Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (http://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (http://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (http://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Алексей Смирнов 28.06.2017 11:32

Харизматичные кораблики. Хотя на втором фото похоже после глубокого (и не очень удачного) ремонта надстройки.
Евгений - чистка рек больной вопрос, хотя сейчас потихоньку начинает двигаться, благо технические возможности позволяют.

Евгений Тихомиров 28.06.2017 11:34

За 10 лет жители поморских сел, предоставленные сами себе, что называется, дошли до р
 
И вновь о возврате судоходства. организации круизного .речного туризма, развитии речных перевозок, развитии системы маломерного флота и судоходства на Пинежских просторах.
Для реализации всего этого проекта нужны, как минимум начинать развитие инфраструктуры береговой и наличие серьезных и умных менеджеров-чиновников в администрации и министерствах Архангельского региона, заинтересованных в развитии реальных секторов экономики территорий. расположенных по берегам рек Пинеги. Кулоя. Мезени, Онеги. Свиди и так далее.
Где же эти серьезны менеджеры -управленцы, где их планы серьезные по выходу территорий из состояния деградации?.\
Более того, эти чиновники даже и не заикаются о наличии таких предложений по выходу территорий Пинежского, Мезенского и Лешуконского района из стадии вялотекущей деградации экономики и социальной сферы, усугубляемых не прекращающимся оттоком населения из этих районов..
Но свет клином на этаких чиновниках. к счастью не сошелся! Слава Богу. что поскольку региональным чиновникам глубоко безразлично по факту судьбы и этих территорий и людей, проживающих здесь, находятся люди, "которым не все равно"!
Один из них Глеб Тюрин. О его опыте рассказывается здесь.
Не считаю. что создание ТОСов сможет радикально изменить ситуацию, не считаю, что предлагаемые методы спасут территории и людей от вымирания. Но он молодец бесспорно! А вот связаться сним мы попытаемся точно!
https://lubodar.info/vozrozhdenie-umirayushih-dereven/
Ельцинское десятилетие разорило Русский Север похлеще гражданской войны. В Архангельской области без труда можно упрятать Францию. Край богатый, но сегодня это преимущественно глушь, бездорожье, безработица. При советах чуть ли не все население было занято в лесной отрасли и сельском хозяйстве. В 90-м году плановую экономику отменили, рубильник выключили. Молоко, мясо по деревням закупать перестали. За 10 лет жители поморских сел, предоставленные сами себе, что называется, дошли до ручки: живут почти одними огородами и грибами. Кто может — уезжает, большинство — пьет горькую.
Во время поездки по Скандинавии Глеб как-то оказался в маленьком рабочем поселке и увидел там «кружок будущего». Сидят трезвые работяги и думают, что они будут делать, когда через несколько лет закроется их завод. Сначала он подумал, что они от своего развитого капитализма совсем обалдели. А потом понял, что это тот самый социализм, который мы строили и не построили. И решил то же самое попробовать делать в России. Он придумал и создал Институт гражданских и социальных инициатив — бесприбыльную негосударственную организацию, которая взялась за возрождение архангельской провинции. «Местная власть там живет на дотации сверху, делят их между райцентрами. А на периферию денег уже не хватает. Закрывают школу, потом — фельдшерско-акушерский пункт — все, деревня обречена. Из 4 тысяч деревень через 20 лет хорошо, если останется тысяча», — прогнозирует Тюрин.

А ведь до революции жители Поморья хозяйствовали крепко, жили трезво и зажиточно. На русском Севере были развиты многие промыслы и ремесла, возделывались разнообразные сельхозкультуры, шла бойкая торговля с другими регионами. Крестьяне сами содержали дороги и деревни. Почти в Приполярье получали рожь — 40 центнеров с гектара, держали стада быков, строили просторные деревянные дома-крепости, которым износу нет, — и все это при отсутствии техники, удобрений, гербицидов. Это была веками отлаженная система крестьянского самоуправления. Именно демократические традиции русского Севера сделали край процветающим. А Русский Север в 16-м веке — это половина страны.
Глеб Тюрин воспроизвел традиции российского земства в современных условиях.

С единомышленниками он стал ездить по деревням и собирать народ на встречи, организовывать клубы, семинары, деловые игры. Старались расшевелить людей, которые сникли, считая, что о них все забыли, что они никому не нужны, и ничего у них не может получиться. Существуют наработанные технологии, которые позволяют порой довольно быстро воодушевить людей, помочь им по-иному посмотреть на себя, на свою ситуацию.

Поморцы начинают думать, и оказывается, что у них много чего есть: лес, земля, недвижимость, другие ресурсы. Многие из которых бесхозны и гибнут. Например, закрытую школу или детсад немедленно разворовывают. Кто? Да само же местное население. Потому что каждый сам за себя и норовит хоть что-то лично для себя урвать. Но они разрушают ценный актив, который можно сохранить и сделать основой выживания данной территории. Мы пытались объяснить на крестьянских сходах: сохранять территорию можно только сообща.
Тюрин находил внутри этой разуверившейся сельской общины группу людей, заряженных на позитив. Создавал из них некое креатив-бюро, учил их работать с идеями и проектами. Это можно назвать системой социального консалтинга: обучали людей технологиям развития. В результате за 4 года население местных деревень воплотили 54 проекта стоимостью 1 миллион 750 тысяч рублей, которые дали экономический эффект почти в 30 миллионов рублей. Это уровень капитализации, которого нет ни у японцев, ни у американцев при их передовых технологиях.

Евгений Тихомиров 28.06.2017 14:01

По реке Вычегде теплоходы пассажирские также ходили
 
Вложений: 1
По реке Вычегде теплоходы пассажирские также ходили постоянно, по расписанию, так как все чиновники от транспорта на речке занимались своим делом, то есть как и положено занимались организацией и развитием судоходства, з при этом организации и люди регулярно и систематически проводились дноуглубительные работы, кто-то занимался ремонтом судов, капитаны , штурманы, матросы, механики, мотористы, диспетчеры занимались своим делом. все работало, судоходство обеспечивало пассажирские,грузовые перевозки.
Сегодня на Вычегде практически ничего из сферы судоходства не осталось. Чиновники от транспорта сегодня также существуют для чего-то, даже чем-то занимаются видимо, но речное судоходство продолжает медленно, но верно умирать и самоликвидироваться. Скоро, если еще таких уникальных чиновников не выгонят со своих кресел метлой, то на Вычегде останутся одни долбленки и надувные лодки
Спрашивается во имя чего и во имя кого, во имя каких целей был навязаны нам всем реформы, которые привели к гибели и развалу судоходства?

Евгений Тихомиров 28.06.2017 15:12

"Евгений - чистка рек больной вопрос, хотя сейчас потихоньку начинает двигаться, благо технические возможности позволяют."
Алексей, ты прав, безусловно!
Впрочем, в действительности задача проведения систематически дноочистительных работы это "больной" вопрос и трудно разрешимая задача у нас для нашей экономики, для чиновников возникла лишь в последние 25 лет в наших условиях, когда была взята на вооружение разрушительная,а не созидательная модель экономическая под названием: "ВСЕ НАОБОРОТ"!
Что же сейчас идет без скрипа и без пробуксовывания нынче в экономике?
К сожалению, если и начался процесс дноуглубления где-то двигаться, то явно такими черепашьими шагами, что для наших очень не маленьких рек такие темпы дноуглубления просто откровенное издевательство, профанация и цирк для бедных!.
Больше разговоров идет на тему дноуглубления, чем реальных дел осуществляется,к сожалению....
Раньше же в большинстве регионов, в том числе и в глубинке, постоянно ведь что-то строилось, а потому и песок речной был весьма востребован для строительства различных промышленных, сельскохозяйственных, социальных объектов, для жилищного строительства.
Поэтому-то дноуглубление представляло из себя во многом добычу песка для строительных организаций.
Нынче, к сожалению, проблема в том, что в районах, и поселениях, что расположены на малых, боковых и средних речках идет отток населения,нет экономического развития совсем......
В малых городках, поселках, продолжается деградация...
Жалко, прискорбно и и обидно , что такая не дальновидность у чиновников, такое пренебрежение и не внимание к проблемам возрождения судоходства.
Во многих удаленных районах на малых реках маломерное судоходство могло действительно бы сослужить роль буксира и толкача в вытягивании полумертвых экономик территорий! .
Дело еще в том, что даже большевики при всей своей безграмотности после гражданской войны понимали исключительную важность развития судоходства.
Комиссары при всех своих издержках были нацелены на строительство светлого будущего только в нашем Отечестве для всего народа, а не лично для себя, большевики никогда не планировали строить светлое будущее врагам нашим, не пытались содействовать развитию речного, водного туризма нашим заклятым "партнерам-конкурентам" зарубежным, созидать дворцы за рубежом за наш же счет!:)

Евгений Тихомиров 28.06.2017 16:07

В затоне видны дебаркадеры, буксиры и катера; это наглядно свидетельствует, что отсюд
 
Прочитал о том, что оказывается пассажирские теплоходы 331 проекта бегали не только по реке Мезень, но по притоку ВАША еще!
Википедия сообщила,что : "Ва́шка (Ва́жка, By) — река в Республике Коми и Архангельской области России, левый (крупнейший) приток Мезени (бассейн Белого моря).
Длина реки — 605 км, площадь бассейна — 21 000 км². Истоки в болотах Мезенско-Северо-Двинского водораздела. Питание реки снеговое и дождевое. Средний расход — 184 м³/сек. Ледостав с конца октября по начало мая. Течёт по хвойным лесам. Судоходна в среднем и нижнем течении до посёлка городского типа Благоево.
В грамоте 1471 года дано в форме Важка, в словарях Максимовича-Щекатова и П. Семёнова, а также на карте, приложенной к работе Г. С. Лыткина, приводится форма Важка.
Вашка является главным притоком Мезени, она незначительно уступает Мезени (966 км). Можно предположить, что Вашка (Важка) восходит к коми слову вож «приток; ветвь; ответвление»[источник не указан 906 дней].
Первоначально название «Вашка» означало просто приток, в смысле главный, основной приток Мезени. Далее уже на русской почве произошло, закономерное изменение Важ>Важ-ка>Ваш-ка. Перед к допустим переход ж>ш, но не ш>ж.
Местное название «By» означает просто «река» и в какой-то мере соответствует гидрониму Вашка, то есть «приток — река»[источник не указан 906 дней]. Влияние русского языка на названия Вашка — By, очевидно, объясняется дополнительными контактами русского и коми населения в этом бассейне. Нижнее течение Вашки (от д. Кеба) полностью заселено русскими. На реке также находится одноимённое село Вашка. В устье реки находится село Лешуконское (Усть-Вашка).
Прочел в журнале "Катера и яхты" ха 1981 год,как энтузиасты на лодке "Крым" совершили марш-бросок через Сухону до Белого моря! Герои!
Правда тогда на берегах Мезени кипела жизнь с 14 века до начала девяностых годов, когда младореформаторы наши так нареформировали все, что народ сломя голову, убегать начал и отсюда! Такая хорошая ,видно жизнь там стала, благодаря им, этим веселым молодым "ученым"!
http://www.barque.ru/stories/1981/travel_on_river_mezen
На холмах и пригорках — деревни: Засулье, Койнос, Усть-Кым. Мезень разливается все шире и шире. Вот показывается высоченный откос, сложенный из красноцветных мергелей. Еще с полкилометра — и левый берег заканчивается мыском, на траверзе которого видим разделительный буй. Здесь впадает в Мезень самый крупный ее приток — Вашка. Райцентр Лешуконское, где намечена очередная остановка, находится как раз на Вашке, примерно на 1,5 км выше ее устья.
К крутому берегу, как ласточкины гнезда, прилепились десятки амбаров, между которыми вверх, к поселку, извиваясь серпантином, уходит грунтовая дорога. В затоне видны дебаркадеры, буксиры и катера; это наглядно свидетельствует, что отсюда имеется сообщение водой с низовьями Мезени, открытыми и для морских судов. Моментально нас окружают местные жители. С удивлением они читают надписи на бортах наших «Крымов». А мы поражены тем, что о Кослане и о проложенной к нему через тайгу железной дороге они в лучшем случае имеют смутное представление. Само Лешуконское с внешним миром соединено авиалинией да зимней дорогой, проложенной к Пинеге через тайгу и болота.
Вот с чем в Лешуконском плохо, так это с бензином! Одни говорят, что, наверное, можно заправиться у гидрологов, другие адресуют к геологам. Владельцы подвесных моторов приобретают бензин во время весеннего завоза грузов. Ничего другого не остается, как отправиться на поиски горючего. Быстрое течение Вашки выносит нас к уже знакомому разделительному бую, где Крутая излучина Мезени и устье Вашки образуют обширный рейд. Здесь плоскодонные баржи, напоминающие грузовые вагоны, формируются в караваны, следующие вниз по реке. Не можем найти ни гидрологов, ни геологов, — никого, у кого есть лишний бензин. Солнце садится за лес, находящийся у самого горизонта, а мы стоим у песчаной косы с почти пустыми баками и с завистью смотрим на уходящие вниз по течению суда. Надо решать: останемся ли мы здесь, чтобы завтра продолжать явно бесперспективные поиски горючего, или же попытаемся сегодня же в ночь отправиться с баржами к северу? Желание сэкономить горючее на последние 180 км Мезени берет верх, мы легко получаем разрешение на швартовку к очередному каравану.

И вот буксир с завидной лихостью тянет баржи и нас по извилистому фарватеру, петляющему между песчаными островами. По левому берегу тянутся бесконечные низины, а правый состоит из сплошных холмов, на которых стоят деревни с русскими названиями: Березин, Целегора, Козьмогородское, Жердь. Убедившись, что нашим судам не угрожают даже крутые волны от встречных буксиров, спокойно ложимся спать.

Будит мощный голос с ударением на «о»: «Мезень-то не проспите?» На корме баржи, широко расставив ноги и почесывая грудь, стоит бородатый шкипер. «Чайку-то не попьете ли?» Поблагодарив за чай, пристально всматриваемся в далекий берег. За поймой, на крутом косогоре, в 2—3 км от реки раскинулся город Мезень.

Здесь мы впервые увидели начало самого большого в нашей стране отлива. Вода постепенно отступала из «щельи», оставляя на суше десятки плотов. С каждой минутой берег осушался все больше и больше. Стоявшие только что на плаву катера и лодки оказались метрах в 50 от уреза воды! Недавно такой широкий разлив Мезени сжался, покрылся многочисленными отмелями. Там, где мы спокойно проходили, река заиграла бурунами. Пароходик, не знаю зачем зашедший и один из многочисленных рукавов дельты, медленно, словно нехотя, стал клониться на бок.

Отлив закончился. Через некоторое время река повернет вспять, и со скоростью около 10 км/ч понесется вверх. А пока мы на остатках бензина идем в город, бороздя мутные воды реки.

Попутная машина, катясь по извилистой бетонке, доставляет нас в центр. Судя по всему, мало изменился город по сравнению с прошлым. Отодвинутый широкой поймой от русла реки и мелеющим баром — от Белого моря, он не стал торговым портом, все торговые и промышленные функции взяла на себя Каменка. Как и сто лет назад, строем стоят деревянные дома с колоннами и резными наличниками. Все так же ходят жители по деревянным тротуарам, однако проезжая часть улицы уложена бетонными плитами, а ухо улавливает рокот авиационных двигателей. Да и среди деревянных домов глаз нет-нет да и останавливается на современных строениях из стекла и бетона.

Что же мы знаем из прошлого этого края? Мезенская волость издавна была известна как место ссылки вольнодумцев. Здесь отбывали свой срок бунтарь протопоп Аввакум и любимец царевны Софьи князь Василий Голицын. В местном остроге сидели первые рабочие-революционеры. Сюда были сосланы писатель А. С. Серафимович и большевичка, видный деятель мирового женского движения Инесса Арманд.

Славен город Мезень и своими мореходами, уходившими отсюда на открытия новых земель.

И вновь в одном из ключевых пунктов маршрута застает нас вечер. Почти сутки оформляем выход в море, но далеко не все формальности успеваем уладить и неизвестно, сколько еще потребуется на это времени. Решаем попытать счастья и выбраться из Мезени на палубе одного из сухогрузов, стоящих в устье реки.

Капитан «Морского-18» любезно соглашается помочь нашей беде — берет нас на борт. Мы опять в комфортабельных условиях: отдельная каюта, чистое постельное белье. Впервые за целый месяц моемся в бане. Спасибо тем, кто так отзывчив к людям!

Отплытие ожидается завтра утром, так что весь день — наш. Каменка стоит на высоком угоре, разделенная на две неравные части глубокой «щелью». Здесь еще не устье, но ширина реки — не менее километра. По ее разливу снуют буксиры и катера, а большие морские суда стоят не ближе 3 км, отделенные мелководным баром.

Евгений Тихомиров 28.06.2017 16:22

кристально чистая вода в реке Вашке, по которой в мои юные годы ходили пароходы и спл
 
А вот иеще записки человека,чкотрый родился на реке Вашк, его сравнение того, что когда-то там было. и чего уже не стало....
http://www.sovross.ru/articles/1478/28185
Острово на Вашке

Каждый раз, когда приезжаю на свою Родину – в Республику Коми – и когда возвращаюсь домой, испытываю угнетающее чувство боли от увиденного и услышанного. Все, говорю своим знакомым, больше никогда не поеду в свою деревню! Но проходит год-два, и я снова собираю сумки, фотоаппарат и снова лечу на самолете туда, где родился, вырос, где прошло мое тяжелое послевоенное детство и юность.

А прошли они в небольшой, тогда очень уютной благоустроенной деревне Острово, которая в 2017 году отметит 415-летие со дня основания. Правда, от этой старой деревни остались всего каких-то два-три полуразрушенных дома, в одном из которых, кроме моей двоюродной сестры никто не проживает. Радует только то, что по-прежнему, как и тысячелетия назад, течет кристально чистая вода в реке Вашке, по которой в мои юные годы ходили пароходы и сплавляли на плотах круглый лес в Архангельскую об*ласть.
Нет, видимо, не зря осваивали это благодатное место мудрые люди в XV–XVI веках. С одной стороны деревни – кормилица река, а с другой – изумительное глубоководное озеро длиной более 4 километров и шириной более 400 метров с изобилием карасей, щук, окуней и других обитателей подводного царства. Рыба там настолько вкусная и экологически чистая, что мне никогда не приходилось испытывать такое наслаждение от застолья, когда гостеприимные хозяева подавали к столу со знанием приготовленного к обеду окуня, налима, карася или щуку. Реки и озера в тех местах пока еще не загрязнены отравляющими природу веществами. Поэтому рыба, а также лесные ягоды – морошка, клюква, брусника, черника, и другие дары природы там вкуснее, слаще.
К сожалению, мои добрые воспоминания сразу же омрачаются, когда начинаю думать об условиях жизни людей, которые там выживают. Омрачает прежде всего бездорожье. Там, по большому счету, вообще нет дорог. От райцентра Кослан до села Важгорт всего 150 км, это самое большое село в районе, в котором проживает пока еще около 600 человек. И чтобы кому-то из них попасть в райцентр по разбитым мостам, ухабам и глубоким ямам, требуется больше 4 часов. Жители деревень писали письма, посылали их в местные и центральные органы власти, но никто на них не реагировал.
Два года назад приезжал в райцентр один из бывших руководителей республики, встречался с местными жителями, и из их уст услышал, в каких адских условиях они живут, и даже выразил некоторое удивление, когда узнал о том, что в селе Важгорт и прилегающих деревнях, в которых проживают сотни людей, всего один врач. Он же и терапевт, и хирург, и гинеколог, и окулист, и анестезиолог, и так далее. «Как же он один справляется с такими многочисленными обязанностями?» – удивился высокий республиканский чиновник. Других вопросов и ответов у него не было… Собственно, не за тем приезжал сюда этот чиновник, чтобы выслушать жалобы людей и принимать какие-то меры, а лишь бы покрасоваться перед обездоленным народом и вернуться домой с приподнятым настроением после хорошего приема и угощения.
Нынешний премьер Дмитрий Медведев тоже ездит по городам и весям и встречается с рабочими, крестьянами, служащими, с деловым видом слушает их жалобы и пожелания, иногда дает даже какие-то обещания, но, как всем давно известно, эти обещания лопаются как мыльные пузыри. Потому что он не отвечает за свои слова. Точно такую картину увидели жители райцентра, когда они слушали главу республики. Дескать, зачем же вы, мои дорогие граждане, решили так далеко жить от центра?! Что тут скажешь о таком чиновнике? Шутник, да и только! Он, видимо, не знал, что нынешнее поколение людей оказалось на далеком Севере не вчера или год назад, а их предки осваивали и благоустраивали этот суровый край еще столетия назад.
Село Важгорт – одно из древнейших населенных пунктов в Удорском районе, а может быть, и во всей республике. Оно упоминается летописцами еще в 1490 году. В «Жалованной грамоте» великого князя Ивана III говорится «Да на Удоре три пустующие земли, что отнял владычен слуга сее у Михаила Гридина, сына да дал попу Ивану Никольскому на Удоре, и та земля взята Митке назад». Старинное село Важгорт, которое отметит свое 530-летие в ближайшие годы, известно еще при Иване Грозном, и один из опричников царя, как указано в документах, Малафеев Нестер Вахрамеев, будто бы был из этих мест и нес государеву службу. Если бы чуточку знал многовековую историю народа глава республики, то вряд ли он публично брякнул бы такую несуразицу. Не за тем переселялись сюда наши предки, осваивали природные богатства, чтобы малограмотные нынешние чиновники упрекали их потомков в нерасчетливости и легкомыслии…
Прошли столетия, а добрый след на земле навеки останется в памяти людей. Не перечесть всех деревень и сел, которые выросли столетия назад на берегах Вашки и Мезени. Как жаль, что теперь уже немногие увидят те прекрасные, крепко сложенные двухэтажные дома, украшающие местожительство людей.
Сейчас только в книжках и газетных публикациях можно прочесть, какое серьезное внимание уделяли местные жители, кроме строительства жилья, развитию сельского хозяйства. В двух колхозах «Борец» и «Красный партизан» деревень Острово и Пучкома, которые возглавляли брат с сестрой Алексей Данилович Калинин и Александра Даниловна Калинина – я их прекрасно знал – в послевоенные годы получали по 20–25 центнеров зерна с гектара. Обратите внимание! Все эти центнеры получали не на Дону или Кубани, а на Крайнем Севере. Помню, как сюда зачастили ученые разных институтов, изучали секреты выращивания ячменя, ржи, картофеля, капусты и других сельскохозяйственных культур. Образцы этих культур увозили в Москву и выставляли на ВДНХ. (А в 2015 году республика не вырастила и не сдала государству ни одной тонны зерна.) А какое огромное стадо коров было в деревнях! Каждая из них давала в сутки по 10–15 литров экологически чистого молока! А что же в этих краях можно увидеть сегодня? Давно заросшие лесом поля и пастбища. А от бывших крепко сложенных коровников и свинарников остались одни воспоминания.
Двенадцать лет назад я приезжал в свой родной район и в одной из деревень в верховьях реки Вашки решил приобрести лодку, хотел своими глазами посмотреть, как выглядят те прекрасные деревни, стоящие на берегах этой реки. Рискованное это дело – одному сидеть в лодке полутора суток, плыть по буйной реке в ночное время, когда в двух метрах от твоего «корыта» не видно даже берега. Но об этом я думал меньше всего. Моя главная цель была – добраться до границы Архангельской области и узнать, сколько же деревень осталось на берегах реки, в которых раньше кипела жизнь, крестьяне пахали землю, сеяли хлеб, пасли коров, лошадей, рыбаки ловили рыбу – все были заняты своим делом. Сейчас в этих местах полная тишина.
По моим подсчетам, с лица земли исчезло около 20 деревень. Пройдет еще лет 10–15, и вы здесь не увидите ни одной деревни, с горечью рассказывает Николай Ивлев, житель села Чупрово, в котором родились и жили его отец, деды и прадеды. Когда-то здесь был леспромхоз, работали разные мастерские. Каждый второй житель села имел свою корову, свиней. А сейчас ничего нет. Молоко, мясо и другие продукты питания нам привозят из Сыктывкара. А от нашей деревни до столицы Коми более двухсот километров. Можете представить, как мы живем! Не живем, а выживаем. У нас в селе остались только почта, администрация поселкового совета, даже аптеки нет. Купить лекарства негде, за ними надо ехать опять же за сотни километров. Только ехать не на чем, автобусы вообще не ходят.
«Нелегко жить в нынешней деревне, но доживать невыносимо», – пишет в газете «Советская Россия» известный ученый, кандидат технических наук в статье «Степень пресыщения» 1 сентября 2016 года. «Тяжело жить, постоянно сознавая, что твоя малая родина в небытие, что в ней даже новорожденных ждет образ жизни далеких радищевских времен. Всякие, даже самые робкие надежды на будущее властью рассеяны полностью», – рассуждает автор статьи. Не это ли продемонстрировал бывший глава республики, побывав там, куда так далеко «перебрались» граждане жители? В забытый Богом и властью район. Во время встречи с госчиновником люди рассказывали ему не только о плохих дорогах, об отсутствии дорожно-строительной техники, низком уровне жизни населения, но и о том, как черные лесорубы варварски вырубают лес с запрещенных территорий. Ему рассказывали и приводили ужасающие факты. Оказывается, черные лесорубы вывозят лес до ближайшей железнодорожной станции под покровом ночи. Это продолжается не один год. Разве не знают руководители района, что творится у них под носом? Разве им неведомо, как большегрузные КамАЗы с прицепом вывозят лес и разрушают до основания уже разрушенную за 150-километровую автодорогу? Но по каким-то загадочным обстоятельствам они не принимают никаких мер. Такое попустительство вполне устраивает черных лесорубов. У нынешней власти они чувствуют себя как у Бога за пазухой.

Евгений Тихомиров 28.06.2017 16:37

Катера на реке Мезень
 
Вложений: 2
Катера на реке Мезень между устьями рек Ежуга и Вашка в 20008 году. А еще фото парохода, кторый ходил по реке Мезень...

Евгений Тихомиров 28.06.2017 17:35

элементарный вопрос оперативной организации дноуглубительных работ на реках Пинега,
 
К искреннему сожалению чиновники из партии власти зачастую абсолютно остаются глухими к запросам населения в решении различных проблем,а прежде всего в части организации и развития реальной сферы экономики и новых рабочих мест особенно в отдаленных районах Архангельской области, откуда не иссякает отток населения.
Если это проявление осознанной, умышленной политики создания условий. не приемлемых для активной части населения, то это ужасно!
Если же это не способность решать вопросы имеющиеся, то это конечно же плохо и этой партии придется отдать свои места в представительных органах власти представителям других, способных более активно эффективно и и результативно действовать, пардламенских партий.
Вот, казалось бы элементарный вопрос оперативной организации дноуглубительных работ на реках Пинега, Мезень Свидь, Вычегда, речные путешествия по которым на пароходах представляется исключительно интересным для туристов, предпочитающих речной круизный туризм другим видам!
Еще осталось внести в законодательство послабления требованиях для владельцев коммерческого маломерного флота и тут же оживится и речной круизный туризм в регионе, новые рабочие места появятся в поселениях, расположенным по берегам этих рек, а там и подтянутся новые структуры, появятся новые отрасли!
Но опять наши региональные и столичные власти не слышат. не хотят услышать, не понимают, не желают понять и начать срочно преобразовывать законодательство чтобы было удобно, выгодно всем было развивать малый бизнес в речной области!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Евгений Тихомиров 28.06.2017 18:00

Очередной кризис, похоже, окончательно добивает и без того находившееся в упадке судо
 
Вложений: 2
Судоходство на Клязьме надо возрождать и это еще один реальный источник роста экономики!
http://bsk-noginsk.ru/
Судоходство на Клязьме: легендарное прошлое и «мертвые» якоря
Сегодня пароход или теплоход на Клязьме, даже небольшой буксир, встретить практически невозможно. Там ходят разве что моторки. Во Владимирской области крупные катера и даже целые яхты гораздо легче увидеть не на реке, а на: федеральной автотрассе Москва – Нижний Новгород! Состоятельные москвичи при помощи специальных прицепов доставляют свои "линкоры" на Волгу сухопутным путем, не рискуя связываться с изрядно обмелевшей Клязьмой с ее запущенным и необслуживаемым фарватером. Можно сказать, что судоходство на Клязьме, просуществовав около 120 лет, фактически прекратилось.
Генеральский "Посыльный" – первая ласточка
А начиналось все в конце позапрошлого столетия, когда пароход семейной фирмы Катениных "Посыльный" в апреле 1887 года впервые вошел в Клязьму, дойдя до Коврова. Пароходство Катениных основал генерал-адъютант Александр Катенин, который еще в начале 1850-х построил первые пароходы на Каспийском море. Вслед за "Посыльным" Катенины пустили по Клязьме еще два парохода, которые символически назвали "Клязьма" и "Ковров". Уже тогда стало ясно, что эта река из 647 километров своей протяженности может быть судоходна лишь в нижнем течении на 180-километровом участке от устья до Коврова. Да и то до ковровской пристани пароходы могли подниматься лишь не позднее середины июня в высокую воду после половодья. В остальное же время рейсы осуществлялись только до Вязников.
Однако "флот" Катениных, в основном, работал на Волге и ее притоках, а Клязьма наследников предприимчивого генерала интересовала мало. Уже в 1889-м все 3 катенинских парохода на Клязьме за 18 тысяч рублей купил предприниматель Матвей Егорович Николаев. В разных источниках его называют то "помещиком", то "вязниковским промышленником". На самом же деле он был потомком крепостных крестьян села Фоминки Гороховецкого уезда – нашим земляком. Рано осиротев, Николаев "сделал себя" сам, занимаясь различными видами предпринимательства. В частности, ему принадлежала целая флотилия барок, которые доставляли грузы от Нижнего Новгорода до Владимира. После того, как большая часть грузов стала перевозиться по железной дороге, Николаев решил устроить собственное пароходство.

Однако вскоре нижегородский купец Щербаков пустил по Клязьме свои, более мощные пароходы, пытаясь выжить с реки конкурента. Для пассажиров и грузоперевозчиков настали поистине благословенные времена. Оба пароходовладельца наперебой снижали цены, так что в итоге понесли по 30 тысяч убытка. На такую сумму в то время можно было выстроить два новых парохода. Подведя безрадостные итоги и осознав, что в результате демпинга они оба "потопили" каждый по новому пароходу, Николаев и Щербаков заключили соглашение, согласно которому одна фирма пускала свои суда в рейс по четным дням, а вторая – по нечетным.
Спустя еще 10 лет, когда после смерти Щербакова на Клязьме остались лишь пароходы Николаева, речным бизнесом заинтересовался торговый дом Балиных – владельцев крупной Южской мануфактуры. Огромная фабрика в селе Южа Вязниковского уезда (ныне это райцентр в Ивановской области) нуждалась в эффективном способе вывоза продукции и доставке сырья. Однако железной дороги там не было, поэтому Балины устроили пристань на Клязьме примерно в 7 километрах от Южи, проведя туда дорогу через болота.


Обладая многомиллионным состоянием, Балины к началу 1910-х годов фактически монополизировали регулярное пароходное сообщение на Клязьме. Накануне революционных потрясений 1917-го Балиным принадлежало 8 грузопассажирских и буксирных пароходов. Их флагман носил претенциозное имя "Успех".
Впрочем, многие предприниматели того времени, не желая отдавать перевозку своих грузов монополистам, заводили собственный флот, который не осуществлял регулярных рейсов, а использовался исключительно для "своих" нужд. Типичный пример такого "семейного флота" – три парохода промышленников из села Клязьминский Городок Ковровского уезда Носковых. Им принадлежало три буксирных парохода, которые были названы в честь членов этой семьи: "Федор Носков", "Василий Носков" и "Агафон Носков". Правда, Федор и Агафон к тому времени уже умерли, а вот Василий Носков был жив и являлся главой фирмы Носковых, владея ткацкой фабрикой и двумя десятками магазинов почти по всей Владимирской губернии. Назвав пароходы в честь отца и брата, он, не задумываясь, увековечил и свое имя в названии флагмана. "Человек и пароход" В.Носков в 1917-м даже стал ковровским мэром, но потом большевики не только лишили его этого поста, но и национализировали весь бизнес Носковых.


Г

Евгений Тихомиров 28.06.2017 18:01

В 1930-е годы был разработан масштабный проект углубления Клязьмы и устройства на ней
 
Дата 8 февраля 1918-го стала поистине судьбоносной для судоходства на Клязьме. В этот день Совнарком издал декрет о национализации всего речного флота в России.
Государственной собственностью стали и все пароходы на Клязьме. Прежний балинский флот, в основном, исоставил основу нового советского пароходного сообщения на этой реке. Любопытно, что одним из клязьминских "долгожителей" оказался колесный пароход Балиных "Зинаида", получивший новое "революционное" имя "Робеспьер". Это судно, выстроенное в Нижнем Новгороде еще в 1872 году и оснащенное паровой машиной в 140 лошадиных сил, совершало рейсы по Клязьме до 1960-х годов, прослужив на реке почти целое столетие. "Робеспьер" увековечил во "Владимирских проселках" путешествовавший на нем от Мстёры до Вязников писатель Владимир Солоухин.
"Пыхтя, подошел "Робеспьер" – древний колесный пароходик, на котором, наверное, катались еще в свое время вязниковские да мстёрские купцы. Зашлепало, заурчало внизу под нами, и берега, разворачиваясь, тихо поплыли навстречу: В песчаном обрыве левого берега гнездились ласточки, черными норками их берег был испещрен на больших протяжениях: Я проснулся от сильного толчка и посмотрел в иллюминатор. За ним была ночь. На палубе охватило холодом. Черный пароход стоял посреди черной воды. На черном берегу грудами и штабелями, слабо прорисовываясь на фоне черного неба, лежали доски, бревна, дрова. Весь берег – вправо и влево – представлял один большой склад. Бродили черные люди. Так до сих пор я и не знаю, где приставал пароход, как называется это место, произведшее на меня довольно мрачное впечатление.

Утром встретила нас пасмурность. Справа, выглянув из-за берега, дала посмотреть на себя деревянная шатровая церковка. Большие села сбегали к Клязьме по обоим берегам. Тихие стояли леса. Все отражалось в реке: и лес, и церковка, и дома деревень. Но Клязьма текла, поэтому отражение в воде несколько размывалось, как если бы смотреть на предметы через тонкую льдинку. Совсем близко впереди, на высоком правом берегу, железной вышкой, белыми домами, большим серо-бетонным зданием и зеленью садов увиделся городок Вязники."

В 1930-е годы был разработан масштабный проект углубления Клязьмы и устройства на ней нескольких шлюзов, что позволило бы пароходам подниматься до Владимира и даже выше в течение всей навигации. Однако осуществлению амбициозных планов помешала война. В годы Великой Отечественной в Коврове было решено открыть школу юнг для речного флота СССР. В качестве учебной базы и практического судна в Ковров пригнали построенный в 1930 году в Нижнем колесный буксирный пароход "Штурвальный" водоизмещением в 160 тонн и паровой машиной в 190 "лошадей". Но война уже заканчивалась, речные флотилии остались глубоко в тылу, и школу юнг на Клязьме так и не открыли. "Штурвальный" остался на приколе в Коврове. В 1972 году "Ленфильм" использовал остов этого судна для съемки нескольких эпизодов кинофильма "Красные пчелы".

Расцвет судоходства по Клязьме пришелся на послевоенное время. Объем грузов, перевозимых по реке, рос год от года, речники получали премии, а Вязниковский порт работал круглосуточно в три смены. Смутная пора начала 1990-х нанесла смертельный удар водному сообщению по Клязьме. С 1996 года на реке перестали выставляться бакены, в кризисный 1998-й закрылось владимирское отделение вязниковского речного прорабства.

Остатки прежней роскоши

Порт Вязники, ставший акционерным обществом, существует и сегодня. Но ныне это лишь тень прежнего изобилия. Мощные портовые краны замерли, словно динозавры на тихом речном берегу. Прежде в Вязниках базировалась целая флотилия буксиров, названных в честь городов Владимирской области и губернии, связанных пароходным сообщением. До сих пор в затоне на окраине Вязников стоят "Вязники" – флагман нынешнего клязьминского флота, "Гороховец" и "Шуя". Буксир "Владимир", как говорят, был продан на лом, а "Ковров" приобрели столичные предприниматели и, если не отправили на переплавку, то уж точно переименовали.

Добраться до вязниковского порта можно по единственной ведущей туда улице с "говорящим" названием Заливная. Весной и в дождливую пору ее действительно заливает так, что пробраться там можно с трудом. Для пешеходов даже устроен специальный металлический мостик наподобие корабельного перехода с перилами-леерами. В затоне ржавеют огромные металлические баржи, базируются несколько земснарядов. Именно земснаряды, намывающие песок для строительных работ, – сегодня наиболее востребованная и еще как-то работающая часть вязниковского флота.

Рабочие порта, занимающиеся ремонтом на берегу, рассказали, что если прежде там было занято до сотни человек, то теперь не осталось и трети. Повсюду видна картина упадка. На многих плавсредствах – облупившаяся краска и запустение. Призраками былого проступают красные звезды и обязательные прежде серп и молот на дымовых трубах. В одной из шлюпок, поднятой на платформу плавкрана, уже пробивается травка. В нынешнюю навигацию даже наиболее исправный буксир "Вязники" свою базу не покидал. Очередной кризис, похоже, окончательно добивает и без того находившееся в упадке судоходство на Клязьме. На "Гороховце" рядом с рубкой на столе россыпью лежат яблоки – словно на садовом участке. Пришвартованные друг к другу буксиры, плавкраны, земснаряды и баржи создают целый плавучий остров. Жизнь на нем еще теплится, но в целом впечатление безрадостное.
Рукоятки машинных телеграфов последних клязьминских судов прочно замерли в положении "Стоп". Рядом ржавеют массивные якоря. Однако, прикоснувшись к штурвалу старого буксира, все равно ощущаешь какой-то трепет. Точно отголоски прежних гудков и плеска волн вместе с дрожью машин отдаются эхом через годы. И верить в то, что замершие пароходики больше не сойдут с "мертвых" якорей, очень не хочется.


Текущее время: 05:16. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС