из русских поселившийся здесь в 14 веке. Как бы то ни было, "первооткрывателей" Вайгача британцев Стивена Барроу и Ричарда Джонсона с прибывшего сюда в 1554 году корабля "Сёрчсрифт" встречал помор по прозвищу Лошак, а в их путевых заметках упоминаются и свирепые туземцы с луками, отгонявшие их от святилищ, и русские охотники, добывавшие медведя, из чего следует, что они и между собой уживались. Вот мыс Карпово Становье южнее бухты Лямчина - на протяжении нескольких веков центр поморских промыслов Вайгача:
Перед ним - пара Карповых островов:
Один из которых венчает крест, поломанный и накренившийся:
В силу своего расположения Вайгач был узлом Поморского хода в сибирские моря, и наследие тех времён, со Средних веков до конца 19 века - это кресты и избы. Поморские кресты - не столько храмы, сколько ориентиры. Они были знаком того, что это русские берега; их расположения и комбинации входили в рукописные лоции, из поколения в поколение передававшиеся в поморских деревнях; косая перекладина креста, если он поставлен правильно, кажет верхним концом на север, а пара крестов могла служить створовым знаком. И если с лицевой стороны на кресте слова церковные, то с тыльной вполне могли быть подсказки путнику. Поморская навигация - удивительный феномен Арктики, и когда англичане да голландцы гибли в полярных экспедициях с большими кораблями, поморские кочи доходили уже до Восточной Сибири.
Крупнейшие скопления крестов - в районе Дыроватой и Долгой с их мудрёными фарватерами. Не все кресты можно увидеть с моря - многие лежат на земле. Вплоть до конца 19 века полярные острова были необитаемы, присутствие России на них оставалось сезонно-номинальным, и с поморами всё больше конкурировали норвежцы: всё шло к тому, что острова достанутся тем, кто первым начнёт их заселять. Местные говорят, что это всё было "при матушке Екатерине", но на самом деле ненец Фома Вылка стал первым жителем Новой Земли в 1869 году. За несколько поколений там сформировалась особая общность, не шаманисты-оленеводы, а двоеверы-промысловики, и потому не с юга, а именно с севера ненцы стали в ХХ веке переселяться на Вайгач.
Всё это время на острове частыми гостями были исследователи. Только в 16 веке следом за Барроу здесь были голландец Оливье Брунель (1576), британцы Артур Пит и Чарльз Джекман на кораблях "Георг" и "Вильям" в 1580-м и Стив Марш в 1584-м, однако главными были две голландские экспедиции Виллима Баренца и Корнелия Нея - в 1594 на двух, а в 1595 - на 7 судах, по наивности того времени искавшие Северо-Восточный проход в Индию. Но голландцы и англичане не умели того, что умели поморы, и в третью экспедиицю 1597 года Баренц погиб на Новой Земле. Первыми русскими учёными тут были рудознатцы, ходившие на север в 1666-67 годах из Пустозерска. Первые русские географические исследования здесь проводили Степан Муравьёв и Михаил Павлов на судах "Экспедицион" и "Обь" в 1734-39 годах в рамках Великой Северной экспедиции, ну а первое комплексное описание собственно Вайгача было опубликовано лишь в 1787 году. Активнее всего остров изучался в 19 веке, и бывали здесь Шренк, Толль, Литке и даже Фритьоф Нансен на судне "Фрам".
Лучшие описания Вайгача, впрочем, оставлены не учёными: в 1830-50-м годах остров детально описал отец Венеамин, монах-миссионер из Антониево-Сийского монастыря, с той лишь загвоздкой, что немалую часть описанного он сам же и разрушил; в 1898 году по острову путешествовал художник Александр Борисов, создавший там немало картин. Вот например Болванская гора - идолов на ней теперь не осталось, но священная расщелина, судя по чужим фотографиям, та же:
В 1912-14 годах на Карских Воротах успели построить даже одну из 8 во всей царской России метеостанцию, переехавшую на Болванский нос в 1950-е годы. Однако Старый Вайгач - её руины в духе модерна, едва ли не самые северные каменные дореволюционные постройки, ещё стоят (фото есть здесь, почти в конце). В те времена на острове жило 10-15 человек, в основном промысловиков, но всё переменилось при Советах. В 1927 в губе Долгой появилась фактория, а в тундрах острова заработал оленеводческий совхоз, население Вайгача разом подскочило до сотни человек, и остаётся на этом уровне поныне. На смену крестам-ориентирам пришли маяки, здесь в основном в виде бревенчатых вышек:
Вид их ветхий, но на них висят солнечные батареи, пришедшие на смену радиоактивным советским РИТЭГам:
Помогало это, впрочем, не всегда, и разбившихся судов на вайгачских берегах немало. Вот например у Белого мыса потроха эстонского лесовоза "Кенник", погибшего в 1933 году.
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 26.05.2019, 12:03 #3428
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию

Тогда, в 1930-34, на Вайгаче жило больше людей, чем за всю остальную его историю, в том числе последующую - население острова в те годы достигло 1500 человек. Вот только большинство из них жили за колючей проволокой: дело царских рудознатцев продолжили сначала геологи Нестор Кулик (1921) и Евгений Шенкман (1925-27), нашедшие здесь свинцово-цинковые руды, а затем Вайгачская экспедиция ОГПУ, или особлаг "Вайгач" под руководством прежде возглавлявшего весь ГУЛАГ латышского стрелка Фёдора Эйхманса и заключённого-геолога Павла Виттенбурга. Вторая Вайгачская экспедиция начинала работу в 1940-41 годах, но толком и не успела развернуться (а на мысе Гребень с той поры - остатки орудийных позиций). Виттенбург в итоге пережил Эйхманса - последний был расстрелян в 1938-м, а первый возвращался сюда в новых экспедициях в 1946-48 свободным человеком.
Ни одна из этих экспедиций не нашла достаточных запасов для промышленной разработки, но следы их деятельности попадаются тут и там, в первую очередь на мысе Раздельном у Варнека (на кадре выше), на озере Пайхато и в Дыроватой губе. А вот мелкая выработка на Большом Цинковом - вполне может быть, что и не ОГПУшная, геологи бывали здесь и позже.
Рудничного инвентаря в домах у местных больше, чем в нарьян-марском музее:
Экспедицией ОГПУ был основан и Варнек, названный по бухте, называнной в честь Александра Варнека, исследовавшего Вайгач в 1898 году на пароходе "Пахтусов", названном в честь Петра Пахтусова - исследователя 1820-х годов. За 4 года Варнек вырос в крупный посёлок, обзаведясь даже таким атрибутом, как музей, однако затем всё переместилось на материк: "тот" Варнек - это фактически Амдерма. Но ещё стоят дом начальник экспедиции, огромный старый амбар да трактор на земляном постаменте. Ныне Варнек - очень уютный посёлок из 20 домов (из них 6 - не жильё), общий двор для сотни ненцев.
Здесь есть магазин с пугающе скупым ассортиментом, пекарня с вкусным хрустящим хлебом, новенькая баня. Здесь нет сотовой связи, но есть интернет за 1380 рублей в месяц. Есть староста Владимир, попавший сюда из Шойны; Миша, который и диспетчер, и пекарь, и электрик; оленевод Станислав и многие другие - когда людей так мало, каждый неизбежно становится ярким. Летом гостит молодёжь и родня (в том числе русские, женившиеся на уехавших отсюда в город ненках), и в зависимости от сезона здесь находится от 80 до 120 человек. Основные фамилии - Вылко (правильнее было бы Вылка, но видимо паспортист был с Украины), Валейский (правильно было бы Валей) и Тайбарей, почти все - потомки новоземельцев, а то и лично Тыко-Вылки. И хотя все они знают, что на Новой Земле теперь ядерные полигон, у многих предки перебрались на Вайгач своим ходом ещё в 1930-е годы. Большинство семей здесь многодетные, но школы в Варнеке нет, вместо неё интернат в Каратайке (в ответственности сельсовета которой и находится Вайгач), да и молодёжь стремится прочь, на материк!
Помимо посёлка, на острове есть множество промысловых изб, выполняющих роль скорее опорных пунктов для охоты и оленеводства. Лишь два человека на избах живут постоянно - уже знакомый Андрей в бухте Лямчина и Василий в Дыроватой.
В избах нет электричества, ждут тёмных ночей керосиновые лампы, на кроватях и нарах лежат оленьи шкуры, а гусиные крылья служат вениками. Иногда избы портят пьяные люди, нерадивые туристы или звери - вот например печь, развороченная белым медведем от того, что кто-то забыл в ней съестное.
И кажется вроде бы, что островитяне должны ходить в море, но нет - вся жизнь на Вайгаче обращена внутрь острова. Здесь живут охотой в тундре (и даже собаки знают, что нельзя разорять гнёзда) и рыбалкой в озёрах, а в море разве что сети ставят у самого берега, проверяя их на вёслах. Но "в океан" (как тут говорят) на вёслах не ходят - там течения, которые унесут в лучшем случае на остров Долгий, а то и вовсе на тот свет.
Основной вайгачский транспорт - старый, латанный-перелатанный "буран"."Ямахи" да "Полар-Кэты" тут не котируются - во-первых, с одной гусеницей и парой лыж по летней тундре не пройдёт, а во-вторых... да, сами не сломаются, но если посадить такой в болото или разбить о камни - его останется там же и бросить, в то время как буран чинится ломом.
Квадроциклов здесь нет, а единственный каракат появился недавно. Главная проблема транспорта на Вайгаче - дефицит бензина, который доставляется сюда ограниченной партией по завозу, а по заказу влетает в 100 тысяч рублей за бочку (500 рублей за литр!). В Варнеке есть Сергей, у которого бензина вдосталь, так как он ездит по делам в Амдерму и покупает его там, а Андрей из Лямчины и вовсе ездит на собаках, и над всеми, кто смеялся над ним, смеётся когда у них кончается топливо.
Вертолёт летает сюда раз в 2 недели, но местны довольны и этим - до 2009 года он летал раз в месяц, и вдобавок не был оснащён современной навигацией, поэтому в дождь или туман просто не находился посёлка, и подразнив островитян жужжанием, улетал обратно, спалив впустую месячную квоту бензина. Сейчас с Вайгача улететь очень просто, а вот на Вайгач куда сложнее - вертолёт везёт полтонны казённых грузов и ещё сколько-то по заказу.
Полноценного причала в Варнеке нет, и порой заходящие в бухту буксиры - лишь случайная оказия. С буксирами другая беда: их экипажи порой везут в трюмах пару центнеров спирта на продажу. Когда при нас пришёл буксир - с моряков тут не спускали глаз. Говорят, если алкоголь сюда всё-таки попадает - начинается ад, и у прекраснейших людей вдруг отрастают рога и копыта. Для ненцев "огненная вода" - злой дух, которого они ненавидят, но устоять перед ним не могут. Есть очень красноречивая легенда о целом посёлке, вымершем от того, что море принесло туда бочку с метиловым спиртом... Но всё плохое об островитянах мы знаем лишь с чужих слов, а по личным впечатлениям вайгачские ненцы - одни из самых достойных людей, что я видел. И жизнь их кажется тяжёлой, как война: каждый расскажет, кто из его друзей утонул, кто замёрз, кто провалился, кто спился, да и в море или тундре гибнут восновном по пьяне. Но у полярных островитян особое отношение к жизни: так, когда Андрея Вылка унесло течение в открытое море, он просто сказал себе "Будь что будет!", и лёг на дно лодки спать...
С 1988 года на Вайгаче работает МАКЭ - Международная арктическая комплексная экспедиция, и крупнейшие современные исследоваткели острова - Пётр Боярский и Илья Барышев, по книгам которых я и готовился к путешествию. У островитян же отношение к ним, мягко говоря, неоднозначное. Несколько лет на острове пытались организовать национальный парк, но островитяне не дали добро, опасаясь, что им же и запретят там охотиться. Сейчас у властей другая концепция - ограничить посещение важнейших памятников природы и истории, как Большой Цинковый или Хосейто, и такой идеей местные в общем довольны. А к туристам они привычны - туристы бывают тут, конечно, всего несколько раз за год, в том числе нарьян-марские яхтсмены на судах "Печора" и "Волга", но каждый турист успевает познакомиться с едва ли не всем населением острова.
О практических нюансах путешествия в столь труднодоступный угол я рассказывал здесь.
В следующей части - про Большой Цинковый, который я назвал бы Малым
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 27.05.2019, 09:20 #3429
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию сюда прибывали и англичанин Стивен Барроу на корабле "Сёрчсрифт" в 1554 году, и мифич

Продолжим открывать для себя казалось бы известный нам всем со школы и абсолютно не известный в действительности наш север, благодаря мужественным людям нашего времени, наших с вами современников, совершающих эти опасные переходы на не большой лодке по сути по севморпути, где и большегрузным теплоходам порой весьма жестоко достается от местных ветров и льда.
https://vol-majya.livejournal.com/4686616.html
Previous Entry Share Next Entry
Бухта Лямчина. Часть 1: Большой Цинковый, или Малый Вайгач
vol_majya
August 21st, 2017
Оригинал взят у varandej в Бухта Лямчина. Часть 1: Большой Цинковый, или Малый Вайгач
Рассказ про Вайгач, прошлую часть о нём "в целом", я начинал с прибытия в набитую островами и острыми скалами бухту Лямчина, и был в этом вовсе не оригинален: сюда прибывали и англичанин Стивен Барроу на корабле "Сёрчсрифт" в 1554 году, и мифический помор Иван Вайгач (с карельского - Молчун) в 14 веке, если конечно существовал на самом деле. Широкая бухта Лямчина между пары мощных мысов расположена так, что двигаясь к Вайгачу Баренцевым морем, сложно начать знакомство с ним в другом месте. И очень кстати в этой бухте встречает остров с советским названием Большой Цинковый, крупнейший из 111 мелких островков вайгачских побережий, представляющий собой ни что иное, как "Вайгач в миниатюре".
Не знаю точно, сколько в бухте Лямчина островов, но с её основного берега за ними не видно открытого моря. Издалека более всего запоминается остров Губитый, вполне оправдывающий своё название:
А Большой Цинковый - действительно большой, километра 3 в поперечнике, так что одним взглядом его можно охватить лишь с такого расстояния, на котором он превратится в плоскую черту у горизонта, или вернее под высоким склоном Большого Вайгача.
А между тем, Большой Цинковый интереснее в деталях. Вот показались над скалами трое в остроконечных шапках - может быть, древние кузнецы и мамонтоводы сихиртя, ещё от ненцев в незапамятные времена ушедшие под землю, но успевшие рассказать самоедам о том, что Вайгач - это остров богов.
У снежников на берегу - обломки ржавого катера, над ним - одинокий кол, а из скал вдруг снова на мгновенье показалось хитрое лицо:
Озарённый солнцем полуночи тригопункт отмечает высшую точку Большого Цинкового - 28 метров над уровнем моря:
Обходим остров с севера, приближаясь к избе Андрея Вылко - об этом старом ненце, очень настоящем ненце, я кратко рассказывал в прошлой части и ещё расскажу в следующей.
Через пролив в полкилометра шириной Большой Цинковый смотрит на Вайгач семиликой скалой:
А в середине следующего дня мы уже стояли у её подножья:
С кажущихся вечными снежников барабанила в серые камни капель, и многие из них за те три недели, что мы проведём на острове, исчезнут:
Семиликая скала сверху:
А над ней ещё один камень с человеческим лицом:
Лодка sevprostor, высадив нас у Андрея Рудольфовича, бросила якорь в середине пролива, надёжно защищённая здесь островами от штормов. Петька перевёз через пролив сначала меня, потом Ольгу, и наконец забрал с лодки Наташу, и оставив у берега неудобные резиновые сапоги, мы отправились вглубь Большого Цинкового.
Ненецкое название этого острова, по словам Андрея, забыто. А Большим Цинковым он стал, как нетрудно догадаться, в ХХ веке, когда священный Вайгач изрыли вдоль и поперёк геологи и заключённые. Надо заметить, именно на северо-востоке Европейской части ещё в 15 веке зарождалась русская индустрия: в 1470-м году первый русский рудник и металлургический завод заработал на Печоре близ Усть-Цильмы, и именно для его защиты с моря был основан в 1499 году Пустозерск - первый русский город за полярным кругом. Немногим раньше, чем в Пустозерске сожгли протопопа Аввакума, оттуда ещё дальше на север ходили экспедиции рудознатцев, добиравшиеся до Новой Земли и погибавшие там, но в 1666 году впервые в русской историии исследовавшие Вайгач. Они искали медь или серебро безуспешно, а в 1920-х годах геологи Нестор Кулик и Евгений Шенкман нашли здесь свинец и цинк. В 1930-34 из Вайгача силами ОГПУ пытались сделать промышленный район, но в итоге бросили проект, или вернее перевели его в Амдерму. Но геологи возвращались сюда в 1940-41, 1946-48 и позже, и на Большом Цинковом, как я понимаю, работала одна из поздних экспедиций.
На ту самую гору с тригопунктом ведёт целый каскад каких-то раскуроченных временем конструкций, заканчивающийся впечатляющей скальной выемкой:
На вершине - ещё какие-то следы работ:
В следующей низинке - руины дощатых построек. И какой же Крайний Север без ржавых бочек тут и там?
По острову мы шли около часа - то сухой травянистой тундрой, то сыпучими берегами с похожими на моржовый навоз кусками вымытой морем почвы. Первыми, далеко впереди - деловитый Петька с шустрым Севой, затем мы с Наташей, увлечённые интересными разговорами, и последней - Оля, считавшая своим долгом минут десять покружиться с фотоаппаратом вокруг каждого цветочка. А мыс впереди недобро вглядывался в море очередным каменным лицом:
В какой-то момент мы увидели, что Петька присел у камней и ждёт нас. Вскоре глаз различил что-то тонкое и высокое, совсем не похожее на камни, и подойдя ближе мы поняли, что повстречали Семиликого идола:
Он совсем не велик - всего 128 сантиметров высотой, а возраст его оценивается от середины 19 до 18 века. Андрей Рудольфович говорил, что Семиликий - это уцелевший идол Болванского Носа, главного святилища Вэсако (мирового Старика) в южной точке Вайгача у нынешнего мыса Дьяконова, которое разрушили ещё в 1840-х годах миссионеры. Другие ненцы говорили, что Большой Цинковый изначально был домом Семиликому. Учёные (то ли Пётр Боярский, то ли Илья Барышев - к путешествию я готовился по их книгам) утверждают, что сама "семиликость" и остроголовые очертания боковых фигур - это влияние сихиртя, не подземных мамонтоводов, а вполне реально жившего здесь до ненцев народа, родственного саамам и в русских летописях известного как печора, но композиция идола навеяна в не столь давние века поморскими крестами.

Последний раз редактировалось Евгений Тихомиров; 28.05.2019 в 08:41.
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Старый 27.05.2019, 09:23 #3430
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,099
По умолчанию Тронная скала, в свою очередь, венчает мощный мыс. А на обрыве мыса - скалы в виде л:

Тот же Пётр Боярский в 1997 году вывез идола в Петербург - официально на реставрацию. Местные считают, что возвращать божество в его планы и не входило, но у участников экспедиции якобы после этого жизнь пошла по наклонной - кто заболел, у кого в семью пришло несчастье, и в общем в 2002 году Семиликий вернулся в бухту Лямчина. Андрей Рудольфович нашёл в его спине шурупы, быстро проржавевшие и начавшие разрушать старинное дерево, так что позже Вылко вновь реставрировал Семиликого - на этот раз своими руками. Деревянных идолов с полноценными лицами на Вайгаче осталось очень мало, если остались вообще, и Семиликий - самый заметный из них.
Именно этого идола у этой скалы я не раз видел на чужих фотографиях, причём порой его "селили" в какие-то другие, более труднодоступные святилища. Ненцы, кажется, уже привыкли к тому, что тайна Семиликого нарушена и сюда регулярно ходят туристы, и всё же перед походом на Большой Цинковый Андрей Рудольфович не забыл напомнить нам, что женщинам сюда нельзя. Рядом с Семиликим - множество подношений, в том числе металлический олень (а если не у ненцев, то у хантов и манси это давняя традиция - подношение фигурок жертвенных животных) и загадочная коробочка из Израиля.
На примере Семиликого идола прекрасно видно устройство ненецких святилищ. "Число идолов было более трехсот, самой плохой и неискусной работы, какую я когда-либо видел. У многих из них глаза и рты были вымазаны кровью. Они имели грубо сделанный облик мужчин, женщин и детей; то, что было намечено из других частей тела, также было обрызгано кровью. Некоторые из их идолов были не чем иным, как старыми кольями с двумя, тремя нарезами, сделанными ножом... Перед некоторыми идолами были сделаны плахи высотой до рта идола; все они были в крови, и я подумал, что эти плахи служат жертвенниками", - писал в 1556 году гордый британец Стивен Барроу. Но при всей "неискуности", ненецкие идолы потрясающе вписаны в ландшафт, и Семиликий восседает посреди тундры на одинокой скале, как на троне:
Тронная скала, в свою очередь, венчает мощный мыс:
А на обрыве мыса - скалы в виде лиц. И как бы ни было прост сам Семиликий идол, а он по сути дела алтарь грандиозного и величественного храма, построенного здесь тысячи лет назад самими богами - Природой:
Спустившись с камня, мы продолжили путь по цветущей тундре - обычно весна приходит сюда в июне, а в этом году и вовсе в июле, и по словам Андрея, трава позеленела буквально за неделю до нашего приезда.
На краю мыса с идолом - откуда-то сорванный плакат, напоминающий правила поведения в заказнике "Вайгач" (запрещено тут пока что лишь хозяйственное освоение) и одинокий кол, у Боярского обозначенный "поморским воротом", при помощи которого промысловики разгружали суда. Петя и Наташа, впрочем, предположили, что скорее этот ворот соорудили геологи или ОГПУ, но как бы то ни было, по всему Вайгачу таких сохранилось немало:
Бухта за мысом Семиликого идола оказалась той самой бухтой кораблекрушения:
Но что это было за судно, и каким штормом его сюда выкинуло - не вспомнил при нас даже Андрей. Собственно, это небольшой катер, к тому же разорванный волнами или льдами на куски:
И хотя корпус его насквозь проржавел, канаты на палубе да приборы в рубке - как новенькие:
Возможно, он был выброшен сюда в 2010-м, когда по этим берега пролетел катастрофический шторм - люди рассказывали, что ветер тогда уносил у них горизонтально вдоль земли металлические ложки.
Судя по табличке, построен или капитально отремонтирован катер был в 1979-м:
На следующем мысу с другой стороны бухты обнаружился ещё и поморский крест (1905), но мало того что совсем невзрачный, так ещё и опрокинутый и практически сгнивший. Ну а о том, что такие кресты на полярных островах были в первую очередь ориентирами, я писал уже не раз...
Отдохнув на мысу, попив чаю из термоса, любуясь на святилище Семиликого, мы пошли обратно по другой стороне острова. Если север Большого Цинкового был сух и скалист, то на юге сплошь комариные болота с цветущей водой в озерцах. Но - с лебедями:
В море Севу откровенно дразнил гусь - если на берегу пёс без труда бы догнал его и загрыз, здесь птице было достаточно неспеша плавать из стороны в сторону:
На очередной скале - не идол, а Петька на привале:
Сама же скала оказалась отмечена ещё одной геологической выработкой:
К лодке мы вернулись уже в сумерках. То ли над материком, то ли над Варнеком стоял странный, очень уж локальный дождь, издали похожий на смерч:
Неделю спустя, по пути в Варнек, мы увидели Большой Цинковый с другой стороны, под охраной пары скал в виде пугающих зверей:
И чтоб два раза не встать - здесь же покажу и Карпово Становье, прилегающее к бухте Лямчина за ограничивающем её с юга мысом Малый Лямчин нос:
Вернее, никакого становья на этом мысу давно уже нет, осталось лишь название, но как уже говорилось - именно сюда с наибольшей вероятностью выходит судно, направляющееся к Вайгачу с запада. Поэтому когда-то Карпово Становье действительно было становьем, центром поморских промыслов Вайгача, и "первооткрывателя" Стивена Барроу сюда привёл помор по прозвищу Лошак, а в заметках англичан упоминается, как на его глазах русские люди согнали со скалы в море и убили ставшего беззащитным медведя. Ненцы же через поморов уже тогда говорили по-русски, и в общем хотя тут был не населённый пункт, а промысловая база, жизнь на вайгачских берегах к приходу англичан и голландцев была уже вполне налажена.
И острова здесь похоже не на чудищ, а на корабли или подводные лодки:
За Карповым Становьем - пара небольших скалистых Карповых островов, западный из которых примечателен гротами:
А восточный - поломанным, но ещё не упавшим поморским крестом высотой 443 сантиметра. На той стороне острова есть ещё один ворот и скопление костей морского зверя, которого и добывали здесь с незапамятных времён поморы:
Да, звери здесь бывают не только каменными: на галечном пляже мы увидели самое настоящее лежбище. В Лямчину морской путь приводил не только людей, но и моржей, и раньше, по словам Андрея, тысячи их лежали на Большом Лямчином носу у северной стороны бухты. Но потом о моржах узнали люди от охотников до туристов, и с каждым годом моржей становилось там всё меньше и меньше. При нас на Большой Лямчин нос садился вертолёт, забиравший оттуда четырёх учёных, и Андрей Рудольфович возмущался, что даже этого достаточно, чтобы моржи покидали привычное место. На Карпово он и посылал нас посмотреть на моржей, да как-то обмолвился, что самое крупное лежбище, более 2000 зверей, образовалось в совсем другом месте, но где именно, помня судьбу Лямчина носа, он не скажет уже никому.
Моржи издалека похожи на валуны:
А когда они высовывают головы из воды - понимаешь, что они пугающе огромны, потому что голова их похожа на бакен, а бивни каждый с руку мужчины размером. В длину моржи достигают 4,5 метров, весят до 2 тонн, и в этих краях ходят то ли смешные, то ли страшные легенды о моржовых самцах, пытающихся совокупляться с лодками: "хрен моржовый" - это совсем не шутка, так как в нём есть кость, у некоторых северных народов использовавшаяся в качестве дубины. Но хотя самцы и самки у моржей живут отдельно, и вайгачские лежбища сплошь самцовые, легенды остались легендами - мне заснять моржей удавалось лишь ультразумом, что на волнах мягко говоря непросто: голову из воды они кажут на секунду, а от лодки старались держаться подальше. Но морж для городского человека - существено почти мифическое, немногим более реальное, чем единорог или дракон, и вот мы видим их на своём месте...
В следующей части сойдём на берегу бухты Лямчина, в гостеприимную избу Андрея Вылка.

ВАЙГАЧ-2017
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 7 (пользователей: 0 , гостей: 7)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Текущее время: 11:49. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС
 
Copyright © 2017