Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 02.10.2017 11:07

Городоу Устюжна на Мологе
 
Признаюсь, что название провинциального городка Устюжна. что стоит на обеих берегах реки Молога мне ни о чем не говорил практически интересного до недавнего времени.
Однако вновь мне повезло, так как попалась на глаза новая книга и я просто в очередной раз был изумлен уникальной историей и этого казалось бы не известного ни кому маленького русского городка.в очередной раз понял, что не знаю совсем свою родную историю....
Я понял, что надо обязательно восстанавливать водный путь Тихвинской водной системы, поскольку такие красоты и такие интереснейшиеистосические сведения надо знать всем!
https://www.booksite.ru/fulltext/ort...yzhna/text.pdf
ВУЛКАН КА УСТЮЖНЕ КОТЛЫ КОВАЛ»
В конце XVII — начале X V III столетия прави*тельство, создавая металлургическое производство в новых местах, особенно на Урале, одновременно расширяет и более интенсивно использует старые
центры, в том числе в районе Ж елезного поля.В декабре 1701 г. в Устюжну прибыл воевода Василий Лутовинов, чтобы составить роспись кузне*цов и выяснить возможность устройства железоде*лательных заводов. В «Роспись» попало 70 дейст*вующих кузниц с 97 горнами. В том числе в 39
горнах ковались блинные, оладейные и на нож ках сковороды, в 27 — по преимуществу котлы (в доку*ментах они назывались горшками), в 17 — уклад, в 3 — гвозди, в 4 делались малые винтовки, винто*вочные стволы и замки, остальные горны предназ*начались для разного расковочного дела (топоры, замки, сошники, серпы, молотки, дверные крюки, мельничные железные снасти, подковы и т. д.). В девяти печах плавили крицы из «троски», то есть
из отходов от производства горшков для получения железа более высокого качества — уклада. По пока*заниям владельцев кузниц, у каждого сковородного горна, кроме двух кузнецов, работало еще по найму 5 молотобойцев, да по одному-два человека нани*мались и к другим горнам.
Таким образом, кроме учтенных 192 кузнецов, на 97 горнах работало еще 485 молотобойцев. Пре*обладал наемный труд. В числе наемных кузнецов
особенно молотобойцев было много крестьян окру*жающ их деревень.
Если в первой половине XVII в. устюженские кузницы в основном выполняли государственные заказы , то к началу X V III в. абсолютное большин*ство опрошенных владельцев кузниц работали на рынок. Более чем в 20 из них работали наемные люди, а сами владельцы торговали в городе или отвозили товар в Москву и в другие города. Более 10 посадских людей показали воеводе, что они сво*их кузниц не имеют, но «торгуют они железным промыслом на Устюжне и в уезде», скупают котлы, сковороды и мелкий уклад и возят его к Москве и в другие города на ярмарки. Видимо, основная часть кузнецов была связана с рынком через «купщиков. Самые зажиточные кузнецы поставлялисвои изделия крупному московскому скупщику«нижних садовников москвитину Герасиму Василь*евичу Вельскому».
Объем различных видов продукции кузнечногоремесла в начале XVIII в. можно определить лишьприблизительно. Так, один кузнец с двумя молото*бойцами за зиму мог сковать до 1000 сковород.
Пивной котел в 100 ведер и весом в 25 пудов двумя
мастерами с помощью 10— 12 человек рабочих
ковался неделю. Два человека могли выковать засутки в зависимости от размера от 250 до 700 гвоздей. Учитывая количество горнов и занятых вкузнечном деле людей, Устюжна ежегодно произ*водила до 40 тысяч разного размера сковород, бо*лее 1000 больших пивных котлов, не считая мел*ких |0.
В начале XVIII в. день и ночь не угасали огнив кузнечных горнах, гул непрерывных ударов мо*лота заглушал шум города и говор людской. Неда*ром посещающие Устюжну и окрестности сравнива*ли город с предместьем римского бога огня и покро*вителя кузнечного ремесла Вулкана. В одной из поэмвидного дворянского просветителя середины XVIIIстолетия поэта В. И. Майкова, в которой ирониче*ски повествуется о деятельности греческих богов,читаем:Плутон по мертвеце с жрецами пировал.Вулкан на Устюжне пивной котел ковалИ, знать, что помышлял он к празднику о браге11.
23

Евгений Тихомиров 02.10.2017 11:24

для надоб*ностей русского военно-морского флота в районе Железного поля нача
 
ПЕРВЫЕ ПЕТРОВСКИЕ..
В 1702 г. Адмиралтейским приказом для надоб*ностей русского военно-морского флота в районе Железного поля начали строить два железоделатель*ных завода: один — в Устюжне Железопольской,вблизи городища на реке Ижине, другой—в Судской волости Белозерского уезда на реке Шогде у деревни Тырпиц. На них из местных болотных руд плавили железо и изготовляли различные железные припасы для оснащения кораблей, отливали пушки, бомбы, гранаты, производили полосовое и других профилей железо. Уже в августе 1703 г. ведавший этими новыми предприятиями адмирал Апраксин сообщил Петру I, что на Устюжне «две домны задули и льют на флот непрерывно пушечные ядра». Намечалось к весне 1704 г. дать 120 тысяч ядер разного калиб*ра. Источники позволяют утверждать, что в период от первых походов Петра I до 1712 г. снаряды шли из разных мест, но главным образом из адмирал*тейских заводов,расположенных в Белозерском и Устюжно-Железопольском уездах.
В сжатые сроки в Устюжне на реке Ижине была сооружена плотина длиною 54 сажени, шириною 11 — 17 сажен. Ниже плотины, по правую сторону Ижины, стояла каменная домна с двумя горнами и две домны, где делали уклад, затем два молотовых амбара, в каждом из которых было по 2 горна, три амбара, в которых дули крицы, делали уклад и пу*шечные болваны, восемь амбаров для хранения руды, угля, железа, пушек, ядер, две мельницы и одна кузница. Здесь же были построены дворы «для приезду начальны х людей» с горницами, двумя избами, поварнями, конюшнями, погребами и баней. Невдалеке стояло 9 дворов для мастеровых людей.
Тырпицкий завод был крупнее. Протяженностьплотины 140 сажен, две домны с четырьмя горнами,амбары для литья и сверления пушек, три молото*вых амбара с десятью горнами, различные городо*вые амбары и сараи, два двора со строениями дляруководства завода, 34 двора для мастеровых.
Здесь были церковь, кабак, приказная изба для ро*зыска приписных к. заводу крестьян, которые «яви*лись в разбое», то есть пытались бежать.
В целях обеспечения заводов сырьем было пред*писано окрестным крестьянам копать болотнуюруду и возить только к вновь построенным заводам,запрещалось варить железо в местных сыродутныхдомнах. Для обеспечения заводов рабочей силой вУстюжну были переведены оружейные мастера изТулы (30 семей) и Углича. Правда, угличане не
прижились, вскоре все разбежались. В 1713 г. вгороде числилось 14 дворов тульских мастеров, вкоторых жило 99 человек обоего пола. Но большин*ство оружейных мастеров были устюжане. В этом ж егоду за последними значилось 54 двора, да прожи*вало в чуж их дворах десять семей с общим коли*чеством мужчин и женщин 369 человек. Первые
годы на заводе были мастера-иностранцы, но вскореих заменили местные мастера, быстро освоившиетехнологию заводского производства 12.
С постройкой заводов многие вотчины и деревни
помещиков были отписаны на государя и приписанык заводам. Так, к Ижинскому заводу в 1702 годубыло приписано 177 дворов крестьян села Чнрец с
деревнями помещика Матвея Пушкина и 123 дворасела Перя с деревнями помещиков Федоровых,
В Белозерском уезде к Тырпицкому заводу припи*сали 1118 дворов. Помещики даже выиграли отэтого: им государство выплатило компенсацию заотписных крестьян в размере всей суммы получае*мых ежегодно с крестьян оброчных платежей. Неко*торым помещикам выплачивалась компенсация сразу за 20 лет вперед. Положение крестьян значи*тельно ухудшилось. Основной их работой стала копка болотной железной руды и доставка ее на заводы.
Постройка завода изменила ж изнь города, осо*бенно кузнецов. Правительство вновь стало устанав*ливать крупные государственные заказы на всех, кто не работал на заводе. Устюжна опять превра*щается, как это было в XVI — первой половине XVII в., в город-мастерскую, в своеобразную рас*сеянную м ануфактуру с определенной специализа*цией и разделением труда.
Часть устюженских и переведенных из Тулы кузнецов выполняют заказы на изготовление фузей*
и сотен тысяч «ефесов» (рукояток для сабель), под- пружных пряжек, на сотни тысяч гвоздей разных статей, особенно корабельных. Многих кузнецов переключили с котельного и сковородного дела на выполнение правительственных заказов.
Так продолжалось примерно десять лет. Но постепенно создавались трудности с обеспечением завода сырьем. Н ачиная с 1710 г. объем работы со*кращается. В 1714 г. завод был официально закрыт.
Описание завода в 1753 г. застало уже полуразру*шенные строения, запустевшие домны, потухшие горны. Ведутся лишь небольшие кузнечные работы, продолжают работать мельницы. Переписано 12 пушек, 110 пищалей, мушкетов и фузей, 300 ядер, 68 пудов пороху, полосного и связного железа, стали и другого разного железа и припасов общим весом 1800 пудов.— кремневое ружье. В русской армии введено в конце XVII в. Снято с вооружения в середине XIX в.
Многих устюженских кузнецов-оружейников
перевели в Тулу и на Урал. Немало ремесленниковв период с 1702 по 1725 г. взяли на корабельное
дело, на строительство новой столицы у береговНевы. Например, в 1702 г. затребовали 120 кузне*цов для оснащения шести кораблей на рекеСясь.
Побывавший в 1767 г. в Устюжне новгородский
губернатор Я. Е. Сивере отмечает упадок кузнечно*го промысла. Объяснение этому он видит в переводеместных кузнецов в Тулу. К этому времени в городена 38 цеховых ремесленников приходилось всегодевять кузнецов, но зато железоделательное произ*водство имело большое распространение в уезде.
Устюжна превращается в уездный город, в кото*ром ведущее место занимают скупщики крестьян*ской железоделательной промышленности, торгов*цы железом, лесом, скотом, хлебом. С «железнымтоваром» они встречались на рынках Петербурга,Новгорода, Пскова, Москвы, Старой Руссы, Курска,Вязьмы, Весьегонска, на Макарьевской и Важскойярмарках. Только за 8 лет, за которые найденывыписки из таможенных книг первой половиныXVIII в., было скуплено в уезде и вывезено вразные города около 40 тыс. сковород, 5 тыс. горш*ков, несколько сот котлов, тысячи сох, лемехов, не*сколько тыс. пудов гвоздей. Скупались лопаты,кирки, ломы, кочерги, гири, печные заслонки, ков*ши, церковные кадила. Много вывозилось переплав*ленного в сталь кричного железа, уклада, сук-лади.
Купец Серебренников и крупные купцы ФедорШишкин, Василий Коротаев и др. сплавляли лес поМологе и Волге до Рыбной слободы и Ярославля, ав городах Поволжья закупали хлеб. Наиболее бога*тые купцы Петр и Иван Белоусовы вели торговлю

Евгений Тихомиров 02.10.2017 11:49

движение по Тихвинскому каналу, шлюзы которого начинались у Соминской пристани Устюже
 
Устюженский уезд был
одним из тех уездов Новгородской губернни, в кото¬рых начинала склады ваться своя промышленность и формироваться рабочий класс. В 1913 г. в уезде проживало около 125 тысяч человек. На 23 заводах и фабриках было занято около 2500 рабочих и слу-жащих. На Покровском, Смердомском и М ихайловском стекольных заводах, входивших в Устюжен¬ский уезд, работало 862 человека, на лесопильных,
деревообрабатывающих и бумагоделательных пред¬приятиях более 500 человек. В 1905 г. вступила в строй Северная ж елезная дорога (Вятка—-Вологда— Череповец — Тихвин — Петербург). Эта дорога пере¬секала северо-восточную часть Устюженского уезда, где была построена станция Бабаево. Так в уезде возник небольшой отряд рабочих железнодорожного транспорта.
Наконец, большое количество ремесленников и крестьян было занято в речном судостроении и на обслуживании речного транспорта. На сравнительно раннее развитие судостроения по берегам Мологи и Чагодощи указываю т источники, начиная с конца XVI в. Возведение новой столицы в устье Невы
способствовало росту товарооборота по рекам, связывающим Петербург с Волгой. В 1811 г. открылось движение по Тихвинскому каналу, шлюзы которого начинались у Соминской пристани Устюженского уезда. В 40-х годах XIX в. более 5000 различных лодок перевозили товары стоимостью до 10— 15 млн.рублей ежегодно. В деревнях, расположенных по берегам реки Мологи, строились суда. Это были лодки-соминки грузоподъемностью до 2,5 тыс. пу¬дов, «тихвинки» (местное название «межеумок->) грузоподъемностью до 6 тыс. пудов и небольшие паузки. В самой Устюжне, в Лентьеве, Сомине и в других местах уезда во второй половине прошлого столетия ежегодно спускалось на воду от 800 до 1000 судов разных размеров. За 5 лет (1865—1869) было построено 7740 речных судов на 15 млн. руб¬
лей, в том числе 6538 «тихвинок». В судостроении было занято более 2 тыс. человек.
В таких деревнях, как Лентьево, Оснополье, Вак ское, почти все трудоспособные мужчины занима¬лись строительством лодок. Эти села были скорее
ремесленными, чем сельскохозяйственными поселе¬ниями. Умельцы, не находя работы на месте, ч а с т о уходили на заработки в Рыбинск, Ярославль и осебенно много в Петербург. Местные крестьяне был.) заняты обслуживанием речного транспорта. Н
«соминку» требовалось два гребца, из них одш лоцман, а на «тихвинку»— три человека. Дополнbтельно нанимали рабочих для буксировки судон.
погрузки и разгрузки их, так как в устье Чагодощп, у д. Лентьево, грузы с «соминок», идущих вверх по реке из Рыбинска и Весьегонска, перегружались на более мелкие суда-паузки, и затем уж е буксирова¬лись лошадьми в течение семи суток рекою Чагодо- щей до следующего перевалочного пункта — пристани Сомины. Особенно труден был участок Моло¬ги от д. Липенки до Моденского монастыря, где затрудняли движение Ш алочские гряды. И з Рыбин¬ска и Весьегонска везли главным образом зерно и муку. Устюженский уезд ежегодно сплавлял к Тих¬вину до 300 тыс. пудов зерна, а такж е до 250 тыс. пудов смолы и дегтя, до 200 тыс. пудов ивовой ко¬ры; стекло и изделия из него, уломский гвоздь, лесоматериалы. Вниз по Чагодоще и Мологе сплав¬лялся лес. Только из дач частных владельцев Устю¬женского уезда в 1896 году сплавлено более 20 тыс. куб. саженей дров, более 700 тыс. ш тук бревен, большое количество бондарной клепки, ш пал, дре¬весного угля. По довольно не полным и не точным подсчетам, количество рабочих, заняты х в обслужи¬вании речных путей и судостроения, в Устюжен¬ском уезде составляло 7 —10 тыс. человек.

Евгений Тихомиров 02.10.2017 12:06

Страшное мелководье, случившееся на Вышневолоцкой системе в 1797 году и причинившее т
 
И еще путевыезаписки любопытные
И Тюменев От Тихвина до Весьегонска
https://www.booksite.ru/reise/tumenev1/index.htm
…..За Беседным монастырем дорога пошла лесом, по-прежнему поднимаясь в гору. На восьмой версте она достигла высшей точки, с которой начался отлогий спуск вниз. Кругом, утопая в синеватой дымке, виднелись лесные дали, а налево под горою снова показались спокойные воды Тихвинки. Встречаясь вторично с рекою, давшею свое имя одной из трех судоходных систем, соединяющих Волгу с Невою, не лишним будет сказать несколько слов об истории самого тихвинского водного пути.
Путь этот был знаком новгородским купцам еще в XIV столетии; по нему они пробирались на известную тогда ярмарку в Холопий городок, на Мологе. Началом этого водного пути служила река Сясь, впадающая в Ладожское озеро неподалеку от устья Волхова, и имеющая в числе своих притоков Тихвинку, верховья которой очень близко подходят к верховьям реки Горюна, текущей уже по направлению к Волге. Впрочем, река эта носит название Горюна только в нижнем своем течении, в среднем же называется Соминою, а в верхнем Валчиною. Между верховьями Тихвинки и Валчины еще в древние времена существовал волок. Перетащив товары и ладьи в Валчину, торговцы спускали их к Волге, переходя из Горюна в р. Чагодощу – один из наиболее крупных притоков Мологи. «Превеликий и первый старый торг» Холопьего городка «разыдеся розно», а торговое движение по облюбованному пути продолжалось и в XVI и в XVII столетии.
Желая соединить свою новую столицу с хлебородными побережьями нижней Волги, Петр Великий, между прочим, обратил внимание и на этот старинный новгородский путь. В 1710 году, сюда послан был английский инженер Джон Перри для изысканий и нивелировки местности. Раздельным пунктом водного пути Перри признал озеро Крупино, лежащее между верховьями Тихвинки и Валчины, причем, по его вычислениям, падение от Крупина к Ладожскому озеру, составляло 897 футов, а к Волге – 672 фута. В промежуток времени между 1712-м и 1716-м годами местность эту посетил сам государь. Он лично осмотрел волок между Тихвинкою и Валчиною и согласился с мнением Перри относительно озера Крупина, как раздельного пункта будущей системы. В полуверсте от озера находился и деревянный дворец государя, к сожалению, сгоревший в 1802 году. Петра Великого главным образом занимала мысль об устройстве обходного пути для минования страшных Боровицких порогов на Вышневолоцкой системе. Он задумал соединить воды Мологи с водами Мсты ниже порогов, но в то же время не покидал мысли и о самостоятельной судоходной системе из Мологи на Тихвинку и Сясь. Занимаясь устройством Ладожского канала между устьем Волхова и истоком Невы, государь уже подумывал и о другом канале, который соединил бы устье Сяси с устьем Волхова, но смерть положила конец его замыслам.
Вопрос о неудобстве Вышневолоцкой системы и об устройстве Тихвинской был снова поднят в царствование Елисаветы Петровны генерал-фельдмаршалом графом П. И. Шуваловым. Для осмотра местности между Мологою и Сясью был послан генерал-поручик Рязанов с поручением составить профиль, план и сметы, придерживаясь линии, предположенной Петром Великим. Проект Рязанова был утвержден в 1762 г., уже в царствование Петра III, но дело, за недостатком средств, было отложено на неопределенное время.
Страшное мелководье, случившееся на Вышневолоцкой системе в 1797 году и причинившее торговле огромные убытки, заставило вспомнить о водном пути на Тихвин, и для окончательного его исследования был послан инженер-генерал Деволант.
В 1799 г. повелено было окончить Сясьский канал, начатый еще при Екатерине II, а 1 января 1802 г. высочайше утвержден проект Тихвинского канала, между Тихвинкою и Валчиною; на устройство его ассигновано 433.709 р., и работы поручены Деволанту. В 1806 г. земляные работы были окончены, а в 1811-м вся система оказалась уже настолько устроенною, что по ней открыто судоходство; дальнейшее труды по ее окончанию и улучшению продолжались и в последующее годы.
Около половины нашего столетия по Тихвинской системе проходило ежегодно до 6.000 судов с грузом более чем на 10 миллионов рублей. Но с устройством железнодорожных путей и с развитием обильной водою Мариинской системы, Тихвинский водный путь начал клониться к упадку. Хотя путь этот значительно короче не только Мариинского, но и Вышневолоцкого (от Рыбинска до Петербурга по нему считается всего 813 верст), но главный и почти неисправимый недостаток его заключается в маловодности составляющих его рек и в недостаточности водных его резервуаров, вследствие чего по нему могут двигаться только сравнительно небольшие суда местного типа, известные под названием тихвинок и соминок. Весною они еще могут ходить с осадкою от 10 до 18 вершков, но в летнее время осадка в 10 вершков становится уже предельною, и часто приходится еще уменьшать ее до семи и даже до шести вершков. Последний удар Тихвинской системе был нанесен проведением Рыбинско-Бологовской железной дороги, и в настоящее время заброшенная, полузабытая, она еле влачит свое существование………
– А не будь перегрузки, и кабаков бы не было, – отвечал блондин, – ведь наша Сомина тем только и важна, что в ней перегрузка бывает.
Действительно, благодаря неравномерному распределению вод в системе, идущим по ней судам приходится испытать на пути не одно перегрузочное мытарство. Идя, например, от Петербурга к Волге, они вступают в Сясь с полным грузом от 2600 до 3500 пудов при осадке в 20 вершков, но у Рождественской пристани, от которой начинаются пороги, им приходится разгружаться на паузки, при чем осадка уже не превышает 10 вершков, а в мелководье доходит до четырех. Таким образом, суда добираются до Тихвинки. Здесь, в виду обилия воды в шлюзованной части системы, осадка может быть снова доведена до 14 вершков, и товары перегружаются из двух паузков в одно большое судно. Но, пройдя шлюзованную часть и достигнув Сомины, им опять приходится разгружаться на паузки, так как осадка в Чагодоще и Мологе не должна превышать 9 вершков. Понятно, что и судам, идущим от Волги к Петербургу, приходится претерпевать те же мытарства, только в обратном порядке. – Теперь у нас в Сомине, – рассказывал блондин – случайно скопилось до 75 тихвинок, а то обыкновенно бывает гораздо меньше. К осени они опять несколько скопляются, а летом совсем тихо. Лодок вообще идет мало. Сплавляют больше лес, да и леса-то, кажется, скоро все вырубят.
…..– Так вы судохозяином были? – спросил я, чтобы замять спор.
– Был-с, милостивый государь, был-с! У меня в Коприне судно льдом унесло.
– Как так?
– Оставил там человеку на хранение, а он говорит, будто льдом унесло. Восемьдесят бочек винных дубовых было, и те пропали, говорит, льдом унесло и шабаш! Сужусь, и посейчас сужусь! Вы знаете, каково иметь дело с дровокатами? Я и сам собаку съел, да не пускают, куда следует, тормозят. Верно, так ничего и не выйдет.
Мы стали спускаться с бульвара к пристани. Курченков простился с нами, но, отойдя несколько шагов, он вернулся и сказал мне с таинственным видом:
– А если вам насчет нашего города что интересно, так я вам всю тайну открыть могу. Это стоит только три копейки, письмецо пошлите в Весьегонск Курченкову, и ответ не замедлит.
Он ушел. Старуха продолжала идти за нами.
– Дурак пьяный! – ворчала она, вслед своему удалявшемуся оппоненту – два дома просудил, теперь на квартире живет. Его уж и из городской управы гоняют, а все неймется! Все не по нем!
Пароход уже стоял у пристани и готовился к отходу. Заняв место в рубке, мы заказали обед и сели к столу. Послышались свистки: первый, – второй, – третий. Вдруг от сильного толчка рубка вся вздрогнула. Со стола полетели на пол уксус, перец и горчица.
– Что это? – спросили мы покачнувшегося слугу.
– Это ничего-с! Это пароход тронулся, – отвечал он.
И. Тюменев.
Тюменев И. От Тихвина до Весьегонска (Путевые наброски) – Репринт. изд. – Вологда : ВОУНБ, 1996. – [37] с. – Перепеч. из журн. «Исторический вестник», 1889. – Т. 75. – С. 158-195.

Евгений Тихомиров 02.10.2017 16:54

муниципальное бюджетное образовательное учреждение средняя школа №1 г. Пошехонье
 
Выясниь истинные масштабах деградации речного судоходства на Волге не сложно. .
Как один из примеров хочу привести исследования школьников Пошехонья- не большого городка Ярославской области на берегу Рыбинского фодохранилища.бнаружил муниципальное бюджетное образовательное учреждение
средняя школа №1 г. Пошехонье.
Развитие судоходства в Пошехонье
в советский период
Исследовательская работа

I. История развития судоходства в Пошехонье.
1. Главная судоходная река нашего города и района – Согожа.
Пошехонье - это маленький городок, но в нём так много всего интересного. Возможно, вы когда-нибудь слышали рассказы от бабушек и дедушек про то, что по нашим рекам ходили суда.
Как же развивалось судоходство в Пошехонье?
Самая судоходная и самая главная река нашего города и района - Согожа. Её длина 125 км, а начало она берёт в Вологодской области. До затопления низовья Рыбинским водохранилищем Согожа являлась притоком Шексны. Река славилась своими мощными разливами - весною вода в низовьях прибывала на 4-5 м, и разливы достигали 7 вёрст. С созданием Рыбинского водохранилища Согожа стала судоходной на протяжении 30 км. Это позволило развивать в Пошехонском крае судоходство.
Крупным притоком Согожи является река Сога длиной 40 км. Реку Согу когда-то перекрывала городская мельница, а Согожу- мельница «Олюгинская».
В те времена, когда ещё не было машин, почти у каждого гражданина Пошехонья был свой личный флот. К нему относились моторные лодки: деревянные (самодельные) и металлические (заводские), такие, как «Казанка» и «Прогресс». На эти лодки устанавливали моторы: «Казанец», «Стрела», «Ветерок», «Вихрь», «Нептун» и «Москва».
Люди использовали эти лодки для улучшения жизнедеятельности. Например, для того, чтобы съездить в лес за грибами или за ягодами, чтобы съездить на зелёную, чтобы порыбачить и т.д.

2. Пассажирские перевозки.
В послевоенное время, с 1946 года, в Пошехонском районе стали развиваться пассажирские перевозки. Осуществлялись они на трофейном немецком пассажирском теплоходе «Меркурий», который ходил по реке Соге из Кладова в Пошехонье, а потом в Тышные и наоборот. Перевозя людей, он останавливался в маленьких деревушках по пути. Местным жителям очень нравился «Меркурий», они даже ласково называли его «Меркуша».
Кстати, с перевозу через реку Согожу брали 5 рублей 10 копеек серебром. А раньше такая сумма была довольно большой, для жителей Пошехонья.
После списания «Меркурия» на местных маршрутах Пошехонского района ходил до 1976 года теплоход МО (в народе его называли речным трамвайчиком), Нам удалось взять интервью у капитана такого корабля Александра Фёдоровича Зубкова.
1. Александр Фёдорович, в какое время вы работали капитаном теплохода «МО-513»?
- Я работал капитаном непродолжительное время.
2.Кому принадлежал «МО-513»?
- Теплоход и все остальные суда принадлежали Рыбинскому порту Московского пароходства.
3. Какие рейсы делал «МО-513»?
- Мы перевозили пассажиров из Пошехонья в Парту. Это недалеко от Кладова. По пути делали остановки «носом в землю» в Суханове, Ратаевой Горке, Василькове.
4. Александр Фёдорович, кто состоял в штате работников вашего теплохода?
-Капитан-дублёр И.А. Паршин, береговой матрос А.Л Суворова, кассир Е.А. Матвеева.
Ещё был катер «Ракета» на подводных крыльях, который ходил до 1976 года. Направлялся он из Ярославской области в Москву.
Были времена, когда в Пошехонье заходили большие пароходы-колесники («Козьма Минин» и др.), а после них двухпалубные теплоходы (например, «Стремительный»).
Теплоход «Волго- Дон» первым открыл навигацию 1955 года на линии Щербаков- Пошехонье- Володарск.
С конца 1960-х до середины 1990-х теплоход «Метеор» ходил через Ярославль, Рыбинск, Пошехонье, Гаютино, Мяксу и Череповец. Он тоже перевозил людей, но у него были подводные крылья, с помощью которых он мог лететь над водой быстро, как ракета. При остановке, он отпускался на воду. В середине 1990-х годов в связи с резким повышением цен на топливо эксплуатация «Метеоров» стала убыточной и необходимость в местном речном транспорте отпала. В 1996 году пристань в городе Пошехонье была закрыта. С тех пор пассажирские перевозки в Пошехонье производятся только автомобильным транспортом.(Приложение 4)
Мы составили карту навигации Пошехонского района по результатам нашего исследования.(Приложение 5)
Также мы опросили учащихся 6б класса МБОУ СШ №1
г. Пошехонье с целью узнать, насколько дети осведомлены о развитии судоходства в Пошехонском районе. Мы выяснили, что большинство ребят знают об этом. (Приложение 6)

Евгений Тихомиров 02.10.2017 16:55

Грузовой водный транспорт.
 
3.Грузовой водный транспорт.
2-3 раза в год останавливался у берегов Пошехонья нефтяные танкеры, которые привозили на нефтебазу нефтепродукты (бензин, солярку, масло, и т.д.).
1 раз в год приезжал Московский торговый пароход, который привозил продовольственные и промышленные товары (колбасу, сгущёнку, мясо, и т.п.)(Приложение 7)
Были самоходные баржи, которые привозили импорт (цемент, доломитовую муку (удобрение), муку, гравий, песок, и т.д.), а увозили экспорт (зерно, сено, дрова, брёвна, и т.д.).
По материалам газеты « Колхозный путь», «с каждым годом всё большее значение в экономике нашего района приобретает водный путь по Рыбинскому морю. За последние пять лет через пристань Пошехонье – Володарск отправлено 1 миллион 200 тысяч тонн груза. Только за одну навигацию нынешнего года отгружено и отправлено водой в Рыбинск, Ярославль и другие города 298 тонн хлеба, картофеля, льна и других грузов. Десятки тысяч тонн груза: семенного зерна, удобрений, промышленных товаров и нефтегрузов принято для нашего и соседних районов. За год перевезено водой 78 тысяч пассажиров».
Ещё в Пошехонье находилась спасательная станция, на которой были спасательные суда.
4.Сплав леса по Рыбинскому морю.
Долгие годы в Пошехонье существовала сплавная контора Рыбинского участка Московского судоходства. Главной задачей этой организации была доставка заготовленного леса потребителям. В сплавной конторе были буксирные катера «Шексна», «Молога», «Волга» костромского производства мощностью 45 лошадиных сил и номерные буксирные катера 544, 563, 562, мощность которых достигала ста лошадиных сил.
Буксирные катера возили лес до Рыбинска и дальше. Они могли тащить плоты размером 60 на 30 метров. Груженый буксирный катер « Новатор» до Рыбинска шёл более суток, а не груженый – 5 часов (негруженый буксир двигался со скоростью 18 км в час).
Работали и рейдовые катера-водомёты (их было четыре, одно время пять). Они использовались для подтаскивания к месту сплотки кошелей - плавучих ограждений из брёвен, в которых лес сплавлялся в несплочённом виде. У катеров – водомётов были закрытые винты, поэтому они, не ломаясь, могли ходить по топляку.(Приложение 8)
По рассказам моего дедушки Соколова Алексея Васильевича, чтобы добыть брёвна и отправить их в другие города, тактика людей была такой:
1. Сначала лесорубы в лесу вырубали деревья и распиливали их на брёвна по 6 метров.
2. Откладывали эти брёвна в штабеля до весны.
3. Когда начинался весенний паводок, эти брёвна плыли по реке, например, до Пошехонья.
4. В Пошехонье по реке Соге стояли запруды, которые ловили брёвна.
5. После люди скручивали брёвна проволокой в плоты и загружали их на буксир, а он увозил плоты из брёвен в другие города (приложение )
Не правда ли оригинально?
Конечно, при этой работе были неполадки. Например, некоторые брёвна тонули, а некоторые были взяты людьми с помощью моторных лодок. Люди вытаскивали бревна из воды, распиливали их, потом делили и таким образом добывали себе бесплатные дрова.
Ещё когда очищали дно реки Согожи и находили брёвна - утопы, то грузили их на баржу, потом выгружали на пирсе (чтобы очистить брёвна) и очищенные брёвна отдавали малообеспеченным.

Евгений Тихомиров 02.10.2017 17:00

водный транспорт очень интересный. А сейчас можно было его использовать в туристическ
 
Как говорят, устами младенца глаголет истина!
Даже школьники понимают. что важно сохранить водные пути для развития водного туризма.
Это начинают понимать даже наши чиновники, правда. к сожалению. далеко не все. надеюсь, что кто-то из этих ребят. когда вырастет станет чиновником и наконец займется воссозданием водных путей России не на словах,а на деле.
И еще интересная информация:
1.даже в столь малом городке "В 19 веке в Пошехонье имелись судоходные мастерские,
2.В те времена, когда ещё не было машин, почти у каждого гражданина Пошехонья был свой личный флот. К нему относились моторные лодки: деревянные (самодельные) и металлические (заводские), такие, как «Казанка» и «Прогресс». На эти лодки устанавливали моторы: «Казанец», «Стрела», «Ветерок», «Вихрь», «Нептун» и «Москва».
Люди использовали эти лодки для улучшения жизнедеятельности. Например, для того, чтобы съездить в лес за грибами или за ягодами, чтобы съездить на зелёную, чтобы порыбачить и т.д.

Почитайте:
5. Рыболовецкие суда Пошехонского рыбозавода.
В Пошехонье существовал рыбозавод, и при нём было довольно много рыболовецких судов - фелюг. Они доставляли лодки рыбаков на водохранилище. Снятая с сетей рыба перегружалась в трюм фелюги, лодки прицеплялись сзади и возвращались на рыбозавод. В архиве мы нашли районную газету «Сельская новь» 1971 года и прочитали о том, что «каждое утро от причала Пошехонского рыбозавода отходит в водохранилище мотобот с бригадой рыбаков. В её составе А. К. Шибалов, В. Д. Маслов, П. Д. Смирнов. Впереди удачи и неудачи, крупная шквальная волна и многочасовой рыбацкий труд. Но эти закалённые, мужественные труженики могут с морем поспорить, выйти победителями. Мотобот ведёт коммунист В. И. Мостинкин. Это он показывает образцы обслуживания рыбаков на водохранилище, способствует быстрейшей доставке рыбы на переработку».
Существовал рыбнадзор. Так называли людей, которые ездили на лодках или на катерах и охраняли рыбу. (Приложение 9)
6. Это интересно.
Раньше даже был месяц тишины. Нельзя было шуметь, в том числе ездить на моторных лодках, только на лодках с вёслами. В этот месяц даже не били колокола в церкви.
Вы знаете, даже пираты проживали на реке Волге. Их называли «ушкойники». Они занимались грабежами и плавали на деревянных судах, но были очень мобильны. К счастью, жителем Пошехонья не пришлось вечно терпеть большие грабежи, потому что пиратам стало грабить тут невыгодно, и они перебрались в Архангельскую область и Казахстан.
В 19 веке в Пошехонье имелись судоходные мастерские, которые принадлежали Капатилову.
III. Заключение.
К огромному сожалению, судоходство в Пошехонье прекратилось. И объяснению этого происшествия есть много причин:
1)Товары из других городов стали слишком дорогие для жителей Пошехонья.
2)Многие колхозы прекратили своё существование.
3) Сено перестали заготавливать, потому что люди стали меньше держать крупного рогатого скота.
4)Судоходство стало нерентабельно, потому что суда могли ездить только летом.
5) После постройки автомобильных дорог, возведения новых мостов через реки Согу и Согожу и появления автобусных маршрутов необходимость в речном транспорте отпала. И конечно, стало больше машин, а на них было ездить выгодней…
Таким образом, наша гипотеза оправдалась.
Со временем люди начали потихоньку забывать о процветавшем судоходстве в Пошехонье. Многие материалы стали утеряны. Людей, работавших на пристани, стало меньше. И оставалась только память о том, что было раньше…
Естественно, мне очень жаль, что в Пошехонье больше нет судоходства. Ведь даже сам по себе этот водный транспорт очень интересный. А сейчас можно было его использовать в туристических целях. Ведь Пошехонский район- прекрасное место для проведения культурного досуга.

Евгений Тихомиров 03.10.2017 09:46

Брейтово.Знаменитая победа над татаро-монглами в 1238 году на берегу реки Сить.
 
Одним из любимым. даже излюбленных водных маршрутов для путешествий и рыбалки для судоводителей-любителей всегда являлись различные трассы рыбинского водохранилища,. или есть"Рыбинки",как ее называют обычно.
Мало кто знает, что на Рыбинском водохранилище есть удивительно интересные, уникальные исторические городки и села.
Среди них особое место занимает село Брейтово, которому, повезло чуть больше, чем полностью затопленному городку Мологе. Брейтово а именно как и Весьегонск и Пошехонье были затоплены частично при заполнении Рыбинского водохранилища.
http://www.breytovo.ru/staticpage.aspx?id=11
"..«Моложский уезд можно назвать, по существу, уездом порубежным – местностью, в которой соприкасались чуждые друг другу и разнообразные влияния», - написал в 1902 г. о территории, куда входили, в том числе, земли современного Брейтовского района, родившийся здесь краевед и публицист Семен Александрович Мусин-Пушкин.
Эта порубежность, которую еще можно обозначить словами «грань», «граница», «между», «рубеж», соприкосновение и пересечение разнообразных влияний и событий повиляло на историю Брейтовского района. Особенность Брейтовского района – всегда быть «на рубеже», «на границе». С одной стороны, находясь «между», сложно самоопределиться, обозначить собственную идентичность, потому что находишься под чьим-то влиянием, сложно отнести территорию к какому-то одному направлению развития, потому что рядом как минимум два других. С другой стороны, эта «порубежность» Брейтовского района сделала его уникальным, непохожим на другие, открывала перед ним особые возможности. Это нашло отражение в истории района – с древнейших времен до наших дней.
Почему районный центр называется Брейтово?
Существует шесть версий происхождения названия Брейтова. Первая группа версий связана со словом «брить», вторая - с распространенным здесь ранее ткачеством, третья – из серии маловероятных.
Самой правдоподобной называют версию, которую выдвинул историк, Санкт-Петербургский полковник военной медицины Константин Озеров. По его оценке, в начале XVII века при впадении реки Сить в реку Молога построили ткацкую фабрику. Работниками набирали «неблагонадежных граждан» не из местных крестьян - воров, разбойников. Их брили наголо, чтобы отличить от живших здесь бородатых мужиков. Брейтово - потому что здесь жили бритые работники ткацкой фабрики.
Тему с бритыми головами поддерживают еще две версии. По одной - владелец соседних земель князь Прозоровский однажды вернулся из поездки в Европу бритым. За это его прозвали Бритым, его мологские наделы – землями Бритого, а людей, здесь живших – людьми Бритого – отсюда Брейтово. По другой, самой старинной - после знаменитой битвы 1238 года на берегу реки Сить победившие монголо-татары взяли власть и стали брить местных жителей, поступивших к ним на службу, наголо, чтобы отличить от своих. Для подтверждения этой версии даже пересказывают старинную легенду: татарский военачальник ходит вдоль русских пленных и говорит: «Брей того! Брей этого!»
Отступая от темы, добавим, что с монголо-татарами связывают название Старого Некоуза: мол, пришли монголо-татары, а брать в плен (Узить) некого. Отсюда и название: Некого Узить – Некоуз.
Впрочем, историческая и лингвистическая правда говорит о другом: монголо-татары войско русскими не пополняли, а если и захотели бы побрить, то назвали бы процедуру другим словом - слово «брить» (древнеегипетского происхождения) появилось на Руси только в XVII веке.
Тему ткачества поддерживают три принципиально иные версии названия. Известно, что в начале XVI века здесь жили лучшие на Руси мастера по узорному шитью, которые назывались «бральи». Отсюда связь профессии и (бральи) и населенного пункта (Брейтово). Другую ткацкую версию выдвинул историк Владимир Голубев. Он считает, что молодой Петр I переселял в эти края мастеров, ткавших парусное полотно для строящегося флота. Им выделяли наделы земли – бренты. Отсюда и название села - Брентово, постепенно превратившееся в Брейтово. Но здесь получилась историческая нестыковка: Петр I стал царем в 1682 г., а первое летописное упоминание села относится к 1613-му.
Еще одно отступление от темы. Эта версия с точки зрения роли Петра в истории Мологского края была бы очень красивой. Именно по знаку Петра в этих местах появилось торговое судостроение, а в стоящем неподалеку городе Устюжна в годы Северной войны он организовал оружейный завод. В Брейтово, получается, строили лодки, на которых везли вооружение, обмундирование, провиант, здесь же шили паруса. И войну Россия выиграла не без помощи устюжинских пушек и палашей, а также брейтовской парусной ткани и речного флота.
Наконец, есть версия совсем нереальная, связанная с фамилией портного еврея Брейтгопфа. Но она тоже не выдерживает исторического сравнения: сослан он сюда в конце XVIII – начале XIX веков, а в летописях село фигурирует с XVII века. И вообще, не слишком ли почетно для одного ссыльного портного называть огромное процветающее село его именем?
Между реками Молога и Шексна (Молого-Шекснинское междуречье) и на окружающих территориям когда-то находилось ледниковое озеро. Оно образовалось здесь после отступления Валдайского ледника. Постепенно вода промыла Тутаевскую гряду и образовавшаяся река (в будущем – Волга) спустила воды Молого-Шекснинского озера. После этого по его дну потекли блуждающие водяные потоки, сформировавшие современные реки этого района. Изгибающиеся русла рек, множество мелких озер, соединяющие их протоки образовали сложную систему водоемов. Их окружали покрытые лесами речные долины. Не случайно эти места еще с каменного века привлекали племена охотников и рыболовов.
Порубежность территории будущего Брейтовского района начала влиять на его развитие с древних времен, отразившись, в первую очередь, на характере его заселения разными народностями.
Территории между Великим Новгородом (на западе) и Ростовом Великим (на юге) заселялись неравномерно. Южная и западная части - во времена верхнего палеолита (20-18 тысяч лет до нашей эры). Северная часть – позже: массовые находки пребывания человека относятся к мезолиту (9-8 тысяч лет до нашей эры).
Затем эти территории стали местом проживания финских племен. Веси заселили северные земли, центром была Весь Ёгонская (современный соседний с Брейтовским Весьегонский район Тверской области, древнее село Ёгна, что на речке Ёгница, стоит и сейчас). Меря расселились южнее, их центром стало озеро Неро. Таким образом, веси шли к будущим брейтовским землям с севера, меря – с юга. Кроме того, сюда пришли представители славяно-русской культуры - с верховьев Волги со стороны Великого Новгорода (незначительно) и суздальцы – с юго-востока (влияние более заметно) – в XI-X веках. Наконец, на развитие этих мест влияли сталкивавшиеся здесь северно-европейская (нормано-скандинавская) и южно-азиатская (арабско-персидская) культуры.
Порубежность земель будущего Брейтовского района способствовала развитию здесь посреднической торговли уже в древнейшие времена. Именно здесь пересекались тихвинская и шекснинско-белозерская речные системы – главные торговые артерии того времени, соединявшие торговыми путями Балтийское и Каспийское моря. Предположения о развитии торговли подтверждаются письменными и археологическими источниками. Арабские историки и путешественники Ибн Фозлан, Еазвини, Бакуви, Гамдъ Уллах, Димешк, Якут, Абу-Гамид описывали имевшую здесь место меновую торговлю прикамских болгар с народностью весь. О населявших эти земли финских племенах говорилось в скандинавских сагах и у норманнских историков в рассказах о Азгарде, Асаланде и о завоеваниях Германариха в странах Вась и Вильцов. Еще одним подтверждением имевшей место торговли являются археологические раскопки. В 1870-х гг. археолог – любитель Лев Константинович Ивановский исследовал 15 групп курганов в низовье рек Сить и Себла. Изученные им курганы относят к мерянским языческим, а найденные там предметы (глиняные сосуды, сожженные трупы животных) - к X-XI векам. Найденные здесь монеты (англо-саксонской монета короля Этельреда II (987—1016 гг.) и диргем (динарий) самапидской арабо-персидской династии X века) еще раз доказывают торговую порубежность края.

Евгений Тихомиров 03.10.2017 09:48

В районе Усть-Шексны (современный Рыбинск) он раздваивался – один шел выше по Волге,
 
Таким образом, географические особенности и некоторые исторические факты говорят о том, что Брейтово (вне зависимости от того, как оно тогда называлось) могло быть частью Великого Волжского торгового пути IX века. В районе Усть-Шексны (современный Рыбинск) он раздваивался – один шел выше по Волге, другой - через Шексну и Мологу. В те времена на стрелках рек повсеместно устраивали поселения – для отдыха караванов, торговли, пополнения запасов. Слияние Мологи и Сити на месте Брейтова было очень удачным местом для этих целей.
Следует отметить, что создание населенных пунктов в этих местах могло являться результатом государственных действий - «уставления земли» Ярославом Мудрым после подавления восстания волхвов в Суздальской земле в 1024 г. Смысл «уставления» заключался в установлении размера дани и пунктов её взимания – устье Мологи и другие слияния рек были удачными местами. Появление здесь населенных пунктов могло стать результатом усилий княжеской власти по налаживанию управления отдаленной от Киева и Новгорода территорий. Не исключено, что Ярослав Мудрый, определяя места сбора дани, лично проехал и здесь. Источники указывают на то, что путь из охваченного восстанием «Суждаля» лежал из Новгорода по Волге, далее – мимо устья Которосли к Ростову. Соответственно, великий князь не мог проехать мимо устья Мологи.
В 1149 г. земли Моложского (значит, Брейтовского) края впервые упоминаются в летописи в связи с междоусобными приграничными столкновениями. Дружины великого князя Киевского Изяслава и смоленского князя Ростислава вторглись в мологские земли, принадлежавшие суздальскому князю Юрию Долгорукому. В летописи говорится о большом весеннем разливе рек, мешавшем боевым маневрам: «Кони ихъ бродяху по черево и похромаше». В 1207 г. эти земли вместе со всеми ростовскими достались князю Константину Всеволодовичу, внуку Юрия Долгорукого и сыну Всеволода Юрьевича Большое Гнездо. 1218 г. всю северную часть Ростовской области унаследовал его сын Всеволод Константинович. В состав удела Всеволода входили «Молога и страны Заволжские и до Кубенского озера».
Битва на реке Сить
Первые сведения государственного значения о землях современного Брейтовского района относятся к первой половине XIII века. Они связаны с вторжением монголо-татар на Русь в 1237-1240 гг. и битвой на реке Сить 4 марта 1238 г. В ней войска владимирского князя Юрия Всеволодовича были разбиты, сам он был убит.
С того времени во многих местах Брейтовского и Некоузского районов вдоль реки Сить сохранились курганы с захоронениями, остатками оружия и обмундирования (всего их более 150 шт.). Один из самых заметных и значительных курганов находится недалеко от села Покровское на Сити в районе т.н. Семеновского городища. Из описания кургана историка Александра Преображенского, обследовавший его в 1853 г.: «верстах в 2-х от с. Покровского - земляной вал длиной более 15 сажен, высотой до 3-х и около 7 сажен в подошве». Местные жители рассказывали о многочисленных находках «человеческих костей и старинного оружия».
К сожалению, проведенные здесь раскопки конца XIX века и 30-х годов XX века и научные изыскания (чаще всего – бессистемные) пока не позволили найти историческую истину. С большой долей вероятности можно говорить о следующем: битва произошла в трех местах на территории двух современных районов – Брейтовского и Некоузского:
в районе селений Могилицы и Божонки (битва полка Дорожа);
в районе Станилово - Юрьевская - Игнатово -- Красное (битва центрального полка под командованием Юрия);
в районе Семеновское - Игнатово - Покровское (самая ожесточенная битва с участием полка правой руки, запасного полка, части центрального полка, посланного Юрием на помощь).
У князя Юрия, предположительно, было около 15000 воинов, более половины составляли плохо обученные ополченцы. Крестьяне тоже участвовали в битве, но они были в лучшем случае с вилами и топорами. У монголо-татар во главе с Бурундаем во всех отрядах, участвующих в битве, было не менее сорока тысяч всадников.
Как известно, в конце 1237 г. князь Юрий (после взятия татарами Рязани, Коломны и Москвы) ушел из Владимира на северную грань своих владений, где собирал новое войско. Оно должно было состоять из собственных сохранившихся отрядов, воинов Святослава Юрьевского и Ярослава Переславского. Путь воинов Святослава шел через Мологу и Красный Холм, Юрий шел через Углич – Мышкин – Некоуз. У села Станилово они встретились в ожидании Ярослава. Судя по всему, бой ими предполагался не здесь, а ниже по Сити.
Предполагается, что татарами были тщательно разработаны планы захвата Переславля, Ростова, Ярославля, Твери, Торжка, Вологды, Галича (который не смогли взять) и Ситской битвы. Основные силы хана Батыя, пройдя Юрьев-Польский, уничтожили в течение пяти дней Переславль-Залесский и, преодолев 200 километров за двое с половиной суток, приступили к штурму Твери. Поэтому князь Юрий ожидал нападения со стороны Твери через Бежецк и Красный Холм. Он ошибочно считал, что у Батыя там сосредоточены основные силы. На самом деле все оказалось иначе. Для взятия Ростова Великого, Ярославля, Вологды, Галича и разгрома войск князя Юрия на Сити Батый отправил 50000 всадников Бурундая. Ростов был взят 20 февраля 1238 г., затем отряд разделился. Бурундай с основными силами пошел на Углич, там он снова разделили силы – появились два оперативных отряда для нападения на русских у Сити. Первым оперативным отрядом командовал Бурундай, отряд шел от Углича на село Воскресенское на Сити, второй от Углича на Мышкин - Некоуз - Лацкое - Семеновское, с отделением в Некоузе меньшей части отряда на Станилово. Третий отряд ушел брать Ярославль, чтобы потом присоединиться к основным силам и напасть на князя Юрия с севера и северо-востока (пройдя по Волге, реке Мологе в устья рек Сити и Удрусы).
Поскольку все отряды подошли без спешки, скрытно и действия их были согласованы, то больших интервалов между сражениями в разных местах не было. Первым надо считать разгром трехтысячного полка Дорожа под утро 2 марта 1238 г. Нападение случилось, когда воины русского полка находились в крестьянских избах селений Могилицы и Божонки.
Ярославский отряд монголо-татар, пройдя безлюдную местность устья Сити, напал на район селений Черкасово, Иван-Святой, Брейтово, Остряковка. Одновременно некоузский отряд Бурундая напал на обозы в Княгинине и Семеновском и начал громить их укрепления. Запасный полк русских первым после полка Дорожа принял удар при следовании на помощь к селу Семеновскому. Возможно, князь Юрий дал команду, а скорее, командир третьего полка правой руки сам направил часть своих воинов на помощь к Семеновскому через Сить. В это время северный отряд монголо-татар напал на Великое Село, окружил его и уничтожил (Великое Село – между Брейтово и Покровским на Сити после этого так и не возродилось),а затем ударил по полку правой руки в Покровском и начал теснить воинов на лед. С другого берега - от Княгинино, Семеновского и рядом стоящей деревни Игнатово - тоже стали теснить русских воинов на лед.
Превосходящие силы Бурундая окружили русские войска по частям, сжимая кольцо, и к вечеру полностью уничтожили оба полка. Центральный - во главе с князем Юрием, в районе Станилово - Юрьевская - Красное, и северный - в районе Семеновское - Игнатово - Покровское. Князь Юрий погиб в деревне Юрьевская.
Позже появилось несколько версий битвы. Первая указывает на то, что Юрий отступил в местные непролазные леса, чтобы перевести дух, пополнить запасы и собрать рать. Здесь его застали врасплох, он был разбит. Вторая говорит, что ослабленный предыдущими сражениями Юрий просто убегал от превосходящих сил врага в эти отдаленные места, но скрыться не удалось. По третьей версии поражение русских войск не признается: князь убит, значительная часть войск разгромлена, но капитуляции не последовало. Ведь весной 1238 г. монголо-татары ушли и больше сюда не возвращались, не пошли они и дальше - в Псков, Смоленск и Великий Новгород, настолько они были истощены и ослаблены после победы на Сити.
Ясно одно: Брейтовская земля в начале XIII века вновь стала пограничной: все, что стояло до реки Сить, подверглось нападению, было разорено. Территория за Ситью не испытала разорений, не была захвачена. Пограничная роль Брейтовской земли проявилась еще и в том, что поражение стало разгромом военных сил Северо-Восточной Руси, которая с этого времени попала на 2,5 столетия под татаро-монгольское иго. В то же время это было, по сути, первым сражением, которое дали русские князья татаро-монгольским захватчикам.

Евгений Тихомиров 03.10.2017 09:50

Особенно в деле судостроения преуспели жители Прозоровской и Покрово-Ситской (сицкари
 
Брейтовский район в XIV – XVII веках
Для Брейтовского края 1238 г. стал единственным, когда он подвергся нападению монголо-татар. В последующие годы отсутствие угрозы новых разорений привлекло сюда население, бежавшее из центральных районов княжества. В XIV веке приток усилился, поскольку эти земли обошли стороной эпидемии болезней. С этого времени они все чаще появляются на страницах летописей. Причина – возросшее значение реки Мологи как транспортного и торгового пути.
При этом, как и в ранние времена, край выступал гранью, только теперь не между ростово-суздальскими и новгородскими владениями, а между московским и тверским княжеством. Постепенно торгово-порубежное значение этих земель уступило место другим: в XIV-XVII веках главным становится ткачество. Можно сказать, что Брейтовская земля в те времена стала «столицей ткачества». Этому по-прежнему способствовало её выгодное географическое положение. По реке Сить из окрестных селений от крестьян приходило сырье – лён. По Мологе и далее по Волге готовые изделия отправлялись в Москву. Успешному развитию текстильного производства способствовала так называемая «Красная дорога». Она шла от Москвы к Холопьему городку (там тоже пересекались две реки – Молога и Удрас). На протяжении XIV-XVI веков в городе действовала крупнейшая в стране торговая ярмарка, позже Иван III перенес её в устье Мологи.
Наличие ярмарки и «Красного пути» указывает на то, что ткачество в Брейтово было развито уже в XIV веке. В начале XVI века в Брейтове жили лучшие в России мастера по узорному шитью. Основными были три специальности: хамовник (ткач), бралья (мастер по узорному шитью), убрусная девка (мастерица, по изготовлению особо нарядных изделий).
С XVI века село располагалось в уделе князей Прозоровских, а вскоре перешло в ведение дворцового приказа Государевой Мастерской Палаты. В расходной книге Казенного дворцового приказа есть запись от 17 ноября 1613 г. о выдаче жалованья работникам хамовного приказа села Брейтово с посадом Воронец Тимонинского стана. Это - первое подтвержденное летописное упоминание о селе. Какой можно сделать вывод из этой записи? Во-первых, это была дворцовая слобода. Потому что Казенный приказ - это царская казна, деньги из нее тратились исключительно на существование царского двора. Во-вторых, к началу XVII века Брейтово и стоящее рядом Черкасово стало ткацкой столицей России, поставлявшей ткани, прежде всего, на нужды царского двора. Здесь трудились ткачи – ремесленники, здесь - как нигде лучше - было развито хамовное (текстильное) производство.
В 1626 г. в Москве создали Государеву мастерскую палату с целью наблюдения за царскими одеяниями и мастеровыми, их производившими. Из палаты ежедневно выдавали и обратно принимали под расписку одежду, которую надевал царь и его приближенные. Представить царя, получавшего одежду под расписку сложно, но зато теперь брейтовские ткачи-хамовники стали получать жалованье. Это сделало местных ремесленников и Брейтово богатым и зажиточным. Сей жест со стороны Государевой мастеровой палаты означал одно: брейтовскими мастерами дорожили – они были не только единственными в России, кто изготавливал облачения для царя и Русской православной церкви, но и лучшими
В 1652 г. хамовников в Брейтове было 557 человек, в 1678 г. – 645 человек. В 1669 г. здесь построили «Семеренный двор» – помещение из семи срубов, где рабочие занимались государственным хамовным делом – ткачеством. Со временем над «Семеренным двором» был надстроен второй этаж. Вот как описано это уникальное по тем временам сооружение в переписи брейтовского населения и ремесел 1670 г., проведенной по указанию царя Алексея Михайловича: «Двор семереный, на нем построен тройня, да три двойни, да одинокая изба, двор приказчиков. Да в селе Брейтове шесть лавок, а в них продают нитки, иголки, булавки, колечки, сережки и бисер».
К концу XVII века в Брейтове осуществлялось около двадцати видов ткацких работ: пряжа двойных и тройных полотен, скатертей двойных и тройных, различные виды тканья, вышивания, бердное дело и другие. Пряли на дому, а ткацкие работы велись на «Семеренном дворе». Изделия отправлялись на лошадях зимой в Москву. Они не предназначались для продажи, а шли только на нужды царского дворцового хозяйства.
Около трех сотен лет хамовное село Брейтово поставляло царскому двору ткацкие изделия. В конце XVII - начале XVIII веков это стало приходить в упадок, главная причина – из ткацкой повинности работа превратилась в постоянный (малоэффективный) крепостной труд. Многие хамовники были вынуждены бросать дома и семьями уходить в новые места, где можно было работу. В 1696 г. воевода Брейтова сообщил в приказ Государственной Мастерской Палаты: «Многие хамовники и хамовницы от хлебной скудости идут врозь». Тем более, спрос на них был в столице - искусных брейтовских мастеров зачастую целыми семьями переводили в Москву, в Кадашевскую слободу.
На рубеже XVII-XVIII веков местное население преодолело очередной рубеж, переориентировавшись с ткачества на другие востребованные государством виды деятельности. Семен Мусин-Пушкин даже отметил с долей пафоса, что «новая жизнь, новые задачи предстояли этому краю, ставшему центральным в государстве Петра I и встрепенувшемуся всей наиспособнейшей частью своего населения на мощный призыв к работе Царя-Преобразователя». Основанный Петром Санкт-Петербург требовал огромного количества работников, продуктов питания, стройматериалов. Их везли по Волге, ниже Рыбинска река была полноводной - в нее впадали Шексна и Молога. А вот выше - мелкой. Грузы приходилось перегружать с тяжелых барж на мелкоосадочные суда и барки. Изготавливать их стали на землях нынешнего Брейтовского района.
Начало транспортному судостроительному делу этих местах Петр Первый заложил в лично. В 1712-1716 гг. он несколько раз бывал здесь, прокладывая маршрут Тихвинской системы каналов. На территории Мологского уезда, в частности, изучал проток Шексны – реку Пушму, планировал соединение каналом Шексны и Мологи. В селе Иловна он поселил иностранных шкиперов, чтобы они обучали местное население транспортному судостроению и управлению судами, в нескольких волостях был организован промысел: Прозоровской, Брейтовской, Покровско-Ситской, Янской, Леонтьевской, Иловенской и Боронщнинской.
Особенно в деле судостроения преуспели жители Прозоровской и Покрово-Ситской (сицкари) волостей. Сделанные сицкарями полубарки могли перевезти около 60 000 килограммов груза, а барки – почти 150 000 килограммов. Длиной барка была без малого сорок метров, шириной – восемь с половиной, а осадкой – меньше метра. За один сезон сицкари строили несколько сотен лодок, которые затем шли с грузами в Санкт-Петербург. Были они одноразовыми – обратно гнать пустыми невыгодно, их разбирали на дрова.
В XVIII веке постепенно формируется своеобразная экономика края, которая просуществовала до 30-х годов XX века. Здесь никогда не существовало крупной и средней промышленности, но активно развивались промыслы. Центром торговли при этом был не столько уездный центр Молога, сколько окрестные села – Брейтово, Некоуз, Лацкое, Прозорово.
Село Брейтово в середине XVIII века получило нового владельца. Между 1741-1761 гг. Императрица Елизавета Петровна – дочь Петра I, подарила Брейтово и окрестные деревни в помещичье владение через пожалование графу Ивану Иванович Шувалову – брату фельдмаршала и сенатора Петра Шувалова. Он был одним из ответственных при царице за науку в Империи, его стараниями в Москве был учрежден Ломоносовский университет, а в Санкт-Петербурге - академия художеств. Шувалов был другом Михаила Ломоносова, всячески покровительствовал ему. А еще до этого он был одним из главных участников дворцового переворота 1741 г., приведшего Елизавету к власти. Земли ему были переданы за заслуги перед страной лично императрицей.
Впрочем, во владении Шувалова Брейтово пробыло недолго – до 1797 года. Когда он умер, земля перешла княгине Прасковье Иванове Голицыной – его родной сестре. Особого желания заниматься доставшимся хозяйством у нее не было, на её земли были другие претенденты - богатейшие землевладельцы того времени – Мусины-Пушкины. Соседский помещик Иван Яковлевич Мусин-Пушкин при любой возможности старался прирезать себе принадлежавшие крестьянам земли. В это время в истории Брейтово случилось знаменательное событие. 8 июня 1798 г. проездом из Казани в Санкт-Петербург здесь побывал император Павел I. Правда, изначально останавливаться здесь он не планировал.
Этот визит подробно описал русский поэт и писатель, уроженец Любима Ярославской губернии Леонид Николаевич Трефолев в историческом очерке «Путешествие императора Павла I по Ярославской губернии». Первоначально планировалось, что император поедет по другому маршруту через Ярославль, Рыбинск, село Березино и далее до Устюжны. Но это было рискованно – зимой там была дорога, летом же «царское шествие» могло утонуть в болотах. Губернское правление постановило отправить землемера для поиска более подходящей дороги, он подтвердил необходимость смены маршрута: от Рыбинска в Мологу, далее через Дубец, Брейтово, Горино (все Мологского уезда) на Весьегонск. Павел маршрут утвердил. С наступлением весны власти занялись организацией ремонта дороги. На работы согнали крестьян не только из Мологского, но и из других уездов. Они строили мосты, клали гати, рыли водоотводные каналы.


Текущее время: 20:44. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2023, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС