Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (http://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (http://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (http://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Алексей Смирнов 31.08.2016 10:11

Евгений, а куда вы свой запрос отправляли? Я отправил на 29region (собака) onf.ru с 18 августа ни ответа, ни привета и никто не перезванивал :(

Евгений Тихомиров 31.08.2016 10:56

Алексей, приветствую Вас. Рад слышать. Перешлю Вам адрес по почте продублируйте письмо, будет точно не лишним!

Евгений Тихомиров 31.08.2016 11:11

Выслал Вам на Вашу почту НАМС
 
Алексей, я ужевыслал Вам адрес "электронки" отделения Архангельского ОНФ Вам на Вашу почту НАМС электронную.

Евгений Тихомиров 02.09.2016 14:18

ПОРА ВОЗРОЖДАТЬ ЖИЗНЬ НА ПИНЕГЕ!
 
ПОчитайте. почитайте. Возможно поймете, почему мы просто пробиваемся во все инстанции с призывом восстанавливать канал Пинега-Кулой, чтобы дальше возрождать там все загубленное!!!!!!!!!!!!!

http://vaga-land.livejournal.com/691681.html

Вот одна реплика из описания о путешествии по деревне Осяткино на Пинеге : «Там же, в центре поселка, лежит груда ржавого железа. Корпуса и кабины железных катеров, плашкоуты, разные рычаги и пружины. Видимо, в этом месте хранили свою технику сплавщики, а когда в начале девяностых все рухнуло, нужное растащили, а ненужное оставили лежать. Так и лежит это железо уже двадцать лет.
Прошу почитать! У меня лично ощущение сложилось в период чтения, что в руководстве этого района оказались люди, мечтающие только об одном, своим бездействием окнчательно выжить людей из этого края, и я убежден, что они своего добьются очень такими темпанми.
И здесь же выдержки из книги
Из книги Леонида Невзорова «Бродяжьей следью».

«Василий Александрович Поварницын из Осяткино - собеседник интересный. О своем крае знает много. Хотя память поблекла. Возраст - 83 года.
“В пятидесятом году рекой в Осяткино завезли щитовые домики. Их, помнится, выгружали вручную, на берег панели вытаскивали веревками. Так вырастало Осяткино, крепло, увели¬чивало заготовки зеленого золота.
Лесу рассчитано было на семьдесят лет, а свернули участок, далеко не исчерпав возможности лесфонда. Все жалеют. Еще бы лет двадцать тянули лесозаготовки. Да тут перестройка пала на наши головы, все и нарушилось. Прекратили заготовку - люди и поехали в разные стороны. Школа на сто шестьдесят мест теперь пустая, садик на сто двадцать ребятишек - тихо и там. А сколько души вкладывали строители в свое дело! Всё основательно делали, а ныне "поруха на наше брюхо"... Записали всю Выю в неперспективные деревни, и пошел разор. Взять Хорнему. Сорок три дома было, лесопункт там же, скотный двор. Пущено под нож. Демьяново поблизости - вся деревня стоит пустая, без единого жителя. Такие хоромы люди побросали. Та же судьба у Мутокорья, Бабинова, Чудинова, В Заборье чудом уцелел один дом, сгорела вся деревня.
А что роптать без толку? Вся жизнь в глубинке палом пошла... Скоро и Пинегу саму песками зароет. Больше не бороздят ее по весне пароходы. Нынешние дети видят их только по телевизору. А какие были времена! Вот я тебе расскажу про Пинегу, у меня в альбоме много снимков тех лет, когда еще пристани у нас были”.

Он выкладывает мне свои записи, хронику давних времен.
В Выю (т. е. в Выйско-Ильинскую волость) по Пинеге первые суда начали ходить еще в 1909 году. Самая верхняя пристань стояла в Демьяново. Там находились береговые склады. Завозили разный груз, больше продовольственный - муку, сахар, крупы, сладости и т. д. А с этой базы складские запасы доставлялись по участкам - в Илешу, Вадюгу, Согру, Великую, Ламбас, Красную, Коду. В основном на лошадях, летом - на телегах, зимой - на санях. На Коду, например, была специально прорублена летняя дорога, за которой следили и поддерживали в нормальном состоянии (ныне там только зимник). В тридцатые годы, когда активно создавались колхозы, речной поток увеличился. Из колесников-паровиков наиболее известен на Пинеге «Быстров». Для флота, который ходил на дровах, создавались на берегу лесосечные бригады, они и занимались заготовкой топлива. В эти годы выгрузку осуществляли у деревни Устье. Всю доставку стремились провести по большой воде. Спешить приходилось еще и потому, что нельзя было задерживать молевой сплав, которому также требовались высокие горизонты. Лес заготовлял и штабелевал вдоль речной полосы Выйский леспромхоз, который имел пять лесопунктов - Горковский, Паловский, Илешский, Гавриловский и Выйский. До пятидесятого года - несколько мастерских участков - это Турдово, Выманец, Шоча, Широкая, Улеша, Старое Осяткино, Василёво на Вые.

Сплав - ответственная пора. Река забивалась лесом от самых верховьев до Усть-Пинеги. Следом за сплавом шла караванка, она подчищала остатки моля. Люди трудились практически сутками, ведь задача стояла важная: провести зачистку как можно быстрее, чтобы река вновь стала доступна судам и пассажирскому сообщению. Пароходы обычно встречали всей деревней. Парни и девчата собирались на высоких угорах под гармошку, пели, плясали. Кто покрепче из молодых, тут же записывался в бригады на выгрузку судов и барж. С сорок девятого года появились уже дизельные пароходы, береговые работы механизировались - дрова, ручной труд постепенно отпадали.
Грустно моему собеседнику. Ныне Пинега еще с весны вся мелеет. Осталась в прошлом ее бурная речная жизнь».
Из беседы Леонида Невзорова с Ангелиной Николаевной Порывкиной.

«Жизнь на перине не пролежишь. О себе красно не скажешь. Выпала карта, да не та. В девках-то не до гулянок было, хотя и хотелось подролиться. В Чаке маслозавод находился, туда меня и взяли с подружками - с Альбиной Грязных и Идой Первуниной. Меня к сепаратору приставили, их на сбойку. Вечером-то пробродим с парнями до петухов, только головы на подушки, а бабка уже трясет:
- Девки, вставайте. Скоро молоко с дойки привезут.
Сонные-то и вертимся на работе. А молока навезут много, с пяти бригад - Петрухино, Гора, Окулово, Устье, Хорнема. Крутишь и крутишь сепаратор, едва с ног не валишься. А мастер, Зинка, она вредная была. Не понравится - переделай, а то накажет. Руки в плечах вот и болят теперь, на старости, все и сказывается. Старалась не перечить, выслуживалась и перед Зинкой.
Меня нигде не хулили, ни на какой работе. Мы казеин готовили, сушили, посылали в Верхнюю Тойму. Масло сбивали только экстру. Нам постоянно премии начисляли. Тогда наш Выйский пункт все время - на Доске почета в маслопроме. Зимой новые заботы. Лед на реке кололи, сами возили, чтоб к весне ледник забить для охлаждения молока.

А с мужем своим, Афанасием Александровичем Порывкиным, познакомилась в клубе в Окулово. Нравился мне Афанасий, сошлись. Он в сельпо заготовителем работал, я на пекарне хлеб пекла. А с деньгами туго. Какая денежка на пол упадет, так готова половицу вывернуть, чтоб пятак поднять. Афанасий получал всего двадцать восемь рублей. Потом Гришка из лесничества позвал его к себе. Пилу дал, в лес отправил на заготовки. Приносил домой уже по сто десять рублей в месяц. Зашелестело в кошельке, лучше зажилось. Я поваром устроилась, уборщицей, детей завели. (У меня сын, Виталий Афанасьевич Порывкин, в Амдерме, учитель, а дочь, Любовь Афанасьевна Шульгина, в Верхней Тойме.)
Детей-то поднимать надобно. Я трудилась без передыху, с утра до вечера. Ставки везде маленькие, теперь и пенсия: масла на хлеб не намазать. Двадцать семь годов без Афанасия, сорока семи вдовой осталась. Муж-то попивал, все в разъездах, в лодке на холоду валялся, простыл, видать. Заболел легкими, делали операцию, не помогло. Рак признали, недолго и пожил после операции. Так одна и живу. У детей свои семьи и заботы, да они и не со мной. Зовут, да не еду. По душе мне Осяткино.

Одной-то тяжко жить. Зимой особенно. Вода, дрова, все самой таскать, тяжело. Дети далеко, помощи не от кого ждать. Старые люди никому не нужны. Одно время у нас всё позакрывали в Осяткино. Бери дрова невесть откуда. Дак в Ламбас ездили. Мужиков подряжала. За машину заплати, да за дрова еще больше. А с деньгами трясучка. Так и живу - с куса на кус. Парень, сын-то, помогает. А скотинку держала, не прерывалась. Опять же заботы, надобно сена для хлева запасти. Пожня на Боброве, дальний сенокос. Опять кого-либо наймешь. Доставка корма трудная. Сено на лодках плавим. Две лодки соединят, шестами укрепят и на них корейцами (вязанцами) сено уложат - и поехали. Платить приходится. Молоко продам - вот и денежка.
На Вые-то давно не бывала, бат, годов десять. В последний приезд там не задержались. Посмотрели да уехали. Ничего не осталось от прежнего, деревни обнищали, пропадают, обезлюдели. В Новинках-то ныне одна Пима Федоровна Соснина живет. Кирпичные скотные стояли на Вые, все разрушены. Ни одной коровы не осталось. Зато свободы слова сколь хошь. Перестройка зовется. Кресты на кладбище и те скоро падут... А богато на Вые-то жили...»

Евгений Тихомиров 02.09.2016 16:01

ПИНЕГ в начале двадцатого века жизнь бурлила. даже верфь была!
 
НАШЕЛ В ИНТЕРНЕТ: Олёна » 10 янв 2015, 12:19 » #1256058
Вот что писал Е. Овсянкин в газете "Лесные новости" о Володиных-Документы свидетельствуют, что основатель семейного дела (позднее - купец второй гильдии) Иван Афанасьевич Володин вступил в купечество из крестьян ещё в 1841 году. Первоначально он, как и многие русские купцы, накопил деньги на мелкой торговле, в 1872 году соорудил винокуренный завод, на котором в качестве сырья использовался мох. Завод имел 7 дрожжевых чанов по 55 вёдер каждый. Но предпринимателя постигла неудача - в декабре 1874 года завод сгорел. Тем не менее, заведение уже принесло немалый доход.

К концу XIX века Володины имели весьма солидные средства, что позволило им в 1899 году соорудить главное детище - лесозавод и основать торговый дом "Братья Володины". В 1906 году торговый дом был преобразован в торгово-промышленное товарищество "Е. М. А. Братья Володины".

Устав объединения, утверждённый Николаем II 11 апреля 1906 года, даёт обстоятельный перечень дел, которыми занимались в то время пинежские купцы. Там значились хлебная, мануфактурная, бакалейная и прочая торговля. Володины имели также буксирно-пассажирское речное пароходство на Пинеге .

Володины действовали как рачительные хозяева. По итогам работы на 1 апреля 1912 года стоимость имущества составляла уже более 1,7 млн. руб. В собственности фирмы был лесопильный завод, расположенный недалеко от Пинеги , жилые дома, а также паровая мельница и электростанция.

Володины впервые в истории организовали пароходное движение по реке Мезени. В 1912-1914 гг. они направили туда три парохода : "Надежда", "Лев Толстой" и "Сурянин". Эти пароходы долго служили жителям северного района, а "Сурянин" и вовсе плавал по Мезени до 1960 года.

Ежегодно три пилорамы володинского лесозавода распиливали до 90 тыс. брёвен. Общий объём выпускаемой продукции составлял 4,5 тыс. стандартов досок. На лесозаводе трудилось более 200 рабочих.

Одной из особенностей товарищества являлся его семейный характер. Как уже отмечалось, в 1906 году учредителями выступили два брата и их родной племянник. Позднее в числе директоров оставались Алексей Иванович, Иван Егорович и сестра последнего Мария Егоровна. Все члены ревизионной комиссии также были ближайшими родственниками учредителей: О. Е. Кокина, А. А. Володина, А. А. Кыркалова (дочь Алексея Ивановича, жена одного из известных лесопромышленников, выходца с Пинеги М. Кыркалова), Е. С. Валькова и П. В. Губкина. На складах Володиных в Архангельске работали братья Кокины, один из которых был мужем Ольги Егоровны.

В работе товарищества существовала преемственность. В 1912 году во главе обширного хозяйства стояло уже третье поколение Володиных. Иван Афанасьевич умер в 1876 году, будучи купцом второй гильдии. Его сыновья Михаил и Алексей стали купцами первой гильдии. Внук Ивана Афанасьевича - Иван Егорович управлял заводом вплоть до установления советской власти.

Духовное завещание Михаила Володина

Как и большинство русских купцов, Михаил Иванович Володин тщательно составил своё завещание. Следуя сложившейся традиции, он проявил заботу о своих земляках, увековечении своего имени и памяти покойной супруги. Каменный дом в Пинеге стоимостью 20 тыс. руб. с землёй он передавал "в полную собственность Министерства народного просвещения с тем, чтобы в этом доме навсегда помещалось училище этого ведомства". Всё недвижимое имущество и денежные средства на сумму более 100 тыс. руб. он оставил в наследство брату Алексею Ивановичу и племяннику Ивану Егоровичу. При этом Михаил Иванович завещал своему брату Алексею построить в Пинеге каменную богадельню на 12 человек под названием "Богадельня имени Евгении и Михаила Володиных".

Для обеспечения достойного содержания богадельни М. И. Володин выделял 25 тысяч рублей капитала. Значительные суммы предназначались для Пинежского собора, а также Вонгской, Пильегорской, Валдакурской церквам.

Михаил Иванович умер 12 октября 1917 года в возрасте 75 лет. И воля завещателя, естественно, не была исполнена - помешали революционные потрясения.
Володины построили в Пинеге судостроительную верфь. Первым с нее сошел пароход «Е.М.А.», названный по первым буквам имен трех братьев Володиных – Егора, Михаила и Алексея. Сконструировали судно сами пинежане – специально для своей мелководной реки . В народе пароход прозвали «камбалой». Это круглобокое, плоскодонное судно было настолько мощным, что с его штурвалом справлялись только два матроса. Зато «Е.М.А.» хорошо преодолевал отмели и мог близко подходить к берегу."-это написано в группе Берег левый, берег правый.
________________________________________

Евгений Тихомиров 07.09.2016 15:44

Думаю многим будет важно узнать, что скоро на Пинеге вновь начнут углублять дно по-настоящему.!
Оказывается в течение ряда лет деньги. которые были выделены на дноуглубление "углубляли карманы" воров -чиновников.
Бизнесмен похитили бюджетные деньги на работах по углублению дна Пинеги
Источник: flashnord 30.07.2015 - 15:50

В Архангельской области возбуждены уголовные дела в отношении генерального директора ООО «Каскад» и сотрудника отдела капитальных ремонтов ГБУ «Главное управление капитального строительства», которые, как предполагает следствие, совершили хищение бюджетных средств при выполнении государственного контракта. Бизнесмена подозревают в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере, а чиновника - в превышении должностных полномочий, сообщили агентству FlashNord в СУ СКР по региону.

По версии следствия, с августа 2013 года по январь 2015 года гендиректор ООО «Каскад» в рамках заключенного государственного контракта по дноуглублению и спрямлению части реки Пинега в Пинежском районе неоднократно предоставлял к оплате акты выполненных работ и справки о стоимости работ. Документы содержали заведомо ложные сведения об объемах выполненных работ, в результате чего из бюджета было похищено более 29 млн рублей.

Сотрудник отдела капитальных ремонтов в 2014 году неоднократно подписывал предоставляемые к оплате акты выполненных работ и справки об их стоимости, заведомо зная о недостоверности представленных в них сведений. В результате региональным Министерством природных ресурсов и лесопромышленного комплекса в адрес ООО «Каскад» необоснованно перечислено более 15 млн рублей.

«Уголовные дела возбуждены на основании материалов, представленных РУФСБ России по Архангельской области, и соединены в одно в производство», - отметили в ведомстве.
Социум

Евгений Тихомиров 09.09.2016 17:59

Некоторые хотели бы, но им не разрешают проводить эти расходы как затраты на произво
 
Прочел : Северо-Двинское государственное бассейновое управление водных путей и судоходства создано в марте 1937 года. В зону ответственности входят: Вологда, Сухона, Вычегда, Северная Двина, Вага, Пинега , Мезень, Онега, оз. Лача. В состав управления - Вологодский, Сыктывкарский, Архангельский и Мезенский районы водных путей, головное подразделение находится в Котласе... Владимир Фоминых, начальник Архангельского района водных путей - филиала Северо-Двинского государственного бассейнового управления водных путей и судоходства .
- Владимир Иванович, что входит в зону ответственности Архангельского района?
- Большая часть Северной Двины, реки Вага, Пинега , Мезень, Онега, оз. Лача, Кенозеро. Всего 1995 км, на которых мы должны после ледохода установить навигационную обстановку и в течение всей навигации ежедневно ее контролировать, менять расстановку знаков по мере убывания воды, изменений судоходного русла: в некоторых местах оно меняется до трех раз за навигацию. Для этого участки рек закреплены за бригадами, которые работают круглосуточно сменами по 4 человека. Кроме того, на Двине земснарядами проводим дноуглубительные работы.
- В этом году навигация закончилась раньше обычного. Почему?
- Реки - федеральная собственность. Если раньше мы получали финансирование на их содержание и из федерального бюджета и из областного, то с 1 января 2005 года вступил в силу закон, по которому региональному бюджету не разрешается финансировать наши работы. А в федеральную программу 2005 года включена лишь Северная Двина, т. е. район профинансировали всего на 20 млн рублей вместо 38. Мы оказались в тупиковой ситуации. Управлению вместе с руководством департамента транспорта администрации области удалось убедить федеральный центр в необходимости навигации по боковым рекам. Нам разрешили обставить Вагу, Пинегу , Онегу и Кулой , но в рамках выделенных средств и на период "большой воды". В результате 15 сентября район вынужден был снять судоходную обстановку на Двине и сократить навигацию на 29 суток.
- А как с проходимостью рек?
- Неважно. В последние годы из-за климатических и других причин уровень воды ниже нормы. Например, у Березника в этом году на 37 см, Усть-Пинеги - на 42, а на Онеге - вообще на 49 см. Для речных судов с осадкой 100-120 см это очень существенно. Суда, баржи идут с недогрузом, перевозчики несут дополнительные расходы. Увеличивается количество перекатов: только на 42-километровом участке Рочегда - Березник при официальных 16 фактически их 24. Раньше в бассейне работали 29 земснарядов, сейчас эксплуатируется только 8. В нашем районе работают 2-3. Объемы дноуглубительных работ недостаточны.
- Что-то планируется для изменения ситуации?
- В федеральном центре разрабатывается программа реформирования. Суть ее в разделении ответственности центра и субъектов за эксплуатацию внутренних водных путей и в разделении функций на управленческую и хозяйственную.
-А на уровне района?
- В 2004 году по заявке и за счет СЦБК и СЛДК проведены исследования и предварительные расчеты возможности восстановления судоходства на Пинеге . Если найдется финансирование, то на участке Усть-Пинега - с. Пинега реально увеличить навигацию до 70 дней.
- Кроме бюджетного, есть еще какие-нибудь источники финансирования?
- Лоции, схемы, путевая информация для судовладельцев, содержание СНО по заявкам. В этом году район получил от платных услуг около 4,5 млн рублей. Это позволило нам после снятия навигации на Двине еще полмесяца содержать диспетчерскую службу, информаторов, отслеживать работу компаний, которые продолжали перевозки на свой страх и риск. В какой-то мере поддержать зарплату 175 работников района, которая, например, у капитана со всеми надбавками около 9 тысяч, у рядового плавсостава - 5-6 тысяч в месяц. Старые кадры уходят, молодежь не идет. Район вынужден рядовой состав судов нанимать только на сезон.
- Лесопромышленники не помогают?
- Некоторые хотели бы, но им не разрешают проводить эти расходы как затраты на производство, только из прибыли. Поэтому пока воздерживаются.
Андрей Ружников.
Фото автора.
"АРХАНГЕЛЬСКАЯ ЛЕСНАЯ ГАЗЕТА" 30 ноября - 6 декабря 2005 г. N# 49 (1660):

Евгений Тихомиров 15.09.2016 15:40

Кораблекрушения на берегах Кулоя. Это уже из области преданий.
 
Кораблекрушения на берегах Кулоя. ЭТО ИЗ ПРОШЛОГО, товарищи. Сейчас кораблей на Кулое нат


Наш полноводный, беспокойный, своенравный Кулой живёт по своим водным законам, и, что греха таить, медленно, но неуклонно стареет — становится заметно мелководнее, появляется много новых меляк, песчаных банок. И хотя в целом река пока судоходна, однако чрезмерные скорости приливо-отливных течений да песчаные грунты постоянно и очень резко меняют глубины даже на основных судоходных фарватерах. И когда начинаешь вглядываться даже в не самое далекое прошлое, припоминается, что немало речных и даже морских судов и их экипажей в разные времена имели крупные проблемы на этих песчаных береговых отмелях.

Кстати, о кораблекрушениях на берегах Кулоя . Это очень любопытная и во многом поучительная для мореходов тема. Вот история первого кораблекрушения со слов очевидцев — жителей старшего поколения. Это случилось давно , осенью 1916 года. Небольшой пароход «Н. Масленников» по договору с промысловыми артелями зашел в Кулой забрать рыбаков с их поклажей и развезти по рыбацким станам в реки Канина: Чижу, Кию, Шойну. Зашел пароход и встал на Кулойском рейде на якорь в ожидании погрузки и сбора рыбаков.

Команда, свободная от вахт, сошла на берег и, вероятно, загуляли моряки. А вечером с началом прилива загудел шторм, в общем-то, обычное явление в осенний период. Якорь пополз, и пароход вынесло на песчаный противоположный берег. Начался отлив, пароход , покачиваясь под ударами прибойной волны и от быстрого течения, стал быстро оседать в песчаный грунт. Иллюминаторы в пустых каютах оказались открытыми, проверить и закрыть вахтенные не удосужились. И вода через иллюминаторы хлынула внутрь корпуса. Когда старшие командиры спохватились, пароход оказался полузатопленным. На следующем приливе судно продолжало немного раскачиваться и всё глубже оседало в песчаную береговую отмель. А спасать было некому. Трудно сказать, был ли какой-нибудь спасательный буксир в Мезенском порту. Ясно одно — помощи никто не оказал, и через два или три дня судно погибло на речном берегу на глазах у изумлённых жителей Долгощелья.

Эта оказия на Кулое казалась жителям, опытным мореходам, просто из ряда вон — морское судно погибло на берегу реки . Кстати, место гибели парохода было, что называется, на самом видном месте, почти точно против нашего родительского дома на противоположном берегу. И теперь каждый взгляд в окно прежде всего натыкался на этот несчастный пароход . Старожилы рассказывали, что пароход довольно быстро, за несколько дней, погрузился в береговую песчаную массу. На поверхности оставалась носовая часть с одиноко торчащим на ней кнехтом.

Дальнейшее погружение судна прекратилось. Вероятно, опустившись в песчаный грунт до определённого уровня, судно вдруг легло на твёрдую поверхность, возможно, на каменную плиту, а может быть на верхний уровень вечной мерзлоты. Во всяком случае, стальной корпус парохода , точнее, его носовая часть, более сорока лет противостоял напору приливо-отливных течений, штормовых волн и жёстким осеннее-весенним ледоходам на Кулое . Мы, мальчишки, в сороковые годы еще часто купались и играли летом около «Николашки», как мы его называли.

Прошло 27 лет, и на это месте случилась еще одна судовая трагедия, свидетелями которой мы — сельские жители — были от начала до конца. Летом 1943 года из Архангельска в Долгощелье шёл зверобойный бот «Крылан» под погрузку и вывоз добытой рыбаками Долгощелья рыбной продукции, в частности, соленой сёмги, приготовленной на экспорт. Местный лоцман, проводивший судно с моря, непонятно по какой причине, еще до подхода на рейд, спустился с борта «моряка» в свою лодку и поехал на вёслах к берегу. Вероятно, он проинформировал капитана бота, как подходить на якорное место, и с его согласия покинул судно.

Но, судя по дальнейшим действиям капитана, было очевидно, что они с лоцманом явно не поняли друг друга. В результате мотобот пошел не по фарватеру, а направился к якорному месту напрямик и... сел на песчаную косу, лишь немного покрытую приливной водой. Кстати, мы — деревенские мальчишки, эти вездесущие шкеты — сразу поняли, что это большое морское судно пошло ну очень не ладно! — прямо на меляку. Мы также отлично видели , что лоцман в своей лодчонке вскочил на банку и отчаянно начал размахивать руками, стараясь привлечь внимание моряков, но было уже поздно. Бот с приличного хода въехал на песчаную отмель и плотно сел на грунт.

А далее, как в плохом романе. Прилив продолжался, течение развернуло судно бортом перпендикулярно направлению мощной приливной волны и начало довольно энергично задвигать его всё далее на мель. Сейчас уже трудно вспоминаются детали этого бедствия. Но было видно, что приливное течение протащило «Крылана» по грунту приличное расстояние и, как выражаются моряки, навалило его на корпус парохода «Н. Масленников». Теперь его движение по грунту застопорилось. Бот, плотно прижимаясь к борту парохода , начал помалу подниматься, всплывать на продолжавшемся приливе и, наконец... взгромоздился верхом на остатки корпуса парохода .

Между прочим, кажется, что тут у моряков был шанс с помощью машины и якорей отбояриться от нежелательного соседства с останками парохода и оказаться наплаву, но почему-то мореходы не использовали эту благоприятную возможность. Скорее всего — определённый шок, отсутствие должного опыта и незнание местных условий и стали причиной случившегося.

Прилив кончился, пошёл отлив, уровень воды стал резко снижаться. И наступил самый трагический момент. Сидя натурально верхом на корпусе парохода , мотобот под собственной тяжестью разломился пополам. Когда приливная вода совершенно ушла, и берег полностью оголился, взорам селян предстало жуткое зрелище. Разломившийся пополам морской мотобот «Крылан», словно «всадник без головы», сидел верхом на остатках корпуса парохода «Н. Масленников». Да, было просто невозможно смотреть без содрогания на это двойное кораблекрушение. Правда, через несколько лет полуразрушенный деревянный корпус мотобота течениями и ледоходами, как говорили старики-поморы, разнесло по доскам. А останки носовой части стального корпуса парохода и теперь во время отливов торчат над песчаным берегом Кулоя как серьёзный упрёк неопытным и невнимательным мореходцам. Такая вот печальная участь двух морских судов — судьба...

Из книги Леонида Степановича Селиверстова «Родные берега» (Мурманск, 2012 год, 400 экз.).

Евгений Тихомиров 15.09.2016 15:47

Хочу сообщить о том, что канал Кулой существует, и он очень нужен, особенно в лет
 
А вот заметку нашел прелюбопытную! Автор .П. ЛЕШУКОВА,
учитель географии средней школы
с. Лешуконское
Архангельская обл.

Канал Кулой действует

Давно выписываю газету «География» — с 1994 г. С большим интересом читаю каждый номер, многое использую в своей работе. Научные статьи расширяют кругозор. В материале К.С. Лазаревича «Бифуркация рек »* о месте, где существовало естественное соединение рек Пинеги и Кулоя , написано: «Там на карте отмечен “канал Кулой ” (хотя кому он нужен как искусственное сооружение, неясно)».
Хочу сообщить о том, что канал Кулой существует, и он очень нужен, особенно в летнее время. Зимой грузовые и легковые автомобили, автобусы из г. Мезени [он — в устье одноименной реки . — Ред.] и из с. Лешуконского [близ впадения Вашки в Мезень. — Ред.] идут в Архангельск по зимникам, болота перемерзают. Летом те же 120—130 км междуречья Мезени и Пинеги становятся непреодолимыми из-за множества болот; дорога пока не достроена. Летом и осенью действует речной маршрут по р. Мезени с выходом в Мезенскую губу, далее вверх по р. Кулою , по каналу Кулой и Пинеге. Его выполняют суда Мезенской судоходной компании, которая базируется в Лешуконском. На баржах перевозят автомобили, которые от Пинеги идут уже по улучшенной грунтовой дороге до Архангельска. Возвращаются таким же образом. Шлюз, говорят, уже в плохом состоянии, но все еще служит.

* География, № 45/2002, с. 3—4.
П.П. ЛЕШУКОВА,
учитель географии средней школы
с. Лешуконское
Архангельская обл.

Евгений Тихомиров 15.09.2016 16:04

До революции , в Пинеге был свой судостроительный завод ,
 
И еще http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmo...095900&keyno=0

а следующий день мы посетили краеведческий музей городка Пинега . Здание музея 19 века, находится в аварийном состоянии. Денег на ремонт нет. Однако экспозиция доступна в полном объеме.
Богатая история у края. Леса вдоль берегов реки, Петр I в свое время объявил казенными, для корабельного дела потребными. Сюда же, в монастырь на Красной горе сослал Петр сподвижника царевны Софьи – князя Василия Голицына, который здесь же умер и здесь был похоронен.
До революции , в Пинеге был свой судостроительный завод , делали речные катера , пассажирские пароходики и буксиры. Помимо завода было и пароходство. Хозяевами всего этого были купцы Володины.
Такие пароходы делали в Пинеге (фото из пинежского краеведческого музея)
После революции завод закрыли. Открыли лагеря. Потом лагеря закрыли, но завод восстанавливать не стали. Так что работают пинежане исключительно на заготовках леса. Такие дела...
До революции , в Пинежский уезд тоже ссылали людей. Тех самых "политических". Но в отличии от советских лагерей 30-х годов, царская ссылка была почти курортом. Ссыльным выделяли деньги на съем квартиры или дома и деньги на пропитание. Именно здесь, в Пинеге , провел ссылку писатель Александр Грин - автор романа "Алые паруса". В пинежском музее сохранилось фото писателя с женой, ее подругой и семьей у которой писатель снимал часть дома:



Не удивляйтесь пожалуйста словам про съем части дома. Северные дома крестьян это совсем не избушки-халупы средней полосы. Но об этом позже.
В советские времена, лагеря представляли собой кромешный ужас. Часть этой истории представлена в музее.
Сегодня, на берегах Пинеги уже ничто не напоминает об этом прошлом. Тишина и покой. Вода прозрачная как будто ключевая. С рыбалкой нам не особо везло, мы попали в период когда на воду легла цветочная пыльца и местные сказали, что рыбы сейчас не будет . Однако на копчушку нам удавалось налавливать:



На скалистых берегах Пинеги встречаются гроты. Уровень воды в реке когда-то был значительно выше. Кроме гротов, об этом говорит форма выступов прибрежных скал:


Текущее время: 10:51. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС