Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 31.07.2018 12:17

Автовыезд на шлюз готовы всегда сделать!

Евгений Тихомиров 31.07.2018 12:18

Давайте сделаем автовыезд на шлюз!

Евгений Тихомиров 31.07.2018 12:26

Пинежье обновилось в последние годы, увеличилось население, вырос экономический потен
 
Чуть-чуть из истории Пинежского судоходства. Тема наша, так как по Пинеге суда в основном бегали маломерные, не большие.....
Надо знать, каким оно было всего-то 30 лет назад, а точнее представлять, каким судоходство должно быть в действительности, чтобы обеспечивать потребность тогдашнего "народного хозяйства" огромной территории Пинежья А в тот период тридцатилетней давности надо сказать там было множество леспромхозов, да и других производственных учреждений хватало, которых нынче и след простыл.
http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5321/
ПУТЬ КАРАВАНУ ОТКРЫТ
В оконце иллюминатора, словно в раму, вставлена картина под названием «Половодье», и я вижу синюю летящую реку, дальние леса над рекой и льдины, похожие на груды грязного хлопка. Еще вчера они бились в двинские причалы, стонали и лязгали, как товарный состав с ржавыми тормозами, давили друг друга, вставали на дыбы, поднимая к небу ноздреватые, истаявшие бока, а потом обессиленно падали, разбивались и плыли дальше.
Ночью в каюте я просыпался от этих звуков и выходил на палубу. В сиянии белой ночи река выглядела непрерывно движущимся конвейером, и только черные точки куликов и уток да темные прошлогодние бревна, очевидно, забытые лесозаготовителями на песчаных отмелях, нарушали белесые, чуть приглушенные ночью цвета весеннего разлива,
А сейчас мы стоим у впадения Пинеги в Северную Двину и ждем, когда пройдет последний лед. Путейский катер № 86 с полным комплектом километровых и створных знаков, с командой из шести человек и с провиантом на шесть суток должен идти вперед, на Пинегу, но инженер-гидрограф Епифанов, «король здешних вод», не торопится, заставляет судно маневрировать вдоль берега взад-вперед, выбирая подходящий зазор между льдами. Кстати, пинежский ледоход заметно обессилел, одряхлел и уже не представляет собой той грозной силы, которая еще вчера бухала орудийными залпами, вырывала с корнями деревья по берегам. Льдины теснились к причалам, слабо покачивались на воде и казались нестрашными.
— Последыши, — говорит Епифанов, читая глазами ледяные поля. — Рискнем, пожалуй, — и он лезет в рубку отдавать распоряжения.
Вздрогнув всем телом, катер разворачивается против течения и входит в устье Пинеги. Он идет прямо по льдинам, подминает их днищем, и те сшибаются лбами, крошатся, с тяжким стоном погружаются в воду и с шумом выныривают из-под кормы. Мы плывем уже больше часа — и никаких неожиданностей. Капитан Саша Морев радуется, помощник прораба Володя Визжачий радуется, матрос Коля Никитин тоже доволен: все идет как по маслу. И только с лица гидрографа не сходит угрюмое выражение.
— Ишь, развеселились! — И он круто бросает катер к левому берегу. — Смотрите!
Навстречу нам, в окружении множества обломков, плывет гигантская льдинина. Она размахнула свои концы почти на всю реку и даже цепляется за правый берег, выцарапывая оттуда пласты известняка. Мы вплотную прижимаемся к мелям, ищем мало-мальски удобную бухточку, чтобы избежать встречи с ледяной тушей, но она настигает нас и тащит назад. Скрипит металлическая обшивка, ревет, надрывается 75-сильный мотор, сопротивляясь десяткам тонн льда, помноженным на скорость течения. Дыбится, крошится лед, кричит Епифанов, но все напрасно: катер несет вниз, обратно, и мы бессильны что-либо сделать. Впереди невеселая перспектива «впадать» в Двину и все начинать сначала.
Путейский катер уходит «открывать» Пинегу.
Но — это должно было случиться! — льдина не выдержала напора катера. (А может быть, собственного веса?) Она вдруг оглушительно треснула, и мы буквально втерлись в образовавшуюся трещину, раздвинули ее железными бортами и на малых оборотах спустя минут десять оказались на абсолютно чистой воде.
— Ну и дела, ну и приключения, — облегченно вздыхает Епифанов.
А капитан Морев, вытирая пот со лба, заключает:
— Эх, сейчас бы баньку справить! А, мужики?!.
На Пинеге я не впервые. Внешне цивилизация обошла этот край стороной — ни асфальта, ни телевидения, ни каменных домов. Московские газеты приходят лишь на третий день... Первое впечатление таково, что жизнь здесь течет степенно и размеренно, как часовой механизм, заведенный исстари. Кажется, что пинежане давно смирились со своим положением и даже не прочь пошутить, позубоскалить над своим якобы «провинциализмом», памятуя старую поговорку: «Назови хоть горшком, только в печь не сажай...»
Но приглядишься повнимательней и увидишь: Пинежье обновилось в последние годы, увеличилось население, вырос экономический потенциал края. В лесу работают трелевочные тракторы, вывозящие древесину. Рокочут в небе «Аннушки». В тайге работают партии геологов и геофизиков: земля Пинежья таит миллионы тонн целестина, миллиарды тонн гипса. Подозревают — и не без основания — нефть и газ. Полным ходом идет строительство железной дороги, которая в будущем соединит Пинегу с другой северной рекой — Мезенью...
И все же, как ни крути, жизнь этой окраины во многом зависит от ее природы. В особенности весной, в распутицу, когда деревенские жители отрезаны не только от райцентра, но и от ближайших сел. Единственная возможность выбраться в город — самолет, но на него надежды плохи: взлетные полосы заливает талая вода, и они надолго выбывают из строя.

Евгений Тихомиров 31.07.2018 12:27

Ну, а как быть со снабжением — едой, одеждой, медикаментами, другими предметами первой необходимости? Все это доставляют пинежанам караваны судов из Архангельска. Раз в год более ста самоходок, танкеров и катеров заходят в Пинегу и по большой воде следуют до самых верховьев. Каждый леспромхоз, каждый сельсовет знают, какой груз и на каком судне им нужно встречать.
Мы прокладываем путь первому каравану — ставим на мелях вешки, обозначаем фарватер створными знаками. Мы — путейский катер № 86...
Каждый на судне знает свое дело и обязанности, каждый на своем месте. Кто-то стоит на вахте, чистит картошку, драит палубу, кто-то спит, свободный от вахты, читает, подстерегает с ружьишком уток, травит разные бывальщины и небывальщины, а река течет себе, как текла, быть может, двести миллионов лет назад, еще в доледниковый период, и нет ей никакого дела до людей. В этом ее течении, я думаю, скрыт такой же смысл, как в циркуляции крови по нашим капиллярам.
И еще я думаю о том, что, наверное, ошибаются люди, говоря о тихой, беззаботной жизни на реке. Какому речнику от воды покой? Скорее ему знакомо постоянное, хотя и невидимое простому глазу, напряжение. Оно узнается, вернее угадывается, по вздутиям вен на руках, когда те держат штурвал, по легкому подрагиванию морщин у глаз, по движению зрачков. У речного жителя как бы двойная натура. Одна расслаблена, открыта для друзей и разговоров, другая плотно застегнута и сжата, как пружина, в ожидании возможной беды. Вдруг какая мель откроется по фарватеру, или вынырнет топляк, или донное течение прижмет катер к опасному берегу? Да мало ли что может случиться в рейсе!..
— Разве это река?! — откровенничает Епифанов, стоя за штурвалом. — Вот где она у меня сидит! — И ребром ладони он хлопает себя по шее. — Попробуй, доверься ей, ослабь внимание! Одна навигация шестьдесят третьего года чего стоила. Полжизни унесла! Самоходки тогда на мели сидели, и весь груз мы на катерах перевозили. Вот была работенка! А сейчас что — игра...
Интересно, а что скажет Володя Визжачий? Он родился и вырос на Пинеге, исходил ее сызмальства вдоль и поперек, можно сказать, матерый речной волк. Однако и он не может привести в защиту реки ни одного аргумента.
— Дурная река, опасная. К ней открыто, с душой, а она козни на каждом шагу строит. Одних перекатов штук сорок. А сколько песку намывает! И это несмотря на то, что земснаряды работают и спецсуда фарватер вымеряют... Бывало, плывешь летом — полный порядок. Обратно через день возвращаешься — вдруг по течению бугорок проглядывает. Подплываешь ближе — да это песчаная коса. Пляж! Хоть телогрейку снимай и загорай...
Почему-то здесь принято ругать Пинегу. И коварная она («То так повернет, то эдак — попробуй, приноровись!»), и мелководная («В верховьях я ее вброд перехожу»), и лесосплаву помеха («Считай, пятая часть на берегах остается»), и семгой нынче не балует («Рыбка-то в ямах прячется»)... А река делает свое дело: кормит и поит людей, связывает их с миром.
...Левый берег круто взбирается вверх и, заслонив солнце, хмуро щетинится елью, сосной. Правый отвечает цепочкой старинных островерхих изб с гордо посаженными коньками на крышах. (Хорошо сказал Есенин: «Конь как в греческой, египетской, римской, так и в русской мифологии есть знак устремления, но только один русский мужик догадался посадить его к себе на крышу, уподобляя свою хату под ним колеснице...») Левый не останется в долгу, обязательно выкинет какое-нибудь коленце. Так и есть: «прогнал» с себя всю зелень, обнажился раздольным пляжем на километр и теперь пленяет плавной, торжественной мелодией поворота... Чувствуя свою слабость, правый тускнеет на время, меркнет: еловая глухомань однообразна, глаз не радует, а потом как выстрелит буровой вышкой, как подпрыгнет гипсовой скалой или разольется такими просторами, что и слов не отыщешь.
Пинежские деревни под стать берегам. Карпогоры, Пильегоры, Чешегоры, Матигоры, Веегоры, Шеймогоры. Есть еще Труфанова Гора, Высокая Гора, Айнова Гора, Церкова Гора, Шотова Гора, Вершинская Гора. То и дело встречаются Горка, Горушка, Холм... Можно подумать, нет более гористого края в стране, нежели Пинежье. Однако вокруг стелется плоская, будто укатанная и засаженная лесом равнина.

«Гористые» названия произошли от того, что древние люди всегда отыскивали для жилья самые высокие места в округе. И пусть «гора» возвышалась на какие-нибудь пять-шесть метров — что же делать, если нет выше! На «горе» нет болота, там сухо, можно поставить дом, завести пашню; стиснутый со всех сторон лесом, древний поселенец хотел воспарить духом...
— Какое место на реке самое опасное? — спрашиваю я у Епифанова.
— Это смотря когда и смотря как песок движется. Если дно жидкое — беды жди в любую минуту. Плывун — он плывун и есть. А если дно твердое, каменистое, то получше. Здесь и течение посильнее, и риску поменьше.
Он передает штурвал капитану, раскрывает передо мной внушительный альбом под названием «Лоцманская карта реки Пинеги. 1971 год» и на одном из листов показывает местонахождение судна.
— Через триста метров будет раскидистый перекат с песчаными грунтами. А потом берег сожмут высокие каменистые гряды, и вода как бы ляжет в фарватер. Очень сильная будет вода — шесть километров в час. А вот здесь, — он указывает пальцем на вытянутый светло-голубой кружочек у самого берега, — летом можно увидеть залом. Что такое залом знаете?
Еще бы не знать?! В свою очередь, я открываю лоцию в самом начале, нахожу Пьяный порог и от него, примерно в километре вверх по течению, точно такой же светло-голубой кружок, только побольше. Два года назад на этой отмели я видел гигантский залом, который соорудили бревна, вода и песок.

..

Евгений Тихомиров 31.07.2018 12:29

что караван из пятнадцати судов уже вошел в устье реки и полным ходом движется к верх
 
Чаще всего такие пробки возникают случайно. Очевидно, занесло на мель какую-нибудь подгнившую ель, и она осела на дно, заилилась. Бревно, плывущее следом, толкнулось о нее и, развернувшись по течению, стало надежным тормозом для других деревьев. Вот остановятся, замрут возле нее две-три могучих сосны. Не найдя выхода, они поднырнут вниз, найдут упор в песчаном дне и торчком застынут над рекой, как артиллерийские орудия. Дальше — больше. Весь лес, плывущий вольной россыпью, задержится у этих «орудий». Бревна с грохотом будут уходить вниз, громоздиться наверх, выползать на берег, загораживая русло. Залом станет шириться, разбухать, вся площадь вокруг него покроется бревенчатым настилом. И чтобы «выцарапать», растащить этот лес, сплавщикам потребуется не одна неделя.
Лоция была составлена с великим тщанием и дотошностью. Более подробной карты видеть мне еще не приходилось. На ней можно было найти любой ориентир, не боясь ошибиться на десять-пятнадцать метров. Масштаб позволял разглядеть даже такие места, где я когда-то ночевал, разводил костер, удил рыбу и где едва не выкупался, неосторожно садясь в резиновую лодку...
Навстречу нам по каменному коридору реки катится веселое, звонкое эхо. Оно рождается отрывистыми ударами металла о металл и непохоже на церковный перезвон, оглашавший когда-то пинежские леса. Это скорее звуки путейского молотка, вбивающего в шпалы железные костыли.
Пинега делает крутой вираж, и перед нами вырастает стайка щитовых домиков, — лодки, приткнувшиеся к берегу, туманная скобка моста, шагнувшего через реку. Это Шилега — поселок мостостроителей, штаб большой стройки, которая развернулась в северной тайге.
Трест «Севтрансстрой» прокладывает здесь дорогу, которая уже соединила Архангельск с Пинегой. Впоследствии эта магистраль откроет прямой путь к лесным богатствам междуречья Мезени и Пинеги. Там, на огромной площади, вдали от дорог и жилья, стоят не знающие топора и пилы спелые боры — беломошники, кисличники, брусничники.
Пинега когда-то была «так отрезана от всего живущего, что появление первого парохода весной, после ледохода, приветствовалось, как вестник из другого мира», — писал известный американский журналист Альберт Рис Вильяме. Почти пятьдесят лет назад по совету М. И. Калинина он путешествовал по глухим деревням Севера, плыл по Пинеге на тихоходном колеснике «Курьер» и видел толпы людей на берегах. Утробное, дрожащее всем корпусом судно встречалось криками «ура», в воздух летели шапки, а в некоторых селах даже били в колокола...
Много воды утекло с тех пор, но не будет преувеличением, если я скажу, что нас встречали не хуже. Правда, особого фурора 86-й не производил — здесь видели катера и побольше, и поновее; и «ура» никто не кричал; и вопросы, которые задавали нам, были самые обыденные. Но в поведении людей, скрываемые внешним безучастием, сквозили тайная радость и нетерпение. Первое судно за долгие-долгие месяцы зимы!
— Когда встречать караван? (Обычно это спрашивали хозяйственники.)
— На какой барже суперфосфат? (Это, конечно, агроном.)
— Мотоциклы будут? (Механизатор, только что из армии.)
— А детские коляски? (Молодая мать.)
— А нейлоновые кофточки пятьдесят шестого размера? (Кладовщица, эдакая богиня плодородия...)
Епифанов отвечает, что знает, что помнит, но долго мы задерживаться не можем. Пинега, веселая живая дорога, ведет нас все дальше и дальше.
Утро встречаем у деревни с поэтичным и звучным именем Явзора. Утро такое, словно его вымыли родниковой водой. Еще недавно туман столбами ходил по лесным лужайкам — розовый в отсвете солнца, белый в тени сосен. А теперь загустел, напитался собственной испариной, приник к земле и воде.
«Жизнь... жи-и-знь!» — ликует на дальнем болоте журавль. Из сиреневой мглы, из притихших лесов несутся на нас птичьи голоса.
«Вит-тю видел, Вит-тю ви-и-и-дел?» — спрашивает с березы какая-то птаха, видимо, чечевица.
— Видел, видел, — смеется Саша Морев. — Плохой пацан, непутевый.
Но чечевица, недовольная ответом, все спрашивает и спрашивает.
Морев слушает птаху, а думает о своем:
— Эх, сейчас бы в баньку сходить! А, мужики?
И вновь змеится Пинега в изворотах, вновь сошлись в разгульной пляске берега, прыгает катер на быстром течении. Река разливается, и берега ее при этом напоминают красно-зеленую чашу, в которую налита бирюзовая влага. На ярко-желтой отмели мелькают черные точки стрижей. Тишина вокруг такая, что слышен малейший шорох в лесу.
Путейцы ставят створные знаки.
Вот уже сутки катер идет без остановок. Прошлой ночью Епифанов звонил из ближайшего лесопункта в Усть-Пинегу, и ему сказали, что караван из пятнадцати судов уже вошел в устье реки и полным ходом движется к верховьям. Танкеры и самоходки везут свой груз строго по графику, и если сравнить их скорость с нашей, то через 'тридцать-сорок часов они настигнут катер и обойдут. Вот почему мы торопимся. Кроме того, водомерный пост в деревне Согра, конечном пункте нашего путешествия, сообщил угрожающие уровни паводка: 18 мая — 431 сантиметр, 19-го — 440, 20-го — 448.

Евгений Тихомиров 31.07.2018 12:32

к разливу шел флагман каравана — могучая по здешним масштабам самоходка, за ней — та
 
При цифре 448 Епифанов даже подскочил:
— Ну и дела, ну и приключения!
За восемнадцать навигаций, что он провел на Пинеге, это одна из самых рекордных отметок. Теперь понятий, почему он отдал приказ нигде не останавливаться, строго экономить горючее, беречь машину.
Больше всего гидрограф боится за пойму в верховьях реки: «Вот где будет работенка! При такой воде, видно, все прошлогодние знаки унесло». Я трижды бывал на верхней Пинеге, но этого места себе не представляю. Речка, как речка, течет в высоких цветочных берегах, трава по пояс, жаворонки в небе, кой-где осина, ива, березняк; на горизонте бродят идиллические стада, а в тихих омутах удят рыбу деревенские ребятишки — окунь, сорога, елец...
Чем ближе к верховьям, тем уже русло и больше пены — верный признак того, -что вода еще будет прибывать. Катер идет вдоль огромных, нависших над рекой штабелей бревен. Скоро их скатят вниз, и бревна поплывут к запани, а оттуда в Архангельск на лесопильные заводы... Мимо пролетают берега — две тугие размашистые косы с вплетенными в них деревьями и кустами. Вылетают из-за поворота рыжие кручи, глухие ельники, зеленые пожни с тихими озерцами и одинокие замшелые избушки — приюты сплавщиков и пастухов.
Пойма открывается неожиданно. Я даже не сразу сообразил, что это и есть то самое место, о котором говорил Епифанов. Летом, когда я плыл на лодке, здесь были крутые песчаные откосы, увенчанные густыми шапками зарослей; на них приходилось смотреть, задрав голову.
Сейчас мы лавируем среди этих зарослей. И кругом острова, острова. По колено в воде стоят сумрачные ели и осинки, трещат голые верхушки ивняка — бьет, заливает его наша волна. На первый взгляд все остается на своих местах: и вода, и кусты, и деревья. Но где Пинега, где фарватер?
Капитан Морев в растерянности. Он впервые в верховьях и никак не может сориентироваться: нет прежних створных знаков. Штурвал принимает опытный Володя Визжачий. Не сбавляя скорости, катер обходит деревья и пни, таранит кусты. Нужно срочно найти пару подходящих лесин, чтобы прибить к ним навигационные знаки. Иначе, чего доброго, караван угодит прямо в лес.
На одном из островков, где посуше, мы вбиваем столб, укрепляем на нем два белых щита. Один обращен назад, к створу, который уже пройден; другой нацелен вперед, на избушку — там предстоит новая работа. Но это только издали кажется, что избушка, на самом деле нечто вроде старообрядческой часовни. Фундамент ее наполовину повис над обрывом, обнажая черные прогнившие бревна, и трудно сказать, какие силы удерживают ее на земле.
Но нам некогда рассматривать «богово место». Мы ставим новый столб со щитом, утрамбовываем землю вокруг него и спешим дальше — до «финиша» добрых шесть часов хода.
Взгляд тонет в сумасшедшем разгуле воды, Половодье не пощадило ни створы, ни совхозные поля с нежными заплатами озимых. Там, где раньше бродили стада, плывут ящики, бревна, лодки и даже сани. Залитый по кабину, стоит старенький «Беларусь». И кругом множество течений с резкими перепадами высот; иногда кажется, что мы плывем в гору.
В деревне Великая затопило баньки и амбары «на курьих ножках». Мы подплываем к какому-то складу, и я вижу, как два кладовщика прямо с крыльца бреднем ловят рыбу.
— Как жизнь?! — кричит им Володя Визжачий.
— Жисть — только держись! — смеются кладовщики, выхватывая из капроновой сетки здоровенных ельцов.
Ребята продолжают ловко орудовать топорами и баграми, и после нас, по пенному извилистому следу, остается стройный коридор белых и красных вешек. По этому коридору караван придет в Сотру.
Сильно трясет, холодно. Трех-четырехбалльные волны бьют в борта катера и, кажется, вот-вот опрокинут его. С надрывом ревет мотор, падает скорость. Но это длится недолго. Стоило нам войти в маленькую бухточку, как все стихает. Тайга, словно ожесточившись, снова подступает к берегам, и река чувствует ее крутую узду — сникает, тускнеет.
— Ну... — Епифанов вытирает потное лицо и улыбается. — Вот и все!
Катер стоит на приколе у здания сельсовета в Согре, покачиваясь на белых волнах разлива. А мы сидим в баньке, которую «спроворил» местный речник-путеец, и наслаждаемся заслуженным теплом. Вдруг тишину нарушил сильный, требовательный гудок. Мы бросились к окошку.
Раскидывая на стороны белоснежные хлопья пены, к разливу шел флагман каравана — могучая по здешним масштабам самоходка, за ней — танкеры, грузотеплоходы, буксиры, катера. В чистых широких окнах флагмана отражались деревья, избы, бегущие навстречу люди, застывшие на полях тракторы. И белая ночь над белой летящей рекой.

Евгений Тихомиров 31.07.2018 15:18

Вся жизнь в глубинке палом пошла... Скоро и Пинегу саму песками зароет. Больше не бо
 
Еще еще одна страничка из истории Пинежского судоходства. основанная на рассказах ветарнов. Сравните то, что было когда-то и то, что осталось теперь.... Выводы делать только Вам!
https://ok.ru/khochunayt/topic/62984615881641
Из книги Леонида Невзорова «Бродяжьей следью».
Есть в Осяткино несколько заброшенных построек, но много и жилых домов, правда, абсолютно неинтересных, построенных в шестидесятые семидесятые года. Живут в них пенсионеры, бывшие леспромхозовские рабочие и сплавщики. Большинство молодежи из поселка уезжает, потому что работы нет, перебираются в поселки побольше, Согру или Карпогоры.
Из книги Леонида Невзорова «Бродяжьей следью».
«Василий Александрович Поварницын из Осяткино - собеседник интересный. О своем крае знает много. Хотя память поблекла. Возраст - 83 года.
“В пятидесятом году рекой в Осяткино завезли щитовые домики. Их, помнится, выгружали вручную, на берег панели вытаскивали веревками. Так вырастало Осяткино, крепло, увели¬чивало заготовки зеленого золота.
Лесу рассчитано было на семьдесят лет, а свернули участок, далеко не исчерпав возможности лесфонда. Все жалеют. Еще бы лет двадцать тянули лесозаготовки. Да тут перестройка пала на наши головы, все и нарушилось. Прекратили заготовку - люди и поехали в разные стороны. Школа на сто шестьдесят мест теперь пустая, садик на сто двадцать ребятишек - тихо и там. А сколько души вкладывали строители в свое дело! Всё основательно делали, а ныне "поруха на наше брюхо"... Записали всю Выю в неперспективные деревни, и пошел разор. Взять Хорнему. Сорок три дома было, лесопункт там же, скотный двор. Пущено под нож. Демьяново поблизости - вся деревня стоит пустая, без единого жителя. Такие хоромы люди побросали. Та же судьба у Мутокорья, Бабинова, Чудинова, В Заборье чудом уцелел один дом, сгорела вся деревня.
А что роптать без толку? Вся жизнь в глубинке палом пошла... Скоро и Пинегу саму песками зароет. Больше не бороздят ее по весне пароходы. Нынешние дети видят их только по телевизору. А какие были времена! Вот я тебе расскажу про Пинегу, у меня в альбоме много снимков тех лет, когда еще пристани у нас были”.
Он выкладывает мне свои записи, хронику давних времен.
В Выю (т. е. в Выйско-Ильинскую волость) по Пинеге первые суда начали ходить еще в 1909 году. Самая верхняя пристань стояла в Демьяново. Там находились береговые склады. Завозили разный груз, больше продовольственный - муку, сахар, крупы, сладости и т. д. А с этой базы складские запасы доставлялись по участкам - в Илешу, Вадюгу, Согру, Великую, Ламбас, Красную, Коду. В основном на лошадях, летом - на телегах, зимой - на санях. На Коду, например, была специально прорублена летняя дорога, за которой следили и поддерживали в нормальном состоянии (ныне там только зимник). В тридцатые годы, когда активно создавались колхозы, речной поток увеличился. Из колесников-паровиков наиболее известен на Пинеге «Быстров». Для флота, который ходил на дровах, создавались на берегу лесосечные бригады, они и занимались заготовкой топлива. В эти годы выгрузку осуществляли у деревни Устье. Всю доставку стремились провести по большой воде. Спешить приходилось еще и потому, что нельзя было задерживать молевой сплав, которому также требовались высокие горизонты. Лес заготовлял и штабелевал вдоль речной полосы Выйский леспромхоз, который имел пять лесопунктов - Горковский, Паловский, Илешский, Гавриловский и Выйский. До пятидесятого года - несколько мастерских участков - это Турдово, Выманец, Шоча, Широкая, Улеша, Старое Осяткино, Василёво на Вые.
Сплав - ответственная пора. Река забивалась лесом от самых верховьев до Усть-Пинеги. Следом за сплавом шла караванка, она подчищала остатки моля. Люди трудились практически сутками, ведь задача стояла важная: провести зачистку как можно быстрее, чтобы река вновь стала доступна судам и пассажирскому сообщению. Пароходы обычно встречали всей деревней. Парни и девчата собирались на высоких угорах под гармошку, пели, плясали. Кто покрепче из молодых, тут же записывался в бригады на выгрузку судов и барж. С сорок девятого года появились уже дизельные пароходы, береговые работы механизировались - дрова, ручной труд постепенно отпадали.
Грустно моему собеседнику. Ныне Пинега еще с весны вся мелеет. Осталась в прошлом ее бурная речная жизнь».

Евгений Тихомиров 01.08.2018 09:02

оп-10 самых красивых мест Саратовской области
 
Посмотрите, какие самые красивые места существуют в Саратовской области. Обратите внисание, что большинство этих замечательных мест проще и удобнеее всего посетить, будучина соственном катере или лодке.
https://alex-26091996.livejournal.com/8132.html
Топ-10 самых красивых мест Саратовской области
1.Овраг, рядом с селом Первомайское. Справа молодой лес. Перед оврагом видны две берёзы, пострадавшие от пожара в 2010 году.
.Разрушенный памятник деревянного зодчества. Находится в Аткарском районе Саратовской области. К сожалению, может не дождаться реставрации.
5.Волгоградское водохранилище.
6.Троицкий собор зимой.
7.Храм в честь Покрова Святой Богородицы в селе Урицкое Лысогорского района Саратовской области - постройки 1840 года. Заново приход основан в 1989 году.
8.Национальный парк «Хвалынский»
Национальный парк «Хвалынский» расположен в Саратовской области на меловых Хвалынских горах, самой высокой точке Приволжской возвышенности на правом берегу реки Волги. Вершины и склоны гор покрыты смешанным и уникальным реликтовым сосновым лесом. Высота Хвалынских гор достигает 350 метров. Зимой 2005 года недалеко от Хвалынска начал свою работу Хвалынский горнолыжный комплекс.
9.Святой источник великомученицы Параскевы. Родник "Белый ключ"
10.Деревня Дох. Кудеярова пещера
По всей Волге знают люди имя Кудеяра. По одним сказаниям это был разбойник, грабивший население, по другим опальный барин, скрывавшийся от гнева царя Грозного, по третьим - Кудеяр был братом Ивана Грозного.
Собрал Кудеяр молодцов и с ними грабил купцов и бояр. Скопили они казну богатую: много золота, бочки серебра и камней самоцветов. Часть богатства он раздавал бедным, другую складывал в пещеру. Жил Кудеяр в своей горе, внутри которой были богато убранные помещения и хранились сокровища, добытые при набегах. Перед горою текла быстрая и светлая речка Соколка, кругом же поднимались горы, покрытые, как и Кудеярова, - густым старым лесом, тянувшимся далеко на север и на
юг. Рядом с Кудеяровой поднимается Караульная гора - высокий конус, поросший в то время соснами.
Становище Кудеяровых войск было окопано рвом и валом. На Караульной горе Кудеяр ставил своих часовых. В конце дола Соколки, в нынешнем урочище "Пушки" были кузницы Кудеяра, где изготовлялись оружие и ружья. Когда Кудеяр уходил в набег со своим войском, то запирал свое подземелье огромными замками, с поросенка величиной, вход же заваливал так, что никто не мог отыскать его.
Свои сокровища Кудеяр хранил в кладовых внутри горы за железными дверями. Внутрь горы вел узкий, извилистый и невысокий подземный ход от середины довольно крутой стороны горы, тянувшийся внутрь саженей на 100. Чтобы в горе воздух был легкий, и чтобы в ней можно было разводить огонь, пробили сверху горы трубу, саженей в 30 длины, которую обложили камнем.
У него был товарищ Сим или Симон; однажды они поспорили о силе и ловкости своих коней, порешили для опыта перескочить с Меркуловой горы на Кудеярову через Майров дол, где течет Соколка. Кудеяр на своем коне перескочил, но Сим оборвался и упал в долище. В том месте, где он провалился под землю с конем, ударил родник, носящий до сих пор его имя.
ни с того, ни с сего захворала жена Кудеяра, любимая Настя, и в одночасье померла. Похоронили ее в дубовом гробу, нарядили в парчу и бархат с жемчугами и самоцветами, зарыв с ней вместе в могилу все уборы и драгоценности, принадлежавшие покойнице, и насыпали над нею курган.
похоронил Кудеяр сразу и друга верного и жену любимую, постыл ему белый свет. Вспомнил Кудеяр, что он христианин и дал обет - грехи тяжкие замаливать. Всех молодцов своих отпустил и остался один. Завалил все ходы в свое подземное жилье и один под горою стал жить, свои и людские грехи перед господом замаливать.
считается, что Кудеяр жив до сих пор и сторожит свои сокровища в Кудеяровой горе в землянке. Днем эта землянка невидима, ночью же влетает туда огромная птица и долбит голову Кудеяра до мозга, улетая к рассвету. Он обречен уже века два сторожить свои сокровища в горе и несет кару божью за разбой. В землянке лежит краюха хлеба, которая никогда не убывает.
По другим сведениям, на все свои клады Кудеяр положил зарок на 200 лет. Срок этот уже прошел. Рыть должны рабочие в нечетном числе. Золотой ключ от железных дверей лежит в Симовом роднике, и достать его может лишь тот, кто вычерпает этот родник или почерпнет воды из Ужиного озера. Где оно, Ужиное озеро, никто не знает

Евгений Тихомиров 01.08.2018 09:07

Загадочные места и аномальные зоны Саратовской области
 
И на всякий случай проинформируем Вас об аномальных зонах Саратовской земли.
http://komanda-k.ru/%D0%A0%D0%BE%D1%...81%D1%82%D0%B8
Аномалии стали не только предметом досужих разговоров, но ядром для анализа и исследования. Необычные явления, очевидцами которых становились жители Саратовской области, изучила группа научных экспертов. На вооружении у них специальное оборудование, рассказы очевидцев и уверенность в том, что необъяснимые явления существует.
Результат: карта аномальных зон Саратовской области. В России да и по всему миру существует немало сообществ исследователей аномальных явлений. Так, например, саратовские уфологи – любители составили карту аномальных зон губернии.
Загадочные места и аномальные зоны Саратовской области
Загадочные места и аномальные зоны Саратовской области
Для установления аномальной зоны участники исследовательской группы опрашивают местных жителей и проводят биолокационный замер, чтобы определить границы аномальной зоны. Замеряют аномалию обычно при помощи предназначенных для этого металлических рамок, реагирующих на энергию.
Активность мест фиксируется с помощью показаний физических приборов, экстрасенсорных методов с применением биолокационной рамки.
( Ярослав Квитко, руководитель исследовательской группы «Интеграл-Космопоиск»)
Изучив не один десяток мистических мест губернии, уфологи–любители составили целую карту аномальных зон Саратовской области. По мнению жителей и самих картографов, необычные явления здесь наблюдаются часто: то облако призрачное появится, то звуки какие-то необычные послышатся. Всего геопатогенных зон было выявлено шесть. Есть среди них: и деревня Никольевка Балашовского района, где расположено древнее славянское городище, и село Маянга в Балаковском районе, именно здесь чаще всего видят жители шарообразную молнию и местечко Тинь-Зинь энгельсского района.
Между тем, как предполагают исследователи, таких интересных мест в губернии намного больше. Но есть и такие, которые, вопреки народное молве, свою исключительность не оправдали.
В этот список попали и окутанная легендами Кудеярова пещера, и не менее известный утес Степана Разина, и поселок Чардым. Необычных явлений, как считают уфологи – любители здесь происходить не может, так как аномалий нет, но исторический и туристический интерес вызывают они – несомненно.
Загадочные места и аномальные зоны Саратовской области
СПИСОК АНОМАЛЬНЫХ ЗОН
Никольевская аномальная зона (Балашовский район, д. Никольевка). Здесь расположено древнее славянское городище. Эта зона обнаружена нашей группой в результате разведывательной экспедиции в 2010 году. Здесь фиксируются НЛО, есть участки леса с сильно искривленными деревьями, с явными следами поражения молнией, в эпицентре зоны (с. Никольевка) находится древнеславянское городище", - рассказывает руководитель исследовательской группы "Интеграл-Космопоиск" Ярослав Квитко. По словам исследователя, отрицательное влияние аномалии на человека заключается в постоянном чувстве усталости. "Длительное пребывание в таких местах приводит к возникновению различного рода болезней, вплоть до онкологических заболеваний",
Каменский пос.
Красноармейского района. Место наблюдения НЛО.
Атаевка с. Лысогорского района.
Место наблюдения ШМ. Здесь в 2007 году был сфотографирован крупный плазмоид (шаровая молния). Фотография была сделана саратовским журналистом Юрием Чернышовым. Плазмоид был сфотографирован над рекой Медведица.
Геопатогенные зоны в лесу "Тинь-Зинь" (черта г. Энгельс). Большое количество локальных аномалий. "Блудные места" и хрономиражи.
Геопатогенная зона в лесу «Тинь-Зинь» содержит большое количество локальных аномалий. Особое внимание привлек необычный вид одной из полян Тинь-Зиня- стволы деревьев были странно изогнуты, а приборы улавливали в этой зоне сильное электромагнитное излучение. А также хрономираж — это оптическое явление, при котором можно увидеть на самом деле несуществующий объект, «потерявшийся» во времени.
Лысогорская аномальная зона (начало Медведицкой гряды, Лысогорский район). Большое количество наблюдений НЛО, "блудные места".
Многие исследователи и вторую луну видели и шаровые молнии. Во время грозы сияния различные происходят. Часто говорят, что видели НЛО.
МЕДВЕДИЦКАЯ ГРЯДА
Cильнейшая геоактивная зона, цепь старых холмистых гор, высотой 200-380 м, находящихся в Волгоградской и Саратовской областях. Существуют ряд древних легенд о существовании в этом районе заколдованных или проклятых мест, о живших в здешних местах странных лесных жителях и т.д., причем на описываемых в легендах местах до сих пор наблюдаются различные аномальные явления, в частности - полеты и посадки трехзвездного треугольного НЛО, дисков и цепочек шаров.
С 1982 года в данном районе регулярно проводятся научные экспедиции с целью выяснения особенностей техногенных НЛО и для поиска старых аномальных зон. За 26 проведенных экспедиций было найдено и по большей части обследовано 17 мест возможных посадок техногенных НЛО, сфотографировано или заснято на видеопленку несколько зависаний и пролетов НЛО, зафиксированы 2 места активной деятельности шаровых молний, несколько геопатогенных мест, в том числе сильнейшее из них - Чертово логово.
Жирновск, Жирновская аномальная зона, Медведицкая гряда,
Синяя гора (со своим склоном бешеных молний) - это всё одно и то же, просто в разных источниках называется по разному. Расположена километрах в тридцати от районного центра Жирновск. То есть надо ехать не в сторону Ростова, а в противоположную, в сторону Саратова.
СИНЯЯ ГОРА
Сильнейшая аномальная зона, одна из наиболее загадочных холмистых вершин из расположенных в Волгоградской области (на границе с Саратовской областью). Согласно местным легендам, эта одна из самых высоких точек равнинной части России (293 м). Синяя гора постоянно притягивает к себе грозовые облака и разряды молний, влияет на самочувствие людей и поведение животных. В настоящее время очевидцы нередко отмечают появление необычных световых явлений над вершиной, там же иногда глохнут двигатели у проезжающих автомобилей (недалеко от вершины проходит грунтовая дорога) и у пролетающих вертолетов (такие случаи отмечались летом 1980 и 1982 годов). В прошлом веке и в 1970-90-х годах нашего века над вершиной были отмечены появления странных человекоподобных существ и повышенная активность НЛО.
ТАЙНА «ЧЁРТОВА ЛОГОВА»
"Огненная" смерть подстерегает людей в аномальных зонах, где нарушается привычный ход времени.
Есть в России на границе Саратовской и Волгоградской областей (неподалеку от города Жирновска) странное место, прозванное окрестными жителями "Чертовым логовом". О нем ходит немало легенд. И таинственное происшествие, случившееся там в октябре 1990 года, только усугубило дурную славу этой аномальной зоны. Два пастуха случайно оказались на склоне холма, который по местным поверьям следовало обходить стороной. Почувствовав усталость, они решили немного отдохнуть. Один присел на камень, а другой отошел, чтобы успокоить чем-то перепуганных животных. Прошло минут пять. Ничто кроме блеянья овец не нарушало тишину. Вернувшись от отары, пастух вместо своего товарища нашел только его обуглившийся труп...
Пока милиция и врачи добрались до места происшествия, прошло часа четыре. К этому времени на месте происшествия уже собрались жители соседнего села. Обгоревшее тело успели переложить на телегу, с которой его и перенесли в машину "Скорой помощи". И если показания основного свидетеля о том, как погиб его товарищ, выглядят, мягко говоря, малоубедительно, то с этого момента в показаниях других очевидцев начинаются вовсе фантастические навороты: одежда на погибшем, по их свидетельствам, сохранилась в целости, но когда тело сняли с телеги, оказалось, что ее дно прогорело!
Можно, конечно, счесть эту странную историю выдумкой. Но в архиве независимой общественной комиссии "Феномен", занимающейся сбором и анализом информации об аномальных природных явлениях, хранится по меньшей мере десяток свидетельств о фактах загадочного "самовозгорания" людей. Несколько примеров из давних времен:

Евгений Тихомиров 01.08.2018 09:09

Село Маянга, Балаковский район.
Самое "рейтинговое" место нашей области по наблюдению шарообразных НЛО.
"Вавилов Дол", геоактивная зона, "место силы" (с. Горелый Гай, Ивантеевский район). Сакральное место, звукомиражи, хрономиражи. Саратовский "Китеж-Град".
Координаты N 52° 16.792' E 49° 15.851'
Ивантеевский район.
Вавилов дол - овраг около села Горелый Гай (Ивантеевский район Саратовской области).
По легенде здесь в царствование Петра I в лесу по течению реки Большой Иргиз находился схорон атамана разбойников Вавилы. Разбойник был схвачен солдатами, ослеплён и брошен в горящем лесу умирать. Спасаясь от огня, слепец вышел к дикому оврагу, на место своих будущих духовных подвигов. Близ ручья Вавила вырыл пещеру и оставшуюся жизнь посвятил покаянию, плачу и молитвам. Прослышав об отшельнике, к нему начали приходить искатели строгой жизни. Пещер становилось всё больше, и монахи соединили их галереями. Так возник пещерный монастырь. Вроде бы ещё сам Вавила заложил подземный храм, соединённый потаёнными ходами с катакомбами монастыря.
В 1914 году на одном из холмов у оврага была построена Никольская церковь. В 1929 году церковь и входы в пещерный монастырь взорвали, часть иноков и старцев расстреляли на месте. По утверждениям местных жителей над могилой старца Вавилы неоднократно видели сияние, из-под земли слышали пение невидимого хора, звон колоколов. В стенах оврага якобы замечали щели, откуда струился свет и доносился запах ладана. Существует поверье, что подземный монастырь тайно действует до сих пор, но населяют его исключительно святые бессмертные монахи.
Хвалынский район.
Большое количество "мест силы".
Пещера Кудеяра, Новобурасский район. Представляет лишь исторический интерес, как туристический объект.
Лох с. Ново-Бурасского района. В окрестностях села расположена знаменитая пещера разбойника Кудеяра, где по преданию, он прятал свои сокровища. В настоящий момент сохранилось примерно 50 метров пещеры. По данным очевидцев, внутри нее фиксировались непонятные случаи приступов страха, при попытках углубиться дальше, а также (непроверенные данные) фиксация ауры человека на фото при попытках фотографирования в пещере.
Утёс Степана Разина, Красноармейский район, с. Белогорское.
Вопреки существующим легендам о привидениях, подземных ходах и кладах, информация не подтверждена.
Красноармейский район области. Легендарное место, здесь по преданию останавливался сам Степан Разин и возможно находились пещеры. Однако осмотр места группой Саратов-Космопоиск в 2004 году показал отсутствие каких-либо подземных коммуникаций.
с. Чардым, Воскресенский район.
Частые сообщения о наблюдениях НЛО в этом месте по нашим предположениям могли быть вызваны аномальной зоной.
Загадочные места и аномальные зоны Саратовской областиБЕЛЫЙ КЛЮЧ
Родник «Белый ключ» — один из самых чудотворных и полезных по составу воды в Саратовской области, расположен он между селами Усовка и Елшанка. Много необъяснимого и удивительного произошло на месте выхода родника на поверхность, и все легенды связаны с иконой святой Параскевы. Еще несколько десятилетий назад появилась традиция крестного хода к святому месту, которая сохраняется по сегодняшний день.
Сейчас возле источника построена бревенчатая купальня, выход родника выложен красивыми ступеньками, благодаря им туристы могут набирать святую воду в емкости разных объемов. Взведена на священном месте и новая часовня с двумя куполами во имя великомученицы Параскевы.
АНОМАЛЬНЫЕ ЗОНЫ ГОРОДА САРАТОВ
В Саратове составлен список аномальных мест. Занималась составлением списка региональная исследовательская группа по изучению аномалий «Интеграл-Космопоиск», пишут "Известия". Одним из таких мест по мнению "Космопоиска" является дом инженера Яхимовича на Советской,5. По мнению исследователей, особняк находится в геопатогенной зоне. "Это место крайне неблагоприятно для здоровья людей", - заявил член исследовательской группы Ярослав Квитко.
— Бывший особняк находится в геопатогенной зоне, — рассказал Ярослав Квитко. — Это место обладает физической силой разрушения. Оно крайне неблагоприятно для здоровья людей. Сильная разрушающая сила этой зоны видна невооруженным глазом: дом весь в трещинах, крошится фундамент, здание буквально уходит под землю. Как историк по образованию, я знаю много зданий — ровесников этому дому, однако они так стремительно не разрушаются. Это крайне неблагоприятное для проживания место. Есть различные ухищрения, как оградить себя от сильной негативной энергии — например, класть под кровать плашмя зеркало. Этот способ придумали древние китайцы много веков назад, ведь зеркалу издавна приписывались мистические свойства. Но все же лучше не жить в таких местах. Также у нас есть информация о появлении в особняке Яхимовича привидения молодой девушки.
Также в списке «нечистых мест» — пересечение улиц Чапаева и Рабочей. Исследования показали наличие здесь локальной геопатогенной зоны. На этом опасном перекрестке почти каждый месяц происходят аварии. Похожий по энергии опасный перекресток, по словам Ярослава, на углу улиц Московской и Мичурина.
Никто бы не подумал, что «нечистым» может оказаться парк «Первой учительницы» (на пересечении Московской и Соляной улиц). Оказывается, до 30-х годов прошлого века здесь располагалась Спасо-Преображенская церковь, и при ней был погост. Церковь снесли вместе с кладбищем, разровняли площадку бульдозерами и заложили сквер. Как вспоминают старожилы, «черепа и кости катились по Московской». Сегодня, по наблюдениям молодых исследователей, это весьма неблагоприятное место. Несколько очевидцев видели в сквере странный туман, а также чувствовали на себе чьи-то взгляды, хотя поблизости никого не было.
Больше всего участников группы потрясли явления, происходящие в домах напротив «Горгаза» в Заводском районе Саратова. Здесь «охотники за привидениями» стали свидетелями полтергейста — в их присутствии сама стала падать и биться посуда. К сожалению, у саратовских исследователей не нашлось с собой, как у героев знаменитого фильма, ловушки с позитронной ямой. А то «шумному духу» было бы не сдобровать. Но если отбросить шутки в сторону, в Москве нашли способы, как «вылечить» полтергейст. В столице, по словам руководителя регионального отделения «Интеграл-Космопоиска», даже создана служба помощи пострадавшим от полтергейстов. В Саратове, к счастью, подобные явления случаются нечасто. Что касается случая в Заводском районе города, то удалось выяснить, что раньше на этом месте было цыганское кладбище. К падающей посуде жители этих домов уже привыкли. Еще, по их словам, постоянно в квартирах лопаются лампочки, даже совершенно новые. А побывавшие у них исследователи обратили внимание на странное поведение кошки: животное без причины перебегает с места на место и подолгу следит за чем-то несуществующим в воздухе.
В число загадочных мест Саратова попала и Кумысная поляна. Неподалеку от Молодежного проезда там есть странный участок с искривленным лесом. На многих деревьях здесь следы от молний — словно это место их притягивает». Такие же участки встречаются в аномальной зоне на Медведицкой гряде.
Над лесопарком «Кумысная поляна» неоднократно наблюдали неопознанные летающие объекты. Кроме того, там есть целый участок деревьев, стволы у которых выжжены молниями. Водятся тут и духи: как-то саратовец Павел Палаев фотографировал местный пейзаж и запечатлел на кадрах силуэт призрачного незнакомца…
Странные видения посещают рыбаков около острова Зеленый. Как рассказал Ярослав Квитко, здесь часто видят так называемые хрономиражи (призрачные картинки из прошлого или будущего). Рыбаки неоднократно наблюдали в этом районе призраки старинных пароходов, которые появлялись на несколько секунд и тут же исчезали. А на самом острове вдруг возникали призраки деревьев — там, где они не могут быть.


Текущее время: 19:39. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС