Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 22.03.2018 09:33

Маршрут был проложен по бассейнам четырех великих рек: Амуру, Енисею, Оби и Волге. Вс
 
Впрочем, наши с Вами предшественники были спосбны в те годы и на более серьезные переходы
http://www.boatportal.ru/articles/396
НА МОТОРКЕ ЧЕРЕЗ КОНТИНЕНТ
11.03.2010 Автор: admin 0 9407
Facebook Twitter Google+ Pinterest
Журнал Катера и Яхты, №20, 1969г., Валентин Сальников
10 июня 1968 г. во Владивосток вошел лайнер «Советский Союз». Внимательно присмотревшись, с берега можно было увидеть на кормовой надстройке лайнера небольшую лодку. Этому суденышку предстоял немалый путь: от тихоокеанских берегов до Атлантики, от Владивостока до Ленинграда.
Маршрут был проложен по бассейнам четырех великих рек: Амуру, Енисею, Оби и Волге. Всего предстояло пройти более тридцати рек и пять озер: Ханка, Байкал, Белое, Онежское и Ладожское, пройти Волго-Балт, Иркутское и Братское моря, пересечь каскад Камских и Волжских водохранилищ. Общая протяженность маршрута приближалась к 20 000 км. Экипаж лодки — Валентин Сальников и Борис Сумин — посвятил свой поход 50-летию ВЛКСМ и 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.
Камчатские спортсмены не впервые совершают трансконтинентальное плавание. Тем же маршрутом прошли они на двух мотолодках в 1966 г. до Москвы. Их экипажи (братья Анатолий и Валентин Сальниковы, Виктор Царев и Анатолий Гаврилин) собирались на следующий год продолжить свой поход до Атлантического океана, но это путешествие пришлось отложить.
Получив новую технику — две «кафы» и «вихри», «первопроходцы» с Камчатки (остались Анатолий Сальников и Анатолий Гаврилин, к ним присоединился Зорий Балаян) проверили ее. на водах Дона, Волги, Днепра, Черного и Азовского морей, пройдя из Феодосии через Москву до Одессы.
Об отдельных этапах плаваний рассказывают их участники.
Автор первого очерка — Валентин Сальников — механик по профессии, путешественник по призванию, человек, влюбленный в природу своего родного Дальневосточного края. Слушать его рассказы о походах через таежные дали, по великим сибирским рекам можно часами.
Зорий Балаян — врач и журналист — человек другого склада. Можно безошибочно сказать, что в походе самым интересным для него были люди — и те, с которыми он плыл, и те, которые встречались в пути.
Неудивительно, что и написанные ими очерки так мало похожи один на другой.
Мы публикуем их вне хронологической последовательности по той причине, что в изложении В. Сальникова больше внимания уделяется фактическому материалу. Очерк 3. Балаяна дополняет эти сведения эмоциональными характеристиками, которые позволяют нам взглянуть на плавание и на его участников еще с одной точки зрения.
Впрочем, предоставляем читателям возможность самим судить об этом.
Об отдельных этапах своих путешествий рассказывают Валентин Сальников и Зорий Балаян.
Вечером 12 июня лодку на автомашине доставили к исходному рубежу — реке и спустили на воду. На носу выведено название — «Меридиан», ближе к корме — «Петропавловск-Камчатский», порт приписки.
Сделав прощальный круг у моста через Лефу, «Меридиан» скрылся за первым поворотом реки. Весенний паводок давно прошел, река обмелела. Несколько раз приходилось выходить из лодки и волоком перетаскивать ее через каменистые перекаты. Мы шли по местам, где некогда путешествовал со своим неизменным проводником Дерсу известный исследователь Дальнего Востока В. К. Арсеньев, который не одну ночь провел на косах Лефу. Сейчас же теплый песок кос был оккупирован черепахами, которых в Лефу превеликое множество. Заслышав шум нашего мотора, черепахи спешили скрыться в мутных водах реки. Быстрота, с которой они это делали, никак не увязывалась с традиционным представлением о медлительности этих созданий. Вскоре сопки остались позади, а с ними и лес, по берегам тянулась безбрежная травяная равнина. К вечеру мы были в нескольких километрах от устья Лефу. Ночевали у пастухов. От них узнали, что своенравная Ханка вот уже несколько дней штормит. Арсеньев в свое время так описывал свою встречу с Ханкой: «Грозный вид имело пресное море. Вода в нем кипела, как в котле. Точно разъяренный зверь на привязи, оно металось в своих берегах и вздымало кверху желтоватую пену». Примерно ту же картину увидели утром и мы. Огромные мутные валы с шумом выплескивались на отлогий пес-чаный берег, оставляя на нем автограф из той самой желтоватой пены. Более четырех часов длилось наше единоборство с разъяренным озером, пока мы не вошли в исток реки Сунгач, соединяющей Ханку с бассейном Амура. Несет она свои медленные мутные воды среди низких заболоченных берегов. При сравнительно небольшой ширине река очень глубока — до 30 метров. Вытекая из большого озера (площадь 4000 км2), которое принимает в себя более 15 рек и ручьев, Сунгач всегда полноводен. Путешествовать по нему — одно удовольствие: ни тебе мелей, ни перекатов, ни завалов, ни топляков. В Уссури впадает он несколько ниже города Ле-созаводска. Уссури здесь уже имеет вид большой реки, шириной 150— 200 м, имеется на ней и судовая обстановка. По пути к Амуру река принимает в себя пять больших притоков: два слева, с китайской стороны— Мулинхэ и Наолихэ, и три справа — Иман, Бикин и Хор. Мы побывали в устьях всех трех наших притоков. Самое большое расстояние от Уссури мы прошли по Би-кину. Красивая, с прозрачной водой река течет среди сопок, густо заросших девственным уссурийским лесом, в котором встретишь все, что растет в уссурийской тайге — от дикого виноградника и лиан до кедра, манчжурского ореха и амурского бархата. «Как-то странно непривычному взору видеть такое смешение форм севера и юга, которые сталкиваются здесь как в растительном, так и в животном мире. В особенности поражает вид ели, обвитой виноградом, или пробковое дерево и грецкий орех, растущие рядом с кедром и пихтой», — так описывал уссурийскую тайгу Николай Михайлович Пржевальский.
Воды Уссури привели нас в один из красивейших и больших городов Дальнего Востока — Хабаровск, расположенный в месте слияния Уссури с Амуром. Вплоть до Малого Хин-танского хребта Амур течет по равнинной местности. Течение реки спокойное, 5—7 км в час, русло широкое — до 2 км, с частыми и большими островами.
Зато от поселка Амурзет характер рек резко изменился. Отсюда до границы Амурской области Амур тесно зажат Малым Хинганом. Вода здесь кипит и беснуется, идет извечная борьба воды и камня. Каменистые перекаты, сильное течение очень осложняют судоходство на этом участке.
Далее вверх до Благовещенска Амур снова течет по равнине. Лесистые горы снова уступают место полям и лугам. Населенные пункты встречаются чаще, чаще появляются и отметки в нашем паспорте-регистраторе.
28 июня прибыли в Благовещенск. Отсюда мы сделали небольшое путешествие по реке Зее и немного отклонились — пошли по рекам Томи до моих родных Ключей, где был запланирован небольшой отдых. Здесь мы смогли устранить неисправности, которые выявились в 2500-километровом переходе. Здесь же наш «Меридиан» встретился с
ветераном «Гейзером» и встал ря-дом с ним в одном заливчике.
На обратном пути Зея встретила нас штормом и дождем. Кроме того, за те несколько дней, которые мы провели в Ключах, этот самый большой приток Амура, дающий одну пятую часть амурского стока (это больше, чем сбрасывает воды такая река, как Днепр), преподнес нам еще один сюрприз: уровень воды в реке поднялся на три-четыре метра, по ней несло всякий хлам, смытый водой с берегов, который, попадая в турбину водомета, доставлял нам массу неприятностей. Вот когда мы пожалели, что не сделали на водозаборнике защитной решетки! Не пришлось бы так часто нырять под лодку и разбирать «вороньи гнезда», свитые в водомете из травы и мелких прутьев. Разбушевавшаяся Зея запомнилась надолго.
От Благовещенска наш путь лежал по Верхнему Амуру. Здесь до самого слияния Шилки с Аргунью Амур течет среди высоких и скалистых берегов, пересекая Большой Хинганский хребет.
Погода, прямо сказать, баловала нас, дни стояли жаркие, безоблачные, ртутный столбик нашего термометра редко опускался ниже +35 С, ночью же температура держалась около 20°.
Набираем бутылку амурской воды, чтобы в конце похода вылить ее в Неву.

Евгений Тихомиров 22.03.2018 09:34

Шилка — в прошлом река «золотой лихорадки» и человеческих страданий. В царское время этот край «славился» своими каторгами, где узники добывали золото, вырубали вдоль левого берега Шилки в скалах «Екатерининский тракт» — длиной в несколько сот километров. До появления на реке пароходов это был единственный путь, связывающий Сибирь с Дальним Востоком, по которому вывозили золото с Амура, меха. Шилка была единственным местом в царской России, где каторжанина навсегда приковывали к тачке, с которой он не расставался даже на ночь.
С появлением железной дороги тракт потерял свое значение, а впоследствии был совсем заброшен.
Нижнее течение Шилки почти безлюдно, на расстоянии 300 км от Амура всего две небольших деревушки, где живет несколько семей рыбаков, охотников, лесничих и связистов. Эти места еще ждут своего открывателя и нам кажется, что им будет гидростроитель. Здесь мест для возведения плотин сколько угодно.
Ночь застала нас в доме отдыха Чалбучи. Пришвартовываемся к лодочной станции дома отдыха и располагаемся под разлапистыми ветвями сосен. Утром встаем рано, нам необходимо до обеда быть в Сре-тенске, чтобы выточить новый гребной вал, лопнувший по шпоночному сверлению. Кроме того, от вибрации, которая появилась после того, как лопнул вал, в месте приварки корпуса опорного подшипника в сварном шве появилась течь. Сегодня пятница, и если мы сегодня же не решим все вопросы, связанные с ремонтом, то нам придется простоять до понедельника. Это потеря трех-четырех ходовых дней, т. е. не менее 1000 км пути.
Случилось так, что в город мы попали только к концу рабочего дня. Часа через два после нашего выхода из Чалбучей задымил двигатель. Причина для нас была ясна — залегли кольца. Это бывало у нас и на Уссури и Амуре, но в Ключах мы сделали дополнительное охлаждение масла путем орошения масляного радиатора забортной водой, и до сегодняшнего дня все шло хорошо.
И вот, пожалуйста, опять разбирать двигатель, пилить поршневые кольца, чистить от нагара канавки колец на поршнях — потеряли около трех часов. Этот случай окончательно убедил нас, что система охлаждения двигателя явно не обеспечивает нормальное охлаждение. Нужно было переделать воздушную турбину системы охлаждения с отсоса на нагнетание, а для этого необходим новый ротор с обратным шагом лопаток. Испытывая лодку у себя на Камчатке, где летом редко бывает больше +15°, наш «Запорожец» вел себя хорошо. Здесь же, на материке, где мы столкнулись с 30—40-градусной жарой, двигатель начал систематически перегреваться, вследствие чего происходило закоксовывание колец в поршневых канавках. В Сретенске мы решили раз и навсегда покончить с этим явлением, тем более, что здесь есть судостроительная верфь.
Лодку поставили около водокачки, где всегда сидел дежурный. На водокачке как раз шел ремонт, и мы упросили здешнего токаря Федю сделать нам новый гребной вал. Провели профилактический ремонт двигателя, промыли и залили маслом. Осталось только заварить корпус опорного подшипника и сделать ротор. Идем в РК ВЛКСМ. Оттуда связались с судоверфью и к вечеру все было сделано.
Идем дальше. Благодаря новому ротору прекратилось жужжание, характерное для двигателя от «Запорожца», а самое главное, стрелка масляного термометра теперь больше не поднималась за отметку 60. На второй день после обеда мы достигли места слияния Онона с забайкальской красавицей Ингодой. Как-то она встретит нас сейчас? В 1965 г. мы здесь хлебнули лиха. 350 км до Читы шли почти полных четыре дня, буквально волоча на себе «Вулкан» и «Гейзер».
Ночь застала нас у 63 створа — до Читы оставалось менее 300 км. Если встать утром пораньше, то еще до конца рабочего дня можно успеть в Читу и кое-что сделать. Встаем, что называется, с петухами. Над Ингодой висит плотная пелена тумана. Идем осторожно, смотрим в оба — река коварна, как все красавицы. Приближаться к берегам опасно, можно выскочить на камни. Один из нас постоянно следит за кормовыми створами, другой — за носовыми. Где-то в районе станции Карымской туман начал подниматься, цепляясь за прибрежные лощины, однако часам к десяти растаял и в них. То ли просто после тумана все кажется необыкновенным, то ли воздух становится особенно прозрачным, но все вокруг смотрелось контрастно, с приближением, ясность была такой, что даже на дальних сопках можно было разглядеть отдельные деревья. На бледном небе горизонта эти вершины выглядели темными, почти черными. Над головой же небо было темно-голубым. Все это предвещало жаркий день. И действительно, когда утренняя краснота солнечного диска сменилась на ослепительно белый свет, на Ингоду опустился зной, с которым не в силах было бороться большой реке. Чем ближе мы подходили к Чите, тем оживленнее становилось на воде. С берегов на реку смотрели пионерские лагеря, дома отдыха, маленькие уютные домики дачных поселков. У каждого такого поселка на реке множество купающихся, а вот лодок почти не видно. Моторных же судов мы на всей Ингоде встретили не больше двух-трех. Это объясняется, видимо, тем, что тяжелая, с частыми каменистыми перекатами и порогами река затрудняет эксплуатацию лодок с винтами, а водометы сюда еще не проникли. В Читу мы пришли часа в 4 дня. Один из нас сразу же отправился в обком ВЛКСМ в надежде уже сегодня решить проблему «волока» до реки Хилок, вытекающей из системы озер на западном склоне Яблонового хребта. В день отъезда в 6 часов утра за нами пришла машина.
Дорога медленно взбиралась на перевал. По обе стороны от нее до самого горизонта тянулась тайга. Наш «ЗИЛ» натруженно гудел, преодолевая затяжной подъем, выбрасывая из глушителя синие облака дыма. На самой верхней точке перевала делаем остановку. Здесь на обочине дороги сооружено что-то вроде беседки, где на минутку останавливается каждый, кто достиг вершины перевала, таков обычай. Отсюда видны восточные и западные склоны хребта, которые являются водоразделом трех величайших речных систем нашей страны и мира: Амура, Енисея и Лены.
Снова садимся в машину и начинаем спуск. Минут через 30—40 въезжаем в небольшое село Иван, расположенное на берегу одноименного с ним озера. Еще через несколько минут подъехали к другому озеру побольше — Арахлей. Длина его километров 15, ширина немногим меньше. Берега этого озера — любимое место отдыха читин-цев. Есть оборудованные лодочные стоянки, много лодок с подвесными моторами. Озеро богато рыбой, здесь прекрасно прижился омуль, вывезенный с Байкала.
Огромные озера следуют одно за другим — Шикшинское, Иргень. Из Иргеня берет начало река Хилок, в которую мы и собирались спустить наш «Меридиан». Но... ручей, который вытекал из Иргеня, был пригоден для плавания разве что детских игрушечных корабликов. Пришлось еще несколько часов трястись по проселочной дороге, а местами и вовсе по бездорожью, до станции Могзон. Нам удалось проехать по этим местам лишь потому, что здесь давно не было дождей, да благодаря умению нашего шофера Юры. Один раз тракторный след, по которому мы ехали вот уже в течение часа, привел нас к такому болоту, что, казалось, дальше пути нам нет. По середине болотины красовалась воронка с разорванными краями, из зева которой торчали расщепленные концы бревен, свидетели единоборства трактора с болотом. В нескольких местах по бокам воронки были видны более давние следы буксовавших машин, уже заросшие травой. Юра долго ходил, пробовал ногой чавкающую почву, пересекал болото то в одном, то в другом направлении. Потом вернулся к своему «ЗИЛу», сдал на несколько метров назад, погазовал на месте, включил скорость и с места дал полный газ. Машина с ревом пошла через болото, выбрасывая из-под колес тучи брызг.

Евгений Тихомиров 22.03.2018 09:36

Мы все трое дрожали, как бы не чихнул двигатель. Остановка в таком месте даже на одно мгновение, и дерн не выдержит тяжести машины, прорвется и тогда... нам даже страшно было подумать, что ждало нас тогда в этой глуши. Но Юра знал свое дело, и болото вскоре осталось позади, а часа через два мы уже были в Могзоне. Неподалеку от станции, в километре от устья, у железнодорожного моста через небольшую речушку Хилу, впадающую в Хилок, мы разгрузили нашу лодку. Тепло распрощались с Юрой и приступили к укладке вещей и подготовке ко второму этапу перехода, теперь уже по бассейну Енисея — до Красноярска.
В. Сальников
Когда «Вулкан» и «Гейзер» вышли из Азовского моря в устье Дона, нестроение у всех было песенное. Мы и пели — вслух и про себя, Сальников сказал, что нам нужна своя песня и даже предложил мотив—нечто среднее между «Бригантиной» и «Аргентинским танго». Слова должен был написать я.
Первая строчка появилась в одно прекрасное утро, когда на моем теле не было живого места. Искусали комары. В то утро я сказал: «Больше всего ненавижу комаров». Оказалось, что ребята того же мнения. Строчка была готова.
Потом я как-то спросил Гаври-лина:
— Что может быть лучше рек? — Лучше рек... — задумался Анатолий, — конечно, реки.
— Было.
— Что было?
— Уже кто-то сказал, что лучше гор бывают только горы.
— А мне что до этого? Ведь на самом деле лучше всего реки!
Ладно, есть еще одна строка. Две строчки — это уже что-то, но еще не песня. Я ждал третьей. И она тоже пришла не без помощи Гав-рилино. Я сидел за штурвалом «Гейзера», Гаврилин рядом читал в каком-то журнале статью о Чичестере. Сложив журнал, он сказал: «Теперь я понимаю, почему Чичестер спешил к жене. Я сам ужас как хочу домой».
Это уже соль третьей строчки, а значит, и строфы. Дальше пошло легче. Всегда легче мыслится, когда
по 10—15 часов сидишь в одном положении. Припев был готов давно. В день рождения Сальникова, еще на Дону, мы ему подарили стихи, и одна строфа оттуда была взята для припева. Вот отрывок из песни.
Мы не зная броду, лезем в воду, А боимся только комаров, И хандрим, бывает, в непогоду, Ссоримся, случается, без слов.
На одном сидеть не можем месте, Хоть не скроем, больше чем иной, Понимаем, как старик Чичестер На свидание спешил с женой.
Наш «Вулкан» и «Гейзер» по порядку Ленты рек по глобусу прошли. Ближе, чем далекая Камчатка На земле не знаем мы земли.
И припев:
Ну, а если сели мы на мели — Не всегда ж три фута под килем, Станем сами мы буруном белым, По плечу нам все, когда втроем.
Когда мы показали нашу песню в журнале «Спортивная жизнь России», там сразу же позвонили молодому композитору Белле Володиной. Володина пригласила экипаж «Вулкана» и «Гейзера» в гости. Я лично впервые был в доме композитора. Никогда не видел, как пишут музыку. Оказалось, очень быстро. Уже через десять минут Володина спела нам нашу песню, как она выразилась, «в сыром виде».
— Большое спасибо, что пришли. Когда заканчиваете свою речную Одиссею?
— В начале октября.
— К вашему приезду песня будет написана.
Композитор показала несколько своих песен и обещала, когда мы
вернемся, подарить камчатскому радио свою знаменитую «Рыбачку».
У «Вулкана» и «Гейзера» будет своя настоящая песня. И не беда, что только к концу похода. Ведь планы у нас большие. Есть еще слишком много незнакомых рек...
Когда лодки подошли к первому шлюзу Волго-Дона, выяснилось, что шлюзоваться они не имеют права. Необходимо идти с каким-нибудь большим судном и цепляться за него. Ждали долго. На стенах шлюза — различными почерками и красками выведены названия судов, которые когда-то ожидали здесь своей очереди. Не могли отказать себе в удовольствии и мы.
Наконец, пришел «Хирург Вишневский», старое колесное судно, высокое и пузатое. «Вулкан» и «Гейзер» рядом казались мурашками.
Пока камера огромного шлюза наполнялась водой, шла необычная пресс-конференция. Оказалось, что «Вечерний Ростов» дал о нас информацию, и даже с фотографией. «Хирург Вишневский» шел как раз из Ростова.
Вопросы задавали сверху вниз, с высокого борта теплохода. Как всегда, людей интересовало прежде всего одно: действительно ли мы из Петропавловска-Камчатского?

Евгений Тихомиров 22.03.2018 09:38

Три дня ушло только на разборку и сборку моторов — решили до конца пройти на тех же с
 
Когда уровень воды в шлюзе сравнялся с поверхностью канала, открылись ворота. Мы с Гаврилиным были на «Гейзере». Сальников завел мотор и через минуту покинул камеру, а мотор «Гейзера» никак не заводился. Пассажиры «Вишневского» подбадривали нас, мол, бывает, не надо волноваться. Но вот и «Вишневский» покинул камеру. Мы остались одни в этом огромном чане воды. Пока Гаврилин возился с мотором, я греб в сторону канала, легкая лодка поддавалась одному веслу. Как только ворота шлюза оказались за нами, «Вулкан» взял «Гейзера» на буксир и мы вошли в порт Волгодонск.
Всю ночь ребята чинили мотор. Утром зашли к начальнику порта, нужен был бензин и навигационная карта Цимлянского водохранилища. Начальник оказался земляком — служил в Совгавани и не раз заходил в Петропавловск-Камчатский. Узнав о габаритах наших лодок, он сказал: «Зачем вам бензин, пройдите лучше за буксиром, и он протащит вас до самого Волгограда.
— Нет, так не годится, это будет нечестно. Мы спортсмены.
— Ну, как хотите. Только знайте, Цимлянское водохранилище на карте кажется лужей, а на самом деле это море, и коварное.
Вашим малюткам придется трудно: море колышется и без ветра, а с ветром — «девятый вал».
В нашем бортовом журнале появилась запись: «Порт Волгодонск. Коллектив порта желает путешественникам-дальневосточникам три фута под килем. Начальник порта Рунов».
Пройдя в грозу и ливень Рыбинское водохранилище, мы снова попали в девственную Волгу. Из-за ливня нигде не могли пристать на ночевку и ночью шли по обстановке (бакены, привальники, створы). Через несколько часов показались огни Дубны. По плану остановка в Дубне только на обратном пути, когда вернемся из Москвы к верховьям Волги, по пути к Днепру. В ночной Дубне дорогу нам преградили мощные ворота шлюза.
Опять шлюз. Мы замучились с ними. Слишком уж велики они для крохотных «Вулкана» и «Гейзера», которым ночью вообще не разрешают шлюзоваться (кстати, на Вол-го-Доне разрешили). Ждем рассвета. А рассветы здесь в сентябре холодные. Из-за разницы температуры воды и воздуха утром поверхность канала напоминает парную.
Восемь шлюзов за 36 часов — мучение. Три дня ушло только на разборку и сборку моторов — решили до конца пройти на тех же самых, как обещали конструкторам завода, хотя у нас есть и запасные.
До Калинина в экипажах прибыло. Многие писатели и журналисты, особенно молодые, хотели пройти с нами хотя бы неделю. Мы взяли с собой молодого писателя Леонида Жуховицкого. Но вместо ожидаемой романтики Леонид сразу же попал в условия чудовищной прозы. Восемь шлюзов мы прошли почти за двое суток. На шестом поздно вечером начались сильные заморозки. Все суда в камере шлюза, в том числе и наши, вынуждены были провести здесь ночь.
В 11 утра ворота открылись, хотя туман еще не совсем развеялся. После обеда мы подошли к городу ученых Дубне.
На пути в Киев остановились у поселка Комарин, чтобы узнать у рыбаков, сколько осталось километров до Киева, ибо из-за криву-нов Днепра никогда точно не определишь расстояние. Каково же было наше изумление, когда нам сказали, что впереди море—130 километров, потом шлюзы, а там — рукой подать — через 15 километров и Киев.
— Как море?-—удивленно спросил Сальников,
— Вот так и море, ты что, с неба свалился?
Сальников болезненнее всех переживал нашу «серость», так как считал себя знатоком рек и их бассейнов.
Не зная, как ведет себя Киевское море, мы решили, что с Комарина Гаврилин сядет за руль, а я за карандаш. В последнее время просто негде и некогда было писать. К вечеру валимся трупами, встаем в четыре утра. Вытащил из чемодана все записи, все тетради, наточил карандаш, и только принялся за работу, как карандаш описал непонятную кривую — на море волна 3-—4 балла.
В этот день очень тяжело пришлось Сальникову — на «Вулкане» он один. И когда, пройдя море и прошлюзовавшись, поздно вечером подошли к Киеву, за плечами у него было 18 часов беспрерывного хода.
В тот же день на почте нас ожидал приятный сюрприз. Мы получили телеграмму с Камчатки: «Сальникову, Гаврилину, Балаяну. За походом «Вулкана» и «Гейзера» внимательно следят камчатцы. Материалы публикуются в печати и передаются по радио.
Желаем бодрости, здоровья, успешного завершения похода и благополучного возвращения в родные края».
3. Балаян

Евгений Тихомиров 22.03.2018 10:34

Шайтан-каюк на Амударье — из истории нашего катеростроения
 
B И еще из истории наших скоростных маломерных судов
http://www.barque.ru/stories/1977/sh...f_on_amu_darya
Шайтан-каюк на Амударье — из истории нашего катеростроения Год: 1977. Номер журнала «Катера и Яхты»: 68 (Все статьи) 0
Это было в легендарные тридцатые годы — в эпоху знаменитых перелетов, автопробегов, первых отечественных автомобилей и тракторов.
На борьбу с вековым российским бездорожьем встал Автодор. Какие только проекты не воплощались тогда в жизнь! Гибриды телеги с мотором, многочисленные авто- и аэросани, дирижабли — всего не перечислишь. Это было и время расцвета глиссеров. Впервые глиссер Андреева прошел вверх и вниз Днепровские пороги. Это произвело огромное впечатление.
Казанский, Ленинградский, Горьковский, Чувашский Автодоры строили глиссеры с воздушными винтами для небольших служебных и пассажирских линий: Алатырь — Васильсурск на порожистой и мелководной Суре, Серпухов — Тарусса на Оке, Ленинград— Невдубстрой на Неве. На порожистых, мелководных речках Сибири ставил линии Наркомпочтель. Глиссеры активно внедрялись в жизнь страны.
Пускай обрызнет силой жизненной пустынных рек немой простор.
Даешь совсем безукоризненный и быстроходнейший глиссер! — так воспевал новое средство передвижения поэт Третьяков.
Была у глиссеров и более солидная поддержка в прозе — Лев Кассиль, тогда очеркист «Известий», был их активным сторонником, много писал о глиссерных линиях, помог выпустить буклет о выставке глиссеров, секретарем и устроителем которой довелось быть мне.
В первом же дальнем рейсе глиссеров на три тысячи километров по маршруту Москва — Астрахань мне, техническому секретарю похода, пришлось познакомиться и с оборотной стороной медали — авариями, пожарами, ремонтами и заправками, отставаниями и опережениями графиков движения и т. д.
Глиссеры 30-х годов
Глиссеры 30-х годов Тогда же актив Автодора принял решение пустить глиссеры по Амударье — здесь пролегал очень важный караванный путь. И вот в июне 1934 г. в Чарджоу выгрузилась экспедиция, руководство которой было возложено на меня,— десять глиссеров с водителями. Нам предстояло освоить 500-километровую магистраль Чарджоу— Турткуль по «красавице Джей-хун», как здесь именовали Амударью.

Евгений Тихомиров 22.03.2018 10:34

Осложнения начались с первого шага. Начальник местного ГВФ встретил нас в штыки. Камень преткновения — бензин. Заодно нам было отказано и в помещении, и в питании. Никакие мандаты должного действия на местные власти не оказывали. Надо сказать, что характерной чертой тех лет был бескорыстный и самоотверженный энтузиазм. Отсюда несколько неожиданно вытекало, что никакие негативные заявления всерьез не принимались, а назойливая требовательность в отношении питания, снабжения, зарплаты считалась признаком деловой несостоятельности. Москва требовала пассажиро-километры, я — деньги, горючее и моторы, десять моих энтузиастов-водителей — немедленные рейсы. Правда, выгрузка глиссеров под тропическим солнцем и ручная переноска на берег Амударьи, протечки рассохшихся корпусов, нескончаемая работа по отладке двигателей — все это несколько охладило их пыл, но тем не менее наша основная задача — организация глиссерной линии — зашла в тупик.
Вспомнив строку Маяковского — «Юноше, обдумывающему житье — делать жизнь с кого, скажу — делай ее с товарища Дзержинского», — я направился к начальнику местного ОГПУ. Тем более, что глиссеры уже использовались на Амударье пограничными войсками для борьбы с басмачами. Беседа с ним не прибавила мне оптимизма. Хорезм дает хлопок, все остальное, до последнего гвоздя, доставляется из России. По Амударье бурлаки тянут 40-тонные баржи почти на 800 км. Навигацию поддерживают местные лодки — каюки. Союз-транс со своим автопарком еле управляется с летними перевозками, а зимой практически не работает. Начальник ГВФ помочь нам с бензином никак не может — Ташкент его самого держит на голодном пайке, Начальт ник ОГПУ удивлялся, как это мы прибыли сюда без предварительной разведки на месте. Прощаясь, я уже из чистой вежливости пригласил его пройтись на глиссере—и тут начальника ОГПУ осенила идея: пригласить на такую прогулку все городские власти. Когда в назначенный день собрались представители горкома, горсовета, ОГПУ, Госпароходства, Союзтранса, Коопторга, железнодот рожники, связисты, у начальника ГВФ не осталось никакой возможности отказать нам в полбочке бензина.
Я прочел гостям краткую лекцию о гидродинамике и представил водителей глиссеров в сверкающих белизной кителях. Представитель Госпароходства выделил лоцмана — «даргу» по-местному — уральского казака Жукалина с окладистой бородой. Он был страшно горд назначением на «шайтан-каюк», как уже окрестили местные жители наш глиссер. В этом рейсе глиссер должен был показать себя — и показал! Шайтан-каюк сходу рассекал грязевые островки, винт прорубал широкие просеки в молодом камыше. Мы поднялись километров на двадцать вверх по реке, где городские власти осмотрели дамбы, ограждающие город от летних паводков, и спустились вниз до Дейнау, где глиссер заполнили душистые дыни — наш «достархан» — гостинец пассажирам. Они были в восторге, а вот команда глиссера несколько Приуныла — условия плавания по красавице Джейхун намного отличались от того, к чему мы привыкли на Волге. Здесь на воде кофейного цвета не было никакой судовой обстановки, никто не знал, что сулят скопления мелких водоворотов или стоячих водяных бугров, отчего на глади глиссер вдруг испытывает такие броски, что трудно удержать штурвал. Да и как вообще ориентироваться в этом лабиринте камышовых островков...
Каюкчи на Амударье
Каюкчи на Амударье Но скомпрометировать идею мы не могли. А тут нашелся и повод для дальнего похода — начальнику пароходства срочно нужно было совершить инспекторскую поездку по Амударье — у него горели все графики движения. Значит — тысячекилометровый рейс по коварной Джейхун.
«Даргой» шел уже знакомый нам казак Жукалин. Он оказался поистине незаменимым: кошмы, котелки, ружья, запасы зеленого чая и хины (необходимейшие, как потом выяснилось, для налаживания контактов с местным населением) — все это дело его рук.

ышли мы душной ночью, но вскоре выкатилось солнце — не наш Даждьбог, а Молох-пожиратель. Жукалин быстро оценил возможности глиссера. Некоторые мели мы брапи сходу, некоторые обходили, скоплениям камыша он вообще не доверял. А возле местечка Кызкала попали в настоящую переделку: нас вынесло ка «окпан» — водоворот в несколько десятков метров в диаметре, бешено крутящийся по часовой стрелке. У всех замерло сердце — чертова Джейхун проваливалась в какое-то подземное русло. Растерявшийся рулевой сбавил газ. Я бросился к нему с криком: «Полный газ! Входи по самой кромке против часовой стрелки и резко поверни!» Через несколько секунд, скользнув по касательной к водовороту, глиссер выскочил на чистую воду. Все перевели дух, а Жукалин перекрестился двумя перстами (он был старовер) и стал каяться, что совсем забыл про это «нечистое» место.
Длительный рейс выявил многие недостатки нашего глиссера. Особенно досаждало рулевое управление — передаточное число в редукторе было малым и на штурвале приходилось перенапрягать мышцы. Прибавьте к этому жару, когда металл нагревается до 70°, рев винта и мотора, непрерывную тряску и неослабное внимание к сюрпризам Амударьи — и вы поймете состояние экипажа. Краткие передышки, когда мы встречали каюки и выполняли свои инспекторские функции, настоящего отдыха не давали. Экипаж просился на берег, хотя бы на безжизненный правый с засыпанными песком руинами, но на это следозало неизменное «йок» дарги: змеи, вараны, фаланги, каракурты, тарантулы, ядовитые шмели — в общем «йок». Обращали взор к левому берегу в зарослях тутовника — дарга щелкал языком — «дейгиш»: река злобно и неутомимо подмывала его, и временами с грохотом рушились сотни метров зеленого берега и урча исчезали в воде.

Евгений Тихомиров 22.03.2018 10:36

озднее глиссер эксплуатировался где-то на северных линиях. А вот глиссерная линия на
 
Запасы зеленого чая и хины на борту постепенно уменьшались — это наши премии активным экипажам грузовых каюков. В Дарган-Ате сдали наш самый тяжеловесный груз — запчасти к «фордзону». На борту глиссера постоянно меняются пассажиры — подбрасываем заболевших «каюкчи» до населенных пунктов с больницами, перевозим целые семейства — молчаливых узбеков и женщин в парандже. Все измотаны непрерывной тряской. Надо бы ставить на глиссеры мягкие сиденья, но это намного их утяжелит. Наши двигатели — французские «сальмсоны» не слишком надежны. Вот если бы ГВФ расщедрился на «юнкерсы-300»...
И тем не менее «шайтан-каюк» идет по Амударье, а опережая его, летит «хабар» — новость — о щедром «даргабаши» — так стараниями Жукалина окрестило меня местное население.
Такая популярность имела и свою обратную сторону. На берегах красавицы Джейхун в те времена было неспокойно. Мы остановились в местечке Кабаклы. Смешливый чайханщик, рассадив нас вокруг котла с кипящим пловом, пообещал накормить таким шашлыком, какого мы никогда не пробовали, и куда-то исчез. И здруг Жукалин, каким-то шестым чувством ощущавший опасность, выпалил: «Басмачи! Бежим!» Через несколько минут мы отчалили и укрылись в камышах. На рассвете в Кабаклы прибыли пограничники и выбили банду. Позднее выяснилось, что необыкновенный шашлык, которым хотел угостить нас чайханщик, предполагалось приготовить из наших собственных ушей...
Наконец, мы прибыли в Турткуль. Трудный рейс был завершен и доказал жизнеспособность глиссерной линии в местных условиях. Но сразу возник целый ряд организационных и административных трудностей: на пути мы основывали заправочные и ремонтные станции. Все это требовало затрат, а мы все еще пребывали на полуофициальном положении. Со всех сторон — и от местного и от московского начальства с нас требовали бездну отчетного материала. Москва, к примеру, не принимала расписок, написанных арабской вязью, где вместо подписи стоял отпечаток большого пальца... И тем не менее возле небольшой юрты в Чарджоу появилась горделивая вывеска: «Гписсерная пиния ГВФ». И пиния функционировала.
Вопрос о ее дальнейшем существовании нужно было решать в высших инстанциях. Я выехал в столицу Туркмении — Ашхабад. Приняли меня ласково и приветливо, но потребовали массу обоснований и уточнений. Пришлось засесть за технико-экономические расчеты. Против было много факторов: комфорт оставался за самолетом, безопасность за автомобилем, дешевизна за каюком, а время в Азии особой ценностью не обладало...
Местные власти очень интересовались тогда проходившими в Москве дискуссиями. Нарком финансов, к которому я с большим трудом попал, долго обсуждал со мной вопрос о возможности построения социализма в одной стране. Заглянув в мои финансовые выкладки, нарком только усмехнулся и начертал: оплатить 10 тыс. рублей. Я похолодел и взмолился — еще бы и вагон бензина... Вагон бензина мне даровали.
Нашими планами заинтересовалось Среднеазиатское управление ГВФ. Захватив все необходимые документы и проект разработанного нами 20-местного комфортабельного глиссера, я вылетел в Ташкент.
Самолет взмыл над Чарджоу. Оставшийся за меня начальником линии Белокопытов сделал на глиссере вираж, расстилая за кормой длинный кружевной шлейф. До свидания, красавица Джейхун!
В то время я не знал, что навсегда прощаюсь с ней — вскоре меня отозвали в Москву на другую работу. Проект 20-местного глиссера ОСГА-9 был воплощен в жизнь. Белокопытов выжимал из него до 72 км/ч. Позднее глиссер эксплуатировался где-то на северных линиях. А вот глиссерная линия на Амударье просуществовала недолго — всего год после моего отъезда.

Евгений Тихомиров 22.03.2018 11:55

«Сурская кругосветка»: день второй. От Алатыря до Ядрина. Отчет о путешествии и истор
 
Удивительно красивая речка Сура. Ко не был там, просто рекомендую побывать, жалеть не придется.......
https://ulpressa.ru/2014/06/03/sursk...-gubaydullova/
«Сурская кругосветка»: день второй. От Алатыря до Ядрина. Отчет о путешествии и история места от Радия Губайдуллова
В низовьях – Сура быстрая и полноводная. Левый берег преимущественно низкий, пойменный, правый – обрывистый, покрытый лесом.
Русло Суры относительно быстро перемещается по долине. После каждого половодья появляются новые мели, песчаные острова, косы, образуются старицы.
ПОРЕЦКОЕ
Старинное русское село. По легенде, первыми поселенцами Порецкого стали бояре, купцы и стрельцы городов Москвы и Углича, сосланные сюда после бунта в 1591 году по поводу смерти царевича Дмитрия. Их этапом в кандалах доставили до Пензы, затем они спустились на плотах по реке Суре и основались на одном из необжитых мест.Клеймёные лобачи облюбовали место для проживания на пологом живописном берегу реки Суры. Это место и по сей день называется Лобачево. А само село, расположенное «по рецке», получило название Порецкое.
В 1723 г. в Порецком был построен Свято-Троицкий Собор, сохранившийся и доныне. В 1856 г. рядом с собором построили одно из самых высоких архитектурных сооружений Поволжья – колокольню высотой 57 м.
24
http://www.airfotovideo.ru/photos/photo447.html

25
http://www.airfotovideo.ru/photos/photo449.html
Колокольня в Порецком

До 1920-х годов Порецкое входило в состав Симбирской губернии.
РЕКА ПЬЯНА
Пьяна – одна из самых красивых и своеобразных рек Восточно-европейской равнины. В её окрестностях: провалы, карстовые озера, пещеры.
26
Река Пьяна
Река Пьяна чрезвычайно извилиста, из-за чего и получила своё название. Как писал П.И. Мельников-Печерский, «ещё первыми русскими Пьяной река за то прозвана, что шатается во все стороны, ровно хмельная баба, и, пройдя верст пятьсот закрутасами да изворотами, подбегает к своему истоку и чуть не возле его в Суру вливается».
По другой версии река была названа по «Пьяной битве 1377 года. Во второй половине XIV века на Пьяне произошло два крупных сражения. В 1367 году ордынский царевич Булат-Темир совершил набег на Городецкое княжество. Русское войско настигло ордынцев у реки Пьяны и прижало к реке. Татары не смогли организованно отступить и понесли большие потери, многие утонули. Спасшийся Булат-Темир по возвращении в Орду был убит ханом Азисом.
Через 10 лет русские войска в битве у реки Пьяны потерпели сокрушительное поражение от татарского войска царевича Арапши. Русское войско, не ожидая нападения татар, пьянствовало. Свидетельства о той битве, произошедшей 2 августа 1377 года есть в Симеоновской летописи в повести «О побоище, бывшем на реке Пьяне»: «…И собралось великое войско, и пошли они за реку за Пьяну. И пришла к ним весть о том, что царевич Арапша на Волчьей Воде. Они же повели себя беспечно, не помышляя об опасности: одни – доспехи свои на телеги сложили, а другие – держали их во вьюках, у иных сулицы оставались не насаженными на древко, а щиты и копья не приготовлены к бою были. А ездили все, расстегнув застежки и одежды с плеч спустив, разопрев от жары, ибо стояло знойное время. А если находили по зажитьям мед или пиво, то пили без меры, и напивались допьяна, и ездили пьяными. Поистине – за Пьяною пьяные! А старейшины, и князья их, и бояре старшие, и вельможи, и воеводы, те все разъехались, чтобы поохотиться, утеху себе устроили, словно они дома у себя были». Татары «…быстро разделившись на пять полков, стремительно и неожиданно ударили в тыл нашим и стали безжалостно рубить, колоть и сечь. Наши же не успели приготовиться к бою и, не в силах ничего сделать, побежали к реке к Пьяне, а татары преследовали их и избивали. И тогда убили князя Семена Михайловича и множество бояр. Князь же Иван Дмитриевич, жестоко преследуемый, прибежал в оторопе к реке Пьяне, бросился на коне в реку и утонул, и с ним утонули в реке многие бояре и воины, без числа погибло народа. Это несчастье свершилось второго августа, в день памяти святого мученика Стефана, в воскресенье, в шестом часу пополудни».
И по третьей версии название реки происходит от финно-угорского слова – «pien», что означает «малый».
Река Пьяна вытянулась длинной петлей, протяженностью 423 км, исток её находится на расстоянии около 60 км от устья, всего в 30 км от Суры, куда она впадает. В низовьях Пьяна судоходна – здесь средний расход воды 25 м³/с.

С

Евгений Тихомиров 22.03.2018 11:56

усская кругосветка — программа нового открытия русских рек. Наша цель проста — заново
 
УРСКИЙ РУБЕЖ ОБОРОНЫ
Когда в октябре 1941 года германские войска продвигался к Москве, и Москва готовилась к обороне, в Государственном комитете обороны был принят план строительства оборонительных и стратегических рубежей в глубоком тылу на Оке, Дону. Волге. Ставилась задача укрепления Горького, Казани, Куйбышева, Ульяновска, Саратова, Сталинграда и других городов. В случае неудачного для советских войск развития оборонительных операций они должны были задержать противника на новых рубежах. В Ульяновской области такие сооружения строились в районе Тагая, Алгашей, Ундор…
Сурский рубеж проходил вдоль Суры по линии с. Засурское Ядринского района – д. Пандиково Красночетайского – с. Сурский Майдан Алатырского районов – Алатырь до границы с Ульяновской областью. Строительство Сурского оборонительного рубежа началось в конце октября 1941 года, когда немецкие войска стояли уже под Москвой.
В строительстве сооружения приняли участие десятки тысяч жителей Чувашии. В ту зиму в Поволжье были сильные морозы, температура опускалась до рекордных – 47 С°.
21 января 1942 г. на имя наркома внутренних дел Л. П. Берия была послана телеграмма, подписанная начальником 12 Армейского управления Леонюком, председателем Совнаркома Сомовым, секретарем обкома Чарыковым: «Задание ГКО по строительству Сурского оборонительного рубежа выполнено. Объем вынутой земли – 3 млн. кубических метров, отстроено 1600 огневых точек (дзотов и площадок), 1500 землянок и 80 км окопов с ходами сообщений».
КУРМЫШ
Сейчас Курмыш – село Нижегородской области с богатой историей. «Курмыш» в мордовском и чувашском языках – деревня, открытое поселение.
В XIV-XV вв., здесь на русско-татарском пограничье происходили бурные события. В 1372 году нижегородский князь Борис Константинович здесь, на пересечении сухопутного и водного путей, ведущих в Орду распорядился «постави город на Суре Курмыш нарече». Курмыш считается самым первым русским городом Присурского края.
Как писал симбирянин В.Н. Поливанов в своей книге «Курмышская старина: Путевые заметки по археологии и истории симбирского присурья» (1909 г.): «Основав город, князь Борис Константинович старался колонизовать здешний край русским населением. Так, в 1393 году, жалуя Спасскому и Благовещенскому нижегородским монастырям рыбная ловля и бобровая гона от Курмыша по Суре, князь разрешил им водворять поселян, которым давал льготы по платежу пошлин и запрещал Курмышским наместникам вмешиваться в суд и расправу этих монатырских селений».
Судя по археологическим исследованиям 2007 года, в Курмыше жили выходцы из золотоордынских областей, выкупленные в Орде пленные и местное финноязычное население. В 1372 г. на некотором отдалении от Суры, Борис Константинович заложил укрепленную резиденцию, известную по сообщению русских летописей как город Курмыш. После Белевского сражения в 1437 г., Курмыш становится базой Улу Мухаммеда, откуда он совершает свои походы и берёт Нижний Новгород.
Как писал В.Н. Поливанов: «В 1445 году г.Курмыш был невольным свидетелем одновременного пребывания пленного московского государя Василия Темного и победившаго его близь Суздаля, при р. Нерле, казанского хана Улу-Махмета. «Одержав победу», говорит Карамзин, «царь казанский отступил к Курмышу, взяв с собою 25-го августа великого князя Василия Темнаго, князя Михаила Верейского и знатных бояр». Только 1-го октября кончилось пленение московского государя, которого, по словам историка, Улу-Махмет отпустил « с ласкою требуя от него единственно умеренного откупа и благодарности. Василий, прославив милость неба и царскую, выехал из Курмыша с князем Михаилом, с боярами и со многими послами татарскими коим надлежало проводить его до столицы».
Не обошли стороной Курмыш и события смутного времени и разинщина и пугачёвщина.
Разбитый под Казанью Пугачев 20 июля 1774 года вплавь переправился через Суру и подступил к городу. Пушкин в «Истории пугачевского бунта», говорит: «Чернь встретила его на берегу с образами и хлебом. Ей прочтён возмутительный манифест. Инвалидная команда приведена была к Пугачеву. Майор Юрлов, начальник оной, и унтер-офицер, которого имя, к сожалению, не сохранилось, одни не захотели присягнуть и в глаза обличали сомозванца. Их повесили, мертвых били нагайками. Вдова Юрлова спасена была её дворовыми людьми. Пугачев велел раздать чувашам казенное вино, повесил несколько дворян, приведенных к нему их крестьянами». Избежал казни только некий «малочестный» Бабаедов, потому что угодил пляской на «царском» пиру.
Вскоре граф Меллин, направляясь к Алтарю, освободил Курмыш и восстановил законный порядок».
В 1780 году Курмыш с уездом входит в состав вновь открытого Симбирского наместничества, потом губернии и остается в ней до 1923 года.
Из-за перемещений русла Суры Курмыш сейчас находится в 1,5 км от реки.
ЯДРИН
Центр Ядринского района Чувашской республики.
Город основан в 1590 г. как крепость на восточной окраине русского государства.
Долго считалось, что название «Ядрин» объясняется тем, что во времена войны Ивана Грозного с Казанским ханством здесь изготовлялись ядра. Но эта версия не подтвердилась. Название вероятно связано с именем основателя поселения Етĕрне или Едьрне, владельца земли, на которой возник город, или, с названием чувашского поселения Етерне.
В городе действует старинная церковь Троицы Живоначальной, построенная в стиле русского классицизма в1829 г. взамен обветшавшей деревянной церкви, о которой в летописи Троицкой церкви имеются такие сведения: «… Церковь сия начата строиться в 1735 г. ядринским купцом Алексеем Васильевичем Беляковым – по благословению Нижегородского епископа Дамаскина. Эта церковь начата строиться в благодарность Господу Богу за прекращение голода, три года до начатия сей церкви, свирепствовавшего около Ядрина и доведшего жителей до крайнего истощения…»
29
http://www.airfotovideo.ru/photos/photo194.html
Русская кругосветка — программа нового открытия русских рек. Наша цель проста — заново открыть для себя и для всех красоту родных мест. Каждый год группа из трех путешественников отправляется на моторной лодке по закольцованному маршруту. В прошлом году программа стартовала со «Свияжской кругосветки»- классического маршрута, который проходил еще Ленин ulpressa.ru/2013/06/01/dmitriy-ezhov-volzhskiy-put-chast-1-sviyazhskaya-krugosvetka Сейчас стартовал маршрут «Сурской кругосветки» — 800-километрового перехода по Суре и Волге. Подключились спонсоры: ВоТГК и «Ямаха на Урицкого» (ульяновские дилеры), предоставившие материальное обеспечение путешествия. Следите за хроникой путешествия. В следующем году в планах переход по уральским рекам.

Евгений Тихомиров 23.03.2018 09:20

от стрелки Оки и Волги в Нижнем Новгороде, а закончилось 23 мая в городе Нея Костром
 
И еще описание одного казалось бы не большого речной похода, но такого интересного. Самое важное, что поход речной возможен всегда, не обязательно бежать за тридевять земель, посокльку унас столько красоты буквально скрывается рядом, совсем рядом, стоит лишь свернуть на не большую боковую речку и ты оказываешься простов волшебном мире ароматов, леса, природы и не обыкновенной красоты и гармониии........,
https://www.marshruty.ru/Travels/Tra...5-c920eb1cb26a
На моторной лодке из Нижнего Новгорода в Нею22 - 23 мая 2007 г.
Началось оно 22 мая от стрелки Оки и Волги в Нижнем Новгороде, а закончилось 23 мая в городе Нея Костромской области.
Предшествовала ему некоторая подготовка, а именно получение разрешения на перегон лодки от нижегородского россельхознадзора (рыбнадзора). Дело в том, что до 10 июня там реально запрещено движение на маломерных судах по Оке, Волге и Горьковскому вдхр. Тем не менее, разрешение я получил! Старт. 22.05.07, 8-05 утра. Стрелка Оки и Волги. Нас двое, лодка Навигатор-350, мотор YAMAHA 9,9, 20 литров бензина, навигатор Garmin GPSmap 76S.
Идём по Волге на северо-запад. До плотины Горьковской ГЭС ровно 50 км. В Городце нас должен ждать грузовичок, чтобы объёхать шлюз и перевезти в Горьковское вдхр. Течение Волги приличное, порядка 3,5 – 4 км/ч, наша крейсерская скорость – 25 км/ч. Фарватер обозначен буями, створов на этом участке заметили всего 4. В 10-15 подходим к Городцу. За полчаса до этого мы созвонились с водителем, и к моменту встречи он уже ждал нас на берегу. Не сдувая лодки, грузим её в «Бычок»-фургон и сразу двигаем на заправку. На 50 км ушло ровно 10 литров. Через 20 минут мы уже на берегу водохранилища. Быстро укладываем вещи и в 11-20 стартуем на север вдоль восточного берега Горьковского моря.
Горьковское вдхр. встречает нас полным штилем. Вода вся светло-жёлтая то ли от пыльцы, то ли от какого-то цветения. Течения нет, и мы идём 27 км/ч (полный газ – 30,5 км/ч). Потихоньку появляется волна, и километров через 15 мы уже «прыгаем». До шторма, конечно, далеко, но «барашки» отличные. В 13-20 проходим Сокольское, единственный крупный населённый пункт по этому берегу после Городца (105 км от Нижнего). К слову, все предварительные замеры расстояний, сделанные с помощью Google Earth, полностью совпадают с показаниями навигатора. Это радует.
14-20. Мы доходим до правого верхнего угла водохранилища. Здесь Волга поворачивает на запад, а нам на северо-восток в устье Унжи.
14-55. Устье Унжи. За кормой 144 км. Почти середина маршрута. Короткая и неприятная волна, опять «барашки». Подходим к первой деревеньке по правому берегу реки (если смотреть по течению) и любопытства ради интересуемся насчёт бензина. То, что ближайшая заправка будет через 60 км в Макарьеве, это нам известно. У местных, естественно, ничего нет и в ближайших деревнях «вряд ли кто-то поделится». Мы к этому готовы, бензина до Макарьева должно хватить.
Впереди самый запутанный участок маршрута. Огромное количество небольших островков, рукавов, тупиковых заливов. Если бы не навигатор, мы потеряли бы там часа 2, и это при том, что у нас на руках была приличная «двухкилометровка» тех мест. Участки с беспокойной водой сочетались с участками с полным штилем, то тут, то там попадался довольно опасный топляк, но мотор подбросило только один раз (без последствий).
Наконец в 18-40 появляется устье реки Неи. Перед нами по сути финишная прямая длиной около 85 км. Ширина реки около 60 метров, течение 2,8 – 3,2 км/ч. К этому моменту у нас остаётся 4 литра бензина, так что пора заправляться. В 7 км выше устья Нею пересекает дорога, и в 10 км от моста тот самый Макарьев, где есть заправка. За 40 минут этот вопрос достаточно легко решается, и мы идём дальше вверх по реке. В 20-30 встаём на ночлег. Всего за день пройден 221 километр, из них 211 по воде и 10 по суше.
23 мая, 9-20, продолжаем путь вверх по Нее. До города Нея приблизительно 70 км (по Google Earth). Облачно, но небо не дождевое. На скорости 25 км/ч довольно прохладно, приходится одеться чуть теплее. Река нигде не сужается меньше 50 метров, акватория чистая, идти – одно удовольствие. К 11-00 разгуливает, становится тепло, настроение из хорошего превращается в отличное.
12-40. Пригород Неи. Проходим остатки старой плотины (изначально предполагался обнос), и в 12-50 подходим к железнодорожному мосту трассы Москва-Ярославль-Шарья-Киров. 292 км от Нижнего Новгорода. Погрешность измерения 2 км, но если учесть замеры скорости течений, то, пожалуй, всё точно. Ещё 10 минут, и м

Евгений Тихомиров 23.03.2018 10:05

водный путь из Тамбова в Моршанск по Цне существует, и он проходим при разумной степе
 
Не очень большая речка Цна просто удивительно комфортна, туда тянет всегда.
https://alexorionov.livejournal.com/1912.html
Как-то на одном из водномоторных форумов прочитал очень интересный рассказ о походе на мотолодке по Цне-Мокше-Оке в 2007 году. Оканчивалось обсуждение так: "Хорошая информация, спасибо! А Тамбовские гидросистемы будут?)" До 2011 года никто так ничего и не ответил на это.
Стало совершенно очевидно, что если не мы, то тайна существования (или не-существования) остатков Цнинской шлюзовой системы останется нераскрытой. Было решительно приобретено судно из нержавеющего ПВХ названием "Флагман-380L", моторчик Tohatsu 5MFS (4-тактный), всё прочее необходимое для комфортной жизни на воде и перемещения по ней с приемлемой скоростью в водоизмещающем режиме. Кроме чисто познавательного вопроса о шлюзах, мы рассчитывали выяснить принципиальную возможность перехода на моторной лодке от Тамбова до Моршанска, а также набраться опыта дальних водных походов и оценить новый комплект лодка-мотор с точки зрения его экспедиционных качеств.
Краткие итоги похода:
водный путь из Тамбова в Моршанск по Цне существует, и он проходим при разумной степени фанатизма
на данном пути находятся три исправных, но не функционирующих в режиме шлюзования гидроузла и куча мостов
5-сильный 4-тактный моторчик вполне может довезти трёх человек с ворохом вещей на 3,8-метровой лодке за 120 км, израсходовав не более 15 литров бензина, но оооочень медленно
Цна в начале осени - чрезвычайно красива, особенно после Перкино
А теперь обо всём по порядку и с картинками.
Старт экспедиции был дан 23 сентября 2011 года, в пятницу. Конечно, от рабочих дел не получилось освободиться вовремя, конечно, задержались со сборами. Единственно правильное решение, конечно, тоже нашлось - перенести точку старта. Вместо первоначально намеченного пляжа у "Кривого моста" рядом с Рассказовским шоссе мы приехали на аналогичный пляж, но рядом с окружной дорогой, сэкономив, таким образом, почти 20 км хода и избежав нескольких низко висящих мостиков. Выгрузка, сборка и комплектация лодки, напуствия провожающих - на всё ушло не более 40 минут. Постоянно хватались то того, то этого: "А хватит ли нам одной бутылки виски? - Конечно, мы же на рыбалку едем, а не пить! - А ты удочку-то взял? - Нет..."
Судовая команда полным составом (слева направо): шкипер (я), и два матроса (Валера и Максим)
Кратко опишу, что у нас было с собой (а было у нас, как я отметил потом, при волоках лодки, килограммов под 250 всяких необходимых, полезных и просто приятных вещей): лодка, мотор, бензин (расходный бак 11 л + канистра 20 л), ящик с продовольствием, палатки, коврики, спальники, казан, рюкзаки с личными вещами, электросистема лодки, навигаторы, фотоаппараты, бинокли и так далее.
Сразу же после старта выяснилось, что имеется сохранившаяся ещё с прошлого выхода на воду проблема: топливо не поступает из расходного внешнего бака. Видимо, засор бензопровода или его завоздушивание. Упражнения с грушей ни к чему не привели. Благо, что у нашего микро-моторчика есть встроенный расходный бачок литра на полтора, которым мы и воспользовались. Хватает где-то на час-полтора хода, потом - дозаправка. К слову сказать, к концу похода я так наловчился определять остаток топлива в бачке не глядя в него, что мы ни разу не заглохли по этой причине.
Вышли, провожатые отбыли обратно в город, идём, потягиваем предусмотрительно захваченное и охлаждённое пиво, хорошо, красиво:
Позади остается город с его суетой, где-то там, далеко за кильватерным следом:
А впереди нас ждут три роскошных походных дня, погода радует, осень, тепло, солнце:
Следует отметить, что мы хорошо знали, на что шли (хотя, если честно, знал только я, команда же пребывала в расслабленно-восторженном состоянии духа). Соответственно, основное снаряжение было подобрано так, чтобы минимизировать его вес: лодка из облегченного ПВХ (вес шкуры всего 36 кг), небольшой мотор (вес 27 кг). Но мы вполне удачно скомпенсировали экономию веса дополнительным снаряжением. Один казан весил киллограмов 10 (вместо забытого алюминиевого пришлось прихватить чугунный). Но ожидаемые трудности начались как-то очень сразу. Уже через 2,5 км - первый мост, а перед мостом - метров 70 непроходимой ряски и зарослей. Народ взбодрился - "О, волок, ура, ура!". В поисках места, где бы можно было причалить прошли по левому берегу - огороды, заборы. По правому берегу пришлось вернуться метров на 200 назад. Таким образом, волокли ещё полную припасов лодку (естественно, по частям) метров 300, через луг, через футбольное поле, через грунтовку... Ещё когда ходили на разведку, местные рыбаки на мостике радостно сообщили, что мы тут сегодня уже не первые на моторках, мол, приходят из Тамбова, смотрят, разворачиваются и обратно. Каково же было их удивление, когда мы перетащились к этому мостику со всем нашим скарбом и плюхнулись на воду, поломав камышовые заросли на площади не менее 10 кв. м! Координаты моста: N52*51'8.73'' E41*29'50.5''

Евгений Тихомиров 23.03.2018 10:08

от так, в совершенном очаровании, мы подошли к базе отдыха тамбовского завода "Электр
 
Проходим Святой источник у села Горелое:
Кстати, здесь есть геокешерский тайник, который, правда, в настоящий момент не действует по причине разграбления. Обязался восстановить его как только будет возможность.
Около села Горелое Цна протекает по удивительной красоты лесному массиву, покрывающему правый, высокий берег:
Здесь же - первый гидроузел, "Горельский". Состояние как и у всех пройденных нами дальше гидроузлов Цнинской шлюзовой системы - рабочие элементы окрашены свежей краской, камера чистая, ворота теоретически действуют, но подход сверху зарос кувшинками и ряской метров на сто, пройти водой просто невозможно. Текущая фунция этого сооружения - регулирование стока реки. Судоходство не предусмотрено.
Подходим к плотине гидроузла. Удобное место для причала - справа. Волок недалёкий, не более 10-15 метров, но сначала подъем метра два - два с половиной высоты. Потом, соответственно, спуск.
Координаты плотины: N52.943996 E41.538928
Пройдя ещё пару километров по каналу реки, встаём на ночёвку в рыбацком месте, прямо напротив выхода из шлюзового канала. Костёр-казан-басма-день рождения. Ближе к полуночи на противоположный берег подъехала исконно по-русски матерящаяся молодёжь на жигулях, завела какую-то попсовую шарманку, но, против ожиданий, начала рыбачить с лодки при помощи "паука", а через час-другой всё стихло.
Координаты поляны: N52.936908 E41.5323
Утром субботы - скорые сборы и в путь. Ближайший мост - буквально в нескольких сотнях метров. Вода низкая, удаётся пройти под мостом, правда, приходится убирать носовой тент и снимать мотор (не проходят по высоте). Если вода будет чуть выше - не пройти никак, только волок.
Координаты моста: N52.9433 E41.525388
Участок реки от Горелого до Семикино - достаточно однообразный, равнинный, безлесый. Какая-то, как мне показалось, колымская глушь:
Много оборудованных мест отдыха на берегу (а может это и не для отдыха, не знаю):
Координаты местечка: N52.96634 E41.518776
Следующий мост, преодолеть который нам помогли приезжие рыбаки путём перетаскивания сверху (по наблюдениям, местные никогда не помогут, разве что их об этот очень настоятельно попросить так, что невозможно отказаться):
Координаты моста: N52.985624 E41.527344
Идём дальше, любуемся видами:
И вновь мостик. И кому только потребовалось ставить столько мостов? Прошли под мостом, снимали тент, мотор, мне пришлось прямо-таки распластаться по дну, потому как над баллонами оставалось не более 10 см зазора. Способ передвижения - лёжа в лодке перебирать руками по нависающему в 20 см деревянному старому мосту. А нависает там, надо сказать, много всякой дряни: паутина, какая-то дранина, трава, чёрте-что ещё. Но действительно важно только одно, и выяснять это надо заранее - путём тщательного осмотра - отсутствие торчащих гвоздей, металлических скоб, проволоки, арматуры и т.п. Ремонт сильно распоротого ПВХ в походных условиях - то ещё удовольствие!
Координаты этого моста: N53.050432 E41.546036
Второй гидроузел - в селе Троицкая Дубрава:
Координаты разделения судового хода: N53,065388 E41,547328
Шлюзовой канал - прямо по ходу русла реки, обводной канал (основное русло) - направо. Здесь мы сделали первую попытку преодолеть сопротивление не функционировавшей более 20 лет системы и пройти гидроузел шлюзованием. Скажу сразу, она не удалась. Но было весело.
Верхние ворота шлюза, всё в новой красочке, всё работает:
"Здание" шлюзоуправления:
Начальник гидроузла Юрий Николаевич (это его мы безуспешно пытались около получаса убедить прошлюзовать нас, и уже почти уговорили открыть верхние ворота, как выяснилось, что нижние вообще заклинило и в камеру то он нас впустит, а вот выпустить - это вряд ли, к тому же, в камеру зайдёт уйма ряски, которую он только что расчистил)
А вообще Юрий Николаевич и всё его хозяйство произвели какое-то грустное впечатление. Вроде бы всё построено, и даже почти работает. И рядом с верхними воротами шлюза лежит большая куча выловленной ряски. И покрашено всё аккуратно. Но судоходства-то - нет! Хотя заметно было, как приятно этому человеку даже обсуждать саму возможность шлюзования, на полном серьёзе, как в старые времена, когда по Цне ходили баржы и прогулочные теплоходы. Приятно, и грустно. Потому что денег на настоящий ремонт гидроузлов не выделяют, потому что он один справляется, а что может сделать один человек, к тому же - пожилой. Поговорили, и ушли: мы - в правый канал, форсировать плотину, Юрий Николаевич - в свой домик, руководить своим обширным гидроинженерным хозяйством.
Плотину прошли быстро, хотя и не без приключений. Наверху в домике, рядом с сооружением, заседала совершенно пьяная компания, которая, будучи окликнутой и призванной помочь перетащиться, совершенно никак не отреагировала. А точнее - отреагировала таким образом, что мол шли бы мы к такой-то матери. Матрос Максим вызвался провести с ними наставительную беседу о товарищеской взаимопомощи и любви к людям, проходящим мимо их беседки на лодках. После непродолжительных, но убедительных переговоров трое или четверо очень нетвердо стоящих на ногах мужиков таки оказали нам посильную помощь. Отволокли лодку без происшествий и, распрощавшись с мужиками уже почти по-дружески, тронулись дальше.
В селе Перкино вместо старого низкого деревянного мостика возвели новый красавец мост из железа и бетона:
Координаты: N53,100336 E41,5661
Остатки старого моста (препятствия для движения мотолодки не представляет):
Ну а дальше начинается совсем другая Цна. Великолепные места для рыбалки - ерики, затоны, шхеры. По берегам - прозрачные дубравы с оборудованными и необорудованными местами для лагеря:
Координаты: N53,130328 E41,589764
Какие-то неопознанные нами базы отдыха из лежакового бруса, при строительстве которых явно не экономили:
Координаты: N53,176816 E41,615732
И просто, нереальная красота, какая бывает там, где её не ждёшь:
Вот так, в совершенном очаровании, мы подошли к базе отдыха тамбовского завода "Электроприбор" где, по сведениям матроса Максима, имелась баня.
На этот раз переговоры у Максима прошли не столь успешно, хотя были применены многие известные из деловой литературы методы убеждения. Короче, баню нам не дали. Зато у меня на судне появился новый пассажир, который, впрочем, был вскоре с позором согнан на берег, как не являющийся членом команды.
На ночёвку отошли чуть дальше от базы отдыха. Встали в точке с координатами: N53,195992 E41,659456. Выбрали левый берег, потому что на правом - лес и повсеместно стоят таблички с запретом на охоту, а со слов одного словоохотливого мальчишки - тут кабаний заказник и кабанов полным полно. Мы ночевали в палатках, лодка ночевала у берега, накрытая тентом:
Утром на реке удивительный рассвет:
И совершенно волшебный, просто сказочный туман:
Та самая бутылка, которой "хватило":
Через час подошли к нашему последнему в этом походе гидроузлу - в селе Мамонтово. Вид на автомобильный мост перед плотиной:
Координаты разделения судового хода: N53,216404 E41,707304
Схема волока (а это ни много ни мало - 200 метров):
Координаты точки причаливания: N53,216692 E41,707576
Автомобильный мост:
Плотина:
Многие необходимые технологические действия на плотине производятся за счёт мускульной силы:
Понтонный мост через шлюзовый канал (интересно, как его разводили?)):
Верхние ворота шлюзовой камеры:
Собственно шлюзовая камера и нижние ворота:
Ворота и канал:
Примечательно, что в этом месте мы оказали неоценимую помощь организаторам ралли-рейда серии "Дакар" - "Шёлковый путь-2012", который пройдёт в т.ч. и через Тамбовскую область. Увидев характерную Эльку Митсубиши в наклейках "Silk Way", мы, будучи увлечёнными помимо водного туризма также и внедорожными экспедициями, вступили в непринуждённую беседу с экипажем Эльки на тему "доедет это ли это колесо до Киева и сколько пудов соли можно положить в эту брику". То есть обсудили недостатки и преимущества внедорожной резины класса АТ и МТ, а также экспедиционные качества их пикапа в сравнении с нашими верными боевыми кукурузниками. А ходе беседы попутно выяснилось, что наши новые знакомые прокладывают трассу означенного выше ралли-рейда и находятся в подавленном состоянии духа по причине полного отсутствия мостов через Цну на всём протяжении от Тамбова до Моршанска. Разумеется, не абы каких мостов (их-то мы видели и насчитали большое количество), а таких мостов, которые бы выдержали вес боевых КАМАЗов, МАНов и прочих невиданных в наших краях гоночных болидов. Ну а так как мы совершенно недавно именно подходящий мост в Перкино обнаружили (на картах генштаба его, по понятным причинам, не нанесли) - (для тех, кто не в курсе: имеющийся в распоряжении заинтересованных лиц, в том числе и организаторов ралли-рейда мирового класса картографический материал датирован 1960-ми годами прошлого века), то мы и рассказали о возможности переправы, дали координаты и фотографии. Так и представляю, как через год по новенькому красавцу-мосту промчатся вихрем мощные спортивные грузовики, автомобили, мотоциклы, квадрики, ударят автопробегом по тамбовскому разгильдяйству и бездорожью, пройдут митинги, народные гуляния, а там, глядишь, и в глубинке железный конь придёт на смену крестьянской лошадке, а может даже и заскользит по водной глади какой-нибудь белоснежный Сильвер Стар Кэбин 750... И всё это - благодаря нашей отзывчивости, находчивости и и компетентности! Но я отвлёкся в мечтах от избранного на эти три дня нелёгкого пути.

Евгений Тихомиров 23.03.2018 10:10

Интересно, почему очень ответственная, но тяжёлая задача переноски двигателя внутренн
 
Интересно, почему очень ответственная, но тяжёлая задача переноски двигателя внутреннего сгорания всегда достаётся капитану?:
Наша экспедиционная лодка и нехитрый походный скарб возле плотины:
Прощай, Мамонтовский гидроузел! Впереди много, очень много километров безплотинного, безшлюзового и безмостового водного пространства! А мы только-только привыкли к многосотметровым волокам...
Прошли культовое сооружение "Мамонтова пустынь":
Где-то здесь я чуть-чуть покидал спиннинг, и даже потренировался в троллинге, но так как рыбак из меня нулевой, результатом рыбалки стали несколько оборванных блёсен да пару килограммов речных растений в лодке.
Снова множество мест, где в тени дубов можно остановиться на привал или же на ночёвку:
А вокруг - красиво...
Ближе к Моршанску стали появляться дома, построенные у воды:
Уже почти под Моршанском небольшая тучка на горизонте начинает расти:
И вот уже тьма, пришедшая со Средиземного моря, как выражался в подобных случаях любимый мной Михал Афанасич, накрыла и реку, и лес, всё пожрала мгла:
В предчувствии самого худшего одни члены команды приняли решение не поддаваться панике, а вместо того выпить очень, очень хорошего виски (это был мой самый-самый неприкосновенный резерв на экстренный случай, когда у нас у всех начнётся цинга):
Другие впали в неистовство, и, крича тучам проклятия, шли наперекор волнам, дождю и ветру в лицо:
И только шкипер оставался совершенно спокоен, а может, просто не подавал виду, потому что спокойствие и уверенность в себе, в лодке и в команде в самые решительные и тревожные минуты - это по-настоящему круто :)
Но довольно быстро стихия отступила, видимо осознав, что с нами не совладать такими заурядными методами. Небо начало расчищаться, снова показался горизонт, ветер внезапно стих
И тут мы увидели это:
Даже самые суровые из нас ликовали:
Береговая глушь постепенно сменяется первыми признаками "населёнки":
В небе пролегают трассы дальнемагистральных крупнотоннажных авиалайнеров:
Но видимо, злые боги там у себя на вершинах не желают, чтобы финал нашей небольшой экспедиции был слишком лёгким и незапоминающимся, а потому мы снова наблюдаем формирование циклона:
Я объявляю штормовое предупреждение, но уже поздно, потому что внезапно поднявшийся ветер хлещет в лицо холодным дождём и низкое небо чернеет над нами своими тяжёлыми пузатыми боками:
В такой героической обстановке была завершена экспедиция в городе Моршанск Тамбовской губернии около 16 часов вечера 25 сентября 2011 года.
В заключение, несколько технических моментов, что называется, для своих.
Четырёхтактный двигатель даже при такой непродолжительной экспедиции - гораздо приятнее двухтактного: расход бензина очень умеренный, звук работающего двигателя приятный, низкий, рокочущий, отсутствует полностью запах выхлопа, а особенно - нет характерной масляной гари двухтактников.
По лодке. Система НДНД, приобретенная вполне осознанно, после имеющегося опыта эксплуатации небольшой 2,8-метровой пайолки, показала себя с наилучшей стороны. Для предотвращения проколов дна острыми предметами, налипшими на грязные матросские сапожища, мною была изготовлена слань из обыкновенного линолеума на вспененной основе - надёжность на прокол и износостойкость - стопроцентные. Высокий пол в кокпите - ну не знаю, мне не показалось. Правда, я всегда сижу не на банке, а на баллоне. Мягкость хода по волне - да, это точно. Когда под Моршанском на разливе разыглася ветер и встала короткая противная волна - лодке было хоть бы что. Забрызгивания кокпита отсутствуют как класс - носовой тент и правильная конструкция транца делают своё дело. Посмотрим, как будет с брызгами под более мощным мотором. Лайтовая ПВХ-ткань плотностью 850 г/кв.м никак себя не выдала - обычная надувнуха, только большая и неожиданно лёгкая. Удобство сборки - идеально. У меня автомобильный компрессор производительностью 160 литров в минуту (используется для накачки 33-х грязевых колёс на внедорожнике, кто в курсе - тот поймёт) . Лодка полностью качается 20-25 минут, но нет никаких проблем с предельным давлением, разумеется. Общий вывод по лодке - зачёт.
Носовой тент от Флагмана очень понравился и реально защитил вещи от дождя - мы сложили все пожитки на нос и даже при незначительной скорости они не промокли
Ходового тента у меня не было, но думаю, что пользы от него было бы мало, а места занял бы много
Пяти лошадиных сил достаточно, только если ты совершенный дзен-буддист. Максимальная скорость, которой удалось добиться - 10-11 км/ч, что сопровождается нехилым рёвом и вибрацией (кстати, вибрация одноцилиндровых четырёхтактников, которой пугают маленьких деток, мне совершенно не показалась утомительной вплоть до 3/4 газа, возможно, потому что ПВХ). Притом надо отметить, что свою задачу именно на этот поход мотор выполнил полностью, речь идёт скорее о субъективном ощущении достаточности. Перемещаться неспешно по малой реке, каковой и является Цна Тамбовская - одно удовольстие. Но конечно, на большой воде надо мощнее. К следующему сезону буду приобретать четырёхтактную двадцатку. Пятерку оставлю для походов выходного дня и рыбалки вдвоём с сыном десяти лет. А может оставлю и двухтактную Ямаху трёшку, тоже валяется в гараже - будет правильным дополнением к большой двадцатке.
Придётся дорабатывать электросистему - планшеткик Acer с навигацией отказался заряжаться напрямую от 12-вольтового аккумулятора, а фирменного автомобильного зарядника нету. Приобрету инвертор и более емкий аккумулятор (сейчас стоит 7 А/ч)
Великолепно показала себя навигационная программа R-maps, работающая под Android. Её ключевая особенность, как и у САС-Планеты, возможность загружать спутниковые снимки и векторные карты в кэш с последующей навигацией в режиме офф-лайн. При подготовке к походу я неоднократно прошёлся по всему маршруту на Google Maps, Google Satellite и Яндекс.Карты с разными уровнями детализации, заполнив кэш. Программа поддерживает путевые точки, треки. В экспедиции с навигацией проблем не возникало.

Евгений Тихомиров 23.03.2018 11:08

00 верст по воде и земле Кольского: от Краснощелья до Варзуги.
 
Русский север!
http://zabroska.su/sever/200-verst-p...go-ot-kra.html
200 верст по воде и земле Кольского: от Краснощелья до Варзуги. Кольский полуостров, 2014 г. 8 июня – 25 июня
Тундры Ловозерского района Мурманской областиОбщий километраж: по воде 200 км, пешка – 30 км (в т.ч. радиалка и волоки), заброска на моторной лодке по Поною – 50 км. Участники: Дмитрий, Ирина, Максим. Нитка маршрута: Санкт-Петербург – Кандалакша – Ловозеро – Краснощелье – Чальмны-Варрэ – Нижнекаменское озеро (Вулиявр) – Летучий камень – Скалы Праудедки – Чальмны-Варрэ – ручей Кинемур – Верхнекинемурские озера – река Малая Варзуга – водопад Падун – Сергозеро – река Серга – река Варзуга – село Варзуга – поселок Умба – Канадалкаша – Санкт-Петербург
К этому путешествию мы готовились в течение полугода – с января 2014 г. Прочитали книжку Владимира Чарнолуского «В краю Летучего камня» и Диме вспомнилась его давняя детская мечта о путешествии в центр Кольского полуострова к древним петроглифам. Тогда сотни километров, которые было необходимо пройти до цели, казались непреодолимыми. Информация передавалась «из уст в уста» и не было такого незаменимого помощника в подготовке к путешествию как Интернет.
Из Сети мы, собственно говоря, и узнали о существующем регулярном вертолетном сообщении Ловозеро – Краснощелье и в другие села, расположенные на реке Поной. Прочитали несколько отчетов о сплавах по Поною и близтекущим рекам Кольского и решились, несмотря на отсутствие водного опыта, приобрести надувную байдарку Тайга 430 и пройти на ней от Краснощелья до культовых саамских артефактов – Летучего камня, Праудедок, а также петроглифов у деревни Чальмны-Варрэ, а потом через ручей Кинемур, реку Серга и реку Варзуга выйти к селу Варзуга. Река Серга – белое пятно на карте Кольского полуострова, стала еще одной целью нашего путешествия. Как-никак а первопроход!
В процессе подготовке к путешествию наша Тайга 430 пережила апгрейд. Байдарка обрела руль! Также для нее были сшиты парус и фартук, установлены уключины для парных вёсел и сделаны вёсла-трансформеры. Для волоков, а их на маршруте планировалось целых два – от Верхнекинемурских озер до реки Варзуга (4 км) и от реки Варзуга (водопад Падун) до Сергозера (14 км), Дмитрий сконструировал и сшил гигантский рюкзак для лодки и всего снаряжения.
К нам присоединились еще участники – Максим и его Тайга 340. И вот, подготовительный этап завершен, как обычно, осталось и недодуманное и недокупленное и недоделанное.
Точка отсчета: дорога до начала маршрута
Тем не менее, 8 июня 2014 г. наша группа погрузилась в машину и рванула в сторону Кандалакши (1200 км). Затраты на бензин составили около 5000 руб. в оба конца, учитывая стоимость плацкарта – около 4000 руб. на человека туда и обратно, выигрыш получился заметным даже с учетом стоимости платной автостоянки в Кандалакше (60 руб. в сутки=840 руб.) Тем более, что у нас было два водителя, которые сменяли друг друга.
Из Кандалакши мы отправились в пос. Ловозеро на бомбиле за 5000 руб. (хотя, думаю, что можно было найти чуть дешевле).
Были и другие варианты — автобусом (либо поездом) до Оленегорска, оттуда автобусом до Ревды и еще одним автобусом Ревда-Ловозеро (отрезок Ревда-Ловозеро также успешно преодолевается на такси-бомбилах за 1500-2000 руб.) Чтобы сэкономить за счет общественного транспорта необходимо «складывать» всю цепочку с раннего утра, т.к. автобус Кандалакша-Мурманск (заходит в Оленегорск) отправляется от ж/д вокзала в 5.10 утра, поезда, на которых можно доехать до Оленегорска, останавливаются в Кандалакше в 6.00 и 6.45. При этом последний – фирменный поезд «Арктика», плацкарт в котором нам обошелся бы более чем в 1000 руб. на человека. Все, что идет позже уже не успевает к автобусу Оленегорск-Ревда, который отправляется в 10.30 и «союзному с ним» Ревда-Ловозеро, который отходит в 13.10.
От ж/д станции Оленегорск до Ревды и Ловозера ходят по 2-3 автобуса в день в зависимости от дня недели, прямого автобусного сообщения Оленегорск-Ловозеро нет (несмотря на то, что от Ревды до Ловозеро около 15 км, а сам поселок Ловозеро – районный центр) и не все автобусы стыкуются с прибывающими в Оленегорск поездами и между собой.
Поселок Ловозеро
Бомбила домчал нас до поселка Ловозеро за 2,5 часа. Это около 220 км. Столица саамских оленеводов встретила нас пасмурной дождливой погодой, неуютным ветром и температурой воздуха примерно +5 градусов.
поселок Ловозеро, скульптурная группа. Высадились мы в поселке в 9 утра9 июня около скульптурной группы, которую местные жители называют «Оленевод, имеющий оленя» и направились в гостиницу, где у нас был забронирован номер (трехместный номер – 840 руб. в сутки с человека, душ и туалет в коридоре).
С гостиницей, единственной в пос. Ловозеро, получилась настоящая неразбериха. Но это отдельная тема о которой мы расскажем на страницах нашего блога в ЖЖ Заброска.рф Неформат. Здесь отметим только, что известные гостиницы Коавас и Луявръ закрыты.
В наши планы входило посещение местного музея, где хранится камень с петроглифами, вывезенный из Чальмны-Варрэ, дегустация блюд саамской кухни, ну и прочее знакомство с культурой и историей края. Наивные мы!
Ничего из этого нам сделать не удалось. Музей по понедельникам не работает, общественное питание представлено только столовой «Тундра» (открыта с 12.00 до 15.00), но именно в этот период мы в нее и не попали.
поселок Ловозеро, культурный центрО том, что Ловозеро это столица саами напоминают только «условные чумы» — под них стилизованы закрытая «Коавас» и культурный центр, в холле которого мы потолклись немного, но, прочитав расписания занятий местных кружков, поняли, что это тоже не для туристов.
Так что пришлось продегустировать консервы из оленины местного производства, да пиво «Кольское» и пирожки. Вот и все гастрономические изыски.
Скульптурный лопарь и его олени были единственными представителями коренных жителей, встреченными нами. Все остальные до 10 июня были на выпасах в тундре.
Прогулявшись по поселку и сделав несколько фото, мы отправились «бросить кости», потому что на следующий день (10 июня) нас ждал вертолетный рейс Ловозеро-Краснощелье и, собственно говоря, первый день маршрута.
Да, хотим отметить, что купить в Ловозере местную сим-карту невозможно, в продаже их нет. В Краснощелье ловит только Мегафон, вроде есть связь и в Чальмны-Варрэ.
1-й день, 10 июня. Заброска на вертолете – 140 км, заброска на моторной лодке – 50 км, своим ходом по воде — 20 км.
Этот день порадовал нас солнцем, хотя в тени было также холодно. В 9 утра мы уже стояли на автобусной остановке в центре поселка Ловозеро. В 9.30 здесь останавливается автобус, отправляющийся в аэропорт до которого 2 км. Бомбилы довозят до него за 150 руб.

Евгений Тихомиров 23.03.2018 11:11

С 9 утра в здании незамысловатого аэропорта начинают собираться пассажиры вертолетного рейса Ловозеро-Краснощелье, который совершается 2 раза в неделю по вторникам и четвергам. Один раз в две недели вертолет долетает до двух других сел, расположенных на реке Поной – Каневки и Сосновки.
Билет на вертолет Ловозеро-Краснощелье на одного человека стоит 2369 руб., что включает в себя 20 кг груза. Перевес оплачивается по тарифу 35 руб./кг. При аэропорте есть платная автостоянка – 50 руб./сутки.
Так как мы были напуганы отчетами туристов, которые жаловались на то, что попасть на эти дотационные рейсы, предназначенные для местных жителей, сложно, то забронировали себе места на рейс еще в конце января, чем порядком удивили работников ОАО «Мурманское авиационное предприятие». Они формируют списки пассажиров, а сам билет и выписывается и оплачивается в аэропорту перед рейсом.
Кстати, в этот день вертолет делал два рейса и некоторым пассажирам непосредственно в кассе говорили, что они полетят вторым. Время вылета вертолета «плавающее» от 10.00 до 12.00. В нашем случае железная птица взяла нас на борт в 12 утра, т.к. делала санрейс в тоже Краснощелье.
Вертолет Ловозеро - КраснощельеМы забились в вертолет вместе с местными жителями, рыбаками и их многотонным скарбом. Наш груз тоже весил немало – на троих около 100 кг.
Вид из иллюминатора вертолета пос. Ловозеро - пос. КраснощельеИ вот вертолет тяжело оторвался от взлетно-посадочной полосы и полетел над тундрой, болотами, озерами. Минут через 40-45 в иллюминаторе показалось Краснощелье. Это коми-ижемское село, основанное переселенцами в 1928 г.
В селе сегодня живет около 400 человек, преимущественно это ижемцы (ударение на букву «и»), живут там и ненцы, которые в начале 20 века появились здесь вместе с хозяйственными коми и работали у них батраками.
Аэродром в пос. Краснощелье С пос. Ловозеро село соединяет регулярное авиасообщение, а зимой – зимник, по которому ездят на снегоходах (около 140 км, 5 часов). Судя по всему, краснощельцы живут небедно – у многих свои снегоходы и моторные лодки. Есть и легковой автотранспорт на котором они ездят по селу и, в частности, до аэродрома, который расположен практически в самом селе.
Местные жители занимаются оленеводством, рыбалкой и охотой, а также обслуживанием туристов-рыбаков и охотников. Река Поной, на которой стоит Краснощелье, относится к семужным лицензионным рекам. Здесь находится несколько коммерческих рыболовных баз, а участок Поноя от Каневки до Белого моря вообще находится в аренде у разных коммерсантов, ориентированных на иностранных рыболовов. Неделя пребывания на такой базе стоит от 4000 долларов США. Поэтому сплав по этому участку Поноя проблематичен, те, кто шли по этому маршруту, писали о претензиях к ним со стороны охраны этих баз.
Нас изначально интересовал другой участок Поноя – выше Нижнекаменского озера и сразу за ним, где располагались лопарские святыни – Летучий камень, скалы Праудедки. Мы также хотели увидеть камни с петроглифами и старинное саамо-ижемское кладбище возле деревни Чальмны-Варрэ (Ивановки).
Путь к нему лежит через 50 километровый участок реки Поной с почти отсутствующим течением, который называют Понойская депрессия. Мы планировали найти заброску катером из Краснощелья либо до Чальмны-Варрэ, либо до Нижнекаменского озера. В этом нам помог местный житель Алексей, который за 5000 руб. доставил нас до Ивановки.
Вся дорога заняла около 2-х часов и позволила нам сэкономить 2 дня.
Стапель и поход
Итак, в 15.00 мы были уже в Чальмны-Варрэ, которая на карте значится как нежилая деревня, а по факту здесь постоянно обитает известная всем проплывающим мимо туристам баба Люба, а кем-то из жителей Краснощелья даже строится новый дом.
Деревня Чальмны-Варрэ, петроглифыМы попытались найти камни с петроглифами, которые лежат прямо на берегу Поноя. О них напоминает и памятная табличка, но из-за половодья (вода поднялась примерно на 1,5 метров) они оказались глубоко под водой.
Занялись стапелем и обедом, а после решили навестить старое саамо-ижемско кладбище в сопровождении бабы Любы.
Деревня Чальмны-Варрэ, древнее саамо-ижемское кладбищеВ отличие от Краснощелья, Чальмны-Варрэ это древний саамский погост (деревня), который в начале 20 века также населили ижемцы и назвали Ивановка.
В 70-х годах 20 века на Поное планировали построить ГЭС и все эти земли должны были стать дном водохранилища, поэтому жителей Ивановки переселили в Краснощелье. Но планам так и не суждено было сбыться, а вот согнать людей с насиженных мест успели!
Мы решили не задерживаться в Чальмны-Варрэ, тем более, что нам предстояло сюда вернуться. Встали на воду и поплыли вниз по Поною, пересекли Нижнекаменское озеро (несмотря на встречный ветер), которое местные жители считают за два из-за соед узкого пролива по середине.
Мы шли на распашных веслах, а Максим на байдарочных. Сильной неожиданностью для нас стал разлив Поноя, все окружающие болота слились с озером.
Летучий камень. Главный сейд Кольского полуостроваОсновного русла держались благодаря навигатору. Летучий камень мы заметили еще на подходе, но вот пристать к берегу оказалось сложно. Пришлось на байдарках продираться через затопленные кусты. Возникла полная иллюзия мангрового леса, поэтому, когда рядом с лодкой плеснула рыба, мы подпрыгнули, потому что нам показалось, что это крокодил.
Летучий камень. Кольский полуостров, Нижнекаменское озероПривязав лодки к тому, что когда-то было берегом, пошли в болотниках по затопленному лесу. Оставив у подножия скалы вещи, поднялись к Летучему камню – вот она первая цель нашей экспедиции! Самый главный сейд Кольского полуострова, как и еще один почитаемый саамами объект – скалы Праудедки, достойны отдельного рассказа, который вы можете прочитать здесь.
Вид с горы Сейдапахк. Налюбовавшись Летучим камнем и открывшимся видом Нижнекаменского озера, реки Поной, а также пролетавшей мимо статей лебедей, спустились вниз и разбили лагерь. Спать легли почти в 4 утра.
2-й день, 11 июня, проплыли 10 км
Несмотря на поздний (а вернее, очень ранний) отбой проснулись в 9 утра. Все ощущали себя на подъеме. Прямо из нашего лагеря открывался вид на Летучий камень, «под сенью» которого мы и ночевали.
Позавтракав, опять отправились к нему. Затем прошли дальше по каменной гряде до вершины этой горы, которая на карте обозначена как 188, местные ее называют Трофим-гора, а в саамских преданиях она значится как Сейдапахк.
Вышка на горе СейдапахкНа ее вершине построена деревянная вышка с лестницей и обзорной площадкой. Вышка древняя, но мужчины все-таки залезли на площадку, обозрели окрестности и сделали несколько кадров.
Вернулись в лагерь. Дневку решено было не делать, а отправиться на северо-восточный берег Нижнекаменского озера на место бывшего Нижнекаменского погоста. Завтра оттуда нам предстояла радиалка к скалам-Праудедкам, вернее в их поисках.
Мангровый лес у Летучего камняВода немного спала, поэтому торчащие кусты безжалостно царапали дно лодок. Но они выдержали.
Нижнекаменское озеро. ШтильНа озере стоял полный штиль. Добрались без приключений и достаточно быстро нашли расчищенное место, чтобы причалить к берегу. На месте погоста стоит изба, которую видно с озера, есть там и следы других построек, а также фактория или тоня – амбар, где обрабатывается улов.
Выгрузились на берегу, но в избе ночевать не стали. За ней нашли родник, рядом в лесу поставили лагерь. Ужинали щукой, пойманной в озере Максом. Целый день погода была почти жаркой.
3-й день, 12 июня. Пешая радиалка 6 км, проплыли 10 км по озеру и против течения
Опять поднялись рано. На поиски Праудедок отправились в 8 утра по прохладце. Направились в сторону горы Лодочная. Почти сразу наш путь лежал через топкие болота. Это была наша первая болотная пешка, как потом выяснилось, далеко не последняя.
Благодаря этой радиалке мы смогли оценить опасные особенности местных трясин и постарались прокладывать наш трек по сопкам, сводя необходимость прохождения болотистых участков к минимуму.
Болото рядом со скалами ПраудедкиИдти было тяжело, земля в прямом смысле уходила из-под ног, мошка одолевала, хоть особенно и не кусала.
Ягельный бор рядом со скалами ПраудедкиПройдя по болотам вышли в сосновый бор, под ногами белым ковром лежал ягель, на котором виднелись вкрапления белого и розового кварца. Буквально из-под ног вылетали глухари и другие лесные птицы.
Склон становился все круче и круче. Показались первые скалы, до вершины Лодочной было около 500 м.
Скалы ПраудедкиИ вот – скалы рядом с вершиной, если хорошо присмотреться, можно углядеть профиль старика и старухи.
Вдоволь налюбовались открывшимся видом, отдышались и отправились в обратный путь.
После обеда решили пересечь Нижнекаменское озеро и пройти вверх против течения Поноя до Чальмны-Варрэ.

Евгений Тихомиров 23.03.2018 11:15

Озеро уже не было таким спокойным как накануне, а в протоках Поноя было сильное течение. Тем не менее, мы плыли против течения, удивляя встречных рыбаков на моторках.
В общем, пройденным по воде 10 км можно было запросто присвоить коэффициент 2, а то и 3.
Доплыли до Чальмны-Варрэ, где остановились на ночлег.
Берег Левиафана: Баренцево, Териберка, Лодейное
Река Поной – ручей Кинемур (мокрая стоянка)
4-й день, 13 июня. Проплыли 14 км против течения
Небо начало хмуриться еще с вечера, но дождя не было.
Баба Люба, единственная постоянная жительница Чальмны-ВаррэС утра наблюдали, как баба Люба проверяет сети — пожилая женщина делала это виртуозно и очень напоминала героиню какой-нибудь эпической оперы, например «Садко».
Попытались еще раз найти камни с петроглифами, но видимо они были глубоко под толщей воды. Сели в лодки и поплыли искать правую протоку Поноя, по которой мы могли войти в ручей Кинемур.
Это удалось нам не сразу. Тыркаясь в разные тупиковые протоки – курьи, мы выходили в основное русло и вот наконец, через озеро Плоская курья не сразу, но нашли выход в Поной.
Встречные течение и ветер заметно снизили нашу скорость. Совсем рядом со слиянием Кинемура и Поноя ударил грозовой шквал, который и вовсе нас остановил. Пережидали его на островке. Хорошо хоть гроза прошла стороной.
Впрочем, стихия бушевала недолго. Вход в ручей, несмотря на предостережение местных жителей, оказался очень четким. Мы зашли в узкий ручей Кинемур, который сильно петлял, иногда поворачивая на 180 градусов.
На Кинемуре нам часто встречались поваленные деревья и завалы, пропиленные годами раньше.
Ручей Кинемур. Мокрая стоянкаПогода снова начала портиться и мы решили сделать стоянку пока не пошел дождь. Берег был сырым.
5-й день, 14 июня. Проплыли 5 км через кусты
Вместо ожидаемого дождя пошел снег. Вышли после обеда в 15 часов.
200 верст_КФ020Русло Кинемура то сужалось, то расширялось. Опасные коряги, нависающие деревья, остатки завалов и все тоже резкое петляние. Все это напоминало езду на машине по змейке – главное не сбить фишки! Дошли до впадения ручья Холодный в Кинемур. Стало совсем весело!
Ручей Кинемур. ЗарослиУзкое русло Кинемура заросло кустами ивняка, ветки которого останавливали нас как сети. Работая веслами как баграми, подтягивая себя за ветки, ныряя под сучья, мы продвигались вперед. Там, где кусты совсем срослись пришлось взять лучковую пилу и устроить резню!
И вдруг, русло Кинемура расширилось, кусты пропали, а берега стали крутыми и лесистыми. Байдарки пошли бодрее.
Ягельный бор на ручье КинемурДима решил подняться на берег и обозреть окрестности. И увидел знаменитый ягельный бор. Услышав его восхищенные возгласы, мы тоже поднялись на берег и обомлели – толстый ковер из белоснежного ягеля хрустел под ногами как снег. Несмотря на то, что мы прошли всего лишь 5 км, и времени было еще 6 часов вечера, решили остаться здесь. К тому же, в отчетах писали, что это единственное сухое и пригодное для лагеря место на Кинемуре. Как показал следующий день, это было правдой.
В бору расположено несколько стоянок, в т.ч. и у пересекающего ручей зимника. Одну из них мы и заняли. Погода была сухой, но холодной.
Ручей Кинемур (Ягельный бор) – Верхнекинемурские озера
6-й день, 15 июня. Проплыли 10 км через кусты, по мелким озерам, с несколькими обносами
Надеясь, что кусты ивняка закончились раз и навсегда, встали на воду. Но, увы, буквально через несколько десятков метров они появились вновь. Заросли были такими плотными, что пришлось даже обносить Кинемур (200-300 м) по берегу. Через пару километров после ягельного бора кусты закончились вместе с лесом и ручей вышел в болота.
По протокам ручья Кинемур к Верхнекинемурским озерамЕго русло становилось все уже и уже, пока, наконец, не превратилось в множество узких ручейков и небольших озер. Некоторые из них соединялись друг с другом, а некоторые были тупиковыми. По карте стало невозможно ориентироваться. Пришлось провести разведку, а затем перетаскивать байдарки по болотам между озерами не разгружая, находя наиболее водянистую часть.
И это при условии половодья и дождей, остается только догадываться как идут по Кинемуру в сухое лето!
Работая бурлаками, дотащили лодки до самого большого Верхнекинемурского озера и, наконец, полноценно замахали веслами.
Пройдя по озеру не больше 1 км, увидели каменистый высокий сухой берег и, причалив, не ошиблись. На берегу была стоянка и уже готовая печь для туристской бани.
Так как погода вновь разгулялась, хотя во время наших кинемурских мытарств несколько раз припускал мелкий дождик и даже град, решили устроить баню.
Стоянка на большом Вернекинемурском озере. Туристская баняМакс занялся рыбалкой, а Дима стал заготавливать сушнины, топить печь и строить банный чум. На женские плечи лег обед и обустройство лагеря.
Баня удалась на славу! Весь вечер продержалась сухая погода, хотя вокруг ходили тучи и видны были струи дождя, поливающие горизонт.
Нашими соседями была целая стая лебедей, расположившаяся на маленьком островке на Верхнекинемурском озере.
Верхнекинемурское озеро – река Варзуга
7-й день, 16 июня. Проплыли 22 км. Волок 5 км.
День был ответственным, т.к. предстоял волок на Варзугу. Водные и пешие участки пути чередовались несколько раз.
Вернехнекинемурское озеро - Серповидное озеро волокСначала мы переплыли через Вернекинемурское озеро, потом, не сдувая, но разгрузив лодки, перетащили их на Серповидное озеро (название дано туристами, на картах оно без имени).
Пройдя по этому озеру примерно 1,5 км, мы пообедали и начали готовиться к волоку – просушили и сдули лодки, собрали рюкзаки.
Груз получился существенным, но все хотелось перетащить в один прием. Благо расстояние до Варзуги было около 4 км.
Нам повезло, мы нашли тропу, четко ведущую через болото. В самых мокрых местах были брошены бревна. Рядом с тропой есть стоянки. Видно, что это пробитая тропа волока.
Судя по следам, ее же используют и местные медведи. К счастью, встретиться на узкой дорожке нам не пришлось.
Болото миновали в два этапа с небольшим отдыхом на островке. И вот Варзугский лес, мокрый и заросший кустарником. Встретили следы старого зимника, но он оказался нам не по пути.
Идущий впереди Макс, первым забрался на крутой вал. Варзуга! Вышли там, где и планировали. Первый волок дался малой кровью.
Малая ВарзугаРасположились на пологом берегу и занялись стапелем. Было решено пройти по Варзуге до места волока на реку Стрельна. А это 20 км.
Варзуга несла нас своим течением со скоростью от 4-х до 2-х км в час. Это было настоящим отдыхом.
Небольшие шеверы и перекаты были для нас развлечением. Хотя под конец течение почти исчезло и пришлось поработать веслами. До стоянки дошли за 4 часа под проливным дождем.
Спасибо коллегам-водникам, оставившим знак на берегу – жерди с ярко-желтым куском пвх и запас дров, накрытый куском полиэтиленового пакета.
Дождь зарядил не на шутку. Поставили лагерь, быстро перекусили и легли спать.
Река Варзуга – водопад Падун

Евгений Тихомиров 23.03.2018 11:18

8-й день, 17 июня. Проплыли 33 км.
Дождь лил всю ночь и утро. Экскурсию на реку Стрельна пришлось отменить. В атмосфере что-то происходило. Голова болела, костер отказывался гореть даже от специальных спичек и других усиленных средств розжига.
Натянули тент и сварганили завтрако-обед. Суп и сало.
Дождь то утихал, то снова начинал усиленно лить. Посовещавшись, все-таки решили плыть. Все равно все были мокрыми. Хорошенько обсушиться после вчерашнего ходового дня не удалось.
По нашим расчетам до водопада Падун, от которого был запланирован второй волок до Сергозера, было около 40 км. Мы надеялись пройти это расстояние за 8 часов и в 23.00 уже быть у водопада.
По факту оказалось меньше – 33 км, естественно, что этот километраж мы прошли быстрее, тем более, что примерно за 5 км до водопада течение Варзуги ускоряется.
Нас предупреждали, что перед Падуном будет остров, потом пара легких порогов. На самом деле порогов было 4, устав ждать Падуна мы расслабились. Поэтому не думали, что он притаился за изгибом Варзуги. А зря!
Река Варзуга, водопад ПадунМакс, посчитав его очередным нестрашным порогом, смело сиганул за изгиб! Новичкам везет. Его Тайга 340 прошла Падун, развернувшись под углом 45 градусов, и причалила к небольшому островку.
Мы же, увидевшие со своей лодки исчезающего в бурлящей воде Макса, вцепились в кусты. Наконец-то до нас дошло, что это и есть Падун. Мы разгрузили лодку и Дима поволок ее в обратную сторону, ближе к плесу.
Река Варзуга, водопад Падун, предупреждающий знакБудьте внимательнее нас! На островке, который делит водопад на два рукава – тот по которому прошел Макс и еще более опасный, правый, лежит огромная черная коряга. Это знак – впереди Падун.
Выбравшись на левый берег мы увидели Макса. Он нашел хорошую стоянку и кричал нам.
Поставились, натянули тент – опять начался дождь.
Водопад Падун – волок на Сергозеро
9-й день, 18 июня. Прошли 14 км (волок). Проплыли 2 км до острова Перов на Сергозере.
Проснулись если не мокрые, то влажные. Хоть и готовились к волоку, но хорошенько просушить лодки и палатки не удалось.
У водопада ПадунПосле завтрака дождь утих. Сделали несколько фотоснимков этого красивейшего скалистого места – над Падуном возвышаются скалы, на которых, в ягельном бору, обустроено несколько туристских стоянок. Есть здесь даже печь для туристской бани. Полный туристский комфорт!
Макс пошел на рыбалку, а Дима на разведку. Надо было решать, как делать волок. Первый вариант – по зимнику, это всего 6 км. Второй вариант – по сопкам, в обход болот. Это около 14 км. Идти прямо по болотам мы не решились, потому что уже знали, какие они тут опасные. Тем более, вес поклажи, усложнял передвижение по топким участкам.
Волок река Варзуга (водопад Падун) - СергозероЗимника, к сожалению, мы не обнаружили. Пришлось идти по сопкам. Движение затруднял валежник и несколько небольших болотистых участков, которые все же пришлось преодолеть.
Ну и, естественно, там, где на карте был обозначен сухой высокий берег Сергозера, оказалась тоже болотина. По ее кочкам мы дошли до урочища Покойник и поняли, что встать здесь хорошо не получится: сыро и мошка с комарьем просто одолевают.
На озере был штиль, до острова Перов плыть по нему было не более 2-х км.
Сергозеро. Изба на острове Перов.По карте на острове была изба, что гарантировало сухой ночлег. Так и получилось.
Сергозеро, шторм
10-й день, 19 июня. Прошли 14 км по озеру в шторм.
На утро было пасмурно, дул сильный, но почти попутный, ветер. В планах у нас было выйти к истоку реки Серга, которая должна была привести нас снова в Варзугу.
О ней мы информации никакой не нашли, а вот о Сергозере было написано у Чернолуского. По преданию здесь в 16 веке жил некий отшельник Сергей из села Варзуга. Он дружил с местными саами и предупреждал их о нашествии стрельцов и православных миссионеров, которые хотели обратить саами в христианство. Лопари успевали снять свои стоянки и уйти в тундру.
За это саами считали Сергея святым и назвали и озеро и вытекающую из него реку его именем.
Но отвлечемся от исторического экскурса и продолжим отчет. Находясь на острове, нам было сложно адекватно оценить силу волны и ветра. Хотя у нас был опыт плавания при не очень благоприятных погодных условиях по Ладоге.
Сергозеро в шторм.Отплыв от острова, мы поняли, что попали в настоящий шторм. Высота волны составляла более 1 метра. Из лодки приходилось постоянно вычерпывать воду.
Мы потеряли из вида Макса. Даже, когда прибойной волной нас прижало к южному берегу озера, он был вне зоны нашей видимости. Мы решили идти дальше до заранее условленного места – мыса у левого берега Серги.
Решили идти от мыса к мысу, иногда приставая к ним, либо потому, что нас прибивало волнами, либо для того, чтобы вылить из лодки воду.
Особенно сложно было вновь оторваться от берега, преодолев сильный прибой. Наша байдарка Тайга вела себя хорошо – мужественно шла на волну, а самодельный руль помогал четко выдерживать курс.
Тем не менее, мы не дошли до оговоренного места и пристали к мысу напротив него. Это была грамотная обзорная точка, которая позволяла осматривать и озеро и тот мыс, где была запланирована встреча.

е.

Евгений Тихомиров 23.03.2018 11:22

Стоянка на СергозереТак и не углядев Макса, мы на видных местах повесили наши яркие спасательные жилеты и устроили стоянку. Место было подветренным, было много сушнины, а мы были почти без сил. Мы надеялись, что Макс найдется на следующий день. Возможно, он пристал к одному из островов, ведь его лодка была менее приспособлена для открытых водных пространств, не имела руля и штевней. В нее быстрее захлестывала вода.
К счастью, снаряжение Макса позволяло ему быть автономным. У него был небольшой запас продуктов, два спиннинга, палатка, горелка и газ, топор и нож. Поэтому сильно за него мы не волновались, но все же хотелось найтись.
11-й день, 20 июня. Прошли по воде 14 км
На следующий день шторм подуспокоился, хотя ветер был все еще сильным и к тому же встречным. Прождав Макса до часа дня и предприняв безуспешную попытку его поиска пешком по берегу, мы решили переплыть к «мысу встречи».
С одной его стороны был белый песчаный пляж, с другой – болото. Не было ни дров, ни следов Макса.
Знак на СергозереМы решили оставить ему знак – повесить на видное место парус с информацией и держать путь поближе к Серге, где и разбить стоянку. Планировали ждать Макса до утра, а на следующий день искать его на островах.
К счастью, Макс нашелся сам. Приплыв к Серге мы стали обследовать берег, углубившись в лес, и вдруг услышали крик. Это был Макс увидевший наши следы на песчаном берегу. Помог оставленный нами знак.
Обрадованные обретением друг друга мы быстро сели в лодки и поплыли по Серге, наверстывая упущенное время.
По Серге прошли 12 км. В начале она сильно петляла посреди болот, напоминая нам Кинемур. Только шли мы по течению, которое было порядка 2-х км в час.
Начались несложные порожки. Шкуродерня! Пройдя несколько из них, мы вышли на широкий и очень мелкий плес и решили остановиться.
Мокрая стоянка на реке Серга. Стоянка получилось мокрой. Но все шли без обеда, к тому же пережив немало волнений.
Водопад на реке Серга
12-й день, 21 июня. Прошли по воде 20 км
Проснувшись, обрадовались вновь засветившему солнышку. Впереди была Серга – неизвестный туристам участок маршрута.
Река Серга. Прохождение порогов на байдарке Тайга 430На порогах Серга достаточно мелкая, но плесы проходятся хорошо. А вот пороги нещадно дерут шкуру байдарки. Сказывался и наш малый водный опыт, ведь мы только учились проходить их правильно.
Из бесчисленного множества порогов Серги названия имеют только два. Первый – Белоноска, который не показался нам сложным. Он запомнился лебединым гнездом, расположенным на островке в центре реки. Папа-лебедь атаковал Макса, который шел первым.
Лебединое гнездо на реке СергаКогда плыли мы, взрослых лебедей уже не было. Наверное, они и вообразить не могли, что человек здесь появится в таком количестве и улетели за едой. Поэтому Дима смог спокойно выйти на острове и сделать несколько ярких снимков и снять видео.
Еще одной интересной зверушкой, которая попалась нам на пути, но которую не удалось сфотографировать, была выдра. Она ныряла в центре Серги и мы, по началу, приняли ее за привычную нам рыбу. Вдруг совсем рядом с лодкой высунулась любопытная и очень удивленная мордочка, которая посмотрев на нас погрузилась в воду.
Река Серга. Водопад ДвинскийУ порога Двинский мы остановились на обед. Сам порог решили обнести из-за крупных выступающих на пол реки скал.
После Белоноски берега стали скалистыми, а после Двинского на скалах появились сосны, что говорит о сухих берегах.
Примерно через 10 км от Двинского мы ждали еще одно препятствие, не зная насколько серьезным оно будет. На карте был обозначен водопад, который не имеет названия.
Мы продвигались по реке, думая, что вот где-то здесь он — водопад. Пройдя очередной достаточно глубокий порог, решили поосторожничать и пройтись по берегу пешком. И поступили правильно!
Река Серга, Мурманская область. ВодопадВот он водопад! Мы подошли к нему сверху, спугнув крупного орлана-белохвоста. Ниагара! Может и не очень высокий, но сложной формы. Странно, что у него нет названия.
Поставили лагерь прямо на площадке у водопада. И стали «зализывать», вернее, заклеивать скотчем, раны. На шкуродернях мы порядком повредили дно наших лодок, которое было испещрено мелкими (с булавочную головку) дырочками.
Выход в Варзугу, антистапель
12-й день, 22 июня. Прошли по воде 20 км
Проснулись с осознанием того, что сегодня, скорее всего, наш маршрут будет завершен.
У водопада на реке Серге, Кольский полуостров.Сделали много фотографий водопада, неторопливо собрались и поплыли дальше.
Стартанули ниже водопада и решили поберечь лодки, которые и так натерпелись. Поэтому по некоторым порогам с особо торчащими камнями проводили лодки бичевой.
Река Серга, Мурманская область. СкалыНо большинство порогов на этом участке Сергии были «покатушечными» — не очень мелкими и совсем простыми. Было много красивых скалистых берегов.
На обед остановились у впадения в Сергу ручья Сара. Здесь Макс поймал двух щук, одну из которых мы сразу закоптили и съели, а вторую оставили на уху.
Впадение реки Серги в реку Варзуга.Щука придала нам силы и мы очень быстро докатили до Варзуги. Последние пороги были очень мелкими.
Варзуга удивила своей шириной – не менее 150 метров и бодрым течением. Обозначенные на карте пороги Варзуги мы почти и не заметили, также быстро мы миновали и рыболовную базу Мельничный ручей. Рыбачившие нахлыстом иностранцы радостно помахали нам рукой, как и капитан катера с аэродвигателем смело плывущим по очень мелкой, на этом участке, Варзуге.
Поселок Варзуга. Лагерь разбили рядом с селом на высоком травянистом берегу, поросшем можжевельником. Снова начался дождь. Спрятав лодки в лесу, пошли в поселок за продуктами и на разведку.
Главный продовольственный магазин «Всходы коммунизма» (по одноименному колхозу) в будние дни работает с 11 до 17 часов, в субботу с 10 до 16, а в воскресенье не работает вообще. Коммунизм у его сотрудников уже наступил!
Зато работают местные коммерческие лавки, без смущения торгующие просроченными продуктами. Правда, это мы обнаружили, когда тушенка была уже съедена, пиво выпито, а от шоколада осталось несколько маленьких кусочков.
Наша трапеза закончилась вместе с дождем. Умиротворенные мы отправились спать, чтобы с утра заняться антистапелем, собрать вещи и уехать из Варзуги на автобусе в 15.00.
По реке на моторке с песнями плавали непонятные мужики, наверное, удачливые рыбаки с базы.
Выброска
В Варзуге 3 «автобусных дня». По понедельникам, средам и пятницам оттуда ходит автобус до Умбы, имеющий почти двухчасовую стыковку с автобусом Умба-Кандалакша (ходит ежедневно).
Из Варзуги автобус отходит в 15 часов, автобусная остановка расположена прямо рядом со знаменитыми деревянными церквями поселка. Автобус из Умбы отходит в 19.00 с того же места, куда выгружает пассажиров автобус из Варзуги.
Стоит билет на каждый автобус 300 руб., за место багажа берут 20 руб. От Варзуги до Умбы 140 км, а от Умбы до Кандалакши – 110.
За заброску от Варзуги до Кандалакши местные бомбилы просят от 8000 до 10000 руб. Высокую цену объясняют плохим качеством дороги. Но, поверьте, оно ни чуть не хуже немалого количества участков федеральной трассы Мурманск – Санкт-Петербург.
Заброска на частнике из Умбы до Кандалакши стоит от 1600 до 3000 руб. Есть местное такси и снующие около остановки водители.
Весь обратный путь мы проехали на автобусах, а из Кандалакши, переночевав у друзей, мы отправились в Питер на своем автомобил

Евгений Тихомиров 23.03.2018 15:02

власти регионов должны наконец решить проблемы организации перевозки людей на скорос
 
А сейчас расскажем о страшном, о трагедии, драме на воде, случившейся на реке Яна, которая унесла человеческие жизни.
Все мы, владельцы маломерных судов должны думать и помнить о том, что от нас зависят жизни людей и что людей этих уже не вернуть..!
А еще власти регионов должны наконец решить проблемы организации перевозки людей на скоростных судах, не дорогим и надежных видов транспорта, таких, например.как СВП типа "ТУНГУС"
http://news.ykt.ru/mobile/article/34205
Рассказ очевидца о трагедии на реке Яна
7 августа 2015, 20:47 195 25384 57
На Dnevniki.Ykt.Ru появился пост очевидца трагедии на реке Яна: 30 июля в 127 км ниже по течению от поселка Усть-Куйга перевернулась моторная лодка, в которой находились 10 человек. Вытащить живыми из воды удалось семь человек, позже обнаружили тела двоих - 35-летнего мужчины и 6-летнего ребенка. Поиски тела еще одного пассажира - 51-летнего мужчины продолжаются.
"Неделю назад знакомый предложил мне поехать в село Казачье Усть-Янского улуса в качестве переводчика иностранке, планировавшей начать съемки документального фильма о жизни людей в отдаленных поселениях Арктики. Я всегда мечтала увидеть север и решила не отказываться от этого предложения.
30 июля мы вылетели из Якутска в поселок Усть-Куйга на самолете компании «Полярные Авиалинии». Все шло по плану, хотя наш рейс немного задержали из-за погодных условий в Устьянье. Заметьте, авиабилет туда и обратно стоит 42 тысячи рублей.
Прибыв в Усть-Куйгу, мы прямиком отправились на попутке до берега Яны, где нас должен был ожидать водитель моторки, который доставит нас в Казачье. На берегу была пара моторок, но нашего водителя с лодкой еще не было. Пока ждали, я познакомилась с другими отъезжающими в село Казачье. Среди них был мужчина с сыном, молодая женщина с двумя мальчиками 6 лет и 10 месяцев от роду, был молодой мужчина, толпа парней с кучей груза, пара семей и я с иностранкой.
Моторист прибыл на берег только спустя пару часов: долго добирался, потому что плыл против течения, и река была полноводная из-за обильных дождей, в воде плавало много коряг. Конечно, увидев берег Яны, я сама поразилась полноводности северной реки, потому что знаю, что летом якутские реки обычно мелеют. Но на этот раз такого не было. Шла «чёрная» вода…
Люди, ожидавшие родственников, сажали своих на лодки и быстро отъезжали. У всех прибывших с собой было много вещей, потому что все прилетели из Якутска. Все садившиеся на лодки были одеты очень тепло, фактически в зимнюю одежду. Оно и понятно – север, холодный ветер на реке, моросящий дождь, - и всё это, помноженное на скорость передвижения моторки.
При погрузке оказалось, что, кроме самого моториста с помощником и нас с иностранкой, в лодку сели молодой мужчина, женщина с двумя детьми, мужчина с 19-летним сыном. Меня напрягло количество людей в одной лодке, я переспросила водителя, правильно ли брать столько людей, но он уверил, что лодка большая и всех выдержит, и я успокоилась. Тем более, заранее получив команду садиться именно к нему, мы согласились. Моторист предложил всем надеть спасательные жилеты. Некоторые отказались. На нас спасжилеты уже были.
Напротив меня сидел молодой мужчина, который ехал на родину, в Казачье, после долго отсутствия. Он говорил, что его там ждут родители, которых он не видел пять лет. Он мечтал о встрече с друзьями и об охоте, рассказывал мне с любовью о своем родном селе, о том, как живут там сейчас люди.
К 16:00 по местному времени (в Устьянье время опережает Якутск на час) мы двинулись по реке в сторону Казачьего. Общее расстояние по реке составляет 230 км. Вычитала позднее, что по земле из Усть-Куйги до Казачьего всего 90 км. Зимой все ездят на машинах по замерзшей реке, а летом дорог нет, поэтому единственный транспорт – это моторные лодки. Из Депутатского до Казачьего тоже нет дорог, изредка летают вертолеты.
Через 2,5-3 часа пути мы добрались до бывшего поселка Северный. Раньше это был процветающий поселок, центр золотодобывающего Кулара.
Проплывая мимо этого брошенного поселения, моторист заметил на берегу причалившую лодку и решил сделать остановку. Мы пристали к берегу, пассажиры разбрелись по своим делам.
Пообщались с людьми из той лодки, где также было много народу с маленькими детьми и багажом. Так как они причалили раньше нас, то они раньше нас и отплыли, и вскоре скрылись из виду.
Следом двинулась и наша лодка, но, когда мы были уже на середине реки, двигатель вдруг заглох. Паники не было, проводились штатные работы по запуску двигателя и осмотр мотора. Попытки помощника моториста не увенчались успехом, и поэтому моторист сам решил подобраться к двигателю для выяснения причины неисправности. Все внимание пассажиров было захвачено процессом выяснения неполадок. Время было позднее, и видимость на реке ухудшилась. Никто и не заметил, что сильным течением лодку несет прямо на стоявшую посредине реки на якоре баржу.

Евгений Тихомиров 23.03.2018 15:04

В какой-то момент лодка ударилась о баржу, все закричали. Парни попытались схватиться
 
В какой-то момент лодка ударилась о баржу, все закричали. Парни попытались схватиться за якорную цепь и оттолкнуть лодку от баржи. Но в один миг лодку затащило под баржу, и мы оказались под водой. Все произошло так стремительно! Спиной и головой я сильно ударилась о дно баржи, течением несло меня под водой в сторону, я старалась задержать дыхание, насколько было сил. Не знаю, сколько времени прошло. Лишь одна мысль была в голове: «Неужели это конец?!». Я думала о своих детях, обращаясь к ним по именам. Страх не увидеть их больше был страшнее самой смерти...
В какой-то момент я почувствовала, что больше не касаюсь дна баржи и из последних сил сделала рывок, чтобы всплыть на поверхность. Мне это удалось, но одежда намокла и тянула меня вниз. Изо всех сил стараясь удержаться на плаву, я скинула с ног резиновые сапоги и попыталась снять куртку. Вода была очень холодной, и тело не слушалось меня, поэтому я не смогла расстегнуть куртку. Вокруг никого не было видно, течение реки быстро уносило меня дальше от места аварии. Я громко рыдала и молила богов, чтобы они сжалились надо мной и спасли меня. Сердце бешено колотилось, как будто стараясь выпрыгнуть из груди. Я наглоталась воды, мои очки потерялись, и я не видела, куда меня несет. Река стремительно уносила меня, берег был очень далеко.
Но, вскоре я услышала звук мотора, стала кричать, чтобы меня заметили и спасли. Боковым зрением я увидела движущееся пятно. Это была моторка. Какой-то мужчина выдернул меня из воды на лодку. Я лежала и не могла пошевелиться, все мышцы свело от холода. Я слышала, как водитель кричал: «Ребенка! Ребенка!», и я увидела мужчину, который делал какие-то резкие движения. Позже я поняла, что он откачивал спасенного малыша.
Лодка привезла нас на берег, где уже были четверо спасенных людей. Их всех трясло от холода, и они скидывали промокшую одежду прямо на берегу. Уплывая обратно, мужчина крикнул нам вслед «Ждите!». Троих из десяти бывших в лодке не было на берегу – двоих мужчин и 6-летнего мальчика. Мы все были в страшном шоке от произошедшего.
Чуть позже за нами приехала другая лодка, управлял ею сам капитан теплохода-тягача, что буксировал баржу. Он скомандовал нам, женщинам, с младенцем сесть немедленно в лодку. Мы прибыли на теплоход-тягач, матросы помогли нам подняться и повели нас в камбуз. Мы сняли всю намокшую одежду, чтобы растереть тело и согреться. Позже капитан привез оставшихся на берегу парней. 19-летний парнишка, потерявший отца, был в неадекватном состоянии от полученного шока. Я расспрашивала об оставшихся мужчинах и маленьком мальчике. А в это время велись их поиски в реке.
Я не помню, сколько прошло времени и как долго мы пребывали в шоковом состоянии. Через какое-то время капитан сообщил, что нашли тело одного из мужчин, а остальных пока не нашли. Капитан связался по радиосвязи с МЧС и сообщил им о случившемся и сказал, что скоро за нами прилетит вертолет.
В 4 часа утра четверых из семи человек: женщину с младенцем, иностранку и меня, - отправили на вертолете из поселка Северный в поселок Батагай. Троих оставшихся парней отвезли на моторке в Казачье. По прибытии в Батагай нас отвезли в администрацию поселка, откуда мы утром поехали в авиапорт и вылетели в Якутск. Администрация поселка и МЧС помогли нам с билетами. Женщина с младенцем, у которой пропал сын, была доставлена в центральную больницу поселка Батагай.

каждый день благодарю бога, духов родной земли, всех Айыы за мое спасение! И я также глубоко благодарна команде теплохода-тягача, которые, рискуя своими жизнями, не раздумывая, кинулись спасать погибавших: Балашову Владимиру Александровичу - он первым увидел нас и сообщил капитану; Ульянову Сергею Викторовичу — капитану тягача; Немцову Николаю Александровичу; Наталье — судовому коку. Надеюсь, власти обратят внимание на действия речников и адекватно оценят их подвиг.
А также благодарю команду спасателей МЧС, команду операторов МЧС п. Батагай и администрацию поселка.
Выражаю искренние соболезнования родным и близким погибших. Мне больно осознавать, что люди, с которыми я бок о бок ехала в одной лодке, общалась, разговаривала, в один миг ушли... Это настолько страшно и понятно только тому, кто пережил подобное...
Прошу читателей проявить деликатность и не обвинять голословно в комментариях пассажиров и водителя моторки, хотя бы потому, что вас там не было. И не дай вам Бог оказаться в подобной ситуации! Не судите и не судимы будете!
Мне трудно вспоминать и писать о случившемся, некоторые детали я не стала описывать, единственное, что я хочу — это донести до якутян, что транспортная проблема в нашей республике стоит не просто остро, а остро, как никогда! Сколько еще жизней должно прерваться, чтобы решилась эта проблема? После страшной трагедии крушения вертолета Ми-8, летевшего в Казачье из Депутатского, где погибло много людей, в том числе детей, правительство выделило администрации села два пассажирских катера, которые, по рассказам жителей, не эксплуатируются по причине отсутствия топлива.
Существует две возможности добраться из Якутска в село Казачье. Первая — самолетом из Якутска в Усть-Куйгу и затем по реке на лодке плыть 230 км до Казачьего. Вторая — самолетом из Якутска в поселок Депутатский и оттуда на редких рейсах санитарной авиации до Казачьего. По земле летом добраться туда нет возможности. Зимой все ездят по замерзшей реке. У жителей Казачьего остался страх после крушения вертолета, а также постоянный страх перед поездками на моторке. Но выбора у них нет!
Как республика, которая наполняет бюджет огромной страны, не может организовать своим жителям безопасный способ добраться до отдаленных населенных пунктов? Нет нормальных дорог, нет мостов, нет регулярных авиа- и речных рейсов, нет безопасных пассажирских перевозок по земле! Сколько людей еще должно погибнуть для того, чтобы на эту проблему обратили внимание?! Разве мы – люди второго сорта и наши жизни не стоят и ломаного гроша?!

Евгений Тихомиров 24.03.2018 11:45

http://www.vodkomotornik.ru/travel/water/83-travel-baltic-2009.html Большое путешеств
 
А вот еще одно путешествие морское на сей раз на катерах по Балтийскому морю.
http://www.vodkomotornik.ru/travel/w...ltic-2009.html
Большое путешествие на катерах по маленькому Балтийскому морю
Подробности
Автор: Дмитрий Родюк
Категория: Путешествия по воде
Создано: 07 декабря 2009
Все началось совсем буднично - без глобальной подготовки, долгих обсуждений, военсоветов и планерок. В голове крепко сидела мысль, что надо уходить пока не поздно куда угодно... Чудно, но может это и есть та пресловутая «тяга в море», не знаю, но подготовка в поход чем-то напоминала сборы за грибами...
Однако здравый смысл заставил за несколько дней до выхода все-таки сесть с другом за стол переговоров и открыть карту Балтики. Очень скоро пришли к первой «здравой» мысли, хотя как оказалось позже неверной...
«Так как на Балтике преобладают западные ветра - ловим погоду, забираемся подальше на запад вдоль побережья, а оттуда уж по ветру всяк вернемся и даже если будет слегка штормить». Конечной точкой в этом направлении единогласно стал остров Борнхольм. Воодушевленные первым открытием порезали селедочку, и родилась вторая гениальна мысль:
«Ну раз так легко идти на восток, почему бы не пойти обратно по северной части Балтийского моря, благо от Борнхольма до Швеции каких-то 30 миль»?...
Пунктом назначения в этом направлении, единогласно стал город Карлскруна, воспетый разными туроператорами и любителями жоппинга. Для меня же интерес представляло прежде всего ожидание побывать в местах где все по-другому: нет песка на побережье, из воды торчат скалы и целые острова, туда-сюда везде снуют лодки. Те места, где люди реально живут на воде. Дорога домой, а точнее из Карлсруны до Лебы вообще стала казаться сущим пустяком, по сравнению с тем, сколько мы уже нарисовали...
После того как скушали все, что было к селедочке, была осознана или уже «оседлана» третья мысль: «Балтика то в общем не такая и большая как мы привыкли думать, все тут рядом»... На том и разошлись.
На следующий день вытащив карточку из картплотера и воткнув ее в компьютер, с помощью чудной прораммы от Raymarine - RayTech Planer V6, я прорисовал и просчитал четыре базовых маршрута движения. Понятно, что реальный маршрут определит погода, но все равно были готовы разные версии, отличались они по принципу.
От первого: маленькие переходы - маленькие остановки, до четвертого: большие переходы – большие остановки.
Данная практика в последствии оказалась очень полезной и помогала нам быстро принимать решение о следующем переходе. Оставалось только уточнить погоду и выбрать порт захода.
День ушел на то, чтобы привести лодку в порядок, выгрузить лишние вещи, проверить все системы, долить и запастись всеми жидкостями. Еще день на завоз всего необходимого, и вот мы на родном судне вечером 5 августа готовы выйти в поход - в меру трезвые и счастливые от того, что изменить уже ничего нельзя. Никто не опоздает и никто не передумает.
Хочу сказать, что пока мы собирались, прослышав о наших планах к нам присоединились еще 2 катера со своими экипажами.
Итого получилось: 4 катера и 11 человек. Очень быстро в обиход вошло слово ФЛОТИЛИЯ, а ручки начали чесаться позвонить в «Кaтeрa и Яxты» и потребовать гонорар за возможно будующую статью.
Итак 6 августа 2009 года, местное время 4 утра «По местам стоять, к отходу приготовиться»!
К отходу приготовлены: 4 судна польской верфи «Галеон» - одно 2007г., два 2008г. и одно 2009г. постройки. Две лодки – 39 футов, две 33 фута. Все лодки модификации «HT» ("жесткий верх" - один из наиболее надежных конструктивных типов малых судов, с прочной крышей закрытого поста управления), двух моделей «GALEON-390-HT» и «GALEON-330-HT».
Все суда оснащены двумя двигателями Volvo-Penta Disel от 225 до 370 л.с. и имеют Категорию плавания «В».
На всех бортах 11 человек. Мой экипаж: я, жена и двое детей.
Итак СТАРТ! Вышли затемно, с таким расчетом, чтобы успеть на таможенное оформление до пересменки. Благополучно миновав железнодорожный мост (уровень воды не всегда позволяет под ним проходить) взяли курс на Балтийск. Все вроде как хорошо. Экипажи сонные, потому что поспать, естественно почти не удалось, как вдруг в районе завода «Янтарь» натыкаемся на белую стену - туман.
И так еще темно, а теперь стало не видно вообще ничего. Сбавляю ход, «команда наверх»!, всем смотреть вперед!
Включаю картплотер. Пока нажимал кнопки, дочка кричит: «Папа, смотри»!
Страница 2 из 6
Смотрю... - в двух метрах от нас проходит зеленый буй. Видимость думаю не больше 5 метров. Весело. На картплотере какая-то чушь: вижу канал, желтые ломаные берега и все... В смысле больше ничего..., информации никакой.
Пытаюсь заставить МОЗГ (в смысле свой) думать. А он не хочет...
Ладно. Ход на самый малый вперед, курс по магнитному компасу.
МОЗГ подсказывает: «А с радаром было бы проще»!
Руки лихорадочно нажимают нужные кнопки. Радар, гад такой, как ни в чем не бывало пишет: мол надо батенька прогреться, включусь через 60 ... 59 ... 58 секунд.
Тут опять с вахты доча кричит: «Папа, смотри»!!!
Смотрю в белену тумана...
МОЗГ: «ПИПЕЦ»!
Вижу прямо по курсу в нескольких метрах берег! И не просто берег, а груду валунов! Обе машины стоп. Левый двигатель - средний назад! Так как скорость была узлов 6, остановились как вкопанные. Понимаю, что пока я возился с радаром лодка плавно повернула на 90 градусов и чуть не воткнулась в каменный берег.
МОЗГ: «Хочу спать».
Тут наконец включился радар и сразу появились очертания берегов и вышки ворот. Но на картплоттере все так-же: синяя вода, желтые ломаные берега...
Ладно думаю, надо идти. Стоять в канале также страшно как и двигаться. Вышел обратно на фарватер. Иду по радару. Курс ввел в автопилот. Стало немного поспокойнее, посмотрел на команду, сидят все белые от страха, но молчат - молодцы!!!
Но проблему с картплоттером надо все же решать. Команда смотрит вперед, а я как на пианино на этом картплоттере: менюшки, настройки установки... Аппарат серьезный Raymarinre E120, заблудится в нем - раз плюнуть, и ничего не получается. Радар работает на минимальной дальности, иначе плохо видно плавучие буи.
МОЗГ: «А с неисправным карплоттером ты далеко не уйдешь»...
Да, не весело. Поход еще не начался, а уже проблемы. Поднимаю глаза, смотрю вперед.
МОЗГ: «Смотри - дельтаплан»!...
Какой на.. дельтаплан, 5 утра, туман и вдруг дельтаплан!!!???
Мучительно вглядываюсь в него, пытаясь понять что это такое. И тут центральная линия дельтаплана начинает опускаться вертикально вниз, все больше и больше..., а слева и справа от неё проступают какие-то бугры отдаленно напоминающие якоря. И только когда вертикальная линия коснулась воды, я увидел пену отходящих от нее волн, тут до меня дошло, что навстречу мне прет огромный корабль (как потом оказалось танкер)! А мы целимся ему прямо в лоб!
МОЗГ: «ВАЛИМ….ММММ»!!!
Одна рука крутит штурвал на левый борт, другая резко …газу…. А лодка как шла прямо, так и идет! Только теперь быстрее.... Еще секунда ушла на то, чтобы понять, что включен автопилот, выключаю его и повторяю все снова.
Уфф.. Выскочили из под него всего в метрах пятидесяти!
В рубке мертвая тишина... Все смотрят как по правому борту на приличном ходу проходит махина длиной метров так 150...
Еще не успели прийти в себя, как вдруг совершенно неожиданно туман рассеялся. Уже почти рассвело, и я оказался совершенно в другом мире, где все видно и совершенно не верится, что все то, что с нами до этого происходило - реальность.
Как выяснилось потом, туман был действительно очень густой, но его высота была всего метров 5-7 над водой. Танкер, когда отходил от «ЛУКОЙЛа», уговорил службу канала дать ему «ДОБРО» на проход, так как из рубки было все видно, ну не воду конечно, а из тумана торчали кончики вышек на которых горели огни фарватера. И по их мнению они могли вполне безопасно пройти.
Прошли...
Ну, а я тем временем добавил «газку» и полетел на таможню, где меня уже давно ждали друзья. Еще примерно минут через десять МОЗГ окончательно пришел в себя и я вспомнил, что для того чтобы нарисовать и просчитать карту маршрута я вынул карточку с картами из плоттера, а вставить обратно её забыл...
Как только она была вставлена на свое место, сразу все стало видно, а на душе отлегло. Могу сразу сказать, что это были единственные трудности за весь поход. Больше никаких подобных ситуаций не происходило. Видимо достаточно было одной таблетки...
Между тем мы благополучно прошли таможенный и пограничный контроль в Балтийске и в 08:30 вышли в Балтийское море. Встретило оно нас прекрасно: ветер восточный (попутный) 5-7 метров. Волнение 0,3-0,5 метра. Эта единственная погода которую мы могли себе угадать и угадали её!
Подгоняемые попутным ветерком, при попутной небольшой зыби в 12-30 мы оказались на траверзе польского города Леба. Волнение в конце пути слегка увеличилось (до 1 м), нам же это было даже в радость.
После недолгих переговоров с капитаном порта мы зашли и ошвартовались к стенке для таможенного оформления - вокруг царила праздничная атмосфера курортного города, которая абсолютно совпадала с нашим настроением. Первый шаг был сделан, и нас было уже не остановить...
Пройдено до Лебы напрямки 165 км.

Евгений Тихомиров 24.03.2018 11:52

И так мы - в Лебе, а остановить нас желающие нашлись тут же...
На фоне общего веселья из будки таможенного контроля на нас настороженно смотрело несколько пар не добрых глаз - мол приплыли тут , да еще такой толпой…. Но сообразив что нас слишком много и намерения наши не ясны, начали одновременно звонить по всем телефонам которые у них были на этот момент.
Стало понятно, что быстрого оформления не будет, а тут еще одно обстоятельство: таможенный пирс в Лебе находится прям в основном канале по которому снуют многочисленные маленькие и большие параходики, плюс еще и волна с моря..., в итоге - вода просто кипит, а пирс этот увешан черными промасленными покрышками, которые при каждом касании борта оставляли жирные черные полосы... Так что скучать не пришлось и тот час который нам пришлось ждать мы провели в жалких попытках оттолкнуть от стенки ногами 15 тонн хотя бы на метр.
А между делом прибыло подкрепление - целый «воронок» спецов искать водку у русских туристов. Это был далеко не первый мой визит в Польшу на катере, но чтоб по лодке лазили люди с отвертками и вскрывали технологические лючки... Такого еще не было.
Так и не найдя водку, которая стояла прямо у входа в ящике, поставив печати, наши гости наконец пожелали на приятного отдыха и через 5 минут мы уже были в марине, где нам приветливо махали Поляки, Немцы, Голландцы и даже Американцы.
Несколько слов о Лебе:
Этот небольшой городок по праву считают летней столицей Польши. Широкие (около 100 метров) песчаные пляжи с очень мелким и чистым песком, аквапарки прямо на берегу, бесконечные пункты приема пищи. Продажа свежевыловленной рыбы которую готовят тут же, 2 парка развлечений, покатушки на стилизованных под старинные парусники судах и на резинках с тысячами лошадей на транце. Повсеместно играет музыка и огромное количество праздношатающихся в полне трезвых людей.
Нормальный курортный городок в суете которого остаток дня пролетел совершенно не заметно.
Отдыхая вечером в ресторане, который находится прямо в марине и слушая приятную живую музыку мы уже сожалели что в графике на стоянку здесь у нас был всего один день.
Но этот следующий день и запомнился наверное так хорошо потому, что после такой «концентрации» впечатлений мой организм был удивлен своей способности к выживанию.
Так или иначе, но время шло и наступило 8 августа 2009 года - дата выхода к следующей точке маршрута.
Так как погода была хорошей - волнение до полуметра, ветер слабый и попутный, следующей точкой нашего путешествия стал остров Борнхольм (Дания) и город NEXO.
Переход оказался совершенно не утомительным, хотя отмахали 98 миль. Заняло это всего 5 часов, а волнение поднялось только на последней трети пути и то до 1 метра, но как было приятно снова увидеть землю!
Подход к острову был выполнен в добрых традициях Военно-морского порядка людей, приученных к четким докладам оперативному дежурному флота и на зубок выучившими наставление по организации радиосвязи.
Еще за 10 миль до входа в порт все начали дружно на всех доступных языках проситься переночевать. А в ответ - тишина..., может канал не тот?
И снова 4 радиста на всех каналах...
В общем, через минут 30 этого галдежа, нервы у принимающей стороны не выдержали и на нам на конец ответили.
Ответил нам радист сухогруза Сегрей Серебров (или не Серебров, не помню точно), который проходил в это время между Данией и Швецией, нам на чисто русском с включениями тоже понятного нам языка, обьяснил, что ждать разрешения на вход в гавань смысла нет - его просто некому давать...
Воодушевленные такой поддержкой мы дружно ломанулись в марину которая оказалась к тому же очень маленькой для нашей флотилии, но слегка потолкавшись мы все таки ошвартовались.
Нашему взору предстал чистенький город с маленькими 1-2 этажными домиками и с полным отсутствием жизни. Если бы не пару сидящих на скамейках бабушек можно сказать, что этот городок давно покинули жители.
Тишина и спокойствие. Порядки демократичные - раз в сутки в марину приезжает девочка на велосипеде собирает деньги за стоянку и уезжает. Все!
Такое впечатление, что таможню, пограничников и службу порта вообще придумали русские.
Заправка тоже работает 2 раза в день - утром и вечером.
А зачем больше? Лишнее это… Но мы были Все равно рады что мы уже в Дании и больших переходов больше не будет.
Понятно, что вечерком потрепав запасы спиртного, мы решили утром покинуть этот райский уголок.
(Швеция).

Евгений Тихомиров 24.03.2018 11:53

Следующая марина: TEYN (Дания), подъем запланировали на 9-00.
Вообще, слегка забегая вперед, надо сказать, что на Борнхольме все марины были абсолютно разными и не похожими друг на друга. Общее было только - чистейшая вода, красивый скалистый берег и огромное количество полуфабрикатов для готовки на гриле в магазинах.
Дегустацией этих полуфабрикатов мы и занялись в следующей марине, благо для этого дорогими датчанами были созданы все условия. Отдельное спасибо за чистейший уличный туалет с горячей водой, всеми видами салфеток и полотенец и электро-подогревом крышки унитаза!
Нашим управляющим гостиниц, особенно на побережье, туда бы на экскурсию, может и изменилась что и в нашей реальности тогда. В общем какать было приятно, но за державу было слегка обидно.
И так, нанеся очередной удар по печени, мы приготовились пересечь пролив и посетить следующую страну нашего погода - Швецию и его порт Симрисхайм.
Проснулись неожиданно рано, и не от шума и какой-то суеты вокруг, а наоборот - вокруг тишина и покой, жизнь вокруг конечно была, но Датчане все делают не спеша и без лишнего шума.
Жизнь на острове отличается от материка своей размеренностью и слегка оживает только в соответствии с расписанием паромов, да и воздух какой-то другой, более чистый что ли или более свежий.
Так или иначе, но самочувствие было отличным, не смотря на долгие вчерашние посиделки.
Мы собрались покинуть Данию, а значит можно обобщить первые впечатления - очень тихие и приветливые люди, искренне улыбающиеся но совершенно не общительные. Как мы поняли из тех небольших контактов с островитянами - после сокращения квот на вылов рыбы в Балтике, крупные рыболовные предприятия с острова ушли и жизнь там практически остановилась. По улицам ходят в основном пожилые люди. Поразило очень большое (на душу населения) количество олдтаймеров в которых эти бабушки и дедушки передвигаются. Цены на все товары и топливо естественно дороже чем на материке и это понятно. Наилучшей мариной на восточном побережье острова можно назвать TEJN. На обратном пути будем обходить остров с запада, возможно будет все по другому. Посетим Столицу – Рёне, но до этого еще далеко….
Итак на дворе 5 день похода - 10 августа 2009 года. Наша цель г.Симрисхайм, который находится на оконечности полуострова. Расстояние перехода почти 50 миль, также предстоит пересечь главный морской «автобан» с очень оживленным движением крупнотоннажных судов. Погода слегка ухудшилась, было по прежнему без осадков но ветер крепчал. Пока мы были под прикрытием острова все будет хорошо но дальше возможно и поболтает.
Стартуем…
Как и ожидалось до северной оконечности острова дошли живенько, 20-25 узлов при попутной волне до 1,5 метра в левую скулу. Но как вышли из за острова удовольствие сразу закончилось. В левый борт начало дубасить так, что не о каком глиссирующем режиме не было и речи. Волна 2 метра минимум с запада и зыбь от вчерашнего северо-восточного. Ну в общем как обычно для Балтики приноровится к волнению не просто. А тут еще автобан этот. Движение постоянное и двустороннее. Суда идут на полном чем добавляют сумятицы в этот кипящий котелок. С правого борта их хотя бы видно, а вот что творится по левому ???.... Если бы не намазал стекла очистителем с воском вообще ничего не видно было бы. Так ориентируясь по обрывкам информации на радаре и открывая окно левого борта время от времени мы наконец пересекли этот пролив. Все прошло нормально. Даже когда второй холодильник неожиданно открылся и из него на кокпит вывалилось все пиво, ни одна бутылка не разбилась!! Это был явно хороший знак!
Нас встречал Симрисхайм - самый дальний порт от дома в нашем походе, и как выяснилась самый просторный и удобный. Единственный (кроме Лебы конечно) в нашем путешествии, в котором мы остановились дважды.
Отдохнув пару часов от перехода и собрав велосипеды, мы побежали изучать окрестности.
Городок был полон жизни и оказался очень вытянутым по побережью. Было все: и старый город с кафе и уличными музыкантами, и супермаркет и пара неплохих яхтенных магазинов. Стало понятно что можно провести тут и завтрашний день. Заняться было чем. Печень притаилась ожидая серьезный удар по репутации...
А удар получился увесистый…
Выспались, набегались по магазинам, провели приборку на борту и сели вечерком в марине у мангала всей компанией, да так сели что водка Калининградская закончилась)). На 6 день похода! Мало взяли видимо...
Люди в городе крайне удивлены были появлению русских, да еще в таком количестве. Видно сразу, что не балуем мы (русские) их своим вниманием и появлением. Запомнился случай когда стоя в очереди в супермаркете один местный житель вдруг начал нам рассказывать как он доволен своей лодкой Галеон и все такое, то есть если мы говорим по-русски, значит мы те русские, которые вчера пришли на Галеонах!
Видно других русских в его городе быть просто не может…
Но флаг в марине наш так и не подняли. Наверное не было в наличии).
Наступил 7 день похода: идем в следующую точку - город Карсхам.
Волна 2 метра, ветер умеренный северо-западный, осадков нет. По мере приближения к береговой черте волнение уменьшалось. Все чаше стали появляться одинокие скалы торчащие из воды. На одной из лодок в картплоттере кончились карты района, если бы был один, было бы не весело. А так построившись в кильватер друг другу, змейкой лавируя между островами мы прибыли в марину в пригороде Карлсхама. Пейзаж за бортом изменился полностью - скалы, нагромождения массивных камней множество пернатых, даже цвет воды слегка изменился.
Город тоже крупный, по меньшей мере тысяч на 300 населения. Насыщенный красивыми видами и магазинами…
Женская часть команды активно начала наносить боевую раскраску, доставать туфли, и кофточки. Изголодались видно по любимому занятию, а так как по плану уходить дальше мы должны будем только на 9 день похода, вся наша компания погрузилась в прогулки и изучение окрестностей и самого города.
Кстати, и я отвел душу в толковом яхтенном магазинчике прям возле марины - ходил даже 3 раза)) Как ни странно, но самой обсуждаемой темой, оказалось то, что в лесу по береговой полосе через каждые 50-100 метров с прекрасным видом на бухту были оборудованы места для пикника с мангалом и лавочками, а возле каждого мангала лежали 2-3 вязанки наколотых дров! Какая простая мысль - городские власти положили дрова за 3 копейки, и ни каких проблем с вырубкой леса и благоустройством территории.
Как плохо, что здравый смысл не заразная болезнь. Я бы сам некоторых наших руководителей отвез посмотреть. Которые сетуют на то, что опять укрепление дюн на шашлыки пустили.
Знакомство с Карлсхамом подходило к концу - отведав в чудном рыбном ресторанчике возле марины кулинарных блюд из незнакомых нам рыб Балтийского моря, мы уснули с мыслями о завтрашнем переходе в конечную точку нашего маршрута – город Карлсруна

Евгений Тихомиров 25.03.2018 09:46

В идеале, на Соловецких островах следовало бы организовать постоянную водно-моторную
 
Снимаю шляпу перед нашими предшественниками, теми ребятами, кто не зная страха, на лодках типа "Казанка", "Прогресс", "Обь" бесстрашно ходил по Белому, Охотскому морям........
Мне очень понравилась мысль, высказанная автором в конце этой статьи: "В идеале, на Соловецких островах следовало бы организовать постоянную водно-моторную базу".
Да, тогда, в те годы. пятьдесят с лишним лет назад, не было и "в помине" никаких туристических причалов, но любителей водных походов на маломерных судах было великое множество, да.. впрочем, и сейчас, если бы были у нас появились наконец на речках, в на побережье Беломорья, Каспия, туристические причалы-стоянки. базы водные для маломерных судов. было бы значительно больше.азартных туристов. которых и сейчас не меньше, чем раньше....
www.bargue.ruТри плавания по Белому морю на катере «Аита Пеа-пеа 2» Год: 1975. Номер журнала «Катера и Яхты»: 56 (Все статьи) 0
От вечерней зари еще оставался красный отсвет, когда по правому борту надвинулся на нас черной кассой, а потом как-то сразу пропал за кормой выходной буй. Мы вышли в море. Всегда с тайным трепетом ждешь этого момента, всегда ощущение чего-то значительного, необычного охватывает тебя.
Вокруг взлохмаченное недавним штормом неповторимое Белое море. Сквозь рваные облака просвечивает луна, в ее неверном свете волны кажутся выше, грознее. А катер наш, переваливаясь с борта на борт и трудолюбиво постукивая 12-сильным дизелем, убегает от них. Обороты — около 1150, ход пять узлов. Давление масла, температура воды — нормальные.
Наш катер «Аита Пеа-пеа 2»
Наш катер «Аита Пеа-пеа 2» Ночную вахту несем вдвоем, сменяясь через два часа. Третий отдыхает — ему вести катер днем. Постепенно напряжение спадает, начинаем по-иному воспринимать окружающее. Ночное море, огромное небо, мерный стук двигателя и плеск воды, — все сливается в единый, неповторимый комплекс ощущения жизни.
Вспоминаются все 2000 км долгого пути из Москвы на север по большим и малым рекам, озерам и водохранилищам, вспоминаются стоянки, шлюзы, каналы. Какое-то сумбурное нагромождение впечатлений, в которых разберешься нескоро, — спустя, наверное, год, когда забудется все неглавное.
Надо признаться, в первые дни после выхода из столицы мы спали каждую свободную минуту. Не хотелось ничего делать. Никто и не пытался вынуть в спешке заброшенные куда-то кино- и фотокамеры, записные книжки. Понемногу и постепенно все, однако, вошло в норму. Чем дальше уходили мы от узких, густонаселенных подмосковных фарватеров, тем условия плавания упрощались, настроение улучшалось. А после того как прошли Кубенское озеро, и совсем вздохнули свободно. Впереди ни одного шлюза! Скоро море! Правда, пришлось двигаться вместе с молевым сплавом, мокнуть ПОД ДОЖДЯМИ, долго бороться с крутой ДВИИСКОЙ волной и встречными ветрами, но все это, как и другие досадные, но неизбежные «мелочи», уже не шло ни в какое сравнение с очарованием природы северного края, ночевками в устьях тихих лесных речушек или за отбойными бонами, где только и можно спрятаться от плывущих бревен. Шли обычно по 8—10 часов, лишь в конце речной части маршрута пришлось идти и ночью. Трудно найти что-либо более прекрасное, чем эти ночные вахты на уснувшей реке! Смеркается около 10 вечера, а к 4 утра, смотришь, — светло!
Рано утром 2-го августа, на десятый день плавания, открылась панорама Архангельска. Грузовые причалы, дебаркадеры, запани с лесом, плоты. На фарватере оживленно, то и дело расходимся с трудягами-буксирами, белоснежными теплоходами, идущими под погрузку лесовозами.
В беготне по городу прошел день. Ноги, отвыкшие за время похода от «работы», к вечеру не держали. Успели выполнить все формальности, связанные с выходом в море; в навигационной камере выяснили метеообстановку, уточнили время приливов, ознакомились с недостающими картами и местными условиями. Везде нас принимали хорошо, особенно — в гавани местного яхт-клуба. Никто не чинил никаких препятствий. Наоборот, упрекали тех туристов, которые норовят чуть ли не тайком, на свой страх и риск выскочить в море, доставляя потом много хлопот по розыску, а то и спасению.
Схема Онежской губы Белого моря с обозначением маршрута
Схема Онежской губы Белого моря с обозначением маршрута День клонился к вечеру, когда мы отдали швартовы и с «убылой водой» ходко побежали вниз по Двине, торопясь к морю. Берега постепенно таяли в болотистых разливах и зарослях камыша, лишь по шапкам ивняка можно было угадать положение островов.
Напомню, что река при впадении образует три основных устья; Никольское, Мурманское и Корабельное. Мы пошли Мурманским устьем.
Белое море, как говорят поморы, — «дышучее», с правильным полусуточным приливом, величина которого в разных местах различна.
Приливная волна здесь, на Двине, останавливает течение даже выше Архангельска, а потом с силой устремляется обратно. И первая задача — научиться использовать эту особенность.
Итак, в 23.00 «Аита Пеа-пеа 2» оказался в море. Четыре часа мы шли по компасу до расчетной точки, а затем изменили курс так, чтобы к рассвету выйти на траверз Красногорского рога — входа в Унскую губу. Но то ли не учли попутного ветра, то ли неправильно оценили скорость отливного течения, только в намеченное время никакого берега не увидели.
И вот уже солнце осветило голубую равнину. Небольшая зыбь мерно покачивала наш кораблик, который по-прежнему бежал один в бескрайнем просторе. Мы начали уже волноваться, когда ветерок согнал голубую пелену тумана и появилась темная волнистая линия далекого-далекого берега. Еще через два часа в бинокль можно было рассмотреть береговой знак, а затем и белые домики. Стало ясно, что Унскую губу мы давно проскочили п, судя по всему, вышли к поселку Лопшеньга. Взяв пеленги, определились еще точнее.
Покончив с делами важными, решили лечь в дрейф, позавтракать. Тихая прозрачная вода и теплые лучи солнышка навели на мысль — искупаться, однако опущенный за борт градусник быстро охладил пыл: +8°С! Ограничились умыванием. После завтрака ночная вахта легла спать, а рулевому было дано указание держаться подальше от берега и править на синеющий тонкой полосой мыс Горболукский. К 17.00 этот на редкость безмятежный переход закончился, мы вошли в бухту на о-ве Жижгин и, разыскав отделение связи, дали телеграмму в Архангельск о своем благополучном продвижении.

Евгений Тихомиров 25.03.2018 09:49

Небольшая проверка двигателя — и снова в путь! К острову Анзерскому.
Теперь — небольшое отступление, что-то вроде справки об островах и бухтах Соловецкого архипелага. Разумеется, по личным впечатлениям и опыту плаваний в этом районе.
Стоянка на о-вах Кузова
Стоянка на о-вах Кузова По праву начать надо с бухты Капельской — на Анзере, снискавшей здесь великую популярность. Песчаный грунт и надежное укрытие от самых свирепых ветров делают стоянку в бухте безопасной, а живописное расположение и природа — приятной. Если еще упомянуть вкуснейшую воду, обилие грибов и ягод, будет понятно, почему стоянки тут всегда затягиваются. Постоянного населения на острове нет, лишь на время сенокоса появляются люди да приезжают иногда сборщики водорослей.
От Соловецкого острова Анзер отделен одноименной салмой. Здесь, несмотря на довольно большие глубины по стрежу, приходится опасаться стамиков и банок, расположенных в пределах 10-метровой изобаты. Когда тихо, в малую воду над стамиками видна рябь, при волнении появляются буруны.
Троицкая губа, также весьма красивая, глубоко врезается в остров с противоположной стороны. В отличие от Капельской, заход в нее сопряжен с некоторыми трудностями. Заходить следует осторожно и с прибылой водой, учитывая, что приливное течение, очень сильное, прижимает к мысу Вербокольскому. Для спокойной стоянки лучше всего пройти, остерегаясь баклышей и корг, вплоть до верхнего плеса на третьем колене губы. На малой воде это последнее колено кажется осушным, но на самом деле посередине его остается обширный и глубокий плес. В самом его центре — корга, которая издали кажется островом.
После отдыха на Анзере можно рекомендовать несколько вариантов маршрута.
Первый — двигаясь на юг и обойдя (на достаточном удалении) Муксаломский риф с сильными водоворотами и сулоями, править на возвышенный мыс Печак в юго-восточной части Соловецкого о-ва и, пройдя Печаковской салмой, далее идти в Соловецкий залив.
Можно сделать остановку на высоких Заяцких о-вах. Для любителей старины — археологические памятники; много морошки и грибов; в проливчиках неплохо ловится треска; прозрачная вода позволяет наблюдать жизнь подводного мира.
Второй вариант — идти через Северные Железные ворота и дальше в губу Долгую с массой островков, покрытых лесом, хорошо закрытую от всех ветров. В вершине губы стоянка лодок (от нее недалеко до Соловецкого Кремля). Здесь встречаются мелкие места и опасности, не огражденные знаками. Следует учитывать скорость приливного течения.
Выйти из этой губы Долгой на Муксаломский рейд можно через проход в дамбе, если только судно не имеет развитых надстроек, а ширина его не более 2 м.
На глядне села Лямца
На глядне села Лямца Третий вариант маршрута — обойти Соловецкий о-в с севера — рассчитан на мореходные суда с опытными экипажами. Выйдя Анзерской салмой на траверз поселков Реболда — Кеньга, следует располагать курсы ближе к о-ву Анзерскому до удаления от берегов на 4—5 миль и лишь тогда, уклоняясь к западу, огибать о-в Соловецкий. Во всех случаях нельзя пересекать 5-метровую изобату: сразу же за ней обилие навигационных опасностей.
Очень интересна губа Сосновая в северной части острова.
Каменистые берега покрыты лесом. Восточное плечо губы оканчивается лесистым утесом Овсянникова. Западная часть губы густо усеяна островками и лудами, восточная — более приглуба. Лучшее якорное место находится за Крестовыми лудами, где еще в давние времена останавливались промысловые ладьи. Постоянное население есть у Секирного озера, где раньше располагался так называемый Сосновый скит. Здесь можно достать продукты и горючее.
Пройдя м. Перечь-Наволок, следует двигаться вдоль берега, не удаляясь более мили. Берега покрыты лесом.
Хороших якорных стоянок здесь нет: при желании совершить экскурсию на берег придется встать на обсушку до следующей воды.
Из Соловков, если надо идти в Сорокскую губу и Беломорск, обычно прокладывают курс, ориентируясь на маяк Топы и о-ва Кузова, и далее следуют между о-вами Бол. Нохкалуда и Ровняжий. На пути расположены весьма интересные острова; не упустите возможности их посетить!
Примечателен о. Бол. Сеннуха (собственно это даже два острова, разделенных осушным проливом), представляющий круглую в основании высокую каменистую луду, покрытую торфом. В конце июля благодаря обилию растущей здесь морошки остров становится красновато-желтым. И к этому острову подходите осторожно, хотя берега и приглубы.
Обязательно зайдите на высокие и гостеприимные Кузова (два основных — это Русский и Немецкий Кузова). Проливы глубокие, в них можно найти укрытие от штормовых ветров. На Русском есть лес, а с западной стороны изба. На Немецком тоже есть изба — в проливе в северо-западной части. Острова интересны археологическими памятниками древней саамской культуры; в частности, есть наскальные рисунки, ждущие своих исследователей. Здесь можно пополнить запасы пресной воды в колодцах (у изб) или в щелях между скалами. (На любом скалистом островке нли луде в таких «лужах» всегда удается найти достаточное количество воды, крепко настоянной на мхах и травах.)
Но оставим большую туристскую тропу и уйдем от всемирно известных «Соловков» в иные края, посетим иные земли, куда еще турист «свой якорь не завозил».

Евгений Тихомиров 25.03.2018 09:51

Однажды ясным утром мы покинули гостеприимную Капельскую бухту и легли курсом на село Летняя Золотнца, что на Онежском полуострове. Предстояло пройти около 20 миль через Восточную Соловецкую салму, так что мы рассчитывали увидеть берег через 3—3,5 часа. Берег открылся в полном соответствии с нашими расчетами, но почему-то без указанных в лоции характерных примет. После бурных прений мы пришли к выводу, как оказалось — правильному, что находа моя у мыса Летний Орлов. «Невязка» составила около 4 миль. Винить рулевого или «валить» на компас, — а мы начали именно с этого, не стоило: просто надо было знать силу приливного течения, идущего с моря вдоль салмы и нами учтенного недостаточно. Позже мы услышали местное правило: «В прибылую воду идя в Золотицу, держи на Ухтнаволок, не то в Пушлахте будешь». Достаточно посмотреть на карту, чтобы оценить, что это значит.
Отсалютовав сиреной смотрителю маяка, повернули на восток — в Золотицу, чтобы с приливом пройти песчаные бары в устье одноименной реки. Сам поселок расположен на красивом правом ее берегу. Из Архангельска сюда ходит рейсовый теплоход; есть хороший магазин, возможна заправка любым топливом. Заходить в реку следует на полную воду и недалеко; становиться на якорь лучше у правого берега, а на обсушку — ниже по течению (в самом устье, на песчаном берегу). Стоит совершить пешую экскурсию вверх по реке; на частых перекатах отличная рыбная ловля. Если повезет, на спиннинг можно поймать красавицу-кумжу. В окрестных лесах неплохая охота, ягоды и грибы.
Переждав здесь ненастную погоду, пошли дальше. И снова — мерный стук дизеля да пенный след за кормой. Пройдя около 20 миль, оказались у губы Пушлахта со старинным поморским селом того же названия. Основное занятие жителей здесь и поныне — лов рыбы, добыча морского зверя. Добротные дома, свободно раскинувшиеся при устье реки Пушка, амбары со старинными «пудовыми» навесами, стоящие на сваях у самой воды, — все здесь дышит стариной. Нам удалось пройти прямо в центр села (клуб, магазин, радиоузел— все рядом, однако за храбрость пришлось расплачиваться погнутой лопастью винта. Нужно сказать, фарватер извилист, много корг и баклышей; заходить дальше пирса нельзя. Приливы и отливы в губе часто бывают затяжными из-за нагона воды.
Снова путь наш лежит к югу вдоль Онежского берега. Погода портится не на шутку. Постепенно усиливающийся ветер затягивает небо серой пеленой. Налетают шквалы с мелким холодным дождем. Море темнеет. Высунув нос из-за Чесменского мыса, мы увидели такие волны, идущие сплошной серой стаей, что срочно стали искать укрытие. Я знал, что у мыса можно спрятаться в небольшой бухточке, но как ее найти в этой круговерти, если дальше кабельтова ничего не видно, а камней у берега с избытком? Видимо, удача сопутствовала нам. Удалось разыскать вход, и вот мы в небольшой бухте с хорошим песчаным дном. Задраены люки, гудящий «шмель» распространяет тепло. А ветер барабанит дождем в стенки «кубрика», зло плещет волна да булькает солярка в баках... Схема входа в устье р. Лямца
Схема входа в устье р. Лямца А утром яркое-яркое солнце. Прилив только начался, а ведь он мог помочь на переходе! Сократив до минимума утреннюю приборку, выходим из бухты. 22 мили пути до села Лямца занимают всего 2,5 часа. Вот что значит подружиться с приливом!
Вход в речку Лямца возможен только на большой воде; мест для якорной стоянки нет, за исключением небольшой неосыхающей ямы, положение которой сомнительно; обсохнуть можно на песчаном берегу недалеко от устья. В центре села — памятник в честь погибших при обороне от англичан во время Крымской войны: лямчане держались стойко и не позволили высадить десант. В летние месяцы это красиво расположенное среди холмов село оживленно, много приезжих (из Онеги ходит катер). Мы простояли здесь двое суток и, можно сказать, провели все это время в окрестных лесах, набрав сказочное количество белых грибов и душистой малины. С сожалением покидали Лямцу. Пора, однако, было поворачивать к порту приписки — месту зимней стоянки в Кеми. Это немногим более 60 миль мимо Кондострова и далее Жужмуя и Кузовов.
Кондостров — один из самых больших и примечательных своим прошлым островов Онежского залива. В давние годы здесь был скит, велось хозяйство, на рейдах отстаивались суда во время туманов и штормов. Теперь, после постигших остров пожаров, он дик и безлюден. Лес сохранился лишь кое-где у береговой черты и в разлогах. 17-мильный переход при спокойной погоде был ознаменован только тем, что мы встретились со «стадом» топляков, приняв их вначале за тюленей: на легкой волне концы бревен то показывались из воды, то скрывались, создавая полное впечатление резвящихся зверей. Когда солнце уже садилось в дымную мглу, мы подошли к проливу, отделяющему Кондостров от о. Абакумиха. Лучше места для стоянки трудно представить! Чистый песчаный грунт, крутые берега, лес. Кругом тишина и покой, запахи трав.
Схема входа в устье Летней Золотицы
Схема входа в устье Летней Золотицы Весь следующий день провели в хозяйственных заботах. Воспользовавшись солнечной погодой, сушили вещи; кое-кто устроил стирку, остальные отправились на берег. В итоге — приличный улов камбалы и наваги, плюс охотничьи трофеи в виде нескольких уток, а также неизменные грибы и ягоды. Катер забит запасами пищи!

Евгений Тихомиров 25.03.2018 09:53

В идеале, на Соловецких островах следовало бы организовать постоянную водно-моторную
 
За ночь погода испортилась. Стало ясно, что надо срочно менять стоянку. Крепчавший с каждым часом ветер с норда вместе с приливом развел очень неприятную толчею волн. В столь сложных условиях плавания между островами мы не смогли пройти более 4 миль и укрылись от шторма за островом Прогонным, встав на два якоря.
За следующий день прошли еще 12 миль до Бережного Борщевца и были вынуждены спрятаться за его широкую спину. Ветер дул с силою до 7 баллов. Все видимое пространство покрылось белыми барашками и водяной пылью. Ну что ж, надо ждать! К вечеру ветер немного стих, стрелка барометра пошла вверх. Хотя по морю еще шли взводни, пенных гребней уже не было. Решили идти.
Как только обогнули мыс, стало нас пошвыривать да потряхивать. Пока добрались до светящего знака »а Тит-Луде — голом гранитном островке, совсем стемнело. Оставив его по корме, легли на курс к о-ву Малый Жужмуй, ожидая часа через два увидеть огонь маяка. Хорошие мореходные качества катера позволяли держать почти полные обороты. «Аита Пеа-пеа 2» легко всходил на накатывающиеся в скулу волны, только редкие из них били гребнем в надстройку, обдавая брызгами нахохлившуюся в своих роканах команду. Вокруг входного люка срочно поставили обвес, протянули штормовые леера. О нормальном отдыхе говорить не приходилось: на койке не улежать! Время от времени откачивали воду из трюма (видимо, пропускал сальник, да от залетавших брызг кое-что перепадало). Наконец на темном горизонте мелькнул красной искоркой огонь. Волнение к тому времени немного стихло, и все было бы хорошо, если бы не очередное приключение.
Началось с того, что засорилась помпа, и маховик двигателя, захватывая воду, стал разбрасывать ее по всему машинному отсеку. Сверившись с картой, решили заглушить двигатель и перебрать помпу. И вот отдали якорь, наш катер, развернувшись на волну, закивал носом. За какие-то полчаса неисправность устранили, воду откачали.
Начинаем сниматься, но подтянуться вручную «на панер» никак не удается. Запустив дизель и подрабатывая малым, я пытаюсь помочь выбрать якорь, и именно в этот момент на баке упускают несколько шлагов нового капронового троса за борт. Куда же ему деваться, как не на винт?
Схема входа в Пушлахту (устье р. Пушки)
Схема входа в Пушлахту (устье р. Пушки) Дизель заглох. Отданный второй якорь не забрал. Ветер сразу же развернул катер лагом. Минута растерянности — пока мы не догадались сбросить за борт надувную лодку: наполненная водой, она отлично работает как плавучий якорь! Катер снова стал носом к волне, можно разбираться с винтом. Однако все попытки провернуть вал и распутать трос ни к чему не приводят. Надо лезть в воду.
Снимаю с себя все, беру охотничий нож, надеваю водолазные очки и — за борт! Вода фосфоресцирует. Отчетливо различаю днище, петлю, захлестнувшую винт, оставшуюся часть якорного конца, уходящую в черную глубину. В темноте, пронизанной светящимися искрами и пузырьками, мимо деловито проплывают медузы. Руки и ноги мои тоже светятся каким-то призрачным, таинственным светом...
Рублю неподдающиеся витки, а тем временем соображаю, что с перерезанным концом уйдет на дно и любимый якорь. Изогнувшись, свободной рукой подхватываю канат пониже роковой петли. Когда же, наконец, трос лопается, тяжесть якоря дает мне такой рывок вниз, что все хозяйственные мысли вылетают из головы.
Упустив великолепный четырехлапый якорь, взбираюсь на борт. Только наверху чувствую, как сильно замерз. Скорей в каюту! Из неведомых тайников достается заветная фляга и сухое полотенце...
Первые лучи солнца окрашивают море и небо в необыкновенные цвета, каждую минуту все новые оттенки возникают на утреннем небе. Но как мы все устали, как хочется спать! К 6 утра входим в знакомую бухту на о-вах Кузова.
Что можно посоветовать всем, кто захочет совершить плавание в этих очень интересных, перспективных для водно-моторного туризма районах? Главное, чтобы ваши планы и желания не расходились с возможностями, оснащенностью судна и экипажа. Будьте крайне осмотрительны, не пренебрегайте опытом — правилами хорошей морской практики, советами местных жителей. Не забывайте, что плавания в Белом море, в шхерах и заливах, сложны в навигационном отношении. Берега захламлены сплавным лесом, далеко не везде можно выброситься в случае штормовой погоды на берег. Некоторые острова посещаются весьма редко и на помощь рассчитывать нельзя.
Ставьте в известность о выходе в плавание и своих планах, при возможности информируйте о продвижении местные органы. Сходя на берег — проверьте, как раскреплено судно. Не забывайте о приливах и отливах!
Поделюсь теперь нашими мечтами. В идеале, на Соловецких островах следовало бы организовать постоянную водно-моторную базу. На зиму можно было бы оставлять здесь свои туристские суда: ведь есть смысл приходить сюда на три-четыре навигации! В летнее время база осуществляла бы помощь в организации и проведении плаваний. Вот тогда Белое море — неповторимый край! — перестало бы оставаться белым пятном на карте обжитых районов туризма.

Евгений Тихомиров 25.03.2018 10:10

А сейчас описание похда на Белое море наших современников! Разница ощущается сразу...
Путешествие на Белое море с катером! Подробности Автор: Влад Категория: Путешествия по воде Создано: 17 сентября 2009 Просмотров: 10203 ПУТЕШЕСТВИЕ КАТЕР ПРИЦЕП БЕЛОЕ МОРЕ 4.03333333333331 1 1 1 1 Рейтинг: 4.03 (60 голосов) Оглавление: Путешествие на Белое море с катером! Речка Китчаны Город Апатиты Страница 1 из 3 Собравшись 6 июня вечером, утром тронулись в путь. В команде - четыре человека: я с женой Еленой и Роман (хозяин машины и катера) с женой Натальей. Перед выездом из города заехали на мойку, и вот мы уже едем! Перед Советском, готовясь пересечь границу по привычке зарулили в отстойник, но оказалось, что предыдущей ночью там произошло «Маски-шоу», и теперь незаконно брать деньги с граждан просто некому. Въехав на таможню (после часа в очереди), узнали новые правила заполнения декларации - ставить галочки (как у нас) нельзя – надо ставить крестики. Пришлось переписывать. Ну вот мы всё таки перебрались в Литву - дороги хорошие, кухня отличная, в общем не заметили как и проехали.... Очень порадовала Белорусская таможня - увидев катер, сразу сказали что мы туристы, и катер идёт как спортинвентарь по (загадочному для нас) 3-му параграфу, поэтому никаких деклараций заполнять не надо, и под напутствие: «Ехайте – ехайте», мы со "спортинвентарем" тронулись дальше... К дорогам Белоруссии ни каких претензий – всё отлично. От других... Доехав до большой России, заплатили 220 рублей, так как дорога до Опочки платная. Качество - так себе, зато по одной полосе в каждую сторону. Первая ночёвка - в городке Себеж (~ 650км. от дома), в гостинице на улице имени Марго - 1500рэ. за двухместный номер. На-мойке Утром снова в путь - Псков, Луга, Питер, Лодейное поле, Олонец, позади и вечером мы уже в Петрозаводске (ещё +1000км.) Вторая ночёвка в гостинице «У Петра» обошлась уже в 3200р., но за четырёхместный номер. Утром выяснили, что конец пути близко - (~ 650 км), но не тут то было! До этого сюда гонял без прицепа и казалось, что дорога не так уж и плоха, телега же груженая под завязку внесла свои коррективы - средняя скорость на этом участке получилась только 45 км/ч. Нормальная дорога начинается только в Мурманской области. Пересекли полярный круг и на место - п.Зеленоборский, (60 км от Кандалакши) добрались только к вечеру, имея в активе два оторвавшихся крыла прицепа и лопнувший кронштейн лебёдки. Перед Псковом Утров Петрозаводске Пересекаем Полярный круг Ковдозеро Отремонтировав прицеп, стали собираться на воду - договорились с местным проводником, осмотрели слип и заправились - собрались в общем. Пару слов о водоёме: озеро Ковдозеро (Княжегубское водохранилище) было образовано в 50-х годах путем постройки трёх ГЭС и поднятием уровня воды на 10-12 метров. Поэтому для судоходства очень опасное, местами стоят невырубленные леса, много подводных скал и камней. Лично видел две плотины на глубине 30см. под водой, хотя местами глубина впечатляет – до 50 метров по эхолоту. Местные говорят – есть и глубже. Общая длина озера ~80 км. Ширина ~30 км. В общем - огромный водоём с тысячами островов, десятками рек и миллионами подводных препятствий, в чем мы и убедились впоследствии сами... Ковдозеро-1 Ковдозеро-2 Катер на Ковдозере Прицеп для лодки На следующий день вооружившись двумя навигаторами и посадив местного лоцман за руль катера, отправились на разведку. Погода была сказочной – яркое солнце и полный штиль. Пройдя за день на катере 180км, обозначили себе дальнейший маршрут и попутно приметили несколько стоянок. Вернулись назад, переночевав у моей тещи и засобрались в дорогу. Катер загрузили под завязку, плюс шесть человек (наша команда и сестра моей жены с мужем) так что ни о каком глиссере и речи быть не могло. Шли 18 км/час, по пути решил переставить 17 винт, что дало прирост в аж 4 км/ч, но на глиссер катер не вышел. Ещё и воды литров сто по пути набрали, видимо переезд не прошёл бесследно.
Страница 2 из 3 В общем, часа за два мы добрались до первой намеченной стоянки возле речки Китчаны и пробыли там три дня - ловили рыбку и собирали грибы. Я даже немного поплавал, но безрезультатно. Честно говоря, с этой стоянкой мы ошиблись: дело в том что середина августа - самое туристическое время, а наш лагерь стоял прямо на турмаршруте. На второй день подошёл флот из пяти гандиков с командой из г.Обнинска, а на третий - с верхнего озера спустилось аж человек 15 с байдарками! Поэтому мы резко изменили планы и решили оставить Ковдозеро на вторую половину отпуска. Река Китчаны Натюрморт Осушительные работы За Полярным кругом Назад решили идти двумя рейсами - Роман забрал половину вещей и 1/2 команды. Расчётное время возвращения было 4 часа. Я сидел на берегу с Леной и Натальей, грелись на солнце и попивали воду. Через 4 часа никто не вернулся, через 5 тоже. Часов через 6 подошла Казанка (Tohatsu-40), за рулём был Виктор – местный житель и сказал он так: - все живы, ни кто не утонул, но за вами не придут. Поэтому быстро грузитесь ко мне и поехали! Отказываться мы не стали и через час были дома. Спасибо, объявление скрыто. Все распросы в пути (даже под пару кружек воДы) ни к чему не привели - молчал как партизан. На обратном пути понял, что по этому озеру каждый ходит своей дорогой и по своим ориентирам. Виктора учил отец, лет с пяти. Возле дома увидел лодку с пробитым редуктором и отколотым килём, к этому привело маленькое отклонение от трека, метров на 10. Странно то, что винт вообще не пострадал - только несколько царапин от разлетевшегося киля. В окружении лодок из Обнинска Флот Обнинска Сильный перегруз Это я! Вернулись мы в пятницу, и созвонились с местным аргонщиком (Оказалось есть на ГЭС такой) но он уехал на рыбалку до понедельника. И что бы не терять два дня отпуска, на следующий день загрузили «Буханку» и тронулись в путь - поездка по суше конечно отличается от водного похода, но тоже имеет свои трудности: дорог там почти нет, а те что есть – непроезжие. 35 километров по лесу «Буханка» преодолевает за 5-6 часов... В общем забрались в глушь, где за пять дней ни одного человека не встретили, только постоянное присутствие медведей ощущается - то следы с утра появятся, то свежая куча. Встали лагерем на красивейшей реке (Толванд), которая впадает в такое же красивое озеро (Ори-Ярве). Пять дней занимались рыбалкой - речка богата на форель и кумжу, клюёт на всё и почти постоянно. Я опять одел костюм и полез в воду, жалко не имею подводного фотика – было бы несколько кадров о жизни кумжи. Рыба ничего не боится - даёт себя почти что гладить! Река Толванд Озеро Ори Ярве Озеро Ори Ярве След медведя По приезду, отдав варить поврежденный редуктор, решили совершить «культурную» экскурсию – посетить горы Хибины. Интернет обещал работающие подъёмники, рестораны и многое-многое другое, реальность же оказалась несколько иной...

© Источник: http://www.vodkomotornik.ru/travel/w...9.html?start=1
© Источник: http://www.vodkomotornik.ru/travel/w...-sea-2009.html

Евгений Тихомиров 25.03.2018 10:13

Город Апатиты больше похож на город из игры «Сталкер»: вокруг только огромные пустые заводы, которые то ли сами разваливаются, то ли их разбирают. Кировск запомнился своими видами, и огромным фонтаном. Кое-где в горах даже снег лежит, но ни одного работающего подъемника мы так и не нашли. При расспросах местных жителей складывалось впечатление, что они вообще первый раз про горы слышат. В итоге, на какой то лыжной базе популярно объяснили, что летом тут ни чего не работает, а если хочешь подняться, то нужно предупредить за день и оплатить 4 часа работы подъёмника. Улов Копчёный окунь Вид на Кировск Под Кировском Вернувшись и собрав мотор, стали строить дальнейшие планы, но тут объявился Виктор и предложил свозить нас на озеро. Оказалось, что у него там имеется своя изба, да и места щучьи он знает. На этом и порешили - на следующее утро мы грузились в его лодку Казанка. Озеро опять удивило своим размахом и чистотой воды. Идёшь по нему на лодке, думаешь - вот уже конец озера, а там небольшой проход, и опять несколько километров воды! Без местного проводника там делать нечего, если и не утонешь, то заблудишься однозначно! Пройдя на катере около 40км. по воде, мы оказались в его избушке - очень комфортное лесное жильё - даже газ есть, а к ноябрю обещал достроить баню, звал зимой на охоту. Щуки мы в этот раз так и не поймали, но зато окунь клевал отборный и как из пулемёта. По возвращении с озера отпуск моей жены закончился. Посадил я её на поезд и отправил в Калининград – работа позвала, а мы стали собираться выйти на Белое море. С утра пошёл мелкий дождик, но отступать было некуда – поехали к слипу. При спуске на воду мотор отказался заводиться - не крутит стартер. Вначале думал, что не правильно собрали, но потом я умудрился запустить Evinrude 90 с верёвки и стала ясна причина – сели оба аккумулятора! Притащили ещё один, но он тоже не потянул. Пришлось идти заряжать, но через два часа мы всё-таки вышли в Белое море (точнее в Кандалакшский залив). Пошли двумя лодками, наша и Прогресс (Suzuki 6). Прогресс шёл на буксире, а на месте он был разъездной лодкой. Море есть море, и всякое было в этой поездке. И волна в полтора метра, и дождь, и солнце, и ветер который сдувал палатки. Самое необычное, на что мы обратили внимание после Балтики - это приливы и отливы. Уровень воды падает и поднимается больше чем на два метра! И там где утром был пляж шириной метров 100, вечером уже проходишь на катере на глиссере... Газ в избушке В беседке у Виктора Прилив Отлив Лагерь мы поставили в губе Капша, возле одноимённой речки. Изначально целью поездки была горбуша, но увы - оказалось не в этот раз, так что ловили треску, камбалу и кумжу. Что может быть вкуснее свежепосоленной кумжи? А морской ухи (по местному рецепту)? А печень трески с утра под кофе? В общем, это - праздник живота! Белое море Ужин на Белом море Обед на Белом море Отлив. Прогресс обсох... Пробалдев так четыре дня, стали мы собираться домой. Уезжать конечно было жаль, даже несмотря на кончившийся табак и алкоголь... Но делать нечего - несколько прощальных фото, погрузка и вперёд! Да и баня ждала на берегу натопленная. Пришлось ждать прилива, что бы вытащить лодку. Можно сказать, что на этом отпуск и закончился. Был ещё двухдневный автовыезд на рыбалку, тоже с приключениями - cначала разодрал резиновую лодку об корягу, а потом сел аккумулятор на «буханке» и пришлось оставаться на ночёвку... В общем, вернулся с рыбалки, когда уже заканчивались сборы в обратный путь. Загрузили на трал катер, потом прощание с родственниками, и с утра - в обратный путь! Обратная дорога проходила по тому же маршруту и запомнилась только одним оторвавшимся крылом и четырёхчасовым стоянием на таможне в Советске, на въезде в Калининградскую область. За всю дорогу(~4800км.) были остановлены всего два раза, причем оба в Карелии, и не было заплачено ни одного штрафа. Ни кто ни разу не спросил про грузоподъёмность прицепа и вес лодки. Один раз поинтересовались: - а не было ли места поближе, что бы лодку спустить??? - есть, но оно дома .... Вот так и прошла моя двенадцатая, и первая с катером, поездка на Север, на Белое море. По итогам поездки сделан вывод: с пластиковым катером там делать нечего. Лучший вариант – резинка с мотором. Ну ещё алюминий наверное подойдёт, если царапать и мять не жалко.

© Источник: http://www.vodkomotornik.ru/travel/w...9.html?start=2

Евгений Тихомиров 26.03.2018 09:16

ля здешних расстояний самое подходящее судно — быстроходная и надежная моторная лодка
 
И вновь об увлекательных и полных приключений водных походах наших предшественников любителей парусников и водномоторников восьмидесятых годов прошло века по сибирским рекам с выходом в северное морена катерах "Прогресс"
http://www.barque.ru/stories/1983/th...kes_lena_river
Три очерка о походах по реке Лена Год: 1983. Номер журнала «Катера и Яхты»: 105 (Все статьи)
Три большие сибирские реки по одинаковому праву могут называться голубыми меридианами страны. Обь, Енисей и Лена берут начало у 50—55 параллелен и несут свои мощные воды до Северного Ледовитого океана.
Даже опытные спортсмены редко пересекают Северный полярный круг. И дело не только в суровых погодных условиях: в Заполярье берега малообитаемы. Расстояния между селениями зачастую превышают 400—500 км и далеко не в каждом из них можно заправиться бензином. Чтобы пройти намеченным маршрутом, нужно заранее позаботиться о завозке топлива и снаряжения. Неудивительно, что с приближением к Северному Ледовитому океану численность мотолодок резко сокращается. Если, например, в Жиганске, расположенном на Лене у самого полярного круга, можно насчитать на ходу свыше ста мотолодок, то в заполярных Кюсюре или Тикси их не более 25—30.
Вместе с тем наши могучие реки все больше привлекают туристов и в том числе — плавающих не на теплоходах. Для здешних расстояний самое подходящее судно — быстроходная и надежная моторная лодка.
В «Катерах и яхтах» уже не раз печатались материалы о различных плаваниях на мотолодках по сибирским рекам (см. «КЯ» №80, №98, №103).
Предлагаем вниманию читателей три новых очерка о походах на этот раз по Лене.
В дельте Лены под парусами
Медленно угасал длинный полярный день, когда мы подняли паруса. Две яхты из Якутска — «Заря» и «Темп», плавно набирая ход, двинулись мимо причалов Тикси. Впереди — море Лаптевых.
Долгим был путь к этому первому нашему выходу в открытое море. Вся зима ушла на подготовку «четвертьтонников» и снаряжения. Поработать пришлось. Так, к примеру, на «Темпе» мы примерно в метре от транца сделали колодец — шахту для «Ветерка-12». На обеих яхтах поставили печурки; рубки оклеили утеплителем в два слоя. На каждой яхте установили коротковолновый приемо-передатчик, эхолот, лаг.
Наше спортивное плавание из порта Тикси в дельту Лены, раскинувшуюся на 30 тыс. км2 (что равно территории Бельгии), с самого начала было задумано с «деловой» нагрузкой. В частности, речь шла о поиске и реставрации ряда памятников, установленных когда-то в честь тех, кто осваивал Арктику. Ведь не зря наш клуб, созданный несколько лет назад при объединении «Якутскгеология», носит название «Искатель».
В состав экипажей специально включили аквалангистов, которые только что совершили ряд тренировочных погружений в бухте Тикси (здесь мы пытаемся найти останки паровой шхуны «Заря» — судна полярной экспедиции Толля, разыскивавшей землю Санникова). Все работы планировались по заданию Ленинградского музея Арктики и Антарктики и Якутского филиала Географического общества СССР. Пришлось на время превратиться в историков — знакомиться с деталями освоения Северного морского пути...
И вот теперь «Темп» и «Заря» уверенно выходят из-за острова Бруснева навстречу свежей волне, накатывающейся с севера — с океана. Ветер крепчает. Вскоре это уже попутный шторм средней силы. Яхты то взбираются на волну, то скатываются с пенистого гребня — места здесь еще неглубокие, ветер разгоняет на них крутые высокие валы.
Наша первая стоянка — Быковский поселок. От него, собственно, и начинается дельта Лены. Именно сюда поздней осенью 1881 г. местные жители эвенки привезли спасенных ими членов экипажа погибшей «Жаннетты» Де-Лонга. Целью его был розыск затерявшейся во льдах «Веги» Норденшельда. Когда же Де-Лонг уже в русских водах узнал о благополучном окончании зимовки и всего ставшего историческим плавания «Веги», он смело повернул на север, пытаясь достичь полюса...

Евгений Тихомиров 26.03.2018 09:18

О спасении шестерых американцев так рассказывал в 1957 г. потомственный рыбак и охотник Василий Афанасьевич Куличкин: «Мы с отцом плыли по морю на охоту. Километрах в 15 от дома увидели шесть человек, бродивших по острову. Ёин-товка у одного была. В те времена, бывало, годами не увидишь людей, и мы сразу побоялись к ним подойти. Потом отец осмелился, мы пошли навстречу незнакомцам, а те схватили нас за руки, не отпускали. Видим — помирают люди. Как их принесло сюда, откуда они — непонятно. Разговаривали не по-нашему. По-русски, я помню, говорили только — «хорошо». Седьмой человек лежал мертвый в их лодке. Отец на корму их лодки сел, я — в наш челнок. Так доплыли до дома. Несколько дней кормили их — сначала понемногу, а затем отвезли их на мыс Быковский»...
Спасенной оказалась лишь одна группа из трех. После гибели паровой яхты «Жаннетта», раздавленной льдами севернее открытых экспедицией островов (и поныне носящих имя Де-Лонга), экипаж выходил на материк на трех шлюпках. Одна из них после шторма бесследно сгинула в студеном море. Вторая, во главе с самим Де-Лонгом, затерялась в необъятных и ненаселенных просторах устья Лены. Весной 1882 г. поисковая партия нашла место их последней стоянки. Сохранился дневник Де-Лонга. Все двенадцать человек погибли от голода и перенесенных лишений. Недалеко от этого печального места, на горе Америка-хая, над Ту-матской протокой, был воздвигнут памятный крест. Однако за прошедшие сто лет он, судя по всему, окончательно сгнил. Уцелела лишь перекладина с именами погибших, попавшая в тиксинский музей. Одной из задач нашей экспедиции и было восстановить этот памятник отважным исследователям.
Чтобы попасть к нужному месту Туматской протоки, сначала нужно было подняться по Быковской протоке к району начала дельты.
Утром 25 августа входим в Быковскую протоку. С хорошим ветром идем против течения под всеми парусами. Суда приветствуют нас гудками: встретить в этих местах яхты — дело редкое!
Надо смотреть в оба. Судовой ход узок, идти можно только точно по створам: коварные мели длинными языками тянутся к фарватеру. К вечеру погода портится, то и дело наплывает туман, в котором пропадают огни маяков. «Заря» держится чуть впереди нас, но и она то и дело скрывается из виду.
Неожиданно наша яхта кренится, под килем шуршит песок. Так и есть: чуть отклонились от судового хода и сели на мель. И сели основательно. Глубина — метр с небольшим. Надеваю длинные, чуть не до горла, резиновые штаны и, обвязавшись страховочным поясом, прыгаю в воду. Обхожу яхту со всех сторон и сначала даже не могу понять — как она могла оказаться на таком мелком месте. Только при повторном осмотре выясняется, что мы зашли далеко внутрь косы, умудрившись попасть точно по оси небольшой ложбинки. Теперь течением яхту развернуло поперек этой ложбинки. Начались мучения. Убираем паруса. Надуваем резиновую лодку, заводим через топ мачты якорный конец. Накрененная яхта медленно-медленно, буквально сантиметр за сантиметром, начинает ползти по песку... Кажется — все делали быстро, а проторчали на мели больше 5 часов! Это всем нам хороший урок.
К концу следующего дня без приключений добираемся до полярной станции Столб. Входить в Туматскую протоку ночью нельзя. Здесь Лена разветвляется на такое множество рукавов, что легко заблудиться даже ясным днем.
Следующий день и впрямь — ясный, а мы уже дней пять не видели солнца! Все воспринимается радостно и ярко, все в этот день удается. Быстро поднимаем паруса, красиво подлетаем к Столбу. Ставим яхты на якорь, взбираемся на вершину, любуемся широким пейзажем ленской дельты.
Еще через день мы благополучно пересекли мелководную протоку и остановились примерно там, где сто лет назад достигла берега шлюпка Де-Лонга.
Поднимаемся на гору Америка-хая, где были когда-то захоронены Де-Лонг и его товарищи. Останки их давно вывезены на родину, но место это и поныне почитается местными жителями и всеми, кому доводится здесь бывать. Конечно, бывают тут люди очень редко: об этом можно судить по памятным записям в небольшой книжице, аккуратно завернутой в полиэтиленовый мешочек. Из груды камней торчит обломок некогда казавшегося огромным креста. Время не пощадило памятник. Источенное жестоким северным ветром, иссушенное солнцем и морозами, огромное бревно развалилось на части. Сруб из карбазных досок, сооруженный вокруг креста, кое-где подгнил, но все-таки еще цел. Рядом стоит небольшой бетонный обелиск, установленный здесь комсомольцами Тикси. Но нам хотелось воссоздать картину, которая десятилетиями венчала гору, и мы принялись за работу.
Подобрали из завалов берегового плавника подходящие бревна, на перекладине вырезали слова «Памяти Де-Лонга и его товарищей», а ниже— на основании креста — даты «1881—1981». Собрав крест на берегу, мы вновь его разобрали и потащили вверх. Вскоре над горой, как и сто лет назад, поднялся памятник стойкости и беспредельному мужеству полярных первооткрывателей. Основание креста мы как следует укрепили камнями и вложили туда металлический цилиндр с запиской: «Времени подвластно все, кроме памяти»...
Под вечер, когда вновь сгустились сумерки, а из туманов, то и дело наплывающих на гору, посыпались снежинки, экипажи яхт выстроились у памятника и дали салют из ракетниц и ружей.
В этот же вечер мы снова вышли в путь по стране, имя которой дельта Лены.
Мы побывали на Оленекской протоке, видели выходы ископаемого льда, гостили у охотников, которые готовились к забою диких оленей, стадами в несколько тысяч голов переплывающих реку в одних и тех же, не меняющихся столетиями, местах миграции. А затем вновь вышли в основное русло Лены. Ветер, так и не стихавший все эти дни, понес нас против течения великой реки — к старому селению Тит-Ары. Многие дома здесь стоят без оконных рам, без дверей — жители давно уже перебрались в благоустроенные районные центры.
Места на нижней Лене суровы и величавы. Крутые скалы встают дворцами на ее берегах. Кое-где на вершинах уже в сентябре белеет снег. Мы входили в знаменитую Ленскую трубу — сужение реки, зажатой берегами. Здесь неистовствовала стихия: крепкий северный ветер задирал бегущую с юга волну, все бурлило. Как-то вдруг стало темно, а нам негде было пристать на ночлег — ни заводи, ни протоки. Только ветер свистит, да беснуется между скалами своенравная река. Ничего не оставалось делать, как идти в ночи, до рези в глазах вглядываясь вперед...
Мы решили завершить свою экспедицию в Кюсюре, поселке, сравнительно недавно появившемся на левом берегу Лены. А напротив, чуть наискосок от Кюсюра, стоит одинокая изба — все, что осталось от некогда знаменитого селения Булун. Здесь находится могила одного из хорошо в свое время известных на севере промышленников и купцов Санниковых; кстати сказать, знаменитый путешественник Яков Федорович Санников, именем которого назван мифический остров, был нашим земляком — якутским мещанином... А рядом — могила Трифона Носова, матроса с «Зари», той самой, что была в 1903 г. оставлена в бухте Тикси.
И над всем этим покоем, над остатками домов, над заросшим кустами ивняка заброшенным кладбищем возвышается сравнительно новый обелиск: он водружен в честь красных бойцов отряда особого назначения, принявших неравный бой с белогвардейскими бандами. И здесь, оказывается, шла гражданская война. Так на самом краю земли мы неожиданно для себя соприкоснулись с малоизвестной страницей истории Крайнего Севера нашей страны.
Наше плавание подходило к концу. Вскоре мы погрузили свои яхты на теплоход, идущий в Якутск, и уже пассажирами прибыли домой.

Евгений Тихомиров 26.03.2018 09:20

Под одним из очередных мостов затонул «Прогресс» вместе с продуктами. Спасательные р
 
От истока до устья Лены
Шесть чебоксарских водно-моторников на трех «Прогрессах»1 прошли всю Лену — от истока до устья. Точнее сказать, это плавание началось в 200 км от истока — в поселке Качуг, однако и отсюда под моторами идти было трудно: потеряв счет сломанным винтам, туристы остановили двигатели и поплыли по течению.
Первая остановка в Верхоленске, основанном еще в 1741 г. В дореволюционном прошлом России Верхоленский уезд был печально известен как центр политической ссылки. Первыми сюда были сосланы декабристы Н. П. Репин и Ф. Ф. Вадковский.
Спортсмены посетили дом, в котором жил в ссылке один из первых пропагандистов марксизма в России Н. Е. Федосеев. В Казани он был организатором первых марксистских кружков. В одном из них состоял молодой В. И. Ленин.
В начале лета 1902 г., следуя по этапу к месту пятилетней ссылки в Вилюйск, из Верхоленска совершил смелый побег Ф. Э. Дзержинский. Водномоторники с большим интересом познакомились с обстоятельствами этого побега.
Посовещавшись со ссыльным — земляком Г. Валецким, двадцатилетний Феликс пришел к выводу, что бежать надо обязательно вдвоем и только отсюда — из Верхоленска. В это время года вода полая, река широкая и бурная, одному не справиться. А из Вилюйска совершить побег будет почти невозможно, так как он расположен на реке Вилюй вдали от Лены и почтовых трактов.
Вначале Феликс Эдмундович предложил бежать М. С. Урицкому, но тот отказался из-за того, что не умел плавать и был сильно близорук. Пенсне у него было только одно, а без запасного отправляться в столь опасное «путешествие» было безрассудно. Тогда напарником Дзержинского стал Михаил Сладкопевцев. Они притворились больными и отстали от этапа, а спустя две недели бежали.
Темной июньской ночью беглецы угнали тяжелую рыбацкую лодку и, подхваченные бурным течением, понеслись навстречу свободе. Но радость их была недолгой. До них донесся гул, похожий на шум водопада. Впереди оказалась мельничная плотина. Пришлось выгребать к берегу и осторожно перетаскивать лодку по суше. Выбиваясь из последних сил, они приволокли ее на другую сторону и столкнули в реку, и некоторое время плыли, повалившись на дно лодки.
На рассвете реку закрыл туман, однако пережидать его на берегу не было времени. Наоборот, чтобы как можно быстрее достигнуть железной дороги, беглецы налегли на весла. Кончилась эта гонка вслепую очень плохо. Лодка налетела, на топляк и перевернулась, только чудом Дзержинский и Сладкопевцев успели выбраться на оказавшийся поблизости островок. В конце концов Дзержинский сумел выдать себя за богатого купеческого сынка, направлявшегося в Якутск, и благополучно добрался до Варшавы. Позднее он писал: «Путь от Верхоленска до Варшавы занял у меня всего 17 дней, а туда, в ссылку, царские сатрапы везли нас четыре месяца.»2
При плавании ниже по течению много хлопот доставляли низкие наплавные «мосты и паромные переправы. Опыта по их прохождению у спортсменов не было. И поэтому не обошлось без происшествий. Под одним из очередных мостов затонул «Прогресс» вместе с продуктами. Спасательные работы задержали на целый день.
На восьмые сутки пути мотолодки подошли к Усть-Куту, основанному еще в начале XVII века, но до недавних пор совершенно неизвестному. Сейчас этот город, раскинувшийся на несколько километров вдоль реки, знает вся страна. Здесь берет начало стройка века — Байкало-Амурская магистраль.
Средний участок пути от места впадения бурного Витима до слияния Лены с Алданом отличается от верховьев широкой долиной и полноводьем. Лена течет по территории Якутской АССР раскованно, разбиваясь на многочисленные рукава, образуя лабиринты из островов, и идти по реке можно лишь по судовому ходу. На пути город Ленек. Своим рождением он обязан открытию алмазов в Якутии. Всего двадцать лет назад на этом месте была небольшая деревушка, а сейчас это крупный речной порт по приемке и транспортировке грузов для алмазодобывающей промышленности Якутии. Отсюда берет начало автомобильный тракт на Мирный — столицу алмазного края.
В том месте, где в Лену впадает река Олёкма, расположен город Олёкминск, основанный еще в 1635 г, казачьим сотником Петром Бекетом. Сюда царское правительство ссылало декабристов, здесь провел многие годы профессиональный революционер М. С. Ольминский. За годы Советской власти Олёкминск превратился в современный город.
В село, где отбывал в 1897 г. ссылку видный деятель коммунистической партии М. С. Урицкий, пришли поздно. Но белые ночи позволили осмотреть и сфотографировать дом-музей, где революционер прожил долгие пять лет. Ниже села Урицкое — самое впечатляющее место на Лене — уникальные ленские Столбы, которые протянулись на 180 км вдоль правого берега реки. Тысячелетиями ветер, дождь, мороз обрабатывали каменные исполины, превращая их в фантастические фигуры.
К концу третьей недели вышли на створы Якутского порта. Городу в эти дни исполнялось 350 лет. Якутск служил базой экспедиций С. Дежнева, В. Пояркова, Е. Хабарова и др. Через него перебрасывались грузы на Камчатку и в Охотский край. Здесь жили ссыльные декабристы (среди них были А. А. Бестужев-Марлинский и 3. Г. Чернышев), большевики — Г. К. Орджоникидзе, Г. И. Петровский, Е. М. Ярославский. Из отсталой окраины Якутск за годы Советской власти превратился в крупнейший промышленный и культурный центр.
Ниже Якутска ширина Лены более 30 км, многочисленные острова создают настоящий лабиринт. Достаточно трудно проложить в нем курс и почти невозможно плыть без лоцманской карты и других навигационных пособий. До Северного полярного круга оставалось не так уж много. Солнце не сходило с небосвода круглые сутки и плыть в светлое время было приятно. Истинное удовольствие доставляла рыбная ловля, результаты которой превосходили все ожидания. На спиннинг или удочку можно было выловить щуку, тайменя, окуня.
После слияния Лены с Алданом вода в реке кипит как в котле. Алдан не сразу покоряется великой реке и долго течет самостоятельным бурным и чистым потоком вдоль правого берега, тогда как Лена несет свои мутные воды у левого.
Сложна для плавания так называемая Ленская труба, образованная с одной стороны отрогами хребта, а с другой кряжем Чикановского. Представьте себе, что русло реки с 30 км сужается до одного-двух километров. Вся вода устремляется в узкий проход между высоких скалистых берегов и образуется очень сильное свальное течение. Но наибольшую опасность представляют противоборствующие сильные ветры с Ледовитого океана, которые поднимают жесткую и крупную волну. На этой волне на моторных лодках выбило сливные пробки, которые в обычных условиях руками не оторвать.
Чем дальше уходит Лена на Север, тем резче меняется облик ее берегов, все чаще встречаются многометровые линзы вечной мерзлоты. Во время коротких встреч с рыбаками любовались мы богатством реки, особенно ленскими осетрами.
Наконец экспедиция подошла к последней вехе на пути к устью. Впереди овеянный легендами остров Столб, а за ним величайшая в мире дельта. Последние сорок километров преодолевали в шторм.

Евгений Тихомиров 26.03.2018 09:21

ак мы неоднократно убеждались, на том же Тимптоне груженая «Казанка-М» под 20-сильным
 
На подходе к цели экспедиция получила известие, что бухта Тикси покрыта коренным льдом. Пришлось изменить маршрут и пристать к западному берегу полуострова Быковский. Здесь «Прогрессы» тоже вынуждены были пробиваться между льдин и только через несколько километров все же удалось пристать к берегу. Сложный и интересный 40-дневиый марафонский пробег за двадцать параллелей закончился благополучно.
Транссибирский марафон
РДаршрут от Томмота — города на Алдане — до полярного порта Тикси, через Сибирь по меридиану, давно привлекал нас тем, что добрых 2000 км пути проходят за Северным полярным кругом, а конечный пункт находится на берегу Ледовитого океана, на 72°-северной широты. Не каждому водномоторнику выпадает удача побывать в таких высоких широтах. Исподволь подготовку к такому походу стали вести несколько экипажей нашего СТК «Поиск» (см. «КЯ» №103), однако когда время вплотную подошло к старту, выяснилось, что может идти только один. Выходить в Заполярье «в одиночку» был рискованно, но, с другой стороны, это несколько упрощало подготовку и организацию плавания (в частности, решение вопроса с заправкой). После долгих сомнений совет СТК постановил рассматривать поход А. Гречишникова и А. Сафронова как «разведку боем» и утвердил разработанный план3.

Наконец, мы стартуем. Тяжело груженный «Прогресс-4Л» уверенно выходит на глиссирование и после прощального круга покидает наш поселок Алексеевск.
Сначала путь лежал по Алдану. Знакомые места мелькали непривычно быстро. Мы и не заметили, как подошли к устью Тимптона. Каждое лето по Тимптону — крупнейшему притоку Алдана и одной из красивейших рек страны — спускаются на плотах и надувных лодках туристские группы из разных городов. Только до сих пор их было мало. Высокие скалистые берега, кипящие перекаты, девственная тайга — прекрасные места для отдыха, но доступны они пока немногим. А вот будущее у этих районов большое: их открывает для массового туризма Байкало-Амурская магистраль.
Кстати сказать, местным жителям (я не говорю о спортсменах-водномоторниках) много приходится плавать по всем здешним рекам не только вниз, но и вверх — против течения. И как тут не вспомнить некоторые выступления в прессе с призывами ограничить мощность подвесных моторов, а еще лучше — запретить их вообще. Что же тогда делать нам, сибирякам, если скорость течения большинства наших рек на перекатах достигает 20—25 км/ч? Как мы неоднократно убеждались, на том же Тимптоне груженая «Казанка-М» под 20-сильным «Вихрем» может одолеть течение далеко не всюду.
В Угино первая заправка. Топливо сюда мы забросили заранее, поэтому без задержки залили в баки 200 л бензина и поспешили дальше. По графику было намечено пройти в этот день 400 км, однако выполнить норму нам было не суждено. Виновато было легкомыслие! Идя по, казалось бы, хорошо известным местам, мы так уверенно полагались на свой опыт, что даже не вынимали лоцию. Наказание последовало незамедлительно — при переходе сложного двойного переката Васькина протока лодка налетела на камень, мы лишились корпуса редуктора и двух винтов...
Заночевали прямо у места аварии под немолчный шум бурлящей на перекате воды. Спали в креслах. На рассвете нас разбудили комары — безотказно работающий северный «будильник». Пока я заменял редуктор, Саша поймал тайменя килограммов на пять (страстный рыбак, он на каждой остановке, даже после самых утомительных переходов, первым делом брался за спиннинг, а так как готовить пойманное полагалось мне, скучать не приходилось).
Рано утром мы причалили в Чагде. Все кончилось благополучно: работники местной электростанции, заядлые лодочники, выручили — одолжили редуктор. Однако мы долго еще помнили о Васькиной протоке, да и сейчас ее не забываем!
На 620-м километре заночевали. Итог второго дня — 335 км, опять не удалось дотянуть до установленной нами самими нормы.
Из Усть-Маи вышли хорошо отдохнувшими, в великолепном настроении, но буквально через несколько минут в месте впадения Маи в Алдан нас «порадовала» такая болтанка, что стало не до шуток. Вдоль Маи меж высоких скал дул очень сильный ветер, усиливал крутые волны, образуемые слиянием двух быстрых рек. Высота самих волн была совсем не большой — около метра, но беспорядочная их толчея оказалась неприятной и для низкобортного «Прогресса» довольно опасной. Зеленоватые воды Маи долго не смешивались с прозрачными бесцветными бурунами Алдана. А болтанка продолжалась несколько километров. Не случайно все лодки местных жителей вытащены на берег! Идти здесь на полном газу оказалось невозможно. Мы отметили, что винт правого мотора то и дело кавитировал, а на переделанном левом уширенная антикавитационная плита хорошо справлялась со своей задачей. Когда тряска все-таки кончилась, мы занялись подсчетом полученных после Усть-Маи ссадин и шишек. Подсчитав, положили поближе мотошлемы и впредь в свежую погоду всегда их надевали.

Евгений Тихомиров 26.03.2018 09:22

В пос. Эльдикан мы надеялись быстро заправиться своим бензином, но быстро не получилось, так как наши бочки оказались под замком на складе, а рабочий день уже закончился. Пришлось обращаться за помощью к местным владельцам лодок. Закон взаимовыручки снова сработал — нам собрали 250 л!
Теперь наш «Прогресс» попал в следующую полосу препятствий: приток Аллах-юнь вынес в Алдан массу всевозможного деревянного мусора. Плавание напоминало упражнение в слаломе. Свободному от вахты члену экипажа приходилось сидеть на крыше рубки, чтобы следить за то и дело появляющимися среди волн ветвями, а то и целыми деревьями. Уже в сумерках мы дотянул# до «юбилейного» 1000-го километра. Здесь и решили заночевать, хотя в график так и не вошли: идти дальше по такой воде в темноте был небезопасно.
Минуем Охотский перевоз — старинный Поселок, от которого начинался знаменитей торговый тракт к Охотскому морю. До постройки Транссибирской железной дороги через него шли все грузы с Дальнего Востока: отсюда товары сплавляли к Лене, а далее доставляли к тогдашней столице Сибири — Иркутску.
Остановку сделали в Хандыге, крупном поселке, райцентре. Нам обоим доводилось здесь быть не однажды и всякий раз мы восхищались здешней лодочной стоянкой: чистая, благоустроенная, радиофицированная, заправка недалеко от берега.
Чем ближе устье Алдана, тем шире раздвигает он берега, на его просторах уже есть где разгуляться настоящей волне. Само устье интересно, пожалуй, только тем, что правый берег чисто «алданский» — высокий, каменистый, а левый — сугубо «ленский», т. е. песчаный, со множеством островов, мелей и кос. Остановку сделали на самом мысу, омываемом водами Алдана справа и Лены — слева.
Итак, мы на Лене. По-якутски это совсем не Лена, а Ёлюёнэ. Отсюда начинается 1370-километровый нижний участок этой великой реки, берущей начало где-то у самого Байкала. Лоцманских карт ее у нас нет. За ними надо заходить в Якутск, а это добрых 150 км в обратную сторону — не вниз, а вверх. Однако делать нечего. Поворачиваем не вправо, как хотелось бы, а влево. Идем, всецело полагаясь на судоходную обстановку. Хуже то, что створные знаки и буи с лодки видны плохо. (Кстати, на картах все буи и створы имеют порядковые номера, а на самих навигационных знаках они почему-то не нанесены. Жаль, по этим номерам было бы очень удобно ориентироваться.) Раза три мы все-таки вылетаем на мель, но так как кругом пески — винты целы!
На водной станции Якутска мы попутно перебрали моторы. Разобрав «тугой» двигатель, с ужасом обнаружили, что шатунный подшипник разрушился, а осколки его сепаратора попали в цилиндр, задрали гильзу, сломали поршневые кольца и изуродовали поршень. Как на зло, запасного коленвала у нас не было.. В мастерской «Рембыттехники» его тоже не оказалось. Пока думали как быть, подоспели наши давние друзья и соперники по гонкам на СНП В. Катюшин и С. Смирнов. Они, не раздумывая, предложили свой новый «Вихрь-30Р».
До пос. Сангар строго следуем фарватером и постепенно привыкаем к ленскому пейзажу. А он совсем не такой, как на родном Алдане: нет рядом правого и левого берегов, по обеим сторонам только острова. И острова эти и мели совсем не похожи на то, что изображено на картах в лоциях; иных и вовсе нет, ибо карты приводят их очертания в период межени. Порой приходится прибегать к помощи компаса.
На седьмые сутки путешествия погода испортилась. Задул ветер, стало пасмурно, появилась волна. Фарватер отошел от правого коренного берега, и мы начали плутать среди островов, надолго теряя из виду единственно надежные ориентиры — буи. Приткнуться к островкам (или мелям?) не было никакой возможности — задолго до них начинались пески, на которых накатная волна достигала высоты более 2 м. Обороты пришлось снизить до малых, так как винты то и дело хватали воздух, а мы при прыжках с волны на волну с трудом удерживались в креслах. За этот бесконечный тяжелый день мы испортили кинокамеру и магнитофон, загубили всю отснятую пленку и часть продуктов; судовой журнал разыскали плавающим под сланями! В довершение всего сели на мель на самой середине реки, причем сели так плотно, что снимали лодку целый час. Чтобы отчерпать воду, остановились с подветренной стороны хотя и большого, но низкого и голого острова. Снача-ло долго черпали колпаком от мотора, затем трехлитровой кастрюлей, только потом понадобился черпак. Заглянув в лоцию, узнали, что боролись с волнами мы на перекате Черпальском — поистине меткое название!
Искать убежища решили на дальнем острове: на нем виднелся какой-то лесок, а это значило, что должны быть и дрова. Да, был лесок, были и сухие дрова, но все впечатление от долгожданной встречи с берегом портили полчища комаров, моментально в два слоя покрывших мокрую одежду. От них удалось избавиться, побегав вдоль берега на ветру. А еще запомнилась нам песчаная поземка. Песок в этот день, прочно вошел в наш рацион — скрипел на зубах с хлебом, вылавливался из супа, покрывал дно чайника. Ветер до конца дня так и не утих, пришлось ночевать. Но не все было так уж мрачно: вечером удалось поймать на «закидушку» три крупных рыбины, похожих на сазанов. Как объяснили нам потом, это был ленский язь.

Евгений Тихомиров 26.03.2018 09:24

На десятый день пути наш «Прогресс» пересек Северный полярный круг. Следующая стоянка была в Жиганске. Это старое село, только что отметившее 350-летие. Оно расположено при впадении в Лену реки Стрекаловки. Берега здесь высокие, "скалы. Мы пристали к каменным плитам берега и стали для начала разбирать барахливший мотор. Местные ребята вызвались помочь. Завязался разговор о лодках, моторах, понемногу и о спорте. Мы показали парням журналы и газеты с отчетами о соревнованиях на хорошо известных им мотолодках, пригласили принять участие в первенстве ЯАССР (так беседовали практически в каждом поселке, на каждой лодочной стоянке).
Все ближе Студеное море. В окрестностях Кюсюра Лена становится уже и глубже, глубина ее явно превышает 20 м. Пески кончились, берега почти сплошь каменистые, высокие. В поселковом совете, куда мы пришли с просьбой помочь заправиться (сюда заранее было направлено соответствующее письмо), увидев нас, изумились. Потом пришла наша очередь удивляться. Оказывается, три дня назад здесь уже были водномоторники, идущие с верховьев в Тикси. Как выяснилось, это была группа чебоксарцев, они и получили бензин, который предназначался нам! Так мы узнали о «попутчиках».
Выпросив 200 л топлива (выйти из положения помог начальник нефтебазы), мы продолжили плавание. От Кюсюра до устья оставалось 320 км. Берега как бы сдвинулись. Между скалами, как в трубе, все время дует сильный ветер, поддерживая волну никак не менее метра. Правый берег, вдоль которого мы идем, представляет собой каменную стену, под которой клокочет пена; в случае необходимости причалить к нему вряд ли удастся! А левый — в туманной дымке не виден, хотя до него не так уж далеко...
Наконец, мы достигли самой северной точки на карте нашего плавания — 72° 30' северной широты! Отсюда начинается низменная дельта Лены, одна из крупнейших дельт в мире (площадь ее 30 тыс. км2). Остров Столб стоит посреди реки, как сказочный регулировщик, и делит русло на множество проток, разбегающихся гигантским веером. На карте такие разветвленные участки устьев имеют обычно вид треугольника; отсюда и взялось слово дельта — по названию треугольной греческой буквы.
Заметно похолодало, пришлось натянуть свитера, вторые брюки. Это не удивительно: на берегах лежит нетронутый снег! Сопки голые, лишенные какой бы то ни было растительности. Не видно и никакой живности.
Когда появился мыс Быков, уже у берега сломали о топляк пятый за тот день гребной винт и уперлись в черный песок. Итак, пришлось ночевать где-то вблизи поселка Быковского — на границе между Леной и морем Лаптевых.
Поутру решили, не мешкая, идти к Тикси — это всего около 100 км, но буквально через несколько километров попали в шугу, а затем увидели впереди сплошное ледяное поле. Пришлось вернуться в Быковский. О том, чтобы отправиться в обратный путь, не побывав в Тикси, и мысли не было. Нести в течение 10 суток (или, иначе, на протяжении 3488 км) на борту надпись «Томмот.
— Тикси — Томмот» и отступить, не дойдя до цели злополучные 100 км,

— это никак не укладывалось в наших головах! Однако, что делать?
Методом опроса местных жителей установили, что положение наше благодаря малой осадке «Прогресса» не совсем безнадежно. Первый выход — добираться до Тикси по заливу Неелова, прижавшись к берегу на ленской его стороне. Второй вариант — вернуться к злополучному перекату Дашка и войти в несудоходную, а потому и изображенную на карте довольно схематично, протоку Синицына, которая приведет в Тикси уже с южной стороны.
Залив Неелова тоже оказался забитым льдом. Ничего не оставалось, как использовать последний шанс.
В протоке Синицына первым делом поломали винты. Было так мелко, что мы часто шли пешком, толкая впереди себя лодку.
Председатель Булунского райкома ДОСААФ Н. В. Лопаткин встретил очень радушно. Он показал нам Тикси, рассказал его короткую «биографию». Оказалось, что название Тикси в переводе означает «пристань». Мы видели самый первый дом, построенный в поселке в 1934 г. (сейчас в нем клуб «Моряк»), видели новые большие здания, аэропорт, принимающий самолеты из Москвы.
Закупив продукты и заправившись, мы решили в тот же день выйти в обратный путь. После прощального ужина отчалили, провожаемые салютом из ракетниц. На удивление спокойно прошли протоку Синицына и основную Быковскую протоку, так же благополучно миновали остров Столб. Там, где совсем недавно нас мучили волны, миллионами солнечных зайчиков сверкала мелкая рябь.
На семнадцатый день плавания наш «Прогресс» вошел в прозрачные воды Алдана. Мусора нет, оба берега рядом, ориентироваться просто. Никакой болтанки. Хотя и против течения, но идти приятно. Кто-то заметил, что, отправившись в поход, первую половину времени вспоминаешь вещи, забытые дома, а вторую — считаешь расстояние, остающееся до дома. Так было и с нами.
Чем ближе к дому, тем короче день. Уже в сумерках нам замигал фарой большой туристский плот, идущий навстречу. Причалили, познакомились с группой отпускников из Якутска. Они сплавляются от Томмота до устья Алдана. Выяснилось, что вышли они раньше нас, а прошли за 24 дня всего около 1000 км. Ребята никак не могли понять прелести напряженного динамичного «моторного» плавания, а нам казался совсем не спортивным их «самосплав»...
На переходе до Угино мы сделали рекордный рывок — за сутки прошли 651 км, а ведь поднимались «в гору»!
Расчет оказался точным — подошли к дому мы в праздничное воскресенье и ровно в полдень. Прежде всего отправили последнюю телеграмму в Якутский обком ДОСААФ: «Транссибирский поход завершен. 6648 км экипаж прошел за 21 день — 185 ходовых часов. Средняя скорость на маршруте составила 36 км/ч».

Евгений Тихомиров 27.03.2018 09:00

Из Петребурга в Хельсинки на РИБ
 
А теперь мы перенесемся мысленно в Финский залив на Балтику. Очерк о морскомпутешествии из Петербурга в Хельсинки на лодке на РИБе под мотором.
http://terve-suomi.com/tours/vodoj/2...nom-bortu.html
Водный туризм в Финляндии
Из Петербурга в Хельсинки на надувном борту
Опубликовано: 15.07.2015 20:38 | Автор: Андрей Великанов
История нереальная: двое русских на надувном борту дошли из Петербурга в Хельсинки . Автор рассказа - Андрей Великанов, путешественник и журналист. Если собираетесь на лодке по Финляндии, к прочтению обязателен.
Фото Андрея Спирина
Небольшая преамбула. Из Петербурга в Хельсинки на яхте народ, хотя и редко, но все-таки ходит. А вот из Петербурга в Хельсинки на лодке, да еще на РИБе - большая редкость. Но поскольку Россия всегда славилась людьми, способными на отчаянные поступки, мы решили, что этот рассказ найдет своего читателя. Во-первых, потому что увлекательный, во-вторых, потому что содержит много полезной информации. И не только азбучные, типа, какие документы необходимо иметь при пересечении российско-финляндской границы на маломерном судне, и как проходить погранконтроль на заставе береговой охраны Сантио.
Заметим, что по понятным причинам рассказ опубликован здесь в сокращенном варианте. Но если вы хотите познакомиться с другими приключениями путешественника Андрея Великанова, советуем прочитать его книгу "Юкон - больше, чем жизнь", издательство "Элмор". В ней автор описывает приключения, которые случались с ним в разных уголках нашей планеты. Её можно приобрести в редакции журнала " Катера и яхты", шеф-редактором которого автор является. Телефон редакции - 314-39-42.
Итак, финские приключения Андрея Великанова и Андрея Спирина.
"Идея связать рядовым маломерным судном Россию и Финляндию надоедала мне несколько лет, причём, сделать это хотелось в бюджетном варианте. Так появилась надувная комбинированная лодка «Yamaran B 430 R», а в просторечии – РИБ (катер с пластиковым дном и надувными бортами), на транец которого я примостил четырёхтактный 50-сильный движок Yamaha.
Длину корпуса судна выбрали минимально возможную – 4.30 м. На четырёхтактный двигатель выбор пал из-за экономичности. Сам переход раскладывался на две составляющие: спортивную и рекреационно-рыболовную.
Команда Великанова и Спирина готовится к путешествию на РИБе из Петербурга в Хельсинки
Подготовка и первые сложности
Сразу за Кронштадтом – самое настоящее море со всеми вытекающими последствиями. Поэтому нам следовало скромненько пробираться в видимости береговой линии восточной части Финского залива. Тем более, что у финнов места перехода границы обустроены прямо на морских островах – Хаапасаари (60 17.2 и 27 11.2) и Сантио (60 27.34 и 27 42.80), которые расположены именно на востоке. Последний остров нам подходил более всего, ведь он плотно прикрыт от балтийских ветров угрюмыми каменисто-сосновыми соплеменниками. В этом крошечном архипелаге первым принимает на себя южные ветра наш российский остров Копытин.
Исходя из вышеизложенного, гипотетический курс рекордного плавания выглядел следующим образом: Васильевский остров СПБ – Толбухин маяк – архипелаг Фискар – острова Хуовари – Сантио – Котка – Хельсинки .
Штурманом и техническим гуру в походе выступал известный в Питере рыболов Андрей Спирин по кличке «GPS». Его любовь к этому приборчику доходила до сумасшествия, и в походе Спирин оправдал «кликуху» на все 100 процентов: однажды ночью был застукан в спальном мешке в обнимку со всей маленькой навигационной челобитной.
На удивление быстро экспедиция получила разрешение на вышеобозначенный маршрут. Все основные организационные моменты были утрясены всего недели за две. С установкой рации и навигацией неоценимую подмогу оказал матёрый питерский лососятник Дмитрий Лисочкин, от звонка до звонка курсирующий по штормовой Ладоге. Именно благодаря его напутствиям на командорском «430 м» появилась всепогодная японская рация ICOM и GPS с цветной мордашкой.
Помог и всемогущий «Транзас», своевременно закачавший в мой миниатюрный Panasonic toughbook шикарнейшие карты всего мира, но в условиях постоянной болтанки, полноценно попользоваться импортной «доской» так и не довелось. Хотя когда я покупал ПК в США, меня уверяли, что эта модель тестировалась на вершине самого Эвереста.
Прислушались мы и к советам опытных морских капитанов старой закалки и на весь маршрут раздобыли обычнейшие бумажные карты от «ГУ навигации и океанографии МО РФ». Установили в катере дополнительно таргу с сигнальными огнями, а в кокпите закрепили противотуманный горн. Как ни странно, и он нам впоследствии очень понадобился!
Просто удивительно, но всё вышеперечисленная организационная кутерьма нам со Спириным не только пригодилась, но в какой-то мере и спасла от многих неприятностей. Вдобавок в один из рундуков были запихнуты три сигнальных фальшфейра Ф-2, как того требует финская береговая охрана. Про спасательные жилеты упоминать не стану – этот аксессуар рыжего цвета должен быть на груди каждого человека, только шагнувшего в кокпит с надувным бортом!
В конце вступительного куплета хочется озвучить, какие бумаги следует иметь на маломерном судне при пересечении российско-финлядской границы по воде:
Судовой билет (свидетельство о регистрации в ГИМС)
Удостоверение на право управления маломерным судном.
Судовая роль (список экипажа) на двух языках в нескольких экземплярах (не менее шести и лучше с печатью)
Загранпаспорт с визой страны посещения.
Заполненная таможенная декларация на катер и мотор в двух экземплярах.
Полный вперёд
31 мая ровно в полдень сине-серый «трёхтрубный надувной гигант» отвалил от стен Петропавловки и после короткого оформления на Морском вокзале взял курс на Толбухин маяк. В первый день мы притирались к походной загрузке – опять считали расход бензина. Первая неожиданность подстерегала нас уже на Кронштадтской дамбе, где непредсказуемые строители благополучно засыпали щебнем проход, что был забит нами в навигатор всего пару дней назад! Если бы мы шли строго по GPS, то за секунду налетели бы на большие неприятности.

Впрочем, на российском фарватере в Финском заливе никогда нельзя ослаблять визуального контроля за ходом катера и слепо доверяться стрелке навигатора, ибо родные рыбаки умудряются ставить непроходимые заколы прямо на судовом ходу.
Сегодня в заливе райская погода - хоть яйцо кати, и мы со штурманом в голос посмеиваемся над напутствием директора стоянки катеров Санкт-Петербург Кирилла Игоревича: «Вы просто сумасшедшие, если собрались на этом пластиковом корыте дойти до Хельсинки !».
На Кронштадтском рейде хорошо видно, как серое небо прошивают солярной копотью неуклюжие сухогрузы, в основном импортного происхождения. С ветерком идём мимо морских гигантов со скоростью 40.5 км при оборотах движка - 4500, сжигаем штатный 24 литровый бак за 2 часа – ляпота! Хорошая экономия, вот что значит полный штиль.
Когда РИБ вышел за границу крепостной зоны Кронштадта (прямая линия от мыса Устинский на южном берегу до мыса Стирсудден на северном), родная матушка земля мгновенно растворилась, и крохотная экспедиция вдруг очутилась в самом, что ни на есть взрослом и ершистом открытом море.
По правую руку остаются Берёзовые острова и вход в Выборгский залив, в котором покоятся несколько сотен или даже тысяч погибших военных кораблей. Это места многовековых противостояний России и Швеции.
В самом конце залива стоит Выборг – крепость шведского производства, каким-то чудом не разрушенная в конце второй мировой войны. Если в море задует колючий ветер или вы просто устали от штурвала, то всегда можно бросить катер в патриархально-старинном Выборге.
Большой Фискар и пограничные ужастики
Ровно через 4 часа и 138 км после питерской суеты мы осматриваем мотор и подтягиваем поклажу в кокпите на российском архипелаге Большой Фискар. «Буревестник» (пластиковый корпус РИБ) только по внешним измерениям равняется 4.30 м, внутри же всего три обитаемых метра с самыми малыми копейками, приходится серьёзно ужиматься с поклажей, особенно по рыболовной части. Полностью согласуясь с таможенными правилами, в судовые котули был заботливо упакован лишь алкогольный лимит.
Громко названный архипелагом кем-то из царских картографов, Большой Фискар это всего несколько безлесых пологих скал, засиженных до противно-едкого запаха чайками и бакланами, плюс одинокий старенький маяк. Зато тут множество удобных гаваней для укрытия от ветров всех мастей. Наверное, изумительна на Фискаре и рыбалка. Но сегодня за окном сущий штиль, и мы, не медля, газуем в сторону финского острова Сантио. По пути, по согласованию с пограничным руководством, заходим на остров Козлиный, расположенный всего в 27 кабельтовых от финской погранзаставы. По рации мы получили прогноз на близкий шторм и хотим скоротать ночь на родной земле.
Снаружи форпост России смотрится точно давно брошенный цыганский табор – повсюду неаккуратно рубленые берёзовые стволы, в беспорядке валяются старые кровати с панцирной сеткой и какой-то ржавый металлолом. Тут нас встречают крайне недружелюбно. Весьма оригинальный в речах и отношении к воинскому долгу, пухлый старший лейтенант ФСБ Цаплин Иван Петрович открыто заявляет, что вертел на известном месте и начальника штаба, и главкома СЗ округа, а депутатов Госдумы и вовсе «сушил». Не пытаясь углубиться в разницу между «сушил» и «мочил», звоним по мобильнику начальнику штаба пограничного округа.
- Вы уж извините парня! Лучше уходите, – кричит в трубку полковник.
После такого «гостеприимства» мы понимаем, что штормовое предупреждение надёжнее пережидать уже в Суоми.

Евгений Тихомиров 27.03.2018 09:00

Словно в насмешку над российскими ФСБэшниками, через двадцать минут после заставы на Козлином, финские пограничники приняли нас как желанных гостей, хотя по правилам их заставу следует предупредить, как минимум за час до подхода судна на 16 канале радиостанции или позвонить по мобильному телефону. А мы этого не сделали! Кстати, мобильный телефон работает в Финском заливе практически везде.
Такого уютного и хорошо оборудованного лодочного дока, какой мы обнаружили на Сантио, нет, пожалуй, и у самого главного российского военного начальника. Есть здесь и прекрасно отделанный утеплённый туалет, а палатку, безо всякой канители и письменных заявлений, разрешают поставить прямо под развевающимся на балтийском ветру флагом Евросоюза. И было до слёз обидно, что всего в двух милях отсюда управляет таким же форпостом великой страны старший лейтенант Цаплин, встретиться с которым мы бы не пожелали даже терпящим бедствие полярникам.
Котка – морской город
Ночью погода начала не на шутку хмуриться, несмотря на начало лета сильно похолодало, по-хозяйски уверенно зашумел верхушками корявых морских сосен порывистый ветер, и в довершении всего полил самый настоящий ливень. Когда поутру наш РИБ отчалил от приветливого Сантио, ветер откровенно дул уже прямо в мордасы со скоростью 18 м в секунду, и видимо от этой неожиданности или ещё от чего мой славный штурман благополучно плутанул по навигационному прибору у ближайшего финского острова под названием Лехтинен.
При таких погодных условиях у пилота просто нет возможности даже мельком взглянуть на стрелку навигатора, и приходится тупо рулить, объезжая кочкастые водяные гребни и ухабистые морские горки. Порою волны вырастают до полутора – двух метров. А когда ты сидишь практически на уровне воды, твой видимый горизонт заканчивается уже на следующем гребне.
Данная эволюция на маршруте не осталась незамеченной для финских пограничников, которые вчера, при паспортном оформлении, были подробно оповещены о наших хельсинских планах. И откуда не возьмись, сказочные финские богатыри вдруг появились перед глазами среди бушующих волн на 10 метровом РИБе с закрытой стальной рубкой под двумя 250-сильными подвесными «Эвинрудами» с прямым впрыском.
- Вам в Котку или Хамину? – спросил старший патруля..
- Вообще-то нам в Хельсинки , но надо бы и заправиться.
- Тогда Котка по курсу, - что есть мочи прокричал белёсый финн сквозь пелену ветра и дождя. – Мы вас проводим, вставайте в кильватер!
Финские моряки на среднем газу уверенно рубили нам волну, наверное, километров 10, пока не вывели заплутавшую экспедицию на хорошо различимый фарватер у острова Куппари.
Дождь и ветер веселились с такой силой, что бедненький надувной « Буревестник» порою с трудом выкарабкивался на глиссирование, а когда это чудо всё-таки происходило, то мотор мгновенно захлёбывался от попавшего в него воздуха. Ревущая балтийская волна разгулялась во все стороны. Хотя любая волна по-настоящему страшна только первые пять минут, потом привыкаешь, главное - открыть самоотливные шпигаты и иметь на теле правильную экипировку. И тут пришло время познакомить читателя с тремя вещами, что оказались на борту вроде совершенно случайно, но без которых мы вряд ли бы успешно завершили это сложнейшее путешествие.
Буквально в последний день перед отходом в море, одна питерская компания снабдила нас гортексовскими костюмами «Survival Uursuit» финского производства, без которых теперь просто не мыслю холодно-мокрого экстрима. Они герметично закрывают тело и могут служить спасательными поплавками в случае выпадения за борт.
Так же, на авось, были прихвачены неопреновые перчатки и вентилируемые гоночные очки. О, как всё пригодилось в колючих и солёных финских широтах! Видимо, не зря на гонках «24 часа вокруг Петропавловки» смена пилотов происходит через каждые два часа. Точно так же меряем этапы и мы с тёзкой, максимум через 120 минут останавливаемся, отдыхаем от болтанки и заправляемся.
Для этого выбираем скрытую гавань за каким-то островком, благо их тут тьма- тьмущая. На некоторых стоят дачки беззаботных финских граждан, которые совершенно не опасаются, что заезжий злодей поколотит стёкла, по-взрослому нагадит на обеденный стол или сожжёт постройки.
Во время «перекуров» можем запросто пообщаться со всем цивилизованным миром по мобиле – на воде от постоянного рёва ветра и гула волны, треска мотора и корабельной болтанки сделать это не реально.

Евгений Тихомиров 27.03.2018 09:01

В Котку мы со штурманом причалили в 7.20 вечера 1 июня. Даже не передать чувств - как спокойно душе и сердцу в укрытой гавани, после дня борьбы с бушующими морскими горбами, ветрами и брызгами. На пирсе нас поджидал неприятный сюрприз: заправка горючкой в Котке осуществляется исключительно по пластиковым картам непонятного банка Скандинавии. А их у нас в кармане, конечно, нет!
Но на счастье, в самый разгар мучительный бензиновых страданий, натыкаемся в порту на пыхающий дизелем катер метров десяти длиною, внутри которого находим финскую супружескую пару лет шестидесяти. Мало того, что они на своей машине отвезли меня с канистрами на правильную бензоколонку, так ещё пригласили переночевать на собственный остров Кархусаари (в 12 км от Котки – www.karhusaari.com), где у Рииты и Матти Хорто построен уютнейший отель. Он даже немного прославился, когда лет пятнадцать назад здесь не нашлось места М.Горбачёву, решившему заехать на остров без предварительной записи.
Матти Хорто к тому же заядлый рыбак, о чем свидетельствуют многочисленные чучела в просторной деревянной гостиной, среди которых размерами сразу выделяется 22 кг лосось и 14 кг щукарь, пойманные совсем неподалёку.
Не смогли удержаться от рыболовных соблазнов и мы со штурманом и тут же, не прошло и пятнадцати минут, изловчили первую иностранную щуку, почти у дверей отеля. Ночь мой Спирин провёл беспокойно, он оказался первый раз за кордоном и не мог поверить, что не надо приковывать цепью мотор к пирсу или вытаскивать из катера спиннинги. Я его успокаиваю – через пару дней «совковая болезнь» пройдёт, труднее будет привыкать к обратному возвращению.
Хельсинки , ау!
Поздним хмурым вечером наша команда отошла ко сну с мыслями, что хуже быть не может. Однако с утра уютный Медвежий остров со всех сторон жадно облизывали юго-западные ветра на скорости уже более, чем 20 метров в секунду. Хорошее дельце!
Дождя нет, злорадно лыбится нарождающееся солнце, но корпус надувного «гиганта» колотит так, что ощущаешь себя мизерной песчинкой в природном калейдоскопе. Но зато техника не подводит: равномерно и мелодично работает «Ямаха», надувные баллоны крепко держат натиск волн. Нам деваться некуда - надо просто идти на столицу Финляндии.
Первые три часа перехода от Котки. ещё как-то выбираем правильный галс и даже глиссируем, но где-то с 12.30 от острова Hamnolm (N 60 15 55, E 26 12 25) волна колбасит так, что приходится не выпендриваться, а тупо идти в водоизмещающем режиме. Это значит, что бедненький японский трудяга «Ямаха-сан» рычит всего на 3500 оборотов коленчатого вала, и наша средняя скорость не превышает 12 км в час.
Было опасение, что на такой волне движок не выдержит постоянных механических ударов. Именно такой казус случился у меня в 2003 году на гонках, когда через 16 часов эксплуатации на больших оборотах у четырёхтактной ямаховской пятидесятки срезало болты крепления к транцу. Но к чести самурайского моторостроителя, за всю экспедицию к подвесному мотору не возникло никаких нареканий, хотя в конце пути немного забарахлила лишь кнопка триммера. В целом, из длительного и каверзного похода на выживание, «Yamaran 430 R» с ямаховским полтинником вышел с полноценной пятёркой и дипломом почётного долгожителя.
Около трёх часов дня делаем попытку скрыться в шхерах, но без забитого в навигатор маршрута разобраться, где лево, где право, в морской Суоми просто невозможно. В таких мизансценах легко сориентироваться на большом экране чарт-плоттера, но без знания окружающей топонимики и с обычным ручным навигатором иногда даже приходится доставать карту всей Финляндии, дабы просто понять, где солируешь в данную минуту!
Вдобавок ко всем злоключениям финские военные устроили манёвры со взрывами прямо на нашем курсе, о чём постоянно на плохом английском гнусил чей-то голос на 16 канале. В мирной жизни встретить финна в военной форме случается редко, а вот стоило выйти в море – вот тебе подарок в видё игры «Зарница».
Дыхание Хельсинки внезапно почувствовалось по распустившимся там и сям белоснежным яхтенным парусам, дорогим прогулочным катерам , что беспардонно пыхтели прямо на фарватере, да и просто по еле заметному и необъяснимому городскому запаху.
И вот через 18 часов пути, спалив 115 литров бензина при средней скорости 21.5 км в час «430-ый» причалил прямо напротив дворца президента Финляндии.
В гавани Норра-Хамнен стоят и океанические лайнеры и дорогие современные прогулочные яхты «аля Апрамофич». По аккуратненьким деревянным докам пирса прохаживаются породистые, классического европейского вида дамы. От статных финских кавалеров пахнет французским парфюмом и кубинским табаком. Мы со Спириным, в космических гортексовских прикидах и с обветренными красными рожами, пахнем только костром, солью и помётом чаек. И хоть улыбки и присутствуют на загорелых фейсах, но мы всё одно выпадаем из идиллической картины.
- И откуда пожаловали? – дружелюбно и очень по-хозяйски спросил один белозубый джентльмен в хорошо наутюженных парусиновых брюках и тёмно синем клубном пиджаке с фигурной золотистой вышивкой на нагрудном кармане.
- Да недалече, вот из Pietari пришли (так на местном языке звучит Питер - прим. авт.).
В тот момент я был несколько смущен столь пристальным взглядом солидного иностранного туза.
- По Балтике на этом? – Тут финн даже привстал на носки лакированных штиблет, чтобы получше разглядеть крохотный «Буревестник», который в те мгновения действительно гляделся недорослой креветкой на фоне вальяжных многоуровневых моторных яхт зачаленных прямо перед глазами - Meridian, Sea Ray и Tiara.
- Друзья, это сумасшедшие! – Тотчас громко воскликнул капитан. – Налейте им самого дорогого виски!
Впрочем, на российском фарватере в Финском заливе никогда нельзя ослаблять визуального контроля за ходом катера и слепо доверяться стрелке навигатора, ибо родные рыбаки умудряются ставить непроходимые заколы прямо на судовом ходу.
Сегодня в заливе райская погода - хоть яйцо кати, и мы со штурманом в голос посмеиваемся над напутствием директора стоянки катеров Санкт-Петербург Кирилла Игоревича: «Вы просто сумасшедшие, если собрались на этом пластиковом корыте дойти до Хельсинки !».
На Кронштадтском рейде хорошо видно, как серое небо прошивают солярной копотью неуклюжие сухогрузы, в основном импортного происхождения. С ветерком идём мимо морских гигантов со скоростью 40.5 км при оборотах движка - 4500, сжигаем штатный 24 литровый бак за 2 часа – ляпота! Хорошая экономия, вот что значит полный штиль.
Когда РИБ вышел за границу крепостной зоны Кронштадта (прямая линия от мыса Устинский на южном берегу до мыса Стирсудден на северном), родная матушка земля мгновенно растворилась, и крохотная экспедиция вдруг очутилась в самом, что ни на есть взрослом и ершистом открытом море.
По правую руку остаются Берёзовые острова и вход в Выборгский залив, в котором покоятся несколько сотен или даже тысяч погибших военных кораблей. Это места многовековых противостояний России и Швеции.
В самом конце залива стоит Выборг – крепость шведского производства, каким-то чудом не разрушенная в конце второй мировой войны. Если в море задует колючий ветер или вы просто устали от штурвала, то всегда можно бросить катер в патриархально-старинном Выборге.
Б

Евгений Тихомиров 27.03.2018 09:02

Большой Фискар и пограничные ужастики
Ровно через 4 часа и 138 км после питерской суеты мы осматриваем мотор и подтягиваем поклажу в кокпите на российском архипелаге Большой Фискар. «Буревестник» (пластиковый корпус РИБ) только по внешним измерениям равняется 4.30 м, внутри же всего три обитаемых метра с самыми малыми копейками, приходится серьёзно ужиматься с поклажей, особенно по рыболовной части. Полностью согласуясь с таможенными правилами, в судовые котули был заботливо упакован лишь алкогольный лимит.
Громко названный архипелагом кем-то из царских картографов, Большой Фискар это всего несколько безлесых пологих скал, засиженных до противно-едкого запаха чайками и бакланами, плюс одинокий старенький маяк. Зато тут множество удобных гаваней для укрытия от ветров всех мастей. Наверное, изумительна на Фискаре и рыбалка. Но сегодня за окном сущий штиль, и мы, не медля, газуем в сторону финского острова Сантио. По пути, по согласованию с пограничным руководством, заходим на остров Козлиный, расположенный всего в 27 кабельтовых от финской погранзаставы. По рации мы получили прогноз на близкий шторм и хотим скоротать ночь на родной земле.
Снаружи форпост России смотрится точно давно брошенный цыганский табор – повсюду неаккуратно рубленые берёзовые стволы, в беспорядке валяются старые кровати с панцирной сеткой и какой-то ржавый металлолом. Тут нас встречают крайне недружелюбно. Весьма оригинальный в речах и отношении к воинскому долгу, пухлый старший лейтенант ФСБ Цаплин Иван Петрович открыто заявляет, что вертел на известном месте и начальника штаба, и главкома СЗ округа, а депутатов Госдумы и вовсе «сушил». Не пытаясь углубиться в разницу между «сушил» и «мочил», звоним по мобильнику начальнику штаба пограничного округа.
- Вы уж извините парня! Лучше уходите, – кричит в трубку полковник.
После такого «гостеприимства» мы понимаем, что штормовое предупреждение надёжнее пережидать уже в Суоми.
Словно в насмешку над российскими ФСБэшниками, через двадцать минут после заставы на Козлином, финские пограничники приняли нас как желанных гостей, хотя по правилам их заставу следует предупредить, как минимум за час до подхода судна на 16 канале радиостанции или позвонить по мобильному телефону. А мы этого не сделали! Кстати, мобильный телефон работает в Финском заливе практически везде.
Такого уютного и хорошо оборудованного лодочного дока, какой мы обнаружили на Сантио, нет, пожалуй, и у самого главного российского военного начальника. Есть здесь и прекрасно отделанный утеплённый туалет, а палатку, безо всякой канители и письменных заявлений, разрешают поставить прямо под развевающимся на балтийском ветру флагом Евросоюза. И было до слёз обидно, что всего в двух милях отсюда управляет таким же форпостом великой страны старший лейтенант Цаплин, встретиться с которым мы бы не пожелали даже терпящим бедствие полярникам.
Котка – морской город
Ночью погода начала не на шутку хмуриться, несмотря на начало лета сильно похолодало, по-хозяйски уверенно зашумел верхушками корявых морских сосен порывистый ветер, и в довершении всего полил самый настоящий ливень. Когда поутру наш РИБ отчалил от приветливого Сантио, ветер откровенно дул уже прямо в мордасы со скоростью 18 м в секунду, и видимо от этой неожиданности или ещё от чего мой славный штурман благополучно плутанул по навигационному прибору у ближайшего финского острова под названием Лехтинен.
При таких погодных условиях у пилота просто нет возможности даже мельком взглянуть на стрелку навигатора, и приходится тупо рулить, объезжая кочкастые водяные гребни и ухабистые морские горки. Порою волны вырастают до полутора – двух метров. А когда ты сидишь практически на уровне воды, твой видимый горизонт заканчивается уже на следующем гребне.
Данная эволюция на маршруте не осталась незамеченной для финских пограничников, которые вчера, при паспортном оформлении, были подробно оповещены о наших хельсинских планах. И откуда не возьмись, сказочные финские богатыри вдруг появились перед глазами среди бушующих волн на 10 метровом РИБе с закрытой стальной рубкой под двумя 250-сильными подвесными «Эвинрудами» с прямым впрыском.
- Вам в Котку или Хамину? – спросил старший патруля..
- Вообще-то нам в Хельсинки , но надо бы и заправиться.
- Тогда Котка по курсу, - что есть мочи прокричал белёсый финн сквозь пелену ветра и дождя. – Мы вас проводим, вставайте в кильватер!
Финские моряки на среднем газу уверенно рубили нам волну, наверное, километров 10, пока не вывели заплутавшую экспедицию на хорошо различимый фарватер у острова Куппари.
Дождь и ветер веселились с такой силой, что бедненький надувной « Буревестник» порою с трудом выкарабкивался на глиссирование, а когда это чудо всё-таки происходило, то мотор мгновенно захлёбывался от попавшего в него воздуха. Ревущая балтийская волна разгулялась во все стороны. Хотя любая волна по-настоящему страшна только первые пять минут, потом привыкаешь, главное - открыть самоотливные шпигаты и иметь на теле правильную экипировку. И тут пришло время познакомить читателя с тремя вещами, что оказались на борту вроде совершенно случайно, но без которых мы вряд ли бы успешно завершили это сложнейшее путешествие.

Евгений Тихомиров 27.03.2018 09:03

Друзья, это сумасшедшие! – Тотчас громко воскликнул капитан. – Налейте им самого дор
 
Буквально в последний день перед отходом в море, одна питерская компания снабдила нас гортексовскими костюмами «Survival Uursuit» финского производства, без которых теперь просто не мыслю холодно-мокрого экстрима. Они герметично закрывают тело и могут служить спасательными поплавками в случае выпадения за борт.
Так же, на авось, были прихвачены неопреновые перчатки и вентилируемые гоночные очки. О, как всё пригодилось в колючих и солёных финских широтах! Видимо, не зря на гонках «24 часа вокруг Петропавловки» смена пилотов происходит через каждые два часа. Точно так же меряем этапы и мы с тёзкой, максимум через 120 минут останавливаемся, отдыхаем от болтанки и заправляемся.
Для этого выбираем скрытую гавань за каким-то островком, благо их тут тьма- тьмущая. На некоторых стоят дачки беззаботных финских граждан, которые совершенно не опасаются, что заезжий злодей поколотит стёкла, по-взрослому нагадит на обеденный стол или сожжёт постройки.
Во время «перекуров» можем запросто пообщаться со всем цивилизованным миром по мобиле – на воде от постоянного рёва ветра и гула волны, треска мотора и корабельной болтанки сделать это не реально.
В Котку мы со штурманом причалили в 7.20 вечера 1 июня. Даже не передать чувств - как спокойно душе и сердцу в укрытой гавани, после дня борьбы с бушующими морскими горбами, ветрами и брызгами. На пирсе нас поджидал неприятный сюрприз: заправка горючкой в Котке осуществляется исключительно по пластиковым картам непонятного банка Скандинавии. А их у нас в кармане, конечно, нет!
Но на счастье, в самый разгар мучительный бензиновых страданий, натыкаемся в порту на пыхающий дизелем катер метров десяти длиною, внутри которого находим финскую супружескую пару лет шестидесяти. Мало того, что они на своей машине отвезли меня с канистрами на правильную бензоколонку, так ещё пригласили переночевать на собственный остров Кархусаари (в 12 км от Котки – www.karhusaari.com), где у Рииты и Матти Хорто построен уютнейший отель. Он даже немного прославился, когда лет пятнадцать назад здесь не нашлось места М.Горбачёву, решившему заехать на остров без предварительной записи.
Матти Хорто к тому же заядлый рыбак, о чем свидетельствуют многочисленные чучела в просторной деревянной гостиной, среди которых размерами сразу выделяется 22 кг лосось и 14 кг щукарь, пойманные совсем неподалёку.
Не смогли удержаться от рыболовных соблазнов и мы со штурманом и тут же, не прошло и пятнадцати минут, изловчили первую иностранную щуку, почти у дверей отеля. Ночь мой Спирин провёл беспокойно, он оказался первый раз за кордоном и не мог поверить, что не надо приковывать цепью мотор к пирсу или вытаскивать из катера спиннинги. Я его успокаиваю – через пару дней «совковая болезнь» пройдёт, труднее будет привыкать к обратному возвращению.

Хельсинки , ау!
Поздним хмурым вечером наша команда отошла ко сну с мыслями, что хуже быть не может. Однако с утра уютный Медвежий остров со всех сторон жадно облизывали юго-западные ветра на скорости уже более, чем 20 метров в секунду. Хорошее дельце!
Дождя нет, злорадно лыбится нарождающееся солнце, но корпус надувного «гиганта» колотит так, что ощущаешь себя мизерной песчинкой в природном калейдоскопе. Но зато техника не подводит: равномерно и мелодично работает «Ямаха», надувные баллоны крепко держат натиск волн. Нам деваться некуда - надо просто идти на столицу Финляндии.
Первые три часа перехода от Котки. ещё как-то выбираем правильный галс и даже глиссируем, но где-то с 12.30 от острова Hamnolm (N 60 15 55, E 26 12 25) волна колбасит так, что приходится не выпендриваться, а тупо идти в водоизмещающем режиме. Это значит, что бедненький японский трудяга «Ямаха-сан» рычит всего на 3500 оборотов коленчатого вала, и наша средняя скорость не превышает 12 км в час.
Было опасение, что на такой волне движок не выдержит постоянных механических ударов. Именно такой казус случился у меня в 2003 году на гонках, когда через 16 часов эксплуатации на больших оборотах у четырёхтактной ямаховской пятидесятки срезало болты крепления к транцу. Но к чести самурайского моторостроителя, за всю экспедицию к подвесному мотору не возникло никаких нареканий, хотя в конце пути немного забарахлила лишь кнопка триммера. В целом, из длительного и каверзного похода на выживание, «Yamaran 430 R» с ямаховским полтинником вышел с полноценной пятёркой и дипломом почётного долгожителя.
Около трёх часов дня делаем попытку скрыться в шхерах, но без забитого в навигатор маршрута разобраться, где лево, где право, в морской Суоми просто невозможно. В таких мизансценах легко сориентироваться на большом экране чарт-плоттера, но без знания окружающей топонимики и с обычным ручным навигатором иногда даже приходится доставать карту всей Финляндии, дабы просто понять, где солируешь в данную минуту!
Вдобавок ко всем злоключениям финские военные устроили манёвры со взрывами прямо на нашем курсе, о чём постоянно на плохом английском гнусил чей-то голос на 16 канале. В мирной жизни встретить финна в военной форме случается редко, а вот стоило выйти в море – вот тебе подарок в видё игры «Зарница».
Дыхание Хельсинки внезапно почувствовалось по распустившимся там и сям белоснежным яхтенным парусам, дорогим прогулочным катерам , что беспардонно пыхтели прямо на фарватере, да и просто по еле заметному и необъяснимому городскому запаху.
И вот через 18 часов пути, спалив 115 литров бензина при средней скорости 21.5 км в час «430-ый» причалил прямо напротив дворца президента Финляндии.
В гавани Норра-Хамнен стоят и океанические лайнеры и дорогие современные прогулочные яхты «аля Апрамофич». По аккуратненьким деревянным докам пирса прохаживаются породистые, классического европейского вида дамы. От статных финских кавалеров пахнет французским парфюмом и кубинским табаком. Мы со Спириным, в космических гортексовских прикидах и с обветренными красными рожами, пахнем только костром, солью и помётом чаек. И хоть улыбки и присутствуют на загорелых фейсах, но мы всё одно выпадаем из идиллической картины.
- И откуда пожаловали? – дружелюбно и очень по-хозяйски спросил один белозубый джентльмен в хорошо наутюженных парусиновых брюках и тёмно синем клубном пиджаке с фигурной золотистой вышивкой на нагрудном кармане.
- Да недалече, вот из Pietari пришли (так на местном языке звучит Питер - прим. авт.).
В тот момент я был несколько смущен столь пристальным взглядом солидного иностранного туза.
- По Балтике на этом? – Тут финн даже привстал на носки лакированных штиблет, чтобы получше разглядеть крохотный «Буревестник», который в те мгновения действительно гляделся недорослой креветкой на фоне вальяжных многоуровневых моторных яхт зачаленных прямо перед глазами - Meridian, Sea Ray и Tiara.
- Друзья, это сумасшедшие! – Тотчас громко воскликнул капитан. – Налейте им самого дорогого виски!


Текущее время: 23:39. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС