Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 30.09.2017 09:26

который завола-
киваеть старыя русла, озера и постепенно возвышаетъ местность.
Проходя этимъ низменнымъ междуречьем'ь, Молога имеетъ
необычный для рЬкъ волжской системы вндъ
стеннойреки,текущей въ совершенно низкихъ берегахъ, безъ всякихъ иризна-ковъ речной долины, окаймленной „древними берегами11. Отто
на Шексну и въ 3 V, ч. на Мологу. Но подхожу къ кассЬ л
вижу тамъ чуть заметное, крошечное объявленьице о 3-мъ от-
вал'Ь—въ 1 ч. дня и именно на Устюжну.
Къ чему такая путаница, вводящая публику въ заблуждnie?! Не всяйй найдетъ маленькШ аншлап>у кассы, а, повЬривтн
большой выв'Ьск'Ь у иристанскаго входа, можетъ прозевать нуж*ный нароходъ.„Виктора-1 еще не былой пассажиры слонялись по пристани,
на которой Hivrb ни одной скамейки для сид’Ьнья. Публика по*
проще располагалось прямо на грязномъ полу. Правда, есть „пас*
сажирская каюта", какъ гласитъ надпись на одномъ крошечномъ
пом’Ьщетн, но она превращена въ складъ ручного багажа пас-
сажировь, которыхъ туда не пускаютъ... И это не гд1> нибудь въ
захолустьяхъ, а въ болыиомъ город'Ь Рыбинск!*, гд'Ь видимо-не*
видимо всякихъ путейскихъ властей.
Скоро отворили кассу и я взялъ билета I класса до Устю-
жиы, заплативъ 5 р.—цЪна очень высокая за разстояше около
200 верстъ, и на пароходахъ, далеко во всемъ уступающихъ волж-
скимъ. Но ужъ таково свойство всякой монополии брать выше
М’Ьры...
Нелепое ио назвашю „Коммерческо-крестьянское пароход*
ство"—единственный и потому безцеремошшй монополиста но р.
МологЬ. На Шексн'Ь его аппетиты сдеряшваетъ Милютинское па*
роходство, дозволяющее своему конкуренту ходить только до г.
Череповца. Если бы тамъ ыоложсие пароходы двинулись дальше,
до Чайки (у г. Б’Ьлозерска), то Милютинсие пошли бы по Моло*
гЬ. А пока этого, къ сожал’Ьнш,
1
гЬтъ— „коммерсанты—крестьяне“
царягъ на МологЬ, къ собственному благополучно и къ вящшему
огорчешю публики.
Много л’Ьтъ назадъ зд'Ьсь ходили Самолетсюе пароходы,
им’Ьвине божесые тарифы, но зат'Ьмъ почему-то бросили эту лишю.
Тогда появились на МологЬ частные пароходы разныхъ лицъ. въ
томъ числ^Ь костромского пароходчика г. Набатова, ие удовольство-
вавшагося своей р. Костромой. На МологЬ наступилъ счастли*
вый для публики нерюдъ жестокой конкуренцш, доходившей
до того, что отъ Рыбинска до Устюжны брали ио UI классу 10
коп., да еще предлагали желающимъ „премш“— буф;у въ 5 коп..!
Конечно, этотъ блаженный иерюдъ не долго продолжался: паро*
ходчики сггЬлись, объединились въ „Коммерческое пароходство"
и—карманы публики затрещали..
Вдругь на сцену выступили „40 мучениковъ", какъ называютъ въ Рыбинск^ 40 крестьянъ— хозяевъ новаго моложскаго
пароходства „Крестьянинъ 1“ . Каждый изъ нихъ им’Ьетъ свою
долю въ пароходе, купленномъ на собранные паи (въ 200—300 р.).
Месяца два пароходъ „40 мучениковъ“ иоплавалъ самостоя*
тельно, сбавивъ тарифы, къ удовольствш публики и къ ужасу
монолистовъ „Комерческаго" пароходства. Но последн1е не дре*
мали: черезъ два месяца „Крестьянинъ 1“ бросилъ конкуренщю
и встуиилъ въ „союзъ" съ остальной теплой компашей.
Такъ и образовалось „Коммерческое крестьянское пароход*
ство", съ усиехомъ пребывающее монополистомъ на р. Мологё
и доселе. Каждый хозяинъ самостоятельно владеетъ своимъ па-
роходомъ и содержитъ его, но управлетс делами пароходства
общее, при общемъ тарифе, общихъ нристаняхъ и т. д. Доходы
делятся такъ: 5% большимъ нароходамъ (двухъярусные— „Кресть-
янпнъ“ , „13ладим1ръ“ „Николай"), З1/, 7 0 меныиимъ. Сейчасъ въ
товариществе состоять 7 пароходовъ (г. Набатова два— „rpuropifl"
и „Mapifl").
Пока мы дожидались „Виктора", у пристани выгружался
одинъ изъ Набатовскнхъ пароходовъ. Помощникъ командира до*
бродушно упрекалъ пристанскихъ служащнхъ, что они въ носле-
дшй рейсъ парохода перепутали ярлыки на багаже и клади. Обе
стороны весело хохотали надъ происшедшей огъ этого путаницей,
бесившей нассажировъ и кладчиковъ, пол} чавшпхъ чуяая вещи
вместо своихъ... Еще счастье, что ехала „компашя землемеровъ,
которая сама разобралось въ своемъ багаже, а то была бы беда..."
Однако, они долго потешались надъ этою „бедою", считая ее
всего только „весьма забавной ncTopiefl..."
Съ такими совсемъ не забавными впечатлешямп пришлось са*
диться на „Виктора", подошедшаго къ пристани часа за два до
отвала. Это небольшой одноярусный нароходч., но сь вынесеннымъ
на верхнюю кормовую палубу II классом!.. Вследств1е прибав*
ки этого полуэтажа тяжесть парохода увеличилась, а машина
осталась та же „слабенькая", и „Викторъ" не отличается ни хо-
рошимъ ходомъ, нн легкимъ иравежомъ. Говорили, будто корпусъ
его — Самолетской „Русалки", т. е. очень почтенной древности;
зато внутри, хотя рубки и каюты тесноваты, но очень чисты и
прилично обставлены. Во всемъ видна заботливая хозяйская рука.
Есть, конечно, и дефекты: спасательныхъ круговъ очень
мало, окурннцъ (для окурковъ) на палубахъ нетъ, балкончикъ,
около II кл. чрезвычайно узкШ, нетъ скамеекъ на корме—един-

20
РУССКОЕ СУДОХОДСТВО.
ственномъ тихомъ пристанищ^ на такихъ нароходахъ съ открытою
носовою палубою, доступною всЬмъ В'Ьтрамъ и ст1шямъ.
Говоря о хозяйской рук*, я разумею не хозяина парохода
(московсюй ювелнръ г. Огородниковъ, уроженецъ извгЬстнаго
ириволжскаго с. Краснаго Костромском губ., гдгЬ процв^таетъ
кустарное ювелирство), котораго мы не вид’Ьлн, а его симпатич-
наго командира изъ „русскнхх н'Ьмцевъ", т. е. н^мца только но
фамилш, но человека внолп'Ь русскаго и даже православнаго.
О послЪднемъ мы узнали въ первый лее вечеръ илавашя, когда
передъ ужиномъ команды собрались на нижней налубЪ вс'Ь
свободные отъ вахты матросы и машинная команда и, нодъ ру*
ководством командира. нроп'Ьли хоромъ нисколько молитвъ...
Утромъ также повторилась общая молитва верхней и нижней
командъ, производившая на пассажировъ самое прекрасное впе*
чатлите.
Командиръ былъ новичкомъ на МологЬ--ходшгь зд’Ьсь пер*
вое л"Ьто, получая за навигащю 600 р. Ноонъ былъ опытнымъ вол-
гаремъ, служившимъ раньше но путейскому ведомству— былъ
„начальникомъ постовъ11 на среднемъ плесЬ Волги, командовалъ
путейскими пароходами и проч. Когда хозяннъ „Виктора" г. Ого*
родниковъ задумалъ открыть иароходство на р. УралЪ, нивели*
ровка последней была поручена именно нынешнему командиру
„Виктора". Эта зат'Ья обошлась Огородникову около 10 тыс. и
лопнула благодаря разнымъ „бюрократическимъ препонамъ" и обы*
чной pocciftcKoil волокигЬ... На Урал’Ь, объявленномъ „судоход*
ною р’Ькою", оказалось 16 мельницъ съ плотинами!.. Борьба съ
ними была не но силамъ ни Огородникову, ни его энергичному
доверенному.
Устроившись въ своей одномастной каютЬ, выхожу въ сто*
ловую рубку и встречаю въ ней командира, человека среднихъ
л'Ьтъ, очень подвижнаго, бодраго, съ открытымъ энергичнымъ лп-
цомъ. Онъ несъ иульвернзаторъ и самолично онрыскивалъ ч’Ьмъ-
то ароматическимъ нароходныя пом-Ьщетя—npieMb, которы{1 не
мешало бы Завести и самымъ роскошнымъ волжскимъ парохо-
дамъ, страдающимъ обычно самыми не роскошными „ароматами".
Съ этой периоН встречи съ командиромъ * Виктора" и до
конца нашего плавашя онъ неизменно оставлялъ во вс’Ьх'ь пасса*
жи рахъ самое прекрасное впечатлите, не смотря на вс'Ь испы-
танныя наши иередряги, въ которыхъ онъ не былъ нисколько
вицоватъ..„Викторъ" отвалилъ аккуратно въ назначенное время—въ 1 ч.
дня. Везде иассажировъ било много, а въ классныхъ помещешяхъ
дайсе тесновато. Въ маленькой столовой рубке I кл. приходи*
лось ждать очереди, чтобы получить место у стола. Здесь ора-
торствовалъ „деиутатъ11 отъ г. Весьегонска—местный кунецъ,
возвращавшШся изъ Петербурга, где вместе съ другими депу*
татами ходатайствовал!) иредъ мннистромъ путей сообщешя о
такомъ шшравлеиш проектируемой Кпнельской дороги, которое
не обошло бы гг. Весьегонскъ и Устюжиу. На все лады онъ до*
казывала катя великш блага посыпятся на эти города съ ихъ
уездами отъ новой железной дороги.

Евгений Тихомиров 30.09.2017 09:28

Министръ „обЬщалъ при*
нять во внимаше" интересы Моложскаго края и—деиутатъ былъ
въ восторге от'ь него, разсказивая о милостивой ау.тденцш.
Друпе местные люди, однако, уверяли, что для края было
бы во много разъ полезнее, если бы депутащя похлопотала объ
улучшеши и поддержке заброшенной и забытой
Тихвинской
системы, имеющей выходъ въ р. Мологу (на устье р. Чагодощи).
Раньше здесь было очень сильное движете „тихвинокъ“ съ хле-
Оом,ъ и другими грузами, двигавшихся но МологЪ и каналамъ
конной тягой. Случалось, что изъ Рыбинска въ Пнтерь суда при*
ходили' на восьмыя сутки. Теперь это движете страшно упало
и редйе грузы (чугунъ и др.) направляются этимъ путемъ въ
Петербургу а больше система обслуживаеть г. Тихвинъ и др.
попутные пункты, куда доставляется хлебъ и пр. На МологЪ мы
встречали буксирные пароходы, поднимавшие вверхъ, на Тихвин*
скую систему, но 10— 15 „тихвинок'ь" (крытыя неболышя бар-
жонки), груженыхъ хлебомъ. Движете подрезано частью откры-
пемъ другихъ путей, а частш неудобствами самой системы,
требующей часгыхъ перегрузокъ, долгихъ стоянокъ у шлюзовъ
и т. п. Но улучшеше и развипе системы возможны, и тогда она
работала бы продуктивнее, обслуживая заброшенный МоложскШ
край.
Объ всемъ этомъ местная публика горячо толковала, пока
„Викторъ" убШственно медленно тащился вверхъ по скучному
плесу Волги выше Рыбинска. Насколько оживлена река подъ
самкмъ городомъ и на устье Шексны, где она чуть пе сплошь
загружена караванами судовъ, оставляя только середину фарва*
тера для движешя пароходовъ, настолько пустынна Волга и еще пустыпн’Ье ея берега выше города. Небольшое разстояше—всего
30 верстъ—до устья р. Мологи мы тащились ровно 4 часа!
Небольшой г. М ол о га (более 4 тыс. жителей) красиво
раскинулся на самомъ устье р. Мологи, по левому берегу Вол*
ги и по правому Мологи. Близко къ p-bicb сгрудились въ одномъ
несколько возвышенномъ месте древше храмы, а дальше по бе*
регу протянулись дома, окруженные садами, сбегающими къ
ptKt.
Городъ далеко вытянулся вверхъ по МологЬ, заканчиваясь
церквами и др. здашями стариннаго женскаго Афанасьевскаго
манастыря (XVI века).
Городская пристань находится уже на р. МологЬ, въ которую
мы вошли въ черте города. Впадая въ Волгу слева, Молога
тгЬетъ свои истоки въ юго—западномъ нанравлеши, въ 120
верстахъ отъ своего устья— въ Бг1жецкомъ у. Такимъ образомъ,
она описываеть въ своемъ течепш громадную 'дугу, въ 550 верстъ
длины, орошая уезды Бежецгйй и ГЗесьегонокШ (Тверской губ.),
Устюженсюй и ЧереповецкШ (Новгородской губ.) и Моложсгай
(Ярославской губ.)
Изъ многочисленныхъ нритоковъ Мологи заслуживаегъ вни-
машя историческая р. Спть, впадающая справа, въ 30 в. отъ
устья, у с. и пристани Трезубова, и имеющая 130 в. течешя.
Знаменитый разгромъ русскихъ князей Батыемъ, въ 1238 г., про*
исходил!) на верховьяхъ р. Сити, вблизи ея пересечешя Рыбинско-
Бологовской жел. дорогой.
Въ своихъ низовьяхъ Молога сближается съ р. Щексною на
разстоянш 10— 15 верстъ и более. Это междуречье представляетъ
обширную низменную равнину, очепь болотистую, одетую мхомъ
и кустарникомъ, да кое-где чахлыми еловыми лесами. По рав*
нине разбросано множество мелкихъ озеръ речного происхож-
дешя, въ разныхъ стад1яхъ развипя и иымнрашя. Многочислен*
ные притоки Шексны и Мологи—малейшая речки, очень мелк!я,
извилистыч, почти не пмеюидя береговъ, иересекаютъ озера и
служатъ истоками ихъ. Весною все это громадное междуречье
представляетъ сплошное море слившихся веишихъ водъ Волги,
Шексны, Мологи, съ редкими островами более возвышенныхъ
пунктов ь. Здесь осаждается огромная масса илу, который завола-
киваеть старыя русла, озера и постепенно возвышаетъ местность.
Проходя этимъ низменнымъ междуречьем'ь, Молога имеетъ
необычный для рЬкъ волжской системы вндъстеннойреки,
текущей въ совершенно низкихъ берегахъ, безъ всякихъ иризнаковъ речной долины, окаймленной „древними берегами11. Оттого
п о р.молог-ь.

Евгений Тихомиров 30.09.2017 09:31

Молога въ своихъ низовьяхъ некрасивая, скучная река, нрнтомъ—безлесная, очень узкая (местами менее 100 сажень) мало кри-
вулпстая сравнительно съ другим» реками (Ветлугой, Сурой и
др.), почти не имеющая острововъ, старицъ, затоновъ и т. н.
Зд^сь скрашиваютъ реку только довольно частыя селетя, краси*
во вытянувийяся одпой улицей по берегу, съ домами, обращен*
ными лицемъ къ реке.
Но и здесь, на низовьяхъ Мологи, попадаются недурные бе*
рега, местами возвышенпые, наир, у нристане(1 Иловня, Трезу-
боЬо (устье р. Сити, идущей въ своемъ низовье въ высокпхъ бе-
регахъ), Борисоглебъ (красивая усадьба Мусиной-Пушкиной) и
др. Недурепъ кривулистый поворотъ реки у пристани и погоста
Ламь, съ его древннмъ деревяннымъ храмомъ и пр. Иитересенъ
большой кривуль около с. Иловни, къ которому река подходить
три раза съ разныхъ сторонъ. Отъ Иловни до с. Леонтьевскаго
сухимъ путемъ 6 в., а рекою до 20 верстъ.
Характеръ степной реки Молога сохранять до г. Весьегонска
и несколько выше. Но отъ пристани Липняки берега становятся
более возвышенными, лесистыми, и начинаетъ обозначаться реч*
ная долина. „Древше берега1* особенно явственно выступаюгъ на
перекатахъ Котыль, Чирецъ, около Моденскаго монастыря, на,
устье р. Чалодощн у г. Устюжны и др. Все это довольно кра*
сивые1 пункты, какъ и вообще Молога становится красивее на
этомъ среднемъ ея плесе, до Устюжны.
Говорятъ, верхшй плесъ реки, идущШ но лесному краю,
еще красивее. Но выше Устюжиы иассажирсме пароходы не хо-
дятъ, хотя могли бы ходить весною, какъ ходятъ иногда буксир*
ные. Не ходятъ же потому, что тачъ „некого п нечего возить"—
край пустынный... Да и река завалена тамъ карчами, среди кото-
рыхъ не мало попадается ценнаго моренаго дуба.
Пристаней на р. Мологе 12: г. Молога, Часково, Нловна,
Трезубово, Борисоглебъ, Перемуть, Ламь, г. Весьегонскъ, Лип*
няки, МоденскШ монастырь, устье Чагодощи и г Устюжна.
III.
Ввчеромъ 17 мая, кроме 2 остановокъ у пристаней Мологи
и Часкова, нашъ „Викторъ" имелъ еще одну большую остановку
на реке выше Часкова. У берега стоялъ, поджидая насъ, шедппй
сверху „Крестьянинъ чтобы сдать намъ дюжину иассажировъ кл., направлявшихся въ Устюжну.нопо ошибке попавшихъна
пароходъ, ходившШ только до Весьегонска. Надо полагать, ошибка
произошла, благодаря фальшивому аншлагу на Рыбинской при*
стани (см. выше)... Долго переправлялась семья местнаго богатаго
помещика, заблудившагося на своей реке, и наполнила нею
нашу рубку и все свободныя каюты. Интересно: сделали- бы
такую любезность для нассажировъ Щ и IV классовъ? конечно,
нетъ: нхъ безцеремонно выбросили бы на берегъ въ Весьегонске
и еще поучили бы на тему— „не зевай!..
Около г. Мологи начали намъ попадаться иервыя спустив-
пйяся сверху реки гонки леса— главнаго продукта края. На ни-
зовьяхъ Мологи, какъ уже замечено, лесовъ почти нетъ. Они на-
чинаютъ появляться выше Весьегонска, но и тамъ значительно
поредели. Собственно лесной край лежитъ выше Устюжны и на
верховьяхъ многочисленпыхъ ирнтоковъ реки. УстюженскШ уездъ
богатъ прекраснымъ строевымъ лесомъ, есть и „корабелыгая
рощи“ . Но масса ценнаго продукта иропадаетъ на месте (гшотъ,
сохнетъ, или рубится на дрова), за невозможностью вывозки и сбы*
та. То и другое удобно вблизи сплавныхъ речекъ, идущихъ въ
Мологу, но въ значительномъ разстоянш отъ нихъ лесъ гибнетъ,
или обезценивается рубкой на дрова. Последтя очень дешевы
на месте и вывозятся частью къ Петербургу, ио Тихвинской си*
стеме и по Рыбинско-Бологовской ж. дорогЬ, частью спускаются
къ Рыбинску. Другихъ рынковъ местные лесопромышленники не
знаютъ. Они sue плачутся, что цены сильно сбиваютъ мелше л е*
сопромышленники—крестьян , занимавшиеся, такъ сказать, кустар*
ной выработкой и силавомъ леса. Но, кажется, тутъ больше вль
яеть очень дешевая ценность леса на мЬсгЬ. Достаточно, напр.,
сказать, что местные крестьяне даже даромъ не берутъ „вер-
шинъ“ и всякаго валежника, чтобы очистить отъ нихъ внрубоч-
иыя делянки.
На весь УстюженскШ уездъ всего 3 лесопилки, въ томъ чи*
сл е —В. Н. Поздесва, отецъ и дедъ котораго вели здесь лесное
дело. Таия старыя фирмы, руководимыя знатоками дела и людьми
энергичными, стоять прочно. Но новымъ лесопромышленникамъ
здесь что-то не везегь... Несколько летъ назадъ^некШ кн. В—й ку-
иилъ за 1 миллшнъ 100 тыс. леса Хлудовыхъ, поставилъ лесо*
пилку у Рыбинска, завелъ неопытнаго управляющаго (бывшаго
„чиновника особыхъ иоручещ(1“) и — быстро ирогорелъ... Испор*
ченные княжесте леса купили англичанинъ и шведъ и выгодно
ведутъ дело. . По темъ же причинамъ скоро ирогорелъ богатый питерецъ В—ръ, ухлоиавшШ на лесное дело 180 т. Неважно,повидимому, идутъ лесныя дела известнаго питерскаго миллшнера П-ва... Намъ попадались его разбития гонки, брошенныя
гонщиками всл,Ьдст81е чрезмерной тяжести илотовъ и плохой
свивки ихъ.
Очевидно, во всехъ этихъ погибшихъ предир1ят1яхъ не было
на лицо ни хозяйскаго глаза, ни опытности, ни деловитости. А
когда эти качества имеются, тамъ и новые лесопромышленники
хорошо ведутъ свои дела. Таковы вышеуказанные англичанннъ
со шведомъ, наживакнщеся на княжеских!. лесахъ, такова же и
местная лесопромышленница, ехавшая съ нами на „Викторе и
сама ведущая лесное дело въ своемъ Устюженскомъ пменш. Эта
молодая, симпатичная особа изъ „столбовой" дворянской фамнлш
У— хъ, еще недавно светская барышня, теперь превратилась въ
деловитую и энергичную лесопромышленницу, самостоятельно и
самолично ведущую дело безъ всякнхъ управляющих!, и т. и.
свиты. Зимою она сама заведует!. вырубкою своихъ лесовъ (до
2 тыс. десятипъ), а нынешнею весною сама же села на свои
гонки, чтобы изучить дело сплава, и провела ихъ но притоку р.
Чагодощи и по последней реке до ея устья, где гонки остано*
вились на продажу. При невозможныхъ услов1яхъ бурлацкой
жизни, какихъ испугался бы и любой мущина, эта бывшая „ба*
рышня" провела холодною весною 17 дней сплава, то въ лодке,
то на илотахъ. Она показывала снимки некоторых!, острыхъ мо-
ментовъ сплава — п приходилось удивляться ея мужеству и вы*
носливости... Питалась она темъ же, что и сгонщики—чаемь, да
кашей...
ЪхавшШ съ нами же молодой лесонромышлснннкъ В. Н.
II—въ удивлялся подвижности г-жи У —ой и признался, что самъ
онъ, не' смотря на всю любовь къ своему родовому делу, никогда
не проделывалъ такого подвига. А когда онъ познакомился съ
записной книжкой г-жн У— ой, то окончательно преклонился
прецъ ея самой подробной и обстоятельной бухгалтер1ей своих!,
лесныхъоперащй, какихъ не ведутъ самыя богатыя лесныя фирмы.
Съ такимъ ж о уважешемъ относились къ г-же У—ой и сгонщики
плотовъ, безмерно удивлякнщеся тому, что она ведеп. дела сама—
безъ „своего мужика", т. е. мужа. „А где твой мужикъ?"—недо*
умевали они. Но „мужика" у ней нетъ и девушка сама хорошо
ведетъ свое дело уже 5 летъ.
Съ „Виктора" высадилась г-жа У—я на устье р. Чагодощи,
къ свонмъ гонкам!., а черезъ 2 дня снова пришлось встретиться

Евгений Тихомиров 01.10.2017 10:42

Однажды в начале XX века брейтовские крестьяне организовали собственное… пароходство
 
Вложений: 1
История русского судоходства это далеко не только ностальгия по тому времени, когда пароходное сообщение было по всем речкам развито не в пример сегодняшнему убитому не просто интересна сточки зрения любопытства обычного и понятного для нас. живущих в начале двадцать первого века судоводителе-любителей. но важна, как учебник, если угодно для людей, которые хотя связать свой бизнес, свою предпринимательскую активность с рекой, с речными перевозками, с речным туризмом.
В общем почитайте, как в начале прошлого двадцатого века "угнетенные гнетом проклятого царизма" крестьяне взяли да организовали свое пароходство:) без проблем вдруг
http://www.breytovo.ru/dynamic_page.aspx?id=2140
Крестьянское пароходство
Однажды в начале XX века брейтовские крестьяне организовали собственное… пароходство.

Брейтовская земля испокон веков славилась своими талантами. Обработка дерева, строительство кораблей - барок, сельское хозяйство, производство сыров, рыболовство… Но открываем журнал «Русское судоходство» №8 за 1905 год - и что мы там видим?
«Вторую навигацию по Волге и Мологе совершают рейсы пароходы организовавшегося недавно общества крестьян. Общество учреждено на паях крестьянами Мологского уезда, Прозоровской, Брейтовской, Иловенской и других соседних волостей…*Общество основано на вере, по нотариальному договору. Оно существует с 1903 года, с 21 декабря. Договор составлен на 10 лет.
Возникновение пароходства под флагом общества объясняется следующими обстоятельствами. Пайщики занимались и в настоящее время занимаются разными промышленными предприятиями по судоходству, сплавом леса и проч. Пароходства акционерных компаний, совершающих рейсы по Волге и Мологе, эксплуатировали промышленников в прямой ущерб крестьян, которые и решили, во что бы то ни стало, завести свои пароходы и тем избавить себя от излишних расходов.
В настоящее время «пароходство общества крестьян» совершает рейсы между Рыбинском, Весьегонском и Устюжною пароходами американского типа: «Крестьянин 1-й» в 40 сил и «Крестьянин 2-й» в 25 сил. Пароходы снабжены некоторыми удобствами (буфеты, аптечки, имеются на пароходах и пианино). Главная контора находится в Рыбинске. Следует заметить, что служащее на пароходах и на пристанях все «свои» крестьяне, имеющие порядочный заработок.
Оригинальная «крестьянская» организация пароходства заслуживает быть отмеченной. Местное крестьянство заинтересовано в развитии деятельности этого пароходства».

Пароход*«Крестьянин 1-й»*в Весьегонске. Фото С.Г. Смирнов, коллекция А.Н. Семенова.
Заезжие историки, впрочем, относились к таким инициативам весьма скептически. Вот что написал, изучая состояние местного речного транспорта после своей поездки в 1909 году по Мологе, историк Николай Оглоблин:
«Вдруг на сцену выступили «40 мучеников», как называют в Рыбинске 40 крестьян - хозяев нового моложскаго пароходства «Крестьянин I»... Месяца два пароход «40 мучеников» плавал самостоятельно, сбавив тарифы, к удовольствию публики и к ужасу монополистов «Коммерческого крестьянского пароходства». Но последние не дремали: через два месяца «Крестьянин I» бросил конкуренцию и вступил в союз с *остальной теплой компанией. Так и образовалось «Коммерческое крестьянское пароходство», с успехом пребывающее монополистом на р. Мологе и доселе. Каждый хозяин самостоятельно владеет своим пароходом и содержит его, но управление делами пароходства общее, при общем тарифе, общих пристанях и т. д.»
Впрочем, никакой скепсис исследователей тех лет не умаляет заслуг местного крестьянства. Ведь в начале XX века крестьяне Мологского уезда, в том числе той части, где сейчас находится Брейтовский район, создали уникальный для Верхней Волги транспортный пароходный прецедент.
Источники: Талыгин Анатолий. Справочник по судам, перевозившим пассажиров в бассейне Волги (1885-1910), Оглоблин Н. По реке Мологе (из путевых заметок), 1910.
На титульном фото: пристань и пароход «Крестьянин 1-й»*пароходства общества крестьян в Весьегонске. Фото С.Г. Смирнов, коллекция А.Н. Семенова.

Евгений Тихомиров 01.10.2017 11:20

бывшая в старину почти всемирная ярмарка, которую Костомаров называет первой в России
 
Обращаю ваше внимание, коллеги. что казалось бы столь маленький городок Ярославской губернии был весьма экономически развитым центром торговым и промышленным, в отличие о дня сегодняшнего, что является признанием мощи и величия чиновников того времени и фактическим свидетельством крайне низкого качества, низкой эффективности, низкого уровня и масштаба, бездарности "менеджмента нынешних региональных Ярославских управленцев к их стыду.....
Почитайте!
Город Молога и его историческое прошлое (Головщиков
https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9...BA%D0%BE%D0%B2)
Город Молога и его историческое прошлое (Головщиков)
".......Ознакомившись, на сколько позволяют рамки настоящаго издания, с более выдающимися русскими деятелями из дома кн. мологских, обратимся опять к истории мологской страны. Здесь особенное внимание обращает на себя бывшая в старину почти всемирная ярмарка, которую Костомаров называет первой в России[18]. Место, где первоначально был торг, находилось на берегу р. Мологи, в 50 верстах. от устья, где некогда был Холопий городок, что ныне село Старое Холопье[19]. Еще в начале XIV в., при вел. кн. Иоанне Даниловиче, по всей вероятности сюда, как говорит и Троицкий[20], а не на устье Мологи, как пишут Карамзин[21] и Костомаров[22], съезжались для продажи и покупки купцы разных стран — немцы, поляки, литовцы, греки, армяне, персиане, италианцы и допускавшиеся тогда для внутренней русской торговли только в один Холопий городок[23] татары и турки.
Что ярмарка первоначально находилась не «при устье р. Мологи», а переведена была сюда только впоследствии это весьма ясно подтверждается словами духовной царя Иоанна III. В ней между прочим говорится: «А что есми свел торг с Холопьяго городка на Мологу, и тот торг торгуют на Молозе съезжаяся, как было при мне»[24].
Сохранившияся от конца XVII в. предания о ярмарке, когда она, уступив место другим пунктам, давно уже не существовала, дают ей весьма важное значение. По этим известиям торг, преимущественно меновой, производился ежегодно в течении четырех летних месяцев. Приезжие купцы променивали шитыя одежды, ткани, ножи, топоры и посуду на сырыя произведения края, особенно на меха. Многочисленныя суда продавцов и покупщиков загораживали широкое устье Мологи до того, что люди без перевозов переходили по судам с одного берега на другой. Продавцы раскладывали на обширном лугу, где собственно и происходила купля-продажа, свои товары, удивлявшие «красотою узорочья» незнакомую с фабричною и искуственною производительностью Россию[25].
70 кабаков с напитками разливали в толпе веселость, а оборот ярмарки был так велик, что сборщики пошлин собирали в казну великаго князя по 180 пуд. серебра[26]. «Бывшие тогда в память свою нам неведаша, яко от отцов своих слышаша» говорит описывавший не виданную уже им ярмарку дьякон Каменевич-Рвовский, писавший в последних годах XVII столетия. Это сказание Каменевича служит доказательством, что мологская ярмарка действительно была в свое время очень важною, если и в грядущих веках оставила о своем существовании такую память[27].
Холопий городок делается известным с XV стол. Иностранец Герберштейн, посещавший Московию в 1517 г., сохранил предание, что городок этот основан был Новгородскими рабами при таких обстоятельствах: Новгородцы ходили для осады Херсона, где и пробыли 7 лет; в это время жены их вышли замуж за рабов; рабы по возвращении господ встретили их с оружием, но господа, оставив мечи и копья, погнали на них с бичами и обратили в бегство; холопы эти бежали затем на Мологу и, укрепившись здесь, основали городок, получивший впоследствии наименование Холопьяго. Эго сообщение Герберштейна повторено и Стриковским и Витсеном и автором Ядра российской истории и друг.; но нашими летописями сказание это не подтверждается, и потому историческим фактом считаться не может[28]. Напротив летописи подобный разсказ сообщают об основании гор. Хлынова (ныне Вятка)[29], да и то едвали не в подражание греческой легенде об основании Скифскими рабами города Тарента.
Но в только что приведенном об основании Холопьяго городка разсказе есть одна сторона и заслуживающая внимания, именно то сообщение, что первыми поселенцами городка признаются Новгородцы, колонизация которых в здешний край происходила еще до призвания князей-Варягов. На этом-то основании древность Холопьяго городка г. Артемьев[30] считает покрайней мере современною Ростову. В XIV же веке если Новгородцы и являлись сюда, то вовсе уже не колонизаторами, но грабителями, или, употребляя выражение того времени, ушкуйниками, шайки которых действительно составлялись большею частию из рабов или холопов. Очень может быть, что Холопий городок и был, как предполагает и Артемьев, становищем одной из таких шаек, державшихся здесь именно потому, что, при развившейся тогда торговле на Волге, было кого пограбить; ушкуйники сумели в 1371 г. овладеть даже таким большим и укрепленным уже в то время пунктом, каковым был Ярославль[31].
Собиратель земли русской — вел. кн. Иоанн III, присоединив область мологскую к московскому княжеству, отдал Мологу с соседним Угличем в поместье третьему сыну своему Димитрию, переведя сюда же из Холопьяго городка ярмарку, завещав при этом довольствоваться прежде установившимися с торговцев сборами, не увеличивая и не вымышляя новых[32]. Не ограничиваясь этим, Иоанн обязал и остальных сыновей ярмарки с Мологи на свои земли не сводить и своим подданным съезжаться на торг к Мологе не препятствовать. Вот подлинныя слова Иоаннова завещания: «Благословляю сына моего Димитрия,… даю ему город Мологу, с езы на Волзе и на Молозе совсем, потому как было при мне. А что есми свел торг с Холопьяго городка на Мологу, и тот торг торгуют на Молозе съезжаяся, как было при мне; а сын мой Димитрий емлет пошлины, как было при мне, а иных пошлин не прибавляет ничего; а сын мой Василий (старший) и мои дети того торгу на свои земли не сводят, ни заповеди в своих землях не чинят к тому торгу ездити»[33].
Находившаяся при Мологе ярмарка слыла в России самою важною до XVI стол. и особенно славилась торговлей с Азией и Турцией[34]. В первой половине XVI в., по сказаниям иностранцев, была здесь и крепость[35]; но местность ея теперь определить трудно, потому что и Волга, и особенно Молога постоянно отмывают, как мы уже видели, берег города. Со временем на Волге стали появляться мели, препятствующия ходу больших судов, и потому купцы мало по малу начали отставать от Мологи; к тому же в XVI стол. открылась новая ярмарка при Макарьеве-Желтоводском монастыре (в Нижегородской губернии), и около этого же времени, думают, возникла сборная ярмарка в Ростове, которыя и нанесли сильный удар ярмарке на р. Мологе. Сверх того азиатская торговля с Россией, по покорении в 1552—1555 гг. Казани и Астрахани, сосредоточилась главным образом в этих городах. Окончательно же добило мологскую ярмарку основание Архангельска и открытие его порта для западно-европейской торговли. Движение товаров стало тогда направляться по Шексне, и с тех пор начала развиваться пристань при Рыбной слободе (нынешний гор. Рыбинск), являющаяся ныне громаднейшим европейским хлебным рынком.

Евгений Тихомиров 01.10.2017 11:22

От Мологи начинается так называемая «Тихвинская система», по которой ежегодно, средни
 
После того как мологское удельное княжество, со всеми владениями своих князей, вошло в состав русскаго государства, в стране его, кроме движений во время упомянутой ярмарки, особенных замечательных событий не было; покрайней мере летописныя сказания вовсе молчат о них. Из начала XVII в. знаем, что в 1609 г. жители мологской страны имели несчастие изменить царю Василию Шуйскому, но вскоре одумались и опять присягнули ему же[36]. В 1617 году, при царе Михаиле Феодоровяче, моложцы терпели много горя и бед от набегов Литвы и русских изменников[37], как это было тогда и во всей северной Руси. Из описи, составленной между 1676 и 1678 гг. стольником М. Ф. Самариным и подьячим Русиновым видно, что Молога в это время была дворцовым посадом, что в ней считалось тогда 125 дворов и в том числе 12 принадлежавших рыбным ловцам, что эти последние, сообща с ловцами Рыбной слободы, ловили в Волге и Мологе красную рыбу, доставляя к царскому двору ежегодно по 3 осетра, по 10 белых рыбиц и по 100 стерлядей. Когда прекратилась с жителей Мологи такого вида подать — неизвестно.
От 1682 г. сохранилось сведение о числе домов в Мологе, каковых и было здесь тогда 1281 (Акт. Археогр. Эксп., т. IV, стр. 351).
В начале ХVIII стол. слобода Молога делилась на три посада (Яросл. Губ. Вед. 1863 г. № 23): верхний, средний или Вознесенский и нижний или Воскресенский. Верхний посад от средняго отделялся Святозерским ручьем, чрез который имелся деревянный на срубах мост. Спуск на этот мост из средняго посада проходил по берегу р. Мологи, рвом, мимо бывшей тогда здесь деревянной церкви, изгибаясь к мосту в левую сторону полукругом; подъем же с моста в верхний посад вел прямо в главную улицу Заручья, называвшуюся Сорокиной. Мост был не высок, весной заливался, и тогда сообщение с Заручьем производилось на лодках. Место, где стоял верхний посад существует и теперь, но бывшая тогда здесь единственная улица Сорокина имела в длину иное, чем теперь направление, пролегая, по устному преданию (Яросл. Губ. Вед. 1863 г. № 23), с северо-запада на юго-восток. Место средняго посада также существует и теперь, но не все; главная улица здесь носила название Проезжей; следы ея видны и теперь; направление ея было тоже с северо-запада на юго-восток. На месте нижняго посада частию течет теперь р. Молога, а на части остающейся не залитой видны еще признаки бывших жилых строений и кузниц. Все три посада находились под ведением одной общей Ратуши, помещавшейся в нижнем посаде. Пространство между нижним и средним посадами занято было торговой площадью, имевшей в длину до 250 саж. Здесь же находилась таможня, 14 деревянных лавок, кружечный двор и кабак. Каменный собор и княжеския палаты находились в старину, как свидетельствует А. Фенютин (Яросл. Губ. Вед. 1863 г. № 23), в нижнем же посаде — Воскресенском. Это сообщение Фенютина, если оно справедливо, наводит на мысль, что направление течения р. Мологи было в давния времена иное чем теперь. В настоящее время место нижняго посада постоянно отмывается, и поэтому большинство жителей издавна начало выселяться в более безопасный в этом отношении посад верхний.
До 1772 г. всех умерших, по повсеместным обычаям того времени, погребали у церквей, вблизи домов; по указу же этого года велено хоронить не ближе 100 саж. от жилищ, почему в Воскресенском приходе отведено было место для кладбища на берегу озера, и здесь построили тогда деревянную церковь Воздвиженскую, существующую на этом месте и теперь; в Вознесенском же приходе место для кладбища отведено было в другой стороне Святозерскаго ручья и обнесено было забором. Здесь и до сих пор заметны могилы и сохранилось несколько надгробных камней.
О Мологе XVIII века находим еще сведения и у Бакмейстера[38] и у Полунина[39]. Описав Угличскую провинцию, к которой и принадлежала Молога, Бакмейстер делает особое прибавление «о Моложской слободе или посаде Мологе». В этом прибавлении читаем: «Моложская слобода приписана к гор. Угличу и имеет ратушу, разделяется на три посада; разстоянием от Углича на 70 верст… Каменных приходских церквей 2, деревянная 1; дома все деревянные. По минувшей пред сим переписи в сей слободе мужеска полу 650 душ. Моложское купечество имеет не большой промысл хлебный, однако самое малое из онаго число, а большое за скудостию довольствуется Волгскою черною работою. Ярмарки бывают две, генваря 18 дня и в великий пост на 4-й неделе в Среду. Приезжают купцы из Бела озера с рыбою и снятками; из Углича, Романова, Борисоглебской и Рыбной слобод со всяким мелочным и шелковым товаром; а больше крестьяне с хлебом, мясом и деревянною посудою. Недельные небольшие торги бывают по Субботним дням». Полунин сообщает о Мологе почти тоже что и Бакмейстер, прибавляя новаго только, что Молога (слобода), принадлежа к Угличской провинции, причислена была тогда к Московской губернии, что жителей в слободе уже было 760 человек (вероятно только мужескаго пола), дворов 289.
Сравним теперь стоимость недвижимых имуществ начала прошлаго столетия с настоящим временем. Оказывается, что в 1720 г. часть дворовой земли, мерой в длину 6 саж., поперек 1,5 с., продана была в Мологе, как говорит А. Фенютин[40], за 1р.; другая часть земли, мерой в длину 28 с., поперек 1,5 с. — за 2 р., а «купеческая вдова Федосья Пономарева продала часть огуменной земли, четвертаковую полосу за 2 руб. и дворовую свою землю, значущуюся по писцовым книгам, а на ней хоромнаго строения: изба, пред нею горенка, между ними сени, кладовой чулан, амбар, сарай и новые ворота, ценою за 5 р. посадскому человеку Василью Савельеву Фенютину в прок, без выкупу». Приводить цены на подобное настоящаго времени считаем излишним. Как оне ни низки в уездном небольшом городе, но приведенныя выше, хотя и удостоверяемыя несомненным документом, могут даже показаться мало вероятными.
В № 31 Яросл. губ. Вед. 1850 г. (стр. 312, 313) помещено извлечение из купеческих свидетельств 1738 г., скрепленных подписями таможенных писцов и восковыми печатями об Афанасьевской ярмарке посада Мологи за 1738 г. Из этого извлечения узнаем, что на ярмарке продано было тогда разных хлебных товаров на 1561 р. 50 к., рыбы на 336 р.20 к., мехов на 336 р.36 к., кож на 100 р., холстов на 78 р.24 к., красной македонской бумаги на 30 р. и других разных товаров (рукавиц, чулок, сукна, кушаков, масла, пакли, железных изделий и проч.) на 957 р.55 к.; всего же продано на 3399 р.55 к.
Сличая привоз товаров в Мологу полтораста лет тому назад с привозом в последнее время, находим, что время много изменило в этом отношении характер ярмарки. Тогда главными двигателями торговли в Мологе были хлеб, рыба, меха; теперь товары эти вовсе не привозятся, а торгуют товаром красным, бакалейным и изделиями из меди, железа и дерева. Просматривая в частностях цены проданных здесь в 1738 г. товаров и сопоставляя их с ценами настоящими, с трудом доверяешь тем ценам, а между тем оне вполне верныя. Укажем хотя на некоторыя: четверть ржи стоила 75 — 90 к., куль ржаной муки 50 к., четверть пшеницы 1 р.50 к., четверть ячменя 80 к., овса 40 к., 100 соленых сазанов 5 р., воз свежих ершей 90 к., воз судаков 2 р.75 к., 100 шкур белок 2 р., 100 горностаев 6 р., лисица 80 к., куча бараньих рукавиц 2р., пуд льнянаго масла 70 к. и т. д. все в том же роде.
В 1766 г. Императрица Екатерина II, «дабы спознать нужды и недостатки каждаго уезда по его положению», вытребовала со всей империи в Петербург депутатов «для тщательнаго разсмотрения состояния управления и для преобразования его по востребованию обстоятельств». Желая затем «постановить доброе учреждение внутренних распорядков», или создать новую лучшую систему управления, Она основала «коммиссию для сочинения проэкта новаго уложения». Плодом этой коммиссии было обнародование в 1775 г. «учреждения для управления губернии», в силу котораго Россия разделена на 51 губернию с уездами. Главными областными правителями в губерниях поставлены были гражданские губернаторы и генерал-губернаторы или наместники для нескольких губерний вместе.
Первым наместником губернии Ярославской был А. П. Мельгунов[41]. 13 июня 1777 г. он, между прочим, доносил Императрице[42]: «Исполняя Высочайшее Вашего Императорскаго Величества имянное повеление, данное мне сего года от 23 февраля, коим соизволили вверить мне новоучреждающуюся Ярославскую губернию и указать по данному мне от Вашего Величества примерному росписанию оной на 12 уездов, на месте удобность их освидетельствовать, и как о сем, так и какия вновь города для приписания к ним уездов назначить нужно будет, Вашему Величеству самолично представить,… сим доношу, что я все оное исполнил, чего для и представляю у сего на Высочайшее разсмотрение… описание мест, в коих полагается вновь быть городам». В этом описании*:) говорится: «От сего места (из Мышкина) продолжал путь мой к посаду Мологе, разстоянием от Рыбной слободы в 30 верстах состоящему, по луговой стороне Волги, на устье р. Мологи, куда переправясь довольно видеть мог способность сего места для города из обстоятельств местоположения и достатка жителей, коих в купечестве и мещанстве состоит 792 человека».

Евгений Тихомиров 01.10.2017 11:24

Чрез Волгу в самый город привезен был на нарочно приведенном матросами из Петербурга
 
Таким образом, по избранию и указанию Мельгунова и по воле Императрицы Екатерины, древний дворцовый посад или купеческая слобода Молога, зависевший по управлению от угличской провинциальной канцелярии, получил в 1777 г. название уезднаго города, и тогда же причислен к Ярославскому Наместничеству, а потом в 1796 г. (31 декабря) и 1802 г. (28 июня) к Ярославской же губернии.
Герб гор. Мологи утвержден 20 июля 1778 г. В полном собрании законов он описан так: «щит в серебряном поле; часть третья онаго щита содержит герб ярославскаго наместничества (на задних лапах медведь с секирой); в двух же частях того щита показано в лазоревом поле часть землянаго валу, он обделан серебряною каймой, или белым камнем»)[43]. План города конфирмован 21 марта 1780 г. и 26 октября 1834 г..
Для открытия в Мологе новых, назначенных для уездных городов, присутственных мест и для присутствования при баллотировке на разныя должности, командирован был наместником ярославский вице-губернатор Ив. Ив. Голохвастов. Из протокола об открытии вообще ярославской губернии[44] узнаем, что присутственныя места открыты в Мологе 4 января 1778 г. Первым предводителем дворянства избран был генерал-поручик Николай Ив. Глебов; в уездный суд: судьей — подполковник Алексей Ерофеев, заседателями секунд-майоры Александр Левашев и Александр Сухово-Кобылин; в нижний земский суд — исправником — артиллерии майор Михаил Мусин-Пушкин и заседателями поручики Василий Сеченой и Александр Черной; городничим — Терпский. Канцелярии новых присутственных мест Мельгунов охарактеризовал так: «для письмоводства нижних канцелярских чинов немного, а способных еще менее»[45].
О времени царствования Императора Павла Петровича из записки Ф. К. Бушкова узнаем, что Император посетил проездом и г. Мологу. «Это было, пишет Бушков, в 1796 г. 6 июня. Когда он (император) с детьми своими Александром и Константином проезжал из Казани по тракту в Петербург, изволил посетить и наш гор. Мологу. Но так как время клонилось уже к вечеру, то остановился в доме г. Глебова и ночевать. Чрез Волгу в самый город привезен был на нарочно приведенном матросами из Петербурга катере, который и доселе хранится здесь в городе, равно как и флаг или штандарт здесь же в Полиции… Император был невыразимо весел и ко всем ласков… Помню слова его: здесь бы следовало быть пристани, которая теперь находится в Рыбинске. Это сказано было им в то время, как разговаривал он и расспрашивал о местности и реках здешняго места». Действительно, вскоре после проезда чрез Мологу императора Павла присланы были, как говорит Фл. Арсеньев[46], инженеры для предварительных, чтобы соединить Волгу с Шексной, распоряжений над прорытием канала рч. Пушмой[47]. Трудно понять, какия соображения руководили в этом предприятии: судоходство Пушменским каналом не могло принести никакой существенной пользы, нисколько не сокращая пространства и не улучшая пути. Просто, кажется, император хотел придать Мологе, особенно почему-то ему полюбившейся, важное торговое значение в ущерб Рыбинску, который, по словам Фл. Арсеньева, почему-то, напротив, ему не понравился. Но со смертью Павла о Пушменском канале никто уже более не вспоминал; но будь он устроен, захудалая теперь Молога была бы отправочным пунктом товаров мелкими судами по всем трем системам, соединяющим море Каспийское с Балтийским, и имела бы весьма важное торговое значение. «В доме Глебова, продолжаем выписку из записки Бушкова, поднесены были императору от общества хлеб и соль, стерляди и осетр, а от девячьяго монастыря — образ. Здесь-же изволил он и ужинать». В числе блюд Бушков поименовывает только одно — простоквашу. «На другой день, в Воскресенье, был в ближайшей церкви Воздвиженской за литургией. Потом, зайдя в квартиру не более как на минуту, тотчас-же, и не обедав, отправился по тракту в Петербург, а обедать изволил уже в селе Брейтове».
В Яросл. Губ. Вед. 1854 г. (№ 41, 42) помещена статья, принадлежащая по времени составления ея самому началу нашего века. Из этой статьи, озаглавленной «Молога в 1802 году», узнаем, что здесь была тогда городская школа с 45 учениками, и им преподавалось: «краткий катихизис, читать и писать по русски, 1-я и 2-я часть арифметики, первыя основания рисовальнаго художества и объяснение должности человека и гражданина». Годовой оборот торговли доходил тогда до 160 000 руб. Были здесь и заводы: «солодовенных два — Осипа Вас. Казанина с 1800 года, с производством на 1000 р. и Косьмы Андр. и У. М. Бушковых[48] с 1795 г., на 6500 р., кожевенных два — И. П. Новотельнова с 1801 г., на 1550 р. и М. М. Нестерова с 1798 г., на 1275р.; кирпичных тоже два». Далее в той-же статье идет описание самых жителей; о которых неизвестный автор говорит, что «росту они средственнаго, лицом недурны, темно-русые, речисты, замысловаты, в торговле трудолюбивы».
Много позднее, А. Фенютин, писавший в местных губ. Ведомостях, дает[49] такия о жителях Мологи сведения: «Изстари они усердны к церкви, и духовенство здесь, особенно отцы духовные, в большом почете». Далее Фенютин отмечает еще особенность, именно, что «в старину всякий считал непременной обязанностью иметь в церкви свою икону, и каждый раз, входя в церковь, покупал свечу, зажигал ее и сам ставил перед своим образом, усердно при этом молясь ему. Иконы эти назывались мирскими». Некоторые толкуют это, прибавляет Фенютин, в дурную сторону, объясняя тем, что прихожанин оставался, будто-бы, недоволен церковными образами, находя в них мало святости, почему и прибегал к указанной мере; но такой вывод мог бы прилагаться для местности, населенной старообрядцами; между жителями-же Мологи, к чести их, старообрядцев вовсе нет. При своей набожности Моложане не могут однакож похвалиться отсутствием суеверия; они замечают разныя приметы, доверяя даже колдовству[50].
В 1778 г. в новооткрытом городе было уже 418 домов и 20 лавок, а жителей об. пола 2109[51]. С тех пор город стал год от году увеличиваться и по возможности улучшаться и во внешнем и во внутреннем благоустройстве. В 1858 г. жителей здесь было 2277. м. п. и 2574 ж., итого 4851[52]; в 1864 г. 2355 м п. и 2821 ж. п., всего 5186[53].
В 1810 г. учреждена была в Твери Судоходная Расправа, а в Рыбинске отделение ея с представителем и от Мологи. В 1811 г. я, пишет Ф. К. Бушков, «выбран был в члены онаго и, в числе 17 человек из разных губерний, требован был в Тверь для принятия присяги и представляем к Его Высочеству Принцу Вертембергскому Георгию[54]. Тут ему от гор. Мологи с депутациею от купечества, на серебряном вызолоченном блюде с вычеканенным сердечком, подносима была хлеб и соль, которые и приняты с большим удовольствием, а Ея Высочество (супруга Принца) допустила нас к целованию руки, проговоря: мне крайне приятно, что знакомлюсь с вами».
Для усиления в гор. Мологе полиции повелено было, 3 августа 1823 г.[55], определить туда одного квартальнаго надзирателя с жалованьем по 200 р. в год из городских доходов; а в 1836 г. (29 мая) на обязанность города же возложено все содержание полиции[56].
По произведенному, при топографической съемке, измерению, Мологе принадлежит земли 7628 дес. 1894 с.; в том числе внутри городской черты 322 дес. 415 с. и вне городской черты 7306 дес. 1479 с. Все же пространство мологскаго уезда составляют 4437,6 кв. верст, да под озерами, которых в мологском уезде 70, 10,52 кв. верст.
Небольшой городок Молога, весьма узенький и длинный, представляет из себя ныне один из торговых, хотя и неважных пунктов. Этому способствует особенно его положение при слиянии двух важных судоходных рек, из которых Молога[57], имеющая летом ширину от 60 до 130 и глубину от 2 до 5 с., служит началом одной из трех главных систем водяных сообщений Балтийскаго моря с Каспийским.
От Мологи начинается так называемая «Тихвинская система», по которой ежегодно, средним числом, проходит в последние годы из Рыбинска к Петербургу до 7000 судов с грузами низовых приволгских губерний, стоимостью до 12 000 000 руб.
Тихвинскую систему составляют: река Молога, из которой суда входят в р. Чагоду, а отсюда в приток Горюн, из котораго вступают в озеро Важинское, в р. Сомину, в озера Сомино и Эглино; отсюда каналом в 10 в. входят в оз. Лебедино, из него в р. Тихвинку, в Тихвинский канал, в р. Сясь, Сясский канал, Ладожский канал и в Неву. По Тихвинскои системе, как небогатой водами, ходят суда небольших размеров, так называеиыя соминки и тихвинки, имеющия еще общее название «канавныя», удобныя по своему устройству для прохода по каналам. Особенно выгодною систему эту признают для судов, идущих из Петербурга с разными колониальными товарами; таких судов в навигацию проходит здесь до 4500. Конечно, все эти суда проходят лишь мимо города и останавливаются из них весьма немногия и на то самое короткое время, тем не менее движение их не может не отражаться на благосостоянии жителей, открывая им возможность к снабжению судорабочих съестными припасами и другими необходимыми предметами. — Кроме прохода упомянутых судов, на Мологской пристани ежегодно грузится более 300 судов хлебом и другими товарами, на сумму до 650 000 р., и почти такое-же число судов здесь разгружается. Сверх того в Мологу пригоняется до 200 лесных плотов. Общая ценность разгружающихся товаров доходит до 500 000 руб. При всем этом город не может назваться ныне вполне торговым. Более оживленный вид он принимает только во время нагрузки судов; но и это продолжается весьма недолго, а затем он погружается в обычную сонную жизнь большей части наших уездных городов.
Из общаго количества товаров, доставленных в Рыбинск в навигацию 1888 г., по Тихвинской системе направлено было к Петербургу[58].:
Ржаной муки кулей 21368
Пшеничной муки мешков 34044
Пшеницы четвертей 4265
Ржи четвертей 13365
Льнянаго семени четвертей 20
Овса четвертей 375
Гречи четвертей 3950
Пшена четвертей 11787
Отрубей пудов 500
Рыбы пудов 27409
Спирту ведр 1200
Железа пудов 22900
Чугуну пудов 3408

Евгений Тихомиров 01.10.2017 11:32

пароходъ правымъ бортомъ налетелъ на камень и получнлъ тр и пробоины, иричемъ вторая
 
Ну и продолжим "ретро путешествие" по реке Мологе в нчале двадцатого века:
1ятпому пароходу!“ .. При подходе „Виктора" къ Липнякамъ большинство публики не обратило ънимашя на опасный маневръ, мнопе не подозревали никакой опасности, но часть пассажировъ заволновалась, понявши всю опасность нашего безумнаго хода. Тревогу подняла какая-то баба, пришедшая въ ужасъ, что пароходъ лезетъ на камни и собирается приставать въ такомъ месте, где никто никогда не нристаетъ. Даже въ большую воду пристаюгъ несколько выше, но никакъ невътомъ пункте (у ннжняго амбара), куда устремлялся „Викторъ". Баба закричала, друпе подхватили ея тревогу, но было уже поздно... Пароходъ бойко под- ходилъ къ берегу и помощникъ командира, стоявпйй на вахте, не отдалъ даже команды, чтобы машина „работала назадъ“ , что обязательно требуется при маневре причалнвашя, чтобы уменьшить ходъ судна, движущегося по инерцш после остановки машины. Подгоняемый навальнымъ ветромъ, v Никторъ“ чут!. не съ полнаго хода налетелъ на камень... Мы сидели въ столовой рубке, когда раздался этотъ страшный трескъ... затемъ въ другой разъ... и еще разъ... Пароходъ сильно вздрогнулъ, мебель закачалась, стоявнпе и сидевипе иасажиры покачнулись... Все подумали, что это обычное след- crBie неумелаго причаливашя къ пристани, т. е. что пароходъ ударился о пристань и оба они затрещали отъ столкновешя.
П О Р. М О Л О Г Ъ . 35
Бросились къ окнамъ, но... никакой пристани не было и мы стоимъ въ 5 саженяхъ отъ голаго песчанаго берега, нротивъ какого-то амбара, у котораго сидитъ подъ дождемъ кучка мужи- ковъ, бабъ, ребятъ, и вс* весело] поглядываютъ на необычные маневры парохода... Никто изъ ннхъ пальцемъ не поше- вельнулъ и рта не раскрылъ, чтобы предупредить подходивийй пароходъ объ опасности, хорошо понятной даже малымъ ребятамъ. Пассажиры выскочили на ннжнюю палубу и тутъ узнали, что пароходъ правымъ бортомъ налетелъ на камень и получнлъ тр и пробоины, иричемъ вторая была въ 5 аршинахъ отъ первой, а третья еще дальше. Ходъ парохода былъ такой быстрый, что старый корпусъ судна, пробороздивши по камню и получивши 3 пролома, сошелъ самъ съ камня. Удары были настолько сильные, что въ машине что-то лопнуло и пароходъ сталъ, бросивши загЬмъ .якорь. Пробоины оказались въ трюме, набитомъ мешками съ мукой и ишеномъ, и вода сразу хлынула въ образовавппяся о тв ер ст. Пароходъ стало кренить правымъ бортомъ... Нашъ энергичный командиръ не растерялся. Быстро рас- пред’Ьлилъ команду по оиаснымъ м'Ьстамъ. приказалъ выкачивать воду и готовить „пластыри" для заделки иробоинъ, собралъ артель добровольцевъ изъ пассажировъ для перекладки грузовъ въ трюм'Ь и вытаскивашя ихъ на нижнюю палубу и на берегъ, куда назначалось 700 пудовъ муки и пшена. Для сообщешя съ берегомъ устроили лшвотрепещухщя сходнн на козлахъ. Авральная работа кипела бойко, горячо, воодушевляемая командиромъ, носившемся всюду, где требовалось его присутств1е, и везде умело, находчиво, энергично распоряжавшимся. Явились добровольцы изъ пассажировъ, охотно помогавнпе симпатичному командиру. Особенно полезенъ былъ пожилой, прилично одетый господинъ, хорошо знавпий пароходное дело. Вт> дальнейшемъ плаваши онъ был'ь очень полезенъ, являясь правою рукою командира, котораго заменялъ даже на его безпрерывной вахте. Дело въ томъ, что после аварш въ Лшшякахъ, явнымъ виновни- камъ которой былъ номощникъ командира, иоследшй былъ смещенъ командиромъ съ должности... Другого помощника не было н командиру пришлось стоять безсменную вахту, тянувшуюся больше 2 сутокъ (до Рыбинска), почти безъ сна и отдыха, Еестп за помощника кассу и пр. и пр. Безъ помощи добровольцевъ командиру пришлось бы черезчуръ круто...
36 РУСОКОЕ СУДОХОДСТВО.
Къ сожалепш, лоцмана но пришлось сменить, такъ какъ другого но было. Да и въ Линнякахъ, кажется, еще ннкто не подозр’Ьвалъ, что въ „заговоре*1 протнвъ командира участвуетъ и этоть хмельной субт>ектъ, и всю вину возложили на помощника... Классные пассажиры, доверяя энергичному командиру, мало безпокоились, но публика III класса явно волновались, недовольная' задержкой. Мнопе гонщики торопились ко второму сплаву гонокъ, когда дорогь каждый часъ. Некоторые потребовали возврата денегъ и, получивши ихъ, высадились на берегъ и наняли лошадей. Они боялись, что мы долго простоимъ у Лип- пяковъ, а, можетъ быть, н совсемъ не пойдемъ впередъ. Но они обманулись. Авар1я случилась въ 5-мъ ч. д.,ачерезъ 3 часа пробоины были заделаны, воду откачали, машину исправили н въ 8 ч. в. „Викгорь** тронулся вверхъ.
VII.
Долго пассажиры беседовали па тему только что пережитой aBapiii, затЬмъ стали расходиться ио каютамъ. Въ 1-мъ часу ночи (на 19 мая) я усльпнглъ изъ своей каюты выкрнкиватя матроса, делавшаго „намётку**. Я догадался, что мы всходили на перекатъ П оп чиху (ниже устья р. Чагоды), о которомъ некоторые пассажиры загодя сомневались, чтобы мы прошли его благополучно. Вода все убывала, а ходъ по перекату очень узкШ и извили стнй. Успокаивало всехъ одно, что ночь была лунная (тучи прошли) и опытному лоцману нельзя не знать ход въ на перекате, п нельзя прозевать ихъ, когда такъ ярко светить луна. Некоторые пассажиры высаживались на Усть-Чагоде и разсчитывали тамъ быть около 1 ч. ночи. Опустивши окно, я вслушивался въ возгласы наметчика. Глубина становилась все меньше и меньше, пароходъ убавилъ ходъ. Справа, у самаго борта парохода показались три крошеч- ных-ь островка, образовавшихся нзъ наметеннаго носку и уже на- 4iiHaBiuie зарастать лознякомъ. Пароходъ сталь изворачиваться около островковъ, сунулся вправо и влево, сильно вздрогну л ъ и грузно зарылся въ песокъ... Мы основательно уселись на мели, йодле самыхъ остров- ковъ. Пароходъ долго вертелся около нихъ, пробуя сняться съ мели силами своей машины и при помощи багровъ. Но все попытки не удавались... Команднръ, наконецъ, решилъ дать отдыхъ команд*, измученной ещо aeapieft въ Липнякахъ, и отложить д*ло до утра. Проснувшись въ 7 ч. утра, выглннулъ въ окно: „Викторъ" иродолжалъ стоять все у т*хъ же крошечныхъ островковъ... Но черезъ полчаса, собираясь выйти изъ каюты, смотрю въ окно и— уже не вижу этихъ надо*вщихъ островковъ. Они куда-то ушлина- задъ, а пароходъ медленно подвигался виередъ и скоро вышелъ на чистую воду. 7 часовъ мы простояли тутъ и сдвинулись при помощи завозного якоря и спасти, завезенной па берегъ. Для этихъ ма- невровъ силъ пароходной команды было недостатачно и снова пришлось нанимать добровольцевъ изъ пассажировъ. Об* эги аварш— въ Липнякахъ и на Поичих*—обошлись пароходу въ 100 р., считая паемъ люде,% подмочку груза, поломку машины и проч. Публика была въ негодованш за такую продолжительную остановку и явно винила лоцмана, намеренно взявшаго ненадлежащее нанравлеше на перекат* и упорно шедшаго виередъ несмотря на предостерегающую наметку. Правильный, бол*е глубоюй ходъ по перекату направлялся совершено въ сторон* отъ вышеупомянутыхъ островковъ... Разставшись съ Нопчихой, „Викторъ“ скоро иодошелъ къ пристани Моденскаго Николаевскаго мужского монастыря. Небольшой захудалый монастырь довольно красиво расноложенъ на возвышеиномъ л’Ьсистомъ нравомъберегу Мологи. У берега стоитъ настоящая пристань, сделанная изъ баржонкп. Половина пристани отведена подъ часовню, въ которой монахи служатъ молебсття во время стоянки пароходовъ. Это—одна изъ доходныхъ статей б*днаго монастыря, а другою служить чтимая икона Св. Николая, которую носятъ по селешямъ Устюженскаго и Весьегонс- каго угЬздовъ. Подл* нрнстанп стоитъ небольшое деревянное здаше монастырской гостинницы для пр1*зжающихъ богомольцевъ, которыхъ и нашъ пароходъ ссадилъ въ небольшомъ количеств*. Следующая пристань У с т ь-Ч а г о д а уже въ моложскомъ вкус* — голый песочекъ на нравомъ берегу Мологи, иротивъ устья р. Чагодощи, откуда начинается Тихвинская система. Устье Чагодощи довольно широко—около 100 саженъ. На нравомъ берегу его—домъ начальника дистанцш, сзади нЬсколько част- ныхъ построекъ—трактиры, чайныя и т. п. Л *в*е устья расположено село, съ красивою церковью на берегу Мологи. Сдавши на „пристань" н*сколькихъ пассажиров и небольшую кладь, „Внкторъ" сталъ отваливать и долго не могъ справиться съ этимъ яехитрымъ маневромъ, благодаря слабой машине и сильному встречному ветру. Онъ сильно прижималъ пароходъ къ берегу и не давалъ ему ходу. Слабая команда, какъ ни упиралась баграми въ берегъ, но ннчего не могла поделать... Тогда командиръ пригласилъ добровольцев!, изъ пассажировъ—и только съ ихъ помощью „Внкторъ11, наконецъ, кое-какъ отвалнлъ отъ берега и вышелъ па фарватеръ. Это печальное свойство парохода—терять правежъ при встречномъ ветре, сослужило намъ дурную службу въ последовавшей затемъ третьей аварш, случившейся выше устья р. Чагодощи.

Евгений Тихомиров 01.10.2017 11:37

Пароходъ сильно зарылся въ цесокъ и стоялъ неподвижно. Команда волновалась, суетилась
 
Выло 11 ч. у., когда „Внкторъ" взошелъ на перекатъ Ко ты ль, все при томъ ;ке встречномъ ветре, еще бол'Ье усилившемся. Шли тихиыъ ходомъ, съ наметкою, которая показывала быстро уменьшавшуюся глубину. Командиръ собирался дать „задшй ходъ“, но лоцманъ упорно настаивалъ на ваятомъ имъ направленш, дошелъ до 2 четвертей—и грузно усадилъ пароходъ н а м е л ь... Попробовали взять назадъ—нн съ места!.. Бросились отпихиваться баграми— результата тотъ же. Пароходъ сильно зарылся въ цесокъ и стоялъ неподвижно. Команда волновалась, суетилась, а лоцманъ, опять бывппй съ мухой, анатнчно относился къ общей тревоге и даже улыбался, глядя на бегавшую команду и взволнованней) командира... Ему даже на руку новая задержка, такъ какъ онъ получаетъ посуточную плату. Да и помимо того несомненно, что онъ сознательно подкладывалъ свинью новому командиру, подъ воздейств1емъ команды, недовольной иоследнимъ... Когда спрашивали лоцмана—зачемъ онъ иовелъ пароходъ у праваго берега, когда и ребята здешшо знаютъ, что тамъ пески, а итти надо но яру у леваго берега, у котораго сейчасъ отстаивались отъ ветра гонки,—лоцманъ наивно отвечалъ, что онъ „боялся, какъ бы пароходъ не навалился на гонки и не поло- малъ бы ихъ“ ... Друпе резонно замечали ему, что следовало пароходу „работать назадъ“ съ 4 четвертей, а не съ 2 четвертей, какъ поздно спохватились... Лоцманъ отмалчивался, глупо ухмыляясь. Спустили съ парохода лодку, обмеряли кругомъ корпуса,
П О Р. молог-ь. 39
затЬмъ повезли снасть съ якоремъ на берегъ и попробовали сняться, но безрезультатно: за часъ много намыло песку около парохода... Подошла пора обеда для команды и командиръ прервалъ работы, гЬмъ бол^е, что публика сильно волновалась и требовалось принять м*ры для ея успокоешя. Пассажиры III и IV классовъ были въ открытомъ броже- Hin... Еще бы!., гонщики плотовъ, торопнвпйеся на верховья- Мологи для иоваго сплава гонокъ и дорожнвппе каждымъ часомъ, ради чего п потратились на дорогую для нихъ пароходную езду, уже потеряли 7 часовъ, когда мы сидели на перекате Попчихе, а тутъ новая задержка, на Котыле, и еще неизвестно, когда-то она кончится... Съ другой стороны, среди гошдиковъ появились въ бук- вальномъ смысле голодаюние... Взятый ими хлебъ уже вы- шел'ь, въ буфете его было мало и гонщнкаыъ его не продавали, а до ближайшей деревни нельзя было съехать... И публика ЦТ класса, собравшись на нижней палубе, окружила командира, требуя денегъ, хлеба и невесть чего. Самого командира ни въ чемъ не винили, но на лоцмана обрушивались со всею силою пегодовашя и вполне основательно... Посыпались угрозы по его адресу: — Въ воду посадить его!., убить!., и вчера онъ нарочно полезъ на песокъ, на Попчихе, и сейчасъ зпалъ, что лезетъ на песокъ, ходъ вотъ где онъ-подь еромъ, а онъ куда пол’Взъ?!.. Впереди перекатъ Чипецъ—итамъонъ насъ засадить?!., атамъ „камушки“ !.. тамъ капутъ будегъ „Виктору"!.. И до Устюжны не доберемся вовсе... Долой такого лоцмана!., убить его мало!.. Лоцманъ куда-то спрятался it не показывался, пока позже большая часть протестантовъ не сошла съ парохода... Но угрозы видимо подействовали на него отрезвляюще и больше онъ уже не пускался на свои фокусы, и за Катылемъ, какъ и на обрат- номъ пути, велъ пароходъ осторожно и везде, на опасныхъ местахъ, провелъ его благополучно. Большихъ усилШ стоило командиру, его помощникамъ— добровольцамъ и класснымъ пассажирамъ успокоить взволнованную публику III класса. Командиръ пообещалъ, что, какъ только команда пообедаетъ, онъ тотчасъ примется за самыя энергичныя меры но стаскиванпо парохода съ мели, для чего снова пригла- силъ на иомощь добровольцевъ. Действительно, скоро закипела авральная работа. Пошли
40 РУССКОЕ СУДОХОДСТВО.
въ ходъ багры, завозный якорь н проч.—и въ 2 ч. д. „Викторъ“ снялся съ мели заднимъ ходомъ. Вс'Ь ожили, но не надолго... Двинувшись назадъ, „ Внкторъ “ прижать былъ навальнымъ вЪтро.мъ къ берегу, у котораго стояли гонки, и, какъ ни старался извернуться носомъ по надлежащему направленш, но ничего не могъ поделать!.. То его несло ветромъ на песок'ь, съ котораго только что сошли, то наваливало на гонки. Онъ совсЬмъ лишился правежа, да и въ машине что-то неладное сотворилось/ Измученная команда опустила руки и не знала, что предпринять. Командиръ, не спавппй всю ночь, измотавнпйся во время трехъ аварШ, нравственно разбитый разыгравшимися противъ него интригами команды и волнешемъ пассажировъ, начиналъ падать духомъ... Сделали еще одну попытку двинуться помощью завезенной на берегъ снасти, по и она была безрезультатна... „Вик- горъ“ нрилинъ къ гонке, стоявшей у берега, и ни за что не хо- тЬлъ разстаться съ нею... Команда бросила все попытки и пошла отдыхать. Но коман- днръ долго еще возился съ пассажирами III класса, собравшимися оставить пароходъ и требовавшими возврата денегъ за билеты. Хотя до Устюжны оставалось около 25 верстъ, но публика имела нахальство требовать возврата полной стоимости билеговъ оть Весьегонска... Одна артель гонщиковъ, потерявшая какими- то судьбами свою гонку, была вчера изъ милости посажена не за нормальную цену, а ио 10 кон. съ человека. Заплатили они но грнвенпику—по нищенскому тарифу, ради ихъ бедноты и несчастья съ ихъ гонкой, а теперь наравне съ остальными требовали оплаты бнлетовъ по полному тарифу!.. Контролеръ вспомнилъ это и пристыднлъ нахаловъ, желав- шпхъ поживиться на счетъ чужого бедсш я... Имъ ничего не дали, а остальнымъ предложили по 25 кои. на человека. Желаю- щпхъ нашлось около 50 человекъ. Они захватили свои котомки, получили деньги и спустились на, берегъ. Всехъ требовательнее оказались вчерашше добровольцы, но- могавнпе команде во время аварШ у Липняковъ и на Попчихе. За эту помощь более деятельные нолучнли по 50 к., а остальнымъ дали поужинать, такъ какъ они были изъ cepin „голодаю- щихъ“ . Поужинавши, они потребовали чаю— имъ дали. Напившись чаю, они захотели папнросъ... Но папиросъ командиръ уже не далъ имъ—и теперь, при расчете, они всехъ нахальнее приставали къ командиру и требовали для себя повышеннаго расчета. Но ихъ удовлетворили наравне со всеми.

...

Евгений Тихомиров 01.10.2017 11:38

Разц^лавшись съ этими протестантами, измученный въ конецъ командиръ, видимо валивппйся съ ногъ, ушелъ въ каюту несколько вздремнуть. Разошлась к команда. По опустевшему пароходу бродили, какъ сонныя мухи, немнопе оставнпеся пассажиры, вглядываясь въ надоевпйя до смерти окрестности Котыля, которыми мы волею-неволею должны были любоваться съ 11 ч. у. до 6 ч. вечера. Двое классныхъ пассажировъ не выдержали этого тоскливаго ожидашя и, подобно гонщикамъ, сошли съ парохода. Они направились нешкомч> къ видневшейся вблизи усадьбе, получили тамъ лошадей и укатили въ Устюжну. Но и эти пассажиры, и раньше сошедппе гонщики слиш- комъ поторопились. Не успели они скрыться съ нашихъ глазъ, какъ „Викторъ" зашевелился. Около 6 ч. в. ветеръ стихъ и гонки, отстаивавшаяся у берега, стали собираться къ отвалу. Съ той гонки, къ которой „Викторъ" стоялъ прижавшись, гонщики потребовали, чтобы пароходъ отчалилъ и далъ дорогу. Явились лоцманъ. штурвальный и помощникъ -доброволецъ. Командира пожалели будить безъ него принялись отваливать. Но онъ чутко спалъ и сейчасъ же явился на вахту. При стихшемъ ветре „Викторъ" легко извернулся и сталъ слушаться провежа. Все облегченно вздохнули, когда пароходъ тронулся, наконецъ, впередъ. Шли тихо и осторожно, благополучно миновали гонки, еще стоявния по яру, прошли счастливо и „камушки“ на ириверхе переката. Командиръ и его помощникъ— доброволецъ зорко глядели за лоцманомъ, да и пассажиры не спускали съ него глазъ. Онъ ежился подъ общимъ негодующимъ контролемъ и волею-неволею велъ теперь дело на чистоту
IX.
Все пассажиры высыпали на верхнюю открытую палубу, очень довольные, что вырвались, наконецъ, съ надоевшаго Котыля, Но все были не спокойны... Вскоре предстоять каменистый перекатъ Чирецъ, „более ядовитый, чемъ Котыль"—говорили местные знаютще люди. Да и дальше, на всемъ пути до Устюжны, попадаются и „камушки" (какъ выражаются на МологЪ), и песча- ныя косы. Лоцману уже никто не верилъ и все были убеждены въ его вероломстве’ и участш въ „заговоре“ нротивъ командира... Что за Котылемъ лоцманъ, подъ вл1яшемъ угрозъ пассажировъ,
42 РУССКОЕ СУДОХОДСТВО.
броснлъ свою подлую игру— этого никто еще не подозрЪвалъ и вс’Ь ждали отъ него всякихъ гадостей... Пройдя около версты по крутому кривулю Мологи, мы взошли на нерекатъ Чирецъ, въ виду с. Чирца, съ его большимъ камен- нымъ храмомъ и усадьбой, очень красиво расположенными на возвышенномъ „древнемъ берегу" реки. Извилистый ходъ по перекату былъ еще затрудненъ большой баржей, усевшейся на мели въ самомъ опасномч» месте... Но эта же баржа служила для насъ какъ бы бакеномъ и мы благополучно прошли роковое место, идя черепашьимъ ходомъ. Просто не верилось, что лоцманъ упустилъ такой удобный случай еще разъ посадить „Виктора" на камни... Все повеселели, пройдя Чирецъ. Да и река тутъ стала интереснее. Къ ней вплотную подошли справа ея возвышенные и лесистые древше берега, местами довольно живописные. Было чемъ полюбоваться и отдохнуть оть всехъ пережитыхъ передрягъ. Особенно красивъ подходъ г. Устюжн'Ь н видъ на самый городъ, разметавпайся, за крутымъ кривулемъ рЬки, по возвы- шенностямъ обоихъ береговъ Мологи. Главная часть города ле- житъ на правомъ берегу, а предместье на леномъ. Въ старину городъ назывался Устюжной-Железопольской, такъ какъ около него и въ уезде добывались железныя руды, теперь забытыя и заброшенныя. Видъ на городъ недуренъ издали, но вблизи строешя, выходящая на реку, очень неказисты. Лучшая часть города лежитъ за гребнемъ береговой возвышенности и съ реки не видна. Только отовсюду высятся главы многочисленныхъ для такого небольшого города 13 церквей, между которыми есть и довольно старинныя. Въ центральной части города—шнроия и частью мощеныя улицы, обширная базарная площадь, съ гостиннымъ дворомъ, встречаются больипе каменные дома, въ томъ числе женская гимназ1я и реальное училище. Въ общемъ, Устюжна представляется довольно благоустроеннымъ городомъ. Въ промышленпомъ отнотенш онъ играетъ значительную рол!., какъ центральный пунктъ обширнаго лесного края. „Викторъ“ подошелъ къ Устюженской пристани въ 9-мъ ч. вечера, а черезъ полчаса нришелъ вследъ за нами одноярусный пароходъ „Михаилъ11, благополучно ирошедШ весь путь. Для встречи этихъ последнихъ иароходовъ на набережную высыпалъ почти весь городъ и зрители не расходились до поздней ночи. Пристань маленькая, тесная и все грузы помещаются на
ПО Р. молот®. 4 3
берегу, безъ всякихъ подстилокъ и покрытШ. Съ пристани на вы- coKifl берегъ (около 8 саженъ) сначала ведетъ довольно сносная лестница, въ верхнемъ конце совершенно изломанная, а дальше приходится карабкаться по крутому косогору, очевидно непроходимому въ грязь... И никому н^тъ д*ла до этого безобрайя — ни городу, ни „Коммерческо-крестьянскому пароходству", ни судоходному надзору. Въ городе есть „начальникъ иостовъ" и подчиненные ему чины, не видяпце ни безобраз1П на пристани, ни разныхъ безпо- рядковъ на реке. Мимо города по узкой реке спокойно спускались гонки въ два счала, чтозакоиомъ воспрещено... Противъ самой пристани лежитъ изрядный „камушекъ", а будки на немъ не было: онъ или сбит!) гонками, или снееенъ водою. Ниже пристаней— другой „камушекъ", также ничемъ не обставленный, а обозначающая его „вешка" (раскрашенный кол ь) поставлена много ниже на чистой воде!.. Не понятно, какъ наши пароходы не наскочили на эти „камушки".. Правда, нави га щя уже заканчивалась здесь и судоходный надзоръ могъ опочить отъ своихъ делъ, и темъ более, что эта часть Мологи считается только „сплавною". Думается, однако, что путейская обстановка нужна не однимъ пароходамъ и дру- гимъ судамъ, но въ равной степени и сплавляемымъ леснымъ гонкамъ, для которыхъ также опасны и „камушки-одинки", и каменныя гряды, и пески, и косы. Если у путейскаго ведомства не хватаетъ средствъ на очистку реки землечерпательными и другими снарядами, тогда и сплавная река должна быть какъ следуетъ обставлена хотя бы такими примитивными знаками, какъ колья съ тряпицами и т. п.


Текущее время: 19:22. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2023, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС