Показать сообщение отдельно
Старый 06.12.2019, 09:24 #22
Аватар для Евгений Тихомиров
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,445
Евгений Тихомиров Евгений Тихомиров вне форума
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Регистрация: 27.04.2016
Адрес: Москва
Сообщений: 4,445
По умолчанию закон и наш устав запрещают присваивать деньги участникам общественной организации,

ДЕНЕЖНЫЙ ВОПРОС
«Недавно мне довелось побывать в одном из яхт-клубов Флориды, где ежегодный членский взнос составляет $ 35 000, — Тимо недоумевает, — и только за вступление в него желающие должны выложить $ 300 000! Финляндия — не бедная страна, но такое у нас представить просто невозможно!»Вступительный взнос в большинство яхт-клубов Хельсинки не превышает тысячи евро (обычно € 700–800, которые платит владелец яхты), а ежегодный платеж равняется 10% от этой суммы, поэтому люди вступают в клубы целыми семьями, и количество членов зачастую в несколько раз превышает число судов. Многие клубы со временем выкупают территорию у государства, чтобы не платить ежегодную аренду, но даже тогда лакомые кусочки живописной территории не имеют шансов оказаться в руках отдельных личностей.«В 1979 году наш клуб задумался о приобретении части острова в соседнем архипелаге, — рассказывает Пекка Липпенен, входящий в руководство клуба Hummalahden Venekerho (HooVeeKoo). — Внутри коллектива шли острые дебаты, так как требовался кредит. По итогам голосования приняли положительное решение, вложили более 100 000 финских марок и в течение 15 лет гасили задолженность за счет членских взносов. Сегодня эта земля стоит несколько миллионов евро и принадлежит клубу».«Можно ли продать ее и поделить прибыль между членами HooVeeKoo?» — осторожно спрашиваю, предвидя вопрос читателей. «Да, продать можно, но закон и наш устав запрещают присваивать деньги участникам общественной организации, — смеется Пекка. — Если по решению членов клуб перестанет существовать, всю его собственность следует передать в пользу местного подразделения спасателей, и никто не сможет на этом обогатиться! В том и заключается основная идея системы: блага принадлежат всем членам клуба, они пользуются ими на равных основаниях и не могут извлекать материальную выгоду».
На время боат-шоу на воде, которое ежегодно организует Finnboat, клуб HSKпревращается в оживлённую выставочную площадку
Финским общественным яхт-клубам не запрещается зарабатывать деньги, однако все вырученные средства должны расходоваться только на прямые нужды организации. Например, члены клуба не могут вскладчину купить и поставить в своей марине чартерный флот, а затем получать прибыль от его аренды — для этого нужна отдельная компания, которая будет платить налоги. А вот выставку провести на своей территории можно, что и делает уже не первый год клуб HSK, где ассоциация Finnboat устраивает в августе яхтенную экспозицию на воде.«На время выставки мы распределяем все наши суда по другим клубам, помогаем организовать мероприятие и в сумме зарабатываем около € 50 000, — делится командор Тимо. — Для нас это большие деньги, и тратим мы их на строительство, на приобретение тренировочных лодок, словом, на все, что обеспечит процветание клуба в будущем».В некоторых крупных маринах есть рестораны, без которых не представить яхт-клуб в России; финны сдают их в аренду, а доход идет на развитие инфраструктуры, например, на замену стареющих городских причалов собственными новыми.Разумеется, у российского гражданина, наблюдающего бизнес-процессы в своей стране, в том числе с участием общественных организаций, возникают резонные вопросы: как контролируется движение средств, кто следит за выполнением законов?«Во-первых, национальный менталитет, природная склонность к порядку не позволяют нам обманывать кого бы то ни было, — улыбается Тимо Нурмилаукас. — Во-вторых, в любом яхт-клубе найдутся юристы и бухгалтеры, которые не только помогают нам составлять договоры и улаживать формальности, но и зорко следят, чтобы где-то не потерялся нолик. Мы все друг у друга на виду и стремимся держать карты открытыми».
В ЧЕМ ПОДВОХ?
У любой, даже самой успешной, организационной структуры обязательно есть слабые стороны. Я задавал этот вопрос Пекке, Тимо, представителям других клубов, и ответ их всегда был одинаковым: больше всего мешает переизбыток демократии. Иногда на ежемесячных собраниях клуба невозможно прийти к единому решению даже по пустяшным вопросам. Финны не только трудолюбивы, но и весьма щепетильны в вопросах расходования своих средств, и когда речь идет о серьезных тратах в клубе, нередко возникают конфликты интересов, приводящие даже к выходу людей из сообщества. «После выставки у нас появились свободные средства, и я предложил облагородить территорию клуба, которая местами больше походила на промышленную площадку, чем на яхтенную стоянку, — вспоминает командор Тимо. — Многие тогда меня поддержали, но часть коллектива возражала, аргументируя свою позицию тем, что в первую очередь нам нужно заботиться об эффективности работы клуба, а внешний вид вторичен. В таких ситуациях иногда приходится долго искать компромисс, сохраняя терпение и конструктивную дискуссию». Первый командорский срок Тимо скоро заканчивается; в свое время его как нейтрального человека выбрали, чтобы уладить противоречия между двумя «кланами», и для сохранения места в управляющем комитете ему приходится изрядно лавировать, проявляя искусство политика.
ТЕХНИКА ДЕЛА
Большинству яхт-клубов Хельсинки уже не один десяток лет, но ежегодно появляются два-три новых. Техническая сторона устройства общественных яхт-клубов в Финляндии ничем особенным не отличается: простые, надежные понтоны с подводом воды и электричества, компактные клубные здания без особого шика, где проходят заседания и встречи участников, непритязательные рестораны и кафе — все предельно функционально и лишено излишней роскоши. Разумеется, в маринах, где стоят крупные и дорогие моторные яхты (например, в Ханко), уровень сервиса выше, но таких мест единицы. Лишь немногие финны держат лодки на теплых морях за границей, да и эксплуатируют их, как правило, несколько семей вскладчину, так как вся страна упорно работает и у людей нет избытка свободного времени. Помимо недорогой швартовки, в общественных яхт-клубах есть масса других приятных мелочей вроде мастерских, где любой может выполнить ремонт своего судна, яхтенных курсов и «техосмотра». Последний по закону все лодки должны проходить ежегодно: в клубе эта процедура стоит € 15 и проводится на месте, тогда как на частных стоянках такой услуги нет. Несмотря на низкий уровень преступности, в разгар сезона члены клуба поочередно несут ночную вахту (дежурство выпадает всего лишь раз в год), следя за порядком и помогая швартоваться припозднившимся яхтам. Из-за крайне строгих требований по охране окружающей среды не многие клубы могут позволить себе держать собственные заправки, но, учитывая хорошо развитую их сеть, проблем с топливом на воде нет.
ЭПИЛОГ
Кроме Финляндии, по сходной схеме существуют яхт-клубы Швеции, а дальше, на запад, идею «социального» яхтинга сменяет хорошо знакомый нам коммерческий подход. Но возможны ли подобные некоммерческие яхт-клубы в России? Как массовое явление — пока, к великому сожалению многих, нет! При всей привлекательности таких организаций ни у наших властных структур, ни у яхтсменов нет к этому экономической базы, социальной и моральной готовности. Тем не менее всем нам есть чему поучиться у финнов и чем деликатно воспользоваться: они с радостью принимают в свои клубы яхтсменов из России без какого бы то ни было ограничения в правах. И если вам по душе финская демократия клубного яхтинга в сопровождении — что немаловажно! — бюджетного подхода, Финл
Евгений Тихомиров вне форума   Ответить с цитированиемОтветить с цитированием