Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 26.02.2019 08:38

На Сухоне заправок нет.
 
И вновь к Белому морю. Это повествование оводном походе на катере наших современников.
http://media.club4x4.ru/2189-puteshe...omu-ozeru.html
Путешествие по Белому морю и Онежскому озеру на катерах
Эти легендарные острова в холодном Белом море манили нас давно. Но не ехать же туда обычными туристами? Решено было добраться до них своим ходом, на двух небольших катерах… Нашу маленькую флотилию составляли финский катер Buster XXL, оснащенный 175-сильным мотором Suzuki, с командой из четырех человек, а также «американец» Crownline с 320-сильным двигателем и с тремя членами экипажа.
Маршрут задумали непростой: предстояло из города Котлас по Северной Двине выйти в Белое море, далее, пройдя мимо села Пертоминск, что на мысу Красногорский Рог, дойти до Соловков, а на обратном пути через острова Кузова и город Беломорск сквозь несчетное количество шлюзов достичь Онежского озера, посмотреть Кижи, а затем по Волго-Балтийскому каналу добраться до Белого озера, пересечь его и близ города Кириллова закончить наше путешествие. Таким образом общая протяженность маршрута составила около 1800 км.
ПО ДВИНЕ, ДА ПО СЕВЕРНОЙ
До Котласа дорога заняла менее суток. Погода стояла отличная, местные пляжи переполняли отдыхающие — казалось, что мы где-то на юге. Река здесь очень красива: обрывистые берега, бескрайние пляжи, меловые пещеры… Однако фарватер довольно сложный, нашим капитанам приходилось туго. Пару раз моторы взрывали ил, но на мель не сели ни разу. В день проходили по 150—200 км со скоростью 40—50 км/ч. Температура воды, зафиксированная эхолотом, удивляла: 23—24 градуса!
Один из серьезнейших вопросов в таком плавании — топливо. Средний расход на два катера составил 1.5—1.8 л/км, то есть до 360 л в день, но на реке заправок нет. Приходилось по GPS искать ближайшие АЗС и на такси везти туда кучу канистр.
Белые ночи сбивали с привычного ритма жизни, но мы быстро привыкли. Перед Архангельском на ночевку встали в 50 км выше города, совершенно забыв, что хотя мы еще на реке, но прилив и отлив здесь уже очень заметны. Проснувшись утром, мы обнаружили, что наши катера лежат на боку на песке. Было очень забавно, но оплошность эта стоила нам двенадцати часов ожидания…
В дальнейшем мы учитывали приливной фактор и уходили от этого удивительного явления природы. Приливы и отливы зависят от фазы Луны, и отследить их можно по специальному графику на некоторых сайтах.
Остров Соловецкий. Одна из башен мужского монастыря. Поражает своей монументальностью
Когда вышли в открытое море, появилась волна и температура воды упала до 6 градусов. Двигались вдоль Летнего берега до Пертоминска. Там хороший залив (Унская губа) и отличное место для рыбалки, а вода значительно теплее. Здесь ловится и камбала, и треска, и, самое главное, семга! В отлив нужно успеть накопать червей на островках дна, появившихся при отходе воды, на них-то и клюет самая крупная рыба.

На мысе этом есть одна достопримечательность — старая паровая лесопилка, от которой остались только развалины стен, останки котлов и паровых машин.
Жертва луны. Северная Двина вблизи устья коварна. Проспали отлив — дневка неизбежна, кукуем до прилива…
ОСТРОВА БЕЛОМОРЬЯ
От Пертоминска до первого из Соловецких островов около 150 км. Переход до островов, согласно историческим фактам, не всем давался легко, но нам погода благоприятствовала. Мы за несколько часов добрались до острова Анзер, самого ближнего и одного из самых больших островов архипелага — длина его около 20 км.
На берегу встретил нас одинокий, добротно срубленный несколько веков назад дом. Сегодня это памятник архитектуры. На первый взгляд вокруг ни души, но через несколько минут откуда-то пришла моторка. Оказалось, что летом на острове проживают порядка 50 человек, которые занимаются восстановлением скитов. Зимой остаются только церковные служители, около 10 человек. С ноября по май добраться сюда можно лишь на вертолете. Ни связи, ни электричества на Анзере нет…
Были речниками — стали моряками. Выходим в Белое море — навстречу неизвестности
Природа же там просто фантастическая: много поросших густым лесом холмов, которые чередуются с глубокими озерными котловинами. Луга с высокой душистой травой, озера — со спокойными заводями, желтыми от кувшинок. По обочинам дорог — заросли иван-чая, а в лесу сплошной ковер черники и голубики, подцвеченный нежно-лиловыми лесными фиалками.
Июль, наверное, самый лучший период для посещения этих мест: цветут травы, все вокруг зеленое и поющее. На острове нет хищников, почти нет комаров. Зато зайцев, белок и тетеревов мы встречали, просто прогуливаясь по лесу.
Скит Голгофы, находящийся в самой верхней точке острова, — одна из главных достопримечательностей Анзера. Встретились с батюшкой, который любезно разрешил нам переночевать в том старом доме на берегу бухты. На острове всего несколько скитов и построек, в которых можно остановиться. И только один источник питьевой воды, расположенный вдалеке от строений. Озер в округе много, но вода в них не пригодна для питья.
Север дает о себе знать. Пережидаем непогоду на одном из островов Соловецкого архипелага
Словно в кадре. Небольшой мыс в Рабочеостровске, церквушка из фильма Павла Лунгина «Остров»
На пути к главному острову архипелага — Соловецкому — мы много раз встречали белух. Этих китов трудно сфотографировать, они лишь показывают свои белые спины: то справа по борту, то слева, иногда стайками по 3—4 особи. В Белом море есть несколько «родильных домов» белух. Самое знаменитое место их скопления находится у мыса Белужий на Соловецком острове. Белуха — млекопитающее семейства нарваловые (отряд китообразные). За уникальную певучесть белуху иногда называют «морской канарейкой», а за высокую социализированность — «белым дельфином». Семья белух состоит из самки и ее детей разного возраста или двух самок с несколькими детенышами. Все у них как у людей: общаются, устраивают турниры, доказывая молодецкую удаль, путешествуют семьями…
Попадались и морские котики, очень любопытные и забавные животные: высовывают головы из воды, разведывая обстановку.
Лучший вид — с гавани. Ансамбль Соловецкого Спасо-Преображенского мужского монастыря, основанного в XV веке
Центральный остров встретил нас потрясающим видом на монастырь с переливающимися на солнце куполами. Впечатляли огромные валуны, из которых сложены монастырская стена и башни. Удивило большое количество велопрокатов и гостиниц. Непривычно выглядели священники, прямо в рясах ездящие на ATV. Встретили автомобиль на шинах низкого давления, который возит туристов в ту самую бухту у Белужьего мыса. На острове есть заправка, но бензин на ней не всегда купишь, поэтому такси на острове очень дорого. Работают МТС и «МегаФон». Есть несколько дорогих ресторанов, в которых не всегда подают то, что заказываешь. Все вокруг строится и реставрируется.
Местные жители говорят, что летом суета из-за туристов, но когда заканчивается навигация, на острове остается всего около 1000 человек. Воровства на острове вообще нет, мы оставляли наши катера на пристани фактически открытыми. Может быть, именно поэтому там всего один полицейский и один гаишник.
Путешествовать в разные части острова лучше всего на велосипеде. Везде грейдеры, но проехать можно. Многое напоминает о том, что в 30-е годы XX века здесь находился Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), один из самых страшных лагерей ГУЛАГа. Сейчас же остров — центр православной религии, как и раньше.
Чтобы все обойти и посмотреть, нужна, наверное, неделя. У нас же был жесткий график, и на третий день мы с грустью покинули самый большой остров Соловков.
Далее на маршруте — острова Немецкий и Русский Кузова, или «Кузовки». Они не относятся к Соловецкому архипелагу, располагаясь возле карельского побережья в районе Кеми. На острове Русском обязательно надо подняться на вершину (высота 123 м), чтобы насладиться потрясающим видом. Вокруг несчетное количество мелких островков, напоминающих горбы верблюдов, торчащие из воды. Некоторые из них обросли растительностью, некоторые — голые скалы.
На одном из островков увидели приземистую избушку с надписями, датированными 1937 годом. Предположили, что здесь во времена работы СЛОНа скрывались бежавшие из заключения.
На берегах Онеги. Вечерний ужин на одном из многочисленных островов архипелага Гурьевы острова
ПО КАНАЛАМ И ОЗЕРАМ
Вечером мы уже шлюзовались в Беломорске. Всего до Онежского озера на Беломорско-Балтийском канале девятнадцать шлюзов. За один день пройти все нереально — мы справились за два.
Прохождение шлюзов для маломерных судов бесплатное, но нужно запрашивать разрешение на прохождение, так что необходима рация. Если шлюз свободен — ворота открывают, катер через них проходит, и они закрываются. Шлюз начинает наполняться или сливаться в зависимости от того, куда плывешь: вверх по каналу или вниз. Пока отсек заполняется/сливается, сотрудник, обслуживающий шлюз, регистрирует проходящее судно. Когда уровни воды в соседних отсеках выравниваются, ворота шлюза открываются — можно идти дальше. Если много больших туристических судов, для которых прохождение шлюзов платное, то время шлюзования значительно увеличивается.
Онежское озеро местами было неспокойно, но мы удачно миновали все опасные участки. В Кижах тоже бурлила жизнь, туристы приплывали и уплывали на больших и малых судах. Мы продолжили наше путешествие от Белого моря к Белому озеру. С него прекрасно виден старый кремль Белозерска. Конечным нашим пунктом был старинный Кириллов, что на Вологодщине, тоже известный своими древними монастырями.
Белые ночи становились все темнее…

Евгений Тихомиров 26.02.2019 08:48

ситуация на море поменялась катастрофически, катер практически потерял ход от удара,
 
Тем из нас, кто ходил в море, хорошо известно, что к таким походам надо очень серьезно готовиться, что надо быть готовыми ко всем неожиданностям и прежде всего к внезапной перемене погоды, к резкому усилению ветра, к тому, что может отказать рация в самый трудный момент перехода и так далее. Владелец маломерного судна должен не допускать не оправданного риска, соблюдать жесткое правило: "Серьезный шторм необходимо переждать в укрытом месте, не выходить в открытое море".
https://www.stihi.ru/2016/08/24/3506
Идеальный шторм на Белом море
Михаил Щёкотов
Рассказ из серии: «Я не должен был выжить»
Единственным источником воды для нашего океанологического лагеря был неглубокий лесной колодец. Лето выдалось относительно бездождливым и очень быстро воды стало не хватать для ежедневных наших потребностей. Да и вода эта, лесная была не самого лучшего качества. Мы приспособились раз в три дня ходить на катере в поселок Летняя Золотица, расположенный на берегу небольшой реки. На противоположном от деревни берегу реки находился мощный родник прекрасной вкусной воды, оборудованный трубой, что легко позволяло наполнять наши алюминиевые двадцатилитровые бидоны.
Стоял конец августа 1989 года, часть экспедиционеров уже уехала в Москву, нас оставалось четверо. Я, Александр Малышев – инженер-гидроакустик, его сын – Евгений, шестнадцати лет и приятель Евгения, одногодка – Михаил. Погода в августе-сентябре нередко портится, причем Белом море славится своей непредсказуемостью. Питьевая вода подходила к концу и, несмотря на то, что море было достаточно неспокойным, я решил сходить на нашем видавшем виды «Прогрессе» в поселок за водой. Мотор «Вихрь» также был весьма неопределенного возраста и мог легко заглохнуть по дороге даже по спокойной воде. Обычно время в пути, расстояние около шести километров, не превышало пятнадцати-двадцати минут, и я надеялся быстро обернуться назад. Неожиданно со мной попросился Михаил и все почему-то согласились с его просьбой. Мы спустили катер с помоста из бревен на берегу на воду и двинулись в путь.
Море действительно было неспокойным, огромные темно-зеленые валы двигались в сторону берега, но они были достаточно пологими и проходимыми; некоторый опыт вождения на Белом море, позволял обходиться лишь приятным количеством адреналина. Мотор работал ровно и безотказно. Я сидел за рулем. Рулевое устройство, позволяющее водителю сидеть впереди, под защитой лобового стекла, не было заводским. Оно было сделано на коленке, из стального троса, алюминиевых трубок, болтов и гаек. Без происшествий мы долетели до устья реки, достаточно уверенно преодолели валы, которые, один за другим, прокатывались в реку. План был простым, набрать воды за десять-пятнадцать минут - три двадцатилитровых бидона, после чего я должен был пробежаться к правлению – это еще максимум пятнадцать минут. И потом назад, я даже не думал, что за полчаса, что-то сможет кардинально измениться на море.
Когда я возвращался на пирс после разговора в правлении, у меня появилось ощущение, что ветер усиливается, но поселок находился в долине реки и всегда был прикрыт от ветра, дующего с моря. Подсказать мне истинное положение вещей могли только местные, и мне, действительно встретились, по очереди, двое мужиков, с каждым из которых я перекинулся парой фраз. Для меня до сих пор остается загадкой, почему они меня не предупредили, не остановили меня. Ведь они-то прекрасно знали, что я пришел в поселок на катере и что погода портится и надо сказать, что мои отношения с ними были очень хорошими.
От пирса до устья реки около ста пятидесяти-двухсот метров. Подойдя к нему, я посмотрел в сторону устья. Да, море по-прежнему было неспокойным, может быть чуть больше стало белых барашков, срывающихся верхушек волн на ветру. Мы с Михаилом сели в катер, бидоны с водой были поставлены на корму, что немного увеличивало ее осадку. На среднем газу я двинулся к устью. Чем ближе мы подходили к белым валам, заходившим в реку, тем сильнее чувствовалась мощь окрепшего ветра, что впрочем, не насторожило меня настолько, чтобы задуматься, а стоило ли в такую погоду возвращаться морем. Может быть, в подсознании сидела мысль, что сюда я двигался по ветру, и поэтому объяснимой была его сила, когда я пошел против ветра. Единственным безопасным и спасительным действием было бы развернуться в реке, до первых валов морского прибоя, и вернуться к пирсу.
Первый же вал, огромный, белоснежный, дал понять, что ситуация на море поменялась катастрофически, катер практически потерял ход от удара, а некоторое количество воды перелетело через лобовое стекло и попало на нас – что было совершенно невероятным, никогда вода не перелетала через переднее стекло. И здесь случилось то, что в итоге спасло нам жизни с Михаилом. Я не испытал страха, я сказал себе, ну да, в устье всегда все опаснее, вот выйду в море и будет легче. Я все еще не мог себе представить, что за полчаса что-то на море может сильно измениться. Я не испытал страха и не стал пытаться разворачиваться, здесь в устье. Через две недели после этого дня в гораздо меньший по силе шторм один из местных жителей, тоже на моторном катере, попытался развернуться в устье и вернуться в реку. Он и его сын, который находился в лодке, погибли, утонули, находясь всего в пятидесяти метрах от берега. Если лодка поворачивается кормой к волнам в штормовую погоду, первый же вал перехлестывает корму и глушит двигатель. Дальше можно попытаться только развернуть веслами лодку носом к волне и ждать, когда ветром тебя снесет к берегу. Но сделать это очень трудно, каждый удар волны добавляет в лодку иногда до ста литров воды, а ветер мешает маневрировать.
Выйдя из устья, я сразу же понял, что дальше легче не будет. Полчаса нашего отсутствия неузнаваемо изменили всю картину на море. До горизонта, насколько хватало взгляда, поднялись очень крутые, высокие, до 4-5 метров валы, многие из которых были украшены мощнейшими белыми «барашками». Такой «барашек» образуется, когда ветер срывает гребень волны и образующийся белый вал, начинает в свою очередь, скользить по волне вперед. Высота «барашка» может достигать полутора метров, а сила его удара – сотен килограммов. Во всей красе перед нами сложилась знаменитая беломорская «гребенка». Единственно возможным было движение строго перпендикулярно волне, отклонение даже на десять - пятнадцать градусов грозило опрокидыванием катера. Ветер необыкновенно усилился, пошел дождь, что создало новую проблему, я перестал что-либо видеть через лобовое стекло, которое было затянуто теперь водяной пленкой. Мне пришлось приподняться над сидением. Правой рукой я держал руль, левой – ручку газа, так как она у нас фиксировалась не очень. Я должен был смотреть поверх лобового стекла, чтобы держать катер строго перпендикулярно к волне. Наше продвижение вперед стало медленным, скорость упала с примерно 20 км в час до 4-5, сказывалось давление ветра. «Прогресс» карабкался на крутую волну, в какой-то момент он оказывался на вершине волны и после этого падал вниз на полтора-два метра в прямом смысле этого слова. И все начиналось сначала. Это был настоящий ад. Из-за падений катера между волнами, меня швыряло то в одну, то в другую сторону, било об сидение, у меня был разбит подбородок от удара о лобовое стекло, несколько раз, таким образом, мне чуть не выбило все зубы. Если бы я мог просто сидеть на сидении, все было бы проще, но мне нужно было смотреть вперед. Я был собран, у меня не было страха, кто-то придерживал меня за шкирку. Когда мы только вышли в море, Михаил начал мне что-то говорить, я на него прикрикнул, да он и сам вскоре, наверное, понял всю опасность нашего положения, и после этого скрючился на сидении рядом со мной и молчал.

ыжили.

Евгений Тихомиров 26.02.2019 08:50

Это был ад. Катер все время взбирался на волну, падал вниз, и снова карабкался вверх.
 
Направление ветра, дующего нам навстречу, позволяло двигаться нам в сторону лагеря, но с постоянным, хоть и небольшим удалением в сторону моря. Примерно на полпути, находился выдающийся в море мыс, когда мы доползли до его уровня, от нас до него было метров семьсот. Велико было искушение повернуть к нему. И снова кто-то помог принять мне правильное решение. Абсолютно нелогичное, но единственно правильное. Идти вперед. Разворот при такой волне не возможен без опрокидывания. У нас не было спасательных жилетов, в лодке не было ничего, что обеспечило бы ей плавучесть при переворачивании. Температура воды в августе на Белом море четыре-шесть градусов. На нас много одежды, сапоги, в общем, долго не продержишься на воде. Но об этом я даже не думал. Два раз у меня выбивало ручку газа, каким-то чудом я успевал ее подхватывать и еще большим чудом мотор при этом не глох. Очень опасными были попадания катера в «барашки», при этом понятно, что избежать столкновения с ними у меня не было никакой возможности. Это происходило каждые четыре-пять минут. Белый «барашек» с огромной силой ударял в нос, выискивал малейшее несоответствие в моем перпендикулярном положении к волне и начинал меня выталкивать в эту сторону. Вода при этом также могла перелетать через лобовое стекло. Приходилось подруливать и выравнивать лодку.
Пройдя мыс, мы начали удаляться от берега. Расстояние от мыса до лагеря около полутора километров. Честно говоря, у меня не было никакой идеи насчет того, что делать дальше. Где-то далеко в мозгу отлеживалась мысль о том, что и бензина у меня немного и скоро он закончится. Но страха по-прежнему не было, как и не было каких-то сознательных логических построений. Мне просто надо было двигаться вперед. Мы проползли еще минут двадцать. Это был ад. Катер все время взбирался на волну, падал вниз, и снова карабкался вверх. Меня все время швыряло то в одну, то в другую сторону, било об сидение. Это был ад. Из-за нервного напряжения я не чувствовал усталости, даже не чувствовал холода, хотя все время вода попадала на меня. Лагерь остался немного позади, до берега было уже около двух километров, он едва виднелся в водяном мареве из дождевых капель и морской воды, которую ветер срывал с верхушек волн. Взглянув в сторону лагеря, я впервые почувствовал прилив страха, сразу забегали мысли: «Куда я иду, у меня скоро закончится бензин, я иду в открытое море и т.д.». Сколько длилось это состояние, не могу сказать, наверное, несколько минут. И вдруг мое сознание фиксирует, что ход, сама структура волн резко изменились, да они были такие же огромные и опасные, но… Я почувствовал, что я могу попробовать развернуться. Инстинкт подсказывал мне такую возможность, хотя внутри было очень страшно. Через одну-две минуты я выбрал момент, надо сказать, что сознание уже в этом снова не участвовало, и успел развернуться между валами. Лодка сразу прибавила ходу, так как ветер теперь помогал нам, мне показалось, что мы взлетели над волнами и летим по воздуху. Самая яркая мысль в этот момент: «я выскочу на камни на полном газу, бог с ней с лодкой, с мотором и там будь что будет».

Берег быстро приближался, я уже отчетливо видел деревянную трехметровую вышку в воде, на которую мы крепили гидроакустический кабель. К моему удивлению, здесь также не было страшных гребенчатых волн, я имел какую-то возможность маневрировать, и когда до берега осталось около трехсот метров, я внезапно изменил первоначальный план и не стал выбрасываться на берег на полном ходу. Я подумал, что выбросится я всегда успею. Я снова развернулся носом к волне и заглушил мотор. Мы принялись кричать в сторону берега, чтобы Александр с сыном встречали нас, когда мы будем приставать к берегу и пытаться спасти лодку. Примерно через пять минут они выскочили из лагерного домика. Женька рассказывал позже, что он почти сразу же услышал наши крики, но отец сказал ему: «Что ты говоришь, кто ж выйдет в море в такую погоду». Я жестами показал, как я буду заходить, завел двигатель. За пять минут нас отнесло метров на сто пятьдесят к берегу, в зону формирования прибойных валов. Я двинулся в море, нос у меня был, все это время, повернут к волне, развернулся и начал возвращаться к берегу.
Примерно в ста пятидесяти метрах до берега произошла авария, рулевое устройство развалилось, я мгновенно вынужден был пересесть на корму, чтобы управлять катером с помощью ручки на моторе. Это сыграло роковую роль. На корме стояли бидоны с водой, и она была значительно погружена в воду, мой вес еще более заглубил корму. В это время первый же прибойный вал захлестывает корму, двигатель глохнет и в лодку попадает около сотни литров воды. Счет времени снова пошел на миллисекунды. Мне надо было как можно быстрее с помощью весла развернуть катер носом к волне. Каким-то чудом мне удалось это сделать за два удара волн. В лодке уже было больше трехсот литров воды. Мы приблизились к стальному тросу, который крепил вышку. Вдруг Михаил, все это время сидевший на переднем сиденье, вскочил и схватился за трос обоими руками, причем трос находился у него на уровне горла. С каждым ударом прибойных валов мы пролетали вместе с ними десять-двенадцать метров, поэтому снова мне пришлось прыгать к Михаилу, хватать его за шею и ни слова не говоря, укладывать его на дно лодки, иначе его просто могло разрезать тросом. Очередной вал со свистом пронес нас мимо вышки, в противном случае катер разбило бы вдребезги о вышку. Я выровнял нос к волне, и мы стали ждать нашего окончательного приближения к берегу. Александр с сыном уже зашли в воду и в какой-то момент мы с Михаилом тоже спрыгнули в воду и уже вчетвером принялись передвигать лодку к настилу из бревен, на котором мы обычно «парковали» наш «Прогресс». Кантовать катер приходилось, сохраняя его положение носом к волнам, в нем находилось большое количество воды. Мы промучились тридцать-сорок минут и преодолели около двадцати метров до настила. Только когда катер встал, целёхонький, на помосте, я осознал, что мы выжили.
Всю правду про этот идеальный шторм, я узнал через два дня, стоя в очереди за продуктами в магазине Летней Золотицы. Передо мной стоял высокий молодой человек спортивного телосложения. Он начал рассказывать продавцу, что он пришел в магазин пешком по берегу, а их яхту, которая была океанской по классу, выбросило в шторм на берег два дня назад и сильно повредило. Я разговорился с ним, после того как мы вышли из магазина, экипаж у них состоял из пяти человек, далеко не новичков и они ничего не смогли сделать. В тот же день выяснилось, что еще одна жертва той стихии лежит на берегу в пяти километрах от нашего лагеря. На следующий день мы отправились на ее поиски. Нашему взору предстало десяти -двенадцатиметровое судно финского производства. Оно лежало на боку, повреждения были очень значительными. Прекрасный дизельный движок и замечательные мореходные обводы бортов не смогли уберечь от кораблекрушения. Люди в спасательных жилетах выпрыгивали в воду перед самым столкновением с берегом и получили лишь незначительные повреждения. Местные начали рассказывать, что такой шторм бывает раз в десять-двенадцать лет, когда ветер имеет такую силу и определенное направление, что позволяет разогнать и поставить такую волну. Один из них видел с берега, как наш катер скакал как комарик, с волны на волну и ему стало просто жутко. Я не должен был выжить. Я расспрашивал местных, а позже и ученых океанологов, почему «гребенка» из волн рассыпалась, когда я уже был за лагерем. Выяснилось, что через некоторое время после начала шторма возникает мощное течение, идущее параллельно берегу, которое оказывает очень существенное воздействие на ветровые волны, ломает их структурированный гребенчатый характер. Но я то, этого не знал. Особенно сильно такое течение проявляется на мелководье. А справа от нашего лагеря до полутора километров в море уходила мелководная зона, которая и определяла ситуацию на море в районе нашего лагеря. Но я то, этого не знал. И каким-то чудом дошел до этой зоны, не испугавшись и не свернув где-нибудь раньше. Мы с Михаилом не должны были выжить, но к нашему счастью выжили.......

Евгений Тихомиров 27.02.2019 08:50

Пятеро путешественников на лодках покорят Русскую Арктику
 
О переходах моторных лодок по Севморпути информация приходит не часто.
http://www.adigea.aif.ru/society/arc...sskuyu_arktiku
11:06 22/04/2016 Дмитрий Варава 0 249
Путь на месяц. Пятеро путешественников на лодках покорят Русскую Арктику
Все материалы сюжета Путешествия «Разбушлата»
Экспедиционная группа, в составе которой двое майкопчан, пройдут более 5000 километров на моторных лодках.
Российская экспедиционная группа «Разбушлат» планирует пройти путём новгородских поморов, основавших первые поселения на окраинах Якутии.
Лодки идут на север
На моторных лодках пятеро отважных путешественников, среди которых майкопчане Артур Лаутеншлегер и Иван Стоянов, собираются пройти вдоль арктического побережья двух морей и подняться вверх по реке Лене до Якутска.
Экспедиция планирует описать и снять полюс холода Оймякон, город Зашиверск, построенный в 1639 г. и полностью вымерший от чёрной оспы в 1880 г., Индигирскую трубу - это 40 км сплошных перекатов и порогов, снять самый северный посёлок Усть Русское, которому исполнилось 400 лет, и исследовать океанское побережье Восточно-Сибирского моря.
Артур Лаутеншлегер.
Артур Лаутеншлегер. АиФ/ Фото из архива ЭГ «Разбушлат».
«Мы планируем выйти из устья Индигирки в открытое море и пройти Северным морским путём через Восточно-Сибирское море в море Лаптевых, как это сделали новгородские казаки Ивана Реброва, а затем Семён Дежнёв и Дмитрий Лаптев. И всё это на обычных моторных лодках. Нам придётся пройти более пяти тыс. километров по воде и залить в лодочные баки более пяти тонн топлива. В этом мегапоходе у нас много задач - заброска в исток реки Индигирки на Верхоянский хребет, тысяча километров по Колымскому тракту, прохождение сухих горных участков, ну и, конечно, выход в Восточно-Сибирское море. Хотя мы понимаем, что выход в Ледовитый океан - всегда опасная затея», - говорит один из идейных вдохновителей экспедиции и руководитель проекта Андрей Текуцкий.
Андрей Текуцкий. АиФ/ Фото Артура Лаутеншлегера
Поморы XXI века
Подобный маршрут ещё никто не проходил. Экспедиция «Разбушлат» собирается преодолеть его за 35 дней. Результатом опасного и увлекательного похода станет фильм, который расскажет об этих, практически неизведанных местах, где немногочисленные местные жители промышляют охотой, рыбалкой, а кто-то отправляется на поиски золота.
Дмитрий Текуцкий. АиФ/ Фото Артура Лаутеншлегера
Напомним, что в 2014 г. экспедиционная группа «Разбушлат» совершила уникальную экспедицию по реке Лене. Тогда путешественники сняли документальный фильм о Лене, об уникальной природе этих краёв - от южной Сибири до Полярного круга.
Кстати
Северный морской путь - кратчайший между Европейской частью России и Дальним Востоком. Длина Северного морского пути от Карских Ворот до бухты Провидения - около 5600 км. Расстояние от Санкт-Петербурга до Владивостока по Северному морскому пути составляет свыше 14 тыс. км (через Суэцкий канал - более 23 тыс. км).
Фото из экспедиции «Разбушлата» по рекам Якутии, 2015 год. АиФ/ Фото Артура Лаутеншлегера
Им довелось побывать в местах, где вообще никогда не ступала нога человека. За 40 дней на трёх моторных лодках экспедиция из пяти человек прошла 7 тыс. км сибирских и якутских рек. Впервые в мире Лена была полностью пройдена туристской группой на малых судах с подвесными моторами.
Артура Лаутеншлегера
По словам фотографа и оператора группы А. Лаутеншлегера, который также принимал в ней участие, нынешняя экспедиция гораздо сложнее и опаснее. Участники похода совершат выход в открытое море на обычных моторках, а идти придётся несколько дней - без дров и питьевой воды, поскольку прибиться к берегу в этих местах крайне сложно.
В этот раз путь экспедиции будет лежать по реке Индигирке. Её длина - 1726 км, площадь бассейна - 360 тыс. кв. км, она впадает в Восточно-Сибирское море. Старт экспедиции намечен на начало июля.

Евгений Тихомиров 27.02.2019 08:58

Своя лодка - по факту единственный транспорт, которым на Вайгач с материка можно попа
 
Еще об одном морском походе на остров Вайгач.
http://sevprostor.ru/expeditions/vaj...anovskogo.html
ВАЙГАЧ И НОВАЯ ЗЕМЛЯ НА КАРТЕ
ПУТЕШЕСТВИЯ / ВАЙГАЧ И НОВАЯ ЗЕМЛЯ
ВСЕ ПРО ПУТЕШЕСТВИЕ НА ВАЙГАЧ И НОВУЮ ЗЕМЛЮ:
ПЕРЕХОД С КУСОВОЙ ЗЕМЛИ И ПЕРВОЕ ИЗУЧЕНИЕ МЫСА МЕНШИКОВА С ЕГО ОГРОМНЫМ АБАНДОНОМ ВИДЕО О ПУТЕШЕСТВИИ ИЗ НАРЬЯН-МАРА НА ВАЙГАЧ ПЕРВЫЕ ЛЕДОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ У НОВОЙ ЗЕМЛИ СТОЯНКА НА ЛЭМБАРАЯХЕ И ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ КАРСКИЕ ВОРОТА ПОЕЗДКА НА ИЖ-КОМБИ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В НАРЬЯН-МАР ПРОГУЛКА НА РЕКУ ЮНОЯХА И ПРОЩАНИЕ С ПОПУТЧИКАМИ В ГУБЕ ЛЯМЧИНА У АНДРЕЯ ВЫЛКО ПАССАЖИРЫ ДО ВАЙГАЧА О ПУТЕШЕСТВИИ 2017, НАШЕЙ ЛОДКЕ И О НАС - РАССКАЗ И.БУЯНОВСКОГО ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ ПУТЕШЕСТВИЯ-2017 Еще...
О ПУТЕШЕСТВИИ 2017, НАШЕЙ ЛОДКЕ И О НАС - РАССКАЗ И.БУЯНОВСКОГО
Мы уже писали, что в этом году в путешествии были не одни. Ровно две недели нас сопровождали два человека: Илья Буяновский (многим известный как varandej) и его подруга Ольга. С ними мы добирались на Вайгач и некоторое время провели на острове. Затем мы отвезли Илью с Ольгой в единственный поселок острова - Варнек, откуда они улетели на рейсовом вертолете, а сами отправились к Новой Земле.
Здесь обзорный рассказ Ильи об этом путешествии, о нас, наших собаках и о тримаране. Далее повествование будет вестись от его лица. Впервые о том, чтобы посетить Вайгач, я задумался ещё в 2015 году. Вернее, меня едва ли не с детства манили полярные острова и архипелаги, всё то, что называют теперь Русской Арктикой: ведь если северный берег Евразии - это Край Земли, то стало быть острова - за краем? Да и сказывались воспоминания детства об экспедиции моих родителей на Командорские острова, куда меня взяли с собой. Земля Франца-Иосифа, Колгуев и Вайгач, Новая Земля, Белый остров, Северна земля, Новосибирские острова, остров Врангеля...
Вайгач из них из всех представлялся мне самым доступным: на нём в принципе есть постоянное население (около 100 человек), туда в принципе можно попасть общественным транспортом (вертолёт за 10000 рублей раз в 2 недели), с материка можно переправиться хоть на байдарке, а из документов нужно только разрешение на въезд в погранзону. К тому же, в 2015-м году я впервые побывал у ненцев, и понял, что хочу посетить Вайгач, в их религии являющийся Меккой и Олимпом. В марте-2016 я был в ближайших к Вайгачу посёлках материка - Амдерме и Каратайке, и в последней увидел вездеходы, везшие груз на Вайгач. И закончив чрезвычайно насыщенный сезон 2016 года, я начал думать об этом путешествии более плотно, уже тогда понимая, что оно на голову сложнее всего, за что мне случалось когда-либо браться.
За советом я обратился, конечно же, к Севпросторам, до того бывавшим на Вайгаче то ли дважды, то ли трижды и уже не воспринимавшим его как что-то сложное - за кормой (хотя и не везде они были на собственной лодке) у них лежали Земля Франца-Иосифа и Новая Земля.
На самом деле Севпросторов не двое, а четверо - помимо Пети и Наташи, в их команду неизменно входят Сева и Стёпа. Чёрный саблезубый Сева с усами китайского дракона - "дагестанец собачьего мира", пёс чрезвычайно вспыльчивый и безумно привязанный к хозяевам, которых однако в силу вспыльчивости иногда покусывает; но он и белого медведя покусывал за пятки, что дорогого стоит в тех краях. Белый Стёпа с розовым носом, в противоположность, вообще не умеет ни кусаться, ни лаять, зато отлично плавает и выживает в любой ситуации - прежде он и терялся, и травился, и тонул, но кажется, всех питерских собак ещё переживёт. Ну а с парой собак и ружьём в Арктику ехать не страшно.
И в общем уже не помню, когда точно и как именно, но у меня и ребят возникла идея отправиться на Вайгач вместе. Я обещал культурную программу, и в первую очередь найти дорогу к ненецким храмам, а они - довезти меня до острова и защитить в тундре. Построив лодку и испытав её на Ладоге, в 2015-м году Севпросторы дошли, описав круг по Белому морю, до Архангельска, где оставили её зимовать; на следующий год от Архангельска дошли уже до Нарьян-Мара и оттуда до краешка Новой Земли, ну а теперь собирались идти на Новую Землю на большую часть лета. Лёд с берегов Новой Земли всё равно сходит на пару недель позже, так что задержка на Вайгаче и не казалась даже поначалу чем-то сложным.
Ну а за идею побывать на Вайгаче горячо ухватилась Ольга, в автостопной тусовке известная как Тётя Суп, а у меня - как Птица. С ней мы были и на зимних северах, и в песках Туркестана, и в местах на юге от Москвы, что суровее Севера. Но здесь она была нужна мне как ни в одном другом путешествии: Оля 20 лет в туризме, в основном в роли походного завхоза, и были мы с ней тут как Фродо и Сэм - всю подготовку, всё походное хозяйство и большую часть техники безопасности в нашей двойке тянула она, а я лишь решал, куда нам идти.
А подготовка тут была действительно страшная, и почти полгода (!) Оля занималась ей почти всё свободное время. Я тоже времени даром не терял и записался по такому случаю в Ленинку - по Вайгачу есть отличные путеводитель, но только не карманного формата: монография "Вайгач - остров арктических богов" под редакцией Петра Боярского издательства Paulsen и её более старая light-версия "Остров Вайгач. Культурное и природное наследие" того же автора. Но последнюю уже нигде не купишь, а первая стоит под 3000 рублей и весит больше, чем мой ноутбук, поэтому самым простым вариантом для меня оставалось записаться в библиотеку да сделать карманный конспект.
Пропуск в погранзону сделать оказалось очень просто - я позвонил в погранслужбу в Архангельске, там мне дали мейл, на который я выслал заполненные бланки, и всего-то через 2 недели (при том что официальный срок ожидания - месяц) мы получили пропуска.
А ближе к делу меня консультировал о реалиях на острове известный всем его жителям Андрей Николаев, у которого, если лень возиться так как мы, можно организовать туда тур.
Тем временем Оля шила или выбирала в туристических магазинах одежду и снаряжение, заготовляла сало, пимекан, топлёное масло, проектировала печку-щепочницу, рассчитывала необходимые запасы продуктов... Главная сложность путешествия в такие места - в том, что с собой тащить туда нужно реально ВСЁ. На двоих путешествие обошлось нам примерно в 80 тысяч (на самом деле не так уж и дорого - порядка 1000 рублей в день на человека), из которых больше половины (15 тысяч - билеты, 20 тысяч - еда, 5-10 тысяч - разные другие закупки) была потрачена ещё в Москве, 15 тысяч - в Нарьян-Маре перед выездом и чуть меньше половины (25 тысяч транспорт, 10 тысяч ночлег) на обратном пути, а непосредственно в путешествии мы попросту не вспоминали о деньгах. На двоих у нас выходило 120-140 килограмм груза! И часть его (свои вещи и скоропотрящиеся продукты) привёз на самолёте я, часть привезла на поезде Ольга, а "контрольный пакет" наших припасов и почти все свои вещи везли из Питера sevprostor, у которых для этих целей есть Пазний Иж. Последний ("Москвич", делавшийся в Ижевске в 1990-2000-х), как известно, считается худшей машиной из существующих на планете, но Петька настолько рукаст, что выбрал его вполне сознательно и довёл до ума.
Своя лодка - по факту единственный транспорт, которым на Вайгач с материка можно попасть уверенно: на вертолёт предварительно продаются всего 2 билета за 45 суток, да и те нельзя купить удалённо, а посадка в режиме живой очереди совсем не гарантирует, что на борт пустят праздных туристов, да и ограничение по весу тут 20 килограмм, до 30 - с доплатой по 120 рублей за килограмм, а после 30 - с доплатой 300 рублей за каждый килограмм, коих у нас сверх нормы выходило под сотню: если бы мы и улетели - то как минимум за 50 тысяч на двоих! По изначальному плану мы должны были прибыть в Нарьян-Мар в районе 12 июня, числу к 17-му быть на Вайгаче, а 1 июля улетать оттуда вертолётом, но аномально холодная весна, не успевшая освободить ото льда устье Печоры, внесла коррективы - 1 июля я только-только прибывал в Нарьян-Мар. Новое время выезда оказалось не очень удобным - вместо оптимальных 2 недель на Вайгаче у нас выходило либо 1 неделя до вертолёта 15 июля, либо 3 недели до вертолёта 29 июля, и выбрав второй вариант, мы изрядно удлиннили путешествие. Но если мы ехали на месяц и потратили 80 тысяч без особой экономии, то Севпросторы ушли на 2-2,5 месяца, и их бюджет выходил 140 тысяч в условиях жёсткой экономии.
Вот она, "Амдерма-24", и первой моей реакцией при виде неё было "такая маленькая!". На самом деле в ней 7 метров длины и 1,55 метра ширины корпуса, а проектировал её Петька по образцу знаменитой лодки МАХ-4 Евгения Смургиса, о чём на сайте Севпросторов есть подробный материал. Я знал эту лодку давно - впервые приехав в гости к Севпросторам в 2014-м, я ночевал в летнем домике, зимой служившем мастерской, среди её деталей.
У "Амдермы-24" разборный корпус; каюта, чуть выступающая краями за борта; специальный колодец для мотора (а мотор у неё - обычный подвесной лодочный на 6 лошадиных сил), и пара "крыльев" с поплавками, совсем не лишних в беспокойном Баренцевом море.
-Лодка для нас, - говорил мне Петька, - это как раковина для моллюска: и дом, и спасение. Мне этот образ пришёл на Новой Земле - представь себе, кругом совершенно безлюдный, глубоко враждебный мир, и эта лодка в нём - единственное "своё", что у нас есть.
...В целом, я бы сказал, вид у "Амдермы-24" слегка космический. "Амдерма-24" - название проекта, а лодка зовётся просто "Севпростор", и характерный колючий ёж - Петькин вензель:
На мрачном Лесозаводе, по соседству с колоритным деревянным амбаром, и проходили первые дни путешествия. Мучительные сборы подходили к кульминации, и мы, все на нервах, были в одном шаге от того, чтобы переругаться.

Евгений Тихомиров 27.02.2019 09:01

А лодка "Севпростор", подняв парус, устремилась прочь из бухты Варнека, к Новой Земле
 
Первые дни ребята приводили лодку в порядок, а к середине третьего дня наступил судьбоносный момент - спуск на воду. Для этого мы вызвали автопогрузчик, и так как зимовала лодка в сотне метров от воды - услуги его стоили всего-то 2000 рублей. Лодка, даром что с крыльями, набирает высоту, я оттягиваю один из ремней, чтобы она не стукнулась о стену.
Спуск лодки на воду - самый тревожный момент экспедиции. Вдруг что-то пойдёт не так, или вдруг на воде окажется, что в ней течь? Но лодка уверенно встала на воду, и Петька с гордостью оглядел своё творение и транспорт, свою раковину в несовместимых с человеческой жизнью краях.
Следом повезли байдарку, которая для "Амдермы" будет шлюпкой и ещё одним грузоместом. Её Петька тоже сделал своими руками. Тут уже обошлись без автопогрузчика, и мы попытались своими руками закинуть её на крышу Пазнего Ижа. Увы, первая попытка не удалась, и почесав репы, мы выгрузили из байдарки хранившийся в ней якорь. Спустив её на воду, Петька радостно сделал круг по воде Лесозаводской курьи.
Потом поехали за последними закупками. Самый дефицитный товар на Севере - это бензин; достаточно сказать, что доставка его бочки в Варнек стоит 100 тысяч рублей, то есть 500 рублей за литр. Но бензина там так мало, что и за такие деньги его не очень-то купишь, поэтому весь бенз надо брать с собой. Заправляться поехали на обычную АЗС (в Нарьян-Маре это конечно же "Лукойл"), и заправились на 11 тысяч рублей (около 200 литров), так что счётчик приходилось сбрасывать дважды или трижды.
Потом купили хлеб (20 буханок по 40 рублей - это оказалось слишком много, так часть его в итоге заплесневела), зажигалки, патроны для "Сигнала охотника" (в Москве их не продавали из-за футбольных матчей, хотя по словам Петьки, пользы с этих штук против белого медведя не было бы никакой). Труднее всего оказалось найти в Нарьян-Маре тару для воды - в дома тут подаётся артезианская вода, и баклажками никто не пользуется. Единственную пятилитровку за 120 рублей мы нашли в одном из магазинов, и от отчаяния я даже в помойки заглядывал. В помойках Нарьян-Мара лежат оленьи шкуры, плазменные мониторы и ещё бог весть что, а вот баклаг не нашлось даже там. В итоге со злости купили пару прочный канистр по 200-300 рублей.
У берега я снял кроссовки и убрал их в поплавок на долгосрочное хранение - ближайший месяц мне предстояло провести либо в ботинках, либо в резиновых сапогах. Ещё я взял в поездку комплекты термобелья, флиса, непромокаемой одежды, энцифалитку-"скафандр" с застёгивающимся накомраником в капюшоне (на кадре выше я в ней), куртку, рассчитанную на 0 градусов, шапку, шарф, тёплые перчатки и ещё бог весть что... Простое правило - на Север всегда надо готовиться существенно тщательнее, чем вы считаете нужным.
А Пазний Иж останется на берегу, укутанный в тот же синий брезент - ждать возвращения хозяев.
Для четверых двухместная лодка оказалась явно тесноватой. Вдвоём на ней можно просто жить, расстилая спальники на полу каюты, а вчетвером - только совершать переходы с меньшей скоростью и бОльшим расходом бензина, по очереди сменяясь в кокпите. Для четверых "Амдерма-24" и не замышлялась - мы были первыми, кого Севпросторы согласились взять с собой.
К вечеру над лодкой подняли 7-метровую мачту.
У каюты есть дверь наружу и люк на крышу. В каюте есть печка под полом (на кадрах выше видна труба), а где-то в недрах лодки скрывается мощный аккумулятор для подзарядки техники.
Под полом и лавками кокпита, под полом каюты, в поплавках - багажные отсеки, общего количества которых я даже не смог подсчитать: грузоподъёмность "Амдермы-24" порядка 700 килограмм. Море, впрочем, есть море, и хранить всё, что может отсыреть, нужно в герметичных упаковках. В каюте вчертвером неплохо пить чай, а вот улечься даже втроём было бы непросто. Туалет же на лодке не предусмотрен - либо в ведро и за борт, либо сразу за борт.
Вдвоем Севпросторы ходили по весьма серьёзным волнам, вчетвером предпочитали идеальную погоду.
На мачте можно поднять парус. Чисто под мотором лодка выжимает максимум 10-11км/ч при благоприятном течении, а вот под парусом когда-то (без нас) получилось все 25км/ч. Пожелания "попутного ветра" Петька отверг - попутный ветер тоже может быть опасным.
В основном движение лодки выглядело как-то так. А вот тот самый якорь, тоже самодельный.
С опущенным пером руля осадка "Амдермы-24" порядка 70 сантиметров, поэтому к берегу предпочитали подходить на байдарке по схеме "волк - коза - капуста". При этом я одинарное весло взял впервые в жизни, а Ольги привыкла в прямому, а не перпендикулярному веслу, поэтому после пары рейсов Петька нам вёсла более не доверял и возил на берег и с берега лично. Обычно высадка занимала два рейса - на меня и на Ольгу.
Иногда ребята сами приходили в гости, заодно забирая у нас севшие аккумуляторы и привозя аккумуляторы с подзарядки. Без электричества мы с Олей прожили около двух недель - от выхода из Нарьян-Мара до прибытия в Варнек.
Мы ночевали на берегу, и после выхода из Нарьян-Мара сменили три места. Сначала - неприметный бережок на Печоре, в досягаемости сотовых вышек Нарьян-Мара. Здесь мы отдыхали после панических сборов, а Петька и Наташа зарабатывали своим фрилансом деньги на обратную дорогу.
Затем - длинный и узкий остров Песяков в виду факелов месторождений Большеземельской тундры, где мы пережидали ветер.
Остров Песяков
Остров Песяков
Наконец, бухта Лямчина на Вайгаче, расположенная так, что подходя к острову с запада, неизбежно попадаешь в неё - сюда впервые причаливали и поморы в незапамятные времена, и англичанин Стивен Барроу в 1554-м. На заднем плане видна одинокая изба, где живёт старый ненец Андрей Вылка, гостями которого, поставив палатку рядышком, мы и стали на неделю.
И наконец последний раз нас высадили в Варнеке - единственном посёлке Вайгача. Вот оно - всё наше барахло, которое мы запасали с учётом риска не попасть на вертолёт 29 числа и стало быть застрять ещё на 2 недели. К нашей чести, островитян мы не объели, и даже напротив - оставили излишки посёлку.
А лодка "Севпростор", подняв парус, устремилась прочь из бухты Варнека, к Новой Земле, до которой отсюда 140 километров. Это были последние дни жары и штиля, и очень надеюсь, что ребята дошли туда благополучно и сейчас у них там всё нормально.

Евгений Тихомиров 27.02.2019 09:03

И всё же общие ощущения этого путешествия не назвать даже "сильными". Скорее просто -
 
Что в итоге? На "Амдерме-24" мы увидели фактически четверть Вайгача - юг его баренцевоморского побережья. На север попасть мне очень хотелось - там главная святыня ненцев Болванская гора, там руины метеостанции Старый Вайгач 1910-х годов постройки (рискну предположить - самые северные каменные здания Российской империи), действующая полярная станция на мысу Болванский нос у древнего святилища Старухи (Хэдако), да Дыроватая губа, которую все в ней побывавшие обожают. Но увы - расход бензина превысил прогнозы, а значит отвезти нас туда ребята могли лишь в ущерб своему новоземельскому маршруту, на что конечно же они пойти не могли.
Но без лодки, пешком по болотам, мы с Олей ходили на Карское море, куда поехал проведать избушку приютивший нас в Варнеке оленевод Станислав Валейский.
Во-первых, в эти края обязательно нужен накомарники и антикомарины, а если точнее - тюменская "Дэта", потому что больше ничего здешнюю комарилью не берёт.
Во-вторых, не стоит сильно рассчитывать на дары тундры. Нас пару раз угощали гусями, но не оправдались надежды ни на рыбалку (в озерах царило безрыбье), ни на морошку (она поспевала-поспевала, но так к нашему отъезду и не поспела - зато сейчас поди тундра от неё золотистая).
Во-третьих, надо понимать, что деньги здесь - это просто бумага, и куда полезнее обмен товаров на услуги. Самый эффективный товар - водка, но выпив её, ненцы будут вас ненавидеть. Водка здесь - как злой дух, ненавистный, но искущающий. Поэтому при всей эффективности - ни в коем случае не везите на остров эту гадость! Самый ценный товар из приемлемых - бензин: вас никто не повезёт на "буране" или моторной лодке, потому что как уже говорилось - доставить сюда бочку бензина стоит 100 тысяч рублей, и примерно в такую сумму туристу обойдётся водное или снежное "такси" до Амдермы. Лучший же меновый товар по сочетанию цены и веса - это табак, будь то блоки сигарет или махорка. Мы, конечно же, не позаботились об этом, но в общем и обычные продукты, вплоть до чая, сахара или печенек, уже если не меняются на что-то, то хотя бы заметно улучшают отношение местных жителей.
Вопреки прогнозам, обещавшим 8-15 градусов, дожди и ветра, погода нас откровенно баловала, и изнывали мы тут чаще от жары, чем от холода и сырости. На Вайгаче, у 70 градуса, было теплее и суше, чем в Москве! Температура доходила до 31 градуса (более всего удивляя старожилов), Баренцево море прогревалось в бухте Лямчина до 18 градусов, так что холодно было лишь от осознания того, ГДЕ купаешься. Впрочем, жара и комары - погода тоже не самая приятная, а лучше всего становилось, когда в солнечный день поднимался свежий ветер.
Один раз был дождь, один раз (как раз когда мы шли по болотам на Карское море) - густой туман, один раз (на обратном пути) - выпадал ночной иней. Но каждое ухудшение погоды заканчивалось тем, что у нас ломался фотоаппарат: новенький, ещё на гарантии, Canon PowerShot SX60 отказал под дождём, просто перестав включаться; старый, побитый временем Canon PowerShot SX40 сделал то же самое в тумане, так что у нас осталась лишь позорная мыльница. Я не Петька, технику чиню методом шаманских плясок, и каким-то образом понял, что "сороковой" оживает, если в нём несколько раз поменять аккумулятор, а после реанимации не выключать сразу, а с полчасика подержать в работе. Позже я проделал то же самое и с "шестидесятым", но оба фотоаппарата снова умирали и оживали после этого не раз и не два. В день отлёта "шестидесятый" и вовсе не по-детски заглючил - он включался, но не реагировал на кнопку фотографирования, зато иногда самопроизвольно снимал несколько кадров подряд; контролируемо он мог снимать только видео. "Сороковой" в это время был в отключке, и даже мыльница отказала - так что короткими, по 2-3 секунды, видео мне пришлось снимать обратный перелёт. "Мыльницу" удалось оживить в Нарьян-Маре спустя сутки, "шестидесятый" заработал нормально через несколько дней, "сороковой" попустило только в Москве. У ноутбука же отказал аккумулятор, так что он работал только от розетки - но кажется, и он теперь оживает. Не знаю, что это было - то ли проделки ненецких духов за то, что мы потревожили святилища, то ли просто долгое и НЕПРЕРЫВНОЕ пребывание техники в холоде и сырости. Не ясно и то, как техника поведёт себя дальше - ведь на носу следующее путешествие...
А обратный путь с Вайгача оказался куда тяжелее, чем мы думали. Вообще, так вышло, что мы детально прорабатывали всё касающееся собственно Вайгача, от того, что есть самим до того, как не стать едой белого медведя, а вот о подходах попросту ЗАБЫЛИ, не удосужившись подготовить себе ночлег в Нарьян-Маре и оптимальную комбинацию обратного пути. Летели вертолётом из Варнека через Амдерму, летом ещё более мрачную, чем зимой.
Коротали дни в Нарьян-Маре в ожидании парома (вертолёт прилетел вечером субботы, а паром ожидался не раньше среды) и день и две ночи шли этим паромом вверх по исхудавшей за месяц Печоре/
И ещё три дня мучительно пробирались к Москве автостопом с горой вещей (60 килограмм), на остановках похожей на столбчатую диограмму, вспоминая такие позабытые за месяц сущности, как деревья или ночь, деньги или шум, ложь или хамство. Единственным новым городом (село Варнек и промысловые избы по бухтам - не в счёт) поездки для меня оказался Котельнич в Кировской области, где мы потеряли целый день, столкнувшись с городскими сумасшедшим.
И всё же общие ощущения этого путешествия не назвать даже "сильными". Скорее просто - "Это не со мной!".

Евгений Тихомиров 28.02.2019 09:53

Река Шапкина, ненецкое название – Пилворъяха, что означает "глубокая река", давно при
 
Есть на русском севере красавица речка с не обычным названием,а точнее с именем Шапкина. Сегодня рассказ об этой чудной речке . Почитайте. К сожалению, там для водных туристов стоянки обеспечивает только мать наша природа. Край по бергам заброшенн, кругом следы запустения, разрухи.......
"Все населённые пункты, находящиеся на реке Шапкина – нежилые, поэтому здесь отсутствует какое-либо транспортное сообщение."
http://dorogavnao.blogspot.com/2013/...g-post_26.html
Под мотором по реке Шапкина
Река Шапкина
Река Шапкина, ненецкое название – Пилворъяха, что означает "глубокая река", давно привлекает любителей приключений – туристов, охотников и рыбаков. Кольцевой маршрут, начинающийся от автодороги Нарьян-Мар – Усинск проходит по живописным уголкам Ненецкого округа и республики Коми.
Правый приток реки Печора – река Шапкина является типичным тундрово-лесным равнинным водотоком. Её длина составляет около пятисот километров. Река берет свое начало с южного склона водораздельной гряды, разделяющей бассейны рек, текущих на север в Печорское море, и рек, текущих на юг. Исток реки – озеро Большое Шапкино.
В верхней половине бассейна реки Шапкина открыты несколько нефтяных и нефтегазоконденсатных месторождений – Шапкинское, Лаявожское, Инзырейское и др., которые в настоящее время не эксплуатируются.
Русло реки сильно меандрирует, как у всех равнинных рек, текущих по участкам, сложенным рыхлыми молодыми четвертичными отложениями.
Чаще появляется по берегам реки лес, река Шапкина
Характерно чередование плесов и перекатов, а также высоких крутых и пологих берегов, что придает реке весьма живописный облик.
Течение спокойное, однако, в период половодья река становится бурной, уровень воды на отдельных участках поднимается до 10 метров, заливая все низменные участки. В это время поток обладает громадной энергией и становится грозной силой, разрушающей все на своем пути. Следы этих разрушений хорошо видны на склонах долины: поваленный лес, вырванные кустарники. В 1972 г. во время сильного половодья был почти полностью разрушен пос. Шапкино – самый крупный населенный пункт на реке в те времена. После наводнения все население поселка было вывезено в другие населенные пункты, и он прекратил свое существование.
Берега реки, практически, по всему маршруту поросли густым кустарником, березово-еловым лесом с кустарниковым подъярусом из карликовой березки, ивы, можжевельника. В нижнем течении реки произрастает шиповник и смородина. Открытые, продуваемые ветром участки можно встретить лишь на песчаных косах, где и рекомендуется ставить палатки на ночлег.
В лесу в конце июля – начале августа много грибов (красноголовики, белые, подберезовики, грузди и др.). На болотах вдоль долины реки обычно много морошки, брусники, голубики.
Богат и разнообразен животный мир. Из рыб в реке водятся семга, хариус, сиговые, щука, язь и другие виды. Из водоплавающей птицы в реке и ближайших озерах встречаются утки, гуси, малый тундровый лебедь, разнообразные кулики, крачка. В воздухе, а если повезет, и на гнездах можно увидеть орлана-белохвоста, полярную сову, сапсана, дербника, серебристых чаек, поморников и др. Много певчих птиц из семейства воробьиных. В тундре вблизи от реки нередко встречается куропатка.
В последние годы по долинам рек из лесной зоны в северные тундровые районы стали проникать бурые медведи, и поэтому численность медведей в Ненецком округе, в последние годы, заметно возросла.
Иногда причаливание становиться проблематичным, река Шапкина
Основная идея экспедиции – прохождение маршрута на моторной лодке типа "Кайман" с целью разработки и описания несложного, но длительного маршрута для использования в летний период, привлекательного для любителей активного отдыха не имеющих специальной подготовки для преодоления водных препятствий, а также семейного и детского отдыха.
С точки зрения действующей классификации на маршруте нет категорированных препятствий. Однако по трудозатратам при прохождении маршрута на моторных лодках в период малой воды таковыми вполне можно считать многочисленные каменистые и песчаные отмели при впадении в Шапкина боковых ручьёв и рек на всём её протяжении.
Каменные глыбы могут быть в любом месте, как мины, река Шапкина
В связи с этим претерпел изменения график движения группы. Вместо запланированных 50 - 80 км в день группа проходила лишь по 40 (в начале пути) - 60 (в среднем течении) километров за 1 ходовой день. Только за последний переход удалось пройти 80 км. Из-за многочисленных подводных камней и продолжительных мелей, даже в среднем и нижнем течении реки приходилось переходить на вёсла (при себе имели вёсла для катамаранов на всех членов группы), не редко приходилось просто, напросто перетаскиваться через наиболее мелкие участки. От ударов о камни не спасало даже то, что, практически на всём протяжении шли на приподнятом моторе (болотный ход). Итак, вместо пяти, как было запланировано ранее, на переход по реке было потрачено семь ходовых дней. По одному дню было потрачено на переход по Печоре и подготовку транспортных средств в начале экспедиции. Один день ушел на восстановление группы – днёвка в Вонде. Этот день оказался очень кстати, у одного из членов группы случился сильный приступ радикулита и весь день ушел на борьбу с ним.
Останки деревянной баржи – такие махины таскали груза по Шапке в советское время, по большой вод, река Шапкинае
Фото 12 - 14. Останки деревянной баржи – такие махины таскали груза по Шапке в советское время, по большой воде
Самое удобное место для начала путешествия – это мост через р. Шапкина, расположенный в верховьях реки на расстоянии около 95 км к востоку от Нарьян-Мара, до которого, в настоящее время, построена автомобильная, грунтовая дорога.
Все населённые пункты, находящиеся на реке Шапкина – нежилые, поэтому здесь отсутствует какое-либо транспортное сообщение. Встретить людей в летний период, также, практически, невозможно, поэтому, в случае аварийной ситуации на маршруте, группе придётся рассчитывать только на собственную подготовку или помощь спасателей МЧС, для чего необходимо зарегистрироваться в Поисково-спасательной службе Ненецкого автономного округа ещё до начала путешествия и иметь при себе средства связи.
Длина маршрута по воде составляет 330 километров – по реке. Рекомендуемая продолжительность путешествия – 7 дней при условии высокого уровня воды (июнь – начало июля) или 10-15 дней при движении на байдарках. Закончить путешествие можно в селе Новый Бор Республики Коми и вернуться в Нарьян-Мар на судне, или продолжить путь по реке Печора. Расстояние от устья р. Шапкина до г. Нарьян-Мара составляет 164 километра. Туристы из других регионов могут продолжить путь вверх по Печоре до ближайшей железнодорожной станции, что значительно снизит затраты на путешествие.
В целом маршрут является одним из самых доступных и безопасных. Живописность ландшафтов вдоль реки, не заселенность местности, хорошая рыбалка, возможность сбора грибов и ягод могут быть весьма привлекательными для любителей активного отдыха. Вместе с тем, удалённость территории обязывает с максимальной серьёзностью отнестись к соблюдению группой элементарных правил безопасности в путешествии. Особенно внимательно необходимо подбирать место для организации ночлега. В начале лета, когда земля ещё перенасыщена влагой от тающего снега, в этих местах нередки оползни породы на крутых склонах. В ходе путешествия существует большая вероятность повстречать лосей и медведей, а встреча небольшой туристской группы с лосем, особенно в конце лета – начале осени, может закончиться для первых большими неприятностями. Встреча с медведем на маршруте, так же, весьма вероятна. В летнее время медведи, как правило, не агрессивны и на человека не нападают. Однако нужно быть очень внимательными при ходьбе по лесу, при походах за ягодами и грибами и по возможности избегать встречи с этими животными, особенно с медведицами, у которых есть медвежата.

Евгений Тихомиров 28.02.2019 09:55

Конечно, необходимо сказать несколько слов о комарах, мошке, оводах и прочих кровососущих гадах. Планируя путешествие по Шапкина, впрочем, как и по любой другой северной реке, средствам защиты от насекомых следует уделить особое внимание. В качестве защиты при движении лучше всего подойдут комбинированные костюмы "Антигнус" с накомарниками. Для защиты кожи больше подойдёт спрей или аэрозоль. Хорошо иметь средство (аэрозоль), которое не отпугивает комаров, а убивает, потому как, залезть в палатку и не запустить этих гадов не получиться. Для выкуривания можно использовать пластинки или спирали, но это неудобно и вредно.
Людей спасает только одежда и химия, река Шапкина
К объектам осмотра на маршруте можно отнести строительство дороги, мост через реку, посёлок геологов буровая Шапкина-2 (83 км. от моста), бывший выселок Тельвисочного сельского совета Вонда (в 30е годы 4 хозяйства, 20 чел.), базу геологов (214 км. от моста), разрушенный поселок Шапкино (72 км. от устья, в разные годы здесь были: овощехранилище (50 тонн), хлебопекарня (0,25 тонн), баня, ледник, верёвочный кораль, столярная мастерская, кирпичный завод, канюшня, скотный двор, пилорама, кузница, звероферма, школа, интернат, детский сад, почта, метеослужба, медпункт, рыбкооп, красный чум, кинофикация, электростанция, маслозавод, радиоузел, клуб, жилые дома), две деревянные баржи.
В заключении хочется добавить несколько слов об использованном в путешествии снаряжении. Специального снаряжения для прохождения по маршруту не требуется за исключением средств передвижения и спасения на воде. В нашем случае в качестве такового была использована комбинированная лодка с надувными бортами "Кайман N-420A" с алюминиевым дном, оборудованная подвесным лодочным мотором Меркурий 40. К недостаткам которой, можно отнести только то, что эта лодка скорее предназначена для большой реки и даже прибрежных районов, а не как не для каменистой речки. Выйди мы на неделю, другую раньше, и цены бы ей не было. Зато идти по Печоре было одно удовольствие. В качестве ёмкостей для топлива использовались 23 литровые полиэтиленовые фляги, бывшие в употреблении. Очень удобные при транспортировке, пустые фляги подвешивались за борт, чем увеличивалось свободное пространство в кокпите. Так же можно использовать пластиковые бутылки по 2 и 5 л. (ещё лучше).
На всякий случай были взяты катамаранные пластиковые вёсла (Тритоновские). Замечательные при переходе через наиболее опасные (для мотора и лодки) участки реки. Грести на Каймане родными веслами с загруженным кокпитом практически не реально, а здесь работает вся группа, сидя на болонах как на катамаране. Очень были кстати, помогли. Из электроники, за исключением фотоаппаратуры был только GPS-навигатор Magellan eXplorist XL предоставленный нашими друзьями Архангельским трестом инженерно-строительных изысканий с картами НАО и Республики Коми. Не могу нарадоваться на этот прибор, работает много лет безукоризненно.
В качестве "крыши над головой" использовалась палатка Bask Igloo V2 – хорошая штормовая палатка, особенно замечательна внутренняя палатка без тента. Установка тента каждый день надоедает. Очень низкий вход (залезть можно только на корточках). В жару спать невозможно. Шторм выдержала достойно даже на песке, но с пластиковыми колышками от Caleman (кемпинговой).
Пластиковые 50 литровые ёмкости использовали первоначально для хранения продуктов, затем в одну переложили спальники из баула. Удобно, но занимает место.
Спальные мешки (утеплитель – искусственный заменитель пуха) – удобные, компактные, тёплые. При намокании греют, быстро сохнут.
Для приготовления пищи использовалась плитка газовая складная со шлангом и 4 баллончика (использовали 2,5) газа Евро газ. Очень удобно и надёжно. При намокании пьезы газ зажечь спичкой, после чего работа пьезы возобновиться. Других неполадок за 10 лет использования не было. Котлы 1,5 и 2 литра из нерж. стали – вполне хватает на группу 4 человека. Оптимальный вариант при использовании горелки.
В качестве одежды самым главным элементом оказались – костюм "Антигнус", бродовые сапоги и кепка. Всё остальное как обычно – трусы, носки, термобельё.
Из того, что не взяли, действительно не хватало эхолота, пожалели много раз. Лодка, так же была взята слишком массивная, вполне подойдёт Кайман 400 или 300 с мотором 25 или 5 л/с соответственно.
Маршрут оказался хорошим, лёгким и достаточно недорогим. Если решить вопрос безопасности при переходе на байдарках через р. Печору в районе с. Новый Бор, то в этом районе можно удачно проводить летние спортивно-туристские лагеря. Интересен данный маршрут будет и для прохождения малочисленными (семейными) группами. Любители рыбалки так же смогут хорошо провести время за любимым занятием. В зимний период, данный район может быть использован для организации охотничьих туров.
Для прохождения по маршруту на моторных лодках (с "большими" моторами), как и при использовании катамаранов, лучше использовать более ранние сроки – июнь – начало июля. При движении на байдарках сроки организации путешествия большого значения не имеют.
При движении по маршруту большой группы необходимо иметь двуручные пилы, для распиловки дров.
Необходимо позаботиться о безопасности путешествия - помощи будет ждать неоткуда.
Дневник экспедиции
08.07 Нарьян-Мар – база временного пребывания посёлок дорожников на реке Шапкина: 95 км., 3,5 часа
На автомобиле "КАМАЗ" по грунтовой дороге Нарьян-Мар - Усинск до моста. Удобное место для подготовки лодок и спуска их на воду. Идёт мелкий дождь. У моста лёгкий перекус, горячий чай.
Мост на Шапкина – сплав по реке - стоянка №1 (40 км. 7 часов)
Река местами глубокая, через километр первые камни. Перешли на вёсла. По берегам голая тундра. Идёт дождь, мерзко и противно. Встали на ночлег на высоком тундровом берегу. Лёгкий ветерок спасает от комаров. Появился небольшой лес, есть дрова. Далеко ходить к лодке.
09.07 Стоянка №1 – пос. геол. буровая Шапкина 2 – стоянка №2: 43 км. 13,5 часов
Река широкая, чаще появляется лес. По пути заходили в пос. геол. буровая Шапкина-2 (20:30), грязно, строений нет, из земли торчит труба с вентилями. В лесу пахнет соляркой. По такой реке да дать бы газу, но нет, камни постоянно на пути. Встали на ночлег в 23:09 на высоком берегу. Растительность луговая. Лес густой, много дров. Жарко тент на палатку ставить не стали.
10.07 Стоянка №2 (10:48) – стоянка №3 (19:39): 45 км. 7 часов
Лес становиться всё гуще и выше. На всём протяжении реки много дров – поваленных во время ледохода деревьев. Чувствуется сила реки в период весеннего паводка и как напоминание в кустах унесённый паводком балок. В 13:20 заметили на берегу бетонные конструкции – посёлок геологов, строений нет (100 км. от моста). Через 26 км. заметили замытые в песок останки деревянного судна (баржа 30-40 гг.). Решили встать на правом высоком берегу, это наша последняя остановка на траве. Комары и овода заедают. Встали прямо на медвежьей тропе. Сам косолапый пытался спастись от летучих кровопийц на сопке в 50 метрах от нашей палатки. Жара.
11.07 Стоянка №3 (9:50) – изба Вонда (15:39): 22 км. 6 часов
Река стала гораздо шире. Всё чаще камни сменяет песок, но от этого не становиться легче. Раньше на трудных участках мы переходили на вёсла, а теперь таскаем лодку по мелям. У Серёги совсем плохо со спиной. Встретили лося в реке. Встали на ночлег в избе Вонда. Вонла в 30х – выселок Тельвисочного с/с, 4 двора. Сегодня остался один дом, точнее охотничья избушка и банька. Очень неудобный подход к воде. В лесу много дров. Изба является пристанищем охотников (лось, медведь, боровая дичь и т.п.) в зимний период.

Евгений Тихомиров 28.02.2019 09:56

12.07 Днёвка, изба Вонда
Изба Вонда находится на левом берегу р. Шапкина чуть выше притока Вонда в 155 км. от моста и 175 км. от устья реки. Две ночевки в избе накрепко закрепили нашу любовь к палатке. Комары, которых невозможно выкурить и муравьи доставали всю ночь.
13.07 Изба Вонда (8:00) – изба Лиственничная (22:00): 62 км. 14 часов
После впадения в Шапкина Вонды и ряда других рек и множества ручьёв эта река заметно преобразилась, появилось больше прямых участков реки, но и петли стали гораздо длиннее. Теперь, если где-то впереди на карте в реку впадает, даже небольшой ручей, готовься к большой отмели. Даже большие притоки на карте на самом деле – узкие и глубокие, заросшие ивняком ручьи. В 15:15 по правому борту обнаружили ещё одну деревянную баржу. К семи часам вечера вышли на базу геологов (214 км. от моста), есть изба частично пригодная для проживания. В этот раз расположились прямо на песке, посреди большого песчаного пляжа, в 5-ти метрах от воды. Комаров практически нет, прохладно от песка и воды, близко к лодке. Единственное требование – не залезай в палатку с сырыми ногами. Спали как младенцы, и это при том, что на Лиственничной шикарная новенькая изба с баней.
Мужики!!! Берегите избы.
14.07 Изба Лиственничная (9:30) – район с/х коммуны Шапкина (19:00, изба Пригородка): 58 км. 9,5 часов
Очень хочется выйти на глиссер, река большая, течения практически неощутимо. Самый нудный переход вокруг оз. Долгий Нос – более 10 км. Впервые появилась возможность надолго опустить мотор, но выйти на глиссер так и не удалось, отдельные подводные камни, как будто разбросанные по дну реки, мощными ударами напомнили о своём присутствии. К 13 часам вышли к избе Верх. Сухомбей, по-видимому, здесь и располагался выселок с одноимённым названием, но мы его не нашли. В Шапкино вышли в 15:40. Потрясенные и полные впечатлений мы поспешили уйти из того места, где когда-то кипела жизнь, шла стройка, зеленели луга, созревал урожай. Где в один миг рухнули надежды, планы, перевернулись судьбы. Река разрушила этот удивительный мирок, и мы не захотели оставаться на его развалинах, хотя, скорей всего, мы ещё не раз вернёмся сюда. И опять песчаные дюны, только на десяток километров ниже. Все, как и прежде – разгрузка, палатка, ужин и спать.
15.07 Район с/х коммуны Шапкина (08:00, изба Пригородка) – устье Шапкина (14:00): 55 км. 6 часов
Идём уверенно, со скоростью 10-12 км/час. Теперь знаем точно – опасность может подстерегать только в отдельных местах – на крутых поворотах или при впадении в реку небольших речек и ручьёв. В основном это обычные песчаные мели, зачастую проходим их на "болотном ходу". Про весла уже забыли. Иногда на пути встречаются большие отдельные валуны, если налететь на такой на скорости, то можно навсегда забыть про лодку и мотор, не спеша, обходим их стороной, мы уже не торопимся. В устье Шапкина лагерь устроили чуть выше Медвежьего шара, чтобы не привлекать к себе внимания и во избежание непрошенных гостей. Слава Богу, песка всё ещё хватает. Костёр давно не разводим, неоправданная трата сил и времени. Пищу готовим на газовой плитке один раз в день – вечером. Иногда пьём горячий чай, чаще минеральную воду. Не успели поставить палатку, как послышались раскаты грома. Погода устроила настоящее испытание нам и палатке. Гроза длилась не больше часа, всё обошлось, палатка выдержала, даже на песке.
Если быть точным Шапкина впадает в Сухую Печору. В этом месте находиться сразу несколько островов – Катин, Бол. Овечий, Шапкинский. Соответственно для того, чтобы выйти в Печору необходимо преодолеть ряд мелких участков эту беду с лихвой компенсирует возможность передвигаться со скоростью большей, чем 30 км/час. Расстояние от устья Шапкина до Нового Бора практически, такое же, как и до Абрамовская – 6 км. Абрамовская – перевалочная транспортная база Шапкинского совхоза (несколько домов, нежилая).
Новый Бор – большое село, есть больница, клуб, магазины, школа и т.п. Транспортное сообщение по воде с Нарьян-Маром.
17.07 Устье р. Шапкина (9:30) – г. Нарьян-Мар (14:00): 156 км. 4,5
Единственная неприятность на участке пути – это мель при выходе из Сухой Печоры возле острова Шапкинский. Печора – судоходная река и достаточно хоть немного разбираться в лоции, чтобы избежать мелких участков. В случае ненастной (штормовой) погоды на этом участке пути есть множество больших и малых населённых пунктов, изб и т.п. где всегда можно найти приют.


Текущее время: 20:33. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС