Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 03.11.2016 13:31

ТОРГОВЫЕ ЯРМАРКИ НА МЕЗЕНИ
 
А на Мезени оказывется такие ярмарки были!
http://pandia.ru/text/77/414/26246.php
Н. ОКЛАДНИКОВ
ТОРГОВЫЕ ЯРМАРКИ НА МЕЗЕНИ
( XVI – начало XX вв.)
С древних времен торговым центром на Мезени, где ежегодно проводилась торговая ярмарка, было село Лампожня. Это село, ранее называвшееся слободкой, находилось 18 верст выше города Мезени, на луговом острове. Оно упоминается в жалованной грамоте Ивана Грозного, данной канинским и тиманским ненцам в 1545 году, как главное торговое место, куда «самоеды приезжают …торговати с русаки» 1.
Известный русский историк Александр Кизеветтер писал, что ярмарка в Лампожне «служила важным пунктом экономического сцепления Восточного Поморья с Западным. Ярмарка действовала два раза в год. Сюда прибывали из Печорских тундр самоеды с пушниной и «рыбьим» (моржовым) зубом. Сюда приезжали с мехами и серебром Югра и сибирские инородцы и сюда же являлись купцы с Западного Поморья для вымена этих мехов на произведения своих промыслов и на товары, привозившиеся на север из центральной Руси. Лампожня со своей ярмаркой служила главным пунктом меновой торговли мехами с самоедами и Югрой. Выменянные здесь меха поморские купцы везли на большую ярмарку в Холмогоры к зимнему Николину дню» 2.
Товары, выменянные на ярмарке в Лампожне, «отправлялись через Пинегу в Холмогоры, откуда большей частью приезжали русские купцы на ярмарку; отсюда назначенные в отпуск в чужие края, до открытия двинского пути англичанами, отправлялись в Новгород; а Россия снабжалась ими через Вологду и Москву» 3.
После открытия в 1553 году английским мореплавателем Ричардом Ченслером морского пути в Северную Двину, англичане, заручившись в 1555 году грамотой Московского царя Ивана Грозного на право беспошлинной торговли, стали активно развивать торговые отношения с Россией. Не ограничиваясь торговыми операциями на Двине, они проникли на Мезень и Печору. Английские купцы посещали торговую ярмарку в Лампожне. Так, английский купец Ричард Грей, занимавшийся строительством канатной фабрики в Холмогорах, в своём письме, отправленном в Англию в 1559 году, писал, что в след за холмогорскими купцами он собирается посетить ярмарку в Лампожне, которая в этом году «будет больше, чем в предыдущие десять лет», и намерен «взять туда с собою для обмена несколько сукон» 4.
Для торговли с Россией англичанами была учреждена «Московская компания», которой в 1567 году Московский царь Иван Грозный предоставил новые привилегии. «Компания» получила монопольное право совершения торговых операций не только на Двине, но и на Мезени, Печоре и Оби. Получив эти привилегии, англичане быстро захватили важнейшие места, могущие служить отправными пунктами для развития торговых операций в России 5.
Важнейшими складочными пунктами англичан на севере России во второй половине XVI века были Вологда и Холмогоры. В то же время англичане считали Лампожню одним из важнейших торговых центров. Английский торговый агент Михаил Локк, длительный период проживавший в России, в своём письме «О выгодах для Англии торговли с Россией», написанном в 1575 году, называет Лампожню среди «главных торговых городов» на Русском Севере, к числу которых на ряду с Лампожней он относит Вологду, Холмогоры и Великий Устюг 6.
С возникновением в низовьях реки Мезени, на месте нынешнего города Мезени, Окладниковой слободы и возвышением её роли, по утверждению известных русских историков С. Ф. Платонова, А. А. Кизеветтера и других, «около 1600 года» ярмарка из Лампожни была перенесена в Окладникову слободу 7.
В начале XVII века Окладникова слобода стала торговым и административным центром всей Мезени. Сюда переехали воеводы, жившие в Устьвашке с новгородских времен. И как утверждает известный историк М. И. Мильчик, «здесь, а не в Лампожне», проходили «с начала XVII века знаменитые крещенские ярмарки» 8.
О том, что в начале XVII века Окладникова слобода была важнейшим торговым центром на Мезени, свидетельствует и тот факт, что здесь в то время проживали английские торговые агенты. Так, зимовавший в Пустозерске на Печоре английский торговый агент Вильям Пересглоу, в декабре 1611 года вместе с пустозерскими промышленниками и ненцами выезжал на оленях на торговую ярмарку в Окладникову слободу. Здесь он встретил постоянно проживавшего в этой слободе английского торгового агента Томаса Лайгона, который торговал тут от имени пославшего его сюда английского купца Ричарда Кокса 9.
Известный краевед А. В. Новиков, изучающий историю Лешуконского края, в Российском государственном архиве древних актов обнаружил мезенскую книгу «о мирских денежных издержках 1663 года», записи в которой свидетельствуют о том, что воевода Окладниковой слободы посылал пристава в Лампожню для сбора торговой пошлины 10.
На основании этих записей Анатолий Васильевич делает вывод о том, что в то время ярмарка в Лампожне продолжала существовать, а в конце 60-х годов XVII века «переместилась» отсюда в село Устьвашку и проводилась там ежегодно весь XVIII век 11
Однако, по нашим сведениям, ярмарка в Устьвашке стала проводиться не ранее второй половины XVIII века, документов, свидетельствующих о том, что она проводилась там ранее этого срока, нами не выявлено. Не приводит их и Анатолий Васильевич.

Евгений Тихомиров 03.11.2016 13:35

А вот еще описание Пинеги.
Пинежские бывальщины
Главная / Медиа / Журнал “Русский мир.ru” / 2014 / Октябрь
http://www.russkiymir.ru/media/magaz...rticle/152404/
Двести с небольшим лет назад Пинега – одно из старейших поселений Русского Севера – превратилась в город, стала центром Пинежского уезда. Между прочим, самого густонаселенного в Архангельской губернии. Произошло сие знаменательное событие в 1780 году. Но много воды утекло с того времени, и сегодня Пинега, давно потерявшая статус города, всего лишь небольшое далекое село, добраться до которого не так уж просто…
200 километров от Архангельска до Пинеги тянется разбитая грунтовка. Даже не грунтовка, а темно-серое месиво песчаника. Деревни вдоль дороги редки и по большей части тоже темно-серые: обветренные внушительные срубы из массивных бревен, серые сараи и заборы, серые деревянные тротуары. В конце августа эти деревни особенно контрастируют с окрестными пейзажами, полными восхитительных красок. Ясное голубое небо, изумрудные сосны, тронутые золотом березы, седые мхи с красными брызгами брусники. И, конечно, река-матушка Пинега – широкая, тихая, наливающаяся под косыми лучами заходящего солнца багрянцем…
При въезде в Пинегу появился асфальт, магазины и даже рекламные плакаты. Старых рубленых домов здесь все еще много, но большинство – выкрашены в разные цвета или отделаны сайдингом. А в прошлом году появилась в селе «Пинежская Рублевка» – так прозвали жители три новых панельных многоквартирных дома со всеми удобствами, построенных вместо сгоревших бараков. Ванная в квартире – для Пинеги роскошь. Ведь большинство пинежан в своих домах ни того, ни другого не имеют. Здесь принято мыться в бане. Почти у каждого жилого дома стоит небольшая рубленая баня. А вот приезжим помыться сложнее. В гостинице бани нет, а единственная общественная баня работает раз в неделю – по субботам.
В любой энциклопедии можно прочитать, что первое письменное упоминание о Пинеге относится к XI веку. В 1991 году на раскопках в Новгороде была найдена княжеская деревянная пломба, по-видимому, от мешка с собранной данью, на которой написано: «В Пинезе 3000». Но местные краеведы до сих пор ничего не знают об этой находке, и возраст села отсчитывают от грамоты 1137 года новгородского князя Святослава Ольговича (сын знаменитого князя Олега Святославича, прозванного Гориславичем, и отец героя «Слова о полку Игореве», князя Игоря. – Прим. ред.), в которой говорится о Пинеге.
Но и до того люди жили в этом северном крае с незапамятных времен. В окрестностях Пинеги найдены каменные орудия труда и два редких бронзовых топора, хранящихся сейчас в Эрмитаже. Все это – следы жизни древнего финно-угорского населения, прозванного новгородскими поселенцами «чудь белоглазая». Не одно поколение исследователей ломало голову над тем, что это за «чудь» такая? Недавно загадку разрешил один московский этнограф, который не стал заниматься теоретическими изысканиями, а просто проехался по деревням Пинежья, где набрал достаточное число желающих причислить себя к народности «чудь». Как говорят пинежане, интересовали этнографа светловолосые и светлоглазые жители с «чудным» говором. Теперь «чудь» присутствует в официально утвержденных правительством алфавитных перечнях языков и национальностей России.
Еще одну чудную историю мне рассказали в Пинежском краеведческом музее. Самый старый экспонат музея – большая деревянная чаша, на которой вырезаны цифры «1163» и соответствующий год от Сотворения мира славянскими буквами. Серьезное исследование чаши пока не проводилось, но специалисты, конечно, сомневаются в подлинности датировки. Интересно, что находка была сделана в деревне Кулой, где с глубокой древности добывали соль. А в XVII веке солеварение здесь приобрело промышленные масштабы – тогда за промысел взялся Красногорский монастырь.
Эта обитель, выстроенная на самой высокой точке местности – Красной горе, более трехсот лет была духовным центром Пинеги. Основание обители связано с чудесной историей о том, как в 1603 году хранителю чудотворной иконы Владимирской Божией Матери явилась «некая световидная Жена» и повелела передать икону вдовому попу Мирону, с тем чтобы тот перенес образ на Черную гору и устроил там монастырь. И за пару десятилетий гора Черная, поросшая непроходимой чащей, превратилась в гору Красную – с храмами, братскими кельями, хозяйственными дворами, покосными лугами и пашнями. Главная заслуга в обустройстве обители принадлежит богатому ярославскому купцу Егору Лыткину, занесенному на Пинегу торговыми ветрами и взявшему под свою опеку новый монастырь. Купец жертвовал на строительство, подарил церковную утварь и более 100 богослужебных книг, 73 из которых были переписаны им самим. Лыткин сам создал план нового каменного храма и построил его на свои средства. А в 1629 году удивительный купец привез из Персии еще один чудотворный образ – Грузинской Божией Матери.
Обитель имела обширное хозяйство, почти весь соляной промысел в Кулое принадлежал монастырю. Ну а последние девяносто лет монастырь стоит в руинах. «Красным» на горе остался только вдохновляющий вид на вьющуюся Пинегу с островами, песчаными отмелями, лесистыми берегами. Канули в Лету и обе чудотворные иконы, и редкая библиотека. Погибло и солеварение. В последний раз старые варницы работали в годы Великой Отечественной войны, когда на некоторое время здесь была возобновлена добыча соли. Сейчас на соляных озерах Кулоя простор. Только внимательный наблюдатель может разглядеть торчащие обрубки деревянных труб, по которым когда-то подавался рассол в варницы.
В братских корпусах обители в разное время размещались: коммуна, детский дом, психоневрологический интернат, база отдыха. В середине 2000-х годов здесь решили устроить туристический комплекс. Но евроремонт с пластиковыми окнами пришелся не по нутру каменным кельям: в 2006 году пожар уничтожил все старания предпринимателей.
В самой Пинеге были свои три храма, целая соборная площадь. Самый большой – Свято-Троицкий собор – строили несколько десятилетий. Сначала Екатерина II на возведение главного храма Пинеги отпустила 8 тысяч рублей. А достраивали уже всей Пинегой: купец Кокин пожертвовал 15 тысяч рублей на колокольню, купец Дмитрий Шапкин воздвиг чугунную лестницу и отлил на свои средства большой колокол, купцы Володины жертвовали немалые суммы. Поучаствовали в строительстве и прославленные земляки – архиепископ Воронежский Игнатий (Семенов) и протоиерей ¬Иоанн (Сергиев) – будущий святой праведный Иоанн Кронштадтский. В 1930-х годах храмы рушили, видимо, тоже всей Пинегой. От соборной площади не осталось и следа – на ее месте сейчас расположены детский сад, спортплощадка и некое строение с табличкой «Дом образцового порядка». Малый колокол – вот и все, что уцелело от трех храмов…
Водохлёбы и Володины

Евгений Тихомиров 03.11.2016 13:36

Могильные камни Ивана Афанасьевича Володина и его сына Георгия все еще ждут своей участи / Фото автора
Статус города Пинега получила во многом благодаря ярмарочным торгам, которые проходили здесь с XVI века. Традиционно проводились две ярмарки: в декабре – Никольская, в марте – Благовещенская. Собирали они до 3 тысяч человек. Из тундры в Пинегу тянулись обозы с пушниной – это был один из основных товаров ярмарок. Сергей Максимов в книге «Год на Севере», рассказывая о своем пребывании в городе в 1856 году, пишет, что Пинега только и жила этими торгами, а от ярмарки до ярмарки «погружалась в спячку». Максимов замечает, что пинежане удивительно неумелые в торговле: «Покупала по цетыре денезки, продавала по два гросыка, барыса куца куцей, а денёг ни копиёцки» – так смеялись над местными торговцами и их северным «цоканьем» современники.
– Это свидетельство Максимова удивляет нас, пинежан, – говорит хранитель краеведческого музея Валентина Павловна Кушкина. – Старожилы утверждают, что местные жители на ярмарках торговали бойко: женщины продавали чай прямо из окон домов, мужики, которым совсем нечего было выставить, зарабатывали на воде. Брали пешню, пробивали лед на Пинеге и продавали воду из проруби. Покупателей было предостаточно, всей этой массе оленей и лошадей требовалось много воды. Потому жителей Пинеги и прозвали «водохлёбами». Другие путешественники откровенно писали, что пинежане «несколько корыстолюбивы». Писатель Александр Грин и его первая жена, Вера Павловна, пробывшие здесь в ссылке восемь месяцев, так вспоминали о заработке буфетчика в Народном доме: «Комната была небольшая, в ней находились две стойки, как в трактире. На одной стоял пузатый самовар, вокруг которого толпились стаканы; на другой – небогатая закуска: леденцы и селедка. Украшением был граммофон. Но поставить пластиночку – надо было заплатить копеечку. А так как буфетчик отчаянно экономил иголки, то когда мы попросили поставить «Аиду», было непонятно: то ли это железо пилят, то ли «Аиду» исполняют»…
Расцвет Пинеги пришелся на конец XIX века. Причиной его, естественно, стало местное купечество и в первую очередь семья Володиных. Все каменные здания в центре города принадлежали Володиным. В 1903 году их общий семейный капитал составлял 13 миллионов рублей. Занимались Володины не только торговлей. В 1872 году Иван Афанасьевич Володин построил в Пинеге винокуренный завод, на котором по шведскому патенту получали спирт из… белого мха. Завод проработал два года и сгорел. Позже Володины построили на его месте лесопильный завод, высокая кирпичная труба которого сохранилась до сих пор и видна с любого места на берегу реки.
Владели Володины 26 пароходами, перевозившими пассажиров от Архангельска до самых верховьев Пинеги. По сегодняшним временам это кажется потерянным раем. Сейчас, например, от Пинеги до райцентра Карпогоры дороги нет совсем, и нужно ехать в объезд 200 километров по песчаному месиву, несколько раз переправляясь на паромах и понтонных мостах через реки. А раньше пароход шел плавно и легко по Пинеге. Да еще и все малые деревни по пути захватывал, которые, не будь они отрезаны от всего мира, может быть, и не вымирали бы сегодня. Сейчас на Пинеге можно увидеть пассажирское судно только в годы сильных весенних паводков, когда песчаный большак оказывается под водой. А про грузовые суда и говорить нечего. Тогда как у Володиных плавало 70 грузовых барж! Построили Володины и судостроительную верфь. Первым с нее сошел пароход «Е.М.А.», названный по первым буквам имен трех братьев Володиных – Егора, Михаила и Алексея. Сконструировали судно сами пинежане – специально для своей мелководной реки. В народе пароход прозвали «камбалой». Это круглобокое, плоскодонное судно было настолько мощным, что с его штурвалом справлялись только два матроса. Зато «Е.М.А.» хорошо преодолевал отмели и мог близко подходить к берегу.

Евгений Тихомиров 03.11.2016 13:37

Кстати, в Пинегу частенько ссылали неугодных
 
Кстати, в Пинегу частенько ссылали неугодных, что, учитывая удаленность местности от «центров цивилизации», вовсе не удивительно. Первым ссыльным стал князь Василий Васильевич Голицын, фаворит царевны Софьи и фактически глава правительства во время ее регентства, отправленный в изгнание Петром I. Последние 22 года своей жизни князь провел на Пинеге. Завещал похоронить себя на территории Красногорского монастыря, что и было исполнено после его смерти в 1714 году.
в конце XIX – начале ХХ века в отдаленную Пинегу ссылали революционеров и прочих «неблагонадежных» граждан. Из своих личных собраний ссыльные создали в Пинеге хорошую библиотеку, которая стала для многих отдушиной в далеком краю. А студент-революционер Александр Попов за годы, проведенные в городе, нашел свое призвание, став писателем. В Пинеге он написал свои первые рассказы под псевдонимом Серафимович.
В марте 1930 года 70 тысяч раскулаченных крестьянских семей (около 350 тысяч человек) депортировали в Архангельский округ, в котором население тогда составляло приблизительно 250 тысяч жителей. В лесах на Пинежье для переселенцев строили спецпоселки. В музее имеется документ, утверждающий дневной рацион в одном из таких спецпоселков: 600 граммов хлеба для тех, кто работал в лесу, 200 граммов – старикам и детям, сидевшим дома; 20 граммов подболточной муки, 20 граммов крупы, 75 граммов рыбы, 195 граммов картофеля. По воспоминаниям одного из переселенцев, в поселке «люди крепко умирали от голода и болезней, ели траву и пропавших лошадей». Убежать было почти невозможно, на дорогах дежурили посты НКВД. Пойманных сажали в холодную избу на три дня и отправляли обратно в поселок. Самых непокорных сдавали в Кулойлаг – отделение ¬ГУЛАГа на Кулое, самый большой лагерь которого находился всего в 20 километрах от Пинеги. К 1934 году спецпоселки наполовину вымерли. Для осиротевших детей открывали детские дома – первый из них разместился в братском корпусе Красногорского монастыря.
Во время Великой Отечественной войны переселенцы были призваны на фронт. Воевали так же, как и все остальные, но после Победы вернулись в свои бараки. Только в 50-х годах оставшиеся в живых получили вольную – справку, разрешающую уехать с Пинеги.
От спецпоселков сейчас не осталось ничего. Лагеря Кулойлага с каждым годом все больше поглощает лес и мхи. Сотрудники музея решили, что и об этой страшной странице истории должны сохраниться материальные свидетельства. Организовали экспедицию и вывезли из леса уцелевший угол барака заключенных, стену штрафного изолятора с решеткой, некоторые вещи из столярной и швейной мастерских лагеря.
Ссылали на Пинегу много священников и монахов. Среди них – последний оптинский старец, преподобный Никон (Беляев). Сначала отца Никона отправили в Соловецкий лагерь, но по дороге он заболел туберкулезом и был направлен на поселение в Пинегу. Разместили его в доме у местной жительницы, которой отец Никон обязан был платить непомерную плату за жилье, а также выполнять тяжелую работу по хозяйству: пилить, колоть дрова, носить воду, что для больного туберкулезом смерти подобно. Единственной радостью для старца был Свято-Троицкий собор, в котором он старался молиться кждый день. Но храм не отапливался, и отец Никон слег окончательно. Хозяйка дома вознамерилась выгнать его на улицу. Ссыльный оптинский монах Петр (Драчев), придя проведать отца Никона, застал его лежащим на табуретках в валенках и шапке-ушанке; рядом стоял его вещмешок. Отец Петр перевез старца в соседнюю деревню Валдокурье, в дом, где квартировал, и до последнего дня ухаживал за умирающим. Сам отец Петр дожил до 93 лет. О годах ссылки на Пинежье вспоминать не любил. Однажды обмолвился так: «Народ там какой-то не любовный»... Тот дом в Валдокурье еще стоит, но, как говорят деревенские, вот-вот рухнет. А на могилу отца Никона на валдокурском кладбище ведет протоптанная паломниками тропа.
Побывали в Пинеге и ссыльные иностранцы. В 1934 году сюда привезли итальянца Эмилио Гоарнакелли. Вообще-то он приехал в Москву на восемь дней, чтобы посмотреть столицу и встретиться с девушкой из итальянского посольства Неллой Гаратти, с которой переписывался. Но был арестован и сослан в Пинегу. Вскоре к нему приехала Нелла, в Пинеге они и поженились. Эмилио любил рисовать с натуры проникновенные пейзажи Русского Севера и отправлял рисунки на родину. Их семейная жизнь продолжалась два года, после чего Эмилио отправили в Магадан и там расстреляли. Нелла ¬уехала во Францию. В Пинегу она вернулась через полвека, ходила по дорогим сердцу местам, вспоминала свой медовый месяц – тяжелое, но счастливое время. О своей первой любви Нелла написала книгу на французском языке «Письма из Пинежской ссылки»...
А советским гражданам тех лет Пинежье рисовалось совсем в иной, параллельной реальности – по творчеству Михаила Пришвина, который в 1935 году дошел до верховьев Пинеги и написал повесть «Корабельная чаща»…
«Государственная бабушка»
Наверное, неспроста многие, побывавшие на Пинеге, решали взяться за перо. Старое русское слово здесь издавна хранили пинежские сказители. Самая знаменитая из них – Мария Дмитриевна Кривополенова, или Махонька, как называли ее земляки. Всю свою жизнь Махонька ходила по окрестным деревням с сумой. Распевала былины, а ее за это благодарили кто чем мог. Тем и жила. В 1915 году Марию Дмитриевну повстречала на Пинеге собирательница фольклора, исполнительница северных народных сказок Ольга Озаровская. Впечатления от сказительницы были столь сильны, что Озаровская устроила Марии Дмитриевне гастроли в Петербурге и Москве. Выступления произвели фурор, скромная пинежская старушка стала известной на всю страну. Очевидцы сравнивали ее голос и манеру исполнения с органом. Кривополенова поражала слушателей музыкальностью, глубиной и силой своего слова, искренней верой в правдивость рассказываемых былин, умением непринужденно общаться с залом. Один журналист, видимо, пытаясь выяснить, куда теперь переберется талантливая сказительница, спросил Марию Дмитриевну, где ей больше понравилось – в Петербурге или Москве. Пинежанка ответила уклончиво: «В Москве таки получше будет. В Москве – люди русские, а в Петербурге – господа». Мария Дмитриевна нигде не думала оставаться, как ее ни уговаривали. Дала около 60 концертов в разных городах страны, после чего вернулась на Пинегу к своей привычной жизни.
В следующий раз Кривополенову пригласил в Москву нарком просвещения Луначарский в 1921 году. Он наградил сказительницу титулом «государственная бабушка», назначил ей пенсию и академический паек. В благодарность Кривополенова связала Луначарскому рукавички. Нарком удивился:
– Почему такие пестрые?
– А чтобы скучно не было, – объяснила Мария Дмитриевна. – У нас на Севере носить серые скучно очень.
В пинежском музее сохранилось много личных вещей Кривополеновой: прялка, за которой она сказывала былины, костюм для выступлений, связанные ею рукавички, подобные тем, которые были подарены Луначарскому… А также памятная доска, установленная Ольгой Озаровской на могиле сказительницы, умершей в 1924 году. За год до этого американский журналист Альберт Вильямс, желая познакомиться с жизнью самобытной Руси, случайно встретился на Пинеге с Махонькой. «Она была вся захвачена искусством, – вспоминал Альберт Вильямс сказ Кривополеновой, – истинная артистка с превосходно поставленным дыханием. Голос ее, хотя и ослабевший к 80 годам, был крепок и ясен. Казалось, она может сказывать много часов подряд». А когда журналист попросил Марию Дмитриевну записать в его блокнот несколько стихов, сказительница призналась, что писать не умеет: «Это память сбивает», – объяснила она.
…Сказители уже давно стали историей. «Память сбила», конечно, не грамотность. Телевизор и компьютеры заменили все: былины, сказки, песни за прялкой. Старинные сказы распевает теперь сама река Пинега – широко, протяжно, глубоко. Выйдешь к реке, побродишь среди старых, потрескавшихся бревенчатых стен, удерживающих берега от размыва, и услышишь речные распевы…
Впрочем, в отдаленных деревнях на Пинежье еще живут старушки, которые рассказывают заезжим путешественникам «бывальщины» из своей долгой жизни. Сказывают особой северной «говорью», долгими зимними вечерами, к

Евгений Тихомиров 03.11.2016 15:07

А вот пришла пожалуй за сегодня самая приятная новость
http://www.echosevera.ru/news/2016/11/03/23970.htmэ
Агентство Братьев Мухоморовых, четверг, 03.11.2016 14:58
Войти Регистрация...
НОВОСТИ АРХАНГЕЛЬСКА, ПУБЛИЦИСТИКА, АНАЛИТИl,
что
"После вмешательства вице-спикера Госдумы Ольги Епифановой в Пинежском районе Архангельской области сохранили хирурга
03.11.2016, 13:58
Ситуация с увольнением доктора с огромным профессиональным стажем Александра Петрушина разрешилась успешно. Доктор вернется на работу с 7 ноября. В этом "Эхо СЕВЕРА" заверила пресс-служба вице-спикера Государственной Думы Ольги Епифановой.

Напомним, что в Пинежском районе назрела серьезная проблема с оказанием медицинской помощи. Врач-хирург Карпогорской ЦРБ написал заявление о выходе на пенсию из-за разногласий с главврачом.

Как сообщила заместитель Председателя Государственной Думы РФ Ольга Епифанова, эту проблему обсудили на заседании фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Архангельском областном Собрании депутатов. Депутаты Виктор Сохин и Татьяна Седунова предложили решить вопрос как можно скорее, после чего представители регионального министерства здравоохранения собрали специальную независимую комиссию, которая выехала в район.

По мнению Ольги Епифановой, министерство совместно с региональным правительством приняли здравое и оперативное решение, и теперь врач снова работает в Карпогорской ЦРБ.

"Эту проблему нужно было решить незамедлительно. Ведь на кону – жизни людей. В независимую комиссию вошли главный хирург Архангельской области Владимир Оловянный и главная медицинская сестра Архангельской областной клинической больницы Елена Лобанова. Эти специалисты провели тщательный анализ работы хирургической службы в Пинежском районе. В итоге, было решено сохранить хирургическое отделение", – отметила Ольга Епифанова.

Как рассказала руководитель фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Архангельском областном Собрании депутатов Татьяна Седунова, оперативное взаимодействие органов власти, местных жителей и врачей позволили предотвратить серьезную проблему:
"Выяснилось, что на прошлых выходных ребенку из Карпогор срочно потребовалась хирургическая помощь, а доктор Петрушин уже уволился. Второй хирург операцию делать отказался, санавиация прибыть не смогла. Тогда комиссия переговорила с Петрушиным, он сделал операцию, а затем снова был приглашен на работу. Такой специалист жизненно необходим. Жители района благодарят всех, кто помог его на этой должности оставить!", – рассказала Татьяна Седунова.
Напомним, что было собрано более 1000 подписей от пинежан, обеспокоенных ситуацией в Карпогорской ЦРБ."
Теперь будем спокойны, путешествуя по реке Пинеге, поскольку даже в случае, если потребуется кому-то из нас медицинская помощь,а уж тем более хирургическое вмешательство, то замечательный доктор Петрушин нас не оставит наедине с бедой!

Евгений Тихомиров 07.11.2016 09:01

Был удивлен неожиданно.а потому так приятно. http://townbox.ru/Arhangel_skaya-obl...ami-art56.html
Оказывается на Пинежской земле возникают островки. где жить просто приятно. Прошу обратить внимание всех. кто собирается в эти края.
"Поселок Сия – это компактный поселок городского типа, расположившийся среди лесов и озер в Пинежском районе Архангельской области. В поселке есть все для спокойной жизни: магазины, дом культуры, детский сад и школа, а доехать до него можно по железной и автомобильной дороге всего за три часа.

В Сийском поселении эффективно работают органы местного самоуправления. Они добились выделения средств на строительство нового водозабора и в 2016 году он начнет работу, что решит главную проблему поселка.

Вот. уважаемые товарищи, пример того, как могут реализоваться.к казалось бы не возможные, самые фантастические проекты!!!!!!!!

Жители самостоятельно придумали проект развития поселка «Наш дом – Сия». Помогают ТСЖ собирать мусор (акция «Ни дня без мусора»), решили проблему свободно гуляющих собак (акция «Узнай хозяина по собачьей морде»), строят газоны (проект ТОС «Зеленое сердце поселка»), разрабатывают проекты на президентские гранты, создали Волонтерскую социальную службу (группа Вконтакте «Наш дом – Сия») и помогают разрабатывать администрации поселения программу развития на 10 лет, чтобы сделать поселок удобным для жителей старшего возраста.

ООО «Сийское» занимается жилищно-коммунальным хозяйством. Уже несколько лет в поселке нет аварий, а в квартирах всегда тепло зимой. В 2015 году наше предприятие выиграло конкурс и в течение следующих 15 лет будет повышать качество своих услуг. Уже проведены переговоры с инвесторами о реконструкции котельной на новый вид топлива.

ТСЖ «Возрождение» постоянно занимается улучшением жизни жителей поселка. В этом году полностью заменены старые заборы у жилых домов, отремонтированы несколько подъездов и меняются двери в подъездах. В планах на следующих год установить датчики включения лампочек в подъездах для экономии электричества.

В поселке есть прекрасные кирпичные школа, детсад, дом культуры, библиотека и медицинская амбулатория с дневным стационаром. Вы и ваши дети будут всегда окружены вниманием и заботой профессионалов своего дела.

Предприниматели поселка построили современные магазины, обеспечивают их свежими продуктами, пекут очень вкусный хлеб, заготавливают лес и ремонтируют дороги.

Бывшие жители Сульфата (район Архангельска): «Мы приехали сюда три года назад и нисколько не пожалели. Природа, чистый воздух и все услуги рядом. А в этом году поселок стал еще чище и приятнее. На лето внуков к себе забираем. Да и проблему с жильем и для себя, и для детей, решили совсем за смешные деньги».

Приезжайте к нам! Пока квартиры стоят недорого!"

Евгений Тихомиров 07.11.2016 09:24

А вот эта информация меня насторожила несколько...
 
Признаюсь. что такая информация http://arhangelsk.bezformata.ru/list...eprav/5348225/
меня РЕАЛЬНО насторожила, поскольку напрямую касается моего намерения путешествовать на катере по Северной ДВИНЕ, ЗАТЕМ ПО ПИНЕГЕ, ДАЛЕЕ ПО КУЛОЮ. МЕЗЕНИ..

Хотя эта описаннная ситуация и была не в этом году..........
Мезенско-лешуконский «передел» переправ

В тихие летние дни в Мезени и Лешуконии стало неспокойно. Вокруг здешнего мелкого и среднего бизнеса, связанного с речными переправами, закружил, как ворон, известный в Поморье бизнесмен, которому, видимо, ни власть, ни полиция – не указ. Дело доходит уже до оружия…
Мезенский район в советские времена соединялся с областным центром вполне стабильно: летали самолеты, ходили теплоходы, были налажены речные переправы. Но с перестройкой все, как везде, захирело. В условиях рыночной экономики авиасвязь стала очень дорогой, теплоходы развалились, но без транспортировки через реки обойтись было невозможно. Предприимчивые местные жители кое-где организовали буксирные переправы, перевозки на катерах, но до последнего времени все жители Мезенского и соседнего Лешуконского районов дружно мечтали о постоянной переправе через реку Мезень.
И вот она появилась: в прошлом году мезенский индивидуальный предприниматель Сергей Сметанин впервые взялся за монтаж понтонного моста на автодороге «Мезень-Кимжа-Пинега-Белогорский-Архангельск». Помогла районная администрация. Общими усилиями понтон появился и отработал до самой осени. Жители Мезенского района и Лешуконья впервые были обеспечены бесперебойным транспортным сообщением с областным центром через основную речную артерию. Проезд по понтону был, разумеется, платным, но стоимость была для всех посильной, тем более что предприниматель добровольно брал на себя «социальную нагрузку»: за перевоз школьников, пенсионеров, скорой помощи, пожарных, МЧС, а также за завоз дров, строительных материалов по муниципальному заказу и прочего «благого дела» плата не взималась. Переправа, в отличие от буксиров и катеров, работала круглосуточно и при любой погоде, что не могли не ценить местные жители…
Этой весной мезенцы опять ждали появления знакомого – быстрого и удобного – понтона предпринимателя Сметанина. Но кое-то был против.
До установки на прежнем месте понтон находился на отстое в притоке Мезени в районе Белого озера. 19 мая сторожа потревожили непрошенные гости – судно «Маринеско». Как сообщали областные газеты, сошедшие с него люди похитили с барж понтона якоря с цепями, тросы, дорожные плиты, повредили палубный настил и леерные ограждения. Более того, с помощью газосварки враги прорезали в одной из барж снаружи дыры, намереваясь таким образом пустить ее на дно.
Понятно, что сторож сразу же вызвал полицию. Но Сметанину и его работникам пришлось буквально уговаривать полицейских ОМВД «Мезенский», чтобы те выехали на место происшествия. Очевидцы происшествия рассказывали, что стражи порядка, лоб в лоб встретившись с преступниками, никаких мер для задержания «Маринеско» и возврата похищенного, как ни странно, вообще не предприняли.
Дальше – еще удивительнее. Следователь Мезенского ОМВД Светлана Жданова не хотела принимать у предпринимателя показания, намеренно просила занизить стоимость украденного имущества: мол, чтоб проблем было меньше. И вообще не приняла во внимание факты того, что угрозы Сметанину поступали и раньше…
Кто решил ему «насолить», владелец понтона Сметанин, конечно же, догадался безо всяких расследований. Да, и в Мезени всем известно, кому принадлежит «Маринеско» - владельцу ООО «Экотэк-бункер», а также ОАО «Архангельский речной порт» и ООО «Лайский судоремонтный завод» Роману Разманову. Последний как раз неоднократно угрожал Сметанину помешать в навигацию-2012 установить понтон, потому что сам хотел устроить через реку Мезень переправу в качестве своего очередного бизнеса.
Но Сметанин не испугался и понтон свой отремонтировал и готовил к установке. Однако недруги не успокоились. В ночь на 10 июня как раз на месте будущей (и согласованной) переправы неожиданно был установлен плавкран, рядом с которым пришвартовалось судно «Алмаз», тоже имеющее непосредственное отношение к Разманову. Сметанин снова отправил жалобы во все инстанции. Плавкран убрали, но «Алмаз», видимо, из вредности, попытался тараном попортить одно из звеньев понтона. Мост, слава Богу, устоял и пока радует всех автомобилистов Мезени и Лешуконии доступной, быстрой, а главное – стабильно работающей переправой. Но что будет дальше?!
Нетрудно разобраться, почему команда Разманова решилась на действия, имеющие признаки составов преступлений: ст. 161 УК РФ «Грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору (заранее спланировано, осуществлено группой лиц)», ст. 167 УК РФ «Умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее значительный ущерб», ст. 178 УК РФ «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции, связанные с уничтожением имущества специально подготовленными газорезчиками, специально доставленным оборудованием и материалами для газорезательных работ».
Всем давно известно, что на мезенских речках именно Разманов максимально полно расставил свои переправы, поставив данное направление бизнеса на поток. При этом, как говорят местные жители, коммерсант не заботится ни об удобстве, ни об оперативности транспортировки, ни о безопасности техники и людей. К примеру, на переправе через реку Пеза баржа работает на тросах, без буксира, что в принципе запрещено. Если цепляющий трос двигатель выйдет из строя, переправа встанет. А если через Пезу нужно везти в райцентр тяжелого больного?! Ни лицензии, ни соответствующих ГОСТам чеков у работников переправы нет. Районные власти ничего поделать не могут – здесь должны разбираться транспортная прокуратура и областные чиновники.
Смелый мезенский мужик Сергей Сметанин написал письма начальнику областного УВД, губернатору, даже президенту. Возможно, благодаря этому на мезенской переправе в конце июня прошла проверка в лице представителей правительства Архангельской области, СУ СК РФ по Архангельской области и НАО, ГИБДД, транспортной прокуратуры. Результаты ее пока неизвестны. Но хочется верить, что восторжествует справедливость, а не «блат»…
Рассказанная история – лишь одна из иллюстраций переправного «передела», который тихо идет по всему северу области. Все тот же «речной» коммерсант Разманов в начале июля разбирался уже с лешуконским предпринимателем Андреем Мартыновым, который организовал переправу через реку Вашка в селе Лешуконское. Прямо на причале ровно в полночь между конкурентами произошла драка. В ход пошло травматическое оружие. Поговаривают, что пострадал, получив ранения, охранник Разманова, кстати, бывший сотрудник УВД.
Вообще, судя по описанным событиям и рассказам очевидцев, Разманов давно уже завел «дружбу» как в мезенских структурах, так и во властных и силовых ведомствах областного центра. Почувствовав вседозволенность, он, похоже, начал «расширять» бизнес – то есть попросту подминать под себя владельцев местных переправ, а неугодных выживать из района, к тому же – сомнительными методами. При этом, устраняя конкурентов, Разманов совершенно не стесняется пользоваться своими связями в полиции, которая, как видно, закрывает глаза на его «мелкие шалости».
Интересно, какое мнение насчет этого имеет г-н Горчаков?! И когда же мы все, на воде и на земле, будем жить и работать честно и цивилизованно, а не как во время бандитских 90-х?!. [/B]
Источник: ЛДПР
12.07.2012 21:34

Евгений Тихомиров 07.11.2016 12:58

И вновь о том. что забвение средних рек Пинеги. Мезени, как полезных и перспективных транспортных артерий не принесло пользы экономике Архангельского края.
Познакомьтесь о ситуации с развитием железных дорог в Пинежском и других районах http://grandkid.ru/iz-istorii-mezens...eznaya-doroga/
"Север 23/10/2015. Из истории: Мезенская железная дорога. Строительство железнодорожной линии от Архангельска до реки Мезень планировалось ещё в 1960-х годах. В некоторых картах того времени можно найти строящуюся железнодорожную линию «Архангельск — Карпогоры — Лешуконское».В 1975 году рельсовый путь появился вблизи села Карпогоры, центра Пинежского района. По планам, в недалёкой перспективе станция «Карпогоры — Пассажирские» должна была стать узловой. Предусматривалось строительство участка «Карпогоры — Вендинга» (в юго- восточном направлении), и участка «Карпогоры — Лешуконское» (в северо- восточном направлении). Участок «Карпогоры — Вендинга», в первую очередь, позволил бы пропускать транзитные грузы из Коми АССР (в настоящее время республика Коми) в Архангельский морской порт. Участок «Карпогоры — Лешуконское» предназначался для вывоза леса и для транспортного сообщения с Лешуконским районом.

В силу различных причин (прежде всего — из-за нехватки средств) станция «Карпогоры-Пассажирские» надолго осталась конечным пунктом железнодорожной линии. Однако в 1980-х годах строительство участка «Карпогоры — Пассажирские — Лешуконское» (Мезенской железной дороги) было начато.

В 1986 году железная дорога была доведена до 31-го километра. На этом месте началось строительство станции Явзорская (варианты названий — Явзоры, Явзора). Генеральным подрядчиком ОАО «Белкомур» выступало архангельское ОАО «Севтрансстрой». По неофициальным данным, с ним «Белкомур» за работу рассчитался весьма странно, отдав в качестве части долга рельсо-шпальные решетки. Решетки эти лежат вдоль дороги и по сей день. Субподрядчиками были четыре предприятия из областного центра («Северстрой», «Мехколонна 78», СМП-221, «Мостоотряд 9») и одно из Пинежья — филиал ОАО «Севтрансстрой» СМП-520, который занимался кладкой железобетонных труб, разрубкой трассы на протяжении всего строящегося участка.

Темпы строительства были низкими. По мере продвижения в глубину лесных массивов железная дорога использовалась для вывоза леса. В 1990-х годах была создана межрегиональная компания «Белкомур» («Беломорье — Коми — Урал»). Заявлялось, что участок Карпогоры — Вендинга будет построен силами компании, и в дальнейшем будет ей эксплуатироваться.

В 1994 году строительство было прекращено. К тому моменту рельсы были доведены до 41-го километра. Насыпь была отсыпана дальше 41-го километра. Она оборвалась на отметке 22,7 км от Явзорской. Частично был построен мост через реку Ежуга. До Лешуконского оставалось ещё 68 километров. На этом участке строительство не начиналось.

В ноябре 1998 года вблизи станции «Карпогоры-Пассажирские» состоялась торжественная церемония начала строительства железной дороги Карпогоры — Вендинга. «Серебряный костыль» забил губернатор Архангельской области Анатолий Ефремов. В течение последующих нескольких лет продолжались строительные работы, они велись медленными темпами. Вблизи Карпогор было уложено около четырёх километров рельсо- шпальной решётки (насыпь на первых 10 километрах к востоку от станции Карпогоры была отсыпана ещё в 1970-е годы). Рельсы для этого были сняты с неиспользуемого участка Мезенской железной дороги, расположенного за станцией Явзорская. На противоположном конце линии Карпогоры- Пассажирские — Вендинга (на территории республики Коми, вблизи Вендинги) началось возведение опор моста через реку Вашка, было прорублено около 30 километров просеки и уложено около 5 километров пути. В 2002 году стройка была брошена. Техника и построенные сооружения, по сути, были отданы на разграбление. Добиться государственного финансирования строительства этого небольшого (215 километров), но весьма важного участка железной дороги тогда не удалось.

Газета «Правда Севера» в мае 2006 года, писала:

«Вырванные с «мясом» шпалы. Развороченная, словно здесь прошел танк, насыпь. Вдоль нее — аккуратные белые мешочки с костылями, предназначенные для отправки на металлолом. Вот и все, что осталось от участка железной дороги «Белкомур» в Пинежском районе, строительство которой помпезно открывали в 1998 году. Выброшены на ветер миллионы рублей из областного и федерального бюджетов. Единственное, что сейчас продолжает радовать глаз, — ковер мать-и-мачехи, окутывающий уцелевшие участки насыпи. Цветы специально садили, чтобы уберечь насыпь от разрушительных природных явлений. От природы уберегли, а вот от человеческой глупости, алчности и варварства — нет.

Последняя попытка реанимировать проект предпринималась в 2002 году, когда генеральным директором ОАО «Белкомур» стал Валерий Набатчиков. Тогда же была достигнута договоренность с Москвой о выделении кредита в 500 миллионов рублей. Однако и это не помогло! Губернатор Архангельской области Николай Киселев, по словам пинежан, о «Белкомуре» даже не помянул. А помянуть бы стоило! Хотя бы потому, что область вложила в строительство этой дороги около ста миллионов рублей. И где они сейчас?»

По материалам газеты «Правда Севера» от 18.05.2006г.,

http://infojd.ru — С.Балашенко.

Ссылка на источник
Похожие публикации

Евгений Тихомиров 08.11.2016 11:50

Сказительница Марья Дмитриевна Кривополенова
 
Нашел потрясающий интереснейший рассказ о людях Пинеги
http://www.pravmir.ru/marya-dmitrievna-krivopolenova/
Марья Дмитриевна Кривополенова
Борис Шергин | 21 января 2005 г.

Родина сказительницы Марьи Дмитриевны Кривополеновой – Река Пинега, приток Северной Двины. На Пинеге и в начале века двадцатого можно было увидеть деревянную Русь. Там во всем: в архитектуре, в одежде, в песнях, в домашнем быту – Русь, в лице граждан Великого Новгорода, освоила Север еще в четырнадцатом веке.
Неграмотная, но любознательная Кривополенова рассказывала о продвижении Руси на Север так, как будто сама в тех походах участвовала:
«Прежде на Двине, на Пинеге, на Мезени чудь жила: народ смугл и глазки не такие, как у нас. Мы – новгородцы, у нас волос тонкий, как лен белый или как сноп желтый.
Мы, русские, еще для похода на Пинегу и карбасов не смолили, и парусов не шили, а чудь знала, что русь идет, – раньше здесь леса были только черные, а тут появилась березка белая, как свечка, тоненькая.
Вот мы идем по Пинеге в карбасах. Мужи в кольчугах, луки тугие, стрелы переные, а чудь молча, без спору давно ушла. Отступила с оленями, с чумами, в тундру провалилась. Только девки чудские остались.
Вот подошли мы под берег, где теперь Карпова гора. Дожжинушка ударил, и тут мы спрятались под берег. А чудские девки – они любопытные. Им охота посмотреть: что за русь? Похожа ли русь на людей? Они залезли на рябины и высматривают нас. За дождем они не увидели, что мы под берегом спрятались. Дождь перестал, девки подумали, что русь мимо пробежала:
– Ах мы, дуры, прозевали!
Для увеселенья и запели свою песню. По сказкам-то, никому во вселенной чудских девок не перевизжать.
Выло утро, и был день. Наши карбасы самосильно причалили к берегу. Старики сказали:
– Вот наш берег: здесь сорока кашу варила.
Тут мы стали лес ронить и хоромы ставить…
В эту пору здесь у водяного царя с лешим царем война была. Водяной царь со дна реки камни хватал и в лешего царя метал. Леший царь елки и сосны из земли с корнем выхватывал и в водяного царя шибал. Мы водяному царю помогали. И за это водяные царевны не топят ребятишек у нашего берега…
Это все мой дедушка рассказывал. Он от своих прадедов слышал. От них и былины петь научился. Я у дедушкиных ног на скамеечке сидеть любила и с девяти лет возраста внялась в его былины и до вас донесла».
Имя шестидесятилетней сказительницы Кривополеновой известно стало науке еще в конце прошлого столетия. Но записи ее былин покоились в академических шкафах, а Марья Дмитриевна, всю жизнь тяжело работавшая, жила в большой бедности: «Не замогу работать, пойду побираться».
Побиралась, на свадьбах невестины речи пела, на похоронах вопила. Тем и кормилась до семидесяти двух лет!
В 1915 году отправилась на Север О. Э. Озаровская, московская артистка и талантливая собирательница народных сказаний. Вскоре она писала в Москву:
«Собирая словесный жемчуг на Пинеге, уловила я жемчужину редкой красоты. Везу ее в Москву».
Так попала пинежская сказительница в Москву белокаменную. Не многоэтажные дома, не автомобили поразили Кривополенову. Московской старине радовалась по-детски она. Побывала в Кремле, посмотрела гробницу Ивана Грозного, нашла даже за Москвой-рекой дом Малюты Скуратова. Все, о чем пела она всю жизнь в былинах, – все оказалось правдой!
Если Кривополенова была жемчужиной редкой красоты, то Озаровская явилась для нее оправой червонного золота, – она открыла людям талант сказительницы. В Москве, в Петрограде, на Украине слушатели горячо принимали «бабушку Марью Дмитриевну». Шел 1916 год.
Помню ее выступление в большой аудитории Московского Политехнического музея.
Слушателей набралось до трех тысяч: студенты, гимназисты, художники, ученые.
Марья Дмитриевна вышла на эстраду. Молодежь приветствовала ее рукоплесканиями и возгласами:
– Здравствуй, милая бабушка!
Кривополенова ответила тремя истовыми поясными поклонами на три стороны, по старинному обычаю:
– Здравствуй многолетно и ты, Москва, юная и прекрасная!
И зазвучала странная, непривычная мелодия, несхожая с русской песней. Это был голос древней былины, и слушатели восприняли его сначала как некий аккомпанемент. Но тут же сразу вникли в слова, прониклись содержанием. Ведь былина из Киева, Новгорода, Москвы, давным-давно переселившаяся на Север, нерушимо сохраняла общерусскую родную речь, Кривополенова, блестящая исполнительница былин, и сама по себе была каким-то чудом и счастьем для всех, кто видел и слышал ее. Маленькая, худенькая, одетая в темный, старинного покроя сарафан, застегнутый сверху донизу на серебряные пуговки, в темном вдовьем повойнике, она была похожа не то на девочку, не то на древнюю старуху. Приехав из дремучих лесов Севера, она не боялась многолюдной аудитории – наоборот, полюбила ее, чувствовала себя непринужденно и всегда и везде умела держать ее в напряженном внимании.
Слушатели воочию видели древних богатырей – Вольгу Святославича, Илью Муромца, Добрыню, слышали тяжелую поступь богатырских коней.
Сказительница рисует картину вражеского нашествия на Русь:

В солнце знаменье страшное,
В полночь звезды хвостатые,
Пред зарями земля тряслась,
Шла Орда на святую Русь.
На Руси петухи поют,
Не спит Рязань полуночная,
По стенам не спят караульщики,
По угольным башням дозорщики…

И два, и три часа пела Кривополенова, а бесчисленная аудитория воочию видела то, что внушала вещая старуха.

Не раз приезжала Кривополенова в Москву.
Посетила Марья Дмитриевна Третьяковскую галерею. Шла по залам усталая -день ее начинался с четырех часов утра. Но перед картиной Васнецова «Три богатыря» старуха оживилась, просияла.
– Глядите-ко, – обратилась она к окружавшим ее посетителям. – Жили-были преславные богатыри. Не сказка-побаска, а жизнь бывала: Илья-то Муромец из-под ручки врага высматривает. На руке у него палица висит, свинцом налита, а ему как рукавичка.
И сказительница запела былину:

Вздымет Илья палицу
Выше могутных плеч,
Жахнет палицей впереди себя,
Отмахнет, отмахнет созади себя,
Вправо, влево стал настегивать,
Вражью силу обихаживать…

Взглянув на Добрыню, запела с улыбкой:

Три года Добрынюшка стольничал
У князя Владимира в Киеве.
Три года Добрыня в послах живал
У неверных королей, у немецких.
У Добрынюшки вежество врожденное,
Хитрость-мудрость природная…

В 1921 году Кривополенова в последний раз была в Москве. Нарком Луначарский известил Озаровскую, что рад познакомиться с знаменитой сказительницей. Его ждали с часу на час. Луначарский приехал вечером. Озаровская зовет:
– Бабушка, Анатолий Васильевич приехал!
Кривополенова сурово отвечает:
– Марья Митревна занята. Пусть подождет.
Нарком ждал целый час. Марья Дмитриевна нако
нец вышла:
– Ты меня ждал один час, а я тебя ждала целый день. Вот тебе рукавички. Сама вязала с хитрым узором. Можешь в них дрова рубить и снег сгребать лопатой. Хватит на три зимы…
Марья Дмитриевна и наркома покорила умом и достоинством.
…Вернулась Марья Дмитриевна на Пинегу. Снова началась бродячая жизнь сказительницы.
В 1924 году на Пинеге был недород, бесхлебица. Опять старухе пришлось себе и внукам добывать хлеб в скитаниях по деревням.
Однажды отправилась она в дальнюю деревню. Возвращалась оттуда ночью. Снежные вихри сбивали с ног. Кто-то привел старуху на постоялый двор. Изба была битком набита заезжим народом. Сказительницу узнали, опростали местечко на лавке.
Сидя на лавке, прямая, спокойная, Кривополенова сказала:
– Дайте свечу. Сейчас запоет петух, и я отойду.
Сжимая в руках горящую свечку, Марья Дмитриевна произнесла:
– Прости меня, вся земля русская.
В сенях громко прокричал петух. Сказительница былин закрыла глаза навеки…
Русский Север – это был последний дом, последнее жилище былины. С уходом Кривополеновой совершился закат былины и на Севере. И закат этот был великолепен.

Евгений Тихомиров 08.11.2016 11:57

Почему почитаемая на Руси чудотворная Грузинская икона Божией Матери оказалась на сев
 
И еще об удивительных историях Пинежского края прошу познаеомиться!.
ШколаЖизни - познавательный журнал
http://shkolazhizni.ru/world/articles/29731/
Почему почитаемая на Руси чудотворная Грузинская икона Божией Матери оказалась на северной реке Пинеге? На высоком холме рядом с северной рекой Пинегой примерно в 200 километрах от Архангельска стоит полуразрушенный Красногорский Богородицкий монастырь. От великолепного каменного храма сохранились только выщербленные временем и людьми стены. С древних полустертых фресок смотрят на величавую реку лики святых. Крест, установленный над лишенной шпиля и приспособленной для хозяйственных нужд колокольней, напоминает, что когда-то здесь была обитель, к которой стекались паломники со свей Руси. Славу монастырю принесли две святые чудотворные иконы Божией Матери, Владимирская и Грузинская. Собственно, благодаря им монастырь и возник. По преданию, у настоятеля Кевроло-Воскресенского монастыря схимника Варлаама был старинный список с Владимирской иконы Божией Матери. В 1603 году Варлааму во сне было видение, что икону он должен вручить священнику Мирону, который станет основателем нового монастыря на Черной горе. Через какое-то время к игумену на самом деле пришел вдовый священник Мирон, служивший в одном из приходов на реке Пинеге. Получив икону и наставления старца, Мирон вернулся в свой приход, где чудотворный образ был помещен в церкви. Поклониться иконе, исцелявшей больных, стали приходить верующие и из других приходов. Одной из исцелившихся было видение Божией Матери, указавшей место, куда необходимо перенести икону. Этим местом была Черная гора над Пинегой. Её же указал священнику в своих наставлениях и игумен Варлаам. Стараниями отца Мирона на горе в 1604 году был сооружен крест, на который укрепили чудотворную икону. Яндекс.Директ Ремонт стабилизаторов, выезд. Срочный ремонт стабилизаторов напряжения любых марок.Выезд.10 лет опыта remstab.ruАдрес и телефонМосква В наличии! Рации Megajet 300! Продажа раций и радиостанций Megajet 300! Доставка по России! Гарантия! midland-rus.ruАдрес и телефонМосква Собор Красногорского монастыря в наши дни Священник Мирон принял монашеский постриг под именем иеромонаха Макария и начал строить на горе храм, ставший основой Черногорского монастыря. Для получения разрешения на строительство ему пришлось совершить путешествие в Москву. По другим сведениям, в Москву он посылал челобитную с описанием видений, благодаря которым было выбрано место строительства. Разрешение на строительство монастыря было дано в 1606 году царем Василием Шуйским. Через два года первая небольшая деревянная церковь в честь Похвалы Пресвятой Богородице была освящена, а Макарий назначен игуменом создающегося монастыря. (Похвала Пресвятой Богородице — праздник, отмечаемый в субботу на пятой неделе Великого поста) В это время в народе утвердилось мнение, что название горы не соответствовало тому, что на ней находится святая икона, и гору переименовали в Красную. Соответственно, и монастырь стал Красногорским. На стенах собора сохранились остатки фресок В 1629 году в монастыре появился еще один образ Богоматери, слава которого далеко вышла за пределы Пинежского округа. Время создания этого образа неизвестно, когда в конце XVII века для него делали новую серебряную ризу, определили, что икона «письма древнего греческого или грузинского, писана по сусальному золоту на плотной дубовой доске». Икона и на самом деле была из Грузии, значительная часть которой в то время была захвачена Персией. Путь в южные страны был для русских купцов не в новинку, возили они товары и на персидские базары. Любопытно, что икону, названную Божией Матерью Грузинской, за очень большие деньги приобрел в Персии приказчик ярославского купца Егора Лыткина. А купцу было видение, что приказчик везет ему вместо персидских товаров святую икону, которую следует доставить в Красногорский монастырь на Пинегу. Колокольня Когда приказчик привез из Персии икону, купец Лыткин, получив благословение патриарха Филарета, отправился в далекий путь на север, чтобы доставить святыню в неведомый для него монастырь. Он не только привез икону в Красногорье, но и стал, говоря современным языком, главным спонсором монастыря, выделяя значительные суммы на строительство каменной церкви, закупая церковную утварь, иконы, книги, облачения. Новая икона быстро стала особо почитаемой не только в северных землях, но и в целом на Руси. С неё делались списки (копии), которые разошлись по всей стране, почитаясь как чудотворные. Благодаря этим спискам храмы Грузинской иконы Божией Матери теперь есть во многих местах. Но первым такой храм был построен в Красногорском монастыре. Братский корпус Стоит отметить, что Грузинская икона Божией Матери была «путешествующей», по распоряжению церковных властей её часто вывозили в различные регионы страны, где требовалось заступничество Богоматери. Так, в 1654 году икона остановила распространение моровой язвы в Москве. Икону даже возили в Сибирь, произошло это при царе Алексее Михайловиче. При патриархе Никоне началось ежегодное празднование 22 августа дня памяти Грузинской иконы Божией Матери. С XVII века ежегодно 22 августа две святыни из Красногорского монастыря отправлялись в Архангельск, в конце XIX — начале ХХ веков их возили на специальном пароходе. Путь обычно занимал 4 дня с остановками для богослужений во всех городках и поселках по берегам реки. В Архангельске иконы встречали с большой торжественностью, проводили крестный ход, поочередно выставляли их во всех церквах. К этому времени в город съезжались богомольцы, все-таки в Архангельск добираться значительно легче, чем в Красногорье. Но многие богомольцы предпочитали поклоняться святыням в самом монастыре. Сюда не редко приезжали высокопоставленные лица, бывали и члены императорской семьи. В 1899 году монастырь посетил сын императора Александра II великий князь Владимир, долго молившийся перед чудотворными иконами. В первые годы советской власти началась борьба с религией. На Севере и в Беломорье активное разорение церквей и монастырей началось в 1922 году, когда была создана специальная губернская комиссия по изъятию ценностей из храмов. После разграбления Красногорский монастырь был закрыт, его здания использовались для различных нужд, в том числе для организации детского приюта и лечебницы. Что стало с чудотворными иконами, неизвестно. Велика вероятность, что они были уничтожены или же находятся теперь в чьей-то частной коллекции. Без заботливого присмотра монастырский комплекс стал разрушаться. В настоящее время в поселке Красная горка в хорошем состоянии из бывших монастырских зданий находятся только братский корпус, в нем оборудована комфортабельная гостиница, и деревянные монастырские амбары, в них развернут интересный музей крестьянского быта. Ограды уже давно нет, и теперь прямо от стен разрушенного собора начинаются трассы для горнолыжников, сноубордистов и сноутюбистов, привлекающие в зимнее время массу отдыхающих, для которых созданы хорошие условия, включая подъемники и вечерние освещение. Летом же здесь проводятся фольклорные праздники и организуются очень интересные экскурсии, в том числе к святому источнику, где монахами в свое время были построены купальни, и в карстовые пещеры. Единственное, что на Красной горе осталось практически без изменения, это потрясающе красивый вид на тайгу и реку Пинегу. Возможно, со временем монастырь будет восстановлен. Участившееся в последнее время посещение остатков монастырского комплекса представителями областной администрации и церковными иерархами позволяет на это надеяться.

Автор: Владимир Рогоза
Источник: http://shkolazhizni.ru/world/articles/29731/
© Shkolazhizni.ru


Текущее время: 17:38. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС