Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 12.12.2016 10:40

величественное изваяние природы, Хозяйка Сотки – останец, напоминающий женскую фигур
 
Пинежье, это край, который открывает все новые и неповторимые красоты, настолько уникальные природные объекты, что похожих на них боле ни где просто не существует!
шлюз Сотка,,как известно носит название реки Сотки, именно берега этой удивительно обаятельно симпатичной красавицы речки поражают многим. Почитайте!
Среди огромного разнообразия природных достопримечательностей нашей страны особое место занимают скалы-останцы. Наиболее примечательные из них объявлены памятниками природы, или они охраняются в комплексе с другими природными объектами на особо охраняемых природных территориях более высокого ранга: в заповедниках, национальных или природных парках, заказниках. Без всякого сомнения останцы – наиболее зрелищные и величественные природные феномены, и увидеть наиболее значимые из них – заветная мечта большинства туристов. Останцы играют важнейшую роль при формировании экологических маршрутов, и нередко именно они представляют собой главную цель путешествия.
Река Сотка считается основной достопримечательностью Государственного природного заповедника "Пинежский", основанного в 1974 году, который находится в Архангельской области. Река Сотка протекает по территории заповедника в северной его части около 30 км. Относится к Двинско-Печорскому бассейновому округу.
Общая протяженность реки Сотки – 350 км. Берет начало на Беломорско-Кулойском плато, впадает рекой с названием Кулой в Мезенскую губу Белого моря. Река с чрезвычайно извилистым руслом, нижнее течение (около 90 км) подвержено воздействию морских приливов. Верховья реки Кулой соединяется с рекой Пинегой с помощью канала Кулой-Пинега. Питание, в основном, снеговое. Особенно интересна каньонообразная долина реки Сотки, которая находится на территории заповедника «Пинежский». Высота бортов, сложенных гипсовыми отложениями Соткинской свиты, фрагментами перекрытые красноцветами вихтовской свиты, достигает 50 и даже 70 метров! В долину реки Сотки впадает большое количество карстовых источников, в результате деятельности которых сформировались пещеры. На бортах долины и на водоразделах развиты уникальные карстовые ландшафты с разнообразными карстовыми провалами, котловинами, логами, озёрами, останцами. На этой территории есть многочисленные природные памятники, например, такое величественное изваяние природы, как "Хозяйка Сотки" – останец, напоминающий женскую фигуру, где веет сыростью и холодом, а из-под глыбового завала вытекает ручей. Долина реки Сотки , с руслом в 30 километров, имеет вид живописного каньона. Прибрежные скалы поднялись высотой в 60 метров, бурные пороги и перекаты пересекаются с тихими плесами. На мелководье нерестятся семга, хариусы, сиги, много щуки и окуня..
http://www.kaliningradgid.ru/nature/...eka-sotka.html

Евгений Тихомиров 12.12.2016 13:23

Это одна из крупнейших работ по этнографии данного региона в XIX в.
 
Удивительная и яркая история Пинежского края. вновь вынужден констатировать, сделав очередное открытие знакомясь с творчеством
С.В. Максимова (1831-1901) «Год на Севере», которая открыла целую эпоху в изучении Русского Севера, стала отправной точкой в развитии интереса к научному исследованию края. Это одна из крупнейших работ по этнографии данного региона в XIX в. Сочинение имеет исключительное значение, как с научной, так и с литературной точки зрения. Яркий стиль писателя, блестящее знание местных диалектных особенностей и исторических источников делают это сочинение выдающимся произведением литературы.
http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmo...da9e79&keyno=0

Почтовый колокольчик отболтал свои последние трели, казенная кибитка обхлопала последние ухабы и выбоины - перед нами ряд домов с городской обстановкой и принадлежностями, перед нами весь налицо маленький уездный городок - Волок по народному прозванию, Пинега - по казенному. На этот раз в нем ярмарка, называемая и в официальных бумагах, и на простом ходячем языке Никольскою...
Пинежская ярмарка, как и все собственно народные ярмарки (называйте ее даже базаром), ни в чем не разнится, ни в чем не отступает от множества подобных народных сходок, разбросанных десятками тысяч по всему лицу русского царства. Не имея официального характера, не обставленная казаками и жандармами, она носит на себе все признаки старинных русских мирских сходок. В ней все непринужденно и искренно, все живет нараспашку, без дальнего спроса о том, так ли это надо или иначе. Затронутая самым живым интересом - интересом барыша (хотя бы в некоторых случаях и копеечного), она шумит, как вообще шумит русский человек, когда он очутится на полном просторе, на широкой, собственной, нестесненной воле. Она кричит-потому, что кричит петухом и всякая барышная копейка, по смыслу народного присловья. Далеко разносится ярмарочный гул затем, что гулу этому есть где разгуляться по широким тундряным полянам, обступившим город. Прислушаешься к гулу, и бог весть что почудится в этом гуле: и звон золотых в засаленных, но крепко сшитых мошнах ижемских зырян, счастливо сбывших свои меха и пушину в надежные и искусные руки галицких купцов, и звон серебряных денег в руках архангельских и вологодских краснорядцев, продавших линючие и залежавшиеся московские ситцы в руки холмогоров и печорских зырян (гуртом), и в надежные руки соседних баб и девок. Слышится в народном ярмарочном пинежском гуле и глухое побря-киванье медяков - тяжелых денег, доставшихся оборышем, незавидным излишком на горькую долю самоедов, явившихся сюда из-за тысячи верст, из дальних тундр своих, целыми аргишами - вереницами оленьих санок, нагруженных мерзлой и соленой рыбой: чирами, пелядями и семгой. Чуется в пинежском ярмарочном гуле и безнадежный визг последней копейки, поставленной ребром мужичком с той же Пинеги или с ближней Двины из-под Холмогор, продавшим какой-нибудь десяток пар рябчиков или чухарей (глухарей).
Во всем остальном пинежская ярмарка опять-таки, как капля воды на другую, похожа на все ярмарки и базары. Те же питейные дома, соблазнительно застроившие все входы и выходы города, те же питейные выставки под полотняным колоколом на бойких местах, по случаю такого горячего и суетливого времени (только три или четыре дня дышит своим разгаром ярмарка в Пинеге ). На ней услышишь в народном гуле печальный крик мужичка, который воспользовался людным сбором и, повесив свою лохматую шапку на длинную палку, просит сказать православных: не видал ли кто выкраденной лошадки с такой-то приметой, или такой-то сбежавшей коровы. Здесь легко выслушать из общей свалки криков и возгласов редкий плачевный звон вновь вылитого колокола, сбирающего подаянье на подъем и благополучный подвес на колокольню. И здесь - повелительные предостережения едущих: "поберегись!", и здесь между серым народом неизбежно толкаются поп с попадьей, приторговывающиеся к кобылке или ситцам. Породистые девки, все в красном, стоят, скрестив на плотных и высоких грудях руки, тупо поглядывая на проходящих. Здесь опять-таки наследишь л мелкие обманы торгаша, крупные обманы крупного торговца. Не увидишь только ярмарочных представлений в виде райков, балаганов с "петрушками" и "шире-бери", потому что здесь к этому непривычны. Все-таки заметишь сосредоточенную на местных пунктах хлопотливость, охаживание и облажива-ние известных целей в крупном, гуртовом, широком размере. Это - оптовая покупка мехов и дичи. Меха пойдут на Москву; дичь, в виде куропаток и рябчиков, уйдет в Петербург, и только мерзлая и соленая рыба - по ближнему соседству. Незначительное (по сравнению с прочими оборотами ярмарки) число костей и рогов моржовых и мамонтовых, добытых на Новой Земле и на Печоре, попадет в руки архангельских и холмогорских костяников.
Ярмарка, вымирающая ночью до единого воза и человека, уже с 6 декабря, положенного законным началом для нее, начинает терять все более и более характеристический вид. Завтра опять наедут с ранних утренних потемок возы из ближних деревень, но уже гораздо меньше, и собственно ярмарка, по общим слухам, кончилась еще накануне, в сочельник. Перекупают и скупают все привезенное еще до рассвета и по дворам. Рыночной продажи и по мелочам положительно нет: пару рябчиков, рыбу достать весьма трудно и почти невозможно: все закуплено оптом и передано извозчикам. С меня просили 50 копеек за пару рябчиков, тех самых рябчиков, которые, привезенные в Петербург, на Сенной площади будут стоить 40 и 50 копеек,- все по той причине, что ярмарка оптовая: не хочется развязывать воз и путать партию считанного товара. Стало быть, ярмарки, в ее общепринятом значении, в Пинеге нет: это просто-напросто обусловленный обычаем срок для съезда продавцов к своим доверителям. Так идут кожи, дичь, рыба печорская, мясо, звериные шкуры и по рознице остаются гнилые лоскутья, выда-ваемые за ситцы, да пыжиковые изделия (шапки и рукавицы), да крестьянские лошади, да мелкий хлам деревянный и железный. На тот год (1856) все стоило дорого и значительно выше против прошлогоднего; на лесного зверя, говорят, лов был плох, рыба также ловилась незначительно, а недавняя война влияла на возвышение цен и на мясо, и на пищу, и на другие крестьянские продукты и изделия.
Народ пьет горькую, но некрепкую водку и орет к вечеру песни. Расчетливые оптовые продавцы, ижем-ские зыряне, начинают в теплых квартирах галицких купцов свои торговые разговоры с чаю, до которого страшные охотники, и оканчивают сделки бутылками хорошего хересу, привезенного архангельскими купцами прямо с биржи и не фабрикованного. Ничем особенным не сказался первый день ярмарки. В единственной городской церкви, каменном соборе, освящали воду, звонили в колокола - да и только! Да народу пьяного было очень много.
7 числа меньше возов; расплата оптовых торговцев по домам; изредка опоздалые, задержанные пургой возы, плетущиеся на оленях по улицам. Гуще набито народу около продавцов красным товаром[67] [Красный товар - мануфактура, ткани.]. В толпах этих пестреют оленьи совики и малицы мезенцев и реже овчинные тулупы и полушубки верховиков (с Северной Двины, из Шенкурска).
8 числа ярмарки почти уже нет; многие квартиры опустели и весь городок, значительно обезлюдевший, готов погрузиться в долгую спячку до 25 марта, когда начнется снова базарный крик, но уже значительно не в той мере и силе. Этот крик последний в году: это ярмарка, называемая Благовещенскою, последняя для Пинеги .
9 числа я покинул этот город для Печоры и снова еще раз встретился с ним на обратном пути оттуда через полтора месяца. Встреча эта была не радостна и не могла уже задержать меня надолго в городе,. который глядел уже на тот раз тоскливо, безлюдно, как глядит и всякий другой архангельский городок, бедный средствами и скудный жителями.

Евгений Тихомиров 12.12.2016 13:24

более замечательное и интересное по своим историческим воспоминаниям, это - Красногор
 
До 1780 г. Пинега была деревнею Волоком и Большим Погостом: Волоком она называлась затем, что стоит на четырехверстном пространстве, отделяющем реку Пинегу от Кулоя, через которое переволакивали некогда на себе суда из одной реки в другую. Указом от 20 августа 1780 года, волость названа городом Пи-негой по реке, протекающей подле. В него и переведено было и воеводское правление, переехал, и сам воевода из города Кевроля (за 130 верст на реке же Пинеге ). Кевроль стала в свою очередь бедным селом, под именем Воскресенского погоста, заменив прежнее значение Пинеги , и не выиграл многим и старый Большой Погост с новым названием - Пинегою , хотя уже здесь и давно существовал широкий и бойкий торг, один раз в год на Николу. В 1781 году императрица Екатерина II приказала отпустить из казны 8 тысяч рублей на построение в новом городе каменной соборной церкви. В мой проезд собор этот, перестроенный вновь, освящен был архангельским и холмогорским архиереем.
Вот все, что можно сказать о Пинеге , не забывая того, что вблизи этого города находится место, более замечательное и интересное по своим историческим воспоминаниям, это - Красногорский монастырь.
Монастырь этот лежит в 10 верстах от города на высокой горе, носившей некогда название Черной. Путь к монастырю лежит мимо множества маленьких деревушек, рассыпавшихся по реке Пинеге , неширокой, но картинно обставленной крутыми горами и засыпанной высокими лесами и рощами. Крутая, с трудом одоли-мая гора ведет в монастырь; на самой возвышенной точке ее расположены каменные строения этой небольшой и бедной обители, обнесенные деревянного стеною. Вид с колокольни поразителен, восхитителен: лучше его не найти во всей Архангельской губернии. Провожавший меня монах, сказывавший, что отсюда видно верст за пятьдесят, прибавил: "сам владыко залюбовался!..".
Недаром же полюбился Красногорский монастырь и сосланному в Пинегу князю Василию Васильевичу Голицыну - любимцу царевны Софьи Алексеевны, некогда сильному своим государственным влиянием и некогда славному на всю Русь несметными богатствами. Удаленный от дел сентября 9 в 1689 году, он сперва сослан был с женою и детьми в Каргополь, потом 5 марта 1691 года переведен на вечное житье в Пустозерский острог. Двадцать лет томился он в этой ссылке, получая 13 алтын и 2 деньги (40 копеек) на содержание в-день с семейством своим. Имел несчастие потерять здесь старшего сына, который помешался от тоски. Осчастливленный некоторыми льготами, он переведен в 1711 году в Пинегу , где, по народному преданию, получил из Москвы свой конский завод и бесплатно выдавал крестьянам на Мезень и Пинегу кровных кобыл для улучшения породы туземных лошадей. Говорят, что это обстоятельство было главною причиною тому, что мезенки сделались известной породой; говорят, что у двух-трех богачей по Мезени до сих еще пор сохраняются образцы чистой, беспримесной породы лошадей княжеского завода. Князь Голицын любил ходить из Пинеги в Красногорский монастырь, подолгу сидел в деревнях, смотрел на хороводы и учил крестьянских девушек петь московские песни, которые, действительно, выдаются из ряду туземных и слышатся только пока в одних этих восьми деревнях, отделяющих город от монастыря. Указывают на рощу, расположенную под монастырскою горою, в которой, по народному преданию, особенно любил гулять и любовался князь Голицын и на красивый монастырь, и на живую ленту реки Пинеги , бегущей в прихотливых, светлых коленах, змейкой, далеко в беспредельность - туда, где за вологодскими лесами лежит каменная Москва, дворцы царей , терема кремлевские, монастырь Новодевичий...
Роща эта, расположенная на длинном мыску (наволоке), образованном изгибом реки Пинеги , теперь сделалась так редка, что служит только одним едва приметным признаком некогда густой и, может быть, расчищенной рощи. Тут, по монастырским книгам, поблизости стояли в старину монастырские строения, положенные по уставу вне монастыря. В 1713 году В. В. Голицын скончался в Великопинеге. Тело его было перевезено и погребено в монастыре Красногорском по духовному завещанию князя. Дети его возвратились в Москву. Могилу князя, накрытую простым диким камнем, показывают аршинах в двух от церкви против алтаря. На мой проезд камень этот высоко засыпан был снежным сугробом, те же сугробы окружали всю церковь: никто не прочистил ни тропинки, никто не обмел самой гробницы. Монахи говорят, что надпись на камне нельзя разобрать: лет уже десять ее смыли дожди и снега. Вся память об некогда знаменитом князе осталась в некоторых вещах, завещанных им, а может быть, и подаренных его детьми монастырю. Пролог, прописанный по листам рукою самого князя, на доске имеет надпись: "Сию книгу положил в дом Пресвятой Богородицы на Красную гору князь Василий Васильевич Голицын". Другие руки свидетельствуют, что "сия книга его милости и светлости". Тут же видны следы детских рук, пробовавших почерк. Книга пожалована в 1714 году. В келий у настоятеля хранится шитый шелками образ Богоматери с тропарем кругом. Точно такой же шитый (изящно) шелками образ Распятия, по венцам пронизанный жемчугом; такая же плащаница, с,изображением снятия с креста, и воздухи [68] [Вoздухи - платы, которыми во время богослужения покрывают сосуды со святыми дарами - освященным вином и хлебом.] хранятся в соборном алтаре на стене. Все они, говорят, шиты руками царевны Софии Алексеевны. В алтаре же, на стене висит старинное зеркало, довольно большое, створчатое, украшенное по рамкам фольгою и позолоченными орлами, чистой и изящной (по времени) отделки. Зеркало это, по всему вероятию, принадлежало князю и подарено ему, может быть, также царевною. В настоятельских кельях и притом в страшном небрежении, без рамки, в углу, сохранился почернелый от времени портрет царя Алексея Михайловича, писанный масляными красками, хорошей работы, по всему вероятию, также собственность князя В. В. Голицына, и, очень может быть, подаренный ему самим царем . В монастырском синодике на вечное поминовение князей Голицыных записаны 20 имен, внизу которых рукою самого князя вписано его имя (род. 1643 г.), имя Евдокии (жены или дочери?), князей Михаила (младшего сына), и Алексея (старшего сына, помешавшегося от тоски).
Таковы сведения, которые удалось собрать о знаменитом ссыльном в самом монастыре Красногорском и его окрестностях[*] [Из описи, составленной по открытию Архангельской губернии в 1784 году казенным зданиям, в посаде Кулое (Пинежского уезда) в 30 верстах от города показан дом князя В. В. Голицына. На этом основании некоторые полагают, что он здесь и умер, а не в Великопинежском погосте.]. Некоторые из простонародья прибавляли, что-де князь крепко держался старинки и был раскольник...
Между тем наступал последний месяц года, назначенного мне сроком от морского министерства для обследования и изучения прибрежьев Белого моря. Вдали предстояло еще много дела: часть Двины от города Холмогор до монастыря Сийского, с которого дорога поворачивает на петербургский тракт. Вся южная часть уезда Пинежского должна была ускользнуть от моего внимания и изучения - часть, которая представляла, по-видимому, и по общим слухам и уверениям, так много интересного. Там и село Кевроль, или иначе - Воскресенский погост, бывший воеводский город, и село Чакола-древняя, - самые первые новгородские заселения в том краю, там множество преданий о чуди в большем числе и интересе, чем пойманные мною на реке Мезени, как уверяли. Там, по уверению Молчанова (автора описания Архангельской губернии), "крестьяне понятливы, несколько корыстолюбивы, грубы и необходительны", там, наконец, монастырь Веркольский со своей стариной и богатствами старинной письменности...
По счастию, монастырь этот (единственный во всей Архангельской губернии) случайно обошелся без ссыльных и не видал мучений жертв своих. Даже и в то время, когда сильно разгорался и судим был повсеместный сильный раскол, здесь не было ни одного страдальца, которыми наполнены были все русские монастыри, а по преимуществу архангельские.

Евгений Тихомиров 12.12.2016 13:25

Возвращаться назад в любопытные страны медвежьего угла по рекам Кевроли и Чаколе для меня уже было поздно и некогда. Со стесненным сердцем должен был я сесть в Пинеге в кибитку для того, чтобы ехать на Двину, в давно знакомые Холмогоры.
Недаром же полюбился Красногорский монастырь и сосланному в Пинегу князю Василию Васильевичу Голицыну - любимцу царевны Софьи Алексеевны, некогда сильному своим государственным влиянием и некогда славному на всю Русь несметными богатствами. Удаленный от дел сентября 9 в 1689 году, он сперва сослан был с женою и детьми в Каргополь, потом 5 марта 1691 года переведен на вечное житье в Пустозерский острог. Двадцать лет томился он в этой ссылке, получая 13 алтын и 2 деньги (40 копеек) на содержание в-день с семейством своим. Имел несчастие потерять здесь старшего сына, который помешался от тоски. Осчастливленный некоторыми льготами, он переведен в 1711 году в Пинегу , где, по народному преданию, получил из Москвы свой конский завод и бесплатно выдавал крестьянам на Мезень и Пинегу кровных кобыл для улучшения породы туземных лошадей. Говорят, что это обстоятельство было главною причиною тому, что мезенки сделались известной породой; говорят, что у двух-трех богачей по Мезени до сих еще пор сохраняются образцы чистой, беспримесной породы лошадей княжеского завода. Князь Голицын любил ходить из Пинеги в Красногорский монастырь, подолгу сидел в деревнях, смотрел на хороводы и учил крестьянских девушек петь московские песни, которые, действительно, выдаются из ряду туземных и слышатся только пока в одних этих восьми деревнях, отделяющих город от монастыря. Указывают на рощу, расположенную под монастырскою горою, в которой, по народному преданию, особенно любил гулять и любовался князь Голицын и на красивый монастырь, и на живую ленту реки Пинеги , бегущей в прихотливых, светлых коленах, змейкой, далеко в беспредельность - туда, где за вологодскими лесами лежит каменная Москва, дворцы царей , терема кремлевские, монастырь Новодевичий...
Роща эта, расположенная на длинном мыску (наволоке), образованном изгибом реки Пинеги , теперь сделалась так редка, что служит только одним едва приметным признаком некогда густой и, может быть, расчищенной рощи. Тут, по монастырским книгам, поблизости стояли в старину монастырские строения, положенные по уставу вне монастыря. В 1713 году В. В. Голицын скончался в Великопинеге. Тело его было перевезено и погребено в монастыре Красногорском по духовному завещанию князя. Дети его возвратились в Москву. Могилу князя, накрытую простым диким камнем, показывают аршинах в двух от церкви против алтаря. На мой проезд камень этот высоко засыпан был снежным сугробом, те же сугробы окружали всю церковь: никто не прочистил ни тропинки, никто не обмел самой гробницы. Монахи говорят, что надпись на камне нельзя разобрать: лет уже десять ее смыли дожди и снега. Вся память об некогда знаменитом князе осталась в некоторых вещах, завещанных им, а может быть, и подаренных его детьми монастырю. Пролог, прописанный по листам рукою самого князя, на доске имеет надпись: "Сию книгу положил в дом Пресвятой Богородицы на Красную гору князь Василий Васильевич Голицын". Другие руки свидетельствуют, что "сия книга его милости и светлости". Тут же видны следы детских рук, пробовавших почерк. Книга пожалована в 1714 году. В келий у настоятеля хранится шитый шелками образ Богоматери с тропарем кругом. Точно такой же шитый (изящно) шелками образ Распятия, по венцам пронизанный жемчугом; такая же плащаница, с,изображением снятия с креста, и воздухи [68] [Вoздухи - платы, которыми во время богослужения покрывают сосуды со святыми дарами - освященным вином и хлебом.] хранятся в соборном алтаре на стене. Все они, говорят, шиты руками царевны Софии Алексеевны. В алтаре же, на стене висит старинное зеркало, довольно большое, створчатое, украшенное по рамкам фольгою и позолоченными орлами, чистой и изящной (по времени) отделки. Зеркало это, по всему вероятию, принадлежало князю и подарено ему, может быть, также царевною. В настоятельских кельях и притом в страшном небрежении, без рамки, в углу, сохранился почернелый от времени портрет царя Алексея Михайловича, писанный масляными красками, хорошей работы, по всему вероятию, также собственность князя В. В. Голицына, и, очень может быть, подаренный ему самим царем . В монастырском синодике на вечное поминовение князей Голицыных записаны 20 имен, внизу которых рукою самого князя вписано его имя (род. 1643 г.), имя Евдокии (жены или дочери?), князей Михаила (младшего сына), и Алексея (старшего сына, помешавшегося от тоски).
Таковы сведения, которые удалось собрать о знаменитом ссыльном в самом монастыре Красногорском и его окрестностях[*] [Из описи, составленной по открытию Архангельской губернии в 1784 году казенным зданиям, в посаде Кулое (Пинежского уезда) в 30 верстах от города показан дом князя В. В. Голицына. На этом основании некоторые полагают, что он здесь и умер, а не в Великопинежском погосте.]. Некоторые из простонародья прибавляли, что-де князь крепко держался старинки и был раскольник...
Между тем наступал последний месяц года, назначенного мне сроком от морского министерства для обследования и изучения прибрежьев Белого моря. Вдали предстояло еще много дела: часть Двины от города Холмогор до монастыря Сийского, с которого дорога поворачивает на петербургский тракт. Вся южная часть уезда Пинежского должна была ускользнуть от моего внимания и изучения - часть, которая представляла, по-видимому, и по общим слухам и уверениям, так много интересного. Там и село Кевроль, или иначе - Воскресенский погост, бывший воеводский город, и село Чакола-древняя, - самые первые новгородские заселения в том краю, там множество преданий о чуди в большем числе и интересе, чем пойманные мною на реке Мезени, как уверяли. Там, по уверению Молчанова (автора описания Архангельской губернии), "крестьяне понятливы, несколько корыстолюбивы, грубы и необходительны", там, наконец, монастырь Веркольский со своей стариной и богатствами старинной письменности...
По счастию, монастырь этот (единственный во всей Архангельской губернии) случайно обошелся без ссыльных и не видал мучений жертв своих. Даже и в то время, когда сильно разгорался и судим был повсеместный сильный раскол, здесь не было ни одного страдальца, которыми наполнены были все русские монастыри, а по преимуществу архангельские.
Возвращаться назад в любопытные страны медвежьего угла по рекам Кевроли и Чаколе для меня уже было поздно и некогда. Со стесненным сердцем должен был я сесть в Пинеге в кибитку для того, чтобы ехать на Двину............

Евгений Тихомиров 15.12.2016 11:02

О судьбе речного туризма на Пинеге, Кулоя и несчастного соединяющего их канала.
 
Смотрел на фото разрушенного шлюза. пытаясь понять, почему никак не сдвинется с места решение вопросов развитие речного туризма на Пинеге, Кулое, Мезени. почему полное продолжается молчание по поводу судьбы, восстановления канала Пинега-Кулой и попалась на глаза книга Салтыкова-Щедрина.
Салтыков-Щедрин
"Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы, а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит им одним."

Размышления о развития водного туризма у разбитого шлюза «Сотка»
На днях открыл «Концепцию развития туризма в Архангельской области» и выяснилось, что эта концепция «представляет собой систему взглядов на обеспечение правовой, организационной и экономической среды для формирования конкурентоспособного кластера внутреннего и въездного туризма в Архангельской области и определяет основные ориентиры для исполнительных органов государственной власти Архангельской области, органов местного самоуправления муниципальных образований Архангельской области и туристских организаций в Архангельской области.
Особенно запомнилась и даже врезалась в память фраза из подраздела 1. Характеристика туристско-рекреационного потенциала Архангельской области :«Любители водного туризма на плотах , лодках , байдарках , яхтах , теплоходах могут совершать походы по маршрутам любой категории сложности .»
Эта фраза, представляющая собой явное утверждение, совсем не похожая на «взгляд или ориентир», звучит лично для меня и моих товарищей, владельцев маломерного флота и любителей, точнее «обожателей» этого самого водного туризма, как откровенное лукавство и издевательство, поскольку это не правда, а самая настоящая «кривда»!
Правда состоит в том, что совершить такие речные туры «по маршрутам любой категории сложности» возможно пока лишь в мечтах, потому что, например ни на яхтах, ни на теплоходах, по водному пути Пинега-Кулой-Мезень речной круиз не совершишь, так как не действует, продолжает ветшать и разрушаться шлюз Сотка», да и канал «Пинега-Кулой» судоходным назвать язык не повернется, нет к ому же ни причалов, ни заправок топливом, поскольку, многие годы вместо живой работы в данном направлении по организации обеспечения, создания условий для полноценного водного туризма успешно реализуется исключительно чиновническое бумаготворчество.
Впрочем, до 2030 года еще далеко, и теоретически еще остаются шансы, что действительно когда-нибудь любители водного туризма смогут совершать походы не только на яхтах, но даже на теплоходах и даже по рекам Пинеге, Кулою, Мезени, даже пройти через шлюз и далее по каналу.
2 Водный туризм упомянут также в разделе: Приоритетные направления развития туристской деятельности в Архангельской области
3) водный туризм – туризм с использованием транспортных средств, предназначенных для передвижения по воде;
Туристско-рекреационная зона Пинежского, Мезенского и Лешуконского муниципальных районов. Территория перспективна для развития культурно-познавательного, активного, религиозного и сельского видов туризма.
Обращает на себя внимание, что авторы концепции явно не ставили своей целью стремление к достижению «Эвереста» в развитии туризма, а постарались определить цели, как можно более общими, не конкретными, чтобы при любом развитии туризма ответственные кадры могли «хорошо выглядеть».
- Мы не сомневаемся, что даже если эта концепции развития в части организации водных походов на теплоходах по рекам Пинеге, Кулою и Мезени вообще останется только словами на бумаге, то чиновники в любом случае останутся безнаказанными.
Сказал же в прошлом веке еще Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Лучше же всего разрабатывать концепции чиновникам, а также правильнее и безопаснее всего лет на тридцать-пятьдесят, чтобы гарантированно не понести ни какой ответственности.
К тому же наверняка к 2030 году либо система взглядов, либо ориентиры очередной раз могут измениться, либо кто-то из авторов концепции оставит свой пост и должность, а потому и спросить за выполнение, или за срыв концепции будет уже не с кого, да и не за что.
Понятно, что понимание чиновниками своей полной безнаказанности –практически почти стопроцентно гарантирует полную личную безответственность за порученное дело, если только у чиновника не появится какой-либо дополнительно личной заинтересованности в продвижении какого-либо определенного проекта, ну Вы понимаете, о чем это я…!
У меня лично сложилось такое мнение, что у авторов этой концепции в части водного туризма получилась вполне нормальная концепция развития туризма, хотя очень уж короткая, схематичная, пресноватая, не ощущается гордости за свой родной край, нет ощущения размаха, широких просторов речных, совершенно «не чувствуется, оттого и не впечатляет, не зажигает», не увлекает, и«не забирает совсем
?
Под стать концепции и собственно продвижение водного туризма! Например, не смотря на то, что принимают решения, с самых высоких трибун на заседаниях Госсовета, сам лично Губернатор Архангельской области требуют, взывают, убеждают находить пути решения, привлекать инвестиции, малый бизнес для организации , развития речного туризма, пассажирских перевозок, строить новые пароходы, строить и реконструировать гидротехнические сооружения, приводить в порядок судоходные условия рек,, судоходные реки Пинега, Кулой продолжают оставаться заброшенными, фактически «не у дел», продолжают мелеть, а о судоходном, когда-то, канале Пинега-Кулой и о шлюзе «Сотка» стараются и предпочитают просто не где и ни как не вспоминать.
- Все же чтобы не поддаться пессимистическому настрою, предлагаю попробовать представить себе на минуточку, как смог бы развиваться речной туризм на Пинеге и Кулое, Мезени, если бы канал каким-то чудом оказался вдруг рабочим, а шлюз «Сотка» также оказался не демонтированным, и по-прежнему бы осуществлял пропуски судов! Иначе говоря мысленно постараемся переместиться как бы в «параллельный мир»!:)
Представили? Думаю, что желающих пробежаться по этому водному пути, причем не только на плотах и байдарках, но и на катерах, моторных лодках, на яхтах, под парусами оказалось бы в этом случае, как минимум, на несколько порядков больше.
А тогда на Пинеге, на Кулое, на Мезени местным предпринимателям можно было бы точно заниматься реально и успешно «яхтингом», сдачей в аренду «хаусботов», то есть самим строить в своих прибрежных поселках и катера, и «хаусботы» туристические, а также строить мелкосидящие, то есть с малой осадкой пассажирские суда, чтобы потом «катать и возить» туристов от Архангельска хоть до Пинеги, Суры, до Карпогор, далее до г. Мезень, до деревни Кимжа, вплоть до самого села Лешуконского.
И бизнес точно не пришлось бы убеждать, что востребованными окажутся и охраняемые водные стоянки, яхтенный клубы и причалы, и заправки топливом, и ремонтные мастерские, да и кемпинги, отели, гостиницы, кафе и так далее… Энергичнее бы пошли дела и по дноуглублению, руслоочищению Пинеги. Так через год, другой и подтянулись бы, «почуяв» прибыль, владельцы больших круизных судов из центральных регионов Отечества. Востребованными окажутся и скоростные суда не только пассажирам, из числа жителей Пинежья, но и туристам из других регионов, так как таким образом они смогли бы сами планировать свои путешествия, самостоятельно передвигаться по Пинеге, Кулою, Мезени, останавливаясь в отелях в местах наиболее интересных для них.
- Стоп! Нам уже пора возвращаться из придуманного «прекрасного далека» в нашу реальную жизнь, где мы с Вами вновь оказываемся можно сказать почти буквально «у разбитого корыта», почти как в сказке Пушкина «О рыбаке и рыбке» и к сожалению, точно без возможности воспользоваться услугами «Золотой рыбки».
- Столь не понятную и странную ситуацию, сложившуюся с речным транспортом, береговой инфраструктурой, речным круизным туризмом, с дноуглублением рек Пинеги и Кулоя, точнее с их отсутствием, наблюдаемую «НАМС» уже значительный период, лучше охарактеризовать не возможно , чем это сделал э в свое время Александр Яковлевич Лившиц в бытность своей работы в Правительстве России, характеризуя «тогдашнюю» Отечественную экономику в целом: «..Экономическая ситуация достаточно устойчива. Она находится в состоянии устойчивой стагнации.»
Именно эта самая нынешняя стагнация и заставила нас, то есть МОО НАМС, продолжить дальнейшие попытки понять первопричины такого явного, бросающегося в глаза, кричащего не внимания к развитию речного пассажирского транспорта вообще и маломерного туризма на этих реках в частности, то есть попытаться выяснить, кто виноват и на кого следует «списать» категорическое игнорирование решения задачи организации речных пассажирских перевозок, а заодно и речных круизов туристических, и в том числе воссоздания береговой инфраструктуры, причем не только «для большого флота», но и для маломерного флота.

Евгений Тихомиров 15.12.2016 11:03

А.Я. Лившиц Не надо вредничать, делиться надо»
 
-Ранее мы с Вами предположили, что у речек Пинега и Кулой проявлялся уникальный феномен - «невидимок», но не смогли дать ответ на вопрос, чем можно объяснить секрет такого феномена.
Не исключено, что какие-то коварные конкуренты на одних картах тайно замазали черной краской на туристических, на географических картах реки Пинегу, Кулой, Мезень, канал Пинега-Кулой а на других картах стерли совсем, напрочь эти реки с карты. чтобы о них забыли и не вспоминали. Кажется, их зловещий замысел удался. Господа, про эти реки забыли Вы все? Просьба к Вам: Вы уж верните на свои карты эти реки Пинегу, Кулой и Мезень. Имейте, пожалуйста, это обстоятельство в виду, что на Российских картах эти реки и канал никто не замазал, никто не стер, они там есть, и мы о них не забыли, как не забыли и другие люди, другие организации и ведомства, призванные развивать туризм, заинтересованные в настоящем развитии туризма. Не скрывайте, пожалуйста, эти реки и канал их от туристов, не надо! Ну, не отнимайте Вы у людей, туристов, радость от водного туризма, от речных путешествий на пароходах, на яхтах, на катерах,
- Ранее мы выдвинули гипотезу о том, что возможной причиной такой не любви к речкам могли стать внезапно нагрянувшая, разразившаяся эпидемия водобоязни, либо была вызвана поражением известной в предыдущие столетия коварной икотницей, ранее чрезвычайно распространенной в этих местах, либо самым обычным животным страхом перед возможностью заболевания этой самой икотницей. Если это именно так, то следует поторопиться и срочно провести дополнительную диагностику, назначить не медленно эффективное лечение..
- Еще появилось у нас мнение, что возможно у тех структур, кому было доверено в Архангельской области развивать речной флот, на самом деле все же было огромное и не преодолимое желание развивать речной флот, более того была внутренняя потребность не медленно выделить деньги на дноуглубление, на береговую инфраструктуру, на строительство причалов, например. Но, видимо, их столь благие пожелания подстерегла напасть: оказалось, что на берегах Пинеги Кулоя объявилась неожиданно, откуда ни взявшаяся, совершенно ужасная огромная злая жаба, которая просто взяла и погубила, задушила на корню это желание, помешала, не дала ни единого шанса реализоваться этому столь благому стремлению на практике.
- А возможно, что мы с Вами просто наблюдаем нынче театральную постановку, какой-то спектакль, где по сценарию тем структурам, что призваны заниматься развитием речного хозяйства просто досталась роль этакой- злой мачехи», а водному транспорту и речкам Пинеге с. Кулоем выпало сыграть роль, создать образ некой бесприданницы, совершенно забытой всеми, обойденной вниманием, лаской и заботой, разнесчастной падчерицы этих самых структур? Если это театральная постановка, то скажем откровенно: Господа Ваша пьеса удалась, все выглядит совершенно правдоподобно предельно натурально. Помилуйте же, пора либо прекратить этот ужасный спектакль, либо выпускать новый персонаж на сцену, - актера в образе благородного героя Спасателя и срочно выделить финансы для строительства и приобретения нового флота, развития инфраструктуры береговой. А может быть перед нами разыгрывают спектакль «для отвод глаз», а главное действие происходит скрыто за кулисами, да давно существуют планы закупки нового флота. строительства причалов, ремонта шлюза. Дноуглубления Пинеги?. В этом случае остается только пожелать участникам самодеятельности не заиграться.
А Возможно разыгрываются сцены из произведений Великого сатирика Салтыкова-Щедрина, ну той, где про чиновников ужасных, про бюрократов повествуется, да еще и про вымышленный автором же город Глупов говорится? Коли это так, то остается сказать только одно: «Ну, Господа, уж Вы замахнулись, так замахнулись, . –на героев самого Салтыкова-Щедрина!»
- Хотя и исключать нельзя конечно версию, что тут, как говорится, нет «ничего личного…» Но в таком случае следует вновь вспомнить мудрые наставления бывшего Вице-Премьера и министра финансов Александра Лившица, к сожалению уже ныне покойного, точнее его завещание бизнесменам и чиновникам, напутствие оставленное потомкам: «Не надо вредничать, делиться надо». Правда, тогда Александр Яковлевич произнес эту фразу в бытность работы министром финансов, обращаясь по поводу напоминания бизнесу, о необходимости платить налоги государству., Но в данном случае его мудрость следует воспринимать и в том смысле, что надо же выделять средства финансовые и на строительство новых пароходов, и на инфраструктуру береговую бы надо тоже бы подать., сколько можно!
- Шокировали нас всех, не скрою, поразительно односложные ответы всех без исключения чиновников, к которым мы обращались, по поводу их мнения и видения перспектив канала и шлюза. Именно эти ответы и навели нас определенно на мысль о том, , что такая позиция чиновников является согласованной, что возрождение канала этим чиновникам не нужно, не важно, не интересно, что нынешние чиновники действительно реально не собираются содействовать скорейшему решению задачи восстановления канала и реконструкции шлюза. А поскольку решать эту проблему там не собираются, то нас лишь сочли возможным проинформировать о том, что в частности: « ...В настоящее время Росморречфлот проводит инвентаризацию объектов федерального недвижимого имущества, расположенных на внутренних водных путях для рассмотрения вопроса о передаче в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальных образований, с учетом финансовых возможностей потенциальных собственников, владельцев и пользователей по их содержанию и развитию...».
Такая информация , насколько мы смогли догадаться, должна была означать примерно следующее:
1. С этим вопросом, граждане, Вы пошли бы по другому адресу.
2.Инициировать что-либо, в том числе решение проблемы возрождения канала и шлюза эти чиновники сами не намерены.
- Но ведь плохо это, очень плохо, что Вы, господа чиновники, такую позицию глухой обороны заняли, что категорически глухой стеной не только от нас отгородились, но и загородились от организации туризма на Пинеге, на Кулое, на Мезени в кабинетах своих
- Добавлю, что впечатление от переписки с чиновниками после того особенно, когда мы получили два или три поразительно одинаковых ответа возникло настолько странное, что как будто мы вдруг перенеслись на полтора века назад, в атмосферу времен, описанных Салтыковым-Щедриным, о котором мы уже ранее упомянули. - в «Истории одного города», когда один высокопоставленный чиновник ограничиваясь своим повторением постоянно единственной фразы, повергал всех окружающих в ужас.
Великий русский сатирик написал: « Загадочность поведения Брудастого нашла неожиданное объяснение: у пего в голове был органчик , способный исполнять "не-трудные музыкальные пьесы" - "Раззорю! " и "Не потерплю! «
Признаюсь также, что до сего времени МОО «НАМС» еще не встречала подобной исключительной отчужденности от структур, к которым мы обращались, то есть возникло ощущение фактической пропасти, казенного бюрократического языка, полного официоза , доведенного до совершенства, до «ничего лишнего, ничего личного». Ощущение было, что нам точно отписывал бумаги не человек, а «автоматический ответчик», с которым дальше продолжить общение, обсуждение проблем может разве что только сумасшедший.

Евгений Тихомиров 16.12.2016 12:49

Оценивая возможности развития водного туризма в Пинежском, Мезенском районах Арха
 
Мне кажется. что некоторые чиновники. которые занимаются организацией, точнее должны заниматься организацией и развитием речного туризма на реках Архангельской области сами не ощущали того удовольствия. которое испытываешь путешествуя по речкам на катерах, яхтах, на круизных теплоходах, даже на небольших прогулочных судах.
Это действительно счастье, поверьте!
Начнем поэтому с притчи!
Притча о счастье
"- Я вижу, глаза твои сияют, и улыбка цветет на твоем лице. Это потому что я все время в движении, у меня столько планов! Я научилась вязать, я освоила Интернет, я общаюсь со всем миром. А главное – я могу дарить Миру то, что во мне открылось. Во мне столько Любви, что хочется обнять весь мир! Ты знаешь, Господи, я наконец-то счастлива!
- Как мало, оказывается, человеку надо для Счастья, – с улыбкой промолвил Бог.
– Всего лишь СДЕЛАТЬ ВЫБОР… "
Оценивая возможности развития водного туризма в Пинежском, Мезенском районах Архангельской области, , а именно речной составляющей водного туризма было бы крайне не разумно не учитывать исключительный по своим масштабам потенциал заложенный, возможностью организации круизного судоходства по широким просторам красавицы реки Пинеги, судоходной Мезени – одной из крупнейших рек Европейского Севера России, уступающей, на всякий случай, по длине, только Северной Двине и Печоре, а также по судоходной и полноводной таежной реке Кулой.
Наличие рек Пинега, Мезени и Кулоя это вообще-то самый настоящий Божий дар, который следует воспринимать с огромной благодарностью и относиться к этому дару именно, как к Божиему дару, то есть бережно, с любовью и заботой. На сегодня же в Архангельской области и Пинежском районе, скажем откровенно, отношение к этим рекам не то, что благодарным, нельзя назвать даже с натяжкой, но сложно охарактеризовать, просто как адекватное. Реку Пинега и ее притоки многими чиновниками рассматривается как одна только хроническая и не проходящая зубная или головная боль, одна лишь головоломка,, особенно весной, когда для населения . проживающего на берегах этих реке проблемой оказывается даже возможность элементарно безопасно перебраться на противоположный берег.
Нам сразу безусловно немедленно возразят, что в настоящее время ремонтируются мосты, строятся новые и так далее, словом уделяется самое серьезное внимание…
Помилуйте, Господа, строительство мостов это одна задача, а организация, развитие речных перевозок, организация и развитие речного круизного туризма это совершенно другая задача, прошу заметить, не менее важная и не менее значимая, не менее перспективная, и решать их соответственно желательно бы разумно, то есть так, чтобы решение одной задачи, обеспечения безопасной переправы не создавало препятствий для решения задачи об организации речных перевозок в принципе. Например, строительство низководных мостов, мешающих прохождению судов с высокой надстройкой приводит к ущемлению интересов судоходных компаний, всего речного туристического бизнеса, организации речных грузоперевозок, пассажирских перевозок людей. Не надо сталкивать людей. и организации лбами, не надо мешать друг другу развивать бизнес! Надеюсь, что те, к кому это относятся, понимают, о чем идет речь.
Приведем относительно еще вполне «свежий» пример установки на 211 км дороги Архангельск – Белогорский – Пинега – Кимжа – Мезень низководного деревянного моста через реку Кулой, который во избежание разрушения и образования затора на реке Кулой во время ледохода ежегодно разбирается.
Министр транспорта Архангельской области в своем ответе на обращение в адрес Губернатора Архангельской области И.А. Орлова о работе временного моста через реку Кулой жителей Пинежского района дал ответ, что «На время паводка Государственное казенное учреждение Архангельской области «Дорожное агентство «Архангельскавтодор» организовывает безвозмездную перевозку пассажиров И транспорта паромами, после чего вновь устанавливает низководный мост.
http://www.orlov29.ru/input/questions/roads/3421.html
Однако, наше внимание в этой связи привлек очень важный вопрос, который в своем письме Татьяна Варгасова задала в числе других: «….И встаёт разумный вопрос: а так ли нужен почти не функционирующий канал(имеется в виду канал Пинег-Кулой) и есть ли в том резон, чтобы вывести его из Федерального Регистра как стратегического судоходного канала. Подробно всё изложено в коллективных жалобах с множеством подписей. Поэтому, надеемся, что специалисты помогут сельчанам решить проблему с каналом. Пишу по поручению жителей…»
Следовательно, в представлении многих жителей само существование канала воспринимается, как реальная помеха организации и обеспечения нормальной комфортной и безопасной переправы.
Кого же в таком случае сможет устроить такие подходы к решению организации переправы через Кулой, да и вообще через любу другую судоходную реку, как строительство низководных мостов? Такие мосты будут не удобными всем, и движению людей и движению судов, они будут мешать развитию бизнеса, прежде всего судоходным организациям. Такое положение дел отразится на всех, прежде всего на значительном недополучении прибыли, на снижении поступлений в бюджет области и районов, то есть это то, что мы наблюдаем сейчас,
Почему допускается проявление такой не дальновидности в работе, не понятно!
Но, давайте теперь поговорим о не сопоставимо более приятном, о реке Пинеге! Вспомним, что именем реки назван бывший город Пинега, Пинежским именуется существующий в современных границах муниципальный объединенный район, да и само имя Пинега ассоциируется со всем огромным, влекущим к себе, таежным краем, часто в обиде именуемом, как Пинежье, который раскинулся вдоль берегов удивительно красивой, притягивающей к себе прекрасной реки.
Казалось бы, какое же это счастье, что рядом с нами течет такая чудесная река, по живописным берегам которой и самые большие карстовые пещеры, в леса, и природа, водопады, горки, удивительные природные феномены. Наши предки оставили после себя нам Святыни, прекрасные памятники архитектуры, деревянного зодчества, Монастыри, Храмы, да всего и не перечислить сразу.
Казалось бы, что тут остается только напрячь мозги, продумать где и как достать деньги на инфраструктуру для туризма, чтобы построить отели, понастроить береговую инфраструктуру для пароходов, причалы, стоянки для яхт, катеров, начинать углублять дно, реконструировать шлюз разрушающихся, канал приводить в порядок. Надо срочно созывать владельцев катеров, яхт, бизнесменов, создавать для них условия, чтобы было не убыточно работать и возить, катать приезжающих по Пинеге, Кулою. Мезени, чтобы показывать все это великолепие природы, Храмов, Монастырей, величие труда наших предков, начинать , зарабатывать самим деньги и открывать для людей возможность наслаждаться жизнью!
А сегодня эти возможности Пинеги, Кулоя, да и Мезени толком сиользуются не востребованы. К сожалению в последние десятилетия так получается, что чаще всего, на необходимость углубления рек, потребность строительства дамб, ремонта гидротехнических сооружений обращают внимание только тогда, когда реки выходят из себя, закипают гневом, обрушиваются наводнениями на города, села, на людей.
Может быть все же будем благоразумными, не станем дожидаться гнева реки, начнем приводить ее в порядок пока беда не пришла еще?
А, как на самом деле сейчас развивается ситуация с развитием водного туризма на Пинеге, Кулое и Мезени , МОО НАМС Вас информирует постоянно. К сожалению мы не наблюдаем в этом направлении у соответствующих структур хоть каких-либо реальных шагов, действий или хотя бы выражения каких –либо намерений, планов в какой-нибудь реальной перспективе, в светлом будущем как-то продвигать речной туризм!
Так хочется надеяться на то,, что такие планы все же существуют где-то, у кого-то! Но если этих планов все же еще точно нет, то хочется верить в то, что очень-очень скоро такие планы родятся, и кто-то нам об этих плана совсем скоро доверительно поведает!

Евгений Тихомиров 19.12.2016 12:12

Развитию речного туризма на Пинеге,Кулое,Мезени препятствие-не желание его развивать
 
Развитию речного туризма на Пинеге, Кулое, Мезени действительно мешает единственное препятствие, а именно не желание отдельных чиновников от туризма его там развивать.
Полагаю, что логичным и уместным будет привести мнения некоторых ученых,историков. литераторов по поводу возможности противостоять проявлениям бюрократизма
1. По словам доцента кафедры теории и практики государственного управления ВШЭ Павла Кудюкина «….. Если же граждане будут всерьез реагировать на каждое нарушение и требовать соответствующего наказания, то уйти от ответственности госслужащим будет невозможно….»
2.Хавьер Паскуалъ Сальседо
Бюрократия есть искусство делать возможное невозможным.

3. Василий Ключевский
Бюрократия есть сила, утратившая цель своей деятельности и потому ставшая бесцельной, но не переставшая быть сильной.

В документах, касающихся планирования организации и развития водного туризма в Пинежском районе сразу резко бросаются в глаза, старательно прописанные авторами, трудности организации туризма, кошмарные и ужасные и практически не преодолимые, по мнению авторов. Очевидно, что в этих описаниях просматривается явное желание и цель авторов представить, преподнести эти трудности таким образом, чтобы непременно убедить в этих трудностей всех, кто будет знакомиться с этими планами. Среди перечисленных трудностей не оказалось только, пожалуй, наличия ссылок на прилетевших к нам инопланетян нарочно, чтобы помешать, воспрепятствовать развитию туризма в отдельно взятых Пинежском, Мезенском районах.
В действительности все эти сложности по нашему мнению существуют либо лишь в представлении авторов, либо, как уловки и отговорки, чтобы не заниматься в полную силу развитием водного круизного туризма, в частности, на реках Пинеге, Кулое и Мезени.
Возможно, что авторам не нравится Пинега, Кулой, Мезень, но вот другие люди эти речки очень любят, и я в том числе! Не готовы судить, не наше это дело выяснять, что в действительности движет этими чиновниками, возможно лукавство, может быть не понимание важности и значимости, недооценка экономической эффективности от организации речного туризма, неумение ли, либо что-то совсем другое. Хочется сказать единственное : "Господа, довольно кивать на трудности. Пора живым делом заняться, развитием водного туризма !"
1. Начнем с того, что не понимаем, что Вам мешало в прошлые годы , что мешает организовать туристические водные маршруты в будущем 2017 году по Пинеге, почему до сих пор не организованы туристические маршруты, например п. Пинега-п. Карпогоры- с. Веркола, маршрут п. Пинега - п. Усть-Пинега-Архангельск? Такие речные водные туристические маршруты вне сомнений будут представлять чрезвычайный интерес для туристов из других регионов, они должны быть организованы давно с использованием катеров моторных, маломерных судов либо каютных, либо с сидячими местами и в таком случае с остановками на ночь на берегах в отелях, домах рыбака, гостевых домах и так далее. Безусловно, просится сюда «прописать» маршрут п. Пинега-г. Мезень-д. Кимжа, но это пока не возможно, так как канал и шлюз давно уже не судоходны, и не работают на судоходство.
-Странно только, что чиновники от туризма и в Архангельской области и в Пинежском районе не бьют по этому поводу во все колокола, не объявляют тревоги, не кричат, не трубят об этом на всех перекрестках, не взывают о решении проблемы ремонта, реконструкции, срочном вводе в эксплуатацию этих гидротехнических сооружений, а занимают откровенно равнодушную и безразличную позицию. Почему так?
Смеем предположить, что канал не нужен, не интересен чиновникам - временщикам, а также тем, кто рассматривает Пинежский, Мезенский, Лешуконский районы исключительно , как территории, в недрах которых сегодня и в ближайшей перспективе имеется лишь что-либо отсюда вывозить, например древесину, другие полезные ископаемые, "не заморачиваясь" глубоко тематикой, заботой о его социально-экономическом развитии.
-Убеждены, что проблема восстановления канала Пинега-Кулой и шлюза, как и развития всего Пинежья заключается, состоит только в отсутствии инициативы по "прописке" канала в регионе, то есть не хватает внимания. К сожалению не у всех у чиновников наличие инициативы и требование внимания при решении проблем заложено в их должностных инструкциях, в положениях и приказах.
2. Не понятно, почему до сих пор в Пинежском районе не организованы речные пассажирские маршруты п. Пинега-п. Карпогоры, с. Веркола, которые могут быть одновременно и пассажирскими и туристическими для туристов.
3. Не понятно, почему в принципе Власти местные и областные не предоставляют жителям района услуги водного транспорта по реке Пинега на линии п. Пинега-п. Карпогоры. хотя маршрут по автодороге от п. Карпогоры, до п. Пинега значительно, даже не сопоставимо длиннее?
- Возможно исключительное предпочтение отдается самому-самому длинному маршруту, и отвергается предложение использовать речной вариант, то есть речной транспорт, то есть значительно более короткий маршрут от поселка Пинега до поселка Карпогоры без рассмотрения, безальтернативно потому, что это кому-нибудь очень нужно, очень важно? А кому конкретно это так нужно?!
3. Не знаем имеются ли кредитные и лизинговые программы для речного бизнеса, приобретения маломерного и иного флота в Пинежском, Лешуконском, Мезенском районах. Если имеются такие программы, то это замечательно,а если нет, то плохо. Вообще о привлекательности для бизнеса Архангельской земли, точнее реки Пинеги. Кулоя разговор особый. Сейчас вспомним вновь о том, как в свое время мы запрашивали чиновников от туризма об их видении перспективы туризма по каналу Пинега-Кулой и как нас отправили по другому адресу, даже не проявив элементарного дежурно вежливого интереса и любопытства на тему, а что Господам из МОО «НАМС» хотелось бы сделать полезного в Архангельской области!
4. Есть серьезные основания для сомнений в том, что есть намерения вообще развивать водный туризм в вышеназванных районах.
5. Известно, что успехи в делах и не удачи приносят только люди, в том числе и чиновники. Для одних чиновников приказы, инструкции. положения, циркуляры это документы, которые являются надежным тылом, надежным обеспечением на которые можно, должно и следует опереться, чтобы инициативно действовать и добиваться прорывов в делах, а для других документы это только способ бюрократа спрятаться, отговориться, это "отмазка", чтобы ничего не делать.
- Напомнить не лишне таким чиновникам, если они позабыли, о том, что Петр Великий именно в Архангельске строил флот, что именно здесь он впервые увидел море и задумался о необходимости создания государственного флота, что Петр Первый лично заложил в этих краях корабль «Святой Павел», а позже приехал сюда в день его спуска, что благодаря личным распоряжениям государя, в Архангельске появились Соломбальская верфь, что именно флотом Российским наша страна в значительной степени обязана своему могуществу.
- Напомнить следует и о том, что наши предки, о подвигах которых чиновники, опять же к слову, очень любят вспоминать, во многом благодаря флоту осваивали Северные территории, Урал, и именно в Пинежских землях смогли волоком по суше свои суда деревянные перетаскивать за многие километры. Это было точно потруднее, чем организовать в наши дни речные перевозки по Пинеге, Кулою. Мезени! Не так ли?
Закрадываются, близко совсем подкрадываются у нас смутные подозрения, не скроем, что явное сдерживание развития речного туризма смахивает очень уж на проявления весьма какой-то не очень добросовестной конкуренции, так как без обустройства инфраструктуры, без флота речного туристического объекты туристские на берегах Пинеги, Кулоя, Мезени проигрывают можно сказать "вчистую" в конкуренции не только с другими регионами, но и с другими районами области.
У МОО "НАМС" есть убедительная просьба к чиновникам не придумывать трудности, а просто начинать работать, организовывать этот водный речной туризм, создать необходимые и достаточные условия для его развития, чтобы амбиции выразились, отобразились в амбициозных планах. Кстати, не грех и поучиться было бы, например, у коллег из Беларуси, ознакомиться с их опытом организации речного туризма по малым, значительно, заметьте, «более малым» рекам, чем Пинега, или Мезень! Делом надо добросовестно заниматься!
Лежа на печи осуществить развитие речного водного транспорта, речного туризма по щучьему велению хотению возможно и получается только в сказке, к сожалению.
Вот в конце 2016 года получается придется признать, что речного водного туризма полноценного ни на Пинеге. ни на Кулое, ни на Мезени, а также речных пассажирских перевозок необходимых людям, живущим на берегах этих рек и реально возможных к тому же не организовано и пока не намечено организовать, а это уже по нашему мнению свидетельствует о серьезных просчетах в работе соответствующих структур.
Так и хочется сказать этим чиновникам от туризма: "Господа, повернитесь, пожалуйста, лицом к речному туризму на Пинеге, Кулое и Мезени, чтобы никто и никогда о Вас не смог бы сказать, что «этим чиновникам было очень трудно жить, ничего не делая, по организации маломерного и "полномасштабного" речного водного туризма на Пинеге, Кулое и Мезени. но они не боялись трудностей!»

Евгений Тихомиров 20.12.2016 13:58

Деловые предложения по развитию речного туризма на Пинеге!
 
Вновь напомнить хотелось бы чиновникам, что Петр Великий начинал путь создания большого флота со строительства «Потешного флота, и своих приближенных наставлял: «Радуйся малому . тогда и большое придет»!
Эти слова сегодня звучат, как напутствие и завещание для нынешнего поколения чиновников, как напоминание о том, что не надо пренебрегать большим возможностями маломерного флота!
Маломерное судно это не только "очень просто", но и реальное решение, реально пригодно для эксплуатации и организации речных круизов, прогулок, пассажирских речных перевозок, особенно в условиях рек с ограниченными глубинами судового хода.
Когда-то давно была исключительно популярной книга Е. Айсберга «Радио это очень просто», которой зачитывались и которую передавали друг другу из рук в руки. Многие из этих ребят затем становились талантливыми радиоинженерами, электронщиками. .
В наши дни было бы не лишним издать книгу под названием «маломерное судно (как и радио) это очень просто» для тех повзрослевших мальчиков и девочек, для тех, кто став взрослыми оказался волею судьбы на работе, связанной с развитием туризма и водного речного транспорта.
Впрочем, ручаемся, что этим чиновникам действительно не лишнее освоить устройство маломерных судов, узнать о возможностях, которые дарят своим владельцам катера, яхты, что не представит для них труда, так как это действительно не только не сложное дело, но и занятие чрезвычайно увлекательное, которое доставит им не малое удовольствие!
Этим чиновникам необходимо еще знать и о том, что в далекие времена, в городах и селах, разбросанным по берегам больших и малых рек счастливо жили-поживали девочки и мальчики, чьи родители, дедушки и бабушки, чьи дяди и тети, чьи сестры и браться, все раньше трудились, были связаны с речным флотом. Кто –то служил капитаном парохода,, кто-то был заместителем начальника порта, организовывал пассажирские речные перевозки, кто-то служил матросом, кто-то преподавал судовождение., кто –то преподавал кораблестроение, кто-то преподавал электрооборудование судов, писал учебники для курсантов речных учебных заведений по электрооборудованию судов, кто-то трудился инженером-конструктором в КБ, где разрабатывались суда на подводных крыльях, которые тогда опережали западные разработки на десятилетия.
Еще крайне важно, чтобы чиновники узнали или вспомнили о том, что в девяностые годы всему тому, что любили детки и внуки речников, всему тому,чем они гордились, чем они занимались, пришел крах, что те пароходы, на которых когда-то они плавали со своими отцами, сами проходили практику, ходили в Волгоград, Ульяновск, на Каспий и на Черное море, досрочно были отправлены на гвоздики, что многие выпускники речных училищ, ВУЗов, техникумов были вынуждены идти плавать под чужими флагами, поскольку наши пароходы какие-то деятели, дорвавшиеся до власти в речных пароходствах, в речных портах продали, часть судов разрезали, утопили, сгноили, угробили, а суда скоростные продали за рубеж.
Кто-то из тех деток давно смирился с таким положением дел, но мы не смирились, да и не собираемся мириться! Мы намерены добиться включения маломерного флота в работу по пассажирским перевозкам, по организации речного туризма. Искренне надеюсь, что чиновники теперь смогут понять нас, представить себе те далеко не светлые чувства, которые испытывают те самые повзрослевшие мальчики и девочки, дети и внуки речников, чьи детские и юношеские мечты были связаны с речным и морским флотом и были безжалостно утоплены и растоптаны теми деятелями, о которых упоминалось выше. Полагаю, что теперь эти чиновники также поймут, почему МОО «НАМС» не намерена отступать и обязательно добьется вместе с другими заинтересованными структурами и организациями развития маломерного флота на Пинеге, Кулое и Мезени, а также ввода встрой действующих канала Пинега-Кулой и шлюза «Сотка».
МОО «НАМС» всегда готово, безусловно, ко всестороннему сотрудничеству с этими чиновниками.
Сегодня, кстати, большинство тех руководители, кого в наши дни судьба выдвинула, «сподвигла» заниматься в том числе и пассажирскими речными перевозками, добрая часть которых не заканчивали водных учебных заведений, никогда лично не были связаны с флотом, но кто пытается заниматься организацией речных круизов и радовать туристов, разводят руками, кивая на катастрофическую не хватку флота.
Подскажем, что этим чиновникам для успешного решения поставленных задач предстоит прежде всего вникнуть в суть проблемы речки, обязательно «углубиться», как говаривал один известный нашему народу «товарищ»)! Еще, чтобы было понятнее, скажу, что для управления развитием речного водного туризма в речных районах: в Пинежском, в Мезенском, Лешуконском предварительно следует выучить, понять, освоить Речной Устав, а не приходить туда со своим Уставом.
В пресловутой западной Европе, в Беларуси, в Пензенской области на Суре, во многих других регионах для организации прогулок, речного туризма на боковых малых и средних рекам, каналах используют самые- самые разные «плавсредства», проще говоря старые «трамвайчики, прошедшие реновацию и без оной, самые неказистые самоходные баржи(по-другому их назвать сложно, потому что . язык не поворачивается назвать их круизными лайнерами).
В Архангельской области скорее всего еще также остались такие суда, как, например. типа Такелажница, Т-101, Т-101А, Т-101Б, Т-101ПМ • Т-129, Т-89/П с малой осадкой, на которых не то, что по Пинеге, даже по некоторым совсем малым речкам можно проскочить.
Тем не менее, сегодня почему-то вместо того, чтобы заниматься и оперативно решать вопросы организации для туристов прогулок, круизов, речных путешествий по рекам Пинега, Кулой. Мезень, искусственно создаются проблемы, создается порочный замкнутый круг, загоняются в угол решение проблемы организации пассажирских речных перевозок, организации речных прогулок, круизов по рекам. Наличие же значительного числа в области маломерных судов, а также флота подобного вышеупомянутым судам, вполне пригодных для подобных речных путешествий почему-то не замечаются, игнорируется. При этом создается видимость того , что имеются не преодолимые «объективные причины и обстоятельства, чтобы не заниматься организацией речного туризма на Пинеге.
Между тем, в самом Архангельске на Северной Двине именно маломерные катера давно и успешно используются для перевозки туристов к различным туристическим объектам и при этом все одновременно счастливы и владельцы маломерных катеров и туристы!
Что именно, что конкретно сдерживает местные власти, структуры, призванные заниматься развитием водного туризма на Пинеге и других реках, от того, чтобы начинать продумывать мотивацию местных предпринимателей, для создания наиболее комфортных, привлекательных условий для самого широкого применения, использования, эксплуатации маломерного флота на боковых средних реках вроде Пинеги, а также на Кулое. Мезени, остается загадкой, абсолютно не объяснимо! Полагаем, что потребность наполнения бюджета остается актуальной задачей , впрочем. может быть кризис у них уже закончился?
И кроме того, полное недоумение вызывает то обстоятельство, что даже на тех участках Пинеги, где круглогодичное использование судов СВП, использование катеров типа КС-162А явно в выгоднее экономически, предпочтительнее в любом отношении, так как путь по речке значительно короче, чем по автодороге, категорически отвергается, не рассматривается! Почему?
Надеюсь. что в самое ближайшее время МОО «НАМС» получит ответы на эти вопросы.
От местных чиновников зависит во многом подарить или не подарить людям радость, удовольствие, счастье, возможность наслаждаться речными путешествиями на прекрасных красавицах реках Пинеге, Кулое и Мезени!
- Но, видимо, чиновники от туризма и транспорта по –прежнему продолжают делать вид, что и не слышат, и не замечают наши предложения, наши инициативы.
- Удобная у чиновников позиция: Не видели, не слышали, не обратили внимания, не заметили,
- опять же и : «Не туда написали, не так сказали…
Впрочем, замечу, что даже наш Президент В.В. Путин не так давно убеждал, призывал чиновников вести открытый и честный диалог с гражданами, а не прятаться в кабинетах, но ощущение, что эти чиновники не расслышали и эти призывы тоже. А зря……..

Евгений Тихомиров 20.12.2016 15:28

А.В. Орсичев Это – моё предложение. И оно – не утопия
 
Увидел обращение и стихи заслуженного Ветерана с большой буквы бывшего Главного инженера Архангельского речного порта.
Прочитав написанное заслуженным человеком. всю жизнь отдавшего развитию речного хозяйства. флота. портового хозяйства. должен сказать, что наши предложения не только не противоречат выводам авторитетного речника, а лишь дополняют его предложения в част развития речного туризма. пассажироперевозок по средним боковым рекам. В частности он по сути призывает Руководителей нынешних заниматься всерьез привлечением бизнеса к решению задач пассажироперевозок(а мы дополняем: и для речного туризма). а также безотлагательного привлечения, использования судов на воздушной подушке СВП! Почитайте!
Мне видится, что обращение и мысли Альберта Васильевича это фактически это его обращение к Руководству Архангельского Министерства транспорта. Надеюсь, что это обращение им знакомо. но пусть еще раз вдумаются в смысл и содержание предложений опытного Профессионала речника с Большой Буквы!
http://www.proza.ru/2013/12/22/814
Речники сделали своё дело
Альберт Орсичев
Перспективы судоходства в Северодвинском бассейне

Двадцатый век запомнился нам бурным развитием судоходства на всех реках Северодвинского бассейна, в том числе на Северной Двине, Вычегде, Мезени, Онеге и даже на боковых реках – Пинеге, Ваге, Юге и других.

Эти огромные перевозки были вызваны объективной необходимостью. Развивалась и застраивалась вся территория Архангельской, Вологодской областей и Коми республики. Создавались леспромхозы, строились посёлки на всех реках.
Для освоения огромных территорий нужны были дороги, а их не было.
Но были реки – водные дороги. Поэтому в массовом масштабе стали строиться суда для таких перевозок – буксиры, баржи и пассажирские суда.
Их строили, содержали и ремонтировали судостроительно – судоремонтные заводы, расположенные в городах – Котласе, Великом Устюге, Вологде, Сыктывкаре и Архангельске.

Для содержания водных дорог, обеспечения необходимых глубин, и ширины судовых ходов было создано и работало Северодвинское бассейновое управление пути со своими подразделениями в Архангельске, Котласе, Сыктывкаре и на Мезени.
Ежедневно мощные земснаряды переваливали миллионы тонн грунта, углубляя и расширяя судовые дороги. Для их содержания государство выделяло из бюджета огромные деньги.
По этим водным дорогам в массовом масштабе перевозилось всё, что было надо для развития территорий, для строительства и жизни посёлков, для работы леспромхозов. А также для работы Архангельских, Котласских и Сыктывкарских комбинатов и лесопильных заводов.

Возили всё: лес, уголь, мазут и бензин, строительные материалы и оборудование, мебель, хлеб, сахар, овощи, вино и водку, молоко, масло и сметану и, конечно, пассажиров.
Мои поколения речников, начиная с конца сороковых годов прошлого века до 2000 года, прошли весь этот путь. Начинали работу на судах, работавших на дровах, затем на угле, затем на мазуте. Потом на дизельных теплоходах.
На колесных пароходах, на комфортабельных пассажирских судах, на быстроходных Зорях и Ракетах.

Сейчас, встречая 2014 год, я вижу, как всё капитально переменилось на Северодвинском водном транспорте.
Прекратилось содержание водных дорог. Дноуглубление и расширение судовых ходов, которые заносятся песком, не проводится.
Небольшие государственные подразделения Бассейнового управления пути только промеряют естественные глубины, составляют схемы, выставляют на берегах и на реке неосвещаемые створы и бакены.
Судостроительные заводы прекратили строительство судов. За двадцать четыре прошедших года не построено для речников ни одного судна.
Существующие суда полностью устарели, так как срок службы судна составляет не более двадцати пяти лет. Поэтому старый флот списан и сдан в металлолом. Кое что продано в другие бассейны.
Судоходство полностью прекратилось на Мезени и Онеге. Даже на Северной Двине в августе проходит за сутки всего одно судно.
Перевозки пассажиров на реках полностью прекратились. Остались только на переправах.
Северная Двина и другие реки бассейна опустели. На них плавают только моторные лодки.
Из многочисленных ранее грузов остались в небольшом количестве только лес, уголь и песок.
Но речники в этом не виноваты.
Перефразируя известное выражение, я бы сказал так:

« РЕЧНИКИ СДЕЛАЛИ СВОЁ ДЕЛО – РЕЧНИКИ МОГУТ УЙТИ»

Мне очень жаль. Я – речник. Всю жизнь я, можно сказать, посвятил речному транспорту, пройдя путь от курсанта – матроса до главного инженера Архангельского речного порта.
Но надо на жизнь смотреть объективно. А объективный взгляд говорит о том, что речники Северодвинского бассейна сделали своё « ВЕЛИКОЕ ДЕЛО»
По освоению огромной Российской территории.
Им пора ставить памятники.

Напрасно отдельные руководители области и судоходных компаний мечтают о возвращении перевозок на наши водные дороги.
Этого не будет до тех пор, пока не возникнет объективная необходимость в массовых речных перевозках. А пока на многие годы вперед она не просматривается.
Государство не будет выделять огромные средства на содержание водных дорог на наших реках. Поэтому эти дороги станут непроходимыми для существующих пока судов.
Чтобы в будущем плавать по нашим рекам и возить по ним грузы и людей, надо принимать кардинальное решение:

По нашим равнинным, мелководным рекам могут плавать и перевозить грузы и людей суда другого типа. Суда, которым не нужны глубины и для которых не потребуется дноуглубление.
Это – суда на воздушной подушке и экранопланы.

Это – моё предложение. И оно – не утопия.
Посмотрите на другие страны. Вы увидите, как эти суда уже давно возят людей, автомобили и грузы.
Я уверен, что пройдёт время, и на наших реках в массовом порядке будут работать эти суда, особенно на местных перевозках, на боковых реках и переправах. Причём, в любое время года – летом, весной и зимой.
Об этом я написал стихотворение:

Прости, прощай, моя дорога. Прощай, рабочая река.
Нам плыть по ней уже немного, и скоро кончится она.
Остались сзади километры речного трудного пути.
Задули их лихие ветры, и путь обратный не найти.
Прощайте, мели, перекаты. Теперь по ним не плавать нам.
Не хранят вас вехи – солдаты, стоявшие по сторонам.
Путеец вас не расчищает. Весной не выправляет путь.
Огни речные догорают. Их снова некому раздуть.
И разбудить река не может уснувший в берегах народ.
Их пьяный сон не потревожит речной красавец – теплоход.
Пройдут года. Проснутся люди. Застроят эти берега.
Походный марш гудок протрубит. И снова оживёт река.
На перекатах и на створах огни речные загорят.
И на родных, речных, просторах экранопланы полетят!
Надо только разбудить ото сна руководителей нашей области и хозяев судоходных компаний.
Надеюсь, что моя заметка поможет их разбудить.


Текущее время: 16:32. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС