Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 18.11.2016 17:11

А деревенька была удивительная....
 
Меня просто потряс рассказ путешественника об одной забытой всеми деревеньке, которых множество осталось на берегах прекрасной реки Пинеги. Рассказ о том, что мы бездумно теряем безвозвратно пласт своей культуры,, теряем память о наших предках, наших корнях........
Прочтите, возможно у кого-то из нас получится заночевать в такой как-нибудь.......
Заброшенная деревня
Северная Двина, Пинега, Мезень, Онега… Или же речки и речушки поменьше - Уфтюга, Вага, Устья, Кена, Покшеньга, Пёза… Это почти как наваждение: плывешь на лодке час, другой - и вдруг сквозь зубчатую стену елей открываются холмы и пригорки с зеленеющим ячменем. И на каждом пригорке - деревенька. Такое впечатление, что поставили ее специально для того, чтобы приветливо встречать всех “плавающих и путешествующих”. Она словно втянута в движение реки и составляет с нею одно неразрывное целое. Убери с берега эту стайку амбаров, эту дивную часовенку или двухэтажную хоромину с гордым коньком на крыше - и речной пейзаж омертвеет, и мы лишимся какой-то части природы, ее очеловеченной ценности.
Жаль, что таких деревенек становится на Русском Севере все меньше и меньше. Никогда не забуду, как много лет назад вместе с художником Вадимом Костровым я плыл на резиновой лодке по Пинеге. Дождь шел пятый час, и за это время наш “ковчег” прошел не более десяти километров. Впереди, как назло, ни одной рыбацкой избушки, ни единого признака жилья. Судя по карте, мы находились где-то на полпути к крупному кусту деревень, где нас поджидал рыбинспектор с мотором, а это значит почти сутки ходу по извилистой, с обманными промоинами реке. Мы давно стучали зубами, вспоминая цивилизацию и ее испытанное детище - двадцатисильный мотор “Вихрь”.
Но вот - это должно было случиться! - в таежных сумерках на фоне тусклого неба показались черные силуэты изб. Они подковой обтекали обрывистый берег и терялись за стеной притихших, почти обморочных елей.
- А деревенька-то нежилая, - с каким-то мстительным удовольствием произнес мой товарищ и с шумом потянул воздух. - Что-то в ней есть сатанинское…
- Пошел ты к черту! - обозлился я и еще сильнее заработал веслами. - Крыша над головой и охапка хороших дров - вот что нам нужно. А мистику оставь при себе.
Вокруг стояла вязкая, настороженная, какая-то враждебная тишина, и, действительно, чем-то мистическим, сказочным пахнуло на нас с берега. В темных съежившихся домах было что-то от застывшей, прекратившей свой бег жизни. И только жалостливый крик чибисов за излукой да уныло шелестящий дождь говорили о том, что мир существует и движется согласно своей природе.
Я взбежал на пригорок и остановился. Приниженная тяжестью свинцового неба, деревня настороженно молчала: ни людских голосов, ни лая собак, ни звяканья ведер у колодца. Будто попрятались все или затаились, предчувствуя недоброе. Как озябшие, нахохлившиеся птицы на проводах, избы вытянулись в струнку и изредка поскрипывали своими деревянными суставами. Это было похоже на детскую игру “замри”.
- Ну, что я тебе говорил, - не унимался Вадим, разглядывая узкие, давно не мытые оконницы домов. - Сейчас откроется дверь, и выйдет оттуда скелет с косой.
Дверь на ржавых петлях скрипуче подалась вперед. В сенях витал дух исчезнувшей жизни. Чего только не было! Валялись без всякой надобности ржавые лопаты, косы, утюги, груды цветного тряпья, старый радиоприемник “Рекорд”, битые пластинки с Утесовым и Шульженко, школьные учебники, облупившиеся иконы, прялки, мотовила. Вид пустого жилища наполнял душу детским суеверным страхом.
- Ну, что встал? Заходи! - гостеприимно предложил приятель, держась за моей спиной. - Тебя там встретит старуха с желтым лицом и осенит крестным знамением.
- А тебя огреет ржавой косой! - засмеялся я, смелея от собственных слов, и ухватился за дверную скобу.
В горнице из притаившихся сумерек ударил спертый, тлетворный дух - запах гниющего дерева, старых вещей, мышиного помета. По углам стояли кровати с металлическими сетками, вдоль стен вытянулись пустые лавки, сверху свешивались гирлянды спутанной паутины. В глаза бросилось витое железное кольцо, привинченное к потолку, на котором когда-то висела детская зыбка. Мы переходили из одного закута в другой, вытаскивая на свет божий то фанерный ящик, то картонку из-под обуви, то объеденные мышами полотенца, сарафаны с узорной вышивкой, домотканые холсты, лоскутные одеяла.
И вдруг в зеве русской печи кто-то заворочался, встрепенулся, с грохотом выпал обломок кирпича и покатился к нашим ногам. Мы в страхе попятились к двери… То был филин или неясыть, в потемках точно не разобрали. В проеме разбитого окна мелькнул темный ком и, паря над землей, унесся в сторону реки.
Мы переходили из одного дома в другой и всюду видели те же черты угасания, заброшенности. Как будто забытое кладбище! Самое интересное, что люди покинули эти дома совсем недавно и даже не успели вывезти с собой остатки мебели и домашнего скарба. Должно быть, не один век смиренно и тихо жила себе эта лесная деревенька-невеличка, распахивала пашни, ставила стога, копила детей. А теперь вот разметало ее вихрем на все четыре стороны!.. Тогда, в конце 60-х годов, процесс вымирания малых деревень еще не стоял так остро, как в наше время, и было непривычно и больно видеть эти покинутые жилища.
А деревенька была удивительная. Особенно, что поразило нас,- прирожденное умение старых мастеров использовать рельеф местности, умение привязать ее “пейзажные возможности” к общему архитектурному замыслу. Эстетика природы, ее неповторимость отразились на всем, чем окружал себя человек, на всем, к чему прикасались его руки, - от обеденной ложки до ткацкого стана-кросны, от пустячного на первый взгляд амбара на “курьих ножках” до высившейся на холме деревянной часовенки. Причем все, что делал народный зодчий, воспитанный природой, становилось впоследствии неразделимой ее частью.
Архитектурный замысел и его осуществление являлись как бы рукотворным продолжением природы. И самое удивительное, что замысел этот зарождался не на бумаге, а прямо на земле, без поправок и уточнений. При выборе места неграмотный, но ушлый на выдумку архангельский мужик углядел, кажется, все складки рельефа и особенности местного климата - Удобство сообщения, розу ветров, ориентацию по солнцу, направление дождевого стока, на какой глубине залегают грунтовые воды и конечно же красоту расположения. А если и делались какие-то поправки, то опять-таки с учетом природного ландшафта и собственного разумения.
Дождь прекратился, и опустевшая деревня погрузилась в матовый полумрак ночи. Над влажным лугом противоположного берега, у почти обмелевшего озерка, кувыркались в воздухе чибисы с крахмальными манишками, неутешно звали кого-то. Густой, застывающей лавой катилась река, лениво ворочалась на перекатах, закручивая в веретенца седой туман. Переменчиво и неуловимо мерцали дальние леса, влажная луговина с желтыми цветами, замоховев-шие амбары, и было так тихо, звеняще и тревожно тихо, что не верилось: неужели еще есть на свете такая тишина!
С околицы деревенька утратила обаяние сказки, но зато перед нами открылся план сложного и мудрого хозяйствования. Бессистемная на первый взгляд застройка была глубоко продуманной в практическом отношении. Кузница, например, стояла на отшибе, загороженная от жилья стеной густого осинника, чтобы глохли в нем удары металла о металл и запахи угольной пыли.
Видно, борьбу с шумом и грязным воздухом архангельские крестьяне объявили задолго до нынешней кампании. Точно так же они поступили с баньками, расположив их уступами, одна над другой, на крутом берегу Пинеги, подальше от домов, но поближе к воде.
И еще одна деталь остановила мое внимание: где бы мы ни были, по каким дорожкам ни колесили - отовсюду маячила деревянная часовня. Уже потом, спустя много лет, я узнал, что начиная с XVI века существовало специальное “Уложение о градостроении”, которое предусматривало: если твое строение загораживает “благолепный вид” из окон соседа, он имеет право поставить вопрос о перенесении твоих хором на другое место. Это еще раз говорит о важности эстетических начал в повседневной жизни человека, о том, что народ никогда не отделял функциональную, практическую ипостась от художественной. Оба эти начала всегда выступали как равноценные.
Лицом все дома были обращены к реке, солнцу, а задками - к приусадебному участку, поленницам дров и амбарам. Без амбаров пинежская деревня не деревня. В них издавна хранили, да и теперь хранят, зерно, зимние вещи, праздничную одежду и прочий скарб, который вроде бы и не нужен, а выбрасывать жалко.
Мы уже возвращались к облюбованной нами избе, чтобы устроиться на ночлег, как услышали отдаленное цоканье. По истлевшим деревянным мосткам, заглядывая в пустые окна, брела белая лошадь. Зверюгу лесную увидеть - еще куда ни шло, а тут лошадь! Мы остановились как вкопанные.

- Оборотень! - по-своему отреагировал Вадим и пошел навстречу белому диву. Лошадь высокомерно скосила на него желтоватый глаз, настороженно встряхнула гривой, однако разрешила похлопать себя по холке. Вся в язвах комариных укусов, она стояла перед нами как живое напоминание о былых временах, нетерпеливо перебирала ногами, с удовольствием принимая знаки внимания. Вадим угощал ее хлебом, гладил теплые, лоснящиеся бока. Но лошадь вдруг вырвалась из рук и понеслась по мосткам, высоко вскидывая задние ноги. Цокот ее копыт отдавался в ушах, как перестук вагонных колес. Как будто само время сорвалось с места и понеслось неведомо куда… Белая лошадь на фоне нежилой деревни - какой мрачный и нелепый апофеоз!

О. Ларин

Евгений Тихомиров 19.11.2016 14:14

будь Пинежско-Кулойский канал не разрушенным. а действующим, как напрмер у наших брат
 
Интерсено, как могли бы быть организованы речные круизы у нас с Вами, будь Пинежско-Кулойский канал не разрушенным. а действующим, как например у наших братьев в Беларуси, где действует Днепровско-Бугский канал.
Итак занкомьтесь во-первых с новым туристическим круизным речным лайнером Беларуусским:

Теплоход Белая Русь, Белоруссия http://atolltrade.ru/boats/belarus/

А вот так буду путешствовать пок аналам, которыне забыты.

F djn rfr gentticnde. gjr fyfkfv <tkfhecb http://www.nissa-tour.ru/belarus/belaya_rus_ship.asp

Теплоход «Белая Русь» - первый круизный теплоход, построенный в Белоруссии и выполняющий речные круизы по Днепровско-Бугскому водному пути, реке Припяти и другим рекам Республики Беларусь. Теплоход «Белая Русь», внутренняя отделка и оснащение которого будут закончены весной 2017 года, будет пока единственным круизным судном такого уровня, совершающим круизы по рекам Белоруссии. Расписание круизов теплохода «Белая Русь» на 2017 год включает около 30 речных круизов из Бреста в Мозырь и из Мозыря в Брест с заходом в Кобрин, Ляховичи, Пинск, Стахово, Туров, Новоселки и другие города Белоруссии. Круизы на теплоходе «Белая Русь» - уникальная возможность увидеть красоты белорусского Полесья в обстановке повышенного комфорта, отличного сервиса и полной безопастности, обеспечиваемых слаженной командой во главе с опытным капитаном.

На борту теплохода «Белая Русь» к вашим услугам: 1-2-местные каюты со всеми удобствами; уютный салон-ресторан на верхней палубе с отличной кухней (4-разовое питание и напитки местного производства по системе «Все включено»); оборудованная тентом открытая палуба, где даже в плохую погоду можно часами любоваться пейзажами; есть открытая кормовая часть палубы со спуском на специальную площадку для купания прямо с борта теплохода! Кроме того, на теплоходе проводятся фольклорные вечера, работает сувенирный киоск и предлагаются услуги по стирке и глажке.
И для справки.господа:
пути / Днепровско-Бугский канал

Днепровско-Бугский канал


Днепровско-Бугский канал (ранее — Королевский канал) — судоходный канал на территории Беларуси, построенный в период с 1775 по 1783 год. Соединяет реки Пина (приток Припяти; бассейн Днепра) и Муховец (приток Западного Буга; бассейн Вислы). Общая длина - 244 км, при этом протяжённость канала от Бреста до Пинска составляет 196 км (в том числе канализованная часть реки Пина — 74 км, водораздельная часть канала — 58 км; канализованная часть реки Муховец — 64 км).
Впервые идея строительства судоходного канала, соединяющего бассейны Припяти и Буга, была озвучена на сейме в 1655 году коронным канцлером Речи Посполитой Юрием Оссолинским.
Технический проект был разработан королевским топографом Ф. Чаки в 1766 году. В 1770 году проект был представлен королю Станиславу Августу Понятовскому, а работы по сооружению канала начались в 1775 году - тогда был прорыт первый участок длиною в 8 км. Руководил работами "геометрик и гидравлик" Шульц, выписаный из Швеции. Работы по строительству канала были окончены в 1783-м году. В результате получился водный путь соединивший реки Муховец рядом с д. Муховлоки (недалеко от Кобрина) и Пину рядом с д. Кужеличин (на юге от Иванова). Строительство канала обошлось в 1 млн. злотых - гораздо дешевле, чем строительство канала Огиньского. Весной 1784 года по инициативе Матеуша Бутримовича караван из 10 судов "шугалеев", гружёных копчёной рыбой, грибами, мёдом, воском и другими местными товарами, впервые отправился по каналу из Пинска в Варшаву и далее в Гданьск, где вызвал немалое удивление и интерес у местных жителей. По этому поводу даже была отчеканена серебряная памятная медаль. В сентябре того же года построенный канал посетил король Станислав Август, который официально открыл судоходство на канале, проплыв по нему со свитой в 40 человек на выдолбленном из одного дубового ствола судне. Король провёл четыре дня в местечке Городец под Кобрином, где и состоялось торжественное открытие канала - с тех пор канал стал называться не иначе как Королевский.
Всего к 1867 году от Пинска до Бреста были построены и эксплуатировались 22 плотины. Ширина по дну пути была доведена до 14 м, а максимальная осадка судов составляла 70 см.
Водораздел Днепровско-Бугского канала находится у д. Селище, там, где в него впадает Белоозерский канал, по которому поступает вода из украинской части бассейна реки Припять через озера Волянское и Белое. В этом месте течение Днепровско-Бугского канала меняет свое направление.
На восточном склоне канала расположены гидрузлы Дубой, Переруб, Радогощ, Овзичи и Ляховичи. На западном склоне канала расположены гидроузлы Кобрин, Залузье, Новосады, Тришин, Качановичи и Стахово.
Согласно Европейскому соглашению о важнейших внутренних водных путях международного значения от 19 января 1996 года канал является частью магистрального Днепровско-Вислянского водного пути Е-40 (Гданьск — Варшава — Брест — Пинск — Мозырь — Киев — Херсон). С помощью канала теоретически возможна водная связь бассейнов Балтийского и Чёрного морей. Тем не менее, сквозное судоходство по этому водному пути пока невозможно из-за того, что участок от Бреста до Варшавы по реке Западный Буг не судоходен, а также из-за того, что река Муховец перегорожена в Бресте глухой плотиной.

Гарантированные габариты водных путей, эксплуатируемых пароходством в навигацию 2016 года

При формировании данного материала использовались следующие источники:
Днепровско Бугский канал - Википедия
Записки прохожего - Королевский, Днепровско-Бугский, водяной путь.
Голубые дороги Беларуси
Panoramio - Photo of Дняпроўска-Бугскі канал, ранак. Автор - paleshuk
Panoramio - Photo of Днепровско-Бугский канал. Вид с моста на М-1 в сторону Кобрина. Автор - rk27belarus
Panoramio - Photo of Гидроузел Днепро-Бугского канала, г.

И вот еще. что не маловажно, как заботятся в Беларуси о реконструкции "гидротехнических сооружений Днепровско-Бугского канала. В ходе выполнения программы осуществлена реконструкция шлюзов, замена устаревших гидротехнических сооружений и другие виды работ. В 1998 году была начата реконструкция гидроузла № 9 «Новосады», завершившаяся в октябре 2003 года. В 2004 году началась реконструкция гидроузла № 1 «Дубой», которая закончилась в 2006 году[1]. В 2006—2010 годах в районе Кобрина на гидроузлах № 6 и 7, возведенных ещё до войны, вместо двух старых деревянных низконапорных шлюзов построен средненапорный комплексный гидроузел с транспортной развязкой"

В 1997 Советом Министров Республики Беларусь принята программа развития речных и морских перевозок до 2010 года, включающая план реконструкции гидротехнических сооружений Днепровско-Бугского канала. В ходе выполнения программы осуществлена реконструкция шлюзов, замена устаревших гидротехнических сооружений и другие виды работ. В 1998 году была начата реконструкция гидроузла № 9 «Новосады», завершившаяся в октябре 2003 года. В 2004 году началась реконструкция гидроузла № 1 «Дубой», которая закончилась в 2006 году[1]. В 2006—2010 годах в районе Кобрина на гидроузлах № 6 и 7, возведенных ещё до войны, вместо двух старых деревянных низконапорных шлюзов построен средненапорный комплексный гидроузел с транспортной развязкой. Имея перепад воды 5,40 м, гидроузел «Кобрин» стал самым большим в Беларуси. В его состав вошли верхний подходной канал, судоходный шлюз, нижний подходной канал и водосбросное сооружение. Возведение одного средненапорного шлюза создало благоприятные водно-энергетические условия для строительства малой ГЭС с напором 5,35 метра. Планируется, что выработка электроэнергии здесь составит 710 тыс. кВт•ч в год. [8]. В июле 2011 года после реконструкции на гидроузле «Залузье» заработала ещё одна малая ГЭС мощностью 180 кВт, её годовая выработка электроэнергии составит около 1,1 млн кВт•ч[9]. В 2011 году завершена реконструкция гидроузла № 10 «Тришин», судоходный шлюз которого соответствует европейскому стандарту 5-А[10] Все прошедшие реконструкцию шлюзы, также как и новый шлюз «Кобрин», соответствуют параметрам класа Va классификации европейских внутренних водных путей международного значения, установленной Европейским соглашением о важнейших внутренних водных путях международного значения (СМВП) от 1996 года (то есть позволяют пропускать самоходные суда и баржи типа «большие рейнские суда», максимальной длинной 95-110 м, максимальной шириной 11,4 м, осадкой 2,5-2,8 м и тоннажом 1500-3000 тонн)

В годы существования СССР основной объём перевозок по каналу приходился на железную руду с криворожских месторождений, поставлявшуюся на металлургические комбинаты ГДР (в порту Бреста осуществлялась перегрузка на железнодорожный транспорт). После объединения Германии немецкие металлурги переориентировались на руду, добываемую в Германии, и грузооборот по каналу катастрофически снизился (с 7 млн т в 1991 до 420 тыс. т в 2004)[11]. В 2008 году объём перевезенных грузов по Днепровско-Бугскому каналу составил 1 млн 400 тыс. тонн[12].










Нажмите здесь, чтобы Ответить

Евгений Тихомиров 20.11.2016 12:22

Перестав быть гидротехническим сооружением, канал Огинского превратился в памятник ис
 
Впрочем, у наших родных братьев есть и не действующий, пока, канал о нем сейчас и рассказ. Познакомьтесь!
http://www.brestobl.net/spraw/08firm/194.html
Канал Огинского

Огинский канал, Великий Пинский канал, Большой Пинский канал, Телеханский канал, Oginski Canal, kanal wielki Pinski czyli Port Oginski.


Огинский канал, часть бывшего Днепровско-Неманского пути на территории Пинского и Ивацевичского и районов Брестской области. Участок канала, соединяющий озеро Выгонощанское и реку Щару является границей Ляховичского и Ивацевичского районов. Соединяет через Щару и Ясельду бассейны рек Немана и Припяти (Черное море - река Днепр - река Припять - река Ясельда - канал - озеро Выгонощанское - река Щара - река Неман - Куршский залив - Балтийское море). Состоит из двух частей, начинающихся из озера Выгонощанское: первая (длиной 3,5 км) впадает в Щару, вторая (длиной 47 км) - в Ясельду. Длина канала (вместе с Выгонощанским озером и озером Вульковским) 54 км. Основные притоки - каналы Краглевичи (справа), Телеханский и Хворощанский (слева). Во многих местах ширина канала не превышает 10 метров, глубина - 50 сантиметров. Возведенные после Второй мировой войны коммуникации и мосты сегодня не позволяют использовать канал для судоходства.

Данная воднотранспортная система наравне с Августовским каналом является наиболее ярким памятником гидротехники XVIII-XIX веков.


Михаил Казимир Огинский - гетман 1768—1793 годы

Художница Анна Розина Лишевска
(Rossina Mathieu-Lisiewska).
Портрет гетмана Михаила Огинского.
(Portert hetmana Michala Oginskiego)
1755 г.


Около 1767 года коморник Вальтер, измеряя владения Телехан и прилегающие деревни, пришел к выводу, что между Щарой и Ясельдой может быть сделано водное сообщение по болотам. Эту мысль он подал тогдашнему управляющему пинскими землями варшавскому комиссару пану Тадеушу Нарбуту, подстолию Лидского повета. Для составления проекта был привлечен в качестве чертежника будущий подстароста пинский Матей (Матеуш) Бутримович. Проект канала был отправлен воеводе Виленскому Огинскому, позднее ставшему великим гетманом (в 1768 г.). Тот был очень заинтересован в этой работе и всячески содействовал ее началу. Польский сейм 1768 г. утвердил этот проект, а Огинскому на будущие расходы постановил подарить местечко Логишин и село Мышковцы. Со своей стороны на эти работы он выделил 12 млн. злотых. Матей Бутримович выполнял всю организационную работу: приглашал специалистов, нанимал рабочих.

Строился в 1765 – 1783 годах. За постройку этого грандиозного сооружения его создателю в Виленском замке в 1768 году, еще при жизни, поставили памятник. Огиньский не только помог наладить сплав древесины и поднял экономику региона, но и спас Выгонощанское озеро от обмеления. Благодаря каналу начался активный рост прилегающих деревень и селений.

Кроме сооружения канала проводились работы по обустройству прилегающих дорог, очищались реки.

В 1775 году официально объявлено о начале сплава. Окончательно канал введен в эксплуатацию в 1783 году. Гидротехнические конструкции представляли собой деревянно-земляных сооружений с 10 шлюзами. По каналу, в основном двигались на шестах и вёслах, хотя по обеим его сторонам были упорядоченные береговые полосы для буксировки судов (как правило, это делалось конной тягой). На канале было 2 пристани - Телеханы и Огинская. Во времена Огинского на канале взималась плата, утвержденная Варшавским сеймом, - по 8 злотых с каждого весла или спицы.

Огинский канал не был глубоким, и в засушливые годы движение и сплав леса затруднялись. Поэтому в соответствии с указом Павла I от 23 февраля 1795 года было решено «приступить до ремонта канала с целью принести больше выгоды российским подданным», на что отпускалось 60 тысяч рублей. И с 1799 по 1804 год он ремонтировался. После чего его ширина стала 10 метров.

В ведомостях Гродненского статистического комитета, составленных 10 сентября 1837 года, указывались количество и стоимость товаров, которые были перевезены по Огинскому каналу в 1836 году: соль, пшеница, уксус, семя льняное, овес, сало, горох, рожь, глиняная и фаянсовая посуда, стекло, кирпич, табак и др. Всего – на 1,5 млн рублей. Из-за рубежа привозили железо и изделия из него, изделия из драгоценных металлов, с юга – шелк, вино.

Канал был обследован Генеральным штабом Российской империи (И.Зеленский. Минская губерния. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Ч. І. СПб, 1864. С. 437—447.).

В 1915 году Огинский канал стал разделительной линией фронта. Гидротехнические сооружения были сожжены и разрушены.

В 1926 году польские власти активно взялись за обновление водной артерии и в 1928 году капитально перестроили канал. В сторону деревни Гортоль через него перебросили металлический мост, который разводили при прохождении парохода. В основном канал использовался для лесосплава, но ходили здесь в обе стороны и пассажирские пароходы с паровыми двигателями.

В 1939 году советская власть репрессировала инженеров польского происхождения, которые трудились на канале, и это привело к упадку гидротехники. До 1941-го канал использовался для лесосплава и эпизодически – для судоходства.

В 1942 г. во время боя между белорусскими партизанами и немецкими войсками навигационная система канала была разрушена и больше не восстанавливалась. В 60-е годы ХХ века на канале Огинского были взорваны все шлюзы. Канал обмелел и утратил хозяйственное значение и теперь канал непроходим на некоторых участках даже для туристических байдарок. Между Ясельдой и Телеханами канал идет по осушенным болотам и сегодня играет роль мелиоративного канала. Между Телеханами и озером Выгонощанским - канал сильно сузился и зарос, местами покрыт белыми лилиями и ряской.

Перестав быть гидротехническим сооружением, канал Огинского превратился в памятник истории. И в интереснейший туристический объект.

Евгений Тихомиров 20.11.2016 12:29

как историческая достопримечательность, которую мы не должны потерять. Сегодня канал
 
А вот рассказ о том, как этот канал намерены восстановливать.
Такой , подобный путь реконструкции предлагали и мы Архаргелогородцам, но к сожалению пока о реальных шагах ничего не известно.
Знакомьтесь http://ng.sb.by/obshchestvo-6/articl...nal-shire.html
Маршрут любой экскурсии по Слониму ведет к каналу, названному в честь слонимского старосты, гетмана ВКЛ Михала Казимира Огиньского. Именно поэтому Слоним несколько веков назад называли Северными Афинами.

Есть историческая версия, что идея построить канал, который мог бы соединить Балтийское море с Черным, пришла в голову почти два с половиной века назад коморнику Вальтеру. Измеряя владения Телехан и прилегающие деревни, он пришел к выводу, что между Щарой и Ясельдой может быть проложено водное сообщение по болотам. Эта мысль легла в основу проекта, который был отправлен воеводе Виленскому Огиньскому, позднее ставшему великим гетманом ВКЛ. Влиятельный вельможа в этом канале увидел будущее и сделал все от него зависящее, чтобы польский сейм утвердил этот проект. Загоревшись идеей, Огиньский проявил щедрость мецената: выделил 12 миллионов злотых, и работа закипела. Открылся этот водный путь длиной 54 километра в 1783 году. А вместе с ним началось и время расцвета Слонима. Впрочем, канал стал не только для этого региона, но и для всего Полесья поводом для гордости и фактором экономического роста. Здесь еще в XIX веке курсировали пароходы и баржи. Гидротехнические сооружения взорвали и сожгли в Первую мировую войну, позже канал был восстановлен и эксплуатировался до 1939 года, затем пришел в упадок и потерял свое былое значение. Искусственное русло обмелело и заросло.

Стою на берегу уцелевшей части канала в Слониме. Длина его здесь чуть больше километра, остальная часть проходит по Ивацевичскому району. В темной глади знаменитого рукотворного чуда, как в зеркале, отражаются прибрежные деревья. Творение Огиньского оживляет городской пейзаж, унылый и серый в эту пору года. А летом канал особенно красив — это любимое место отдыха слонимчан и гостей города. Правда, экскурсоводам сложно объяснить несведущим туристам, почему в самом центре города в таком запустении находится некогда живописное русло реки.

— Вот здесь как раз виден тот участок, где канал выпрямил рукав Щары. Сейчас он наполнен водой, а летом пересыхает, как и все старое русло реки, с годами превратившееся в неприглядные заросли, — вводит в курс дела коренной слонимчанин Анатолий Сидрик. Рассказывает, что помнит, как еще в 60-е годы по каналу сплавляли лес. Сейчас он обмелел, и деревянные сваи, которыми обрамлен, уже изрядно обветшали, того и гляди развалятся.

Анатолий Викторович является членом общественного объединения “Слоним Канал Огинского”. Такая инициатива в городе возникла недавно и уже сплотила около 30 слонимчан, ратующих за реконструкцию достопримечательности. Председатель объединения Иван Вадейко поясняет, почему надо было официально объединиться:

— Идея реконструкции канала и старого русла Щары возникла еще в 70-е годы прошлого века. Однако средств тогда хватило только на то, чтобы ее начать. Это наследие Огиньского заслуживает внимания как историческая достопримечательность, которую мы не должны потерять. Сегодня канал интересен туристам, а после реконструкции по-настоящему украсит наш город. Есть задумка на старом русле Щары сделать каскад из трех озер и зону отдыха.

Иван Павлович говорит, что интересы райисполкома и общественности по этой теме совпадают. Однако нужно было с чего-то начинать, а регистрация общественного объединения позволила открыть расчетный счет на благое дело.

Благоустроенным островком на берегу канала смотрится городской парк, с которого как раз и начали десятки лет назад приводить в порядок его окрестности. Здесь даже сохранилось еще несколько деревьев в три обхвата. К слову, недавним событием для Слонима стала реконструкция театра, традиции которого тоже уходят к Огиньскому.

В своем придворном храме искусства меценат собрал профессиональных итальянских, польских оперных и драматических актеров, художников, создал крепостной хор и балет. А местный оркестр был одним из самых больших придворных оркестров Европы того времени.

Старший научный сотрудник Слонимского районного краеведческого музея имени И.И. Стабровского Ирина Шпыркова рассказывает, какая связь между каналом и знаменитым театром:

— Вот этот экспонат музея — часть сохранившегося деревянного водопровода, самого старого в нашей стране. По задумке Огиньского он был проложен от канала к театру. Сцена, таким образом, могла заполняться водой, сюда выплывали лодки с артистами. Огиньский любил устраивать водные феерии.

Показывает Ирина Григорьевна и еще один любопытный экспонат — якорь времен Огиньского, его вытащил со дна канала один из местных жителей.

В древнем городе, который упоминается в Ипатьевской летописи с 1252 года, и кроме канала, конечно, есть на что посмотреть. Но обычно туристы отдают предпочтение расположенному рядом с городом Свято-Успенскому Жировичскому монастырю, куда уже проложены маршруты, в самом Слониме надолго не останавливаются, а зимой здесь они и вовсе в большом дефиците.

Ирина Шпыркова, которая проработала в краеведческом музее 40 лет, в свое время руководила им, говорит, что есть все предпосылки для создания музея древнего Услонима:

— Наш город, который обладает интереснейшими историко-культурными ценностями, мог бы стать органическим звеном туристических маршрутов Беларуси. А наследие Огиньского, в частности знаменитый канал, мог бы явиться той самой интригой, которая привлекала бы туристов.

К слову, от знаменитого мецената осталось в городе немного реликвий. Кроме канала — аустерия и три дома ремесленников. Но даже этого достаточно для того, чтобы оживить туристический маршрут по древнему городу, если, конечно, все довести до ума. А пока, к сожалению, даже в сердце Слонима, на замчище, местные жители умудряются разбивать огороды.

Иван Вадейко рассказывает, что сейчас речь идет о создании проекта реконструкции канала. Райисполком рассматривает возможности финансирования предстоящих затрат, но без помощи общественности здесь не обойтись.

На кону — километр канала из пятидесяти четырех, которые построили в свое время при поддержке мецената и государственного деятеля Михала Казимира Огиньского наши предки.

В ТЕМУ

•Кроме строительства канала, проводились работы по обустройству прилегающих дорог, очищались реки. В 1775 году официально объявлено о начале сплава. Окончательно канал введен в эксплуатацию в 1783 году. Гидротехнические конструкции представляли собой деревянно-земляные сооружения с 10 шлюзами. По каналу в основном двигались на шестах и веслах, хотя по обеим его сторонам были упорядоченные береговые полосы для буксировки судов. Существовало две пристани — Телеханы и Огинская. На рукотворном водном пути взималась плата, утвержденная варшавским сеймом, — по 8 злотых с каждого весла или спицы.

•Огинский канал не был глубоким, и в засушливые годы движение и сплав леса затруднялись. Поэтому в соответствии с указом Павла I от 23 февраля 1795 года было решено “приступить до ремонта канала с целью принести больше выгоды российским подданным”, на что отпускалось 60 тысяч рублей. И с 1799 по 1804 год он ремонтировался. После чего его ширина стала 10 метров.

•В ведомостях Гродненского статистического комитета, составленных 10 сентября 1837 года, указывались количество и стоимость товаров, которые были перевезены по Огинскому каналу в 1836 году: соль, пшеница, уксус, семя льняное, овес, сало, горох, рожь, глиняная и фаянсовая посуда, стекло, кирпич, табак. Из-за рубежа привозили изделия из железа и драгоценных металлов, с юга — шелк, вино.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Автор публикации: Елена СЕМЕНОВА



Дата публикации: 10:43:57 04.03.2016






1

Евгений Тихомиров 21.11.2016 15:06

А вот еще один канал Августовский
Прошу познакомиться с его историей и тем,с каким рвением. усердием, старанием и любовью развивают туризм власти Беларуси.
Вызывает просто искреннее уважение такой подход людей к своему прошлому, истории...
Августо́вский кана́л — судоходный канал в Польше и в Гродненской области Белоруссии, соединяет реки Вислу и Неман (через реки Бебжу, Нетту (pl:Netta (rzeka)) и Чёрную Ганьчу), памятник гидротехнического зодчества, расположен в особо охраняемой зоне ЮНЕСКО.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90...BD%D0%B0%D0%BB
Длина 101,2 км, в том числе 22 км на территории Белоруссии, около 79 км на территории Польши. Включает ряд шлюзов и разводных мостов.
Канал был построен по политико-экономическим причинам. Проект канала принадлежит польскому государственному деятелю, министру польской экономики, князю Франциску-Ксаверию Друцкому-Любецкому (1779—1846). В 1821 году Пруссия в одностороннем порядке ввела запретительные таможенные пошлины на транзит польских и литовских товаров через свою территорию, практически заблокировав доступ к морю торговцам. Появилась острая необходимость транспортного коридора в обход прусской территории из центра Польского царства (в составе Российской Империи) к российским портам в Курляндии. В 1824 году проект канала общей длиной в 395 км был представлен императору Александру I, который в том же году его одобрил.
Первым руководителем строительства был полковник Игнатий Прондзинский (1792—1850). В 1826 году он был арестован из-за нелояльности, а впоследствии занимал высокий пост у польских революционеров после «ноябрьского восстания». Основные работы между тем были закончены к 1830 году. Во время польской революции (1830—1831) вплоть до её подавления работы не велись. Заканчивал строительство инженер Теодор Урбанский. На строительстве работало более 7000 рабочих под руководством генерала Малле де Гранвилля и полковника Россмана. Открытие канала состоялось в 1839 году. На канале было возведено 18 шлюзов, множество плотин и мостов.
Последняя часть канала («Виндавская»), которая должна была бы соединить новый торговый путь с курляндским портом Виндава (ныне латвийский Вентспилс), не была построена — способствовало этому Польское восстание 1830 года («ноябрьское»). А главное — с 1837 года в России стали строиться железные дороги, и от продолжения строительства отказались. Законченная часть канала сохранила значение внутреннего водного пути, служащего для коммерческого судоходства и транспортировки древесины из Вислы в Неман и обратно. По каналу ходили деревянные баржи «берлины», против течения их вели по «тягловым» дорогам либо с помощью конной упряжки, либо (крайне редко) баржу тянули бурлаки.
Августовский канал в Польше
Между мировыми войнами канал впервые стал туристическим объектом. На шлюзе Домбровка (польск.)русск.[1] ежегодно с большим размахом проходил так называемый «Праздник моря». По маршруту Гродно-Августов-Гродно регулярно курсировали два пассажирских колёсных парохода. Вдоль Канала пролегал престижный туристический маршрут, обеспечиваемый превосходными условиями для плавания на лодках и байдарках. Во время боевых действий Второй мировой войны гидротехнические сооружения белорусской части канала были сильно повреждены. Полностью разрушен распределительный шлюз Черток (53°52′13″ с. ш. 23°40′17″ в. д. (G) (O) (Я)). Отступая, немецкие войска взорвали 3 шлюза, 8 плотин и несколько мостов. После войны польская часть канала была восстановлена и использовалась в туристических целях; белорусская часть оставалась в запустении. В 2004—2006 годах были проведены реставрационные работы и на белорусской части Августовского канала.

В 2005 году на канале был открыт международный пункт пропуска через границу только для путешественников на лодках и байдарках «Лесная-Рудовка». В октябре 2008 года пограничные власти Польши и Белоруссии договорились о скорейшем открытии этого погранперехода также для пешеходов и велосипедистов.

В своё время Канал был технологическим чудом, так как имеет большое количество шлюзов, добавляющих к прекрасным природным ландшафтам некоторую техногенную изюминку. Он стал первым искусственным водным путём в Европе, связывающим напрямую две большие реки — Вислу и Неман и обеспечивал связь с Чёрным морем на юге через Огинский канал, Днепр, Березинскую водную систему и Двину.
География

Канал построен по постледниковым геологическим опусканиям и нескольким долинам. Он прошёл по цепочке Августовских озёр и соединяющих их рек. Тип ландшафта позволил отлично вписать канал в прилегающий пейзаж по всей его длине — более ста километров. Объём водосборного бассейна на польской стороне 74,25 км² и на белорусской — 8,42 км², всего 82,67 км².
Туризм

Безвизовый въезд в Республику Беларусь, для отдыха в зоне Августовского Канала, закреплен указом Президента Республики Беларусь. Развитие туризма на Августовском канале началось в 20-30-е годы 20-го столетия. Однако из-за Второй мировой войны и взрывов шлюзов туристической деятельности на канале суждено было приостановиться. О возрождение же туристической жизни на Августовском канале можно говорить только с «привязкой» к концу 20-го века. Причём можно говорить об активизации сразу нескольких видов туризма — экологического, экскурсионного, спортивного.

Канал соединяет 7 естественных озёр: Нецко, Бяле, Студзеничне, Орле, Панево, Кшиве и Микашево и 11 рек: Бебжа, Нетта, Чёрная Ганча, Клёновница, Пласка (она же Суха-Жечка, она же Сервянка, она же Панювка), Микашувка, Перкуця, Шлямица, Волкушанка, Осташанка и Неман. Естественные водоёмы соединены гидротехническими сооружениями со шлюзами и водосливными плотинами, включающими служебные сооружения, дороги и мосты. Резервное водное питание обеспечено из-за пределов буферной зоны водой озёр Сайно, Сервы и Вигры, которые расположены в пределах охраняемой зоны. 6 исторических шлюзов Пшевензь, Панево, Перкуць, Соснувек, Тартак и Кудрынки легко доступны по лесной тропе для велосипедистов и пеших туристов.

Канал предлагает туристам различные возможности. Непревзойденные красоты отличаются девственной чистотой природных ландшафтов хвойного леса и озёр, особенно в Польше около рек Бебжа и Нетта и заполняют первобытный Августовский лес от запада до востока. Большинство туристов предпочитают путешествовать вдоль канала на байдарках, каноэ, моторках и ловить рыбу.

Туристам, отправляющимся на Августовский канал с белорусской стороны на своём автомобиле рекомендуется ориентироваться на шлюз Немново и деревню Соничи[1] (близ пгт Сопоцкин). К нему проще всего добраться следуя как из Гродно, так и из Минска.

Также возможно посетить часть Канала и Августовские озера на прогулочном речном трамвайчике с польской территории. В Польше на канале расположен город Августов.

Евгений Тихомиров 21.11.2016 15:15

А вот, как развивают творчески, инициативно туризм наши браться белорусы на Августовском канале. Почитайте, интересно!
http://grodnoturinvest.by/
В целях создания объектов туристической инфраструктуры на Августовском канале администрацией СЭЗ «Гродноинвест» реализуется проект по строительству туристического центра в районе дер. Рынковцы. Данный проект предполагает строительство объектов для приёма туристов, проведения туристических слётов, а также культурно-массовых и корпоративных мероприятий.

В связи с этим, администрация СЭЗ «Гродноинвест» и Гродненский райисполком приглашают юридических лиц, частных предпринимателей и просто предприимчивых людей к взаимовыгодному сотрудничеству и предлагают принять участие в организации следующих услуг на Августовском канале:

- прокат спортивного инвентаря [подробнее]
- организация водных прогулок на маломерных судах [подробнее]
- прокат плавательных средств [подробнее]
- объекты питания и торговли [подробнее]
- организация услуг по размещению [подробнее]
- сезонные аттракционы для детей [подробнее]
- организация услуг по проведению командных игр [подробнее]
- катание на санях, конные прогулки [подробнее]

Возможные условия:
- с предоставлением участка в аренду;
- без предоставления участка.

Допустимо подключение к сетям электроснабжения и др.

Возможно предоставление льгот при получении статуса резидента Парка

Августовский канал - это уникальный природный комплекс, интерес к которому растёт с каждым годом не только у белорусских, но и у иностранных туристов.

Месторасположения туристического центра в районе дер. Рынковцы на схеме

Почему стоит приехать?

Если Вы хотите узнать настоящее белорусское гостеприимство, если Вас притягивает первозданная природа, чистые озера и реки, живописные ландшафты, если Вы хотите ощутить дыхание истории на улицах древних городов, у стен легендарных замков и дворцов, если Вас интересует богатая и своеобразная культура или возможности для активного отдыха, приезжайте на Гродненщину — здесь Вас ждут и всегда рады гостям.
Что стоит посмотреть?

Территория Парка - уникальный уголок природы, утопающий в зелени старых сосновых лесов «Гродненской пущи». Этот уникальный природный комплекс на северо – западе Гродненской области простирается вдоль границы, соседствуя на западе с Польшей и Литвой – на севере. Кроме того, здесь Вы сможете увидеть большое количество памятников истории и культуры.
Как организовать визит?
Если это ваша первая поездка в Гродно, будет разумно заказать организованный тур. Такие туры предусматривают посещение основных достопримечательностей, а также избавят от забот, связанных с открытием визы и организацией поездки. Если вы настроены путешествовать самостоятельно, то эта информация для Вас.
Вот такой бы подход заинтересованный к развитию туризма вообще и водного туризма в частности был бы проявлен к на интересном для туристов пока разрушенном канале канале Пинега-Кулой!
Я еще раз приведу текст обращения, приглашения к частным лицам и организациям: "В связи с этим, администрация СЭЗ «Гродноинвест» и Гродненский райисполком приглашают юридических лиц, частных предпринимателей и просто предприимчивых людей к взаимовыгодному сотрудничеству и предлагают принять участие в организации следующих услуг.
Молодцы!

Евгений Тихомиров 23.11.2016 16:37

А вот теперь вернемся мысленно в глубь истории Отечества. Был удивлен, насколько тесно были связаны реки Пинега, Кулой с Мангазеей, как наши предки поморы ходили так далеко на своих парусных кочах. Упоимнаются имна Пинежан, котрые ходили поСеврному Ледовитому океану.
Великая и славная история освоения Севера Великими первооткрывателями России.
Почитайте.
Тайны Мангазейского морского хода

Мангазейский морской ход, соединявший Русское Поморье со страной Мангазеей, установился, скорее всего, в начале или середине XVI в. Регулярные походы в район реки Таз совершались обычно отрядами поморов-промышленников, использовавших суда небольших размеров – «малые кочи ». Это были плоскодонные парусно-весельные суда с малой осадкой, приспособленные для перетаскивания через волоки небольшими командами (до 10 мореходов) и плаваний вдоль отмелых морских берегов и в устьях рек . Их грузоподъемность не превышала 375–600 пудов (6—10 т).
Морской ход начинался в устьях Северной Двины или Кулоя. Вот как описывали его сами промышленники: «От Архангельска-де города, из Холмогор и из Пинеги ходят они в Мангазею – на Кулойское устье и на Канин Нос и мимо Колгуев остров и мимо Русской и Медынской завороты (Русский заворот – западный мыс Печорской губы; Медя́нский заворот ограничивает Печорскую губу с востока. – Прим. авт.) Югорским Шаром мимо Местный остров и на Карскую губу (теперь Байдарацкую губу. – Прим. авт.) в Мутную реку (теперь река Мордыя́ха, устье которой – на западном побережье Ямала. – Прим. авт.), через сухой волок (длиной до 800—1000 м. – Прим. авт.), на Зеленую реку (теперь река Сея́ха, устье которой на восточном побережье Ямала. – Прим. авт.) и в Обь (Обскую губу. – Прим. авт.) да в Тазовское устье».
По словам тех же мореходов, при хорошей погоде на путь от Архангельска до Байдарацкой губы уходило 1–2 месяца. Оттуда на путь до устья реки Мутной, следование по ней, волоку и плавание по реке Зеленой затрачивали до 20 суток. На плавание от устья реки Зеленой до Мангазеи уходило 2–3 недели. Конечно, эти сроки выдерживались только при попутных ветрах и благоприятной ледовой обстановке в районе плавания, что случалось не часто: «а коли-де Бог не даст пособных ветров… и тогда все кочи ворочаются в Пустоозеро (т. е. к устью реки Печоры и идут вверх по реке до Пустоозерского острога. – Прим. авт.); а коли захватит на Мутной или на Зеленой реке позднее время, и на тех реках замерзают, а животишка свои запасы мечут на пусте, а сами ходят на лыжах в Березовский уезд (на Нижнюю Обь. – Прим. авт.)». «А как заимут льды большие, ино обходят около льдов парусом и гребью недель с шесть, а иногда обойти льдов немочно, и от тех мест ворочаютца назад в Пустоозеро».
Например, пинежанина Фомку Борисова под Бурловым берегом (в Варанде́ях — у побережья между Печорской и Хайпудырской губами) «заняли великие льды, и они сквозе льды пробивалися в том месте четыре недели, и как льды отнесло в большое море и они пришли к Югорскому Шару».

И в Обской губе часто сильные ветры и льды мешали плаванию. Так, например, в 1626 г. коч , шедший из дельты Оби у Русского заворота, отделяющего собственно Обскую губу от Тазовской, застигла «туча с дождем и ветр встречный с сиверу, и парус на коче изодрало, и павозок (лодку, перевозимую на коче . – Прим. авт.) разбило, и коч с якорей сбило и прибило за кошку (подводную мель, протянувшуюся от берега. – Прим. авт.), и стояли-де они за ветры 6 недель дожидалися пособных ветров» и после Успенья воротились назад, «потому что стало поздно, море стало мерзнуть и льдов стало много». Так что русским мореходам приходилось на пути в Мангазею и обратно преодолевать «непроходимые злые места от великих льдов и всякие нужи».

Пути продвижения русских на Шпицберген, Новую Землю и в Мангазею в XVI–XVII вв.

До наших дней сохранились сведения о плаваниях поморских мореходов по Мангазейскому морскому ходу. В 1601 г. Матрена Афанасьевна Кузьмина подала на имя царя Бориса Годунова «явку» – челобитную, в которой просила оказать ей помощь, так как ее отец и брат – черносошные крестьяне Двинского уезда – в 1597 г потратили все свои наличные средства на снаряжение коча для плавания в Мангазею. Очевидно, на обратном пути Кузьмины попали в бурю и потерпели крушение («побило их море»). А поморы – пинежанин Иван Угрюмов и мезенец Федул Наумов – получили от царя Бориса хвалу за «частые поезди в Мангазею».

Выдающимся полярным мореходом был промышленник-пинежанин Леонтий Иванов Шубин по прозвищу Плехан. Одно из плаваний по реке Таз он описал сам. Летом 1601 г. Плехан вышел из устья Северной Двины на четырех кочах с командой из 35 мореходов. Они плыли «пособным морем с западу на восток. влево море, вправо земля, и шли до устья Печоры-реки». Из-за встречных ветров и неблагоприятной ледовой обстановки Л. И. Шубину пришлось в Пустоозерске зазимовать. Оттуда часть мореходов по зимней дороге отправились через «Камень» на восток.

С наступлением новой навигации Шубин продолжил плавание. Теперь с ним шел москвитин Первый Тарутин, пустоозерцы Семен Исаков Серебряник и Архип Баженик, волочанин Михаил Дурасов, а также 40 других торговцев и промышленников.

«Вышед на устье Печоры, – сообщил Л. И. Шубин, – и пошли в Мангазею великим же морем-окияном, на урочище на Югорский Шар; бежали парусом до Югорского Шара (примерно 150 миль. – Прим. авт.) два дни и две ночи, а шли на прямо большим морем, пересекая через губы морские». Он сообщил и некоторые гидрографические сведения о районе плавания. По его мнению, от устья Печоры до Югорского Шара морское дно очень неровное, «местами глубоко, а в иных местах мелко, в сажень (примерно 2 м. – Прим. авт.), а в иных местах и суда вставают». Значит, суда шли у самого берега, так как в восточной части Баренцева моря глубины почти везде равны 7–8 саженям.

Евгений Тихомиров 23.11.2016 16:38

Пройдя пролив, кочи прошли в Карскую (Байдарацкую) губу,
 
Такой же характер дна («местами глубоко, а инде мелко») наблюдал Шубин и в проливе Югорский Шар. Значит, и здесь кочи шли у самого берега. Описал он остров Вайгач, заметив, что остров каменный, леса на нем нет, и «около его русские люди в Мангазею не ходят , потому что отошел далеко в море, да и льды великие стоят».

Пройдя пролив, кочи прошли в Карскую (Байдарацкую) губу, а затем к реке Мутной, которая «пала в Нярзомское море (или Нарзомское море. – Прим. авт.) с полуденной стороны. А река Мутная невелика, через мошно перебросить камнем, а река мелка». Затем мореходам предстояла трудная работа по разгрузке кочей , перетаскиванию грузов и самих кочей по волоку в реку Зеленую. Л. И. Шубин рассказал об этом так: «А дошед до озера, до вершины Мутной реки , учали меж озерцами волочить запасы в павозках, а проводили павозки от озера до озера паточинами, тянули по воде бродячи, один павозок тянут два человека, а те между озерцами паточины тож в дву местех от озера до озера по версте и меньше (верста равна 1066 м. – Прим. авт.), а кочи тянули канаты после запасов порожние по тем паточинам всеми людьми». Затем по реке Зеленой вышли в Обскую губу и направились в Тазовскую губу. Только 1 октября мореходы добрались до Мангазеи.

Шубин отметил, что Ямал является районом тундры: «На обе стороны место пустое… растет мелкий лес, в вышину четверть аршина (18 см. – Прим. авт.), а зовут тот лес ярник». Сообщения Шубина явились, вероятно, первыми достоверными сведениями о природе острова Вайгач, Карского моря и Ямала.

Кроме пути по рекам Ямала и волоку между ними, существовал еще один старинный путь из Поморья и Печоры на Обь. Поморы доходили до устья реки Кары, «а по ней хаживали вверх сухим путем до другой реки (реки Щучья. – Прим. авт.), впадающей в Обскую губу, при которой, построив новые суда, отправлялись на оных далее». Об этом пути стало известно от поморских мореходов англичанину Вильяму Гордону, побывавшему на Печоре в 1611 г. Он встретил тогда в устье этой реки 30 русских лодей, часть из которых направлялась в Мангазею, а часть – на Новую Землю.

Совершая походы в район реки Таз, поморы основали в 300 км выше ее устья, у впадении в Таз реки Осетровка (позже переименованной в Мангазейку), торгово-промысловое поселение. В 1968–1970 и 1973 гг., в течение четырех летних полевых сезонов, в этом районе работала историко-географическая экспедиция Арктического и Антарктического НИИ с участием ученых Института археологии АН СССР, возглавляемая М. И. Беловым. Экспедиция обнаружила остатки деревянных построек поморского торгово-промышленного поселения, возраст которых определили дендрохронологическим методом. Самая ранняя из построек датируется 1572 г., но ученые считают, что это поселение, вероятно, возникло значительно раньше.

По сведениям мангазейского воеводы И. Ф. танеева, поморы этого поселения быстро установили довольно тесные связи с местными ненцами, женились на местных женщинах. Вероятно, в этом поселении стоял скит или часовня. Другое укрепленное поморское зимовье – «зырянский городок» – в верховьях Таза существовал еще в начале XVII в. Торговые поморские люди из этих городков собирали ясак с местных жителей и «дань с них имали воровством на себя».

Царские власти стремились поставить под контроль всю торговлю пушниной в районе Нижней Оби и в Заобье. Поэтому в 1598–1601 гг. были посланы специальные экспедиции служилых людей, которые основали на месте поморского поселения на реке Таз, в 300 км от ее устья, Мангазейский острог, а затем и возвели город Мангазея – административный и торговый центр огромного Мангазейского уезда. Именно там была сосредоточена торговля ценными мехами. Из Мангазейского уезда, в основном через город Мангазею, ежегодно в течение первой половины XVII в. вывозилось до 100–150 тыс. ценнейших соболиных шкурок. В те времена самая дешевая соболиная шкурка стоила в Москве примерно 5 р., что равнялось годовому окладу служилого сибирского казака.

Город Старая Мангазея. Чертеж XVII в.

Об интенсивности морских плаваний в Мангазею в первые два десятилетия XVII в. судить трудно, так как мангазейский архив этих лет погиб в большом пожаре 1642 г., когда сгорела вся Мангазейская крепость. Сохранились отдельные сведения о подобных походах. Так, летом 1609 г. в Мангазею из Поморья пришла партия торговцев и промышленников во главе с холмогорцем Еремеем Савиным. В 1612 г из Мангазеи в Архангельск приплыли мезенец Шестак Иванов и его сын Артемий. Известно, что сын и отец останавливались на острове Колгуев, где подобрали вооружение с разбившегося иностранного корабля, пытавшегося, видимо, пройти на восток. В Мангазею Шестак также плавал по морю.
Неоднократно бывали в Мангазее и двиняне – торговец Кондратий Курочкин и стрелец Кондратий Корела, сообщившие, что «от Архангельского города в Мангазею по вся годы ходят кочами многие торговые и промышленные люди». О многочисленных морских плаваниях в Мангазею упоминалось в одном из указов царя Михаила Федоровича, изданного до 1619 г.: « Ходят торговые люди от Архангельского города на Мангазею».

Евгений Тихомиров 23.11.2016 16:47

Второй начинался в Xолмогорах и проходил по рекам Пинеге, Кулою, Мезени и ее притокам
 
А вот еще интересные подробности походов поморов через Пинежский Волок:
Существовали два речных северных маршрута для следования в район Мангазеи с запада через отроги Уральского хребта. По ним шли через «Камень» промышленники и торговцы. Первый из Устюга Великого шел по рекам Вычегде, Выми, Ухте, Ижме и Печоре. Второй начинался в Xолмогорах и проходил по рекам Пинеге, Кулою, Мезени и ее притокам в приток Печоры Цильму. Таким образом, оба пути выходили на Печору, а далее один из них шел вверх по ней и по ее притоку, а затем в реку Собь до отрогов Уральского хребта, где для зимовок в XVI в. был основан Роговой городок. От него путники следовали волоковым участком пути по узкому ущелью на противоположный восточный склон хребта к истокам другой реки Соби, по которой добирались до Березовского острога. В связи с тем, что по этому пути к концу XVI в. резко возрос поток промышленников, по указу царя Федора Ивановича в 1595 г. при впадении Соби в Обь для взимания пошлины был основан острог Носовой (на месте, где впоследствии был построен г. Обдорск, теперь Салехард).

Другой более северный путь проходил после выхода на Печору вниз по ней до ее притока р. Усы, далее по Усе до отрогов Уральского хребта, затем рекой Xарутой и оттуда в реку Синью, впадающую слева в Обь. От Березова речной путь в Мангазею шел по Оби, Обской губе мимо Обдорска и Надыма (район кочевьев ненцев, торговый пункт, выгодный по своему расположению на полпути от Березова до Мангазеи), далее по Тазовской губе и р. Таз.

Безусловно, путь по рекам и волокам через Березов был более продолжительным, чем по Мангазейскому морскому ходу. Сложным было плавание судов в Обской дельте, которую в начале XVII в. называли «островами». «А устья де, государь, Обсково нихто не знает, разлилась на многие места, и островы частые», — сообщали в 1616 г. на допросе в Тобольске торговец Кондратий Курочкин и тобольский стрелец Кондратий Корела.

На необитаемые зимой острова дельты летом приплывала для рыбной ловли «кочевая самоядь», которая не всегда дружественно относилась к высаживавшимся на берег русским людям. Особую опасность в дельте для судов представляли многочисленные мели: «мелко добре; не токмо большим судном, кораблем или кочами ходити, и мелкими судами ходити невозможно», — сообщали те же информаторы.

Речной путь в Мангазею из Тобольска и Березова был совсем непростым. В те времена плавание от Тобольска в Мангазею протяженностью немногим более 3000 км было трудным и опасным предприятием. Продолжительность такого плавания была от двух до четырех с лишним месяцев. Все зависело от погоды и благоприятных ветров. Особо сложным был участок пути от Березова до устья р. Таз, особенно в осеннее время, до наступления морозов, когда часты в устье Оби и в Обской губе бури, во время которых нередки были посадки судов на мель, повреждение их при ударе о подводные камни. Еще хуже было в том случае, когда суда уносило бурей в северные районы губы, протянувшейся в меридиональном направлении на 760 км.

В «островах» дельты торговцы, промышленники и служилые люди иногда подолгу ожидали благоприятных ветров и затем выплывали в «голомя», то есть в Обскую губу. Шли суда, по-видимому, по бурной Обской губе вдоль берегов, укрываясь от непогоды в устьях рек, сперва на север до «Русского заворота», отделяющего собственно Обскую губу от Тазовской, затем поворачивали к юго-востоку. За Заворотом часто упоминаются, как места стоянки судов, Черные горы и Столбовая река, несколько ниже которой лежала Черная коса, или «Черная кошка». Затем проходили Япанчин Шар, соответствующий, вероятно, проливу между материком и островом, называемым в настоящее время Находкой. Далее оставляли справа Пуровский остров у входа в глубокую Пуровскую губу и добирались до устья р. Таз. Оттуда до Мангазеи при попутных ветрах шли под парусом четверо суток, а при противных ветрах продвигались вверх по течению Таза «бечевым ходом» (6, с.115, 116).

До наших дней сохранились некоторые сведения о плаваниях поморских мореходов по Мангазейскому морскому ходу. В 1601 г. Матрена Афанасьевна Кузьмина подала на имя царя Бориса Годунова «явку» — челобитную, в которой просила оказать ей помощь, так как ее отец и брат — черносошные крестьяне Двинского уезда, в 1597 г. потратили все свои наличные средства на снаряжение коча для плавания в Мангазею. Очевидно, на обратном пути Кузьмины попали в бурю и потерпели крушение («побило их море»). А поморы пинежанин Иван Угрюмов и мезенец Федул Наумов получили от царя Бориса хвалу за «частые поезди в Мангазею» (10, с.110).

Выдающимся полярным мореходом был промышленник пи-нежанин Леонтий Иванов Шубин, по прозвищу Плехан. Одно из плаваний на р. Таз он описал сам. Летом 1601 г. он вышел из устья Северной Двины на четырех кочах с командой из 35 мореходов. Они плыли «пособным морем с западу на восток… влево море, вправо земля, и шли до устья Печоры реки». Из-за встречных ветров и неблагоприятной ледовой обстановки Шубину пришлось там в Пустозерске зазимовать. Оттуда часть мореходов по зимней дороге отправилась через «Камень» на восток.

С наступлением новой навигации Шубин продолжил плавание. Теперь с ним шли москвитин Первый Тарутин, пустозерцы Семен Исаков Серебряник и Архип Баженик, волочанин (житель Волока Пинежского) Михаил Дурасов, а также 40 других торговцев и промышленников.

«Вышед на устье Печеры, — сообщил Шубин, — и пошли в Мангазею великим же морем-окияном, на урочище на Югорский Шар; бежали парусом до Югорского Шара (примерно 150 миль. — М. Ц.) два дни и две ночи, а шли на прямо большим морем, пересекая через губы морские». Он сообщил и некоторые гидрографические сведения о районе плавания. По его мнению, от устья Печоры до Югорского Шара морское дно очень неровное, «местами глубоко, а в иных местах мелко, в сажень, а в иных местех и суда вставают». Значит, суда шли у самого берега, так как мористее в восточной части Баренцева моря глубины почти везде равны 7–8 саженям.

Такой же характер дна («местами глубоко, а инде мелко») наблюдал Шубин и в проливе Югорский Шар. Значит, и здесь кочи шли у самого берега. Описал он о. Вайгач, заметив, что остров каменный, леса на нем нет и «около его русские люди в Мангазею не ходят, потому что отошел далеко в море, да и льды великие стоят».

Пройдя пролив, кочи прошли в Карскую (Байдарацкую) губу, а затем к р. Мутной, которая «пала в Нярзомское (Карское. — М. Ц.) море с полуденной стороны. А река Мутная невелика, через мошно перебросить камнем, а река мелка». Затем мореходам предстояла трудная работа по разгрузке кочей, перетаскиванию грузов и самих кочей по волоку в р. Зеленую. Шубин рассказал об этом так: «А дошед до озера, до вершины Мутной реки, учали меж озерцами волочить запасы в павозках (небольшие плоскодонные лодки для перевозки грузов. — М. Ц.), а в павозок клали четвертей до десяти и больше, в четыре пуда четверть (64 кг. — М. Ц.), а проводили павозки от озера до озера паточинами, тянули по воде бродячи, один павозок тянут два человека, а те между озерцами паточины тож в дву местех от озера до озера по версте и меньше, а кочи тянули канаты после запасов порожние по тем паточинам всеми людьми». Затем по р. Зеленой вышли в Обскую губу и направились в Тазовскую губу. Только 1 октября мореходы добрались до Мангазеи.

Евгений Тихомиров 24.11.2016 16:00

Пинежский водно-транспортный узел должен быть восстановлен для развития экономики
 
Пинежский водно-транспортный узел должен быть восстановлен для развития экономики области, для обеспечения зарождающихся вновь, будущих экономических связей. формирования полноценной транспортной системы Пинежского, Мезенского, Лешунского районов, для организации заново грузовых перевозок, пассажирских перевозок, круизного речного туризма, для будущих поколений.
Разрушение канала, демонтаж шлюза "Сотка" стал результатом не дальновидного, безумного, преступного по сути хозяйствования деятелей, ратовавших за "ускорение. перестройку", но по сути разрушивших экономику, поставив на многие годы препоны, "засаду" для удобного, экономичного водного сообщения между соседними регионами. И сегодня у отдельных менеджеров преобладает узкое местечковое мышление, рассматривавшее сам канал и шлюз, как сооружение необходимое лишь для нужд лесосплава, северного завоза в отсутствии других средств передвижения. Такие кадры и сейчас, к сожалению, "не мешая" не способствуют, то есть тормозят, сдерживают своим бездействием организаторскую работу по инициированию восстановления канала Пинега-Кулой, развитию грузовых и пассажирских водных перевозок,приобретению нового флота, развитию круизного водного туризма то есть мешают развитию экономики. района. Не исключено, что такое противодействие является лишь отголоском, выражением, свидетельством выражения чьих-то экономических интересов. Впрочем, важно еще и то, что возрождение канала неизбежно состоится и весь вопрос в том, когда конкретно это произойдет. Огромный экономический, туристический потенциал Пинежья потребует в не столь уже отдаленное время "расконсервации", эффективного использования имеющихся возможностей, то есть от менеджеров-управленцев района потребуют не только принятия ответственных решений, направленных на развитие экономики, на развитие бизнеса, но и достижения серьезных, значимых результатов, которые должны быть огромными в таком огромном районе, как Пинежский. "Топтаться на месте" , - такая роскошь уже ни кому не простительная!

Алексей Смирнов 25.11.2016 12:10

Цитата:

Сообщение от Евгений Тихомиров (Сообщение 3880)
Господа, мы едва не попали "в тупик" на Пинеге, по милости Миистерства транспорта Арханегельской области!:)
"Нам НЕ ВЕЛЕНО" рассматривать канал Пинега-Кулой в качестве туристического объекта!:)))
Нам бы расстроиться следовало после получения этакой печальной информации, но мы этого делать не станем.

Наверное параллельно надо начать стучаться в Ростуризм (Федеральное агенство по туризму Минкульта РФ)

В идеале должна появиться программа Федеральная программа развития яхтенного туризма :) на ВВП РФ.

Да и прессу надо бы подключить... в контексте что есть такая инициатива, приглашаем к сотрудничеству и т.п.

Какие в Архангельской области информационные агенства активны?

Евгений Тихомиров 25.11.2016 16:43

А отличную мысль обратиться в прессу Вы подали, кстати, а еще и своевременно Действительно складывается ситуация странная, как минимум. Как только поднимается вопрос о развитии водного транспорта, дноуглублении, восстановлении гидроузла Пинежского, канала Пинега-Кулой резко пропадает зона приема, умолкают контакты.
Видимо, что-то здесь несколько "не то! Вот автомобилям здесь как-то дорога широкая, а пароходам вместо гарантированных глубин одни перекаты, да перекаты встречаются , а это слишком навязчиво получается, да и чрезвычайно подозрительной становится эта ситуация. Поэтому будем связываться в ближайшее время. Интересное еще одно обстоятельство: я попытался связаться с ответственными Господами из Администрации Пинежского района, чтобы посоветоваться, обсудить возможности совместной работы, выслушать мнения. обменяться суждениями по поводу. как лучше организовать "наплыв туристов" в район. Нашел один из сайтов, который называется так "Администрация района за развитие Пинежья" и выяснилось, что на этом сайте больше двух лет ни кто не отмечался, то есть я оказался первым после почти трехлетнего молчания. Ничего себе -"За развитие" получается, подумал я! Но самое интересное ждало меня впереди! Одна женщина услышала меня, мою просьбу, чтобы помогли связаться с представителями Администрации и действительно на следующий день другая женщина написала мне, сообщив в том числе, что актуальными по ее мнению являются в районе проблемы дорог и "социалки". Я в свою очередь попытался высказать мнение, что в условиях проблем с дорогами общего пользования желательно бы использовать плотнее"голубые дороги". то есть реку Пинегу. Но после моих всех посланий пока больше со мной на связь еще никто не вышел.к сожалению. Впрочем. я пока не теряю еще надежды встретить там, в Пинежском районе союзников.. Ну, не может быть такого в принципе, чтобы Ответственные руководители района не хотели бы добиться роста туристов.

Евгений Тихомиров 29.11.2016 17:01

Церковное судно на воздушной подушке отремонтировали
 
Оказывается на СУДАХ НА ВОЗДУШНОЙ ПОДУШКЕ на реке Пинега перемещаются не только спасатели из МЧС, но и монахи из Артемиево-Веркольского мужского монастыря. До сего времени мы только искренне поражались тому , что суда на воздушной подушке почему-то не получили широкого распространения на Пинеге, на реке Мезень, на Кулое. Ситуация в этом смысле потрясающе уникальная и удивительная в плане "развития водного транспорта".. Уточним, что развития водного транспорта на реке Пинеге сейчас нет, а потребность в этом развитии водного транспорта давно и точно имеется. Эта необходимость развития водного транспорта подчеркивалось на заседании Госсовета , которое прошло в августе в Волгограде, но по Пинеге по -прежнему увидеть в межень что-либо кроме катера КС и лодочек не получится.
Так что монашествующая братия просто молодцы! Весьма жаль, что их пример совершенно не сподобил начальствующих господ перенять и повторить такой замечательный и полезный опыт для обеспечения пассажироперевозок мирян обычных в различных поселках на реках Пинега и Кулой.
Почему-то и частники не спешат заняться перевозками на СВП.

Церковное судно на воздушной подушке отремонтировали в Поморье

11:30 - Август 5, 2014 - Общество
Просмотры: 264 - Комментарии: 0
Автор публикации: Евгений Богучарский
Оно принадлежит Артемиево-Веркольскому монастырю.
Монастырская братия знаменитого Артемиево-Веркольского мужского монастыря, который находится в селе Веркола Пинежского района, обратилась к специалистам центра гражданской защиты Поморья с просьбой починить их судно на воздушной подушке. Шестиместное судно «Славир» ещё два года назад пожертвовал монастырю один из прихожан, однако оно быстро пришло в негодность. Лодка нужна монастырю в осенне-зимнюю навигацию – во время ледостава и ледохода.
Спасатели часто используют суда на воздушной подушке и сталкиваются с теми же проблемами, так что могут помочь братии в ремонте СВП. Как выяснилось, были повреждены баллоны в подушке судна. У спасателей тоже такое бывало не раз. «Мы провели ремонт баллонов при помощи заплат, настроили и параметры двигателя, — рассказал пресс-службе ведомства спасатель ЦСС Владимир Беломестнов, прибывший в Верколу для помощи монастырю. – Также судоводители нуждались в разъяснениях о правилах пользовании лодки. Люди жаловались, что судно порой теряет управление и едет боком. Чтобы это больше не происходило, нужно сбрасывать воздух в баллонах для улучшения сцепления с ледовой дорогой, и снижать скорость».
Веркольский монастырь основан в 1635 году, там проживает около 30 насельников, в летнее время количество братии увеличивается в два раза. Обитель стоит на живописном берегу реки Пинега у села Веркола. Летом транспортное сообщение между берегами обеспечивается обычными моторными лодками. В межсезонье же монахи используют «Славир» для сообщения с Верколой и прочими деревнями.

Евгений Тихомиров 30.11.2016 12:57

Возвращаясь к теме возможности преодоления препятствий развитию полноценного водного туризма, пассажирских водных перевозок. создания благоприятного бизнес-климата для привлечения индивидуальных предпринимателей, малого бизнеса маломерного флота по рекам Пинега, Кулой, Мезень
ПОКА "Не складываются "пазлы""
- С одной стороны есть судоходные реки Пинега, Кулой и Мезень, пригодные ограниченно для судоходства, пригодные для отдельных катеров и лодок,маломерного флота, для СВП..
- С другой стороны на берегах этих рек расположены крупные поселки, районные центры, различные поселения, Святыни, исторические достопримечательности, уникальные памятники архитектуры, уникальные природные объекты, представляющие интерес для туристов России и зарубежных туристов, для паломников.
- С третьей стороны затруднена доступность к этим объектам, не уступающим, сопоставимым по красоте, масштабам, значимости и уровню с мировыми шедеврами культуры, архитектуры для туристов водников, маломерных судов с большой осадкой, пассажирских судов и туристических судов с малой осадкой в силу прекращения проведения систематических. дноуглубительных и руслоочистительных работ на реках Пинега, Кулой, Мезень, разрушения канала Пинега-Кулой,.шлюза "Сотка"
- С четвертой стороны в майских указах 2012 года Президента Владимира Владимировича Путина . подчеркивается, что в рамках решения конкретных задач необходимо не только внедрять современные управленческие технологии, но и выстраивать механизмы подготовки кадров, привлекать людей с проектным мышлением, с. При этом Правительство не должно ослаблять внимание к решению текущих проблем, а также подчеркнута необходимость создания благоприятной среды для малого бизнеса и индивидуального предпринимательства.

- С пятой стороны На заседании Госсовета в августе 2016 года прямо указывалось, что ".... нужно строить новые гидроузлы там, где суда не могут пройти с полной загрузкой, порты и причалы. Многим из них требуется реконструкция, привлечение частных инвестиций. «Кстати говоря, содержание одного километра водного пути сегодня обходится в 130 тысяч рублей, содержание одного километра дороги — в 4,5 миллиона», — обратил внимание президента Соколов.
- С шестой стороны на реках Пинега, Кулой, Мезень водно-транспортное пассажирское сообщение ограничивается практически исключительно обеспечением переправы через реки, отсутствует пассажирское сообщение даже между районными центрами и крупными поселками, хотя такие пассажирские перевозки посредством использования маломерных судов и судов, состоящих под надзором Р.Р.Р. с малой осадкой вполне могли бы одновременно обеспечить также и туристические линии для туристов из других районов области, регионов нашей страны.Не используются на этих реках для пассажирских перевозок возможности круглогодичного использования судов на воздушной подушке "СВП".
- С седьмой стороны в Архангельске, районных центрах существуют областные и районные исполнительные властные учреждения, структуры, которые предназначены для развития туризма,в том числе и водного туризма, для развития транспорта, в том числе и водного транспорта,в том числе и на реках Пинега, Кулой и Мезень, а также для создания комфортной бизнес-среды для привлечения и развития малого и среднего бизнеса, привлечения инвестиций в область и муниципальные районы..
- С восьмой стороны следствием решения проблем, снятия препятствий организации, развития полноценного водного туризма приведет к увеличению потока туристов, развитию туристической отрасли в области станет мощным импульсом для дополнительного поступления денег в бюджет, даст дополнительные финансовые возможности для развития муниципальных районов Пинежского, Мезенского и Лешукойского .
- С девятой стороны привлечение к организации речных пассажирских и туристических перевозок организаций, индивидуальных предпринимателей малого и среднего бизнеса явится средством экономии бюджетов всех уровней, приведет к созданию дополнительных рабочих мест, росту доходов населения сокращению оттока активного населения, то есть станет также значащим фактором решения демографической проблемы
- С десятой стороны существует маломерный флот, суда СВП в Архангельске, в других регионах. способный. пригодный для эксплуатации на реках Пинега, Кулой, Мезень даже в нынешних условиях условиях малых глубин в межень.
А теперь о том, насколько эту тему считает актуальной Президент, Госсовет
- России необходимо создать высокое качество деловой среды во всех регионах, чтобы предпринимателям было удобно и комфортно работать, заявил Владимир Путин на заседании президиума Госсовета в Ярославле. Президент поручил наладить постоянный мониторинг реализации дорожных карт по улучшению условий для бизнеса в регионах. Нам важен тот, кто делает дело, и мы стремимся создать для таких людей не просто хорошие, а наилучшие условия для работы»,- заявил Президент.
- «Наш ключевой приоритет – это улучшение делового климата. На эту задачу должны работать все: от мэра маленького городка до федерального министра, от рядового участкового до руководителя правоохранительного органа».
МОО НАМС готова подключится к решению вопросов развития водного туризма в Архангельской области, то есть "подставить свое плечо"!

Евгений Тихомиров 30.11.2016 16:37

не только водного туризма, но и прочего развития скорее всего ждать придется долго.
 
"Все гнило в Датском королевстве это:
Толкование Выражение из трагедии Шекспира "Гамлет". Эти слова (в английском оригинале: Something is rotten in the state of Denmark) произносит Марцелло, с тревогой наблюдающий появление тени короля и ее встречу с Гамлетом. Выражение это применяется, когда говорят о неблагополучном положении в каком-либо деле.
Но это мы так просто вспомнили выражение крылатое, как бы ни о чем, к слову пришлось..
А поведать хотим мы ни о Датском королевстве, и ни о каком-либо другом королевстве, а о более близкой нам с Вами замечательно красивой Пинежской сторонке, где живут точно такие же.как и мы с Вами, обычные Российские граждане, просто люди.
Прочтите, пожалуйста. До этого мы с Вами узнали, что там едва удалось избежать серьезной опасности оказаться практически без опытнейшего хирурга в местной больнице. а сейчас выясняется, что к сожалению, там закрываются и школы,что конечно же совсем печально и никуда не годится. Но зато хоть становится понятной реальная причина. почему отток активной части жителей продолжается из Пинежского района. Действительно, а как же нормально выучить детей. а как лечиться если что вдруг заболело. не дай БОГ.... Собственно понятно становится и то. что мы совершенно напрасно пытаемся достучаться до Администрации Пинежского района со своими просьбами о содействии в развитии водного туризма, а создании береговой инфраструктуры, чтобы походатайствовали о ремонте канала Пинега-Кулой. шлюза и так далее. Судя по заметке и судя по ситуации с больницей, складывается понимание того, что при таком позиции руководства развития там не только что водного туризма, но и прочего развития ждать придется пока. А если и пойдет развитие, то оно пойдет скорее всего вопреки.а не благодаря. Хотя, были бы конечно искренне счастливы ошибиться в таком печальном выводе и прогнозе......
Вот, что пишут по этому поводу:
http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmo...3dd269&keyno=0
В Пинежском районе разгорелись нешуточные страсти после того, как районные власти выступили с инициативой закрытия школы-сада в деревне Шардонеми.
- В текущем году это уже третья попытка ликвидации образовательных учреждений, — прокомментировал ситуацию координатор Архангельского регионального отделения ЛДПР, депутат Пинежского районного Собрания Игорь Арсентьев. — Кроме Шардонеми подобная участь постигла образовательные учреждения в Русковере и Покшеньге. И что самое неприятное в этой ситуации, создается впечатление, что случай с Шардонемской школой не последний. Шардонемская школа-сад является структурным подразделением Карпогорской средней школы, поэтому вопросы ее функционирования находятся полностью в ведении районной администрации и руководства образовательного учреждения. Но тенденция, которую своими действиями демонстрирует районная администрация, вызывает ужас! А еще больший ужас у меня вызывает то, что директор школы поддерживает решение о закрытии одного из подразделений школы!
Любой здравомыслящий человек понимает – населенный пункт живет, пока в нем есть садик, школа, клуб, больница. Но Пинежская районная администрация, похоже, вовсе не нацелена на поиск решений для сохранения образовательных и других учреждений в населенных пунктах района .
- Зачем ежедневно думать, переживать, если можно один раз расписаться в собственном бездействии и забыть о проблеме. Видимо, таков подход чиновников, — рассуждает Игорь Арсентьев. — Это позиция плохого доктора – зачем лечить, хирург отрежет! Я думаю, что, если так будет продолжаться, глава района и поддерживающие его чиновники от правящей партии войдут в историю Пинежья под кличкой «ликвидаторы»!
В ситуацию с закрытием образовательных учреждений в Пинежском районе Игорь Арсентьев попросил вмешаться своих коллег – депутатов фракции ЛДПР в Архангельском областном Собрании .
- В последнее время реорганизации и ликвидации школ и детских садиков в муниципальных образованиях области происходят все чаще. И это не может нас не беспокоить. Мы будем разбираться по каждой ситуации, в том числе и по Шардонемской школе Пинежского района , — заявила руководитель фракции ЛДПР в Архангельской областном Собрании депутатов Ольга Осицына.
По действующему федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» при принятии решения о ликвидации сельских малокомплектных школ необходимо не только предварительное заключение экспертной оценки его последствий, но и согласие схода жителей. И это обязательные условия при рассмотрении данного вопроса.
На местах придумали как «обойти» эту норму закона. На практике зачастую прекращается деятельность обособленных подразделений образовательных учреждений, созданных на базе ранее самостоятельных учреждений. В результате, если при реорганизации школа утратила статус юридического лица, став структурным подразделением другого образовательного учреждения, чиновники могут пренебречь требованиями закона о проведении экспертной оценки последствий принятого решения и согласии схода жителей по тем основаниям, что фактически ликвидируется не образовательное учреждение как таковое, а лишь одно из его структурных подразделений.

- Зачастую такие «обходные пути» позволяют игнорировать мнение жителей и приводят к тому, что ребенок вынужден просыпаться в 5 утра, чтобы собраться и доехать на школьном автобусе до «ближней» школы. Поэтому необходимо срочно вносить изменения в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», которые должны предусматривать обязательное согласие местного населения на реорганизацию или иные действия в отношении муниципальных образовательных организаций. Последнее слово должно быть не за чиновниками, а за родителями детей! И такая инициатива уже внесена в Государственную Думу. На ближайшей сессии областного парламента депутаты фракции ЛДПР намерены предложить коллегам поддержать соответствующий законопроект. Кроме того, обоснования в поддержку данного законопроекта мы направили курирующему регион депутату Госдумы, заместителю руководителя фракции ЛДПР Ярославу Нилову, — заявила Ольга Осицына. – Мне как многодетной матери близки и понятны проблемы, с которыми сталкиваются родители школьников. В ЛДПР также понимают, что необходимо предоставить детям возможность получать качественное образование в непосредственной близости от места жительства. Поэтому мы вместе с жителями будем бороться за сохранение каждой школы, каждого детского сада в районах области.

Евгений Тихомиров 30.11.2016 17:08

Оценивать ВЫПОЛНЕНИИ МАЙСКИХ УКАЗОВ...не по числу принятых решений, документов.....
 
Увидел высказывания нашего Президента прямо относящиеся к той ситуации, что складывается. наблюдается в Пинежском районе:
http://pravdoryb.info/putin-prizval-...va-zhizni.html
О ВЫПОЛНЕНИИ МАЙСКИХ УКАЗОВ
МОСКВА, 7 мая. /ТАСС/. Президент России Владимир Путин заявил, что о выполнении "майских указов" следует судить не по количеству принятых документов, а по улучшению жизни россиян.
На заседании Комиссии по выполнению "майских указов" 2012 года глава государства напомнил, что "пройдена половина пути, важно подвести промежуточный итог, анализ того, что сделано и не сделано".
"Оценивать качество реализации этих указов нужно, конечно, не по числу принятых решений, документов и даже законов, а по тому, как меняется жизнь наших граждан, насколько улучшаются условия ведения бизнеса, изменилось ли состояние социальных отраслей и т.д.", - отметил Путин.

Евгений Тихомиров 01.12.2016 10:56

Если деешвле содержать "речные дороги",почему на Пинеге. Кулое и Мезени нет пассажир
 
Написал вопросы в Архангельское региональное отделение ОНФ, которые действительно мне лично не понятны, да к тому же я не экономист по образованию.
"Для НАМС действительно не понятна позиция структур. призванных организовывать туризм и в том числе водный туризм. а также пассажирские речные водные перевозки по рекам Пинега, Кулой и Мезень,
1. Не понятна позиция структур. призванных развивать внутренний туризм в Архангельской области касающаяся использования ресурса и потенциала рек Пинега. Кулой и Мезень..
Не понятно. почему не рассматривается в принципе организация водного туризма на судах по рекам Пинега, Кулой. Мезень. НЕТ в планах, в концепциях в принципе даже НАМЕКА НА ПЕРСПЕКТИВУ ОРГАНИЗАЦИИ такого направления по ЭТИМ РЕКАМ. как будто их не существует в природе. Почему так?
2. Не понятна ПОЧЕМУ НЕ УЧИТЫВАЮТСЯ возможности привлечения малого и среднего бизнеса к организации водного туризма на судах по рекам Пинега, Кулой. Мезень. НЕТ в планах, в концепциях, нет в принципе. Почему?
3. Почему ни в планах, ни в концепциях НЕТ даже упоминания о перспективах обустройства береговой инфраструктуры для обеспечения водного речного туризма на судах, яхтах, катерах по рекам Пинега, Кулой. Мезень?
4.Почему. учитывая значительную дешевизну содержания водных путей сравнительно с содержанием "сухопутных дорого" (На заседании Госсовета в августе 2016 года подчеркивалось, что ".... содержание одного километра водного пути сегодня обходится в 130 тысяч рублей, содержание одного километра дороги — в 4,5 миллиона», — обратил внимание президента Соколов). речные пассажирские перевозки на реках Пинега. Кулой. Мезень за исключением организации переправ НЕ ПЛАНИРУЮТСЯ. "НЕ ПРАКТИКУЮТСЯ" И ПОЧЕМУ НЕ ПРИВЛЕКАЕТСЯ МАЛЫЙ БИЗНЕС ?. ЗАТРАТНЫЙ ВАРИАНТ БОЛЕЕ ПРЕДПОЧТИТЕЛЕН ИМЕННО НА РЕКАХ ПИНЕГА. КУЛОЙ И МЕЗЕНЬ, ТАК МОЖЕТ БЫТЬ? Возможно здесь скрыт какой-либо экономический секрет. "экокномическое чудо?
5. Тогда имеется огромная просьба к Вам проинформировать НАМС, чтобы распространить ИМЕЮЩИЙСЯ ЗДЕСЬ ПЕРЕДОВОЙ ОПЫТ ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ России!?
Вот такие есть вопросы.
Заметьте. что речь не идет о привлечении бюджетного финансирования!
Полагаем, что возможно эта тема а покажется интересной Вам. Возможно, впрочем. что мы не владеем информацией.. а где-то существуют грандиозные планы организации круизного водного туризма. обустройства береговой речной инфраструктуры, дноуглубления, создания фонда восстановления канала Пинега-Кулой, привлечения инвестиций. привлечения малого и среднего бизнеса?.
Возможно, что действительно какие-то секреты существуют. кто знает. Но не понятно.......

Евгений Тихомиров 02.12.2016 13:23

К завершению близятся реставрационные работы на Одигитриевской церкви в деревне Кимжа
 
Обратите, пожалуйста, внимание на эту заметку о Храме!
Это Храм уникален.
Именно за то.чтобы туристам водникам возможно было комфортно добраться, просто добраться по речкам, чтобы увидеть этот и другие шедевры Русского зодчества, без всякого преувеличения, мы и стараемся продвинуть тему обеспечения транспортной доступности Пинежско-Кулойского водного пути. Сталкиваемся с такими примерами отъявленного бюрократизма махрового разных чиновников, что диву даешься. как их держат там в этих кабинетах. Сталкиваемся. к сожалению. с безразличием. лукавством.которые точно. авторитета им не прибавит. слава будет только "худая"! Безответственные "кадры" так или иначе рано или поздно уйдут, хотя лучшее бы по раньше. Вообще говоря общение с некоторыми там деятелями напоминает встречи с "менеджерами"-начальниками типа Бывалова.которого Игорь Ильинский сыграл в фильме Волга-Волга, то с образом директора Богадельни. которого сыграл Актер Олег Табаков из фильма "12 стульев". то с начальником Негода. которого Грибов сыграл тогда
https://vk.com/club65684
Читайте:
К завершению близятся реставрационные работы на Одигитриевской церкви в деревне Кимжа, которая представляет собой уникальный памятник деревянного зодчества

Здание храма является объектом культурного наследия федерального значения

Реставрируется церковь с 2007 года методом полной переборки. Тендер на завершение реставрационных работ выиграла московская фирма «Росреставрация», но непосредственные работы производит Поморская плотницкая школа города Архангельска, которая была принята «Росреставрацией» на субподряд.

За период реставрации, работы не один раз приостанавливались из-за недостаточного финансирования, потом возобновлялись снова. И вот в январе 2015 года в Кимже начался завершающий активный этап реставрации.

В итоге сегодня церковь возвышается над деревней во всей своей первозданной красе. Уникальный архитектурный объект практически полностью восстановлен, остались лишь незначительные работы по внешней отделке.

Однако неравнодушные жители Мезенского района стали проявлять обеспокоенность очередной временной приостановкой работ, а также качеством ее исполнения.

Дело в том, что восстановленное историческое здание выполнено из дерева, а для этого вида материала при воздействии на него природных явлений характерны некоторые изменения. Так, например, древесина многих пород приобретает на открытом воздухе сероватую окраску, под влиянием осадков возможно образование подтеков, что, собственно, и проявилось на церкви в Кимже. И все эти явления стали вызывать настороженную реакцию земляков.

Несмотря на то, что реставрация кимженской церкви курируется и финансируется Министерством культуры Российской Федерации, органы местного самоуправления Мезенского муниципального района заинтересованы в ее качественном и полноценном исполнении, в сохранении на территории нашего района такого уникального объекта русского деревянного зодчества, а поэтому не выпускают этот вопрос из-под контроля.

В связи с возникающими у жителей Мезенского района сомнениями отделом по делам молодежи, культуре и искусству администрации МО «Мезенский район» было направлено письменное обращение в адрес исполнителей реставрационных работ, в котором были озвучены все наши опасения и предложения. И вот в ноябре в ответ пришло письмо от главного архитектора данного проекта, директора архитектурно-реставрационного проектного предприятия ЗАО «ЛАД» Т.И. Вахрамеевой, в котором сообщается, что данная организация как разработчик проектно-сметной документации по реставрации Одигитриевской церкви осуществляла авторский надзор за проведением этих работ. Представители предприятия периодически выезжали на объект и вели контроль, поддерживали постоянную связь с исполнителем работ.

Цитата: «Работы производились согласно проекта.

Качество работ удовлетворительное. Возникающие замечания производственная организация учитывала и исправляла те или иные недочеты».

Что касается обшивки церкви, которая действительно со временем теряет вид свежей древесины, архитектор прокомментировала, что обшивку предполагается покрасить, а это удлинит срок ее службы.

Также отметим, что руководством Мезенского района направлены письма с просьбой своевременно завершить работы по реставрации церкви в Кимже министру культуры РФ Владимиру Мединскому, заместителю председателя Архангельского областного Собрания депутатов Юрию Сердюку и епископу Архангельскому и Холмогорскому Даниилу.

[http://www.mezen.ru/o-restavratcii-k...skoy-odigit..]
Показать список оценивших Показать список поделившихся

Евгений Тихомиров 05.12.2016 08:44

экспедиция "Пинежский волок" по пути старого поморского хода из Северной Двины в Мезе
 
Интереснейший материал о водном походе, организованном клубом "Морские практики" совместно с боевыми археологами команды "Третий Фронтъ", Архангельским областным краеведческим музеем и Русским географическим обществом.
http://www.rgo.ru/ru/article/pinezhskiy-volok-0
Пинежский волок

28 мая 2016
Фото предоставлено Архангельским центром РГО

26 мая 2016 года в городе Мезень Архангельской области успешно завершилась экспедиция "Пинежский волок" по пути старого поморского хода из Северной Двины в Мезенский залив по реке Кулой. Исследовательская экспедиция была организована клубом "Морские практики" совместно с боевыми археологами команды "Третий Фронтъ", Архангельским областным краеведческим музеем и Русским географическим обществом.

Фото предоставлено Архангельским центром РГО

Маршрут Пинежского волока когда-то давал старт русским арктическим и сибирским походам. В советское время местность, где он когда-то проходил, находилась в статусе режимной территории из-за расположения военных объектов и спецпоселений. Современные путешественники таежную реку Кулой начали осваивать совсем недавно.

Разведка Пинежского волока проходила в два этапа. Один экипаж шел от Архангельска до Пинеги. Второй подхватил эстафету в пинежском селе Голубино.

Фото предоставлено Архангельским центром РГО

Задачей экспедиции в первую очередь стало подготовка рассказа о поморской культуре судоходства, которая лежит у стоков всей морской культуры России. В качестве доказательства организаторы экспедиции приводят парусно-моторную шлюпка "Морошка", на которой состоялось это путешествие. Она построена по проекту традиционного поморского судна "шняка". Мореходные качества, по свидетельству обоих экипажей, прекрасные.

Позади у мореплавателей более пятисот километров непростого, но интересного пути. Исследователи собрали фото и видео-материалы. Важный вывод, который сделали участники экспедиции - северные маршрутах очень интересны для туристов, ведь уклад жизни северных деревень практически не изменился за сто лет.

Фото предоставлено Архангельским центром РГО

Шлюпка простоит в Мезени до июля, а затем её ждет новое путешествие вдоль берега Белого моря, через горло Белого моря в Архангельск.

Подробный отчет об экспедиции на сайте http://seapractic.ru/

Евгений Тихомиров 05.12.2016 08:59

Вообще говоря роль Архангельского отделения РГО в исследовании Русского Севера и в частности в истории Пинежского волока настолько велика и многогранна, что людям. которые посвящают все свое время исследованиям и походам следует выразить огромную благодарность!
Эта исследовательская. научная. просветительская работа. совместно с Архангельским музеем просто бесценна!
Именно им принадлежит огромная заслуга в том, что информация о некогда достаточно закрытом долгий период времени для посещения уголке Архангельской земли, о тех прекрасных памятников деревянного зодчества..истинной истории освоения Севера становится доступной миллионам туристов.

Евгений Тихомиров 05.12.2016 10:41

Позиция: Леонид Васильев: Россия не сдаст своих позиций в Арктике
 
Прошу обратить внимание на позицию председателя Архангельского отделения Русского Географического Общества Васильева Леонида Юрьевича http://portnews.ru/digest/11426/
Источник: http://rus.ruvr.ru/

17 декабря 2012
Леонид Васильев: Россия не сдаст своих позиций в Арктике

Насколько успешно развиваются российские проекты по исследованию и освоению Арктики и какие действия предпринимаются для сохранения экологии региона и культуры малых северных народов, рассказал председатель Архангельского областного отделения Русского географического общества Леонид Васильев

Гость в студии "Голоса России" - Леонид Юрьевич Васильев, руководитель Северного межрегионального территориального управления Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, председатель Архангельского областного отделения Русского географического общества.

Интервью ведет Андрей Ильяшенко.

Ильяшенко: В Санкт-Петербурге недавно прошел Международный форум "Арктика: настоящее и будущее". Его цель - поиск решений по комплексному управлению развитием арктической зоны России. Это один из многих форумов по арктической тематике, которые проходят сейчас в нашей стране.

О том, насколько важна Арктика для России и насколько активно РФ действует в Арктике, мы побеседуем с Леонидом Юрьевичем Васильевым, руководителем Северного межрегионального территориального управления Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Леонид Юрьевич является также председателем Архангельского областного отделения Русского географического общества.

Россия долгие годы доминировала в Арктике, активно развивала арктическую зону. Затем в 1990-е годы, как и во многих сферах, возникла некая пауза. Однако сейчас тема Арктики переживает ренессанс. В чем причина, на ваш взгляд?

Васильев: Вы правильно отметили, что Россия доминировала в своем секторе Арктики, начиная с 1930-х годов, со времени образования Северного морского пути и основания станции "Северный полюс-1" легендарной папанинской четверкой.

Это доминирование продолжалось в 1930-е, 1940-е, 1950-е годы, до начала 1990-х годов. В этот период в Арктике было открыто большое число полярных станций. Ежегодно по трассе Северного морского пути перевозилось более 10 миллионов тонн различных народно-хозяйственных грузов. Активно работали арктические порты: Тикси, Амдерма, Диксон, Певек, Архангельск.

Но кризис 1990-х годов привел к тому, что во многом позиции России в Арктике были минимизированы, в ряде случаев оказались на грани утраты. С конца 1990-х - начала 2000-х годов началось возрождение и укрепление присутствия нашего государства в Арктике.

Чем это можно объяснить? Во-первых, тем, что экономика после кризисных явлений стала возрождаться. Безусловно, этому способствовали климатические факторы, а именно глобальное потепление. В настоящее время на Северном морском пути наиболее благоприятные условия плавания за последние 30 лет. Безледокольное плавание может осуществляться в период с июля по октябрь-ноябрь, а затем - с помощью атомных ледоколов.

Третий фактор, безусловно, это то, что мы открыли большие богатства, большие запасы углеводородов на шельфе. Всем известно, что в настоящее время идет настоящая борьба за арктический шельф между всеми приарктическими государствами и даже теми, которые не имеют непосредственного выхода в Арктику, я имею в виду страны Юго-Восточной Азии.

Ильяшенко: Китай, наверное, прежде всего?

Васильев: Да. Они проявляют очень большой интерес к экспедиционным работам, всеми силами пытаются туда проникнуть.

Вы знаете, с каким трудом нам удалось отрегулировать взаимоотношения с Норвегией по границам континентального шельфа. Недавно наша страна в очередной раз подала заявку в Организацию Объединенных Наций по поводу уточнения, определения границ нашего континентального шельфа.

Всем известно, что наш известный полярник, Герой Советского Союза, Герой России Артур Николаевич Чилингаров - он, кстати, является первым вице-президентом Русского географического общества - совершил погружение на дно Северного Ледовитого океана и установил там вымпел.

К этой акции можно относиться по-разному. Кто-то может считать ее популистской, но на самом деле она дала толчок следующей большой экспедиции, которая имеет серьезное международное значение. Это экспедиция, организованная Министерством природных ресурсов с использованием научно-исследовательского судна Росгидромета "Академик Федоров", которая продолжалась в течение двух лет (2009-2010 годы).

Судно было оснащено многолучевым эхолотом. Задача - определение границ континентального шельфа. Данные этой экспедиции лягут в основу определения границ нашего континентального шельфа...

Евгений Тихомиров 05.12.2016 10:56

О ПУТЕШЕСТВИИ ПО ПИНЕГЕ
 
Прошу познакомиться еще с одним путешественником, писателем, просто увлеченным человеком, серетарем Архангельского отделения РГО АВТОРОМ РОМАНА
О ПУТЕШЕСТВИИ ПО ПИНЕГЕ, ПОКА ЕДИНСТВЕННОМ РОМАНЕ и
И О РАБОТЕ В ГЕОГРАФИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ
http://lotsiya.ru/kraevedy/658-shybin
Любимов Владимир Алексеевич

Сейчас даже не вспомню, откуда в моей домашней библиотеке взялась книга «Воевода Михаил Озеров: страницы истории Русского Севера во времена царствования Ивана Грозного». Наверное, кто-то подарил, но это, в общем, не важно.
К авторам книг, особенно художественных, я всегда относилась, как и к их героям – считала нереальными и о встрече с ними думала как о чем-то невозможном.
Но однажды мне повезло, и я встретилась-таки с настоящим писателем – Владимиром Алексеевичем Любимовым.
Родился Владимир Алексеевич в Ульяновске 20 мая 1946 года. В 1974 окончил истфак ЛГУ и по распределению попал в Архангельск. Работал учителем в школе, но недолго.
Всю свою жизнь посвятил музейной работе, Русскому Географическому обществу и экспедициям по Архангельской области. Владимир Алексеевич – лауреат премии имени М.В.Ломоносова, обладатель почетных грамот Географического общества, администрации Архангельской области, министерства культуры РФ и т.д.
Владимир Алексеевич опубликовал больше сотни научных трудов. «Воевода…» – его единственный художественный опыт. История этого романа началась в далекие 80-е годы.
Тогда Владимир Алексеевич вместе с группой ученых-краеведов готовил хрестоматию по истории Архангельского края и в одном из документов наткнулся на имя Михаила Озерова.
– Оказалось, такой замечательный, интересный человек, а о нем никто не знает. Вот я и решил написать книгу, – вспоминает Владимир Алексеевич. – Можно, конечно, было и в виде научного труда все это сделать, но я посчитал, что нужно это донести, особенно для молодого поколения, так, чтоб было понятно: как народ жил, какой он был.
Работа над «Воеводой…» шла быстро и без особых трудностей, но готовый роман долго лежал в столе. Когда вышла хрестоматия, кто-то из коллег Владимира Алексеевича вспомнил о «Воеводе…», и на ученом совете Архангельского центра РГО единогласно решили: надо издавать. Так на свет в 2005 году появился первый, и пока единственный, исторический роман Владимира Алексеевича.
С 1975 по 2014 годы он работал в музее деревянного зодчества Малые Корелы, в областном краеведческом музее. Участвовал в создании литературного мемориального музея Федора Абрамова в деревне Веркола Пинежского района.
С 1982 года Владимир Алексеевич состоит в Архангельском центре Русского Географического общества. За время работы совершил несколько десятков этнографических и археологических экспедиций, принимал участие в поисках, обследовании и приобретении памятников архитектуры и экспонатов для музеев. Владимир Алексеевич объездил практически всю Архангельскую область и часть Ненецкого автономного округа.
– Наша природа – простая, но за душу берет везде, – делится Владимир Алексеевич. – Я помню, однажды во время экспедиции в Нюхче мы лодку долблёную нашли, купили, и на этой лодке втроем спускались по Пинеге. И знаете, красота вокруг – неописуемая! Вроде бы что? Ели, сосны, лужки какие-то, но всё вместе очень сильное впечатление производит.
Наша природа действительно очень красивая, и мест красивых много, на той же самой Пинеге, на Мезени, на Северной Двине, на Белом море.
Особенно когда в шторм попадешь – вообще блеск, красота, душа поёт!
Не так давно, в октябре 2014 года, Владимир Алексеевич вышел на пенсию и оставил музейную работу. Сегодня занимается общественной деятельностью и исполняет обязанности ученого секретаря в Архангельском центре Географического общества – на эту должность с 1985 года его постоянно избирают коллеги.
Кроме того, его выбирали делегатом шести съездов Русского Географического общества. Пустившись в свободный полет, Владимир Алексеевич надеялся выкроить время на продолжение «Воеводы…». Уже и персонажа подыскал – Киприяна Оничкова.
– Накропал около трехсот страниц, – смеется Владимир Алексеевич, – но закончить пока не удается, нет свободного времени.
И, правда, работы в Архангельском центре Русского Географического общества немало: постоянные конференции, общественно-научные чтения, издания сборников статей, монографий, буклетов, карт и многое другое. Иногда свободное время у Владимира Алексеевича все-таки бывает – тогда он берет в руки книги и пытается приобщить к чтению внука.
Владимир Алексеевич не молод, но в душе – озорной мальчишка, которому интересно все новое – изучать, открывать и исследовать. Двигаться куда-то, бежать, иногда даже вприпрыжку – образно, конечно. Блеск в глазах, веселый нрав и горячая юношеская увлеченность делом – черты настоящего краеведа, исследователя и путешественника – Владимира Алексеевича Любимова.

Евгений Тихомиров 05.12.2016 11:40

На Пинеге в прошлом веке
 
А вот, какое судоходство было в прошлом веке в семидесятые годы прошлого века на Пинеге. http://sanatatur.ru/forum/viewtopic....=9733&start=11
Обратите внимание, какие бегали суда тогда по речке....сколько их было
Материал из журнала


Сообщение Gamakatsu » 20 фев 2012, 12:47 » #531725
Журнал «Вокруг Света», №7 (2598) | Июль 1975

Путь каравану открыт

В оконце иллюминатора, словно в раму, вставлена картина под названием «Половодье», и я вижу синюю летящую реку, дальние леса над рекой и льдины, похожие на груды грязного хлопка. Еще вчера они бились в двинские причалы, стонали и лязгали, как товарный состав с ржавыми тормозами, давили друг друга, вставали на дыбы, поднимая к небу ноздреватые, истаявшие бока, а потом обессиленно падали, разбивались и плыли дальше.

Ночью в каюте я просыпался от этих звуков и выходил на палубу. В сиянии белой ночи река выглядела непрерывно движущимся конвейером, и только черные точки куликов и уток да темные прошлогодние бревна, очевидно, забытые лесозаготовителями на песчаных отмелях, нарушали белесые, чуть приглушенные ночью цвета весеннего разлива,

А сейчас мы стоим у впадения Пинеги в Северную Двину и ждем, когда пройдет последний лед. Путейский катер № 86 с полным комплектом километровых и створных знаков, с командой из шести человек и с провиантом на шесть суток должен идти вперед, на Пинегу, но инженер-гидрограф Епифанов, «король здешних вод», не торопится, заставляет судно маневрировать вдоль берега взад-вперед, выбирая подходящий зазор между льдами. Кстати, пинежский ледоход заметно обессилел, одряхлел и уже не представляет собой той грозной силы, которая еще вчера бухала орудийными залпами, вырывала с корнями деревья по берегам. Льдины теснились к причалам, слабо покачивались на воде и казались нестрашными.

— Последыши, — говорит Епифанов, читая глазами ледяные поля. — Рискнем, пожалуй, — и он лезет в рубку отдавать распоряжения.

Вздрогнув всем телом, катер разворачивается против течения и входит в устье Пинеги. Он идет прямо по льдинам, подминает их днищем, и те сшибаются лбами, крошатся, с тяжким стоном погружаются в воду и с шумом выныривают из-под кормы. Мы плывем уже больше часа — и никаких неожиданностей. Капитан Саша Морев радуется, помощник прораба Володя Визжачий радуется, матрос Коля Никитин тоже доволен: все идет как по маслу. И только с лица гидрографа не сходит угрюмое выражение.

— Ишь, развеселились! — И он круто бросает катер к левому берегу. — Смотрите!

Навстречу нам, в окружении множества обломков, плывет гигантская льдинина. Она размахнула свои концы почти на всю реку и даже цепляется за правый берег, выцарапывая оттуда пласты известняка. Мы вплотную прижимаемся к мелям, ищем мало-мальски удобную бухточку, чтобы избежать встречи с ледяной тушей, но она настигает нас и тащит назад. Скрипит металлическая обшивка, ревет, надрывается 75-сильный мотор, сопротивляясь десяткам тонн льда, помноженным на скорость течения. Дыбится, крошится лед, кричит Епифанов, но все напрасно: катер несет вниз, обратно, и мы бессильны что-либо сделать. Впереди невеселая перспектива «впадать» в Двину и все начинать сначала.

Но — это должно было случиться! — льдина не выдержала напора катера. (А может быть, собственного веса?) Она вдруг оглушительно треснула, и мы буквально втерлись в образовавшуюся трещину, раздвинули ее железными бортами и на малых оборотах спустя минут десять оказались на абсолютно чистой воде.

— Ну и дела, ну и приключения, — облегченно вздыхает Епифанов.

А капитан Морев, вытирая пот со лба, заключает:

— Эх, сейчас бы баньку справить! А, мужики?!.

На Пинеге я не впервые. Внешне цивилизация обошла этот край стороной — ни асфальта, ни телевидения, ни каменных домов. Московские газеты приходят лишь на третий день... Первое впечатление таково, что жизнь здесь течет степенно и размеренно, как часовой механизм, заведенный исстари. Кажется, что пинежане давно смирились со своим положением и даже не прочь пошутить, позубоскалить над своим якобы «провинциализмом», памятуя старую поговорку: «Назови хоть горшком, только в печь не сажай...»

Но приглядишься повнимательней и увидишь: Пинежье обновилось в последние годы, увеличилось население, вырос экономический потенциал края. В лесу работают трелевочные тракторы, вывозящие древесину. Рокочут в небе «Аннушки». В тайге работают партии геологов и геофизиков: земля Пинежья таит миллионы тонн целестина, миллиарды тонн гипса. Подозревают — и не без основания — нефть и газ. Полным ходом идет строительство железной дороги, которая в будущем соединит Пинегу с другой северной рекой — Мезенью...

И все же, как ни крути, жизнь этой окраины во многом зависит от ее природы. В особенности весной, в распутицу, когда деревенские жители отрезаны не только от райцентра, но и от ближайших сел. Единственная возможность выбраться в город — самолет, но на него надежды плохи: взлетные полосы заливает талая вода, и они надолго выбывают из строя.

Ну, а как быть со снабжением — едой, одеждой, медикаментами, другими предметами первой необходимости? Все это доставляют пинежанам караваны судов из Архангельска. Раз в год более ста самоходок, танкеров и катеров заходят в Пинегу и по большой воде следуют до самых верховьев. Каждый леспромхоз, каждый сельсовет знают, какой груз и на каком судне им нужно встречать.

Мы прокладываем путь первому каравану — ставим на мелях вешки, обозначаем фарватер створными знаками. Мы — путейский катер № 86...

Каждый на судне знает свое дело и обязанности, каждый на своем месте. Кто-то стоит на вахте, чистит картошку, драит палубу, кто-то спит, свободный от вахты, читает, подстерегает с ружьишком уток, травит разные бывальщины и небывальщины, а река течет себе, как текла, быть может, двести миллионов лет назад, еще в доледниковый период, и нет ей никакого дела до людей. В этом ее течении, я думаю, скрыт такой же смысл, как в циркуляции крови по нашим капиллярам.

И еще я думаю о том, что, наверное, ошибаются люди, говоря о тихой, беззаботной жизни на реке. Какому речнику от воды покой? Скорее ему знакомо постоянное, хотя и невидимое простому глазу, напряжение. Оно узнается, вернее угадывается, по вздутиям вен на руках, когда те держат штурвал, по легкому подрагиванию морщин у глаз, по движению зрачков. У речного жителя как бы двойная натура. Одна расслаблена, открыта для друзей и разговоров, другая плотно застегнута и сжата, как пружина, в ожидании возможной беды. Вдруг какая мель откроется по фарватеру, или вынырнет топляк, или донное течение прижмет катер к опасному берегу? Да мало ли что может случиться в рейсе!..

— Разве это река?! — откровенничает Епифанов, стоя за штурвалом. — Вот где она у меня сидит! — И ребром ладони он хлопает себя по шее. — Попробуй, доверься ей, ослабь внимание! Одна навигация шестьдесят третьего года чего стоила. Полжизни унесла! Самоходки тогда на мели сидели, и весь груз мы на катерах перевозили. Вот была работенка! А сейчас что — игра...

Евгений Тихомиров 05.12.2016 11:41

На Пинеге
 
Интересно, а что скажет Володя Визжачий? Он родился и вырос на Пинеге, исходил ее сызмальства вдоль и поперек, можно сказать, матерый речной волк. Однако и он не может привести в защиту реки ни одного аргумента.

— Дурная река, опасная. К ней открыто, с душой, а она козни на каждом шагу строит. Одних перекатов штук сорок. А сколько песку намывает! И это несмотря на то, что земснаряды работают и спецсуда фарватер вымеряют... Бывало, плывешь летом — полный порядок. Обратно через день возвращаешься — вдруг по течению бугорок проглядывает. Подплываешь ближе — да это песчаная коса. Пляж! Хоть телогрейку снимай и загорай...

Почему-то здесь принято ругать Пинегу. И коварная она («То так повернет, то эдак — попробуй, приноровись!»), и мелководная («В верховьях я ее вброд перехожу»), и лесосплаву помеха («Считай, пятая часть на берегах остается»), и семгой нынче не балует («Рыбка-то в ямах прячется»)... А река делает свое дело: кормит и поит людей, связывает их с миром.

...Левый берег круто взбирается вверх и, заслонив солнце, хмуро щетинится елью, сосной. Правый отвечает цепочкой старинных островерхих изб с гордо посаженными коньками на крышах. (Хорошо сказал Есенин: «Конь как в греческой, египетской, римской, так и в русской мифологии есть знак устремления, но только один русский мужик догадался посадить его к себе на крышу, уподобляя свою хату под ним колеснице...») Левый не останется в долгу, обязательно выкинет какое-нибудь коленце. Так и есть: «прогнал» с себя всю зелень, обнажился раздольным пляжем на километр и теперь пленяет плавной, торжественной мелодией поворота... Чувствуя свою слабость, правый тускнеет на время, меркнет: еловая глухомань однообразна, глаз не радует, а потом как выстрелит буровой вышкой, как подпрыгнет гипсовой скалой или разольется такими просторами, что и слов не отыщешь.

Пинежские деревни под стать берегам. Карпогоры, Пильегоры, Чешегоры, Матигоры, Веегоры, Шеймогоры. Есть еще Труфанова Гора, Высокая Гора, Айнова Гора, Церкова Гора, Шотова Гора, Вершинская Гора. То и дело встречаются Горка, Горушка, Холм... Можно подумать, нет более гористого края в стране, нежели Пинежье. Однако вокруг стелется плоская, будто укатанная и засаженная лесом равнина.

«Гористые» названия произошли от того, что древние люди всегда отыскивали для жилья самые высокие места в округе. И пусть «гора» возвышалась на какие-нибудь пять-шесть метров — что же делать, если нет выше! На «горе» нет болота, там сухо, можно поставить дом, завести пашню; стиснутый со всех сторон лесом, древний поселенец хотел воспарить духом...

— Какое место на реке самое опасное? — спрашиваю я у Епифанова.

— Это смотря когда и смотря как песок движется. Если дно жидкое — беды жди в любую минуту. Плывун — он плывун и есть. А если дно твердое, каменистое, то получше. Здесь и течение посильнее, и риску поменьше.

Он передает штурвал капитану, раскрывает передо мной внушительный альбом под названием «Лоцманская карта реки Пинеги. 1971 год» и на одном из листов показывает местонахождение судна.

— Через триста метров будет раскидистый перекат с песчаными грунтами. А потом берег сожмут высокие каменистые гряды, и вода как бы ляжет в фарватер. Очень сильная будет вода — шесть километров в час. А вот здесь, — он указывает пальцем на вытянутый светло-голубой кружочек у самого берега, — летом можно увидеть залом. Что такое залом знаете?

Еще бы не знать?! В свою очередь, я открываю лоцию в самом начале, нахожу Пьяный порог и от него, примерно в километре вверх по течению, точно такой же светло-голубой кружок, только побольше. Два года назад на этой отмели я видел гигантский залом, который соорудили бревна, вода и песок.

Чаще всего такие пробки возникают случайно. Очевидно, занесло на мель какую-нибудь подгнившую ель, и она осела на дно, заилилась. Бревно, плывущее следом, толкнулось о нее и, развернувшись по течению, стало надежным тормозом для других деревьев. Вот остановятся, замрут возле нее две-три могучих сосны. Не найдя выхода, они поднырнут вниз, найдут упор в песчаном дне и торчком застынут над рекой, как артиллерийские орудия. Дальше — больше. Весь лес, плывущий вольной россыпью, задержится у этих «орудий». Бревна с грохотом будут уходить вниз, громоздиться наверх, выползать на берег, загораживая русло. Залом станет шириться, разбухать, вся площадь вокруг него покроется бревенчатым настилом. И чтобы «выцарапать», растащить этот лес, сплавщикам потребуется не одна неделя.

Евгений Тихомиров 05.12.2016 11:42

Лоция была составлена с великим тщанием и дотошностью. Более подробной карты видеть мне еще не приходилось. На ней можно было найти любой ориентир, не боясь ошибиться на десять-пятнадцать метров. Масштаб позволял разглядеть даже такие места, где я когда-то ночевал, разводил костер, удил рыбу и где едва не выкупался, неосторожно садясь в резиновую лодку...
Навстречу нам по каменному коридору реки катится веселое, звонкое эхо. Оно рождается отрывистыми ударами металла о металл и непохоже на церковный перезвон, оглашавший когда-то пинежские леса. Это скорее звуки путейского молотка, вбивающего в шпалы железные костыли.
Пинега делает крутой вираж, и перед нами вырастает стайка щитовых домиков, — лодки, приткнувшиеся к берегу, туманная скобка моста, шагнувшего через реку. Это Шилега — поселок мостостроителей, штаб большой стройки, которая развернулась в северной тайге.
Трест «Севтрансстрой» прокладывает здесь дорогу, которая уже соединила Архангельск с Пинегой. Впоследствии эта магистраль откроет прямой путь к лесным богатствам междуречья Мезени и Пинеги. Там, на огромной площади, вдали от дорог и жилья, стоят не знающие топора и пилы спелые боры — беломошники, кисличники, брусничники.
Пинега когда-то была «так отрезана от всего живущего, что появление первого парохода весной, после ледохода, приветствовалось, как вестник из другого мира», — писал известный американский журналист Альберт Рис Вильяме. Почти пятьдесят лет назад по совету М. И. Калинина он путешествовал по глухим деревням Севера, плыл по Пинеге на тихоходном колеснике «Курьер» и видел толпы людей на берегах. Утробное, дрожащее всем корпусом судно встречалось криками «ура», в воздух летели шапки, а в некоторых селах даже били в колокола...
Много воды утекло с тех пор, но не будет преувеличением, если я скажу, что нас встречали не хуже. Правда, особого фурора 86-й не производил — здесь видели катера и побольше, и поновее; и «ура» никто не кричал; и вопросы, которые задавали нам, были самые обыденные. Но в поведении людей, скрываемые внешним безучастием, сквозили тайная радость и нетерпение. Первое судно за долгие-долгие месяцы зимы!

— Когда встречать караван? (Обычно это спрашивали хозяйственники.)

— На какой барже суперфосфат? (Это, конечно, агроном.)

— Мотоциклы будут? (Механизатор, только что из армии.)

— А детские коляски? (Молодая мать.)

— А нейлоновые кофточки пятьдесят шестого размера? (Кладовщица, эдакая богиня плодородия...)

Епифанов отвечает, что знает, что помнит, но долго мы задерживаться не можем. Пинега, веселая живая дорога, ведет нас все дальше и дальше.

Утро встречаем у деревни с поэтичным и звучным именем Явзора. Утро такое, словно его вымыли родниковой водой. Еще недавно туман столбами ходил по лесным лужайкам — розовый в отсвете солнца, белый в тени сосен. А теперь загустел, напитался собственной испариной, приник к земле и воде.

«Жизнь... жи-и-знь!» — ликует на дальнем болоте журавль. Из сиреневой мглы, из притихших лесов несутся на нас птичьи голоса.

«Вит-тю видел, Вит-тю ви-и-и-дел?» — спрашивает с березы какая-то птаха, видимо, чечевица.

— Видел, видел, — смеется Саша Морев. — Плохой пацан, непутевый.

Но чечевица, недовольная ответом, все спрашивает и спрашивает.

Морев слушает птаху, а думает о своем:

— Эх, сейчас бы в баньку сходить! А, мужики?

И вновь змеится Пинега в изворотах, вновь сошлись в разгульной пляске берега, прыгает катер на быстром течении. Река разливается, и берега ее при этом напоминают красно-зеленую чашу, в которую налита бирюзовая влага. На ярко-желтой отмели мелькают черные точки стрижей. Тишина вокруг такая, что слышен малейший шорох в лесу.

Вот уже сутки катер идет без остановок. Прошлой ночью Епифанов звонил из ближайшего лесопункта в Усть-Пинегу, и ему сказали, что караван из пятнадцати судов уже вошел в устье реки и полным ходом движется к верховьям. Танкеры и самоходки везут свой груз строго по графику, и если сравнить их скорость с нашей, то через 'тридцать-сорок часов они настигнут катер и обойдут. Вот почему мы торопимся. Кроме того, водомерный пост в деревне Согра, конечном пункте нашего путешествия, сообщил угрожающие уровни паводка: 18 мая — 431 сантиметр, 19-го — 440, 20-го — 448.

При цифре 448 Епифанов даже подскочил:

— Ну и дела, ну и приключения!

За восемнадцать навигаций, что он провел на Пинеге, это одна из самых рекордных отметок. Теперь понятий, почему он отдал приказ нигде не останавливаться, строго экономить горючее, беречь машину.

Больше всего гидрограф боится за пойму в верховьях реки: «Вот где будет работенка! При такой воде, видно, все прошлогодние знаки унесло». Я трижды бывал на верхней Пинеге, но этого места себе не представляю. Речка, как речка, течет в высоких цветочных берегах, трава по пояс, жаворонки в небе, кой-где осина, ива, березняк; на горизонте бродят идиллические стада, а в тихих омутах удят рыбу деревенские ребятишки — окунь, сорога, елец...

Чем ближе к верховьям, тем уже русло и больше пены — верный признак того, -что вода еще будет прибывать. Катер идет вдоль огромных, нависших над рекой штабелей бревен. Скоро их скатят вниз, и бревна поплывут к запани, а оттуда в Архангельск на лесопильные заводы... Мимо пролетают берега — две тугие размашистые косы с вплетенными в них деревьями и кустами. Вылетают из-за поворота рыжие кручи, глухие ельники, зеленые пожни с тихими озерцами и одинокие замшелые избушки — приюты сплавщиков и пастухов.

Пойма открывается неожиданно. Я даже не сразу сообразил, что это и есть то самое место, о котором говорил Епифанов. Летом, когда я плыл на лодке, здесь были крутые песчаные откосы, увенчанные густыми шапками зарослей; на них приходилось смотреть, задрав голову.

Сейчас мы лавируем среди этих зарослей. И кругом острова, острова. По колено в воде стоят сумрачные ели и осинки, трещат голые верхушки ивняка — бьет, заливает его наша волна. На первый взгляд все остается на своих местах: и вода, и кусты, и деревья. Но где Пинега, где фарватер?

Капитан Морев в растерянности. Он впервые в верховьях и никак не может сориентироваться: нет прежних створных знаков. Штурвал принимает опытный Володя Визжачий. Не сбавляя скорости, катер обходит деревья и пни, таранит кусты. Нужно срочно найти пару подходящих лесин, чтобы прибить к ним навигационные знаки. Иначе, чего доброго, караван угодит прямо в лес.

На одном из островков, где посуше, мы вбиваем столб, укрепляем на нем два белых щита. Один обращен назад, к створу, который уже пройден; другой нацелен вперед, на избушку — там предстоит новая работа. Но это только издали кажется, что избушка, на самом деле нечто вроде старообрядческой часовни. Фундамент ее наполовину повис над обрывом, обнажая черные прогнившие бревна, и трудно сказать, какие силы удерживают ее на земле.

Но нам некогда рассматривать «богово место». Мы ставим новый столб со щитом, утрамбовываем землю вокруг него и спешим дальше — до «финиша» добрых шесть часов хода.

Взгляд тонет в сумасшедшем разгуле воды, Половодье не пощадило ни створы, ни совхозные поля с нежными заплатами озимых. Там, где раньше бродили стада, плывут ящики, бревна, лодки и даже сани. Залитый по кабину, стоит старенький «Беларусь». И кругом множество течений с резкими перепадами высот; иногда кажется, что мы плывем в гору.

В деревне Великая затопило баньки и амбары «на курьих ножках». Мы подплываем к какому-то складу, и я вижу, как два кладовщика прямо с крыльца бреднем ловят рыбу.

— Как жизнь?! — кричит им Володя Визжачий.

— Жисть — только держись! — смеются кладовщики, выхватывая из капроновой сетки здоровенных ельцов.

Ребята продолжают ловко орудовать топорами и баграми, и после нас, по пенному извилистому следу, остается стройный коридор белых и красных вешек. По этому коридору караван придет в Сотру.

Сильно трясет, холодно. Трех-четырехбалльные волны бьют в борта катера и, кажется, вот-вот опрокинут его. С надрывом ревет мотор, падает скорость. Но это длится недолго. Стоило нам войти в маленькую бухточку, как все стихает. Тайга, словно ожесточившись, снова подступает к берегам, и река чувствует ее крутую узду — сникает, тускнеет.

— Ну... — Епифанов вытирает потное лицо и улыбается. — Вот и все!

Катер стоит на приколе у здания сельсовета в Согре, покачиваясь на белых волнах разлива. А мы сидим в баньке, которую «спроворил» местный речник-путеец, и наслаждаемся заслуженным теплом. Вдруг тишину нарушил сильный, требовательный гудок. Мы бросились к окошку.

Раскидывая на стороны белоснежные хлопья пены, к разливу шел флагман каравана — могучая по здешним масштабам самоходка, за ней — танкеры, грузотеплоходы, буксиры, катера. В чистых широких окнах флагмана отражались деревья, избы, бегущие навстречу люди, застывшие на полях тракторы. И белая ночь над белой летящей рекой...

039.jpg

Евгений Тихомиров 05.12.2016 15:09

Феномен рек НЕ ВИДИМОК Паники, Пинеги и Кулоя
 
Вначале расскажем не о Пинеге и не о Кулое, а совсем о другой речке "Панике" совсем из другого региона https://kamaran.ru/lipetskaya-oblast...rnye-kamni-296
Местные жители не советуют появляться тут даже днем. Говорят, кто побывает на «Дурных камнях», с тем обязательно случится что-нибудь плохое.

Область: Липецкая область

В 13-ти километрах от Данкова, за селом Бигильдино, находится небольшая деревня Масловка, где сейчас обустраивают свой быт выходцы с Кавказа. Не доезжая Масловки, перед небольшой плотиной, можно повернуть налево на проселочную дорогу, которая идет вдоль рощи с одной стороны и вдоль русла речушки Паники с другой. Интересная особенность Паники заключается в том, что река то исчезает (поникает), то вдруг появляется вновь. Ученые феномен «реки-невидимки» объясняют особенностью здешнего грунта. А еще если учесть, что луга вдоль русла Паники усыпаны земляникой и покрыты серебристым ковылем, то это место и вправду становится по-настоящему уникальным.
В Липецкой области луга ковыля большая редкость. В заповеднике Галичья гора это растение уже давно показывают посетителям как диковинное.
Но «река-невидимка» и дикорастущий ковыль — это не все, что притягивает в эти места туристов. Здесь же в 3-4 километрах от плотины расположено что-то вроде запруды, а слева холм, на котором разбросаны огромные камни. Шикарное место для фотосессий и пленэров художников. Своеобразный «данковский стоунхендж», созданный еще во времена ледникового периода и поражающий очевидцев своей красотой и загадочностью. Место, прозванное в народе «Дурные камни» давно обросло большим количеством легенд и преданий.

Говорят, что когда-то здесь произошла трагедия: влюбленная девушка по имени Анна, страдавшая из-за того, что ее возлюбленный Иван женился на другой, бросилась вниз с камней и разбилась. С тех пор по ночам и в ветреную погоду в этих местах слышны душераздирающие стоны. А однажды, тосковавший по свой первой любви Иван, возвращаясь домой, проходил мимо камней. Вдруг он увидел незнакомую девушку. Приблизившись к ней, он обнаружил, что это Анна и вместо ног у нее дьявольские копыта. Из-за греха самоубийства девушка стала оборотнем.

Также ходят слухи, что уже в наше время на «Дурных камнях» собираются почитатели черной магии, которые проводят здесь свои страшные ритуалы. Сюда слетаются ведьмы со всех близлежащих окрестностей и начинается шабаш. Столетия назад здесь могли совершаться жертвоприношения.

Местные жители не советуют появляться тут даже днем. Говорят, кто побывает на «Дурных камнях», с тем обязательно случится что-нибудь плохое.
Такая там речка Паника. А у рек Пинега и Кулой тоже есть такая способность удивительная, - то пропадать, то появляться. Правда эти наши речки не исчезают под землю, они вообще ни куда не исчезают и пока и не собираются ни куда исчезнуть. к счастью!
Зато эти реки удивительным образом становятся то видимыми. то не видимыми. Если надо переправу, например, обеспечить через эти реки, то эти реки видимые становятся. А если необходимо круизный водный туризм начинать организовывать, создавать инфраструктуру на берегах рек для начала хоть для маломерных судов, да и для любых других судов с малой осадкой, то тогда эти реки становятся абсолютно не видимыми, их даже и в расчет ни кто и ни где принимает, в планы ни в какие не вписывают ни к краткосрочные, ни в перспективные. Более того, не смотря на общеизвестную истину, что обустройство одного километра водного пути обходится значительно дешевле, чем обустройство километра "сухопутной дороги". тем не менее перспективу организации хотя бы местного пассажирского судоходства на Пинеге. и Кулое ни где, ни кто не рассматривает, что означает одно только -проявления чуда, то есть -феномена рек-невидимок. Такие вот чудеса в чудесном красивом Пинежье случаются. Раньше-то в двадцатом века этих "феноменов" не случалось почему-то. Только в двадцать первом века "феномены" начались. Чудеса и только! Впрочем, мы ждем нового, очередного феномена-явления какого-нибудь плана, например перспективного, или концепции какой, где речки Пинега с Кулоем вдруг проявятся, всплывут неожиданно. И странного ничего в этом не будет, потому, что это феномен, то есть они то видимы, то не видимы, то нам видимы, то нам не видимы...

Евгений Тихомиров 05.12.2016 17:06

А вот рекомендую прочитать об открытии пароходства по реке Мезень преинтереснейшая информация:
http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmo...f499d6&keyno=0


Пароходный гудок над Мезенью

[2006-08-25]

(Окончание. Начало в N 32, 33).

24 мая 1905 года Мезенский уездный исправник шлет рапорт Архангельскому
губернатору :


" В первых числах сего мая прибыл из Пинеги в реку Мезень через реку Кулой,
пароход " Берта " компании Владислава Игнатьевича Вериго и Владимира Карловича
Эккерт, с целью испытания, возможно ли и насколько выгодно установление
пароходных рейсов по реке Мезени до села Койнас и далее. С 15 числа сего мая
пароход проследовал по реке Мезени от города до села Койнас и вернулся обратно,
один только раз обмелившись, но снявшись благополучно". /Л.78/.

Исправник лично на этом пароходе "проследовал до села Устьвашки". Он сообщает
также, что команда парохода состоит из 11 человек, включая капитана.
Наверное, мы вправе за точку отсчета рождения пароходства на Мезени принять 15
мая 1905 года - день, когда речной пароход отошел от города в свой первый рейс
до села Койнас.
В тот год весеннее половодье было особенно большим. Архангельские губернские-
ведомости /N 121 от 2 июня 1905 г./ сообщали: "Из села Лампоженского Мезенского
уезда. Нынешняя весна оказалась особенно тяжелою для жителей этого селения,
пострадавших от наводнения во время половодья реки Мезени. Такого разлива, по
отзывам старожилов, давно не было. 24 апреля, в день наивысшего поднятия воды,
все село Лампоженское, расположенное на низменном берегу реки Мезени, оказалось
под водою". Газета сообщала, что унесло заготовленные бревна, жерди, дрова, сено
- убыток составил 1800 рублей. Кроме того, смыт водой с полей весь вывезенный
зимой навоз - еще примерно 1500 рублей убытка.
А чуть позднее эта же газета /АГВ. N 126 от 9.06.1905/ известила: "7 июня в 2
часа дня на пароходе Архангельско-Мурманского срочного пароходства "Федор Чижов"
выехал в Мезень для обозрения церквей Преосвященный Иоаникий, Епископ
Архангельский и Холмогорский".
Газета печатает расписание рейсов по Мезенской линии на навигацию 1905 года
Товарищества Архангельско-Мурманского срочного пароходства - пять рейсов
плановых и шестой - в случае надобности, в первых числах сентября /АГВ. 1905. N
109 от 18 мая/.
Архивная история умалчивает, как обстояли дела с пароходным движением по реке
Мезени в период с 1905 по 1909 годы.



В январе 1909 года открывается новое дело по этой проблеме: "Об открытии
пароходства по реке Мезени" /ГААО. Ф.1. Оп.8. Т.1. Д.2544. 1909-1910 гг./. Новая
страница в этой затянувшейся эпопее.


Если верить торгующему крестьянину города Мезени В.В. Мельникову, после пробных
рейсов в 1905 году пароходы не бороздили воды реки Мезени вплоть до 1909 года. В
своем прошении Архангельскому губернатору от 18.02.1909 года он пишет:
"Мезенское товарищество не осуществилось и до сих пор пароходства на реке Мезени
нет". Он берется решить эту проблему при условии выделения ему ссуды в 25 тысяч
рублей. /ГААО. Ф.1,0п.8.Т.1.Д.2544.Л.19/.



В марте того же года мезенский промышленник П.Е. Ружников шлет губернатору
"Проект устройства речного пароходства по реке Мезени". Он обязуется, при
выделении ссуды в 60 тысяч рублей, приобрести 2 совершенно новых парохода не
менее 30 сил каждый, с каютами для пассажиров. Перевозка пассажиров и грузов
будет согласовываться с приходом морских пароходов Архангельско-Мурманского
пароходства. Проект предусматривает строительство необходимых крытых барж и
крупных лодок для разгрузки с морских, судов. Планируется бесплатная перевозка
почты, чиновников, служащих воинских подразделений и т.д. Плата за провоз не
должна превышать действующих тарифов.


Мезенский уездный исправник, на запрос губернатора, высказывает свое мнение по
этому вопросу. Приветствуя организацию пароходного сообщения на Мезени, он
сомневается, что запрошенной В. Мельниковым ссуды в 25 тысяч рублей будет
достаточно. Кроме парохода необходимо устройство грузовых барж, барж-пристаней
для складирования груза и приюта пассажиров в больших населенных пунктах.
Мельников капитала своего не имеет, все его имущество оценивается в 6 с
половиной тысяч рублей. П.Ружников был бы более солидным предпринимателем в этом
деле /Там же. Л.18/.



В октябре 1909 года губернатор просит Мезенского исправника объявить Ружникову,
что "рассчитывать на получение казенной субсидии не представляется возможным".
/Там же. Л.26/.


Смогли ли предприниматели получить ссуду, не известно. Но к навигации 1910 года
было куплено два парохода: один Ружниковым, другой - Мельниковым.



Вот как сказано в общем обзоре Мезенского уезда за 1910 год: "Несмотря на то,
что в отчетном году было куплено для совершения рейсов по реке Мезени два
парохода - товариществом лесопромышленного общества А.Ружникова и торгующим в
городе Мезени крестьянином В.Мельниковым -, надежда на установление, по реке
Мезени постоянного пароходного сообщения не оправдалась, так как по мелководью
реки Мезень оба купленные пароходы оказались глубоко сидящими.


Пароход Ружникова совершил только один рейс, доставив около 15000 пудов муки, но
и единичный случай совершения рейса произвел значительный переворот в местной
торговле. Цена на ржаную муку с 7-8 рублей за мешок опустилась до 5 рублей.



Пример этот настолько красноречиво говорит о необходимости пароходства по реке
Мезени, что всякие другие доказательства излишни.


Пароход Мельникова, давнишней постройки, вверх по реке мог подняться только до
80 верст от устья, где и должен был оставить принятый груз.



Постоянное пароходство по реке Мезени может установиться только с приобретением
предпринимателем мелкосидящих пароходов, с тремя-четырьмя при них баржами"
/ГААО. Ф.1.0п.8.Т.2.Д.641.Л.12/.


Вот еще одна страничка мезенской летописи, посвященная значительному событию
уезда - открытию Мезенского речного пароходства. Эта артерия продолжает работать
вот уже сто лет.



Анатолий НОВИКОВ,
действительный член Русского географического и Северного историко-родословного
обществ.

Евгений Тихомиров 06.12.2016 11:42

рошу убедительно прочесть несколько строчек из произведения Великого русского Совет
 
А вот прошу убедительно прочесть несколько строчек из произведения Великого русского Советского писателя, уроженца Пинежья Федора Александровича Абрамова.
Просил бы также любезно Господ из Министерства транспорта Архангельской области выбрать время и также прочесть. о том. сколь важна была роль пароходного движения на реке Пинеге, и уверяю Вас, что эта роль судоходства не меньше и в настоящее время!
http://book-online.com.ua/read.php?book=488&page=1

Федор Александрович Абрамов

Две зимы и три лета

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ
1

— Па-ро-ход! Па-ро-ход идет!

С пекашинской горы косиками — широкими проезжими спусками, узенькими, вертлявыми тропками покатились люди.

За разлившуюся озерину попадали кто как мог: кто на лодке, кто на ребячьем плотике, а кто посмелее — подол в зубы — и вброд. В воздухе стоял стон и гомон потревоженных чаек, черные чирята, еще не успевшие передохнуть после тяжкого перелета, стаями носились над головами ошалевших людей.

Так бывает каждую весну — к первому пароходу высыпает чуть ли не вся деревня. Потому что и весна-то на Пинеге начинается с прихода пароходов, с той самой поры, когда голый берег под деревней вдруг сказочно прорастет белыми штабелями мешков с мукой и крупами, пузатыми бочками с рыбой-морянкой да душистыми ящиками с чаем и сладостями.

В этом году никто не ждал даров из Архангельска — пинежские подзолы да супеси вот уже который год подкармливают отощавший город. Мало было надежд и на приезд фронтовиков. Где же им обернуться, когда только что кончилась война? Но давно-давно не видал пекашинский берег такого многолюдья. Ребятишки, девки, бабы, старики — все, кто мог, выбежали к реке.

Пароход из-за мыса не показывался долго. Костерик, наскоро сложенный из не просохшего еще хвороста, не разгорался, и люди, чтобы согреться, жались друг к другу.

Наконец у того берега, под красной отвесной щелью, леденисто сверкнул белый нос.

— «Кура», «Кура»! — закричали с насмешкой ребята, явно разочарованные тем, что вместо двинского богатыря-красавца к ним бредет маленький местный тихоход, который был построен пинежскими купцами Володиными еще в начале века.

Пароход с трудом подавался вперед, густо разбрасывая летучие искры по реке. Быстрым течением его откидывало к тому берегу, пенистая волна задирала нос. И уныло-уныло выглядели грязные, свинцового цвета бока, все еще по-военному размалеванные в черные полосы.

Но голоса своего «Курьер» за войну не потерял. Пронзительно, молодо закричал он, подходя к берегу. Будто весенний гром прокатился над головами людей. И как тут было удержаться от слезы! В войну помогал, можно сказать, жить помогал «Курьер» вот этим самым своим гудком. Бывало, в самые черные дни как заорет, как раскатит свои зыки да рыки под деревней — сразу посветлеет вокруг.

Варвара Иняхина с молодыми бабенками, едва приткнулся пароход к берегу, вцепилась в старика капитана, единственного мужчину на пароходе:

— Чего мужиков-то не везешь? Разве не было тебе наказа?

— Смотри, в другой раз порожняком придешь — самого оставим.

— Ха-ха-ха! А чего с ним делать-то?

Тут кто-то крикнул:

— А вон-то, вон-то! Еще один пароход!

Пароход этот — плот с сеном — плыл сверху. Круто, как щепку, вертело его на излучине повыше деревни, и два человека, навалившись на гребь — длинную жердь с лопастью, вделанною в крестовину, — отчаянно выгребали к пекашинскому берегу.

— Да ведь это, никак, наши, — сказала Варвара. — Кабыть, Мишка с Егоршей.

— Его, его — Мишкина шапка. Вишь, как лиса красная.

— Это они с Ручьев, из лесу едут.

Бабы заволновались. Пристать к пекашинскому берегу в половодье можно только в одном месте — у глиняного отлогого спуска, там, где сейчас стоял «Курьер».

— Отваливай! — разноголосо закричали они капитану. — Не видишь разве люди к нам попадают.

— Отваливай, отваливай! Поимей совесть.

И капитан, чертыхаясь, уступил — отдал команду сниматься.

Плот с сеном впритык, под самым боком прошел у разворачивающегося парохода.

Евгений Тихомиров 07.12.2016 11:02

Ф.А. Абрамов: «Сегодня пассивность и равнодушие стали национальным бедствием страны
 
И вновь о наследии Ф.А. Абрамова
Прочитайте: Абрамов исключительно точно сформулировал суть проблемы на мой взгляд!
8 августа 1979 года, 30 лет назад в районной газете «Пинежская правда» было напечатано открытое письмо землякам выдающегося писателя Фёдора Александровича Абрамова «Чем живём-кормимся». Писатель попытался найти истоки социальных бед деревни, повального пьянства

На ХШ-м съезде Союза писателей России православный литератор Николай Коняев из Санкт-Петербурга, один из авторов «Русского Дома», говоря о предстоящем 90-летии со дня рождения выдающегося советского писателя Фёдора Абрамова, сказал: «Нам ещё предстоит, наверное, осмыслить, отмечая этот юбилей, великую, непостижимую загадку: как получается, что на страницах произведений Солженицына, который позиционировал себя как православный человек, живёт сатанинский дух разрушения, а произведения Абрамова, всегда считавшего себя коммунистом, проникнуты духом Православия, любви и смиренномудрия?»

Одна из разгадок состоит в том, что Абрамов был истинным сыном северной деревни, матери-земелюшки, русским солдатом. И этот дух, исконный, впитавший века веры, преданности, отчелюбия, пронизал всё его творчество. Не только повести, романы, эпопею из жизни Севера «Пряслины», но и публицистику, которую он и при славе лауреата — не оставлял.

На том же съезде ещё один автор «Русского Дома» Александр Арцыбашев, из лучших знатоков современного российского села, заявил: «Двадцать лет уже талдычим о каких-то реформах, о каких-то демократических преобразованиях и так далее. И за эти же двадцать лет двадцати миллионов народа не стало в России! Въезжают в Россию каждый год по полмиллиона человек, и вот за счёт этого не показывают всю истинную нашу трагедию. А ведь в год уходит из жизни по миллиону! И главным образом потому, что плюнули на деревню». Арцыбашев привёл в своей речи цифры: «В начале XXI века Россия имела 30 миллионов коров, теперь — всего 9 миллионов».
http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmo...77042c&keyno=0
Патриот до глубины души

Образованный (кандидат филологических наук), увенчанный лаврами (лауреат госпремии по литературе), с боевым опытом (офицер военной разведки во время Великой Отечественной войны, заслуживший много разных наград) Федор Александрович, как отмечают многие исследователи, стал продолжателем классической литературы XIX века. Другие традиции, которые слышны в его произведениях, – это сказания и поверья Русского Севера – его родины.


О ней, о ее жителях и подобных им людях из глубинки – речь почти во всех авторских текстах. Причем все свои романы, рассказы, повести, эссе Федор Абрамов пишет довольно жестко, ничего не выдумывая, не «лакируя» сельский быт. К слову, в 1954 году он опубликовал в журнале «Новый мир» статью «Люди колхозной деревни в послевоенной прозе», в которой как раз ругал тенденциозность литературы о деревне, ее упрощенность и бесконфликтность. За эту статью автора обвинили в нигилизме, антипатриотизме, критиковали и даже чуть не лишили работы.


А в 1958 году родилось его первое серьезное литературное детище – «Братья и сестры», после чего он перешел в ряды профессиональных писателей. Затем последовали «Две зимы и три лета» (1968), «Пути-перепутья» (1973), «Дом» (1978) – по словам автора, вместе эти произведения – единый по сюжету роман. Многие исследователи отмечают равнозначность его произведений книгам Льва Толстого («Война и мир») и Михаила Шолохова («Тихий Дон»).


О замысле первого романа Федор Абрамов говорил так: «Не написать “Братья и сестры” я просто не мог… Великий подвиг русской бабы, открывший в 1941 году второй фронт, быть может, не менее тяжкий, чем фронт русского мужика, – как я мог забыть об этом?»


Кроме романа творчество писателя – это и многочисленные повести: «Вокруг да около» (1963), «Пелагея» (1969), «Алька» (1972), «Деревянные кони» (1970), «Мамониха» (1980), неопубликованная при жизни «Поездка в прошлое», незавершенная повесть «Кто он?».


Но, пожалуй, самым громким произведением писателя стало письмо землякам «Чем живем-кормимся» (1979). Опубликовано было оно впервые в районной газете «Пинежская правда». Его строки актуальны и по сей день: «Сегодня пассивность и равнодушие стали национальным бедствием страны». « Чиновники пожирают , как саранча , Пинегу , а значит и Россию … чиновники все пожирают и ни за что не отвечают». «Да где же выход? Пока народ не возьмется за свои дела сам – ничего не будет».


В целом, в творчестве писателя, конечно, много скорбных мыслей о России , но все же больше идей и поисков путей возрождения страны. И здесь главную роль Федор Абрамов отдавал людям из народа, имеющим твердый внутренний стержень. Об этом его запись 1974 года: «Мудрость так называемых простых людей более великая, чем мудрость так называемых великих. Ибо эти простые люди освобождены от тщеславия, творят жизнь и добро, не рассчитывая на бессмертие, на славу, на вознаграждение. Тогда как так называемые великие часто утверждают лишь себя… Истинно великие люди – простые, безымянные…»


Мотив простого человека, отдавшего жизнь за родину, за свое село звучит и в маленьком рассказе «Бревенчатые мавзолеи», которым и хотелось бы завершить публикацию о Федоре Абрамове. Пусть его слово само скажет о нем лучше всяких высоких похвал...

{typography box_white}

Евгений Тихомиров 07.12.2016 15:31

Обезглавливание реки Кулой рекой Пинегой (приток Северной Двины
 
А сейчас о весьма любопытных и интересных геологических процессах, имеющих прямое отношение к рекам Пинега и Кулой, истории их существания
ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОВЕРХНОСТНЫХ ТЕКУЧИХ ВОД
Обезглавливание реки Кулой рекой Пинегой (приток Северной Двины):
http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmo...a1cb4f&keyno=0
РЕЧНЫЕ СИСТЕМЫ И ИХ РАЗВИТИЕ

В каждой речной системе выделяют главную реку и притоки. Притоки подразделяются на притоки первого, второго, третьего и других порядков. Так, в Волжской системе реки Ока, Кама, впадающие непосредственно в Волгу, будут притоками первого порядка; Москва, Белая, Чусовая, Вятка, впадающие в притоки первого порядка, являются притоками второго порядка; реки Руза, Истра, Уфа, Сылва — притоками третьего порядка и т.д.
Вся территория, с которой стекают воды к главной реке и ее притокам, называется водосборным бассейном. Схема важнейших бассейнов рек в пределах европейской части . Водосборные бассейны могут достигать значительной площади, так:

для р. Оби 3 354 000 км'

» р. Миссисипи 3 250 000»

» р. Лены 2 712 308»

» р. Енисея 2 240 487»

» р. Амура 2 050 000»

» р. Волги 1 460 000»

» р. Амударьи 351 300 »
Речные системы отделяются друг от друга водоразделами. Водоразделами называют линии пересечения двух смежных склонов, или, иначе, повышенные участки, разделяющие два смежных склона. Обычно различают главный и боковые водоразделы. Под главным понимается водораздел, разделяющий склоны различных покатостей, например водораздел, отделяющий реки склона северной покатости (Северная Двина, Печора) от рек склона южной покатости (Волга, Дон, Днепр). Боковые водоразделы разделяют смежные реки одной покатости. Водоразделы имеют чрезвычайно извилистые очертания, что объясняется различиями в интенсивности регрессивной эрозии. Благодаря этому водоразделы не остаются постоянными, а постепенно смещаются в ту или иную сторону. Можно сказать, что речные системы в своем развитии ведут непрерывную борьбу за водоразделы, и побеждают в этой борьбе более сильные реки .
В природных условиях редко можно наблюдать симметричные склоны, по которым стекают реки в противоположных направлениях. Обычно они характеризуются асимметрией (неодинаковым наклоном), что вызывает различие в скорости эрозионных процессов. Значительно энергичней будут протекать процессы эрозии в той реке , которая стекает по крутому склону и имеет более низкий базис эрозии, чем в реке , стекающей по пологому склону и обладающей более высоким базисом эрозии. В результате регрессивной эрозии водораздел будет все время перемещаться в сторону реки , текущей по пологому склону. Это будет продолжаться до тех пор, пока более сильная река не захватит ее верховья в свой сток, т. е. не «обезглавит» ее. Таким путем, например, произошло обезглавливание притоков Дуная речной системой Рейна. Явление перемещения водоразделов и обезглавливания рек наблюдается в ряде горных районов, отличающихся асимметрией хребтов. Так, например, Кордильеры Северной Америки круто обрываются в сторону Тихого океана и полого спускаются на восток, в сторону Атлантического океана, что способствует успешной борьбе за пространство рек , впадающих в Тихий океан.
Близкое к этому явление наблюдается и на Кавказе, где Терек «обезглавил» Арагву. Таких примеров можно привести много.
Перемещение водоразделов наблюдается не только по отношению к главным водоразделам, но и к боковым, т.е. проходящим между смежными речными долинами одного склона. Возможен, например, случай, когда одна из рек обладает большей водосборной площадью, чем другая, а следовательно, и большей массой воды; тогда эта река и ее притоки будут углубляться и расширяться скорее, чем соседние реки и их притоки. В результате ее мощные притоки, протекающие на более низком уровне, могут подобраться к верховьям соседней реки и перехватить ее воды (рис. 7.29).
Такие случаи наблюдаются в различных речных системах. Остановимся на одном из них (рис. 7.30). Река Пинега , ныне приток Северной Двины, раньше представляла собой одно целое с р. Кулой , впадающей в Мезенский залив. Близко протекающая Северная Двина обладала значительно большей водосборной площадью и живой силой. Один из притоков Северной Двины, впадающий в нее близ Холмогор, энергично разрабатывая свое русло, дошел вершиной до р. Пинеги в месте, где расположен г. Пинега . Вследствие более низкого положения этого притока воды Пинеги направились по его руслу, а обезглавленное нижнее течение ее ныне представляет собой относительно небольшую реку Кулой . Таким путем сильная река при помощи своих растущих притоков, передвигая боковые водоразделы, может захватить весьма обширную водосборную площадь от смежных рек .

Евгений Тихомиров 12.12.2016 10:40

величественное изваяние природы, Хозяйка Сотки – останец, напоминающий женскую фигур
 
Пинежье, это край, который открывает все новые и неповторимые красоты, настолько уникальные природные объекты, что похожих на них боле ни где просто не существует!
шлюз Сотка,,как известно носит название реки Сотки, именно берега этой удивительно обаятельно симпатичной красавицы речки поражают многим. Почитайте!
Среди огромного разнообразия природных достопримечательностей нашей страны особое место занимают скалы-останцы. Наиболее примечательные из них объявлены памятниками природы, или они охраняются в комплексе с другими природными объектами на особо охраняемых природных территориях более высокого ранга: в заповедниках, национальных или природных парках, заказниках. Без всякого сомнения останцы – наиболее зрелищные и величественные природные феномены, и увидеть наиболее значимые из них – заветная мечта большинства туристов. Останцы играют важнейшую роль при формировании экологических маршрутов, и нередко именно они представляют собой главную цель путешествия.
Река Сотка считается основной достопримечательностью Государственного природного заповедника "Пинежский", основанного в 1974 году, который находится в Архангельской области. Река Сотка протекает по территории заповедника в северной его части около 30 км. Относится к Двинско-Печорскому бассейновому округу.
Общая протяженность реки Сотки – 350 км. Берет начало на Беломорско-Кулойском плато, впадает рекой с названием Кулой в Мезенскую губу Белого моря. Река с чрезвычайно извилистым руслом, нижнее течение (около 90 км) подвержено воздействию морских приливов. Верховья реки Кулой соединяется с рекой Пинегой с помощью канала Кулой-Пинега. Питание, в основном, снеговое. Особенно интересна каньонообразная долина реки Сотки, которая находится на территории заповедника «Пинежский». Высота бортов, сложенных гипсовыми отложениями Соткинской свиты, фрагментами перекрытые красноцветами вихтовской свиты, достигает 50 и даже 70 метров! В долину реки Сотки впадает большое количество карстовых источников, в результате деятельности которых сформировались пещеры. На бортах долины и на водоразделах развиты уникальные карстовые ландшафты с разнообразными карстовыми провалами, котловинами, логами, озёрами, останцами. На этой территории есть многочисленные природные памятники, например, такое величественное изваяние природы, как "Хозяйка Сотки" – останец, напоминающий женскую фигуру, где веет сыростью и холодом, а из-под глыбового завала вытекает ручей. Долина реки Сотки , с руслом в 30 километров, имеет вид живописного каньона. Прибрежные скалы поднялись высотой в 60 метров, бурные пороги и перекаты пересекаются с тихими плесами. На мелководье нерестятся семга, хариусы, сиги, много щуки и окуня..
http://www.kaliningradgid.ru/nature/...eka-sotka.html

Евгений Тихомиров 12.12.2016 13:23

Это одна из крупнейших работ по этнографии данного региона в XIX в.
 
Удивительная и яркая история Пинежского края. вновь вынужден констатировать, сделав очередное открытие знакомясь с творчеством
С.В. Максимова (1831-1901) «Год на Севере», которая открыла целую эпоху в изучении Русского Севера, стала отправной точкой в развитии интереса к научному исследованию края. Это одна из крупнейших работ по этнографии данного региона в XIX в. Сочинение имеет исключительное значение, как с научной, так и с литературной точки зрения. Яркий стиль писателя, блестящее знание местных диалектных особенностей и исторических источников делают это сочинение выдающимся произведением литературы.
http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmo...da9e79&keyno=0

Почтовый колокольчик отболтал свои последние трели, казенная кибитка обхлопала последние ухабы и выбоины - перед нами ряд домов с городской обстановкой и принадлежностями, перед нами весь налицо маленький уездный городок - Волок по народному прозванию, Пинега - по казенному. На этот раз в нем ярмарка, называемая и в официальных бумагах, и на простом ходячем языке Никольскою...
Пинежская ярмарка, как и все собственно народные ярмарки (называйте ее даже базаром), ни в чем не разнится, ни в чем не отступает от множества подобных народных сходок, разбросанных десятками тысяч по всему лицу русского царства. Не имея официального характера, не обставленная казаками и жандармами, она носит на себе все признаки старинных русских мирских сходок. В ней все непринужденно и искренно, все живет нараспашку, без дальнего спроса о том, так ли это надо или иначе. Затронутая самым живым интересом - интересом барыша (хотя бы в некоторых случаях и копеечного), она шумит, как вообще шумит русский человек, когда он очутится на полном просторе, на широкой, собственной, нестесненной воле. Она кричит-потому, что кричит петухом и всякая барышная копейка, по смыслу народного присловья. Далеко разносится ярмарочный гул затем, что гулу этому есть где разгуляться по широким тундряным полянам, обступившим город. Прислушаешься к гулу, и бог весть что почудится в этом гуле: и звон золотых в засаленных, но крепко сшитых мошнах ижемских зырян, счастливо сбывших свои меха и пушину в надежные и искусные руки галицких купцов, и звон серебряных денег в руках архангельских и вологодских краснорядцев, продавших линючие и залежавшиеся московские ситцы в руки холмогоров и печорских зырян (гуртом), и в надежные руки соседних баб и девок. Слышится в народном ярмарочном пинежском гуле и глухое побря-киванье медяков - тяжелых денег, доставшихся оборышем, незавидным излишком на горькую долю самоедов, явившихся сюда из-за тысячи верст, из дальних тундр своих, целыми аргишами - вереницами оленьих санок, нагруженных мерзлой и соленой рыбой: чирами, пелядями и семгой. Чуется в пинежском ярмарочном гуле и безнадежный визг последней копейки, поставленной ребром мужичком с той же Пинеги или с ближней Двины из-под Холмогор, продавшим какой-нибудь десяток пар рябчиков или чухарей (глухарей).
Во всем остальном пинежская ярмарка опять-таки, как капля воды на другую, похожа на все ярмарки и базары. Те же питейные дома, соблазнительно застроившие все входы и выходы города, те же питейные выставки под полотняным колоколом на бойких местах, по случаю такого горячего и суетливого времени (только три или четыре дня дышит своим разгаром ярмарка в Пинеге ). На ней услышишь в народном гуле печальный крик мужичка, который воспользовался людным сбором и, повесив свою лохматую шапку на длинную палку, просит сказать православных: не видал ли кто выкраденной лошадки с такой-то приметой, или такой-то сбежавшей коровы. Здесь легко выслушать из общей свалки криков и возгласов редкий плачевный звон вновь вылитого колокола, сбирающего подаянье на подъем и благополучный подвес на колокольню. И здесь - повелительные предостережения едущих: "поберегись!", и здесь между серым народом неизбежно толкаются поп с попадьей, приторговывающиеся к кобылке или ситцам. Породистые девки, все в красном, стоят, скрестив на плотных и высоких грудях руки, тупо поглядывая на проходящих. Здесь опять-таки наследишь л мелкие обманы торгаша, крупные обманы крупного торговца. Не увидишь только ярмарочных представлений в виде райков, балаганов с "петрушками" и "шире-бери", потому что здесь к этому непривычны. Все-таки заметишь сосредоточенную на местных пунктах хлопотливость, охаживание и облажива-ние известных целей в крупном, гуртовом, широком размере. Это - оптовая покупка мехов и дичи. Меха пойдут на Москву; дичь, в виде куропаток и рябчиков, уйдет в Петербург, и только мерзлая и соленая рыба - по ближнему соседству. Незначительное (по сравнению с прочими оборотами ярмарки) число костей и рогов моржовых и мамонтовых, добытых на Новой Земле и на Печоре, попадет в руки архангельских и холмогорских костяников.
Ярмарка, вымирающая ночью до единого воза и человека, уже с 6 декабря, положенного законным началом для нее, начинает терять все более и более характеристический вид. Завтра опять наедут с ранних утренних потемок возы из ближних деревень, но уже гораздо меньше, и собственно ярмарка, по общим слухам, кончилась еще накануне, в сочельник. Перекупают и скупают все привезенное еще до рассвета и по дворам. Рыночной продажи и по мелочам положительно нет: пару рябчиков, рыбу достать весьма трудно и почти невозможно: все закуплено оптом и передано извозчикам. С меня просили 50 копеек за пару рябчиков, тех самых рябчиков, которые, привезенные в Петербург, на Сенной площади будут стоить 40 и 50 копеек,- все по той причине, что ярмарка оптовая: не хочется развязывать воз и путать партию считанного товара. Стало быть, ярмарки, в ее общепринятом значении, в Пинеге нет: это просто-напросто обусловленный обычаем срок для съезда продавцов к своим доверителям. Так идут кожи, дичь, рыба печорская, мясо, звериные шкуры и по рознице остаются гнилые лоскутья, выда-ваемые за ситцы, да пыжиковые изделия (шапки и рукавицы), да крестьянские лошади, да мелкий хлам деревянный и железный. На тот год (1856) все стоило дорого и значительно выше против прошлогоднего; на лесного зверя, говорят, лов был плох, рыба также ловилась незначительно, а недавняя война влияла на возвышение цен и на мясо, и на пищу, и на другие крестьянские продукты и изделия.
Народ пьет горькую, но некрепкую водку и орет к вечеру песни. Расчетливые оптовые продавцы, ижем-ские зыряне, начинают в теплых квартирах галицких купцов свои торговые разговоры с чаю, до которого страшные охотники, и оканчивают сделки бутылками хорошего хересу, привезенного архангельскими купцами прямо с биржи и не фабрикованного. Ничем особенным не сказался первый день ярмарки. В единственной городской церкви, каменном соборе, освящали воду, звонили в колокола - да и только! Да народу пьяного было очень много.
7 числа меньше возов; расплата оптовых торговцев по домам; изредка опоздалые, задержанные пургой возы, плетущиеся на оленях по улицам. Гуще набито народу около продавцов красным товаром[67] [Красный товар - мануфактура, ткани.]. В толпах этих пестреют оленьи совики и малицы мезенцев и реже овчинные тулупы и полушубки верховиков (с Северной Двины, из Шенкурска).
8 числа ярмарки почти уже нет; многие квартиры опустели и весь городок, значительно обезлюдевший, готов погрузиться в долгую спячку до 25 марта, когда начнется снова базарный крик, но уже значительно не в той мере и силе. Этот крик последний в году: это ярмарка, называемая Благовещенскою, последняя для Пинеги .
9 числа я покинул этот город для Печоры и снова еще раз встретился с ним на обратном пути оттуда через полтора месяца. Встреча эта была не радостна и не могла уже задержать меня надолго в городе,. который глядел уже на тот раз тоскливо, безлюдно, как глядит и всякий другой архангельский городок, бедный средствами и скудный жителями.

Евгений Тихомиров 12.12.2016 13:24

более замечательное и интересное по своим историческим воспоминаниям, это - Красногор
 
До 1780 г. Пинега была деревнею Волоком и Большим Погостом: Волоком она называлась затем, что стоит на четырехверстном пространстве, отделяющем реку Пинегу от Кулоя, через которое переволакивали некогда на себе суда из одной реки в другую. Указом от 20 августа 1780 года, волость названа городом Пи-негой по реке, протекающей подле. В него и переведено было и воеводское правление, переехал, и сам воевода из города Кевроля (за 130 верст на реке же Пинеге ). Кевроль стала в свою очередь бедным селом, под именем Воскресенского погоста, заменив прежнее значение Пинеги , и не выиграл многим и старый Большой Погост с новым названием - Пинегою , хотя уже здесь и давно существовал широкий и бойкий торг, один раз в год на Николу. В 1781 году императрица Екатерина II приказала отпустить из казны 8 тысяч рублей на построение в новом городе каменной соборной церкви. В мой проезд собор этот, перестроенный вновь, освящен был архангельским и холмогорским архиереем.
Вот все, что можно сказать о Пинеге , не забывая того, что вблизи этого города находится место, более замечательное и интересное по своим историческим воспоминаниям, это - Красногорский монастырь.
Монастырь этот лежит в 10 верстах от города на высокой горе, носившей некогда название Черной. Путь к монастырю лежит мимо множества маленьких деревушек, рассыпавшихся по реке Пинеге , неширокой, но картинно обставленной крутыми горами и засыпанной высокими лесами и рощами. Крутая, с трудом одоли-мая гора ведет в монастырь; на самой возвышенной точке ее расположены каменные строения этой небольшой и бедной обители, обнесенные деревянного стеною. Вид с колокольни поразителен, восхитителен: лучше его не найти во всей Архангельской губернии. Провожавший меня монах, сказывавший, что отсюда видно верст за пятьдесят, прибавил: "сам владыко залюбовался!..".
Недаром же полюбился Красногорский монастырь и сосланному в Пинегу князю Василию Васильевичу Голицыну - любимцу царевны Софьи Алексеевны, некогда сильному своим государственным влиянием и некогда славному на всю Русь несметными богатствами. Удаленный от дел сентября 9 в 1689 году, он сперва сослан был с женою и детьми в Каргополь, потом 5 марта 1691 года переведен на вечное житье в Пустозерский острог. Двадцать лет томился он в этой ссылке, получая 13 алтын и 2 деньги (40 копеек) на содержание в-день с семейством своим. Имел несчастие потерять здесь старшего сына, который помешался от тоски. Осчастливленный некоторыми льготами, он переведен в 1711 году в Пинегу , где, по народному преданию, получил из Москвы свой конский завод и бесплатно выдавал крестьянам на Мезень и Пинегу кровных кобыл для улучшения породы туземных лошадей. Говорят, что это обстоятельство было главною причиною тому, что мезенки сделались известной породой; говорят, что у двух-трех богачей по Мезени до сих еще пор сохраняются образцы чистой, беспримесной породы лошадей княжеского завода. Князь Голицын любил ходить из Пинеги в Красногорский монастырь, подолгу сидел в деревнях, смотрел на хороводы и учил крестьянских девушек петь московские песни, которые, действительно, выдаются из ряду туземных и слышатся только пока в одних этих восьми деревнях, отделяющих город от монастыря. Указывают на рощу, расположенную под монастырскою горою, в которой, по народному преданию, особенно любил гулять и любовался князь Голицын и на красивый монастырь, и на живую ленту реки Пинеги , бегущей в прихотливых, светлых коленах, змейкой, далеко в беспредельность - туда, где за вологодскими лесами лежит каменная Москва, дворцы царей , терема кремлевские, монастырь Новодевичий...
Роща эта, расположенная на длинном мыску (наволоке), образованном изгибом реки Пинеги , теперь сделалась так редка, что служит только одним едва приметным признаком некогда густой и, может быть, расчищенной рощи. Тут, по монастырским книгам, поблизости стояли в старину монастырские строения, положенные по уставу вне монастыря. В 1713 году В. В. Голицын скончался в Великопинеге. Тело его было перевезено и погребено в монастыре Красногорском по духовному завещанию князя. Дети его возвратились в Москву. Могилу князя, накрытую простым диким камнем, показывают аршинах в двух от церкви против алтаря. На мой проезд камень этот высоко засыпан был снежным сугробом, те же сугробы окружали всю церковь: никто не прочистил ни тропинки, никто не обмел самой гробницы. Монахи говорят, что надпись на камне нельзя разобрать: лет уже десять ее смыли дожди и снега. Вся память об некогда знаменитом князе осталась в некоторых вещах, завещанных им, а может быть, и подаренных его детьми монастырю. Пролог, прописанный по листам рукою самого князя, на доске имеет надпись: "Сию книгу положил в дом Пресвятой Богородицы на Красную гору князь Василий Васильевич Голицын". Другие руки свидетельствуют, что "сия книга его милости и светлости". Тут же видны следы детских рук, пробовавших почерк. Книга пожалована в 1714 году. В келий у настоятеля хранится шитый шелками образ Богоматери с тропарем кругом. Точно такой же шитый (изящно) шелками образ Распятия, по венцам пронизанный жемчугом; такая же плащаница, с,изображением снятия с креста, и воздухи [68] [Вoздухи - платы, которыми во время богослужения покрывают сосуды со святыми дарами - освященным вином и хлебом.] хранятся в соборном алтаре на стене. Все они, говорят, шиты руками царевны Софии Алексеевны. В алтаре же, на стене висит старинное зеркало, довольно большое, створчатое, украшенное по рамкам фольгою и позолоченными орлами, чистой и изящной (по времени) отделки. Зеркало это, по всему вероятию, принадлежало князю и подарено ему, может быть, также царевною. В настоятельских кельях и притом в страшном небрежении, без рамки, в углу, сохранился почернелый от времени портрет царя Алексея Михайловича, писанный масляными красками, хорошей работы, по всему вероятию, также собственность князя В. В. Голицына, и, очень может быть, подаренный ему самим царем . В монастырском синодике на вечное поминовение князей Голицыных записаны 20 имен, внизу которых рукою самого князя вписано его имя (род. 1643 г.), имя Евдокии (жены или дочери?), князей Михаила (младшего сына), и Алексея (старшего сына, помешавшегося от тоски).
Таковы сведения, которые удалось собрать о знаменитом ссыльном в самом монастыре Красногорском и его окрестностях[*] [Из описи, составленной по открытию Архангельской губернии в 1784 году казенным зданиям, в посаде Кулое (Пинежского уезда) в 30 верстах от города показан дом князя В. В. Голицына. На этом основании некоторые полагают, что он здесь и умер, а не в Великопинежском погосте.]. Некоторые из простонародья прибавляли, что-де князь крепко держался старинки и был раскольник...
Между тем наступал последний месяц года, назначенного мне сроком от морского министерства для обследования и изучения прибрежьев Белого моря. Вдали предстояло еще много дела: часть Двины от города Холмогор до монастыря Сийского, с которого дорога поворачивает на петербургский тракт. Вся южная часть уезда Пинежского должна была ускользнуть от моего внимания и изучения - часть, которая представляла, по-видимому, и по общим слухам и уверениям, так много интересного. Там и село Кевроль, или иначе - Воскресенский погост, бывший воеводский город, и село Чакола-древняя, - самые первые новгородские заселения в том краю, там множество преданий о чуди в большем числе и интересе, чем пойманные мною на реке Мезени, как уверяли. Там, по уверению Молчанова (автора описания Архангельской губернии), "крестьяне понятливы, несколько корыстолюбивы, грубы и необходительны", там, наконец, монастырь Веркольский со своей стариной и богатствами старинной письменности...
По счастию, монастырь этот (единственный во всей Архангельской губернии) случайно обошелся без ссыльных и не видал мучений жертв своих. Даже и в то время, когда сильно разгорался и судим был повсеместный сильный раскол, здесь не было ни одного страдальца, которыми наполнены были все русские монастыри, а по преимуществу архангельские.

Евгений Тихомиров 12.12.2016 13:25

Возвращаться назад в любопытные страны медвежьего угла по рекам Кевроли и Чаколе для меня уже было поздно и некогда. Со стесненным сердцем должен был я сесть в Пинеге в кибитку для того, чтобы ехать на Двину, в давно знакомые Холмогоры.
Недаром же полюбился Красногорский монастырь и сосланному в Пинегу князю Василию Васильевичу Голицыну - любимцу царевны Софьи Алексеевны, некогда сильному своим государственным влиянием и некогда славному на всю Русь несметными богатствами. Удаленный от дел сентября 9 в 1689 году, он сперва сослан был с женою и детьми в Каргополь, потом 5 марта 1691 года переведен на вечное житье в Пустозерский острог. Двадцать лет томился он в этой ссылке, получая 13 алтын и 2 деньги (40 копеек) на содержание в-день с семейством своим. Имел несчастие потерять здесь старшего сына, который помешался от тоски. Осчастливленный некоторыми льготами, он переведен в 1711 году в Пинегу , где, по народному преданию, получил из Москвы свой конский завод и бесплатно выдавал крестьянам на Мезень и Пинегу кровных кобыл для улучшения породы туземных лошадей. Говорят, что это обстоятельство было главною причиною тому, что мезенки сделались известной породой; говорят, что у двух-трех богачей по Мезени до сих еще пор сохраняются образцы чистой, беспримесной породы лошадей княжеского завода. Князь Голицын любил ходить из Пинеги в Красногорский монастырь, подолгу сидел в деревнях, смотрел на хороводы и учил крестьянских девушек петь московские песни, которые, действительно, выдаются из ряду туземных и слышатся только пока в одних этих восьми деревнях, отделяющих город от монастыря. Указывают на рощу, расположенную под монастырскою горою, в которой, по народному преданию, особенно любил гулять и любовался князь Голицын и на красивый монастырь, и на живую ленту реки Пинеги , бегущей в прихотливых, светлых коленах, змейкой, далеко в беспредельность - туда, где за вологодскими лесами лежит каменная Москва, дворцы царей , терема кремлевские, монастырь Новодевичий...
Роща эта, расположенная на длинном мыску (наволоке), образованном изгибом реки Пинеги , теперь сделалась так редка, что служит только одним едва приметным признаком некогда густой и, может быть, расчищенной рощи. Тут, по монастырским книгам, поблизости стояли в старину монастырские строения, положенные по уставу вне монастыря. В 1713 году В. В. Голицын скончался в Великопинеге. Тело его было перевезено и погребено в монастыре Красногорском по духовному завещанию князя. Дети его возвратились в Москву. Могилу князя, накрытую простым диким камнем, показывают аршинах в двух от церкви против алтаря. На мой проезд камень этот высоко засыпан был снежным сугробом, те же сугробы окружали всю церковь: никто не прочистил ни тропинки, никто не обмел самой гробницы. Монахи говорят, что надпись на камне нельзя разобрать: лет уже десять ее смыли дожди и снега. Вся память об некогда знаменитом князе осталась в некоторых вещах, завещанных им, а может быть, и подаренных его детьми монастырю. Пролог, прописанный по листам рукою самого князя, на доске имеет надпись: "Сию книгу положил в дом Пресвятой Богородицы на Красную гору князь Василий Васильевич Голицын". Другие руки свидетельствуют, что "сия книга его милости и светлости". Тут же видны следы детских рук, пробовавших почерк. Книга пожалована в 1714 году. В келий у настоятеля хранится шитый шелками образ Богоматери с тропарем кругом. Точно такой же шитый (изящно) шелками образ Распятия, по венцам пронизанный жемчугом; такая же плащаница, с,изображением снятия с креста, и воздухи [68] [Вoздухи - платы, которыми во время богослужения покрывают сосуды со святыми дарами - освященным вином и хлебом.] хранятся в соборном алтаре на стене. Все они, говорят, шиты руками царевны Софии Алексеевны. В алтаре же, на стене висит старинное зеркало, довольно большое, створчатое, украшенное по рамкам фольгою и позолоченными орлами, чистой и изящной (по времени) отделки. Зеркало это, по всему вероятию, принадлежало князю и подарено ему, может быть, также царевною. В настоятельских кельях и притом в страшном небрежении, без рамки, в углу, сохранился почернелый от времени портрет царя Алексея Михайловича, писанный масляными красками, хорошей работы, по всему вероятию, также собственность князя В. В. Голицына, и, очень может быть, подаренный ему самим царем . В монастырском синодике на вечное поминовение князей Голицыных записаны 20 имен, внизу которых рукою самого князя вписано его имя (род. 1643 г.), имя Евдокии (жены или дочери?), князей Михаила (младшего сына), и Алексея (старшего сына, помешавшегося от тоски).
Таковы сведения, которые удалось собрать о знаменитом ссыльном в самом монастыре Красногорском и его окрестностях[*] [Из описи, составленной по открытию Архангельской губернии в 1784 году казенным зданиям, в посаде Кулое (Пинежского уезда) в 30 верстах от города показан дом князя В. В. Голицына. На этом основании некоторые полагают, что он здесь и умер, а не в Великопинежском погосте.]. Некоторые из простонародья прибавляли, что-де князь крепко держался старинки и был раскольник...
Между тем наступал последний месяц года, назначенного мне сроком от морского министерства для обследования и изучения прибрежьев Белого моря. Вдали предстояло еще много дела: часть Двины от города Холмогор до монастыря Сийского, с которого дорога поворачивает на петербургский тракт. Вся южная часть уезда Пинежского должна была ускользнуть от моего внимания и изучения - часть, которая представляла, по-видимому, и по общим слухам и уверениям, так много интересного. Там и село Кевроль, или иначе - Воскресенский погост, бывший воеводский город, и село Чакола-древняя, - самые первые новгородские заселения в том краю, там множество преданий о чуди в большем числе и интересе, чем пойманные мною на реке Мезени, как уверяли. Там, по уверению Молчанова (автора описания Архангельской губернии), "крестьяне понятливы, несколько корыстолюбивы, грубы и необходительны", там, наконец, монастырь Веркольский со своей стариной и богатствами старинной письменности...
По счастию, монастырь этот (единственный во всей Архангельской губернии) случайно обошелся без ссыльных и не видал мучений жертв своих. Даже и в то время, когда сильно разгорался и судим был повсеместный сильный раскол, здесь не было ни одного страдальца, которыми наполнены были все русские монастыри, а по преимуществу архангельские.
Возвращаться назад в любопытные страны медвежьего угла по рекам Кевроли и Чаколе для меня уже было поздно и некогда. Со стесненным сердцем должен был я сесть в Пинеге в кибитку для того, чтобы ехать на Двину............

Евгений Тихомиров 15.12.2016 11:02

О судьбе речного туризма на Пинеге, Кулоя и несчастного соединяющего их канала.
 
Смотрел на фото разрушенного шлюза. пытаясь понять, почему никак не сдвинется с места решение вопросов развитие речного туризма на Пинеге, Кулое, Мезени. почему полное продолжается молчание по поводу судьбы, восстановления канала Пинега-Кулой и попалась на глаза книга Салтыкова-Щедрина.
Салтыков-Щедрин
"Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним."

Размышления о развития водного туризма у разбитого шлюза «Сотка»
На днях открыл «Концепцию развития туризма в Архангельской области» и выяснилось, что эта концепция «представляет собой систему взглядов на обеспечение правовой, организационной и экономической среды для формирования конкурентоспособного кластера внутреннего и въездного туризма в Архангельской области и определяет основные ориентиры для исполнительных органов государственной власти Архангельской области, органов местного самоуправления муниципальных образований Архангельской области и туристских организаций в Архангельской области.
Особенно запомнилась и даже врезалась в память фраза из подраздела 1. Характеристика туристско-рекреационного потенциала Архангельской области :«Любители водного туризма на плотах , лодках , байдарках , яхтах , теплоходах могут совершать походы по маршрутам любой категории сложности .»
Эта фраза, представляющая собой явное утверждение, совсем не похожая на «взгляд или ориентир», звучит лично для меня и моих товарищей, владельцев маломерного флота и любителей, точнее «обожателей» этого самого водного туризма, как откровенное лукавство и издевательство, поскольку это не правда, а самая настоящая «кривда»!
Правда состоит в том, что совершить такие речные туры «по маршрутам любой категории сложности» возможно пока лишь в мечтах, потому что, например ни на яхтах, ни на теплоходах, по водному пути Пинега-Кулой-Мезень речной круиз не совершишь, так как не действует, продолжает ветшать и разрушаться шлюз Сотка», да и канал «Пинега-Кулой» судоходным назвать язык не повернется, нет к ому же ни причалов, ни заправок топливом, поскольку, многие годы вместо живой работы в данном направлении по организации обеспечения, создания условий для полноценного водного туризма успешно реализуется исключительно чиновническое бумаготворчество.
Впрочем, до 2030 года еще далеко, и теоретически еще остаются шансы, что действительно когда-нибудь любители водного туризма смогут совершать походы не только на яхтах, но даже на теплоходах и даже по рекам Пинеге, Кулою, Мезени, даже пройти через шлюз и далее по каналу.
2 Водный туризм упомянут также в разделе: Приоритетные направления развития туристской деятельности в Архангельской области
3) водный туризм – туризм с использованием транспортных средств, предназначенных для передвижения по воде;
Туристско-рекреационная зона Пинежского, Мезенского и Лешуконского муниципальных районов. Территория перспективна для развития культурно-познавательного, активного, религиозного и сельского видов туризма.
Обращает на себя внимание, что авторы концепции явно не ставили своей целью стремление к достижению «Эвереста» в развитии туризма, а постарались определить цели, как можно более общими, не конкретными, чтобы при любом развитии туризма ответственные кадры могли «хорошо выглядеть».
- Мы не сомневаемся, что даже если эта концепции развития в части организации водных походов на теплоходах по рекам Пинеге, Кулою и Мезени вообще останется только словами на бумаге, то чиновники в любом случае останутся безнаказанными.
Сказал же в прошлом веке еще Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Лучше же всего разрабатывать концепции чиновникам, а также правильнее и безопаснее всего лет на тридцать-пятьдесят, чтобы гарантированно не понести ни какой ответственности.
К тому же наверняка к 2030 году либо система взглядов, либо ориентиры очередной раз могут измениться, либо кто-то из авторов концепции оставит свой пост и должность, а потому и спросить за выполнение, или за срыв концепции будет уже не с кого, да и не за что.
Понятно, что понимание чиновниками своей полной безнаказанности –практически почти стопроцентно гарантирует полную личную безответственность за порученное дело, если только у чиновника не появится какой-либо дополнительно личной заинтересованности в продвижении какого-либо определенного проекта, ну Вы понимаете, о чем это я…!
У меня лично сложилось такое мнение, что у авторов этой концепции в части водного туризма получилась вполне нормальная концепция развития туризма, хотя очень уж короткая, схематичная, пресноватая, не ощущается гордости за свой родной край, нет ощущения размаха, широких просторов речных, совершенно «не чувствуется, оттого и не впечатляет, не зажигает», не увлекает, и«не забирает совсем
?
Под стать концепции и собственно продвижение водного туризма! Например, не смотря на то, что принимают решения, с самых высоких трибун на заседаниях Госсовета, сам лично Губернатор Архангельской области требуют, взывают, убеждают находить пути решения, привлекать инвестиции, малый бизнес для организации , развития речного туризма, пассажирских перевозок, строить новые пароходы, строить и реконструировать гидротехнические сооружения, приводить в порядок судоходные условия рек,, судоходные реки Пинега, Кулой продолжают оставаться заброшенными, фактически «не у дел», продолжают мелеть, а о судоходном, когда-то, канале Пинега-Кулой и о шлюзе «Сотка» стараются и предпочитают просто не где и ни как не вспоминать.
- Все же чтобы не поддаться пессимистическому настрою, предлагаю попробовать представить себе на минуточку, как смог бы развиваться речной туризм на Пинеге и Кулое, Мезени, если бы канал каким-то чудом оказался вдруг рабочим, а шлюз «Сотка» также оказался не демонтированным, и по-прежнему бы осуществлял пропуски судов! Иначе говоря мысленно постараемся переместиться как бы в «параллельный мир»!:)
Представили? Думаю, что желающих пробежаться по этому водному пути, причем не только на плотах и байдарках, но и на катерах, моторных лодках, на яхтах, под парусами оказалось бы в этом случае, как минимум, на несколько порядков больше.
А тогда на Пинеге, на Кулое, на Мезени местным предпринимателям можно было бы точно заниматься реально и успешно «яхтингом», сдачей в аренду «хаусботов», то есть самим строить в своих прибрежных поселках и катера, и «хаусботы» туристические, а также строить мелкосидящие, то есть с малой осадкой пассажирские суда, чтобы потом «катать и возить» туристов от Архангельска хоть до Пинеги, Суры, до Карпогор, далее до г. Мезень, до деревни Кимжа, вплоть до самого села Лешуконского.
И бизнес точно не пришлось бы убеждать, что востребованными окажутся и охраняемые водные стоянки, яхтенный клубы и причалы, и заправки топливом, и ремонтные мастерские, да и кемпинги, отели, гостиницы, кафе и так далее… Энергичнее бы пошли дела и по дноуглублению, руслоочищению Пинеги. Так через год, другой и подтянулись бы, «почуяв» прибыль, владельцы больших круизных судов из центральных регионов Отечества. Востребованными окажутся и скоростные суда не только пассажирам, из числа жителей Пинежья, но и туристам из других регионов, так как таким образом они смогли бы сами планировать свои путешествия, самостоятельно передвигаться по Пинеге, Кулою, Мезени, останавливаясь в отелях в местах наиболее интересных для них.
- Стоп! Нам уже пора возвращаться из придуманного «прекрасного далека» в нашу реальную жизнь, где мы с Вами вновь оказываемся можно сказать почти буквально «у разбитого корыта», почти как в сказке Пушкина «О рыбаке и рыбке» и к сожалению, точно без возможности воспользоваться услугами «Золотой рыбки».
- Столь не понятную и странную ситуацию, сложившуюся с речным транспортом, береговой инфраструктурой, речным круизным туризмом, с дноуглублением рек Пинеги и Кулоя, точнее с их отсутствием, наблюдаемую «НАМС» уже значительный период, лучше охарактеризовать не возможно , чем это сделал э в свое время Александр Яковлевич Лившиц в бытность своей работы в Правительстве России, характеризуя «тогдашнюю» Отечественную экономику в целом: «..Экономическая ситуация достаточно устойчива. Она находится в состоянии устойчивой стагнации.»
Именно эта самая нынешняя стагнация и заставила нас, то есть МОО НАМС, продолжить дальнейшие попытки понять первопричины такого явного, бросающегося в глаза, кричащего не внимания к развитию речного пассажирского транспорта вообще и маломерного туризма на этих реках в частности, то есть попытаться выяснить, кто виноват и на кого следует «списать» категорическое игнорирование решения задачи организации речных пассажирских перевозок, а заодно и речных круизов туристических, и в том числе воссоздания береговой инфраструктуры, причем не только «для большого флота», но и для маломерного флота.

Евгений Тихомиров 15.12.2016 11:03

А.Я. Лившиц Не надо вредничать, делиться надо»
 
-Ранее мы с Вами предположили, что у речек Пинега и Кулой проявлялся уникальный феномен - «невидимок», но не смогли дать ответ на вопрос, чем можно объяснить секрет такого феномена.
Не исключено, что какие-то коварные конкуренты на одних картах тайно замазали черной краской на туристических, на географических картах реки Пинегу, Кулой, Мезень, канал Пинега-Кулой а на других картах стерли совсем, напрочь эти реки с карты. чтобы о них забыли и не вспоминали. Кажется, их зловещий замысел удался. Господа, про эти реки забыли Вы все? Просьба к Вам: Вы уж верните на свои карты эти реки Пинегу, Кулой и Мезень. Имейте, пожалуйста, это обстоятельство в виду, что на Российских картах эти реки и канал никто не замазал, никто не стер, они там есть, и мы о них не забыли, как не забыли и другие люди, другие организации и ведомства, призванные развивать туризм, заинтересованные в настоящем развитии туризма. Не скрывайте, пожалуйста, эти реки и канал их от туристов, не надо! Ну, не отнимайте Вы у людей, туристов, радость от водного туризма, от речных путешествий на пароходах, на яхтах, на катерах,
- Ранее мы выдвинули гипотезу о том, что возможной причиной такой не любви к речкам могли стать внезапно нагрянувшая, разразившаяся эпидемия водобоязни, либо была вызвана поражением известной в предыдущие столетия коварной икотницей, ранее чрезвычайно распространенной в этих местах, либо самым обычным животным страхом перед возможностью заболевания этой самой икотницей. Если это именно так, то следует поторопиться и срочно провести дополнительную диагностику, назначить не медленно эффективное лечение..
- Еще появилось у нас мнение, что возможно у тех структур, кому было доверено в Архангельской области развивать речной флот, на самом деле все же было огромное и не преодолимое желание развивать речной флот, более того была внутренняя потребность не медленно выделить деньги на дноуглубление, на береговую инфраструктуру, на строительство причалов, например. Но, видимо, их столь благие пожелания подстерегла напасть: оказалось, что на берегах Пинеги Кулоя объявилась неожиданно, откуда ни взявшаяся, совершенно ужасная огромная злая жаба, которая просто взяла и погубила, задушила на корню это желание, помешала, не дала ни единого шанса реализоваться этому столь благому стремлению на практике.
- А возможно, что мы с Вами просто наблюдаем нынче театральную постановку, какой-то спектакль, где по сценарию тем структурам, что призваны заниматься развитием речного хозяйства просто досталась роль этакой- злой мачехи», а водному транспорту и речкам Пинеге с. Кулоем выпало сыграть роль, создать образ некой бесприданницы, совершенно забытой всеми, обойденной вниманием, лаской и заботой, разнесчастной падчерицы этих самых структур? Если это театральная постановка, то скажем откровенно: Господа Ваша пьеса удалась, все выглядит совершенно правдоподобно предельно натурально. Помилуйте же, пора либо прекратить этот ужасный спектакль, либо выпускать новый персонаж на сцену, - актера в образе благородного героя Спасателя и срочно выделить финансы для строительства и приобретения нового флота, развития инфраструктуры береговой. А может быть перед нами разыгрывают спектакль «для отвод глаз», а главное действие происходит скрыто за кулисами, да давно существуют планы закупки нового флота. строительства причалов, ремонта шлюза. Дноуглубления Пинеги?. В этом случае остается только пожелать участникам самодеятельности не заиграться.
А Возможно разыгрываются сцены из произведений Великого сатирика Салтыкова-Щедрина, ну той, где про чиновников ужасных, про бюрократов повествуется, да еще и про вымышленный автором же город Глупов говорится? Коли это так, то остается сказать только одно: «Ну, Господа, уж Вы замахнулись, так замахнулись, . –на героев самого Салтыкова-Щедрина!»
- Хотя и исключать нельзя конечно версию, что тут, как говорится, нет «ничего личного…» Но в таком случае следует вновь вспомнить мудрые наставления бывшего Вице-Премьера и министра финансов Александра Лившица, к сожалению уже ныне покойного, точнее его завещание бизнесменам и чиновникам, напутствие оставленное потомкам: «Не надо вредничать, делиться надо». Правда, тогда Александр Яковлевич произнес эту фразу в бытность работы министром финансов, обращаясь по поводу напоминания бизнесу, о необходимости платить налоги государству., Но в данном случае его мудрость следует воспринимать и в том смысле, что надо же выделять средства финансовые и на строительство новых пароходов, и на инфраструктуру береговую бы надо тоже бы подать., сколько можно!
- Шокировали нас всех, не скрою, поразительно односложные ответы всех без исключения чиновников, к которым мы обращались, по поводу их мнения и видения перспектив канала и шлюза. Именно эти ответы и навели нас определенно на мысль о том, , что такая позиция чиновников является согласованной, что возрождение канала этим чиновникам не нужно, не важно, не интересно, что нынешние чиновники действительно реально не собираются содействовать скорейшему решению задачи восстановления канала и реконструкции шлюза. А поскольку решать эту проблему там не собираются, то нас лишь сочли возможным проинформировать о том, что в частности: « ...В настоящее время Росморречфлот проводит инвентаризацию объектов федерального недвижимого имущества, расположенных на внутренних водных путях для рассмотрения вопроса о передаче в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальных образований, с учетом финансовых возможностей потенциальных собственников, владельцев и пользователей по их содержанию и развитию...».
Такая информация , насколько мы смогли догадаться, должна была означать примерно следующее:
1. С этим вопросом, граждане, Вы пошли бы по другому адресу.
2.Инициировать что-либо, в том числе решение проблемы возрождения канала и шлюза эти чиновники сами не намерены.
- Но ведь плохо это, очень плохо, что Вы, господа чиновники, такую позицию глухой обороны заняли, что категорически глухой стеной не только от нас отгородились, но и загородились от организации туризма на Пинеге, на Кулое, на Мезени в кабинетах своих
- Добавлю, что впечатление от переписки с чиновниками после того особенно, когда мы получили два или три поразительно одинаковых ответа возникло настолько странное, что как будто мы вдруг перенеслись на полтора века назад, в атмосферу времен, описанных Салтыковым-Щедриным, о котором мы уже ранее упомянули. - в «Истории одного города», когда один высокопоставленный чиновник ограничиваясь своим повторением постоянно единственной фразы, повергал всех окружающих в ужас.
Великий русский сатирик написал: « Загадочность поведения Брудастого нашла неожиданное объяснение: у пего в голове был органчик , способный исполнять "не-трудные музыкальные пьесы" - "Раззорю! " и "Не потерплю! «
Признаюсь также, что до сего времени МОО «НАМС» еще не встречала подобной исключительной отчужденности от структур, к которым мы обращались, то есть возникло ощущение фактической пропасти, казенного бюрократического языка, полного официоза , доведенного до совершенства, до «ничего лишнего, ничего личного». Ощущение было, что нам точно отписывал бумаги не человек, а «автоматический ответчик», с которым дальше продолжить общение, обсуждение проблем может разве что только сумасшедший.

Евгений Тихомиров 16.12.2016 12:49

Оценивая возможности развития водного туризма в Пинежском, Мезенском районах Арха
 
Мне кажется. что некоторые чиновники. которые занимаются организацией, точнее должны заниматься организацией и развитием речного туризма на реках Архангельской области сами не ощущали того удовольствия. которое испытываешь путешествуя по речкам на катерах, яхтах, на круизных теплоходах, даже на небольших прогулочных судах.
Это действительно счастье, поверьте!
Начнем поэтому с притчи!
Притча о счастье
"- Я вижу, глаза твои сияют, и улыбка цветет на твоем лице. Это потому что я все время в движении, у меня столько планов! Я научилась вязать, я освоила Интернет, я общаюсь со всем миром. А главное – я могу дарить Миру то, что во мне открылось. Во мне столько Любви, что хочется обнять весь мир! Ты знаешь, Господи, я наконец-то счастлива!
- Как мало, оказывается, человеку надо для Счастья, – с улыбкой промолвил Бог.
– Всего лишь СДЕЛАТЬ ВЫБОР… "
Оценивая возможности развития водного туризма в Пинежском, Мезенском районах Архангельской области, , а именно речной составляющей водного туризма было бы крайне не разумно не учитывать исключительный по своим масштабам потенциал заложенный, возможностью организации круизного судоходства по широким просторам красавицы реки Пинеги, судоходной Мезени – одной из крупнейших рек Европейского Севера России, уступающей, на всякий случай, по длине, только Северной Двине и Печоре, а также по судоходной и полноводной таежной реке Кулой.
Наличие рек Пинега, Мезени и Кулоя это вообще-то самый настоящий Божий дар, который следует воспринимать с огромной благодарностью и относиться к этому дару именно, как к Божиему дару, то есть бережно, с любовью и заботой. На сегодня же в Архангельской области и Пинежском районе, скажем откровенно, отношение к этим рекам не то, что благодарным, нельзя назвать даже с натяжкой, но сложно охарактеризовать, просто как адекватное. Реку Пинега и ее притоки многими чиновниками рассматривается как одна только хроническая и не проходящая зубная или головная боль, одна лишь головоломка,, особенно весной, когда для населения . проживающего на берегах этих реке проблемой оказывается даже возможность элементарно безопасно перебраться на противоположный берег.
Нам сразу безусловно немедленно возразят, что в настоящее время ремонтируются мосты, строятся новые и так далее, словом уделяется самое серьезное внимание…
Помилуйте, Господа, строительство мостов это одна задача, а организация, развитие речных перевозок, организация и развитие речного круизного туризма это совершенно другая задача, прошу заметить, не менее важная и не менее значимая, не менее перспективная, и решать их соответственно желательно бы разумно, то есть так, чтобы решение одной задачи, обеспечения безопасной переправы не создавало препятствий для решения задачи об организации речных перевозок в принципе. Например, строительство низководных мостов, мешающих прохождению судов с высокой надстройкой приводит к ущемлению интересов судоходных компаний, всего речного туристического бизнеса, организации речных грузоперевозок, пассажирских перевозок людей. Не надо сталкивать людей. и организации лбами, не надо мешать друг другу развивать бизнес! Надеюсь, что те, к кому это относятся, понимают, о чем идет речь.
Приведем относительно еще вполне «свежий» пример установки на 211 км дороги Архангельск – Белогорский – Пинега – Кимжа – Мезень низководного деревянного моста через реку Кулой, который во избежание разрушения и образования затора на реке Кулой во время ледохода ежегодно разбирается.
Министр транспорта Архангельской области в своем ответе на обращение в адрес Губернатора Архангельской области И.А. Орлова о работе временного моста через реку Кулой жителей Пинежского района дал ответ, что «На время паводка Государственное казенное учреждение Архангельской области «Дорожное агентство «Архангельскавтодор» организовывает безвозмездную перевозку пассажиров И транспорта паромами, после чего вновь устанавливает низководный мост.
http://www.orlov29.ru/input/questions/roads/3421.html
Однако, наше внимание в этой связи привлек очень важный вопрос, который в своем письме Татьяна Варгасова задала в числе других: «….И встаёт разумный вопрос: а так ли нужен почти не функционирующий канал(имеется в виду канал Пинег-Кулой) и есть ли в том резон, чтобы вывести его из Федерального Регистра как стратегического судоходного канала. Подробно всё изложено в коллективных жалобах с множеством подписей. Поэтому, надеемся, что специалисты помогут сельчанам решить проблему с каналом. Пишу по поручению жителей…»
Следовательно, в представлении многих жителей само существование канала воспринимается, как реальная помеха организации и обеспечения нормальной комфортной и безопасной переправы.
Кого же в таком случае сможет устроить такие подходы к решению организации переправы через Кулой, да и вообще через любу другую судоходную реку, как строительство низководных мостов? Такие мосты будут не удобными всем, и движению людей и движению судов, они будут мешать развитию бизнеса, прежде всего судоходным организациям. Такое положение дел отразится на всех, прежде всего на значительном недополучении прибыли, на снижении поступлений в бюджет области и районов, то есть это то, что мы наблюдаем сейчас,
Почему допускается проявление такой не дальновидности в работе, не понятно!
Но, давайте теперь поговорим о не сопоставимо более приятном, о реке Пинеге! Вспомним, что именем реки назван бывший город Пинега, Пинежским именуется существующий в современных границах муниципальный объединенный район, да и само имя Пинега ассоциируется со всем огромным, влекущим к себе, таежным краем, часто в обиде именуемом, как Пинежье, который раскинулся вдоль берегов удивительно красивой, притягивающей к себе прекрасной реки.
Казалось бы, какое же это счастье, что рядом с нами течет такая чудесная река, по живописным берегам которой и самые большие карстовые пещеры, в леса, и природа, водопады, горки, удивительные природные феномены. Наши предки оставили после себя нам Святыни, прекрасные памятники архитектуры, деревянного зодчества, Монастыри, Храмы, да всего и не перечислить сразу.
Казалось бы, что тут остается только напрячь мозги, продумать где и как достать деньги на инфраструктуру для туризма, чтобы построить отели, понастроить береговую инфраструктуру для пароходов, причалы, стоянки для яхт, катеров, начинать углублять дно, реконструировать шлюз разрушающихся, канал приводить в порядок. Надо срочно созывать владельцев катеров, яхт, бизнесменов, создавать для них условия, чтобы было не убыточно работать и возить, катать приезжающих по Пинеге, Кулою. Мезени, чтобы показывать все это великолепие природы, Храмов, Монастырей, величие труда наших предков, начинать , зарабатывать самим деньги и открывать для людей возможность наслаждаться жизнью!
А сегодня эти возможности Пинеги, Кулоя, да и Мезени толком сиользуются не востребованы. К сожалению в последние десятилетия так получается, что чаще всего, на необходимость углубления рек, потребность строительства дамб, ремонта гидротехнических сооружений обращают внимание только тогда, когда реки выходят из себя, закипают гневом, обрушиваются наводнениями на города, села, на людей.
Может быть все же будем благоразумными, не станем дожидаться гнева реки, начнем приводить ее в порядок пока беда не пришла еще?
А, как на самом деле сейчас развивается ситуация с развитием водного туризма на Пинеге, Кулое и Мезени , МОО НАМС Вас информирует постоянно. К сожалению мы не наблюдаем в этом направлении у соответствующих структур хоть каких-либо реальных шагов, действий или хотя бы выражения каких –либо намерений, планов в какой-нибудь реальной перспективе, в светлом будущем как-то продвигать речной туризм!
Так хочется надеяться на то,, что такие планы все же существуют где-то, у кого-то! Но если этих планов все же еще точно нет, то хочется верить в то, что очень-очень скоро такие планы родятся, и кто-то нам об этих плана совсем скоро доверительно поведает!

Евгений Тихомиров 19.12.2016 12:12

Развитию речного туризма на Пинеге,Кулое,Мезени препятствие-не желание его развивать
 
Развитию речного туризма на Пинеге, Кулое, Мезени действительно мешает единственное препятствие, а именно не желание отдельных чиновников от туризма его там развивать.
Полагаю, что логичным и уместным будет привести мнения некоторых ученых,историков. литераторов по поводу возможности противостоять проявлениям бюрократизма
1. По словам доцента кафедры теории и практики государственного управления ВШЭ Павла Кудюкина «….. Если же граждане будут всерьез реагировать на каждое нарушение и требовать соответствующего наказания, то уйти от ответственности госслужащим будет невозможно….»
2.Хавьер Паскуалъ Сальседо
Бюрократия есть искусство делать возможное невозможным.

3. Василий Ключевский
Бюрократия есть сила, утратившая цель своей деятельности и потому ставшая бесцельной, но не переставшая быть сильной.

В документах, касающихся планирования организации и развития водного туризма в Пинежском районе сразу резко бросаются в глаза, старательно прописанные авторами, трудности организации туризма, кошмарные и ужасные и практически не преодолимые, по мнению авторов. Очевидно, что в этих описаниях просматривается явное желание и цель авторов представить, преподнести эти трудности таким образом, чтобы непременно убедить в этих трудностей всех, кто будет знакомиться с этими планами. Среди перечисленных трудностей не оказалось только, пожалуй, наличия ссылок на прилетевших к нам инопланетян нарочно, чтобы помешать, воспрепятствовать развитию туризма в отдельно взятых Пинежском, Мезенском районах.
В действительности все эти сложности по нашему мнению существуют либо лишь в представлении авторов, либо, как уловки и отговорки, чтобы не заниматься в полную силу развитием водного круизного туризма, в частности, на реках Пинеге, Кулое и Мезени.
Возможно, что авторам не нравится Пинега, Кулой, Мезень, но вот другие люди эти речки очень любят, и я в том числе! Не готовы судить, не наше это дело выяснять, что в действительности движет этими чиновниками, возможно лукавство, может быть не понимание важности и значимости, недооценка экономической эффективности от организации речного туризма, неумение ли, либо что-то совсем другое. Хочется сказать единственное : "Господа, довольно кивать на трудности. Пора живым делом заняться, развитием водного туризма !"
1. Начнем с того, что не понимаем, что Вам мешало в прошлые годы , что мешает организовать туристические водные маршруты в будущем 2017 году по Пинеге, почему до сих пор не организованы туристические маршруты, например п. Пинега-п. Карпогоры- с. Веркола, маршрут п. Пинега - п. Усть-Пинега-Архангельск? Такие речные водные туристические маршруты вне сомнений будут представлять чрезвычайный интерес для туристов из других регионов, они должны быть организованы давно с использованием катеров моторных, маломерных судов либо каютных, либо с сидячими местами и в таком случае с остановками на ночь на берегах в отелях, домах рыбака, гостевых домах и так далее. Безусловно, просится сюда «прописать» маршрут п. Пинега-г. Мезень-д. Кимжа, но это пока не возможно, так как канал и шлюз давно уже не судоходны, и не работают на судоходство.
-Странно только, что чиновники от туризма и в Архангельской области и в Пинежском районе не бьют по этому поводу во все колокола, не объявляют тревоги, не кричат, не трубят об этом на всех перекрестках, не взывают о решении проблемы ремонта, реконструкции, срочном вводе в эксплуатацию этих гидротехнических сооружений, а занимают откровенно равнодушную и безразличную позицию. Почему так?
Смеем предположить, что канал не нужен, не интересен чиновникам - временщикам, а также тем, кто рассматривает Пинежский, Мезенский, Лешуконский районы исключительно , как территории, в недрах которых сегодня и в ближайшей перспективе имеется лишь что-либо отсюда вывозить, например древесину, другие полезные ископаемые, "не заморачиваясь" глубоко тематикой, заботой о его социально-экономическом развитии.
-Убеждены, что проблема восстановления канала Пинега-Кулой и шлюза, как и развития всего Пинежья заключается, состоит только в отсутствии инициативы по "прописке" канала в регионе, то есть не хватает внимания. К сожалению не у всех у чиновников наличие инициативы и требование внимания при решении проблем заложено в их должностных инструкциях, в положениях и приказах.
2. Не понятно, почему до сих пор в Пинежском районе не организованы речные пассажирские маршруты п. Пинега-п. Карпогоры, с. Веркола, которые могут быть одновременно и пассажирскими и туристическими для туристов.
3. Не понятно, почему в принципе Власти местные и областные не предоставляют жителям района услуги водного транспорта по реке Пинега на линии п. Пинега-п. Карпогоры. хотя маршрут по автодороге от п. Карпогоры, до п. Пинега значительно, даже не сопоставимо длиннее?
- Возможно исключительное предпочтение отдается самому-самому длинному маршруту, и отвергается предложение использовать речной вариант, то есть речной транспорт, то есть значительно более короткий маршрут от поселка Пинега до поселка Карпогоры без рассмотрения, безальтернативно потому, что это кому-нибудь очень нужно, очень важно? А кому конкретно это так нужно?!
3. Не знаем имеются ли кредитные и лизинговые программы для речного бизнеса, приобретения маломерного и иного флота в Пинежском, Лешуконском, Мезенском районах. Если имеются такие программы, то это замечательно,а если нет, то плохо. Вообще о привлекательности для бизнеса Архангельской земли, точнее реки Пинеги. Кулоя разговор особый. Сейчас вспомним вновь о том, как в свое время мы запрашивали чиновников от туризма об их видении перспективы туризма по каналу Пинега-Кулой и как нас отправили по другому адресу, даже не проявив элементарного дежурно вежливого интереса и любопытства на тему, а что Господам из МОО «НАМС» хотелось бы сделать полезного в Архангельской области!
4. Есть серьезные основания для сомнений в том, что есть намерения вообще развивать водный туризм в вышеназванных районах.
5. Известно, что успехи в делах и не удачи приносят только люди, в том числе и чиновники. Для одних чиновников приказы, инструкции. положения, циркуляры это документы, которые являются надежным тылом, надежным обеспечением на которые можно, должно и следует опереться, чтобы инициативно действовать и добиваться прорывов в делах, а для других документы это только способ бюрократа спрятаться, отговориться, это "отмазка", чтобы ничего не делать.
- Напомнить не лишне таким чиновникам, если они позабыли, о том, что Петр Великий именно в Архангельске строил флот, что именно здесь он впервые увидел море и задумался о необходимости создания государственного флота, что Петр Первый лично заложил в этих краях корабль «Святой Павел», а позже приехал сюда в день его спуска, что благодаря личным распоряжениям государя, в Архангельске появились Соломбальская верфь, что именно флотом Российским наша страна в значительной степени обязана своему могуществу.
- Напомнить следует и о том, что наши предки, о подвигах которых чиновники, опять же к слову, очень любят вспоминать, во многом благодаря флоту осваивали Северные территории, Урал, и именно в Пинежских землях смогли волоком по суше свои суда деревянные перетаскивать за многие километры. Это было точно потруднее, чем организовать в наши дни речные перевозки по Пинеге, Кулою. Мезени! Не так ли?
Закрадываются, близко совсем подкрадываются у нас смутные подозрения, не скроем, что явное сдерживание развития речного туризма смахивает очень уж на проявления весьма какой-то не очень добросовестной конкуренции, так как без обустройства инфраструктуры, без флота речного туристического объекты туристские на берегах Пинеги, Кулоя, Мезени проигрывают можно сказать "вчистую" в конкуренции не только с другими регионами, но и с другими районами области.
У МОО "НАМС" есть убедительная просьба к чиновникам не придумывать трудности, а просто начинать работать, организовывать этот водный речной туризм, создать необходимые и достаточные условия для его развития, чтобы амбиции выразились, отобразились в амбициозных планах. Кстати, не грех и поучиться было бы, например, у коллег из Беларуси, ознакомиться с их опытом организации речного туризма по малым, значительно, заметьте, «более малым» рекам, чем Пинега, или Мезень! Делом надо добросовестно заниматься!
Лежа на печи осуществить развитие речного водного транспорта, речного туризма по щучьему велению хотению возможно и получается только в сказке, к сожалению.
Вот в конце 2016 года получается придется признать, что речного водного туризма полноценного ни на Пинеге. ни на Кулое, ни на Мезени, а также речных пассажирских перевозок необходимых людям, живущим на берегах этих рек и реально возможных к тому же не организовано и пока не намечено организовать, а это уже по нашему мнению свидетельствует о серьезных просчетах в работе соответствующих структур.
Так и хочется сказать этим чиновникам от туризма: "Господа, повернитесь, пожалуйста, лицом к речному туризму на Пинеге, Кулое и Мезени, чтобы никто и никогда о Вас не смог бы сказать, что «этим чиновникам было очень трудно жить, ничего не делая, по организации маломерного и "полномасштабного" речного водного туризма на Пинеге, Кулое и Мезени. но они не боялись трудностей!»

Евгений Тихомиров 20.12.2016 13:58

Деловые предложения по развитию речного туризма на Пинеге!
 
Вновь напомнить хотелось бы чиновникам, что Петр Великий начинал путь создания большого флота со строительства «Потешного флота, и своих приближенных наставлял: «Радуйся малому . тогда и большое придет»!
Эти слова сегодня звучат, как напутствие и завещание для нынешнего поколения чиновников, как напоминание о том, что не надо пренебрегать большим возможностями маломерного флота!
Маломерное судно это не только "очень просто", но и реальное решение, реально пригодно для эксплуатации и организации речных круизов, прогулок, пассажирских речных перевозок, особенно в условиях рек с ограниченными глубинами судового хода.
Когда-то давно была исключительно популярной книга Е. Айсберга «Радио это очень просто», которой зачитывались и которую передавали друг другу из рук в руки. Многие из этих ребят затем становились талантливыми радиоинженерами, электронщиками. .
В наши дни было бы не лишним издать книгу под названием «маломерное судно (как и радио) это очень просто» для тех повзрослевших мальчиков и девочек, для тех, кто став взрослыми оказался волею судьбы на работе, связанной с развитием туризма и водного речного транспорта.
Впрочем, ручаемся, что этим чиновникам действительно не лишнее освоить устройство маломерных судов, узнать о возможностях, которые дарят своим владельцам катера, яхты, что не представит для них труда, так как это действительно не только не сложное дело, но и занятие чрезвычайно увлекательное, которое доставит им не малое удовольствие!
Этим чиновникам необходимо еще знать и о том, что в далекие времена, в городах и селах, разбросанным по берегам больших и малых рек счастливо жили-поживали девочки и мальчики, чьи родители, дедушки и бабушки, чьи дяди и тети, чьи сестры и браться, все раньше трудились, были связаны с речным флотом. Кто –то служил капитаном парохода,, кто-то был заместителем начальника порта, организовывал пассажирские речные перевозки, кто-то служил матросом, кто-то преподавал судовождение., кто –то преподавал кораблестроение, кто-то преподавал электрооборудование судов, писал учебники для курсантов речных учебных заведений по электрооборудованию судов, кто-то трудился инженером-конструктором в КБ, где разрабатывались суда на подводных крыльях, которые тогда опережали западные разработки на десятилетия.
Еще крайне важно, чтобы чиновники узнали или вспомнили о том, что в девяностые годы всему тому, что любили детки и внуки речников, всему тому,чем они гордились, чем они занимались, пришел крах, что те пароходы, на которых когда-то они плавали со своими отцами, сами проходили практику, ходили в Волгоград, Ульяновск, на Каспий и на Черное море, досрочно были отправлены на гвоздики, что многие выпускники речных училищ, ВУЗов, техникумов были вынуждены идти плавать под чужими флагами, поскольку наши пароходы какие-то деятели, дорвавшиеся до власти в речных пароходствах, в речных портах продали, часть судов разрезали, утопили, сгноили, угробили, а суда скоростные продали за рубеж.
Кто-то из тех деток давно смирился с таким положением дел, но мы не смирились, да и не собираемся мириться! Мы намерены добиться включения маломерного флота в работу по пассажирским перевозкам, по организации речного туризма. Искренне надеюсь, что чиновники теперь смогут понять нас, представить себе те далеко не светлые чувства, которые испытывают те самые повзрослевшие мальчики и девочки, дети и внуки речников, чьи детские и юношеские мечты были связаны с речным и морским флотом и были безжалостно утоплены и растоптаны теми деятелями, о которых упоминалось выше. Полагаю, что теперь эти чиновники также поймут, почему МОО «НАМС» не намерена отступать и обязательно добьется вместе с другими заинтересованными структурами и организациями развития маломерного флота на Пинеге, Кулое и Мезени, а также ввода встрой действующих канала Пинега-Кулой и шлюза «Сотка».
МОО «НАМС» всегда готово, безусловно, ко всестороннему сотрудничеству с этими чиновниками.
Сегодня, кстати, большинство тех руководители, кого в наши дни судьба выдвинула, «сподвигла» заниматься в том числе и пассажирскими речными перевозками, добрая часть которых не заканчивали водных учебных заведений, никогда лично не были связаны с флотом, но кто пытается заниматься организацией речных круизов и радовать туристов, разводят руками, кивая на катастрофическую не хватку флота.
Подскажем, что этим чиновникам для успешного решения поставленных задач предстоит прежде всего вникнуть в суть проблемы речки, обязательно «углубиться», как говаривал один известный нашему народу «товарищ»)! Еще, чтобы было понятнее, скажу, что для управления развитием речного водного туризма в речных районах: в Пинежском, в Мезенском, Лешуконском предварительно следует выучить, понять, освоить Речной Устав, а не приходить туда со своим Уставом.
В пресловутой западной Европе, в Беларуси, в Пензенской области на Суре, во многих других регионах для организации прогулок, речного туризма на боковых малых и средних рекам, каналах используют самые- самые разные «плавсредства», проще говоря старые «трамвайчики, прошедшие реновацию и без оной, самые неказистые самоходные баржи(по-другому их назвать сложно, потому что . язык не поворачивается назвать их круизными лайнерами).
В Архангельской области скорее всего еще также остались такие суда, как, например. типа Такелажница, Т-101, Т-101А, Т-101Б, Т-101ПМ • Т-129, Т-89/П с малой осадкой, на которых не то, что по Пинеге, даже по некоторым совсем малым речкам можно проскочить.
Тем не менее, сегодня почему-то вместо того, чтобы заниматься и оперативно решать вопросы организации для туристов прогулок, круизов, речных путешествий по рекам Пинега, Кулой. Мезень, искусственно создаются проблемы, создается порочный замкнутый круг, загоняются в угол решение проблемы организации пассажирских речных перевозок, организации речных прогулок, круизов по рекам. Наличие же значительного числа в области маломерных судов, а также флота подобного вышеупомянутым судам, вполне пригодных для подобных речных путешествий почему-то не замечаются, игнорируется. При этом создается видимость того , что имеются не преодолимые «объективные причины и обстоятельства, чтобы не заниматься организацией речного туризма на Пинеге.
Между тем, в самом Архангельске на Северной Двине именно маломерные катера давно и успешно используются для перевозки туристов к различным туристическим объектам и при этом все одновременно счастливы и владельцы маломерных катеров и туристы!
Что именно, что конкретно сдерживает местные власти, структуры, призванные заниматься развитием водного туризма на Пинеге и других реках, от того, чтобы начинать продумывать мотивацию местных предпринимателей, для создания наиболее комфортных, привлекательных условий для самого широкого применения, использования, эксплуатации маломерного флота на боковых средних реках вроде Пинеги, а также на Кулое. Мезени, остается загадкой, абсолютно не объяснимо! Полагаем, что потребность наполнения бюджета остается актуальной задачей , впрочем. может быть кризис у них уже закончился?
И кроме того, полное недоумение вызывает то обстоятельство, что даже на тех участках Пинеги, где круглогодичное использование судов СВП, использование катеров типа КС-162А явно в выгоднее экономически, предпочтительнее в любом отношении, так как путь по речке значительно короче, чем по автодороге, категорически отвергается, не рассматривается! Почему?
Надеюсь. что в самое ближайшее время МОО «НАМС» получит ответы на эти вопросы.
От местных чиновников зависит во многом подарить или не подарить людям радость, удовольствие, счастье, возможность наслаждаться речными путешествиями на прекрасных красавицах реках Пинеге, Кулое и Мезени!
- Но, видимо, чиновники от туризма и транспорта по –прежнему продолжают делать вид, что и не слышат, и не замечают наши предложения, наши инициативы.
- Удобная у чиновников позиция: Не видели, не слышали, не обратили внимания, не заметили,
- опять же и : «Не туда написали, не так сказали…
Впрочем, замечу, что даже наш Президент В.В. Путин не так давно убеждал, призывал чиновников вести открытый и честный диалог с гражданами, а не прятаться в кабинетах, но ощущение, что эти чиновники не расслышали и эти призывы тоже. А зря……..

Евгений Тихомиров 20.12.2016 15:28

А.В. Орсичев Это – моё предложение. И оно – не утопия
 
Увидел обращение и стихи заслуженного Ветерана с большой буквы бывшего Главного инженера Архангельского речного порта.
Прочитав написанное заслуженным человеком. всю жизнь отдавшего развитию речного хозяйства. флота. портового хозяйства. должен сказать, что наши предложения не только не противоречат выводам авторитетного речника, а лишь дополняют его предложения в част развития речного туризма. пассажироперевозок по средним боковым рекам. В частности он по сути призывает Руководителей нынешних заниматься всерьез привлечением бизнеса к решению задач пассажироперевозок(а мы дополняем: и для речного туризма). а также безотлагательного привлечения, использования судов на воздушной подушке СВП! Почитайте!
Мне видится, что обращение и мысли Альберта Васильевича это фактически это его обращение к Руководству Архангельского Министерства транспорта. Надеюсь, что это обращение им знакомо. но пусть еще раз вдумаются в смысл и содержание предложений опытного Профессионала речника с Большой Буквы!
http://www.proza.ru/2013/12/22/814
Речники сделали своё дело
Альберт Орсичев
Перспективы судоходства в Северодвинском бассейне

Двадцатый век запомнился нам бурным развитием судоходства на всех реках Северодвинского бассейна, в том числе на Северной Двине, Вычегде, Мезени, Онеге и даже на боковых реках – Пинеге, Ваге, Юге и других.

Эти огромные перевозки были вызваны объективной необходимостью. Развивалась и застраивалась вся территория Архангельской, Вологодской областей и Коми республики. Создавались леспромхозы, строились посёлки на всех реках.
Для освоения огромных территорий нужны были дороги, а их не было.
Но были реки – водные дороги. Поэтому в массовом масштабе стали строиться суда для таких перевозок – буксиры, баржи и пассажирские суда.
Их строили, содержали и ремонтировали судостроительно – судоремонтные заводы, расположенные в городах – Котласе, Великом Устюге, Вологде, Сыктывкаре и Архангельске.

Для содержания водных дорог, обеспечения необходимых глубин, и ширины судовых ходов было создано и работало Северодвинское бассейновое управление пути со своими подразделениями в Архангельске, Котласе, Сыктывкаре и на Мезени.
Ежедневно мощные земснаряды переваливали миллионы тонн грунта, углубляя и расширяя судовые дороги. Для их содержания государство выделяло из бюджета огромные деньги.
По этим водным дорогам в массовом масштабе перевозилось всё, что было надо для развития территорий, для строительства и жизни посёлков, для работы леспромхозов. А также для работы Архангельских, Котласских и Сыктывкарских комбинатов и лесопильных заводов.

Возили всё: лес, уголь, мазут и бензин, строительные материалы и оборудование, мебель, хлеб, сахар, овощи, вино и водку, молоко, масло и сметану и, конечно, пассажиров.
Мои поколения речников, начиная с конца сороковых годов прошлого века до 2000 года, прошли весь этот путь. Начинали работу на судах, работавших на дровах, затем на угле, затем на мазуте. Потом на дизельных теплоходах.
На колесных пароходах, на комфортабельных пассажирских судах, на быстроходных Зорях и Ракетах.

Сейчас, встречая 2014 год, я вижу, как всё капитально переменилось на Северодвинском водном транспорте.
Прекратилось содержание водных дорог. Дноуглубление и расширение судовых ходов, которые заносятся песком, не проводится.
Небольшие государственные подразделения Бассейнового управления пути только промеряют естественные глубины, составляют схемы, выставляют на берегах и на реке неосвещаемые створы и бакены.
Судостроительные заводы прекратили строительство судов. За двадцать четыре прошедших года не построено для речников ни одного судна.
Существующие суда полностью устарели, так как срок службы судна составляет не более двадцати пяти лет. Поэтому старый флот списан и сдан в металлолом. Кое что продано в другие бассейны.
Судоходство полностью прекратилось на Мезени и Онеге. Даже на Северной Двине в августе проходит за сутки всего одно судно.
Перевозки пассажиров на реках полностью прекратились. Остались только на переправах.
Северная Двина и другие реки бассейна опустели. На них плавают только моторные лодки.
Из многочисленных ранее грузов остались в небольшом количестве только лес, уголь и песок.
Но речники в этом не виноваты.
Перефразируя известное выражение, я бы сказал так:

« РЕЧНИКИ СДЕЛАЛИ СВОЁ ДЕЛО – РЕЧНИКИ МОГУТ УЙТИ»

Мне очень жаль. Я – речник. Всю жизнь я, можно сказать, посвятил речному транспорту, пройдя путь от курсанта – матроса до главного инженера Архангельского речного порта.
Но надо на жизнь смотреть объективно. А объективный взгляд говорит о том, что речники Северодвинского бассейна сделали своё « ВЕЛИКОЕ ДЕЛО»
По освоению огромной Российской территории.
Им пора ставить памятники.

Напрасно отдельные руководители области и судоходных компаний мечтают о возвращении перевозок на наши водные дороги.
Этого не будет до тех пор, пока не возникнет объективная необходимость в массовых речных перевозках. А пока на многие годы вперед она не просматривается.
Государство не будет выделять огромные средства на содержание водных дорог на наших реках. Поэтому эти дороги станут непроходимыми для существующих пока судов.
Чтобы в будущем плавать по нашим рекам и возить по ним грузы и людей, надо принимать кардинальное решение:

По нашим равнинным, мелководным рекам могут плавать и перевозить грузы и людей суда другого типа. Суда, которым не нужны глубины и для которых не потребуется дноуглубление.
Это – суда на воздушной подушке и экранопланы.

Это – моё предложение. И оно – не утопия.
Посмотрите на другие страны. Вы увидите, как эти суда уже давно возят людей, автомобили и грузы.
Я уверен, что пройдёт время, и на наших реках в массовом порядке будут работать эти суда, особенно на местных перевозках, на боковых реках и переправах. Причём, в любое время года – летом, весной и зимой.
Об этом я написал стихотворение:

Прости, прощай, моя дорога. Прощай, рабочая река.
Нам плыть по ней уже немного, и скоро кончится она.
Остались сзади километры речного трудного пути.
Задули их лихие ветры, и путь обратный не найти.
Прощайте, мели, перекаты. Теперь по ним не плавать нам.
Не хранят вас вехи – солдаты, стоявшие по сторонам.
Путеец вас не расчищает. Весной не выправляет путь.
Огни речные догорают. Их снова некому раздуть.
И разбудить река не может уснувший в берегах народ.
Их пьяный сон не потревожит речной красавец – теплоход.
Пройдут года. Проснутся люди. Застроят эти берега.
Походный марш гудок протрубит. И снова оживёт река.
На перекатах и на створах огни речные загорят.
И на родных, речных, просторах экранопланы полетят!
Надо только разбудить ото сна руководителей нашей области и хозяев судоходных компаний.
Надеюсь, что моя заметка поможет их разбудить.


Текущее время: 23:42. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС