Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 27.10.2017 11:11

другие мероприятия, в частности проведение срезов перекатов на реке Северная Двина (
 
Ясно,к сожалению, одно только, что МОО "НАМС" необходимо содействовать продвижению и темы дальнейшего продолжения дноуглубителных работ на реке Сухона, а иначе все наши мечты о круизах по Сухоне и Севрной Двине летом следующего года останутся на бумаге,а мы даже на наших катерах осадкой даже в 1 метр не доберемся по речке до Великого Устюга даже.
http://novosti35.ru/raboty-po-dnougl...yu-suhony.html
Работы по дноуглублению Сухоны в Великом Устюге возобновлены
Об этом заявил заместитель Губернатора области Виктор Рябишин в ходе совещания, проведенного в Великом Устюге. В нем приняли участие представители администраций города и района, представители Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Вологодской области и другие заинтересованные лица.
Речь идет о реализации второй очереди проекта по дноуглублению реки Сухоны на протяжении с 4 по 6 километр. В августе работы, приостановленные на время действия городского пляжа, возобновили.
«На данный момент выполнено 30% от запланированного объема работ, из русла реки Сухоны изъято более 15 тысяч кубометров грунта. При этом вышли на более плотные грунты, что привело к необходимости использования совершенно иной специализированной техники. И данный вопрос сейчас прорабатывается», - проинформировал Виктор Рябишин.
Как и в прошлом году, на реализацию проекта Федеральным агентством водных ресурсов региону может быть выделено 19 млн. рублей дополнительных средств в виде субвенций, предварительная договоренность об этом уже получена. Дополнительное финансирование позволит завершить второй этап дноуглубительных работ до конца года - гораздо быстрее, чем планировалось изначально. В таком случае, в 2018-2019 году начнется третий, заключительный, этап.
Проведение работ позволит в дальнейшем снизить вероятность образования заторов и негативные последствия паводка в Великоустюгском районе.
Кроме того, для защиты населения от угрозы подтопления во время половодья и подготовки к периоду навигации 2018 года разрабатывается план по организации бесперебойной переправы между Великим Устюгом и Кузино и по строительству инженерных сооружений берегоукрепления. Что касается последнего, уже определен исполнитель, который подготовил и представил план производства необходимых работ.
«Всего в 2017 году с этой целью должно быть освоено порядка 100 млн. рублей. Контракт подписан на три года (2017-19 годы), за это время должны провести берегоукрепление реки в Великом Устюге на расстоянии 2,5 км. Параллельно с этим будем готовить другие мероприятия, в частности проведение срезов перекатов на реке Северная Двина (их всего 11), начиная с Шабурного», - добавил Виктор Рябишин.

Евгений Тихомиров 27.10.2017 13:04

Круизы по Женвскому озеру и озеру Селигер сравним..
 
Сравнил описание круиза по Женевскому озеру и круиза по озеру Селигер.
Сразу бросается в глаза очень многое то, что не нашу пользу. Прежде всего описание колесных пароходов, которые эксплуатируются на экскурсионно - туристических линиях по Женевскому озеру вызывает откровенную зависть, не скрою,а так же вызывает мягко говоря совсем не светлые чувства к тем, кто помог в конце восьмидесятых и в девяностые годы прошлого столетия создать все необходимые и достаточные условия порезать на гвоздики все наши колесные пароходы по всей России!
Не думаю, что найдется хоть один наивный человек, который всерьез, совершенно без лукавства скажет, что и речное судоходство,и пароходы мешали тогда тогдашним наши правителям в нашем многострадальном Отечестве спешившим срочно под указку конкретных американских спецслужб внедрять демократию и гласность у нас в стране и бороться за светлое будущее.
Понятно, что только марионетки, то есть предатели и враги своего народа в тогдашнем правительстве могли создать такие условия, что все кто мог бросились уничтожать в собственной стране и водный транспорт и заодно всю промышленность.
Почитайте описание круизов сами.
http://zurichguide.ru/otdyh/ekskursi...enevskoe-ozero
Женевское озеро
Женевское озеро, или, как его называют, Леман (Lac Léman, французское название) — излюбленное место российских туристов. Это самое большое озеро в Альпах и второе по величине пресноводное озеро в Центральной Европе (уступает только Балатону). Северный берег озера — Швейцарская Ривьера — состоит из череды фешенебельных курортов- Веве, Монтре… Участок побережья между Женевой и Лозанной представляет собой винодельческий регион Ла-Кот (La Côte), а между Лозанной и Веверастянулись знаменитые террасные виноградники Лаво (Lavaux), включенные теперь в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.
ВИноградники Лаво, Женевское озеро
Достопримечательности вдоль Женевского озера:
Вдоль Женевского озера можно посмотреть: города Женева, Морж, Ньон, Лозанна, Лутри, Веве, Монтре, знаменитый Шильонский замок, где томился байроновский узник, гора Роше-де-Найе в окрестностях Монтре с великолепным ботаническим садом и парком сурков, которых можно покормить с рук. Все это является частью кантона Женева (самая западная оконечность Женевского озера) и кантона Во (большая часть озера располагается именно здесь).
С противоположной, французской, стороны можно посетить городок Ивуар (в числе самых красивых «деревень» Франции) и Эвиан, знаменитый своими термальными источниками.
В Ивуар ходят регулярные рейсы кораблей из Женевы, Ньона, Лозанны и Тонона. Подробная информация здесь: как добраться в Ивуар.
В Эвиан есть рейсы кораблей из Лозанны.
Вид на город Ньон со стороны Женевского озера
Круизы по Женевскому озеру:
Можно выбрать один из многочисленных круизов по Женевскому озеру, например круиз с фондю (49 франков на человека), или гурманский круиз с изысканным обедом (от 55 франков). Можно встретить Новый год на борту корабля на Женевском озере (249 франков на человека с изысканным праздничным ужином).
Женевское озеро может также похвастаться самой значимой в мире и самой элегантной коллекцией колесных пароходов. Все они были построены братьями Сульцер из Винтертура в период между 1904 и 1927 гг. Это самый большой флот эпохи Belle Epoque в мире (по числу пассажиров). Он был классифицирован как Исторический памятник национального значения 17 июня 2011 года. Так что у вас есть шанс прокатиться на настоящих старинных кораблях, окунувшись в атмосферу начала 20-го века.

Евгений Тихомиров 27.10.2017 13:15

Теплоходная экскурсия по озеру Селигер до острова, где находится Нило-Столобенская пу
 
Вложений: 2
И теперь об экскурсии по озеру Селигер, чтобы сравнить уровень организации. Сравните пароходы заодно "наш" и их пароходик...
А отзывы почитайте самостоятельно, так как, к сожалению, пока нам еще похвастаться высоким уровнем организации и "сериса" на прогулочном теплоходе типа "Москва" не приходится к стыду нашему.
http://www.goldenmiddle.ru/routes/tu...y-na-teplohode
Эксккурсии
Тур на 2 дня! Дивный край Селигер с прогулкой на теплоходе!
Стоимость: 7 500 руб.
Расстояние ~ 380 км.
Время в пути ~ 5-6 ч.
41-ый день
- 07.00 Прибытие в г. Осташков. Завтрак в кафе.
- 08.00 Обзорная экскурсия по Осташкову - столице Селигера, с посещением Житенного монастыря.
- 10.00 Теплоходная экскурсия по озеру Селигер до острова, где находится Нило-Столобенская пустынь (около 40 мин.). Экскурсия по территории монастыря. Мощи Нила Столобенского. Можно подняться на колокольню полюбоваться видом.
- 14.00 Размещение в парк-отеле СДЛ 2-хместные номера (душ и туалет в номере). Можно выбрать номер с 2-спальной кроватью или раздельными кроватями. Подселение тех, кто едет один мужчина к мужчине, женщина к женщине, либо доплата за 1-местное размещение - 1500 р.
- 16.00 Свободное время:
- Самостоятельное посещение Святого Оковецкого Источника, где в прошлом столетие в ветвях высоко дерева Оковецкого леса обнаружены были икона Божией матери и крест. Вода в Источнике славится своими исцеляющими от телесных недугов свойствами. Можно окунуться в купальне и набрать святой воды. Стоимость такси на Оковецкий Источник – 2650 р.(на 4-х человек). Время ожидания у Источника - 30 минут. Каждые последующие полчаса за доп. плату - 250 р.
- Возможность отдохнуть на территории отеля. Можно купаться и загорать на пляже озера Селигер. Вам будут предложены: бассейн, бильярд, боулинг, рыбалка, прокат электромобилей, гидроциклы, багги, квадроциклы, теннисные корты, поле для гольфа, тренажерный зал, надувное футбольное поле, пейнтбольная площадка, стрельбище, турецкая баня, русская баня, японская баня, SPA-центр, конные прогулки на лошадях и пони, прогулки по воде на катамаранах, каное, лодках, катание на скутере, виндсерфинг, дартс, аэрохоккей, велосипеды, беседки для пикника, мини-зоопарк, где обитают рыси, страусы, фазаны, тигры и другие животные. Все развлечения оплачиваются по прайсу дома отдыха дополнительно. Можно самостоятельно пообедать в кафе на территории парк-отеля.
- 20.00 Ужин в парк-отеле СДЛ.
2-ой день
- 08.30 Завтрак в ресторане отеля "шведский стол".
- 10.00 Выезд из отеля с вещами в сторону Москвы.
- 12.30 Обзорная экскурсия по Торжку с посещением старинных храмов и монастырей.
- 15.30 Обед в кафе Торжка - 350 р. (по желанию).
- 16.30 Отправление автобусом из Торжка в Москву.
Стоимость для детей до 6 лет включительно - 5900 р.
Стоимость для детей от 7 до 14 лет включительно и группам от 5 человек - 6900 р.
Вы можете заказать двухдневный экскурсионный тур на Селигер для своей группы. Стоимость рассчитывается индивидуально.

Евгений Тихомиров 28.10.2017 13:19

уж больно хороши здесь, в одном из старейших поселений чарующего Синегорья,
 
На днях я поинтресовался планируются ли речные круизы пореке Сухоне. Мне ответили официально что на навигацию 2018 года такие речные круизы по реке Сухона, "к сожалению, не планируются"!
Другого ответа вообще-то и быть не могло и быть, так как дноуглубление на реке Сухона еще не проведено в должных объемах, да и флота соответствующего уже давно нет , да и не созданы и не планируется создания экономических препосылок, условий, стимулов, нетсуществуетльгот необходимых для функционирования речныхкруизов с использованием пассажирских и уруизных судов, с небольшой пассажировместимостью и маломрных судов, приспосбленных для плавания по малым рекам и малой осадкой
Могу констатировать уныло лишь одно, что сегодня, "к сожалению" чиновники Министерстава транпорта "живут одним днем", они не натсроены на развитие судоходства,а их деятельность, на мой взгляд, лишь кошмарно лицемерная инсценировка работы во благо национальных интресов России. а точнее очередная дешевая пародия на "плодотворную работу"!
Нашел описание на днях путевых заметок путешествия речного на лодке по реке Онега в концке восьмидесятых годов.. Интересно!
http://www.barque.ru/stories/1990/on...at_pella_fjord
Плавание по реке Онега вверх по течению на лодке «Пелла-фиорд»
"..........
Вечером рассказываю сыну Саше все, что удалось узнать о ныне довольно благоустроенном старинном городе Онега. Впервые о поселении в устье реки Онеги упоминает «Устав» князя Святослава в 1137 г. На карте «Земля новгородская XII—XIII веков» оно значится как «погост на море». Основали его новгородские ушкуйники, оттеснившие на северо-запад обитавшие здесь племена заволочской чуди. Будучи северным форпостом русских земель, Усть-онежское поселение неизменно страдало от набегов соседей Летописи пестрят записями о его бедах и разорениях, однако оно отстраивалось снова и снова. В 1621 г. здесь стояли 22 крестьянских двора, 3 дома церковнослужителей, 6 келий и одна церковь. В 1780 г. Екатерина II повелела поморское селение назвать городом. До строительства Архангельска Онега была единственным портом на Белом море, через нее шла большая торговля русским лесом...
2 августа. Сегодня праздник — отплытие! Настроение отличное. Уходим с приливом, поэтому гребется легко. Идут плесы, встречное течение реки почти не ощущается. Первые 20 км одолеваем за 3 часа. Встречаются камышовые острова, из которых вылетает множество уток. За поворотом выбираем песчаный берег, купаемся, наслаждаясь тишиной и покоем.
Кончается идиллия быстро и как-то очень неожиданно. Буквально через час все изменяется непостижимым образом — начинается слалом.
http://www.barque.ru/stories/1990/on...at_pella_fjord
Плавание по реке Онега вверх по течению на лодке «Пелла-фиорд»
По характерному гулу воды безошибочно определяю близость первого на нашем пути Кокоринского порога. Старожилы уверяют, что когда-то был он самым шумным из всех онежских порогов: нормально разговаривать возле него было невозможно, приходилось кричать. Но во время строительства железнодорожного моста из русла брали камень, река присмирела. Порог, однако, и сегодня тянется на 8 км и состоит из 26 валунных «переборов».
Утром встаем искусанные комарами. Еще хуже, что на реке стоит сильный туман, ничего абсолютно не видно, а участок очень сложный, по реке несутся бревна. Я сижу у костра и долго пью чай, Саша идет в лес, собирает чернику. Отвалить удается лишь около полудня. Возле железнодорожного моста, на самой быстрине, нас останавливает охранник. Мы хотим подняться выше, чтобы пристать в более спокойном месте, но он настаивает — ему необходимо проверить наши документы именно здесь!
Разбираем несколько «костров»-завалов, проходим пороги и вырываемся на плес наглухо забитый лесом. Перетаскиваем лодку через боны, ограждающие мели от леса, и благодаря этому оказываемся на чистой воде. Так и поднимаемся до вечера, «ныряя» через боны туда-сюда.
За деревней Порог крутые лесистые берега сменяются низкими, с глинистыми обрывчиками, в которых множество дырочек — гнезд ласточек-береговушек. И опять все иначе. Задумчиво струится широкая река, отражая

Евгений Тихомиров 28.10.2017 13:21

Поднимаемся на берег — уж больно хороши здесь, в одном из старейших поселений чарующего Синегорья, как называют эту часть прионежского края, рубленые избы. Сам такие вижу впервые, и сыну показать хочется. Много памятников деревянного зодчества повидал я в Сибири и на Урале, но там в строениях не тот размах, не то искусство. Долго ходим вокруг огромного дома-корабля из прошлого века. Это целый комплекс построек под одной крышей. Фасад собственно избы из мощных бревен украшен одной лишь деталью — подвешенным к коньку крыши резным солнцем. В литературе это замечательное строение, оказывается, так и фигурирует как «дом с многолучевым солнцем». Каждое бревнышко внутри жилья тесано любовно, похоже — стругано рубанком. Во всяком случае «токарной работы» здесь не увидишь! С глубоким уважением к мастерству безымянных умельцев осматриваем «дом с крыльцом», чудесный амбар с галерейкой на точеных столбиках, небольшую церковку2 в низине на краю леса...
Течение дальше пошло настолько быстрое, что на одной паре весел не выгрести. Жалеем, что именно на этой лодке не четыре весла! До сумерек я гребу, а Саша помогает бечевой, осваивая новое для себя деле. Вообще-то бурлачить ему приходилось на Лене, но то была монотонная, спокойная работа. Здесь же нужны и внимание, и немалая техника проводки — приходится постоянно менять длину конца и усилие. Смотреть нужно и на лодку, и под ноги — уж очень не удобен берег! Словом, зевать некогда. Конец то и дело путается, а бывает, что и сам «бурлак» попадает в неведомо откуда появившуюся петлю. Не один день прошел, прежде чем появилась четкость действий, полное понимание.
За Ярнемой снова к реке подступают высокие лесистые берега — Онега пересекает холмистую гряду и еще раз меняет облик, приобретая вид суровой таежной реки.
Почти на всем протяжении Онеги много деревень и поселков, и только здесь, в среднем течении, она пустынна. От излучины к излучине, через каменистые луды и кипящие пороги ведет нас река дальше — в «неизвестность», к Великим порогам. Это, пожалуй, самое глухое и красивое место Поонежья.
Приятная неожиданность — перестали плыть навстречу бревна. Встреченные рыбаки объяснили, что на участке до поселка Оксовский сплав закончен и прошла зачистка. К чести сплавщиков будь сказано, чисты берега! Много приходилось видеть мне рек после молевого сплава, но такой добросовестной работы никогда не встречал...
Шумят, пенятся воды Онеги среди вымытых из морены валунов, гряды которых так и следуют одна за другой поперек потока. Давно уже перестала служить река дорогой к морю. Только лес плывет по ней, да снуют юркие водометные катера сплавщиков. И сейчас от здешних «мореходов» требуется немалое искусство, а раньше... В середине XVIII века основным источником дохода для местных жителей была опасная работа лоцмана. Плывущие по Онеге никогда не рисковали проходить Великие пороги без опытного провожатого. С расширением лесоразработок появилась надобность еще и в ремесле плотогона. В те легендарные времена плотогонов на Онеге звали лободырами. Это были смелые, бесшабашные люди, хотя слово лободыр Даль объясняет как «глупый, тупоумный». По договору с хозяевами, пригнав плоты к деревне Пустынька — ниже первого порога, лободыры требовали щедрое угощение. Неслучайно и поныне носит этот первый порог странное название Дикая пьяница. Дальше предстояло провести ярус из восьми плотов через самые опасные пороги — Биргочевские. Если все проходило благополучно, плоты приставали у одноименной деревеньки. Здесь был Винный плес, где также полагалось угощение. И уж скупиться хозяевам никак не следовало, поскольку впереди ревели и бурлили Гусевы пороги...
Давно уже не водят по Онеге плоты, но хранит память людская легенды о смельчаках, проходивших Великие пороги на одном бревне.
Медленно, упорно ползет наша «Пелла-фиорд» навстречу потоку. Силы даже самого мощного гребца-чемпиона все равно не хватило бы на то, чтобы идти против течения на веслах. Грести-то гребем, но одновременно и тащим лодку на конце. Где течение побольше, за веслами Саша — гребет и правит на слив между камнями. Не всегда удается подняться и в две тяги. Тогда облачаюсь в водонепроницаемый костюм, влезаю в воду и с большой аккуратностью протаскиваю лодку в единственно возможном месте, а сын страхует, идя берегом с капроновым концом в руках.
Позади остаются Гусевы пороги. Медвежьи зубы, камень Сундук, о который немало побилось плотов в старое время, порог Косуха, Малая голова. Наконец, в сумерках поднимаемся к самому мощному онежскому порогу, упоминаемому еще в писцовых книгах XVII века. Называется он просто и значительно — Большая голова.
Проходить порог или нет? Приемлемая видимость будет еще около часа, потом — стемнеет. Какой протяженности сложный участок?
С поросшего соснами высокого откоса делаю осмотр. Поперек реки пляшут пенистые буруны, мечутся из стороны в сторону струи, отбрасываемые камнями. Кажется, прохода нет нигде. Даже не разобрать, где основной слив. А каково будет там, внизу, если буйный поток сорвет лодку и понесет ее по камням!
Спускаюсь вниз, держим совет. Уж очень не хочется ночевать в этом неуютном и шумном месте. Но и задача совсем непростая. Если верить справочникам, скорость течения здесь достигает 3,8 м/с, падение реки 3,4 м на 1 км! Как преодолеть эту могучую силу? Саша — за бой. (Снова с удовольствием отмечаю у него отсутствие и страха перед серьезным препятствием, и бездумной удали.)
Выход нашли, но поработать в тот вечер пришлось. Самый опасный участок протащили лодку у берега, разобрав камни. Разгоряченные, потные потом еще какое-то время мучились в поисках подходящего для выхода на берег места. С порогом этим остались позади сомнения и страхи перед неведомым.
Деревенька Пустынька открывается неожиданно — за поворотом. Расположена она на низком мысу под высоким зеленым холмом. И снова — яркая примета седых веков, целый пласт истории. В записях моих отмечено, что поселение Чудского племени ем (или ям) в летописи упомянуто еще под 1042 г. Отсюда начинался древний емецкий волок на Северную Двину. И здешний «убогий монастырей» Емецкая пустынь пробавлялся тем, что ладил мосты и гати, исправно взимая дорожный сбор с пользующихся волоком...
Над суровым таежным пейзажем, над приземистыми почерневшими от времени строениями возвышается Благовещенская церковь. Знатоки высоко оценивают лаконичность и выразительность ее форм, необычность двух ее бочкообразных главок. Многие тысячи смельчаков проводила эта церковь в рискованное плавание — вниз к Студеному морю, а вот снизу никого не встречала — всегда в одну только сторону была речная дорога. Срубили церковь в 1719—1725 гг. — при жизни Петра I. И остается только поражаться тому высокому искусству, с которым выбрали мастера для нее место. Просто невозможно представить, чтобы не было на мысу над грозно ревущей рекой этого чеканного силуэта.
Вечером 10 августа я подвел первые итоги: добиваем восьмые сутки, а пройдено всего 220 км. Двигаться река позволяет лишь днем, который быстро убывает. Планируя путешествие, мы рассчитывали одолеть Онегу за 10 суток. Да не тут-то было...
Впрочем, мы уже не очень торопимся. Расслабились — на время, конечно. Впервые за все годы путешествий сварили уху из «собственной» рыбы.
Онега стала спокойней. Выше Пустыньки скорость течения не больше 3,5—4 км/ч, так что от бечевы можно, наконец-то, отказаться. Когда один из нас гребет, другой, не торопясь, идет по берегу лугом. Красота! Луговины перерезают ручьи, по берегам которых много смородиновых кустов, обремененных спелой ягодой. Ее столько, что воздух напоен смородиновым ароматом.

Евгений Тихомиров 28.10.2017 13:25

слова Пушкина: «Только дикость, подлость и невежество не уважают историю, живя одним
 
В километре выше деревни, на возвышенном берегу наткнулся
километре выше деревни, на возвышенном берегу наткнулся я на одинокий гранитный памятник с пятиконечной звездой. Он треснул, покосился. Видно, что давно не прикасались к нему человеческие руки, нет и намека на тропку. С трудом разобрав надпись, я был поражен. Надпись гласила: «1918—1920 гг. Борцам за освобождение Родины». Разные мысли пронеслись в голове, но над всеми довлело чувство стыда. И вспомнились слова Пушкина: «Только дикость, подлость и невежество не уважают историю, живя одним настоящим». Догнал я лодку, мы причалили и вернулись к памятнику. Оборвали траву на могиле, хоть немногое, но сделали.
Подходим к промышленному поселку Оксовский, названному в честь одного из борцов за установление советской власти — Оксова. На реке запань и рейд, так что мы опять встречаемся с молевым сплавом — плывет лес. Над берегом возвышаются башенные краны, подведена железная дорога. В поселке несколько продовольственных и промтоварных магазинов. Всюду оживление, много народу. Все удивляются: нормальные люди вниз плывут, а вы — вверх! Действительно, от Каргополя до Ярнемы — активный туристский участок, нам уже встретилось групп десять нормальных, т. е. мчавшихся вниз, байдарочников.
От плывущего вниз леса прячемся за бонами. За Липатове на левом берегу лесобиржа и небольшой порог. Делаю стратегическую ошибку: вместо того, чтобы под правым берегом какие-то 1,5 км провести лодку бечевой, гордо сажусь на весла. Результат: греб часа два, а уработался, словно трудился целый день. Нет, без береговой тяги течение не перебороть!
Длинные, красиво обрамленные темными высокими елями плесы чередуются с короткими шиверами, бурлящими порожками. Перед Коне-во переправа, а чуть ниже ее на левом берегу — прекрасная часовня. По словам, ей 400 лет. И снова в который раз удивляюсь уменью, с которым выбирались места для храмов. «Нет возможности, — пишет крупнейший знаток русского искусства И. Э. Грабарь, путешествовавший по Северу, — придумать композицию лучше той, которой строители-поэты связывали встающие из-за леса шатры или вырастающие из-за береговой кручи главки церквей со всем окружающим пейзажем, с изгибом реки, с изломом холмов, с гладью лугов и щетиной лесов. Необыкновенное впечатление оставляют такие церкви на великих северных реках».
У деревни Верещагине одолеваем одноименный порог — вдвоем протаскиваем «Пеллу» впритирку к левому берегу, хотя некий доброхот почему-то упорно советовал идти к правому. «Не пройдете здесь, не пройдете!» — махал он руками. Когда же, вопреки мрачным предсказаниям, мы миновали «непроходимое» место, вдогонку понеслось: «Ваше счастье, что в этом году воды много, а то попрыгали бы по камушкам». Он явно сожалел, что мы не прыгали, не опрокинулись. Это был редчайший пример недоброжелательного отношения к туристам, которые делают не то, что все, и идут не туда, куда принято.
Любопытный разговор как раз на эту тему произошел на следующий вечер. Отдыхали мы в обществе встреченного на берегу местного жителя. Настроен он был философски и очень хотел, чтобы мы четко и внятно разъяснили, во имя чего мучаемся в незнакомом краю, занимаясь диким и бесполезным делом — тащим лодку против течения. «Его вот, — он показал на Сашу, — я еще как-то могу понять, а вот тебя, взрослого семейного человека...» — здесь он развел руками.
Разговорились. И сам же он ответил на свой вопрос. Ему оказалось не лет 50, как мы думали, а 61 год. За всю свою жизнь ни разу в отпуске на юге не был. Брал палатку, надувную лодку и отправлялся смотреть красоты здешних мест, где родился и крестился. Чаще вдвоем — с супругой, а то и с кем-либо из сослуживцев. Все окрестности ему знакомы. Побывал на Кожозере, Ундозере, Кенозере, Водлозере и многих других. Только никогда не называл себя туристом и себе, как выяснилось, вопроса «зачем!» не задавал...
— Перестал ходить в такие походы, и одежда стала мала. Да и жена, когда путешествовала со мной, была здорова, а теперь хворь посещает, — подытожил он разговор о пользе туризма.
15 августа. Ночью прошел ливень. С утра откачал из лодки два ведра воды. Продвижению мешают постоянные утренние туманы. Крадучись, протащил два порожка, на третьем пришлось будить на помощь Сашу. В 2 км от деревни Подрезовской удалось купить молока. На нашем пути это — событие, так как коров в деревнях не держат. Неудивительно, что литр молока по Онеге стоит 50 копеек.

Евгений Тихомиров 28.10.2017 13:26

Порядок был, какой нашим лесным министрам в розовых снах не снился. Не то, что по бер
 
Поскольку имевшаяся у нас 15-километровая карта области, выпущенная в 1986 г., мягко говоря, не отличалась обилием подробностей и ценностью информации, произошло небольшое «чепе». Вместо того, чтобы, как положено, следовать по реке Онеге, завернули в ее приток.
— Папа, давай спросим, — нудит Саша, — речка какая-то другая...
Не обращаю на него внимания, упорно гребу. Передал карту — пусть изучает. Прямо по курсу, прыгая по камням, реку пересекает колесный трактор. Вот тут уж сомнение закралось и у меня. Онега с собой такой вольности не позволяла: на порогах трактор немедленно смыло бы, а на плесах — глубина.
разворачивает лодку. «Что за путешествие без приключений, — успокаиваю я сына, — не ошиблись бы, еще одну реку не посмотрели бы...»
Сплавились обратно за 20 минут. В наказание за «побег» Онега встретила порогами и шиверами, появились и рукотворные препятствия: рыбаки выкладывают у берегов из камней полу-запруды (ставят в них ветеля). Там, где течение очень сильное, приходится перетаскивать лодку через верх.
16 августа. Опять-таки двойной тягой сантиметр за сантиметром одолеваем последние на Онеге Карголольские пороги (388—370 км от устья). Сегодня они не производят устрашающего впечатления: взрывными работами сплавщики выправили те наиболее опасные места, где когда-то разбивались купеческие барки, как спички ломались могучие бревна. Даже считавшийся когда-то наиболее трудным для проводки перебор Мертвая голова, возле которого берег поднимается отвесной стеной, не кажется страшным. А ведь сколько здесь погибло людей!
Нам рассказывают, что за последние 30 лет по Онеге вниз — от истока до устья — прошло всего несколько судов. Недавно самые опытные капитаны перегоняли из Белого моря вверх суда для пассажирской линии Каргополь — Горка. Теплоходы благополучно прошли все пороги по большой воде и только здесь, на Каргопольских, пришлось вызывать на помощь трактор. Ну а чтобы гребная лодка прошла вверх от моря до истока эту самую короткую, но зато и самую порожистую из больших рек Северного края, — такого никто здесь не слышал!
Понемногу остается за кормой гул порогов. Наступает разрядка — заслуженный отдых перед финалом онежского зтапа: мы приближаемся к истоку реки, берущей начало из озера Лача. Отдых — это около часа безмятежной гребли по вечерней реке среди тихих низких берегов. И вот начинается «град славен» Каргополь. Разворачивается незабываемая панорама старинного северного города, явственно ощущается мощь исвоеобразие древней Руси.
Впрочем, не только в краеведческий музей, но и в магазины, и в баню мы уже не успели. Поздно. «Начерно» насладившись внушительным видом белокаменных каргопольских храмов, поужинали, чем бог поспал, и под шум начавшегося дождя устроились на ночлег в лодке.
Наутро пошли в райисполком делать отметку о прохождении маршрута и параллельно решать вопрос о перевозке лодки на Волго-Балт по суше. Вышла заминка: оказывается на стыке Архангельской и Вологодской областей показанная на всех картах автодорога обрывается. Вернее, дорога-то есть, но доступна она только тракторам и то не без риска засесть в грязи. А ведь мы, похоже, понемногу попадаем в цейтнот — Саше к началу сентября нужно в школу. На всякий случай еще дома прорабатывался вариант со старинным Белозерско-Онежским водным путем. Как бы там ни было, во всех случаях нужно срочно пересекать озеро Лача, лежащее на пути к водоразделу.

--------------------------------------------------------------------------------

И начинается вторая часть нашего плавания. Примерно 45-кипометровый путь через мелководное озеро Лача запомнился неожиданно большой волной. «Пелла-фиорд» то и дело зарывалась в нее, вода катилась через рубку, покрывая верхний иллюминатор. Саша не успел сразу же его задраить, за что и был щедро облит — из-за переборки послышалось недовольное ворчание.
Поплутав в тростниковых зарослях, отыскали устье реки Свидь. Она совсем небольшая — всего 61 км, но значение ее в прошлом было весьма важным. Здесь проходила торная дорога, двигались по ней караваны вологодских и белозерских торговцев солью, которые, оказывается, имели право закупать ее только в Каргополе.
С огромным трудом благодаря самой горячей и бескорыстной помощи многих работников местного совхоза и лесозагототовительного участка, лодка была погружена на машину и в сопровождении гусеничного трактора (страховка) двинулась через водораздел. Полчаса потребовалось на преодоление самого плохого участка пути, а еще через час «Пепла» оказалась в реке Кема и лихо понеслась вниз по течению. Красива в верховьях эта река. Камышовые берега сменяются заманчивым лесным обрамлением. Вынырнешь на быстрой струе из песочка, взору предстает скошенный лужок, уже проросший молодой зеленью, ровными рядочками стоят аккуратные стога. По синему небу над царством зелени плывут белые облака самых причудливых форм, открывая и закрывая солнце. И вся »та сказка отражается в зеркале воды. Бежит река, струится, играя бликами.
Хорошо идти вниз по течению, но разогнаться-то не удается: деревень много, а как деревушка, так и мост либо мостик, как правило, наплавной. И все чаще «мешает нам жить» сплав. «Пелла-фиорд» вспарывала гладь живописных плесов, обезображенных частоколом торчащих топляков. Скорость приходилось снижать, чтобы лавировать между ними. Река используется, как ломовая лошадь, век которой недолог.
Небольшая река, но огромна бесхозяйственность на ней. Впервые увидел я здесь молевой сплав березы и осины. Как бы бревна предварительно не сушили и не «пропысивали» с четырех сторон, тонул этот пес, устилая дно Кемы.
— Весь лес вдоль нее, — рассказывали местные рыбаки, — когда-то принадлежал промышленникам братьям Сукиным. Порядок был, какой нашим лесным министрам в розовых снах не снился. Не то, что по берегам, на дне ни бревнышка не оставалось. Зимой пробивали во льду лунки — поднимали топляки. Заработки были хорошие, река чистая...

Евгений Тихомиров 29.10.2017 12:56

по пути в Великий Устюг ни каких тебе лодочных стоянок, пригодных. чтобы приютить б
 
Просматривая весь предстоящий в следующую навигацию речной путь с Волги до Великого Устюга с заходом в Вологду невольно задаешься практическим вопросам: "Куда же реально подойти для ночлега безопасно можно будет на катерах на пути в ночное время за предлами уже Ярославской области,так как по Московской и Ярославской области со стоянками для маломерных судов худо-бедно уточнить все можно и по ценам и по мессторасположению.
Но вот дальше знаменитого Топорненского шлюза все в полном тумане Печатный источник сообщает лакони крайне относительно наличия инфратсруктуры траспорной Вологшдской области, что
https://studfiles.net/preview/2801628/page:4/
"Водный транспорт имеет огромное значение для развития туризма. По территории области пролегает почти 500-километровая трасса Волго-Балтийского водного пути, тысячи километров судоходных рек и озер, которые являются основными точками приема большинства потоков транзитных зарубежных и многих отечественных туристов.
Стоянки для приема туристских теплоходов находятся в Вытегре и Череповце, д. Ирме Шекснинского района, с. Горицы Кирилловского района, последняя является одной из крупнейших стоянок в системе круизных туристских маршрутов России и относится к организованному круизному маршруту по Волго-Балтийскому водному пути."
В переводе на ролдной понятный всем русский язык эта инфорация свидетельствует о том, что по пути в Великий Устюг ни каких тебе лодочных стоянок, пригодных. чтобы приютить безопансо странников,с ледующих на маломерных катерах ро Северо-двинской воднойситеме и далее по Сухоне, Волгде нет и не будет пока.
Понятно, что такая уникальная "обнадежтивающей" информация вызывала у меня лично огомнейшее и предельно искреннее желание высказаться ярко, красочно не печатно и не цензурно перепая слог идиоматичческими выражениямии по поводу инфраструктуры и по поводу сотавителей и поповоду чиновников от туризма и транспорта в Вологодской области!
Какого роста потока утустического дожидаютстамошние чиновники мне не понятно, но видимо, они также ничего не ждут, поэтому и инфраструктура для воднвх туристов на участке от Топорни доВологды отсутсвует.Впрочем, главное, чтов Волошдкой области столько чудесных природыных объектов, чстолько истоических архитектурных пмятников, столько крастоты, что для организации речного водного туризма надо не столь уж и много. Всего-то надо оборудоваить несколько влдных причалов с понтонгами и мостками. охранямую территорию и акваторию безусловно, надо выгнать безинициативных чиновников и пригласить лд.юдей заинтресованных и не равнодушных,как минимум!
Нам-то ведь с вами через полтора года необходимо будет уже дойти до гордоа славного Мезени, а за это время придется разобраться и с водными базами-стоянками для наших маломерных катеров, то есть надо будет эти безопасные стоянки на нашем речном пути создать организовать там, да позаботиться, чтобы там можно было нен только отдохнуть, но и заправиться топливом, ремонт осуществить в Архангельской области успеть за не полных два года календарных.

Евгений Тихомиров 30.10.2017 14:19

По правому берегу километров на шесть растянулась одна из самых древних деревень на М
 
Более всего для меня остается непостижимой и загадочной уникальная в своем роде позиция чиновников областного управления по туризму в Архангельской области.
Понимая, что потенциал роста одного лишь направления водного туризма на два порядка может быть больше, чем нынешний уровень, эти чиновники палец о палец не ударили, чтобы инициировать улучшение доступности туристов в Пинежье, в Мезенский край,в Лешуконье. Почему?
Это им не надо?
Вот почитайте только выдержку из описания о народной архитектуре тех мест и Вы поймете мое недоумение позицией этих нынешних чиновников от туризма именно из регионального управления.....
https://deni-spiri.livejournal.com/78941.html
Previous Entry 12 Share Next Entry
По берегам Пинеги и Мезени
Второй отчёт о посещении небезызвестного музея деревянного зодчества «Малые Корелы», расположенного недалеко от г. Архангельска. В заключительной части нам предстоит виртуальное путешествие по двум северным рекам: Пинеге и Мезени, протекающим сквозь леса и болота, восточнее главной артерии края — Северной Двины. Впрочем, ежели быть точнее, то мы всего лишь посетим Пинежский и Мезенский сектора «Малых Корел», где представлены образчики народной деревянной архитектуры, перевезённые сюда из родных мест, и отреставрированных в 1970 – 1980-х годах. В сегодняшнем репортаже, в отличие от довольно-таки сухого рассказа первой части, я постарался более-менее раскрыть тему истории края, добавил архивные фотографии, нач. XX века – сер. 1960-х годов.
P.S. Отдельное спасибо Катерине, за любезно предоставленные современные фотографии.
Когда и как был организован музей, а также какие экспонаты осмотрели мы в 1-й части — со всем этим можно ознакомиться здесь. Прежде, чем ступить на музейные тропы, совершим небольшой экскурс в прошлое края. Проникновение русскоязычного населения в северные районы началось с XI века. Колонизация Севера новгородской вольницей началась в 1032 г. или около этого времени, когда новгородский посадник на Двине Улеб (Ульф) совершил поход к «Железным воротам». Хотя уже в VI - IX веках Север страдал от набегов викингов, после открытия этих земель в 870 - 890 гг. норвежским мореплавателем Отэром. Путь к морю студёному и на Печору пролегал через Ладожское и Онежское озёра, реку Онегу к Двине, затем на Пинегу, где в её нижнем течении возник Волок Пинежский. Вероятно поэтому киевская летопись огромную территорию к востоку от Северной Двины называет Заволочьем — за Волоком. Осваивая Заволочье, русские сталкивались с местным населением — племенами чуди. Во многих местах по Пинеги и Мезени сохранились ямы, курганы, связанные с жизнью этого народа угро-финской языковой группы. Борьба с ним шла и мечом и крестом. В 1-й пол. XII века насаждается христианство: появляются погосты, платившие дань новгородскому владыке — «сребро, соболи и иныя узорочья». И всё-таки в глухих уголках даже в XVI веке продолжало существовать идолопоклонство. Оно было так распространено, что церковные власти снаряжают одну за другой экспедиции, чтобы «в Чюдской земле разоряти...обычаи». О прежних жителях края напоминают не только предания, но и многочисленные названия рек: Явзора, Покшеньга, Веркола, Летопала и т.д. Также назывались расположенные на них древние урочища, а впоследствии и сёла. На фото Н. Шабунина, нач. XX века: Юрома — одно из наиболее известных селений на Мезени.
В процессе освоения Севера русским населением сложилась симбиотическая поморская культура на основе взаимодействия культур, появившихся в разное время: лопарской-саамской (не позже эпохи бронзы), финской (на рубеже н.э.), карельской (I и II тыс. н.э.), новгородской и ростово-суздальской (XIV - XVI вв.), русского населения др. районов (вплоть до XVIII века). В XIV - XV веках новгородцы на Севере сталкиваются с так называемой низовой колонизацией, шедшей через Вологду, Сухону, Северную Двину и Вычегду на верховья Пинеги и Мезени: «из Московии многи пути ведут к поганым народам, которые слывут печорою». Долгая борьба за господство в Заволочье завершилась в 1471 г., когда все земли, некогда принадлежавшие Господину Великому Новгороду, перешли во владение князей Московских. С 1614 г. Пинегой и Мезенью стало управлять Кеврольское воеводство, на террирории которого впоследствии были созданы два уезда – Пинежский и Мезенский. Отсутствие на северных территориях татаро-монгольского ига и крепостного права, а также суровые условия жизни привели к формированию своеобразного характера местного населения: его отличало чувство собственного достоинства, независимость, свободомыслие.
Отмечу, что на многих старинных фото, 1906 г., представлено село Юрома — родина Николая Шабунина, сына священника из Мезенского уезда. Родился Шабунин в 1866 г., был вольнослушателем в Академии Художеств; принят учеником мастерской И.Е. Репина; в 1898 г. удостоен звания художника. С того же времени он начал ежегодные поездки на север. И не только в художественных работах, но даже в рефератах, старался охарактеризовать первобытный склад жизни русских и инородцев, зарисовать и снять памятники церковной старины, записать характерные бытовые черты отдалённых захолустьев. Во время последней поездки, зимой 1907 г., он простудился и умер в возрасте 40 лет. Его наследием стали для нас сотни уникальных фотографий. А мы тем временем проходим на территорию Мезенского сектора музея.
Река Мезень. Исток этой могучей северной реки — в республике Коми. Течёт она на протяжении почти тысячи километров в сторону северо-запада, к Белому морю. Предположительно, название реки имеет финно-угорское происхождение, и означает «удачливая река для охоты и промысла». По правому берегу километров на шесть растянулась одна из самых древних деревень на Мезени — Кельчемгора (Кёльчемгора) — группа деревень, состоящая из Шелявы, Заозерья, Мокшевы, Заручья и Кольшина. Деревня Мокшева расположилась в широком овраге. Входя в деревню, сразу видишь всю перспективу домов. Могучие, стремительные коньки, повторяясь на каждой крыше, усиливают чёткий ритм по*рядка. На фото ~ сер. 1960-х: Кельчемгора, порядок домов в Мокшеве.
Посередине деревни «спиной» к дороге стоит дом-шестистенок, принадлежавший П.Ф. Клокотову. Крыльцо — не только оформление входа, это и бал*кон. Сюда выходили хозяева посидеть в ненастную погоду или посмотреть за играющими детьми, возвращающимся скотом, проезжавшими подводами. Крыльцо было ближе людям, нежели другие части дома, чаще попадало в поле зрения, потому именно здесь и сосредоточивалась основная резьба. На фото ~ сер. 1960-х: Кельчемгора, крыльцо дома Колотова в Мокшеве.
Каждому, кто попадал в Заозерье, бросался в глаза пятистенок В.Я. Клокотова — один из самых примечательных когда-то домов на Мезени. Он хорошо был виден почти отовсюду в деревне, потому что стоял свободно на открытом месте и фасадом был обращён к дороге, проходящей по краю селения. На фото (ещё в своей подлинной среде): дом-двор Клокотова В. Я., 1879 год. Деревня Заозёрье (Кельчемгора), Юромская волость, Мезенский уезд. Дом — асимметричный пятистенок на высоком подклете. Жилая часть включает в себя избу и горницу с системой топки «по-белому». В подклете располагается торговая лавка. По боковому фасаду дома пристроена зимняя изба. Фото ~ сер. 1960-х.
Интересно в доме Клокотова и крыльцо. Оно стоит на одном столбе, расположенном под площадкой посередине. Крыльцо в миниатюре повторяет формы самого дома: на двускатной кровельке охлупень с коньком, по краям — потоки, свесы украшены подзорами. Под крышей, как кружево, тянется резьба. С нижней площадки дверь ведет в подклет — погреб, где обычно хранится картошка. Боковую стену оживляют два окна над крышей крыльца. Кстати заметим, что все окна сохранили старинный переплёт на шесть стекол. Фото ~ сер. 1960-х.
Этот дом был перевезён в музей, где занял достойное место. Как же возводили такую хоромину? Строил её прадед "нынешнего" владельца. Рассказывают, человек он был грамотный, ходил даже в Питер. «Передок» дома срубил из «листвы», чтобы прочнее был, да дольше стоял. На двор же пошла сосна. Лес для постройки заготовлял зимой вместе с артелью своих, деревенских, пришедших по обычаю на «помочи» соседу. Ранней весной, как только начинал сходить снег, на месте будущего дома забивали метровые стойки-стулья, по ним клали самые крепкие и толстые брёвна. Так на земле возникал как бы план будущей постройки — первый венец или оклад. Тут хозяин угощал «помочан», окладным это называли. Кстати, следует сказать, что строительство такого дома, как в Заозерье, обходилось недёшево. Дело даже не только в том, что надо было несколько раз угощать вином и каждый день кормить 15 - 20 человек. Не всякий хозяин мог руководить делом сам. Часто нанимали «приборщика», который и возглавлял артель. Первое для него — смотреть за углами, чтобы «набок не уехали». После оклада начинали «вести стопу» — сруб складывать. Тут надо следить, чтобы к одной стороне деревья ложились то комлем, то вершиной. Между «деревами» для тепла прокладывали мох. Как до матицы доведут (массивная балка под потолком), снова угощение. Это обычно приходилось на май или июнь, оттого на провесах (кронштейнах) в датах чаще всего фигурируют именно эти месяцы. После этого начинают рубить фронтон. В его бревна-самцы врубают слеги: они стягивают всю постройку и служат каркасом для кровельного тёса. Самая верхняя слега — князевая или коньковая. Как её поднимут, новое угощение — коньковое.

Евгений Тихомиров 30.10.2017 14:21

Рядом с домом М.И. Орлова высится крест с прекрасно сохранившимся распятием. Лицо Иис
 
Центральную часть парадного фасада занимает полукруглый балкон и над ним двойное окно светёлки-вышки, но двери нет, т.к. назначение балкона чисто декоративное: это главное украшение всего фасада. На выпуске бревна под кровлей вырезана дата: 1879 года мая 16 дня. Но дело не в этом, на Мезени известны и более старые постройки. Здесь сохранилась монументальная роспись на фронтоне и свесе кровли. Дом поражает своею праздничностью и даже сказочностью. Такое впечатление создается поясом из сплошного ряда наличников и ставен. На их створах вырезаны цветы, сохранившие ещё следы раскраски.
Над балконом изображён сад, по краям которого важно стоят утка и петух. Слева и справа на тёмно-зеленом фоне полуфантастические львы, великолепно вписанные в два треугольных конца фронтона. Какими путями забрели сюда, на глухой Север эти экзотические животные? Правда, у мастера они получились скорее похожими на собак или волков. Как и собака, лев символизирует стража, голова его обращена к зрителю, глаза встречают каждого подходящего к дому. Свес кровли покрывает растительный орнамент из цветов и виноградных гроздьев. Даже по подзорам, прибитым вдоль скатов, можно заметить следы растительного орнамента. На редкость щедрой изображена природа в росписи, здесь словно раскрываются заветные мечты крестьянина, который и хлеба-то не всегда имел вдосталь. Яркая роспись, тонкая резьба казались особенно нарядными около глухих бревенчатых стен, на фоне пасмурного северного неба или белоснежной зимы. Кто расписывал этот замечательный дом, теперь установить нелегко. Может быть, захожая артель, но скорее всего местный мастер И. К. Орлов, работавший как раз в 1880-е в этих краях. Им были подписаны несколько домов неподалеку — в Верхнем Березнике, до наших дней, к сожалению, не сохранившиеся. А таких домов на Мезени было немало. Продолжил дело отца сын — Михаил Иванович Орлов, умерший восьмидесяти лет от роду (приблизительно в сер. 1950-х).
Рядом с домом М.И. Орлова высится крест с прекрасно сохранившимся распятием. Лицо Иисуса с крупными чертами, волосы, спадающие большими прядями на плечи, помогают создать образ суровый, полный внутренней силы и значительности. Ставлен крест лет более века назад, возможно, в память кого-либо. Как например, крест на горе между деревнями Мокшевой и Заозерьем, который поставил прадед В. Клокотова, строитель чудесного дома, когда утонул сын его, направляясь под парусом в город Мезень. Фото ~ сер. 1960-х.Следующий экспонат сектора это дом-двор Н. Лимонникова, нач. XX века, из деревни Елкино, Дорогорской волости, Мезенского уезда. Дом-шестистенок, или изба-двойня. Жилая часть и хозяйственный двор соединены сенями. В сени ведёт высокое четырёхстолбное крыльцо, с выгнутой кровлей. Ко двору прирублена зимняя изба, состоящая из двух смежных комнат и небольших сеней.
Жилая часть представляет собой два поставленных рядом сруба, объединённых общим фронтоном. В одном срубе была изба, в другом горница. Оба помещения топились «по-белому». Декор дома лаконичен. Наличники на окнах гладкие, с фигурной порезкой нижних и верхних досок. Завершение бревна-охлупня вырезано в форме конской головы. Причелины с круглыми отверстиями и полукружиями по краю, заканчиваются решёткой с кистями.
Другой экземпляр — подпорная стенка — инженерное сооружение, характерное для архитектуры деревень, стоящих на берегах Мезени и её притоков. Подобные сооружения укрепляли берег, защищая стоящие на нём постройки от оползания. В Мезенском секторе выполнена реконструкция подпорной стенки с подлинными хозяйственными постройками. На стенке стоят амбары из деревень Мелегора, Большая Нисогора и ледник из деревни Сафоново Мезенского уезда. На склоне, под подпорной стенкой мезенские бани и амбары образуют амбарный и банный «городки».


Амбар, кон. XIX века. Деревня Мелегора, Погорельская волость, Мезенский уезд. Представляет собой высокий четырёхгранный сруб, покрытый самцовой кровлей. Внутри амбар разделён на два этажа. Сусеки устроены на первом этаже, второй этаж использовали для хранения домашней утвари. Обращает на себя внимание завершение бревна-охлупня, вырезанное в форме головы коня. Конёк на жилище, на посуде — это образ доброго божества Солнца. Потому под коньком в орнаменте резной доски-кисти часто встречаются круги — солярные знаки. В языческие времена, когда начинали постройку, закалывали коня — приносили жертву. При раскопках древнего Новгорода иногда находят кон*ские черепа под срубами домов. Шло время. И божеству стали посвящать не самого коня, а только его изображение. Его голову, как раньше череп жертвенной лошади, укрепляли на самом высоком месте дома, чтобы она отгоняла от жилья злых духов.
«Конь как в греческой, египетской, римской, так и в русской мифологии есть знак устремления, — писал С. Есенин, которому особенно была близка поэзия крестьянского искусства, — но только один русский мужик догадался посадить его к себе на крышу, уподобляя свою хату под ним колеснице». Лишь пройдя через столетия, конёк превратился всего лишь в украшение дома. Забылось, выветрилось из памяти народа представление о его магической силе.
Дом-двор Кузьминых, кон. XIX века. Деревня Чучепала, Койнасская волость, Мезенский уезд. Дом является ярким образцом дома-шестистенка, характерного для крестьянских поселений, расположенных в бассейне реки Мезени. Двор и жилая часть соединены сенями. На втором этаже хозяйственного двора имеется «поветная горенка» с русской печью. Она освещается двумя окнами по боковому фасаду. Это свидетельствует о том, что сначала строился хозяйственный двор с небольшим жилым помещением, после чего к нему пристраивалась жилая часть. Такая последовательность строительных периодов характерна для данного региона. Главным декоративным украшением дома является трёхстолбное крыльцо с резным центральным столбом.Чучепала — селение с таким странным названием сохранило любопытное предание. Рассказывают, что будто бы на высоком холме около деревни стоял в давние времена чудский городок. И вот, пришли в эти края новгородцы и поселились поблизости. Однажды зимою они напали на город и погнали чудь к полынье на Мезени. Там и погибли почти все чудские люди, оттого сенокос у этого места до сих пор называют Кровавым плёсом или Крово. Оставшиеся в живых подались в верховья. Другое предание говорит, что чудь под землю в щели ушла, закопалась. И следы этого — глубокие ямы на Остром холме у Чучепалы. Так, согласно преданиям, название деревни — Чудь Пала — сохранило память о долгой и кровопролитной борьбе Великого Новгорода за Мезень. Есть деревня Резя, которая возникла будто бы на месте большой резни между русскими и чудью. То же слово слышится и в названии деревни Чулосы. Предания о чуди ещё живут в этих краях.
Дом-двор М. А. Федотова, XIX век. Деревня Лебская, Мезенский уезд. Дом-четырёхстенок с двухэтажной жилой частью. В обоих этажах на передний фасад выходят по четыре окна. Окна украшены гладкими наличниками. Жилая часть соединена с двором сенями. Хозяйственный двор дома значительно шире его жилой части. Тип соединения жилой и хозяйственной части — «нечистый брус», или «брус с уширенным двором».


Текущее время: 22:19. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС