Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 05.03.2018 12:51

Вложений: 1
Захватывает дух от путешествия по реке Вилюй на катере. Полагаю, что и чиновникам будет весьма полезно почитать для общего развития и узнать. что есть и такая красивая речка Вилюй в России!
http://www.vecherniy.com/wall?id=765
Вилюй
Здравствуйте, дорогие читатели! За окном наступают уже совсем зимние холода, а мы с вами вспоминаем лето и продолжаем свое «виртуальное» путешествие по реке Вилюй. Вернее, это для нас «виртуальное», а для нашего экспедиционера Александра Павлова со товарищи вполне себе реальное. Потому как этим летом им посчастливилось пройти самую интересную и древнюю реку Якутии — Вилюй — от истока до устья. (Продолжение. Начало в № 44 от 10 ноября 2017 г.).
6 июля. Нас разбудил шум мотора: местные ребята на «Прогрессе» возвращались в Эконду. У нас две лодки, и мы тоже будем идти на моторах. Слава богу, в смысле какое несчастье, что нынче я в экспедиции не с «Якутском вечерним», а с такими же нетерпеливыми товарищами, как я. Так что «нестись со скоростью воды» и медитативно созерцать окрестности — это на сей раз не к нам. Тем более что «скорость воды» в верховьях Вилюя сильно отличается от течения Лены, тут в основном идет болотистая местность. Кстати, несмотря на сильную заболоченность, почему-то вообще нет лягушек. А ведь именно в бассейне реки Вилюй в 1967 году была найдена различная эндемичная ихтиофауна. Иначе говоря, именно тут нашли кистеперых и двоякодышащих рыб. Все еще не поняли? Ну... те самые «шагающие рыбки», которые вышли в итоге на сушу и от которых пошли все позвоночные животные. В том числе и человек.
***Кистеперые рыбы карбонового периода (370–350 млн лет тому назад) были длиной от 20 см до метра). Это, кстати, были хищники, которые могли дышать как жабрами, так и легкими. Откуда взялись легкие? Как раз тогда начали пересыхать многие водоемы. И в этих обмелевших водоемах эти рыбы передвигались, отталкиваясь плавниками от дна. Дышать жабрами было уже проблематично, так что пришлось отращивать легкие. Кожистые плавники постепенно преобразовывались в конечности, чешуя исчезла и на землю вступило первое позвоночное животное — амфибия, похожая на рыбу.
Впрочем, хватит думать о древности, вернемся к делам насущным. Итак, завтрак, сборы, настроили «воки-токи», чтобы держать связь, и... Вилюй, мы начинаем!
Наш «Меркюри» почему-то не держит обороты, сбрасывает, и мы идём странными рывками. Вторая лодка (её позывной «Эконда», наш — «Чернышевский») четко идёт метрах в ста позади. Скорость порядка 16 км/час, но бензин при этом «улетает». Есть еще одно отличие от экспедиции по Арктике: мы все время поддерживаем связь, предупреждая друг друга о сложных перекатах, так что есть надежда, что лодки не потеряются. Кстати, заметил удивительную вещь: сколько бы мы ни терялись в Арктике, почему-то продукты и палатки все время были на другой лодке! Так что теперь, наученный горьким опытом, я ношу все свое с собой не только в первый день похода. Впрочем, потеряться на Вилюе довольно сложно. Все-таки русло одно. Зато речек впадает действительно много.
Кстати, на топографических картах та река, что называется Сала-Бираян, по утверждению эвенков, называется Гутконда. На всякий случай пометил оба названия.
У всех речек делаем обороты, кидаем спиннинги. Но наши рыбаки разочарованы. Дикого клёва нет. Так, одна щука да окунь. ...Мы входим в траппы, впереди порог Орон (Оран) — прошли его удачно, по сливу, стоячие волны невысокие, камни просто угадываются. Всё-таки мы идём в самое удачное время, имеется в виду уровень воды.
Из книги «Старая рында»: «Справа устье речки Ирбомокит (Нерестовая). Причаливаем ниже у берега с высоченной травой. Пружиним с Володей (Щукин) по мягкому зеленоватомумху — к озеру. На другомберегу устье речки Нэлэгчи( так в тексте книги): лес вывороченных корней, жуткий хоровод дряхлых, в лохмотьях, кривляющихся старух с вытянутыми к небу сухими тонкими руками... Намечаем ночевку в устье Чалбачи (Березовая). Почти час идем левым берегом песчаного острова, снова попадаем в перекат и, отвлеченные им, проскакиваем устье. Издали видим косу, увы... тут не галечник, а рыхлый песчаный грунт. Поблизости ни леса, ни перелеска, а мы, умея обходиться без многого, не представляем стоянку без костра...».
Вот! По берегам здесь очень мало плавника. Возможно, Вилюй разливается настолько широко, что уносит плавник куда-то в близлежащие озера и болота, перебросив их через прибрежные бугры. Поэтому места стоянок приходится долго искать. Наконец-то начала появляться живность: гуси, медведица с медвежатами, утки. Под порогом наловили щук, которых тут же засолили. Обед получился царский: борщ «Шмаковский», чай «Петровский», салат «Авдеевский». Не удержались от С2Н5ОН. Отдохнули прекрасно и в 15.00 пошли вниз. Вот прямо сказка бы была, если бы... не было комаров. Я уже упоминал, что при всем моем богатом туристическом прошлом такое количество комаров, как на Верхнем Вилюе, я не встречал нигде.
Площадь водосборного бассейна Вилюя 448,6 тысячи кв км. На территории этого бассейна 68000 озер, 15000 водотоков, 232 притока длиной более 10 км. Годовой расход воды — 1450 кубометров в секунду. Тем не менее Вилюй — не самый могучий приток Лены: его «вклад» в общий расход воды — всего 10%.
Вацлав Серашевский: Комары. «Бырдах». В самое комариное время, которое длится с первых чисел июня до первых чисел июля, люди избегают отлучаться из дома, спят в темных помещениях и по возможности проводят все время в едком дыму из коровьего кала, что служит единственной защитой от этих насекомых. Ни деготь, ни другие пахучие мази не помогают; даже дым горячего дерева не особенно их пугает. В комарных местах они способны свести с ума, ослепить и задушить человека, оказавшегося вдали от жилища без сетки и возможности добыть огонь. Эллэй, якутский первопредок, считается изобретателем дымокура. По преданию якутов, комары способствовали приручению лошадей, заставляя их толпиться у разводимых людьми костров.
Ниже порога Оракар идёт серия перекатов или шивер. Мы уже спокойно намечаем заход, входим в струю, брызги, прыжки, качка и... всё, лодку выносит на плёс.
***Дальше речка Нэлгэчи, причем местные говорят: «Нэлгиси». Как нам пояснили, название можно перевести как «комель гигантского дерева». Любопытно, что сейчас вокруг гигантских деревьев совсем не наблюдается. Мои товарищи думают, что когда-то вышеупомянутый комель просто принесло сюда течением и он перегородил речку. Однако я тут же вспоминаю гигантские окаменевшие пни, которые попадались мне в устье Вилюя. Как вы помните из прошлого номера, когда-то тут росли действительно ОЧЕНЬ большие деревья. Их окаменевшие остатки до сих пор можно найти по берегам. Возможно, что один такой экспонат когда-то и поразил воображение местных жителей настолько, что речка получила название в честь него. Любопытно, что и название следующей речки — Кучул — переводится как «большой сухой пень».
***В устье речки Чалбачи стоит недостроенная избушка, постройка свежая. А устье речки явно перегораживается сетями, так что рыбе деваться просто некуда. Переглядываемся: вот почему Вилюй здесь беден рыбой, вот почему у местных эвенков основная рыба — щука и окунь. Другую всю выловили еще на подходе. Поднимается довольно сильный встречный ветер, отбирая у нас 2–3 км/час, солнышко скрывается. Идём дальше, проходим несколько перекатов и встаём на рыбалку. Сергей вытащил окуня, который только что оборвал воблер у Виталия: рыбку подвела жадность.
***В 1938 году была издана уникальная книга — «Водные пути бассейна реки Лены». Вот как описывался в ней Вилюй: «Примерно в 30 км перед Средним Вилюйканом Вилюй входит в область почти сплошного распространения траппов. Долина становится узкой. Скалистые берега высотой 20–25 м. Русло во многих местах загромождено крупными камнями. Здесь характерно чередование глубоких (4–5 м) и спокойных (0,2–0,6 м/с) плесов с мелкими (0,2–0,5 м), большей частью порожистыми и стремительными (3–4,5 м/с) перекатами».
***С появлением первых перекатов вокруг пропадают признаки заболоченности местности. И пейзаж становится повеселее. Повеселее и поопаснее.
Нас предупредили, что один из самых сложных участков в этом районе — порог Венкин. После зимовья с флагом и остановки на рыбалку прошли хороший порог, который мы за Венкин и приняли. «Ничего сложного!» — сделали мы ложный вывод и продолжили путь дальше, но за одним из поворотов услышали рёв воды, справа — каменная гряда, которая сдавила русло, огромные стоячие валы, течение подхватило и понесло нас, мы толком даже не успели войти как надо в струю. Нас несло, болтало и крутило, волна шла через лодку, пару раз клацнули зубы, и вот мы, ошеломленные, вылетели в тиховод...
Тут же вызвали по рации лодку «Эконда», предупредили о пороге. «Видим!» — доложил Валерий, и мы с легким волнением стали наблюдать, как они пройдут порог. Взлёт — падение, взлёт — падение, носом в бурун, брызги, волна — и у наших ведомых всё в порядке.
Но не всё в порядке у нас. Видимо, камень попался, да мы не услышали, или мотор мотануло волной так, что лопнул штуртрос, причём внутри трубки. Мы остались без руля, а на «Меркюри» румпель для ручного управления просто не предусмотрен!
Пока мы разбираемся с проблемой, причаливаем к берегу. А вот и страшное доказательство сложности порога Венкин: на берегу стоит памятник. Здесь в 1985 году погиб Вениамин Чекомасов. Он попытался по малой воде форсировать порог, лодку опрокинуло, а камни и стремительный поток не оставили ему шансов...
Продолжение следует

Евгений Тихомиров 05.03.2018 13:16

Каменные стражи Котуйкана
 
Вложений: 1
А вот еще один водный поход
http://mik-sazonov.livejournal.com/3669.html
Каменные стражи Котуйкана
История освоения русскими просторов Таймыра, Северо-Сибирской низменности и Среднесибирского плоскогорья началась в конце первого или в начале второго десятилетия 17 века. Торговые и промышленные люди к тому времени уже хорошо исследовали Енисей и основали на этой великой реке несколько городков. В их числе был и Туруханский городок (ныне Туруханск), превратившийся в крупный населенный пункт Мангазейского воеводства. Оттуда в поисках новых «землиц» мангазейцы пошли на восток. В 1626 году в месте слияния рек Хета и Котуй, то есть там, где начинается река Хатанга, было основано первое русское поселение – Пясидское ясачное зимовье. По долине Котуя первопроходцы поднялись на Среднесибирское плоскогорье с севера, проследив эту составляющую Хатанги на 500км, и в 1634 году на богатом рыбой озере Ессей ( у 68° 30´ с.ш.) поставили другое ясачное зимовье. И скорее всего в то же время кто-то из них исследовал крупный правый приток Котуя – реку Котуйкан.
Хат2
Котуйкан берет начало на Анабарском плато и пересекает его с юго-востока на северо-запад. Анабарское плато расположено в северо-восточной части Средне-Сибирского плоскогорья. Эта территория входит в состав Таймырского района Красноярского края и Якутии.
В геологическом отношении плато Анабар уникально. Анабарский щит, территориально совпадающий с Анабарским плато, построен так называемыми докембрийскими породами. Здесь выходят на поверхность одни из самых древних в геологическом отношении горных пород — протерозойские и архейские, имеющие возраст соответственно 1,6–2 млрд. лет и 3 - 3,5 млрд. лет.

История образования этих пород геологами описывается так: в течение многих миллионов лет Сибирская платформа дрейфовала из южного полушария Земли к ее текущему положению в северном полушарии. Над ней долгое время плескался теплый океан, в котором накапливались морские осадки разных геологических эпох. В результате поднятия океанского дна самые древние осадочные породы оказались на поверхности именно в районе Анабарского плато.
Река Котуйкан за миллионы лет прорезала в этих породах свою долину и сотворила один из самых величественных пейзажей на Земле. Река обнажила геологические слои, по которым можно прочитать историю Земли и, как на машине времени, попасть на миллиарды лет назад, в прошлое.
меандр на реке Котуйкан
Начинается это путешествие с рифейского периода протерозоя (1,6 млрд. лет назад) – это верховья Котуйкана и заканчивается архейской эрой (3 - 3,5 млрд. лет назад) – низовья Котуйкана. Песчаник с отпечатками морского дна и строматолиты являются зримыми доказательствами этой теории.
Строматолиты – следы жизнедеятельности цианобактерий (еще их неправильно называют сине-зелеными водорослями), которые в Архейскую эру ( примерно 3,5 млрд. лет назад) стали первыми живыми организмами в древнем океане Земли, способными к фотосинтезу, сопровождающемуся выделением кислорода.
Именно они, по общепринятой версии, создали на Земле кислородную атмосферу. В настоящее время цианобактерии стоят в начале большей части пищевых цепей и производят значительную часть кислорода (от 20 % до 40 %).
строматолиты плато Анабар
Строматолиты на Котуйкане имеют полукруглую форму и слоистую структуру – как у кочана капусты. Морозное выветривание разрушает большие строматолитовые глыбы на небольшие куски, которые легко расслаиваются при небольшом усилии. Под ногами они хрустят и ломаются. Создается впечатление, что идешь по осколкам глиняных сосудов в каком-то заброшенном и затерянном во времени городе.
Вода и ветер, перепады температуры сформировали здесь удивительный ландшафт. Многокилометровые каменные осыпи тянутся вдоль берега. Среди них острые как пики скалы взмывают в воздух, напоминая средневековые города, застроенный зданиями в готическом стиле. Нужно совсем не много фантазии, чтобы населить их разумными существами в духе " Властелина колец" или "Звездных войн".
Однажды, на полуострове очерченным речным меандром, мы обнаружили великолепные каменные останцы – каменные стражи Котуйкана.
Один останец имеет собственное название – Витязь. Не нужно много воображения, чтобы увидеть могучие плечи и две твердо стоящие на земле ноги. Рядом не менее красивые останцы – башенки, пики и «летучие» камни.
Если отвлечься от лирики, то можно сказать, что плато Анабар - одно из самых труднодоступных и экологически чистых мест в России, территория, не затронутая хозяйственной деятельностью человека.
Сплав на рафтах по реке Котуйкан.
Всем проживающим в Европейской части России лето 2010 года запомнилось небывалой жарой и дымом лесных пожаров. Из-за плохой видимости отменялись авиарейсы. Но всё же 9 августа наша группа вылетела из аэропорта Внуково в Хатангу. При подлете к аэропорту Хатанги небо прояснилось – внизу просторы тундры, местами на северных склонах сопок белеют снежники. Много небольших озер и характерная для условий вечной мерзлоты полигональная тундра.
Поселок Тура - аэропорт
Вечером того же дня вылетели на вертолете Ми-8 в направлении реки Котуйкан. Сверху пейзаж не примечательный и кажется пустынным: невысокое каменистое плато Анабар, покрытое желтеющей тундровой растительностью, изредка рассекают реки, берега которых обрамлены зеленью деревьев. Впечатление оказалось обманчивым. Это все равно, что рассматривать крупномасштабную карту – деталей не видно. Как только вертолет снизился до 200 метров и полетел вдоль русла Котуйкана, повторяя ее изгибы, вся команда прильнула к иллюминаторам. Река, блестя на солнце в перекатах, петляла среди высоких берегов, поросших лиственницей. Очень красивые виды! Радовало еще осознание того, что мы, наконец, после трудного и долгого перелета у цели.
Вертолет приземлился рядом с устьем небольшого притока Котуйкана, рядом с полуразрушенной избой времен первых геологических съемок. Место это очень удобное – с высокого и ровного берега открывается великолепный вид на реку. Комаров и мошки практически нет, хотя совсем недалеко от избы начинается небольшой заболоченный участок. Нам крупно повезло - заморозки до нашего приезда убили кровососущих насекомых.
Закат на Котуйкане
Вечером я - автор этого отчета и Виталий - фотограф поднялись на соседнюю сопку – 512м. Такие радиальные выходы впоследствии стали для нас традиционными – на каждой стоянке после ужина мы забирались на ближайшую гору. Поднимались вверх по угнетенной лиственничной тайге с подлеском из карликовой березы. Под ногами камни, покрытые ягелем, голубикой, морошкой и другими видами растений. На склоне растет много кустиков пахучего рододендрона. Когда нет ветра, можно уловить в воздухе его терпкий запах.
Наверху на многие километры вокруг серые каменные холмы, разделенные зелеными распадками. Вокруг тишина и безмолвие. Физически ощущается отсутствие цивилизации. Наверное, то же самое почувствуют космонавты, высадившиеся на Марсе.

Евгений Тихомиров 05.03.2018 13:18

Характер реки.
В первый день сплава наша флотилия - два рафта и одиночная лодка поддержки - без труда проплыла 37 км. Река сама несет рафты по течению со скоростью от 5 км\ч на плесах и до 10км\ч на перекатах, нужно лишь изредка грести веслами, чтобы обходить камни в русле. Рекордным стал третий день, за который мы проплыли 42 км, при этом постоянно забрасывая спиннинги. Правда, люди стали роптать – «куда спешим», «куда летим», «все интересное пропустим»! И хотя впереди нас ждали еще более красивые места, решили больше не торопиться.
На Котуйкане отсутствуют серьезные пороги из-за мягкости осадочной породы, которую легко размывает река. Единственный заметный порог на реке, в котором пришлось активно работать веслами, не представляет опасности. В этом месте русло сужается, основной чистый слив находится у правого берега, слева пройти так же можно, но нужно обходить крупные камни.
Здесь может быть опасен быстрый подъем воды в результате ливневых дождей. Каменистое основание плато Анабар, вечная мерзлота и тонкий слой тундровой растительности не могут удержать большого количества дождевой воды, которая сразу скатывается в реку, сильно повышая ее уровень. На 8 день похода Виталий проснулся в 5 утра, чтобы на рассвете сделать несколько хороших кадров. Благодаря этому он спас нашу команду от погони за рафтами по берегу с непредсказуемым исходом. За ночь вода поднялась и не привязанные рафты уже качались на воде, готовясь к отплытию. Всякая кухонная мелочь: миски, кружки и разделочные доски виднелись под водой в метре от берега. Единственная невосполнимая потеря от наводнения – тефлоновый противень, который мы оставили вечером на берегу после жарки рыбы. Он уплыл.
Стоянки на реке.
Хороших стоянок на реке не много, поэтому мы часто останавливались на галечных берегах, выбирая более менее ровные площадки. Старались выбирать места с красивыми видами на каменные останцы. В одном из таких мест мы остались на дневку: противоположный берег – крутая каменная осыпь и огромные каменные башни, изрезанные трещинами. Здесь у нас был банный день. В первой половине дня сложили большой костер. Между бревнами набросали камней и подожгли. Через 2 часа костер прогорел и раскаленные камни были перенесены в походную баню. Баня удалась на славу, веники только были из лиственницы, за неимением березы.
Однажды долго искали подходящую стоянку, но ее не было, поэтому встали в довольно неудобном месте. Небольшой ручей, впадающий в Котуйкан, образовал небольшой галечный вынос, на котором удалось поставить 2 палатки. Еще две палатки разместились чуть выше на крохотных площадках. Но когда место обжили, запылал костер, и сугудай из хариуса пошел под водку, то стало ясно, что это уютная и забавная стоянка. Позже это место получило название «стоянка с водопроводом и канализацией», потому что воды из ручья можно было зачерпнуть кружкой не вылезая полностью из палатки.
Запомнилась стоянка на большом галечном пляже, после которого начинался красно-коричневый обрывистый берег, сложенный из уже знакомых нам волнистых плиток песчаника. После ужина часть команды отправилась его исследовать, остальные пошли рыбачить. Расцветка слоев песчаника варьируется от светло коричневого до темно бордового. Здесь свой, более теплый микроклимат – солнце греет обрывистый берег целый день и поэтому лиственницы здесь внушительной толщины. На краю обрыва приютился куст красной смородины с красными, но очень кислыми ягодами. Примерно посередине обрыв прорезает ручей, который выносит в Катуйкан какой-то корм. И плавники хариусов в этом месте то и дело появляются из воды. В одном месте на каменной полке навалена округлая куча хвороста – гнездо сапсана.

Еще одна стоянка получила собственное имя - «стоянка на мраморном полу». После долгого и трудного дня, в который нас потрепал внезапно налетевший холодный циклон, причалили к длинной и достаточно широкой каменной полке, выточенной в отвесной скале правого берега. Весенний разлив каждый год шлифует и чистит эту площадку. Возникает впечатление, что под ногами белый мраморный пол. На нем мы и поставили палатки.
Литосферная база РАН.
На Катуйкане находиться заброшенная еще в начале 90-х годов прошлого века Литосферная база РАН. Жилой деревянный дом еще вполне пригоден для зимовки, только в пристройке и на веранде протекает крыша.
Внутри дома все осталось нетронуто и мы словно перенеслись в последние годы существования Советского Союза: на стене висит советский вымпел с портретом Ленина, на столе лежит несколько советских журналов. На полках стоят книги и специальная литература по геологии. Отдельно лежат рулоны кальки с абрисами рек и ручьев. В деревянном ящике – большой мешок с мукой, испорченной и поеденной какими-то жучками. В холщевом мешке, подвешенном к потолку - соль, крупы и макароны. В еще одном ящике – тушенка 1993 года выпуска.
В пристройке к дому валяется куча инструментов и материалов, уже основательно сгнивших. Недалеко от дома стоит бензиновый генератор и 200 литровая бочка, на дне которой еще плещется бензин. В 50 метрах от дома есть вертолетная площадка, на которой валяются ржавые пустые бочки из-под топлива.
Невдалеке странное сооружение, скорее всего, печь для выпечки хлеба. Рядом в вечной мерзлоте выдолблен погреб метровой глубины для хранения мяса и рыбы летом. Чуть в отдалении от дома на берегу ручья стоит деревянная баня с отличной железной печью обложенной камнями. При желании ее можно натопить и попариться с комфортом.
Территория базы медленно зарастает молодыми лиственницами. 15 лет без хозяина не прошли даром. Природа медленно возвращает себе утраченные владения – каменный глухарь устроил себе гнездо под гнилым брезентовым навесом прямо в лотке для промывки песка.
Еще один заброшенный лагерь геологов мы обнаружили в устье реки Илия. На высоком берегу стоит каркас палатки и валяются ржавые бочки.
Погода
Через 2 дня после начала сплава установилась чудесная погода - тепло и солнечно. Иногда даже плыли раздетые по пояс, загорали. А учитывая отсутствие комаров и мошки можно сказать, что мы оказались на курорте семидесятой широты!

Евгений Тихомиров 05.03.2018 13:20

И все же природа избавила нас от искаженного впечатления о Крайнем Севере. Утром 21 августа сквозь облака проглядывало солнце, но стало заметно холоднее. Как только собрали лагерь и отчалили - пошел дождь, температура упала по ощущениям до +5 градусов. Порывистый встречный северный ветер заставлял грести изо всех сил. Примерно час мы преодолевали прямой участок реки длинной не более 2 километров, прижимаясь к берегу, где была волна поменьше. Единственный плюс от такой гребли - тепло вырабатываемое организмом не давало замерзнуть. Север показал нам свое истинное лицо – суровое, небритое, с обмороженным носом и инеем на усах. До этого на нем была лишь веселая карнавальная маска, которая нас расслабила и заставила поверить, что мы на сказочном курорте, где можно загорать, не спеша сплавляясь по течению, наслаждаться красотой пейзажей и ловить рыбу. Экипаж рафта №1 сдался и причалил к берегу, чтобы развести костер и согреться. Экипаж рафта №2 упорно греб вперед, и только остановившись на обед, погрелся водкой. Однако к вечеру холодный циклон ушел, и выглянуло солнце. Жить сразу стало лучше и веселей! Первых северных оленей мы увидели на третий день сплава. С этого дня они были нашими постоянными спутниками: стояли на берегах, переплывали реку прямо перед рафтами, проходили совсем рядом с нашим лагерем на берегу.
Дикие северные олени хорошо приспособлены к суровым условиям жизни в тундре и заселяют её территорию вплоть до побережья Северного Ледовитого океана. На Таймыре самое большое стадо диких оленей - около 600 тыс. голов. На зиму олени откочевывают в лесотундру, и мы как раз оказались на пути их ежегодной миграции на юг. Летом, спасаясь от гнуса, они уходят далеко на север.
Для жителей Хатанги это хорошая возможность запастись олениной на зиму. Бьют их там сотнями, но, похоже, это не сказывается на численности популяции. Нередки случаи, когда одиночные олени переплывают широченную реку Хатанга и проходят прямо по улицам поселка.
Самая замечательная встреча с оленями произошла, когда мы рассматривали и фотографировали каменные останцы на полуострове, образованном речным меандром. Вдруг группа северных оленей стала переплывать реку в нашем направлении. Два крупных самца с ветвистыми рогами, несколько самок и молодняк разного возраста поднялись по склону и вышли прямо на нас. Они медленно прошли всего в 30 метрах, на ходу поедая листву карликовой березы. Нам удалось сделать ряд замечательных фотографий.
группа северных оленей
Перед крупным левым притоком Котуйкана – рекой Илия произошел еще один забавный эпизод. Олениха с олененком решилась переплыть реку примерно в 100 метрах перед моей лодкой. Ширина реки в том месте была примерно 50 метров. Доплыв до противоположного берега, животное по непонятной причине повернуло назад и поплыло в обратную сторону. Несчастный олененок, борясь с течением и выбиваясь из сил, поплыл вслед за матерью. А я, плывший в этот раз один, как раз прибавил ходу, поэтому разминулся с ними всего в 10 метрах. В этот момент олениха посмотрела на приближающуюся лодку, и я увидел ее испуганные глаза. Незабываемое впечатление!
олениха с олененком
Однажды во время сплава кто-то из нашей команды увидел белую точку у кустов. Когда подплыли ближе стало ясно, что это полярный волк. Волк видимо в первый раз увидел рафты и людей, поэтому пошел к нам навстречу. Звери тоже обладают любопытством! И только когда мы все сошли на берег и стали к нему приближаться, сработал инстинкт самосохранения и он убежал в лес. Красивый был волчара – светлобежевая шерсть как у Акеллы из мультфильма про Маугли!
На Котуйкане нам попадалась рыба трех видов – сиг, хариус и таймень. Хариуса ловили больше, чем могли съесть, сига – меньше чем хотелось бы, а тайменя поймали всего 5 штук. Методом проб и ошибок определили самую уловистую блесну - маленькая белая вращалка, например Mepрs #4.
Анабарский таймень
А я придумал новый способ ловли тайменя - «на живца»!
Возвращение в Хатангу.
Конечной точкой маршрута было место слияния Котуйкана и Котуя. Очень красивое место! Здесь Котуй, стиснутый скалами с обеих сторон, по ширине почти не отличается от своего притока.
устье реки Котуйкан
Забирал нас оттуда катер на воздушной подушке «Марс 20». Быстро погрузили в него наше снаряжение и поплыли в Хатангу. Постепенно все нашли уютное положение в креслах и задремали под шум двигателей. Поэтому незамеченным остался поселок Каяк, расположенный на правом берегу Котуя. В поселке живут шахтеры самой северной в России угледобывающей шахты «Котуй». Шахта эта во многом необычна: находится в вечномерзлых грунтах. Ствол шахты расположен горизонтально, шахтеры входят в нее с крутого берега реки.
устье реки Котуйкан
Хатанга - один из самых северных населённых пунктов России. Население — около 3 тыс. человек. Село расположено на реке Хатанга. Хатанга - по-эвенкийски означает «большая вода», «много воды». На месте нынешнего поселка Хатанга изначально было ясачное зимовье Нос, или Козлово. Оно возникло в 1660 - 1670 гг. Основной причиной выбора именно этого места стал недоступный для наводнений высокий речной яр, с которого открывается хороший обзор реки. Такие высокие обрывистые полуострова, или мысы, на реках и морях землепроходцы называли «носами» или «носками». И лишь позднее поселение получило название Хатанга.
устье реки Котуйкан
Таймырский округ, пожалуй, самый многонациональный из всех северных округов. Достаточно сказать, что из 36 малочисленных северных народностей 6 проживают здесь. Это долганы, нганасаны, ненцы, эвенки, энцы и эвены.
долгане в Хатанге
Большинство построек в Хатанге - двухэтажные дома послевоенной постройки. Но есть и несколько многоэтажных домов, в одном из которых размещается погранотряд, еще в одном гостиница «Заполярье». Есть школа, детский сад. Телерадиоцентр выделяется набором разнокалиберных антенн на крыше.
Есть несколько кафе и много небольших продуктовых магазинов. Ассортимент продуктов питания примерно такой же, как и в магазинах в Центральной России – есть все необходимое, только минимум в 3 раза дороже. Например, баночное пиво Балтика №7 стоит 120 руб., колбаса Докторская - 520 руб. за килограмм. В промтоварном магазине полутора литровая эмалированная кастрюля - 500 руб. Дороги засыпаны шлаком из угольных котелен и они довольно ровные. Летом в сухую погоду их поливают водой, чтобы не было пыли.

Евгений Тихомиров 06.03.2018 10:59

по Нижней Тунгуске землепроходец Пянда со своей командой впервые вышел к Лене
 
Кто не слышал об Угрюм-реке? Какая же она сейчас эта река таинственная и манящая к себе путешественников и авантюристов?
http://reports.travel.ru/reports/2003/060203_1.html
2625 километров по Нижней Тунгуске в одиночку
Страницы: 1 2
Многие экзотические страны и регионы планеты привлекают внимание людей странствующих. Но по настоящему неизведанные земли лежат всё же внутри пределов нашей страны.
Идея этой экспедиции возникла при рассматривании географической карты необъятных сибирских просторов. Как впрочем, и многих других экспедиций, проведённых ранее. На этот раз привлекательной показалась огромная территория Среднесибирского плоскогорья, лежащего между двумя великими сибирскими реками - Леной и Енисеем. На площади, способной разместить некоторые совсем не маленькие Европейские государства, практически нет дорог, а плотность населения едва ли не самая низкая на планете. Зато вся Средняя Сибирь покрыта густой сетью рек. Это и привело к решению пересечь плоскогорье, используя такое преимущество. Особенно логично смотрится путь по Нижней Тунгуске. Справедливости ради следует сказать, что наши предки - русские землепроходцы использовали для освоения новых земель именно реки. И как раз таки по Нижней Тунгуске землепроходец Пянда со своей командой впервые вышел к Лене, передвигаясь вверх по течению от Енисея.
В моём же случае двигаться вверх по течению не имело никакого смысла. А имело смысл двигаться вниз по течению от Лены к Енисею. Поэтому летом 1997 года автор сего повествования отправился поездом Москва-Лена до ж.д. станции Лена города Усть-Кут, расположенном на берегу этой сибирской реки, носящей женское имя. Кстати название пошло от эвенкийского слова - Елюэнэ, что означает Большая река. Это уже русские переиначили на свой лад.
Потом пришлось воспользоваться уже речным транспортом, чтобы добраться от пристани Осетрово в Усть-Куте до Киренска, небольшого городка, расположенного при впадении Киренги в Лену. Здесь пристань находится на правом берегу, а город на левом. Поэтому нужно воспользоваться паромом. Из Киренска на Нижнюю Тунгуску есть дорога, но она очень плохая и никаким рейсовым транспортом не обслуживается. Выручить может только редкая попутка. Мне повезло ещё на правом берегу, т.е. обнаружилась машина идущая как раз в Подволошино - деревню, расположенную на берегу Нижней Тунгуски, откуда и предполагалось начать путешествие по заветной реке.
Наверное, стоит немного представить эту реку. Лишь только люди слышат её название, как сразу же возникает вопрос о Тунгусском метеорите. Их ждёт разочарование. Место падения метеорита (или что-то другое), находится недалеко от Подкаменной Тунгуски. Речь же идёт о Нижней Тунгуске. А это уже совсем другая река, хотя также является правым притоком Енисея, но расположена севернее своей сестры. Длина Нижней Тунгуски около трёх тысяч километров и в своих верховьях она весьма близко подходит к руслу Лены. Но небольшая возвышенность не позволяет соединиться с этой великой рекой. В районе Киренска расстояние между реками всего лишь около тридцати километров. Дальше Тунгуска только удаляется от Лены, течёт сначала на север, затем на северо-запад-запад и в результате, преодолев громадное расстояние, собрав воду с многочисленных притоков, впадает в Енисей там, где стоит город Туруханск. Чуть ниже по течению от Киренска на берегу Лены стоит посёлок Чечуйск, откуда в старое время осуществлялся волок до деревни Подволошино, на Нижнюю Тунгуску. Он так и назывался Чечуйский волок. И теперь здесь есть дорога, но очень плохая. Кстати, Нижняя Тунгуска есть ничто иное, как прототип Угрюм-реки. Именно эти места описываются в известном романе Шишкова. Этот роман затем ещё был экранизирован.
Итак, 11 июня вечером удалось попасть на берег далёкой Угрюм-реки. А 12 июня была собрана лёгкая (15 кг.) каркасно-надувная байдарка. Сочетание единицы и двойки, хорошая дата для начинаний. Этот день и оказался началом большого путешествия по дикой таёжной реке. Наверное, возникает вопрос: почему один? Да просто все потенциальные спутники по разным уважительным причинам не смогли участвовать. Но это не показалось достаточно веской причиной, чтобы оставаться дома самому инициатору.
Трудно описать те сильные ощущения и переживания, которые возникли в первые дни пути. За спиной привычные атрибуты цивилизации, её комфорт. А впереди неизвестность, безбрежная тайга и река уходящая в бесконечность. Главным, оказалось, преодолеть некий внутренний психологический порог, за которым обнаружилась другая, но всё-таки полноценная жизнь. Через некоторое время удалось настолько войти в роль странствующего отшельника, что даже стали казаться ненужными встречи с людьми.
Всё же следует сказать, что Тунгуска не такая уж дикая. Люди издавна селились на её берегах. По крайней мере, через 200-300 километров какая-либо деревня стоит. А в промежутках между населёнными пунктами изредка встречаются рыбаки и охотники, проезжающие на моторных лодках. Население здесь смешанное. Пришедшие когда-то русские перемешались с коренными племенами эвенков (тунгусов) - кочевников, оленеводов. Теперь тунгусские аборигены ведут осёдлый образ жизни. Практически никто не держит оленей и в чумах не живут, а живут в обычных деревенских домах. А жаль, что в советское время целенаправленно отлучили коренное население от привычного образа жизни. Но тяжёлые времена наступили здесь именно в последние годы. Теперь государство совсем забыло о людях этого затерянного края. Местные жители пытаются выжить за счёт природных ресурсов края. Короче говоря, что поймаешь, то и съешь. Благо, что природа здесь достаточно богата. В реке ещё много разной рыбы. Щука так и бросается на блесну. А в старичных озёрах, обильно разбросанных в пойме реки в верхнем и среднем её течении, не переводится жирный карась. Тайга кормит дичью, ягодой и грибами. Кто-то ещё пытается держать домашний скот. В былые времена, говорят, в верхнем течении реки, т.е. в южной части, по берегам выращивали хлеб. Теперь же, по берегам реки, встречаются табунки одичавших лошадей, принадлежавшие когда-то колхозам. Да и как транспортная артерия, Нижняя Тунгуска использовалась более активно. Об этом свидетельствуют встречаемые иногда, полузатопленные железные остовы барж. Тем не менее, местный люд всё ещё живёт традициями сибирского гостеприимства и взаимовыручки. Все случаи общения с людьми на реке, оставили только благоприятное впечатление.
Кроме десятка небольших посёлков и деревень, здесь имеется и два достаточно крупных. Ербогачён - районный центр Катангского района, расположенный в 650 километрах ниже по течению от Подволошино. Здесь проживает около 5 тысяч жителей. Из посёлка можно связаться по телефону с внешним миром. В Ербогачёне много магазинов, а также музей Шишкова - автора Угрюм-реки. Кстати местные жители обязательно покажут чуть ниже посёлка утёс, рядом с которым погиб золотопромышленник Громов - прототип главного героя романа. А следующий крупный населённый пункт, откуда можно связаться с цивилизацией, расположен в 1200 километрах ниже Ербогачёна. Посёлок Тура - столица Эвенкийского национального округа, Красноярского края. В нём проживает около 9 тысяч жителей. Здесь можно обнаружить многие атрибуты присущие областному центру. Масса магазинов, почта, телеграф, администрация и даже местное телевидение и радио, а также краеведческий музей.
Но всё же не посёлки и даже не люди несут в себе то, что можно назвать Духом Реки. Это можно почувствовать не сразу, но постепенно проникнуться, если жить наедине с окружающим миром. Неспешно передвигаться вместе с рекой к незримой цели. Бороться с встречными ветрами и подстраиваться к ритму волн. Смотреть на теряющиеся за горизонтом таёжные дали. Провожать долго опускающееся за край Земли Солнце и затем встречать вновь его лучи. Здесь на севере это действо протекает долго и позволяет подробно осознать все его нюансы. Так постепенно начинаешь чувствовать себя не каким-то инородным телом, пришельцем, а частью чего-то общего, что объединяет всё вокруг.
Эта река как раз может привлечь людей, желающих побыть наедине с природой. Каких либо серьёзных технических и спортивных препятствий здесь нет. Разве что Большой порог, который находится в 130 километрах выше устья. Да и тот легко обходится. Так что эти места не для любителей экстрима. Здесь нужно просто никуда не торопиться. Ведь расстояние не шуточное и времени понадобится много. На берегах всегда найдётся место для ночлега в палатке и дрова для костра. Хотя, иногда, при желании можно ночевать в охотничьих избах. По берегам Тунгуски их разбросано достаточно много, правда, не равномерно. В летнее время хозяева ими практически не пользуются, но, тем не менее, они открыты для путника. При этом не стоит забывать, что гнус будет тревожить и в избе. Придётся придумывать какой-нибудь полог. Да, славится эта земля своим гнусом. Нет никакого покоя от комарья, мошки, мокреца и слепней. Можно лишь посоветовать запастись какими-то защитными средствами и главное терпением. Да и на середине реки эта напасть почти не тревожит.
Так постепенно жизнь на реке становилась всё привычнее, а прошлая жизнь казалась уже чем-то нереальным. Но всё имеет свой конец, даже такая большая река. Однажды за очередным поворотом показался широкий разлив Енисея, и город Туруханск на высоком берегу, на мысе между устьем Нижней Тунгуски и Енисеем. Это было 12 августа. Ровно два месяца понадобилось, чтобы пройти вместе с рекой весь её путь, оставить часть себя в ней и взять от неё что-то.
Так было пройдено 2625 километров в одиночку на байдарке по совсем не угрюмой Угрюм-реке. Пересечено с юго-востока на северо-запад всё Среднесибирское плоскогорье. И этим маршрутом соединены две могучие сибирские реки - Лена и Енисей.
P.S. Перед автором, кроме достигнутых целей, стояла ещё задача поделиться затем увиденным с потенциальными зрителями с помощью фотографии. Что также в определённой степени было осуществлено. И эта экспедиция имела потом интересное продолжение.

Сергей Карпухин
06/02/2003

Евгений Тихомиров 06.03.2018 11:04

Впрочем. заслуживает внимания и еще один рассказ о путешествии По Нижней Тунгуске

2. По реке Лене
02.07.08г. В 2.00 по московскому времени, или в 7.00 по местному наш поезд прибыл на стацию «Лена». Это и есть город Усть-Кут. По долине р.Кута мы ехали последние 30-40 минут. Всё вокруг было скрыто густым туманом, и лишь изредка, когда он становился менее плотным, внизу угадывалась лента Куты и густой лес на её берегах.
Когда поезд выбрался в долину Лены, туман растянуло, и мы увидели широкое русло великой сибирской реки. В районе г. Усть-Кут её ширина до 200-т
метров. Это ещё верхнее течение. От впадения реки Витим, до места впадения реки Алдан – среднее. Далее, нижнее течение.
Из поезда выгрузились быстро. Вещи оставили на перроне под присмотром Сергея и Игоря, а я и Вадим пошли через город на берег реки, чтобы найти место, где можно расположиться и собрать лодку. Такое место нашлось в полукилометре от вокзала. В два приёма перетащили вещи, после чего Вадим и Игорь, взяв канистры, отправились на поиски бензина, а мы с Серёгой распаковали лодку, и стали её надувать.
Вскоре подъехали ребята с полными канистрами. Бензин (92-й) они взяли без проблем, хотя местный житель, ехавший с нами в поезде, пугал, что могут быть сложности. Когда лодка была готова, а вещи собраны и погружены на неё, мы сходили в магазин за хлебом. Взяли 8 буханок. По нашим расчётам его должно было хватить до пос. Ербогачён.
В 11- 00 местного времени, наша лодка отчалила от берега и двинулась вниз по течению. Началась водная часть путешествия. Город Усть-Кут проходили достаточно долго. Он вытянут вдоль реки на 14 – 15 километров. Наше мимолётное впечатление о нём осталось в целом положительным.
В центральной части города стоят 5 – 9-ти этажные дома. Дороги заасфальтированы, но городской автобусный парк старый. Бегают небольшие ПАЗики и автобусы, собранные на базе ГАЗ-53. Во владении у частников, как и везде по стране, преимущественно иномарки, которые отработали свой срок за рубежом, а теперь доживают вторую жизнь на просторах России.
В городе много зелени. Растут преимущественно раскидистые, толщиной в обхват и более, тополя. Есть берёзы и сосны, а на берегу целые заросли ивняка.
Речной вокзал города называется «Осетрово». Это старое, но хорошо сохранившееся здание середины 50-х годов прошлого века. Оно недавно отремонтировано, и смотрится весьма пристойно. Если стоять лицом к реке, то вправо от пристани идёт набережная, которая заканчивается аллеей памяти павших в годы Отечественной войны 1941 – 1945 годов. Там же стоит высокий монумент скорбящей женщины из серого камня.
Местные магазины имеют почти тот же набор товаров и продуктов, что имеется в более крупных городах. Единственно, что нам очень не понравилось,
так это огромные кучи мусора возле некоторых новых домов. Причём в этих домах
существует мусоропровод, но отходы уже месяцами никто не убирает. Двери
ведущие к шахтам мусоропроводов открыты, и горы отходов вывалены прямо на улицу. В 20-ти метрах от дома может находиться площадка, где стоят контейнеры для мусора, но они почти пустые. Такое впечатление, что люди специально выбрасывают мусор рядом с домом. Очень не приятно. Можно сказать, что проблемы с уборкой отходов существуют не только в Неаполе.
Усть-Кут является одним из основных по своей значимости портов, через
которые осуществляется завоз грузов в Якутию, поэтому причалы со стоящими на них кранами, поднимаются из воды на всём протяжении берега в пределах городской черты. Возле многих из них стоят под погрузкой суда и баржи. Наконец город остаётся позади.
Погода улыбается нам. День выдался солнечным. По голубому небу плывут редкие облака. Зелень густого леса на холмистых берегах и речная вода, рассекаемая лодкой, радуют и веселят душу.
Мы опробовали ходовые качества нашего судна, и остались ими довольны. Лодка свободно везёт 4-х человек (~330 кг.) и около 300 кг. груза, из которого 136 литров составляет бензин. Согласно показаниям GPS мы делаем 12.5-13 км. в час, хотя можно и больше, но это оптимальная крейсерская скорость при которой нет перерасхода бензина.
Мотор сыто урчит, экипаж любуется видами природы, а солнце припекает столь хорошо, что нам пришлось раздеться и загорать. Но тут нами заинтересовались различные кровососущие. Это были слепни и оводы различных видов и размеров, которые нарезали круги над нашими головами. Если человек на минуту отвлекался, они тут же пребольно жалили. Им помогала приносимая с берега мелкая мошка. Она стремилась залезть в глаза, нос, уши, и вообще везде, куда только могла забраться. Приходилось постоянно отмахиваться снятыми футболками. Иногда помогал ветер, который сдувал насекомых, но как только он стихал, крылатая нечисть неуклонно возвращалась.
Напротив деревни Подымахино, увидели небольшой ручеёк, и причалили к берегу пообедать. Разожгли костёр, чтобы вскипятить чай, и пока в кане закипала вода, Вадим, Сергей, и я искупались в Лене. Вода была бодрящей, но позволила нам смыть пот, после нескольких дней пути. Течение реки оказалось столь мощным, что плыть против него невозможно, а если заходишь поглубже, то сбивает с ног.
После купания быстро оделись и перекусили тем, что осталось с поезда. Спокойно поесть не давала мошка. Всем пришлось надеть накомарники, чтобы как-то укрыться от тучи мошки, которая злобно кидалась на нас, пытаясь найти открытые участки тела.
Наш первый день сплава продолжался до 22 часов. За день было пройдено 109 км. На ночёвку встали на левом берегу, недалеко от места впадения безымянного ручья. Участок, где мы остановились, имеет небольшой уклон и сложен галькой со щебнем. Между камнями пробивается редкая трава.
На берегу опять хозяйничала мошка, и всем нам пришлось надеть накомарники, но и это помогало мало. Спокойно посидеть у костра и поужинать не удалось, так как сетки с лица приходилось регулярно снимать, чтобы съесть кусок пищи, или сделать глоток чая.
03.07.08. Утром проснулся легко. Выглянул из палатки - о чудо! Вампиров нет! Вылез из палатки и смог одеться совершенно свободно. Народ в шатре прислушивался: чем кончится мой выход на улицу, и сколь быстро меня сожрут. Но, увидев, что я оделся и пошел разжигать костер, ребята тоже стали вылезать из палатки. Мошка практически отсутствовала. Те две – три штуки, которые всё-таки летали возле нас, уже не досаждали.
Погода ясная, светит солнце, на небе редкие облака. После завтрака собираем лагерь и идём дальше. От берега отчаливаем в 11.00. Каждый из нас по часу отрабатывает свою смену на руле, управляя лодкой. На реке стоят красные и белые бакены, указывающие фарватер для движения судов, а на берегах белые трапеции створов. Как объяснил нам Сергей, при движении вниз по течению красные бакены показывают правую границу фарватера, а белые – левую. Мы тоже пользуемся этими ориентирами, и несколько раз они выручали, предупреждая о скрытых мелях.
Обедали в 500 м ниже устья р. Таюра на правом берегу. В том месте, где мы причалили, на лугу, полого спускающемся к воде, росли большие оранжевые лилии. Вместо чая у нас с утра был заварен в термосе шиповник, но небольшой костер – дымокур все-таки пришлось развести, чтобы можно было спокойно сидеть за трапезой.
Около 18.00 над нами повисла тёмная туча и по воде застучали крупные капли дождя. Нас слегка промочило, но минут через 15 дождь кончился, а ветер и солнце подсушили нашу одежду.
Характер берегов не меняется, над руслом реки поднимаются невысокие гряды сопочек, густо поросшие преимущественно хвойным лесом. Нижняя часть склона спускается к воде под углом 15 – 20 градусом. Эти участки покрыты травой и невысокими кустами. Ровную площадку под лагерь найти сложно. Местами к реке выходят обрывы, обнажая слои песчано-глинистых сланцев красновато-коричневого цвета. Эти породы имеют горизонтальное или близкое к нему залегание, и становится понятным, почему вершины сопок имеют здесь плоскую или слегка наклонную поверхность.
Ширина реки может немного меняться, но пока остается в пределах 150 – 200 метров. Вода малопрозрачная с желтоватым оттенком. У берега дно просматривается до глубины 0.3 – 0.4 м.
На ночную стоянку стали поздно, около 22.30, после того, как прошли деревню Кривая Лука. Пока шли последние километры, выискивая место для стоянки, облака на вечернем небе сложили удивительную по красоте картину заката. Сергей и Вадим схватились за фотоаппараты и стали снимать.
Над темными гребнями сопок на переднем плане висело пушистое белое облако с легкой синевой внизу, за ним поднимались темные серые облака, а из-за них высоко вверх уходило огромное розово-белое облако, подсвеченное лучами заходящего солнца. Мы с восхищение молча любовались закатом.
На стоянку вытаскивали вещи из лодки в начинающихся сумерках. Нас встретили комары, но ни одной мошки не было. Я и Сергей быстро поставили палатку, Игорь и Вадим занимались костром. Через 40 минут у нас уже был готов ужин. Легли в 0.30. За день было пройдено 136 километров.
Ночью, приглушенно урча дизелями и подсвечивая себя зелеными, красными и белыми ходовыми огнями, по Лене продолжают идти суда. Где-то около 4-х ночи пошел дождь, но к рассвету туча ушла.

Евгений Тихомиров 06.03.2018 11:08

3. Нижняя Тунгуска

04.07.08. Утром выглянул из палатки, небо пасмурное, серое. Восемь часов, ребята пока спят. Достал дневник и полчаса делал запись, потом пошел разжигать костер. Вскоре подошли ребята, в канах уже закипала вода, и мы быстро соорудили нехитрый завтрак.
Вышли в 10.55. С каждым часом хода река становится шире, а прямые просматриваемые перегоны все длиннее. Теперь ширина реки составляет 300-350 метров.
Около 16.00, пройдя 54 км, подошли к городу Киренск. На подходах на левом берегу издалека виден 30-метровый обрыв красновато-коричневого цвета с зеленой шапкой соснового леса наверху. Смотрится очень красиво. Когда проходили под этим обрывом, решили остановиться и сфотографировать обнажения пород. Это оказались все те же песчано-глинистые сланцы. Породы были сильно выветрелые и разрушенные, и от подножья к середине склона поднимались конуса осыпей из мелкого щебня.
Сфотографировав обрыв, пошли дальше к виднеющимся кранам порта. Ширина реки в районе Киренска 450 – 500 метров. Пока мы решали куда пристать, у нас вдруг заглох мотор. Заправиться можно было только на берегу, чтобы не залить лодку бензином. Сергей, сидевший на руле, смог наклонить бачок и закачать остатки бензина. Движок завелся, и мы самым тихим ходом пошли к ближнему левому берегу.
Лодка ткнулась носом в галечниковый пляж, в 50-ти метрах от того места, где выгружал и забирал машины местный паром. Городок Киренск разделен рекой, и для перевозки людей и техники работают два парома.
Пока мы заливали бензин, причалил паром, на котором перевозили небольшую иномарку повышенной проходимости. Машина была немного меньше отечественного УАЗика «буханки», но мы прикинули, что в неё могли бы поместиться все наши вещи и мы сами. Вадим пошёл договариваться с хозяином машины, и вскоре вернулся довольный. Дядька водитель оказался очень приветливым, он рассказал, где нам можно дозаправиться бензином, и согласился отвезти через перевал на Нижнюю Тунгуску. Дав нам, час на сборы, он уехал, а мы пошли на лодке, на другой берег, где находилась заправка. На середине реки к нам подошел катер инспекторов ГИМС. Поздоровавшись, они спросили, откуда мы и куда идём. Ответив на их вопросы, мы продолжили путь к правому берегу, а инспектора ушли вниз по реке, но когда наша лодка причалила, и Вадим с Сергеем ушли на заправку, инспектора вновь подъехали к нашей лодке, и более подробно расспросили нас о предстоящем маршруте.
Через час, как и было намечено, наши вещи и лодка были погружены в машину, и мы поехали. По пути заглянули в 3-4 магазина, прежде, чем смогли докупить несколько буханок хлеба. Левобережная часть Киренска застроена преимущественно одноэтажными деревянными домами. Дороги разбитые, грунтовые. С 1775 года, когда был основан город, в этом плане мало что изменилось. Сейчас в городе проживает немногим более 15 тысяч жителей.
От Киренска до деревни Верхнее Карелина, которое находится на левом берегу Нижней Тунгуски идет хорошая грунтовая дорога. Проложили ее благодаря тому, что она подходит к нефтепроводу, который тянут на Дальний Восток. Хозяин машины довёз нас до самого берега, мы поблагодарили его и расплатились, отдав 1000 рублей.
Мешок с лодкой отнесли к самой воде и стали надувать её. Деревня Верхнее Карелина состоит всего из 10 домов. Народ из Киренска приезжает сюда порыбачить и поохотится. Речка возле деревни имеет ширину 30 – 40 метров, в русле есть травянистые отмели и острова. Течение спокойное, вода значительно чище, чем в р. Лена, хотя имеет желтоватый оттенок. Дно просматривается до метровой глубины, местами оно скрыто длинными прядями травы.
Пока мы собирали лодку и перекусывали над нами кружили целые полчища мошки. Она появилась через 1-2 минуты, как мы вылезли из машины, и не давала нам житья пока мы не начали движение.
Несколько раз мимо проезжали мужики из Киренска, приехавшие на рыбалку. Один из них остановился возле нас, и мы разговорились. Он рассказал нам о том, какого фарватера следует придерживаться при прохождении отмелей в районе деревни и какие есть сложные места на первых километрах пути.
Наконец, наша лодка было надута и полностью загружена. Мы начинали своё путешествие по Нижней Тунгуске!
В первые дни сплава, когда шли по Лене, заботиться о проложении курса было не нужно. Мы пользовались бакенами и створами, установленными для судов, а глубина реки позволяла осуществлять практически любые маневры. Но Тунгуска в сравнении с Леной казалась ручьём, который постоянно петлял, сужался до 20 метров шириной и образовывал шиверы и перекаты, глубина воды на которых была не более 20-30 см.
Приспосабливаясь к особенностям реки, осторожно вели судно малым ходом. За руль сел хозяин лодки, Сергей, а на нос с шестом в руках забрался Вадим, чтобы можно было подруливать ход судна на мелководье. Так мы шли до 21.00. На ночёвку решили встать на левом берегу реки, на песчано-галечной косе, после небольшого переката. В этом месте уже кто-то останавливался. Были видны следы костра, и рядом лежала охапка собранного плавника.
На косе, ближе к перекату, росли невысокие кусты тальника, а остальное её пространство было свободно и хорошо продувалось ветерком. Над косой, в глубь берега, поднималась надпойменная терраса, густо заросшая травой и ивовыми кустами. На другой стороне реки картина берега была совершенно другой. Склон невысокой сопочки круто опускался в воду. В нижней его части было много упавших деревьев, которые вытянули свои кроны к воде.
Мы быстро разгрузили свою лодку. На ровном песчаном участке поставили палатку. Чуть в стороне загорелся костер, и в начинающихся сумерках наш лагерь принял обжитой и уютный вид.
За ужином отметили начало нашего пути по Нижней Тунгуске. У костра сидели долго, хорошо и душевно беседовали.
По реке мы успели пройти 10 километров. После ужина, перед сном, Сергей первым из нас открыл купальный сезон в Нижней Тунгуске.

Евгений Тихомиров 06.03.2018 11:11

05.07.08. Подъём, по уже сложившейся традиции, в 8.00. Пасмурно, дует прохладный ветер, температура воздуха +15 градусов. Замеряю температуру воды, она +18 градусов! Обнаруживаю разорванный по шву рукав штормовки, приходится заняться шитьем.
После завтрака отчаливаем, время 10.55. Примерно за час хода добираемся до деревни Нижнее Карелина. На повороте реки вправо, на высоком берегу видна безлесная луговина и 5 одиноких домиков, три из них явно нежилые. Возникает ощущение заброшенности. Возле деревни в воде растет целая колония крупных жёлтых кувшинок с тёмно-зелёными листьями, плавающими на воде.
После заброшенной деревни, километров через 5, слева впадает река Поймыга, и характер берегов и самой реки меняется. Исчезают частые каменистые перекаты и галечниковые косы. Река начинает течь длинными плёсами среди невысоких травянистых берегов, на которых растет густой лес. Местами среди травы видны кусты красной смородины.
На плёсовых участках встречаются отмели, поэтому приходится плыть очень аккуратно. На носу лодки организовали вахту по просмотру фарватера. Мы по очереди стоим с шестом в руках и смотрим, чтобы лодка не наехала на мель, предупреждаем сидящего на руле и подсказываем ему направление движения.
На ночёвку встаём в 21.00. Место нашли очень удачное, в глухом заливчике, отгороженном от основного русла галечниковой косой, поросшей невысокими кустами тальника. Это было очень кстати, т.к. мы близко подошли к селу Подволошино, и по реке уже снуют моторные лодки местных рыбаков.
За день было пройдено 85 километров.


06.07.08. Проснулись в 8.00. Душно. Через дырочку в тенте в палатку просачивается бледный лучик солнца. Выглянул из палатки, на небе высокая облачность, и солнце размытым диском проглядывает сквозь неё.
Серёга высказал желание искупаться, я решил составить ему компанию. Взял необходимые для бритья и мытья принадлежности и пошёл на берег. Сергей почему-то задерживался, и я полез в воду без него. Сначала просто искупался в бодрящих водах Тунгуски, а потом, намылившись, занырнул ещё раз. Серёга так и не появился, он варил очень вкусный суп из плавленых сырков. Надо сказать, что Сергей взял на себя обязанности шеф-повара и мастерски справлялся со своими обязанностями. Готовил он с удовольствием и очень хорошо.
Со стоянки вышли почти по установившемуся регламенту в 10.50. Через час подошли к селу Подволошино. Это село связано с другими посёлками, стоящими на р. Лене, хорошей грунтовой дорогой. В Подволошино более 40 домов, все дома жилые. Есть 2-х этажное общежитие, магазин, почта, здание поселковой администрации, клуб. На въезде в посёлок, вдоль правого берега реки тянется деревянный, уже покосившийся от времени, причал, и стоят старые складские помещения. Ближе к центру поселка на пологий берег вытащено 3 речных буксира. Они используются только в большую воду весной. А на левой стороне реки, на берегу, стоит целый караван старых речных барж.
Увидев местных жителей, мы спросили, где находится магазин, и, оставив Вадима у лодки, пошли докупить хлеба, и некоторые продукты. Свежего белого хлеба не оказалось, был один чёрный, выпеченный круглыми караваями.
Продавщица посмотрела на нас, обросших щетиной и покусанных комарами, и ушла в подсобку. Через минуту она вышла с двумя большими буханками белого хлеба и сказала, что оставляла для себя, но отдаёт нам. Мы поблагодарили её, взяли ещё три каравая чёрного, две банки борща и кусок сыра. Клёпа прикупил также четыре банки пива. С покупками двинулись к лодке. Но тут Серёга вспомнил, что не взял ещё один продукт. Он вернулся в магазин, и вскоре вышел очень довольный.
Комаров и мошки в посёлке почти не было, но зато в огромных количествах присутствовали оводы всевозможных форм и размеров.
Погрузившись в лодку, мы продолжили своё плавание и шли до 21.30. На ночёвку встали на левом берегу реки. Для стоянки выбрали большую и высокую галечниковую косу. Она под углом 10 – 15 градусов поднималась от берега. На её вершине росли маленькие кустики тальника, и имелась ровная песчаная площадка, где мы поставили палатку. До воды было далековато, метров 30, но сверху открывался хороший вид на реку и на противоположный берег. Река в этом месте делает излучину и течёт спокойной широкой лентой. Глубина реки значительная, особенно у правого берега, там же имелась небольшая заводь. В этой заводи Вадим и Сергей поставили две сетки, а я и Игорь в это время занимались костром и установкой палатки.
Место оказалось комариным, и когда мы сидели за ужином у костра, над каждым из нас вилась туча комаров. Оводы, которые досаждали нам днём, с закатом исчезли, а мелкие крылатые хищники вышли на охоту.
За день мы прошли 92 километра.


07.07.08. Проснулись в 8.10, я вылез разводить костёр. В палатке душно. Сквозь занавес высокой тонкой облачности светит солнце. Игорь и Сергей занимаются завтраком, а я и Вадим поплыли на лодке проверять сети.
Перед тем, как пойти на лодке, я стал надевать свои болотные сапоги. Пытаюсь засунуть ногу, и не могу это сделать. Что такое? И тут мой взгляд падает на проходящего мимо Саида. Он тоже одет в болотные сапоги, но носы их задираются вверх, как у турецких туфель.
-Игорь, ты сапоги свои одел? Они тебе не жмут?!
-Нет, всё нормально,- отвечает Саид,- это мои сапоги.
-А ты не знаешь, почему я в «свои» залезть не могу?
-Может, ты пересушил их вечером у костра, - говорит Саид и продолжает удаляться от палатки.
-Товарищ! Постой! Так ведь резина – это не кожа! Она не может усохнуть, она может только сгореть! Иди, пожалуйста, сюда, и давай поменяемся! Ты, может быть, в 45-м размере ощущаешь себя нормально, а я в твой 42-й просто не могу залезть!
Саид сбрасывает сапоги и, одев те, что лежат возле меня, удаляется к костру. Одеваю один из оставленных сапог – мой! Начинаю натягивать другой – опять не лезет!
- Саид! Ты что, издеваешься? Сапоги то опять разные! Неужели не чувствуешь? - Саид возвращается, и я, наконец, получаю свой второй сапог.
Мы с Вадимом плывём на лодке к заводи. В первой поставленной там сетке оказалось 15 рыб, а во второй сетке, растянутой вдоль главного русла, только 3 штуки. В улове был один большой сиг, четыре окуня средних размеров, а остальную добычу представляли небольшие, размером с ладонь, язи.
Рыбой пришлось сразу заниматься, чистить и потрошить. Одного молодого окуня, подававшего признаки жизни, мы отпустили на волю. Он некоторое время стоял на месте, слабо шевеля жабрами и отходя от перенесённого шока, а потом заработал плавниками и хвостом, и ушёл в глубину.
На завтрак сделали уху из четырёх рыб, а остальную добычу присолили, чтобы не пропала, и отложили до вечера.
Со стоянки вышли в 12.40. День выдался жарким. На солнце +30. Ребята разделись и загорают, а мне приходятся сидеть в штормовке, т.к. пишу дневник и не могу отгонять оводов, которые стаями вьются вокруг нас. Когда подходили к одной из галечниковых кос, с неё поднялись две огромные птицы. Это были аисты! Сергей успел их сфотографировать.
На обед встали в очень интересном месте. Подъехали к берегу, где среди камней виднелись развалы камней белого цвета, а в речку впадал небольшой чистый ручеёк. Лодка причалила к самому его устью. Вадим в сандалиях на босу ногу спрыгнул в воду, чтобы удержать её, пока остальные выгрузятся, и закричал:
-Давайте, шевелитесь быстрее, а то я ласты себе отморожу – вода ледяная!!
Мы вылезли, и я действительно ощутил нешуточный холод, даже через сапоги. Решил измерить температуру воды этого ручья, достал термометр, который, находясь в рюкзаке, показывал +35 градусов, и опустил его в ручей. Красный спиртовой столбик на глазах стал падать. Ребята попробовали воду из ручья и сказали, что она имеет специфический вкус. Я тоже попробовал, действительно, это была минеральная вода.
Пройдя 10 метров вверх по ручью, я увидел, что он вытекает из развалов белых кремнистых известняков. Это был подземный источник. Температура воды в нём оказалась +1 градус! Действительно в такой воде «ласты» можно было отморозить.
Белые развалы известняков, которые привлекли нас как место, где можно было расположиться на обед, оказались непригодными для этой цели: там везде сочилась вода. Пока осматривались, где расположиться, Серёга увидел в глубине леса, растущего на высокой надпойменной террасе, крышу зимовья. Мы двинулись вверх по густой, высокой траве, выше пояса и вскоре вышли на тропу, ведущую к дому.
Зимовьё было обустроено очень основательно и с большой любовью. Здесь находился целый комплекс построек. Кроме жилого домика стоял навес, под которым расположился деревянный стол и две скамьи по бокам. Чуть в стороне стояла баня, а за ней поднималась коптильня, внешне очень похожая на сортир-скворечник. На улице было жарко, и досаждали оводы, поэтому решили перекус устроить в доме. Мы с комфортом расположились за столом, стоящим у небольшого окошка, и пообедали. Закончив с трапезой, пошли осматривать окрестности зимовья, и обнаружили ещё небольшой погребок-ледник, а Сергей и Вадим нашли несколько крупных подосиновиков.
Перед уходом мы сфотографировались на фоне зимовья, а из минерального источника набрали воды.
Через несколько часов хода увидели, что левый берег буквально сочится небольшими ручейками, сбегающими по развалам камней грязно-белого цвета. Мы причалили к топкому берегу, и Игорь, вылезший из лодки, зачерпнув кружкой воды, дал нам попробовать. Это была та же вода, что и возле зимовья. Очень холодная и того же вкуса.

Евгений Тихомиров 06.03.2018 11:12

В 20.00 по местному времени, согласно показаниям нашего GPS, мы пересекли 59-ю параллель. На ночёвку встали около 22.00 в полуторах километрах ниже устья реки Гаженка. Расположились на левом берегу, вначале большой, песчано-галечниковой косы. Дров, в виде принесённого рекой плавника, очень много. Недалеко от воды нашлась ровная площадка под установку палатки.
Вечером, когда готовили ужин, услышали гул мотора. Вскоре из-за поворота появилось самодельное чудо-судно, медленно идущее вверх по реке. Это была железная плоскодонка с 2-х этажной рубкой на корме. На рубке мелом или белой краской было написано «Восток». От капитанского мостика к носу шел полукруглый в сечении ангар, обтянутый синей непромокаемой материей.
На плоскодонке нас увидели и два раза подали необычный звуковой сигнал.
-АУУУ - АУУУ!! Бам - Бам – Бам!
Мы помахали в знак приветствия руками.
В это время Вадим жарил рыбу, и мы готовились славно поужинать. Когда с трапезой было покончено, и сгустились синие сумерки, над тихой водой снова стал слышен звук работающего мотора. По противоположному берегу стал шарить луч прожектора, и через несколько минут показалась ещё одно плоскодонное судно, также идущее вверх по реке. Рубка у этого судна была более низкой, она поднималась над зачехлённым ангаром на 1.5 метра. Судно шло под подвесным лодочным мотором, управление которым осуществлялось из ходовой рубки. С плоскодонки увидели огонёк нашего костра и навели на нас на несколько секунд прожектор.
Спать легли около часа ночи. За день было пройдено 95 километров.
08.07.08. Проснулись от духоты. Небо голубое, светит солнце, и нет ни единого облачка. Игорь проснулся первым и полез разжигать костёр, но фактически это было не нужно, т.к. угли сохранились от большого бревна, положенного в огонь с вечера. Достаточно было подбросить сухих веток, чтобы он ожил.
Утром гнуса меньше, чем было вечером, и я, выйдя из палатки, иду к реке, хочется упасть в её прохладную воду. Купание освежает, но не надолго. Температура в тени + 30 градусов, а на солнце +38.
Вадя обнаружил вчера на террасе, которая поднимается над нашим лагерем, целую поляну оранжево-красных даурских лилий. И мы пошли сфотографироваться среди этой красоты.
На завтрак у нас борщ с грибами, Сергей продолжает баловать нас кулинарными изысками. Со стоянки выходим в 10.30. Солнце палит нестерпимо. С берега за нами увязывается целый рой мошки и крупных оводов. Эти насекомые достают нас. В свободную вахту Серёга учится играть на губной гармошке, и мы развлекаемся, давая ему «ценные» советы.
Надо отметить, что растительность начинает меняться. Всё реже встречаются сосны и берёзы, и всё чаще выходят на берег лиственницы и высокие ели. Некоторые лиственницы достигают 20-25 метров в высоту и имеют толщину ствола более, чем в обхват. Это свидетели падения Тунгусского метеорита, им более 100 лет.
Тунгусский метеорит, если его можно так назвать, остаётся неразгаданной тайной и продолжает волновать людей уже целое столетие. В 1908 году ранним утром 30 июня в междуречье Нижней и Подкаменной Тунгусок на ясном небе появился огненный объект, который очевидцы описывают как шар, бочку, метлу и т.п. Болид пронёсся над Центральной Сибирью и взорвался на высоте нескольких километров в безлюдной тайге. Мощность взрыва оценивается учёными от 20 до 50 мегатонн. Ударная волна повалила деревья на площади более 2-х тысяч квадратных километров, и была зарегистрирована всеми сейсмостанциями мира. Поваленные деревья до сих пор лежат в тайге гигантским кругом. Вершинами наружу, корнями к эпицентру взрыва. Но «метеорит» не оставил ни кратера, ни обломков. Что это было, остаётся загадкой.
Имеется очень много трудносопоставимых фактов, которые не дают возможности прийти к какому-то одному выводу. Более, чем 700 опрошенных свидетелей дали различные описания объекта и направление его полёта. Некоторые из них говорят не об одном, а о нескольких огненных шарах. Одни видели объект, летящий по наклонной к земле, а другие утверждают, что видели огненный болид, взлетающий в небо. Многие очевидцы, находясь за сотни километров от эпицентра, наблюдали огненный столб, поднимающийся в небо из-за горизонта. Звук взрыва был не единым. По показанию очевидцев громоподобные звуки в небе слышались не только во время и после пролёта, но и задолго до его появления.
Необъяснимо также, почему за несколько месяцев до падения «метеорита» по всей Европе отмечались необычайно светлые ночи, даже в тех местах, где они никогда не бывают. В Италии и Испании на улице можно было ночью читать газету, но через 3 дня после взрыва «метеорита» свечение в атмосфере и белые ночи прекратились.
Есть ещё один любопытный факт. Общаясь с местными краеведами, исследователи установили, что за месяц до катастрофы все кочевые племена тунгусов вместе с оленями покинули тот район тайги. Тунгусы говорят, что шаманы, которые увели их, знали о том, что летом в междуречье Подкаменной и Нижней Тунгусок спустится Бог Огня. За несколько дней до падения метеорита люди, заходившие в тайгу, отмечали, что перестали петь птицы, их не было видно. Исчезли звери, а в реке пропала вся рыба.
Есть ещё одна гипотеза вполне земного, а не космического происхождения «метеорита». Она связана с именем выдающегося учёного – физика Николы Тесла (1856 – 1943 гг.). В конце 19 – начале 20-го века он вёл в США сверхсекретные разработки, связанные с изучением резонанса и передачи энергии на большие расстояния без использования проводов.
За 12 лет до Тунгусского метеорита Тесла проводил опыт по изучению работы электромагнитного резонатора. Эксперимент проводился в небольшом городке и оказался ужасным. После включения прибора людей охватила паника. В окнах домов все стёкла разбились и вылетели на улицу. Стены зданий стали покрываться трещинами по всему фасаду, с потолков падали куски штукатурки. Этот процесс шёл с нарастающей силой. Увидев, что происходит, Тесла ударом молотка разбил небольшую коробку, где находился прибор. Подобного аппарата он больше не создавал и записей о нём не оставил.
Миллионер Джон Морган в 1901 году выделил Николе Тесла большую сумму денег на строительство лаборатории и башни, которая позволила бы осуществлять радиосвязь через Атлантику. Тесла использовал оборудование не только для этих целей, но и для других опытов, связанных с изучением электрических разрядов и созданием искусственных молний. Его лаборатория находилась на острове Лонг-Айленд в 60 км северо-восточнее Нью-Йорка и называлась Уорденклиф.
В 1903 году жители Нью-Йорка и прибрежных районов были напуганы гигантскими молниями, испускаемыми башней Уордэнклиф. Своими вспышками они освещали огромные пространства побережья и Атлантики, заставляя светиться верхние слои атмосферы.
В 1904 году финансирование работ было прекращено, но в 1907 году лаборатория вновь получила большое количество оборудования и работы продолжались ещё несколько лет.
В 1908 году, за несколько месяцев до катастрофы, Тесла без видимых на то причин заказал для себя в библиотеке конгресса США карты Центральных районов Сибири, в т.ч. и междуречья Подкаменной и Нижней Тунгусок.
Остаётся только гадать, связано это с тем, что произошло утром 30 июня 1908 года, или это случайное совпадение.
Никола Тесла один из самых таинственных ученых. Многие из своих открытий он так и не довёл до широкой общественности, остановив на стадии эксперимента. Такие его изобретения, как электрический генератор и трансформатор используются во всём мире. Именно Тесла разработал принцип передачи радиосигналов, а не Маркони и Попов, которые пользовались его патентами. Ему принадлежат более 100 изобретений, которые живут и используются с конца 19 века по наши дни.
Однако пора вернуться на берега Нижней Тунгуски, и продолжить наше путешествие.
В 12.50. прошли посёлок Непа, он достаточно большой – несколько десятков домов. Все дома под шиферными крышами. На песчаном берегу много моторных лодок. Одноимённая река Непа впадает в Ниж. Тунгуску в 1,5 – 2 км. ниже посёлка с левой стороны. Это самый крупный приток из тех, что мы видели. В том месте, где реки сливаются, сложно сказать какая из них больше. После впадения Непы ширина Нижней Тунгуски становится 100 метров и более.
В 15.40 остановились на обед на правом берегу реки. Здесь берег сложен небольшой осыпью плитчатых песчаников светло-серого цвета. Солнце печёт невыносимо. Померили температуру, прибор показал +42 градуса. Перед обедом я и Вадим искупались. Вылезать из воды не хочется, поэтому отобедав, ныряем в реку ещё раз. Теперь к нам присоединился Сергей. В 200-х метрах от нашей обеденной стоянки находится зимовьё, которое но карте называется «Данилово».
В 18.30 подошли к интересной сопочке поднимающейся на правом берегу реки. Склон сопки представляет собой скальный обрыв, поднимающийся над уровнем воды на 25 – 30 метров. Нижняя часть обрыва скрыта осыпью, которая поросла травой. Скала сложена белыми известняками. Местами отвесные стены покрыты красновато-оранжевыми лишайниками. В каменной осыпи сделаны два занора, откуда брали известняк для получения извести на хозяйственные цели.
Справа от скалы, из развалов камней на берегу бьёт источник. Вода чистая, но все камни, по которым она сбегает к реке, покрыты длинными зеленоватыми и белыми водорослями. Вода холодная, на вкус солоноватая с горчинкой и лёгким запахом сероводорода. Я попробовал, и понял, что такую воду пить кружками не надо. У такой минеральной воды сначала определяют состав, и потом дают заключение, пригодна ли она для питья или не пригодна. Если пригодна, то кому, и в каких количествах. Но ребята всё-таки набрали 3-х литровую ёмкость, и взяли с собой.

Евгений Тихомиров 06.03.2018 11:14

В 21.30 небо над рекой сзади нас потемнело, и стали слышны раскаты грома. К нам приближалась гроза, и мы начали искать подходящее место для установки лагеря. Через 30 минут на повороте реки увидели берег, поросший сосновым лесом, ближе к воде виднелись развалы плитчатых известняков. Причалили к берегу, чтобы посмотреть место, где можно поставить палатку. Осмотр не дал положительных результатов. Везде были крупные камни с острыми краями, и ставить на них палатку не хотелось.
Мы двинулись дальше, и вскоре, за правым поворотом реки, нам открылась галечниковая коса, а слева, на другом берегу, двумя острыми гребнями поднималась скала, её высота составляла 25 – 30 метров. Было решено, что мы останавливаемся здесь. Причалили к правому берегу и быстро выгрузили вещи из лодки. На участке косы, где росла трава, нашли место для установки палатки, а на галечнике поставили треногу для канов и развели костёр. Тёмная грозовая туча приближалась, и раскаты грома звучали всё явственней. Но у нас через 30 минут после выгрузки уже стояла палатка, горел костёр, на котором закипала вода в двух канах, все вещи были укрыты или убраны в палатку, и мы собирались ещё успеть поужинать до прихода дождя. Движение грозового фронта было хорошо видно, и становилось понятно, что тучу уносит в сторону от нашего лагеря.
В это время я укладывал в палатке спальные вещи. Было очень душно, и мошка, которая забилась под тент, просто сходила с ума, ударяясь то о внутреннюю поверхность тента, то о палатку, создавая впечатление шума дождя. Этот хор дополнял гул оводов, искавший выход из замкнутого пространства. И вдруг наступил момент, когда всё стихло, порывом налетел ветер, но дождя на улице не было. По всей видимости, менялось давление, и насекомые это чутко улавливали. Я быстро выбрался из палатки и заспешил к реке, очень хотелось освежиться до прихода тучи. У кромки воды скидываю одежду и ныряю в благодатные воды Нижней Тунгуски.
Отплыв от берега, я увидел, что на фоне туч начинает проявляться широкая полоса радуги. Крикнул об этом ребятам на берегу, и они успели сфотографировать её. Туча уходила всё дальше в сторону, и на наш лагерь упало лишь несколько редких, крупных капель.
После ужина мы долго сидели у костра, пили чай, а Вадим фотографировал закат. Легли спать около 24 часов. За день было пройдено 105 километров.


09.07.08. Проснулись в 8.30. Душно. За сеткой палатки гудят комары. Мошка, которая хозяйничала вчера вечером, исчезла. Иду разжигать костёр. На небе высокая облачность, но солнце приглушённо светит и греет. Загорается костёр. Набираю в каны воды и вешаю над огнём. К импровизированному столу подтягиваются ребята. Сергей начинает заниматься приготовлением своего фирменного сырного супа, а я, не взирая на комаров, иду на 5 минут искупаться.
Термометр показывает уже + 32 градуса. После завтрака и сборов отчаливаем. Время 10.50.
В 14.20 проходим село Калинина, оно стоит на высоком правом берегу и насчитывает более 30 домов. Идём дальше и видим, что нас догоняет тёмная туча, из которой свисает серая пелена дождя.
Время обеда, но решили не останавливаться. Располагаться под дождём на берегу не хочется. Река становится всё шире, и теперь достигает 150 метров. Туча, висевшая над нами, стала отставать, т. к. русло реки повернуло в сторону от её движения, и мы какое-то время плывём спокойно. Но наша радость кратковременна, чему быть, того не миновать! Над рекой порывами стал задувать ветер, и из туч, вновь затянувших небо, на нас полетели крупные капли дождя, и всем пришлось залезть под плащи.
В 16.40 прошли крупное село Преображенка. Оно вытянулось вдоль левого берега реки более, чем на километр. По нашим подсчётам здесь свыше 100 домов. Выделяются здания школы, сельсовета и дизельной электростанции, которая стоит в некотором удалении от посёлка. На берегу видны не менее 4-х десятков моторных лодок.
Дождь, который поливал нас более 2-х часов, закончился, и мы причалили к длинной и широкой галечниковой косе, чтобы перекусить. Быстренько вытащили сумку с едой и расположились на ровной поверхности мелкого галечника. Я разжёг небольшой костёр, т. к. сидеть на порывистом ветру было не очень уютно, зато летающие кровопийцы совершенно не досаждали нам, у них была нелётная погода.
После обеда пошли дальше. Сильный ветер продолжал дуть, причём дул навстречу, и стал поднимать волну с белыми гребнями. Лодка начала прыгать, как на ухабах. От носа к корме летели брызги. Мы снова надели плащи, чтобы укрыться от воды и ветра.
На ночёвку встали в 21.30 на правом берегу, на небольшой галечниковой косе, которая образовалась под крутым берегом высотой до 4-х метров. На берегу рос лиственничный лес, и на косу спускались стволы упавших с него деревьев.
С дровами у нас проблем не было. Насекомые почти отсутствовали. Горел костёр, стояла палатка, и мы, поужинав, допивали чай, когда послышался звук лодочного мотора. Снизу по реке поднималась лодка. Сначала она прошла мимо, но потом сбросила ход, развернулась и подошла к нам. В ней был мужичёк невысокого роста. Он спросил, далеко ли ещё до Преображенки? Мы прикинули по своему ходу, и сказали, что около 50 км. Потом пригласили его передохнуть и попить чая. Дядька согласился. Я и Сергей подошли к берегу, чтобы помочь ему причалить и привязать лодку.
Гость спросил: - «Мужики, а вы водку пьёте?»
«Хм! А то!» - ответил Клёпа.
Гость полез в железный ящик, стоящий на дне лодки, и извлёк оттуда большой пакет с различной снедью, и ещё один пакет в котором звякали бутылки. Лодку подтянули к берегу и привязали за крепкие тальниковые кусты.
Подошли к костру. Дядька со всеми поздоровался за руку, и мы познакомились. Звали его Квасов Владимир Петрович. Он был невысокого роста с короткой стрижкой – ёжиком. Не смотря на то, что ему было около 60 лет, седых волос у него почти не наблюдалось. Рукопожатие у Петровича было крепким и надёжным, а узловатые пальцы рук с широкими ногтями говорили, что он привычен к любому труду, многое умеет и может. Действительно, мужик оказался интересным, работал когда-то инструктором-парашютистом при тушении лесных пожаров. Промышлял пушного зверя в тайге и рыбачил, а сейчас, уже давно выйдя на пенсию, нашёл себе работу снабженца в геологоразведочной экспедиции, которая ведёт поисковое бурение на нефть. Нижнюю Тунгуску прошёл от верховьев до Туры. Рассказал он нам немного и о посёлке Ербогачён, где он живёт. Посоветовал посетить там краеведческий музей, и музей писателя Шишкова, автора известного романа «Угрюм – река». Он жил и работал в этих местах, и под впечатлением увиденного был написан роман. Беседа и рассказы велись с чередованием тостов. Ребята выставили свой напиток, Петрович открыл бутылки, которые принёс с собой. С каждым новым тостом разговор становился всё более тёплым и задушевным. Когда заговорили о теме: «Ради чего стоит жить, и ради чего не стоит», Саид изрёк: « Всех денег не заработаешь, а пропить можно всё». Фразу оценили и решили сохранить для истории. Время перевалило за час ночи, а гулянье и общение продолжалось полным ходом. Клёпа был в ударе, наконец, ему попался достойный собеседник! Но Вадим, видя, что ситуация уходит из-под контроля начал ворчать, пытаясь объяснить наиболее активным “собеседникам “, что подъём завтра по расписанию, т. е. очень рано, и устраивать днёвку никто не собирается. И вообще, не надо путать палатку с реанимационной палатой. Может, кто-то забыл, но он разбирается только в стоматологии! Удалить зубы – нет проблем! А вот заниматься по утрам полумёртвыми телами, это не его стихия!
Клёпа поклялся Кораном и Талмудом, что утром тяжелобольных не будет, и никого отлавливать и разыскивать в лесу не придётся. В доказательство того, что даже самые стойкие собеседники лягут спать, была извлечена и поставлена палатка Петровича, а в неё заброшены коврик и спальник. Только после этого Вадим, продолжая ещё бурчать, отправился спать. Мне надлежало блюсти себя в трезвости, дабы сохранить в памяти и на страницах дневника наиболее яркие картины нашего путешествия. Когда организм уже отказался пить чай, а все самые интересные байки были рассказаны, я тоже отправился спать.
Серёга и Игорь вползли в палатку только в 3 часа ночи. С возможной аккуратностью, и, говоря, якобы, шёпотом, они залезли в спальники, и вскоре захрапели, как два дизельных мотора.
За день было пройдено 103 километра.


Текущее время: 00:37. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС