Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 18.11.2016 17:11

А деревенька была удивительная....
 
Меня просто потряс рассказ путешественника об одной забытой всеми деревеньке, которых множество осталось на берегах прекрасной реки Пинеги. Рассказ о том, что мы бездумно теряем безвозвратно пласт своей культуры,, теряем память о наших предках, наших корнях........
Прочтите, возможно у кого-то из нас получится заночевать в такой как-нибудь.......
Заброшенная деревня
Северная Двина, Пинега, Мезень, Онега… Или же речки и речушки поменьше - Уфтюга, Вага, Устья, Кена, Покшеньга, Пёза… Это почти как наваждение: плывешь на лодке час, другой - и вдруг сквозь зубчатую стену елей открываются холмы и пригорки с зеленеющим ячменем. И на каждом пригорке - деревенька. Такое впечатление, что поставили ее специально для того, чтобы приветливо встречать всех “плавающих и путешествующих”. Она словно втянута в движение реки и составляет с нею одно неразрывное целое. Убери с берега эту стайку амбаров, эту дивную часовенку или двухэтажную хоромину с гордым коньком на крыше - и речной пейзаж омертвеет, и мы лишимся какой-то части природы, ее очеловеченной ценности.
Жаль, что таких деревенек становится на Русском Севере все меньше и меньше. Никогда не забуду, как много лет назад вместе с художником Вадимом Костровым я плыл на резиновой лодке по Пинеге. Дождь шел пятый час, и за это время наш “ковчег” прошел не более десяти километров. Впереди, как назло, ни одной рыбацкой избушки, ни единого признака жилья. Судя по карте, мы находились где-то на полпути к крупному кусту деревень, где нас поджидал рыбинспектор с мотором, а это значит почти сутки ходу по извилистой, с обманными промоинами реке. Мы давно стучали зубами, вспоминая цивилизацию и ее испытанное детище - двадцатисильный мотор “Вихрь”.
Но вот - это должно было случиться! - в таежных сумерках на фоне тусклого неба показались черные силуэты изб. Они подковой обтекали обрывистый берег и терялись за стеной притихших, почти обморочных елей.
- А деревенька-то нежилая, - с каким-то мстительным удовольствием произнес мой товарищ и с шумом потянул воздух. - Что-то в ней есть сатанинское…
- Пошел ты к черту! - обозлился я и еще сильнее заработал веслами. - Крыша над головой и охапка хороших дров - вот что нам нужно. А мистику оставь при себе.
Вокруг стояла вязкая, настороженная, какая-то враждебная тишина, и, действительно, чем-то мистическим, сказочным пахнуло на нас с берега. В темных съежившихся домах было что-то от застывшей, прекратившей свой бег жизни. И только жалостливый крик чибисов за излукой да уныло шелестящий дождь говорили о том, что мир существует и движется согласно своей природе.
Я взбежал на пригорок и остановился. Приниженная тяжестью свинцового неба, деревня настороженно молчала: ни людских голосов, ни лая собак, ни звяканья ведер у колодца. Будто попрятались все или затаились, предчувствуя недоброе. Как озябшие, нахохлившиеся птицы на проводах, избы вытянулись в струнку и изредка поскрипывали своими деревянными суставами. Это было похоже на детскую игру “замри”.
- Ну, что я тебе говорил, - не унимался Вадим, разглядывая узкие, давно не мытые оконницы домов. - Сейчас откроется дверь, и выйдет оттуда скелет с косой.
Дверь на ржавых петлях скрипуче подалась вперед. В сенях витал дух исчезнувшей жизни. Чего только не было! Валялись без всякой надобности ржавые лопаты, косы, утюги, груды цветного тряпья, старый радиоприемник “Рекорд”, битые пластинки с Утесовым и Шульженко, школьные учебники, облупившиеся иконы, прялки, мотовила. Вид пустого жилища наполнял душу детским суеверным страхом.
- Ну, что встал? Заходи! - гостеприимно предложил приятель, держась за моей спиной. - Тебя там встретит старуха с желтым лицом и осенит крестным знамением.
- А тебя огреет ржавой косой! - засмеялся я, смелея от собственных слов, и ухватился за дверную скобу.
В горнице из притаившихся сумерек ударил спертый, тлетворный дух - запах гниющего дерева, старых вещей, мышиного помета. По углам стояли кровати с металлическими сетками, вдоль стен вытянулись пустые лавки, сверху свешивались гирлянды спутанной паутины. В глаза бросилось витое железное кольцо, привинченное к потолку, на котором когда-то висела детская зыбка. Мы переходили из одного закута в другой, вытаскивая на свет божий то фанерный ящик, то картонку из-под обуви, то объеденные мышами полотенца, сарафаны с узорной вышивкой, домотканые холсты, лоскутные одеяла.
И вдруг в зеве русской печи кто-то заворочался, встрепенулся, с грохотом выпал обломок кирпича и покатился к нашим ногам. Мы в страхе попятились к двери… То был филин или неясыть, в потемках точно не разобрали. В проеме разбитого окна мелькнул темный ком и, паря над землей, унесся в сторону реки.
Мы переходили из одного дома в другой и всюду видели те же черты угасания, заброшенности. Как будто забытое кладбище! Самое интересное, что люди покинули эти дома совсем недавно и даже не успели вывезти с собой остатки мебели и домашнего скарба. Должно быть, не один век смиренно и тихо жила себе эта лесная деревенька-невеличка, распахивала пашни, ставила стога, копила детей. А теперь вот разметало ее вихрем на все четыре стороны!.. Тогда, в конце 60-х годов, процесс вымирания малых деревень еще не стоял так остро, как в наше время, и было непривычно и больно видеть эти покинутые жилища.
А деревенька была удивительная. Особенно, что поразило нас,- прирожденное умение старых мастеров использовать рельеф местности, умение привязать ее “пейзажные возможности” к общему архитектурному замыслу. Эстетика природы, ее неповторимость отразились на всем, чем окружал себя человек, на всем, к чему прикасались его руки, - от обеденной ложки до ткацкого стана-кросны, от пустячного на первый взгляд амбара на “курьих ножках” до высившейся на холме деревянной часовенки. Причем все, что делал народный зодчий, воспитанный природой, становилось впоследствии неразделимой ее частью.
Архитектурный замысел и его осуществление являлись как бы рукотворным продолжением природы. И самое удивительное, что замысел этот зарождался не на бумаге, а прямо на земле, без поправок и уточнений. При выборе места неграмотный, но ушлый на выдумку архангельский мужик углядел, кажется, все складки рельефа и особенности местного климата - Удобство сообщения, розу ветров, ориентацию по солнцу, направление дождевого стока, на какой глубине залегают грунтовые воды и конечно же красоту расположения. А если и делались какие-то поправки, то опять-таки с учетом природного ландшафта и собственного разумения.
Дождь прекратился, и опустевшая деревня погрузилась в матовый полумрак ночи. Над влажным лугом противоположного берега, у почти обмелевшего озерка, кувыркались в воздухе чибисы с крахмальными манишками, неутешно звали кого-то. Густой, застывающей лавой катилась река, лениво ворочалась на перекатах, закручивая в веретенца седой туман. Переменчиво и неуловимо мерцали дальние леса, влажная луговина с желтыми цветами, замоховев-шие амбары, и было так тихо, звеняще и тревожно тихо, что не верилось: неужели еще есть на свете такая тишина!
С околицы деревенька утратила обаяние сказки, но зато перед нами открылся план сложного и мудрого хозяйствования. Бессистемная на первый взгляд застройка была глубоко продуманной в практическом отношении. Кузница, например, стояла на отшибе, загороженная от жилья стеной густого осинника, чтобы глохли в нем удары металла о металл и запахи угольной пыли.
Видно, борьбу с шумом и грязным воздухом архангельские крестьяне объявили задолго до нынешней кампании. Точно так же они поступили с баньками, расположив их уступами, одна над другой, на крутом берегу Пинеги, подальше от домов, но поближе к воде.
И еще одна деталь остановила мое внимание: где бы мы ни были, по каким дорожкам ни колесили - отовсюду маячила деревянная часовня. Уже потом, спустя много лет, я узнал, что начиная с XVI века существовало специальное “Уложение о градостроении”, которое предусматривало: если твое строение загораживает “благолепный вид” из окон соседа, он имеет право поставить вопрос о перенесении твоих хором на другое место. Это еще раз говорит о важности эстетических начал в повседневной жизни человека, о том, что народ никогда не отделял функциональную, практическую ипостась от художественной. Оба эти начала всегда выступали как равноценные.
Лицом все дома были обращены к реке, солнцу, а задками - к приусадебному участку, поленницам дров и амбарам. Без амбаров пинежская деревня не деревня. В них издавна хранили, да и теперь хранят, зерно, зимние вещи, праздничную одежду и прочий скарб, который вроде бы и не нужен, а выбрасывать жалко.
Мы уже возвращались к облюбованной нами избе, чтобы устроиться на ночлег, как услышали отдаленное цоканье. По истлевшим деревянным мосткам, заглядывая в пустые окна, брела белая лошадь. Зверюгу лесную увидеть - еще куда ни шло, а тут лошадь! Мы остановились как вкопанные.

- Оборотень! - по-своему отреагировал Вадим и пошел навстречу белому диву. Лошадь высокомерно скосила на него желтоватый глаз, настороженно встряхнула гривой, однако разрешила похлопать себя по холке. Вся в язвах комариных укусов, она стояла перед нами как живое напоминание о былых временах, нетерпеливо перебирала ногами, с удовольствием принимая знаки внимания. Вадим угощал ее хлебом, гладил теплые, лоснящиеся бока. Но лошадь вдруг вырвалась из рук и понеслась по мосткам, высоко вскидывая задние ноги. Цокот ее копыт отдавался в ушах, как перестук вагонных колес. Как будто само время сорвалось с места и понеслось неведомо куда… Белая лошадь на фоне нежилой деревни - какой мрачный и нелепый апофеоз!

О. Ларин

Евгений Тихомиров 19.11.2016 14:14

будь Пинежско-Кулойский канал не разрушенным. а действующим, как напрмер у наших брат
 
Интерсено, как могли бы быть организованы речные круизы у нас с Вами, будь Пинежско-Кулойский канал не разрушенным. а действующим, как например у наших братьев в Беларуси, где действует Днепровско-Бугский канал.
Итак занкомьтесь во-первых с новым туристическим круизным речным лайнером Беларуусским:

Теплоход Белая Русь, Белоруссия http://atolltrade.ru/boats/belarus/

А вот так буду путешствовать пок аналам, которыне забыты.

F djn rfr gentticnde. gjr fyfkfv <tkfhecb http://www.nissa-tour.ru/belarus/belaya_rus_ship.asp

Теплоход «Белая Русь» - первый круизный теплоход, построенный в Белоруссии и выполняющий речные круизы по Днепровско-Бугскому водному пути, реке Припяти и другим рекам Республики Беларусь. Теплоход «Белая Русь», внутренняя отделка и оснащение которого будут закончены весной 2017 года, будет пока единственным круизным судном такого уровня, совершающим круизы по рекам Белоруссии. Расписание круизов теплохода «Белая Русь» на 2017 год включает около 30 речных круизов из Бреста в Мозырь и из Мозыря в Брест с заходом в Кобрин, Ляховичи, Пинск, Стахово, Туров, Новоселки и другие города Белоруссии. Круизы на теплоходе «Белая Русь» - уникальная возможность увидеть красоты белорусского Полесья в обстановке повышенного комфорта, отличного сервиса и полной безопастности, обеспечиваемых слаженной командой во главе с опытным капитаном.

На борту теплохода «Белая Русь» к вашим услугам: 1-2-местные каюты со всеми удобствами; уютный салон-ресторан на верхней палубе с отличной кухней (4-разовое питание и напитки местного производства по системе «Все включено»); оборудованная тентом открытая палуба, где даже в плохую погоду можно часами любоваться пейзажами; есть открытая кормовая часть палубы со спуском на специальную площадку для купания прямо с борта теплохода! Кроме того, на теплоходе проводятся фольклорные вечера, работает сувенирный киоск и предлагаются услуги по стирке и глажке.
И для справки.господа:
пути / Днепровско-Бугский канал

Днепровско-Бугский канал


Днепровско-Бугский канал (ранее — Королевский канал) — судоходный канал на территории Беларуси, построенный в период с 1775 по 1783 год. Соединяет реки Пина (приток Припяти; бассейн Днепра) и Муховец (приток Западного Буга; бассейн Вислы). Общая длина - 244 км, при этом протяжённость канала от Бреста до Пинска составляет 196 км (в том числе канализованная часть реки Пина — 74 км, водораздельная часть канала — 58 км; канализованная часть реки Муховец — 64 км).
Впервые идея строительства судоходного канала, соединяющего бассейны Припяти и Буга, была озвучена на сейме в 1655 году коронным канцлером Речи Посполитой Юрием Оссолинским.
Технический проект был разработан королевским топографом Ф. Чаки в 1766 году. В 1770 году проект был представлен королю Станиславу Августу Понятовскому, а работы по сооружению канала начались в 1775 году - тогда был прорыт первый участок длиною в 8 км. Руководил работами "геометрик и гидравлик" Шульц, выписаный из Швеции. Работы по строительству канала были окончены в 1783-м году. В результате получился водный путь соединивший реки Муховец рядом с д. Муховлоки (недалеко от Кобрина) и Пину рядом с д. Кужеличин (на юге от Иванова). Строительство канала обошлось в 1 млн. злотых - гораздо дешевле, чем строительство канала Огиньского. Весной 1784 года по инициативе Матеуша Бутримовича караван из 10 судов "шугалеев", гружёных копчёной рыбой, грибами, мёдом, воском и другими местными товарами, впервые отправился по каналу из Пинска в Варшаву и далее в Гданьск, где вызвал немалое удивление и интерес у местных жителей. По этому поводу даже была отчеканена серебряная памятная медаль. В сентябре того же года построенный канал посетил король Станислав Август, который официально открыл судоходство на канале, проплыв по нему со свитой в 40 человек на выдолбленном из одного дубового ствола судне. Король провёл четыре дня в местечке Городец под Кобрином, где и состоялось торжественное открытие канала - с тех пор канал стал называться не иначе как Королевский.
Всего к 1867 году от Пинска до Бреста были построены и эксплуатировались 22 плотины. Ширина по дну пути была доведена до 14 м, а максимальная осадка судов составляла 70 см.
Водораздел Днепровско-Бугского канала находится у д. Селище, там, где в него впадает Белоозерский канал, по которому поступает вода из украинской части бассейна реки Припять через озера Волянское и Белое. В этом месте течение Днепровско-Бугского канала меняет свое направление.
На восточном склоне канала расположены гидрузлы Дубой, Переруб, Радогощ, Овзичи и Ляховичи. На западном склоне канала расположены гидроузлы Кобрин, Залузье, Новосады, Тришин, Качановичи и Стахово.
Согласно Европейскому соглашению о важнейших внутренних водных путях международного значения от 19 января 1996 года канал является частью магистрального Днепровско-Вислянского водного пути Е-40 (Гданьск — Варшава — Брест — Пинск — Мозырь — Киев — Херсон). С помощью канала теоретически возможна водная связь бассейнов Балтийского и Чёрного морей. Тем не менее, сквозное судоходство по этому водному пути пока невозможно из-за того, что участок от Бреста до Варшавы по реке Западный Буг не судоходен, а также из-за того, что река Муховец перегорожена в Бресте глухой плотиной.

Гарантированные габариты водных путей, эксплуатируемых пароходством в навигацию 2016 года

При формировании данного материала использовались следующие источники:
Днепровско Бугский канал - Википедия
Записки прохожего - Королевский, Днепровско-Бугский, водяной путь.
Голубые дороги Беларуси
Panoramio - Photo of Дняпроўска-Бугскі канал, ранак. Автор - paleshuk
Panoramio - Photo of Днепровско-Бугский канал. Вид с моста на М-1 в сторону Кобрина. Автор - rk27belarus
Panoramio - Photo of Гидроузел Днепро-Бугского канала, г.

И вот еще. что не маловажно, как заботятся в Беларуси о реконструкции "гидротехнических сооружений Днепровско-Бугского канала. В ходе выполнения программы осуществлена реконструкция шлюзов, замена устаревших гидротехнических сооружений и другие виды работ. В 1998 году была начата реконструкция гидроузла № 9 «Новосады», завершившаяся в октябре 2003 года. В 2004 году началась реконструкция гидроузла № 1 «Дубой», которая закончилась в 2006 году[1]. В 2006—2010 годах в районе Кобрина на гидроузлах № 6 и 7, возведенных ещё до войны, вместо двух старых деревянных низконапорных шлюзов построен средненапорный комплексный гидроузел с транспортной развязкой"

В 1997 Советом Министров Республики Беларусь принята программа развития речных и морских перевозок до 2010 года, включающая план реконструкции гидротехнических сооружений Днепровско-Бугского канала. В ходе выполнения программы осуществлена реконструкция шлюзов, замена устаревших гидротехнических сооружений и другие виды работ. В 1998 году была начата реконструкция гидроузла № 9 «Новосады», завершившаяся в октябре 2003 года. В 2004 году началась реконструкция гидроузла № 1 «Дубой», которая закончилась в 2006 году[1]. В 2006—2010 годах в районе Кобрина на гидроузлах № 6 и 7, возведенных ещё до войны, вместо двух старых деревянных низконапорных шлюзов построен средненапорный комплексный гидроузел с транспортной развязкой. Имея перепад воды 5,40 м, гидроузел «Кобрин» стал самым большим в Беларуси. В его состав вошли верхний подходной канал, судоходный шлюз, нижний подходной канал и водосбросное сооружение. Возведение одного средненапорного шлюза создало благоприятные водно-энергетические условия для строительства малой ГЭС с напором 5,35 метра. Планируется, что выработка электроэнергии здесь составит 710 тыс. кВт•ч в год. [8]. В июле 2011 года после реконструкции на гидроузле «Залузье» заработала ещё одна малая ГЭС мощностью 180 кВт, её годовая выработка электроэнергии составит около 1,1 млн кВт•ч[9]. В 2011 году завершена реконструкция гидроузла № 10 «Тришин», судоходный шлюз которого соответствует европейскому стандарту 5-А[10] Все прошедшие реконструкцию шлюзы, также как и новый шлюз «Кобрин», соответствуют параметрам класа Va классификации европейских внутренних водных путей международного значения, установленной Европейским соглашением о важнейших внутренних водных путях международного значения (СМВП) от 1996 года (то есть позволяют пропускать самоходные суда и баржи типа «большие рейнские суда», максимальной длинной 95-110 м, максимальной шириной 11,4 м, осадкой 2,5-2,8 м и тоннажом 1500-3000 тонн)

В годы существования СССР основной объём перевозок по каналу приходился на железную руду с криворожских месторождений, поставлявшуюся на металлургические комбинаты ГДР (в порту Бреста осуществлялась перегрузка на железнодорожный транспорт). После объединения Германии немецкие металлурги переориентировались на руду, добываемую в Германии, и грузооборот по каналу катастрофически снизился (с 7 млн т в 1991 до 420 тыс. т в 2004)[11]. В 2008 году объём перевезенных грузов по Днепровско-Бугскому каналу составил 1 млн 400 тыс. тонн[12].










Нажмите здесь, чтобы Ответить

Евгений Тихомиров 20.11.2016 12:22

Перестав быть гидротехническим сооружением, канал Огинского превратился в памятник ис
 
Впрочем, у наших родных братьев есть и не действующий, пока, канал о нем сейчас и рассказ. Познакомьтесь!
http://www.brestobl.net/spraw/08firm/194.html
Канал Огинского

Огинский канал, Великий Пинский канал, Большой Пинский канал, Телеханский канал, Oginski Canal, kanal wielki Pinski czyli Port Oginski.


Огинский канал, часть бывшего Днепровско-Неманского пути на территории Пинского и Ивацевичского и районов Брестской области. Участок канала, соединяющий озеро Выгонощанское и реку Щару является границей Ляховичского и Ивацевичского районов. Соединяет через Щару и Ясельду бассейны рек Немана и Припяти (Черное море - река Днепр - река Припять - река Ясельда - канал - озеро Выгонощанское - река Щара - река Неман - Куршский залив - Балтийское море). Состоит из двух частей, начинающихся из озера Выгонощанское: первая (длиной 3,5 км) впадает в Щару, вторая (длиной 47 км) - в Ясельду. Длина канала (вместе с Выгонощанским озером и озером Вульковским) 54 км. Основные притоки - каналы Краглевичи (справа), Телеханский и Хворощанский (слева). Во многих местах ширина канала не превышает 10 метров, глубина - 50 сантиметров. Возведенные после Второй мировой войны коммуникации и мосты сегодня не позволяют использовать канал для судоходства.

Данная воднотранспортная система наравне с Августовским каналом является наиболее ярким памятником гидротехники XVIII-XIX веков.


Михаил Казимир Огинский - гетман 1768—1793 годы

Художница Анна Розина Лишевска
(Rossina Mathieu-Lisiewska).
Портрет гетмана Михаила Огинского.
(Portert hetmana Michala Oginskiego)
1755 г.


Около 1767 года коморник Вальтер, измеряя владения Телехан и прилегающие деревни, пришел к выводу, что между Щарой и Ясельдой может быть сделано водное сообщение по болотам. Эту мысль он подал тогдашнему управляющему пинскими землями варшавскому комиссару пану Тадеушу Нарбуту, подстолию Лидского повета. Для составления проекта был привлечен в качестве чертежника будущий подстароста пинский Матей (Матеуш) Бутримович. Проект канала был отправлен воеводе Виленскому Огинскому, позднее ставшему великим гетманом (в 1768 г.). Тот был очень заинтересован в этой работе и всячески содействовал ее началу. Польский сейм 1768 г. утвердил этот проект, а Огинскому на будущие расходы постановил подарить местечко Логишин и село Мышковцы. Со своей стороны на эти работы он выделил 12 млн. злотых. Матей Бутримович выполнял всю организационную работу: приглашал специалистов, нанимал рабочих.

Строился в 1765 – 1783 годах. За постройку этого грандиозного сооружения его создателю в Виленском замке в 1768 году, еще при жизни, поставили памятник. Огиньский не только помог наладить сплав древесины и поднял экономику региона, но и спас Выгонощанское озеро от обмеления. Благодаря каналу начался активный рост прилегающих деревень и селений.

Кроме сооружения канала проводились работы по обустройству прилегающих дорог, очищались реки.

В 1775 году официально объявлено о начале сплава. Окончательно канал введен в эксплуатацию в 1783 году. Гидротехнические конструкции представляли собой деревянно-земляных сооружений с 10 шлюзами. По каналу, в основном двигались на шестах и вёслах, хотя по обеим его сторонам были упорядоченные береговые полосы для буксировки судов (как правило, это делалось конной тягой). На канале было 2 пристани - Телеханы и Огинская. Во времена Огинского на канале взималась плата, утвержденная Варшавским сеймом, - по 8 злотых с каждого весла или спицы.

Огинский канал не был глубоким, и в засушливые годы движение и сплав леса затруднялись. Поэтому в соответствии с указом Павла I от 23 февраля 1795 года было решено «приступить до ремонта канала с целью принести больше выгоды российским подданным», на что отпускалось 60 тысяч рублей. И с 1799 по 1804 год он ремонтировался. После чего его ширина стала 10 метров.

В ведомостях Гродненского статистического комитета, составленных 10 сентября 1837 года, указывались количество и стоимость товаров, которые были перевезены по Огинскому каналу в 1836 году: соль, пшеница, уксус, семя льняное, овес, сало, горох, рожь, глиняная и фаянсовая посуда, стекло, кирпич, табак и др. Всего – на 1,5 млн рублей. Из-за рубежа привозили железо и изделия из него, изделия из драгоценных металлов, с юга – шелк, вино.

Канал был обследован Генеральным штабом Российской империи (И.Зеленский. Минская губерния. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Ч. І. СПб, 1864. С. 437—447.).

В 1915 году Огинский канал стал разделительной линией фронта. Гидротехнические сооружения были сожжены и разрушены.

В 1926 году польские власти активно взялись за обновление водной артерии и в 1928 году капитально перестроили канал. В сторону деревни Гортоль через него перебросили металлический мост, который разводили при прохождении парохода. В основном канал использовался для лесосплава, но ходили здесь в обе стороны и пассажирские пароходы с паровыми двигателями.

В 1939 году советская власть репрессировала инженеров польского происхождения, которые трудились на канале, и это привело к упадку гидротехники. До 1941-го канал использовался для лесосплава и эпизодически – для судоходства.

В 1942 г. во время боя между белорусскими партизанами и немецкими войсками навигационная система канала была разрушена и больше не восстанавливалась. В 60-е годы ХХ века на канале Огинского были взорваны все шлюзы. Канал обмелел и утратил хозяйственное значение и теперь канал непроходим на некоторых участках даже для туристических байдарок. Между Ясельдой и Телеханами канал идет по осушенным болотам и сегодня играет роль мелиоративного канала. Между Телеханами и озером Выгонощанским - канал сильно сузился и зарос, местами покрыт белыми лилиями и ряской.

Перестав быть гидротехническим сооружением, канал Огинского превратился в памятник истории. И в интереснейший туристический объект.

Евгений Тихомиров 20.11.2016 12:29

как историческая достопримечательность, которую мы не должны потерять. Сегодня канал
 
А вот рассказ о том, как этот канал намерены восстановливать.
Такой , подобный путь реконструкции предлагали и мы Архаргелогородцам, но к сожалению пока о реальных шагах ничего не известно.
Знакомьтесь http://ng.sb.by/obshchestvo-6/articl...nal-shire.html
Маршрут любой экскурсии по Слониму ведет к каналу, названному в честь слонимского старосты, гетмана ВКЛ Михала Казимира Огиньского. Именно поэтому Слоним несколько веков назад называли Северными Афинами.

Есть историческая версия, что идея построить канал, который мог бы соединить Балтийское море с Черным, пришла в голову почти два с половиной века назад коморнику Вальтеру. Измеряя владения Телехан и прилегающие деревни, он пришел к выводу, что между Щарой и Ясельдой может быть проложено водное сообщение по болотам. Эта мысль легла в основу проекта, который был отправлен воеводе Виленскому Огиньскому, позднее ставшему великим гетманом ВКЛ. Влиятельный вельможа в этом канале увидел будущее и сделал все от него зависящее, чтобы польский сейм утвердил этот проект. Загоревшись идеей, Огиньский проявил щедрость мецената: выделил 12 миллионов злотых, и работа закипела. Открылся этот водный путь длиной 54 километра в 1783 году. А вместе с ним началось и время расцвета Слонима. Впрочем, канал стал не только для этого региона, но и для всего Полесья поводом для гордости и фактором экономического роста. Здесь еще в XIX веке курсировали пароходы и баржи. Гидротехнические сооружения взорвали и сожгли в Первую мировую войну, позже канал был восстановлен и эксплуатировался до 1939 года, затем пришел в упадок и потерял свое былое значение. Искусственное русло обмелело и заросло.

Стою на берегу уцелевшей части канала в Слониме. Длина его здесь чуть больше километра, остальная часть проходит по Ивацевичскому району. В темной глади знаменитого рукотворного чуда, как в зеркале, отражаются прибрежные деревья. Творение Огиньского оживляет городской пейзаж, унылый и серый в эту пору года. А летом канал особенно красив — это любимое место отдыха слонимчан и гостей города. Правда, экскурсоводам сложно объяснить несведущим туристам, почему в самом центре города в таком запустении находится некогда живописное русло реки.

— Вот здесь как раз виден тот участок, где канал выпрямил рукав Щары. Сейчас он наполнен водой, а летом пересыхает, как и все старое русло реки, с годами превратившееся в неприглядные заросли, — вводит в курс дела коренной слонимчанин Анатолий Сидрик. Рассказывает, что помнит, как еще в 60-е годы по каналу сплавляли лес. Сейчас он обмелел, и деревянные сваи, которыми обрамлен, уже изрядно обветшали, того и гляди развалятся.

Анатолий Викторович является членом общественного объединения “Слоним Канал Огинского”. Такая инициатива в городе возникла недавно и уже сплотила около 30 слонимчан, ратующих за реконструкцию достопримечательности. Председатель объединения Иван Вадейко поясняет, почему надо было официально объединиться:

— Идея реконструкции канала и старого русла Щары возникла еще в 70-е годы прошлого века. Однако средств тогда хватило только на то, чтобы ее начать. Это наследие Огиньского заслуживает внимания как историческая достопримечательность, которую мы не должны потерять. Сегодня канал интересен туристам, а после реконструкции по-настоящему украсит наш город. Есть задумка на старом русле Щары сделать каскад из трех озер и зону отдыха.

Иван Павлович говорит, что интересы райисполкома и общественности по этой теме совпадают. Однако нужно было с чего-то начинать, а регистрация общественного объединения позволила открыть расчетный счет на благое дело.

Благоустроенным островком на берегу канала смотрится городской парк, с которого как раз и начали десятки лет назад приводить в порядок его окрестности. Здесь даже сохранилось еще несколько деревьев в три обхвата. К слову, недавним событием для Слонима стала реконструкция театра, традиции которого тоже уходят к Огиньскому.

В своем придворном храме искусства меценат собрал профессиональных итальянских, польских оперных и драматических актеров, художников, создал крепостной хор и балет. А местный оркестр был одним из самых больших придворных оркестров Европы того времени.

Старший научный сотрудник Слонимского районного краеведческого музея имени И.И. Стабровского Ирина Шпыркова рассказывает, какая связь между каналом и знаменитым театром:

— Вот этот экспонат музея — часть сохранившегося деревянного водопровода, самого старого в нашей стране. По задумке Огиньского он был проложен от канала к театру. Сцена, таким образом, могла заполняться водой, сюда выплывали лодки с артистами. Огиньский любил устраивать водные феерии.

Показывает Ирина Григорьевна и еще один любопытный экспонат — якорь времен Огиньского, его вытащил со дна канала один из местных жителей.

В древнем городе, который упоминается в Ипатьевской летописи с 1252 года, и кроме канала, конечно, есть на что посмотреть. Но обычно туристы отдают предпочтение расположенному рядом с городом Свято-Успенскому Жировичскому монастырю, куда уже проложены маршруты, в самом Слониме надолго не останавливаются, а зимой здесь они и вовсе в большом дефиците.

Ирина Шпыркова, которая проработала в краеведческом музее 40 лет, в свое время руководила им, говорит, что есть все предпосылки для создания музея древнего Услонима:

— Наш город, который обладает интереснейшими историко-культурными ценностями, мог бы стать органическим звеном туристических маршрутов Беларуси. А наследие Огиньского, в частности знаменитый канал, мог бы явиться той самой интригой, которая привлекала бы туристов.

К слову, от знаменитого мецената осталось в городе немного реликвий. Кроме канала — аустерия и три дома ремесленников. Но даже этого достаточно для того, чтобы оживить туристический маршрут по древнему городу, если, конечно, все довести до ума. А пока, к сожалению, даже в сердце Слонима, на замчище, местные жители умудряются разбивать огороды.

Иван Вадейко рассказывает, что сейчас речь идет о создании проекта реконструкции канала. Райисполком рассматривает возможности финансирования предстоящих затрат, но без помощи общественности здесь не обойтись.

На кону — километр канала из пятидесяти четырех, которые построили в свое время при поддержке мецената и государственного деятеля Михала Казимира Огиньского наши предки.

В ТЕМУ

•Кроме строительства канала, проводились работы по обустройству прилегающих дорог, очищались реки. В 1775 году официально объявлено о начале сплава. Окончательно канал введен в эксплуатацию в 1783 году. Гидротехнические конструкции представляли собой деревянно-земляные сооружения с 10 шлюзами. По каналу в основном двигались на шестах и веслах, хотя по обеим его сторонам были упорядоченные береговые полосы для буксировки судов. Существовало две пристани — Телеханы и Огинская. На рукотворном водном пути взималась плата, утвержденная варшавским сеймом, — по 8 злотых с каждого весла или спицы.

•Огинский канал не был глубоким, и в засушливые годы движение и сплав леса затруднялись. Поэтому в соответствии с указом Павла I от 23 февраля 1795 года было решено “приступить до ремонта канала с целью принести больше выгоды российским подданным”, на что отпускалось 60 тысяч рублей. И с 1799 по 1804 год он ремонтировался. После чего его ширина стала 10 метров.

•В ведомостях Гродненского статистического комитета, составленных 10 сентября 1837 года, указывались количество и стоимость товаров, которые были перевезены по Огинскому каналу в 1836 году: соль, пшеница, уксус, семя льняное, овес, сало, горох, рожь, глиняная и фаянсовая посуда, стекло, кирпич, табак. Из-за рубежа привозили изделия из железа и драгоценных металлов, с юга — шелк, вино.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Автор публикации: Елена СЕМЕНОВА



Дата публикации: 10:43:57 04.03.2016






1

Евгений Тихомиров 21.11.2016 15:06

А вот еще один канал Августовский
Прошу познакомиться с его историей и тем,с каким рвением. усердием, старанием и любовью развивают туризм власти Беларуси.
Вызывает просто искреннее уважение такой подход людей к своему прошлому, истории...
Августо́вский кана́л — судоходный канал в Польше и в Гродненской области Белоруссии, соединяет реки Вислу и Неман (через реки Бебжу, Нетту (pl:Netta (rzeka)) и Чёрную Ганьчу), памятник гидротехнического зодчества, расположен в особо охраняемой зоне ЮНЕСКО.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90...BD%D0%B0%D0%BB
Длина 101,2 км, в том числе 22 км на территории Белоруссии, около 79 км на территории Польши. Включает ряд шлюзов и разводных мостов.
Канал был построен по политико-экономическим причинам. Проект канала принадлежит польскому государственному деятелю, министру польской экономики, князю Франциску-Ксаверию Друцкому-Любецкому (1779—1846). В 1821 году Пруссия в одностороннем порядке ввела запретительные таможенные пошлины на транзит польских и литовских товаров через свою территорию, практически заблокировав доступ к морю торговцам. Появилась острая необходимость транспортного коридора в обход прусской территории из центра Польского царства (в составе Российской Империи) к российским портам в Курляндии. В 1824 году проект канала общей длиной в 395 км был представлен императору Александру I, который в том же году его одобрил.
Первым руководителем строительства был полковник Игнатий Прондзинский (1792—1850). В 1826 году он был арестован из-за нелояльности, а впоследствии занимал высокий пост у польских революционеров после «ноябрьского восстания». Основные работы между тем были закончены к 1830 году. Во время польской революции (1830—1831) вплоть до её подавления работы не велись. Заканчивал строительство инженер Теодор Урбанский. На строительстве работало более 7000 рабочих под руководством генерала Малле де Гранвилля и полковника Россмана. Открытие канала состоялось в 1839 году. На канале было возведено 18 шлюзов, множество плотин и мостов.
Последняя часть канала («Виндавская»), которая должна была бы соединить новый торговый путь с курляндским портом Виндава (ныне латвийский Вентспилс), не была построена — способствовало этому Польское восстание 1830 года («ноябрьское»). А главное — с 1837 года в России стали строиться железные дороги, и от продолжения строительства отказались. Законченная часть канала сохранила значение внутреннего водного пути, служащего для коммерческого судоходства и транспортировки древесины из Вислы в Неман и обратно. По каналу ходили деревянные баржи «берлины», против течения их вели по «тягловым» дорогам либо с помощью конной упряжки, либо (крайне редко) баржу тянули бурлаки.
Августовский канал в Польше
Между мировыми войнами канал впервые стал туристическим объектом. На шлюзе Домбровка (польск.)русск.[1] ежегодно с большим размахом проходил так называемый «Праздник моря». По маршруту Гродно-Августов-Гродно регулярно курсировали два пассажирских колёсных парохода. Вдоль Канала пролегал престижный туристический маршрут, обеспечиваемый превосходными условиями для плавания на лодках и байдарках. Во время боевых действий Второй мировой войны гидротехнические сооружения белорусской части канала были сильно повреждены. Полностью разрушен распределительный шлюз Черток (53°52′13″ с. ш. 23°40′17″ в. д. (G) (O) (Я)). Отступая, немецкие войска взорвали 3 шлюза, 8 плотин и несколько мостов. После войны польская часть канала была восстановлена и использовалась в туристических целях; белорусская часть оставалась в запустении. В 2004—2006 годах были проведены реставрационные работы и на белорусской части Августовского канала.

В 2005 году на канале был открыт международный пункт пропуска через границу только для путешественников на лодках и байдарках «Лесная-Рудовка». В октябре 2008 года пограничные власти Польши и Белоруссии договорились о скорейшем открытии этого погранперехода также для пешеходов и велосипедистов.

В своё время Канал был технологическим чудом, так как имеет большое количество шлюзов, добавляющих к прекрасным природным ландшафтам некоторую техногенную изюминку. Он стал первым искусственным водным путём в Европе, связывающим напрямую две большие реки — Вислу и Неман и обеспечивал связь с Чёрным морем на юге через Огинский канал, Днепр, Березинскую водную систему и Двину.
География

Канал построен по постледниковым геологическим опусканиям и нескольким долинам. Он прошёл по цепочке Августовских озёр и соединяющих их рек. Тип ландшафта позволил отлично вписать канал в прилегающий пейзаж по всей его длине — более ста километров. Объём водосборного бассейна на польской стороне 74,25 км² и на белорусской — 8,42 км², всего 82,67 км².
Туризм

Безвизовый въезд в Республику Беларусь, для отдыха в зоне Августовского Канала, закреплен указом Президента Республики Беларусь. Развитие туризма на Августовском канале началось в 20-30-е годы 20-го столетия. Однако из-за Второй мировой войны и взрывов шлюзов туристической деятельности на канале суждено было приостановиться. О возрождение же туристической жизни на Августовском канале можно говорить только с «привязкой» к концу 20-го века. Причём можно говорить об активизации сразу нескольких видов туризма — экологического, экскурсионного, спортивного.

Канал соединяет 7 естественных озёр: Нецко, Бяле, Студзеничне, Орле, Панево, Кшиве и Микашево и 11 рек: Бебжа, Нетта, Чёрная Ганча, Клёновница, Пласка (она же Суха-Жечка, она же Сервянка, она же Панювка), Микашувка, Перкуця, Шлямица, Волкушанка, Осташанка и Неман. Естественные водоёмы соединены гидротехническими сооружениями со шлюзами и водосливными плотинами, включающими служебные сооружения, дороги и мосты. Резервное водное питание обеспечено из-за пределов буферной зоны водой озёр Сайно, Сервы и Вигры, которые расположены в пределах охраняемой зоны. 6 исторических шлюзов Пшевензь, Панево, Перкуць, Соснувек, Тартак и Кудрынки легко доступны по лесной тропе для велосипедистов и пеших туристов.

Канал предлагает туристам различные возможности. Непревзойденные красоты отличаются девственной чистотой природных ландшафтов хвойного леса и озёр, особенно в Польше около рек Бебжа и Нетта и заполняют первобытный Августовский лес от запада до востока. Большинство туристов предпочитают путешествовать вдоль канала на байдарках, каноэ, моторках и ловить рыбу.

Туристам, отправляющимся на Августовский канал с белорусской стороны на своём автомобиле рекомендуется ориентироваться на шлюз Немново и деревню Соничи[1] (близ пгт Сопоцкин). К нему проще всего добраться следуя как из Гродно, так и из Минска.

Также возможно посетить часть Канала и Августовские озера на прогулочном речном трамвайчике с польской территории. В Польше на канале расположен город Августов.

Евгений Тихомиров 21.11.2016 15:15

А вот, как развивают творчески, инициативно туризм наши браться белорусы на Августовском канале. Почитайте, интересно!
http://grodnoturinvest.by/
В целях создания объектов туристической инфраструктуры на Августовском канале администрацией СЭЗ «Гродноинвест» реализуется проект по строительству туристического центра в районе дер. Рынковцы. Данный проект предполагает строительство объектов для приёма туристов, проведения туристических слётов, а также культурно-массовых и корпоративных мероприятий.

В связи с этим, администрация СЭЗ «Гродноинвест» и Гродненский райисполком приглашают юридических лиц, частных предпринимателей и просто предприимчивых людей к взаимовыгодному сотрудничеству и предлагают принять участие в организации следующих услуг на Августовском канале:

- прокат спортивного инвентаря [подробнее]
- организация водных прогулок на маломерных судах [подробнее]
- прокат плавательных средств [подробнее]
- объекты питания и торговли [подробнее]
- организация услуг по размещению [подробнее]
- сезонные аттракционы для детей [подробнее]
- организация услуг по проведению командных игр [подробнее]
- катание на санях, конные прогулки [подробнее]

Возможные условия:
- с предоставлением участка в аренду;
- без предоставления участка.

Допустимо подключение к сетям электроснабжения и др.

Возможно предоставление льгот при получении статуса резидента Парка

Августовский канал - это уникальный природный комплекс, интерес к которому растёт с каждым годом не только у белорусских, но и у иностранных туристов.

Месторасположения туристического центра в районе дер. Рынковцы на схеме

Почему стоит приехать?

Если Вы хотите узнать настоящее белорусское гостеприимство, если Вас притягивает первозданная природа, чистые озера и реки, живописные ландшафты, если Вы хотите ощутить дыхание истории на улицах древних городов, у стен легендарных замков и дворцов, если Вас интересует богатая и своеобразная культура или возможности для активного отдыха, приезжайте на Гродненщину — здесь Вас ждут и всегда рады гостям.
Что стоит посмотреть?

Территория Парка - уникальный уголок природы, утопающий в зелени старых сосновых лесов «Гродненской пущи». Этот уникальный природный комплекс на северо – западе Гродненской области простирается вдоль границы, соседствуя на западе с Польшей и Литвой – на севере. Кроме того, здесь Вы сможете увидеть большое количество памятников истории и культуры.
Как организовать визит?
Если это ваша первая поездка в Гродно, будет разумно заказать организованный тур. Такие туры предусматривают посещение основных достопримечательностей, а также избавят от забот, связанных с открытием визы и организацией поездки. Если вы настроены путешествовать самостоятельно, то эта информация для Вас.
Вот такой бы подход заинтересованный к развитию туризма вообще и водного туризма в частности был бы проявлен к на интересном для туристов пока разрушенном канале канале Пинега-Кулой!
Я еще раз приведу текст обращения, приглашения к частным лицам и организациям: "В связи с этим, администрация СЭЗ «Гродноинвест» и Гродненский райисполком приглашают юридических лиц, частных предпринимателей и просто предприимчивых людей к взаимовыгодному сотрудничеству и предлагают принять участие в организации следующих услуг.
Молодцы!

Евгений Тихомиров 23.11.2016 16:37

А вот теперь вернемся мысленно в глубь истории Отечества. Был удивлен, насколько тесно были связаны реки Пинега, Кулой с Мангазеей, как наши предки поморы ходили так далеко на своих парусных кочах. Упоимнаются имна Пинежан, котрые ходили поСеврному Ледовитому океану.
Великая и славная история освоения Севера Великими первооткрывателями России.
Почитайте.
Тайны Мангазейского морского хода

Мангазейский морской ход, соединявший Русское Поморье со страной Мангазеей, установился, скорее всего, в начале или середине XVI в. Регулярные походы в район реки Таз совершались обычно отрядами поморов-промышленников, использовавших суда небольших размеров – «малые кочи ». Это были плоскодонные парусно-весельные суда с малой осадкой, приспособленные для перетаскивания через волоки небольшими командами (до 10 мореходов) и плаваний вдоль отмелых морских берегов и в устьях рек . Их грузоподъемность не превышала 375–600 пудов (6—10 т).
Морской ход начинался в устьях Северной Двины или Кулоя. Вот как описывали его сами промышленники: «От Архангельска-де города, из Холмогор и из Пинеги ходят они в Мангазею – на Кулойское устье и на Канин Нос и мимо Колгуев остров и мимо Русской и Медынской завороты (Русский заворот – западный мыс Печорской губы; Медя́нский заворот ограничивает Печорскую губу с востока. – Прим. авт.) Югорским Шаром мимо Местный остров и на Карскую губу (теперь Байдарацкую губу. – Прим. авт.) в Мутную реку (теперь река Мордыя́ха, устье которой – на западном побережье Ямала. – Прим. авт.), через сухой волок (длиной до 800—1000 м. – Прим. авт.), на Зеленую реку (теперь река Сея́ха, устье которой на восточном побережье Ямала. – Прим. авт.) и в Обь (Обскую губу. – Прим. авт.) да в Тазовское устье».
По словам тех же мореходов, при хорошей погоде на путь от Архангельска до Байдарацкой губы уходило 1–2 месяца. Оттуда на путь до устья реки Мутной, следование по ней, волоку и плавание по реке Зеленой затрачивали до 20 суток. На плавание от устья реки Зеленой до Мангазеи уходило 2–3 недели. Конечно, эти сроки выдерживались только при попутных ветрах и благоприятной ледовой обстановке в районе плавания, что случалось не часто: «а коли-де Бог не даст пособных ветров… и тогда все кочи ворочаются в Пустоозеро (т. е. к устью реки Печоры и идут вверх по реке до Пустоозерского острога. – Прим. авт.); а коли захватит на Мутной или на Зеленой реке позднее время, и на тех реках замерзают, а животишка свои запасы мечут на пусте, а сами ходят на лыжах в Березовский уезд (на Нижнюю Обь. – Прим. авт.)». «А как заимут льды большие, ино обходят около льдов парусом и гребью недель с шесть, а иногда обойти льдов немочно, и от тех мест ворочаютца назад в Пустоозеро».
Например, пинежанина Фомку Борисова под Бурловым берегом (в Варанде́ях — у побережья между Печорской и Хайпудырской губами) «заняли великие льды, и они сквозе льды пробивалися в том месте четыре недели, и как льды отнесло в большое море и они пришли к Югорскому Шару».

И в Обской губе часто сильные ветры и льды мешали плаванию. Так, например, в 1626 г. коч , шедший из дельты Оби у Русского заворота, отделяющего собственно Обскую губу от Тазовской, застигла «туча с дождем и ветр встречный с сиверу, и парус на коче изодрало, и павозок (лодку, перевозимую на коче . – Прим. авт.) разбило, и коч с якорей сбило и прибило за кошку (подводную мель, протянувшуюся от берега. – Прим. авт.), и стояли-де они за ветры 6 недель дожидалися пособных ветров» и после Успенья воротились назад, «потому что стало поздно, море стало мерзнуть и льдов стало много». Так что русским мореходам приходилось на пути в Мангазею и обратно преодолевать «непроходимые злые места от великих льдов и всякие нужи».

Пути продвижения русских на Шпицберген, Новую Землю и в Мангазею в XVI–XVII вв.

До наших дней сохранились сведения о плаваниях поморских мореходов по Мангазейскому морскому ходу. В 1601 г. Матрена Афанасьевна Кузьмина подала на имя царя Бориса Годунова «явку» – челобитную, в которой просила оказать ей помощь, так как ее отец и брат – черносошные крестьяне Двинского уезда – в 1597 г потратили все свои наличные средства на снаряжение коча для плавания в Мангазею. Очевидно, на обратном пути Кузьмины попали в бурю и потерпели крушение («побило их море»). А поморы – пинежанин Иван Угрюмов и мезенец Федул Наумов – получили от царя Бориса хвалу за «частые поезди в Мангазею».

Выдающимся полярным мореходом был промышленник-пинежанин Леонтий Иванов Шубин по прозвищу Плехан. Одно из плаваний по реке Таз он описал сам. Летом 1601 г. Плехан вышел из устья Северной Двины на четырех кочах с командой из 35 мореходов. Они плыли «пособным морем с западу на восток. влево море, вправо земля, и шли до устья Печоры-реки». Из-за встречных ветров и неблагоприятной ледовой обстановки Л. И. Шубину пришлось в Пустоозерске зазимовать. Оттуда часть мореходов по зимней дороге отправились через «Камень» на восток.

С наступлением новой навигации Шубин продолжил плавание. Теперь с ним шел москвитин Первый Тарутин, пустоозерцы Семен Исаков Серебряник и Архип Баженик, волочанин Михаил Дурасов, а также 40 других торговцев и промышленников.

«Вышед на устье Печоры, – сообщил Л. И. Шубин, – и пошли в Мангазею великим же морем-окияном, на урочище на Югорский Шар; бежали парусом до Югорского Шара (примерно 150 миль. – Прим. авт.) два дни и две ночи, а шли на прямо большим морем, пересекая через губы морские». Он сообщил и некоторые гидрографические сведения о районе плавания. По его мнению, от устья Печоры до Югорского Шара морское дно очень неровное, «местами глубоко, а в иных местах мелко, в сажень (примерно 2 м. – Прим. авт.), а в иных местах и суда вставают». Значит, суда шли у самого берега, так как в восточной части Баренцева моря глубины почти везде равны 7–8 саженям.

Евгений Тихомиров 23.11.2016 16:38

Пройдя пролив, кочи прошли в Карскую (Байдарацкую) губу,
 
Такой же характер дна («местами глубоко, а инде мелко») наблюдал Шубин и в проливе Югорский Шар. Значит, и здесь кочи шли у самого берега. Описал он остров Вайгач, заметив, что остров каменный, леса на нем нет, и «около его русские люди в Мангазею не ходят , потому что отошел далеко в море, да и льды великие стоят».

Пройдя пролив, кочи прошли в Карскую (Байдарацкую) губу, а затем к реке Мутной, которая «пала в Нярзомское море (или Нарзомское море. – Прим. авт.) с полуденной стороны. А река Мутная невелика, через мошно перебросить камнем, а река мелка». Затем мореходам предстояла трудная работа по разгрузке кочей , перетаскиванию грузов и самих кочей по волоку в реку Зеленую. Л. И. Шубин рассказал об этом так: «А дошед до озера, до вершины Мутной реки , учали меж озерцами волочить запасы в павозках, а проводили павозки от озера до озера паточинами, тянули по воде бродячи, один павозок тянут два человека, а те между озерцами паточины тож в дву местех от озера до озера по версте и меньше (верста равна 1066 м. – Прим. авт.), а кочи тянули канаты после запасов порожние по тем паточинам всеми людьми». Затем по реке Зеленой вышли в Обскую губу и направились в Тазовскую губу. Только 1 октября мореходы добрались до Мангазеи.

Шубин отметил, что Ямал является районом тундры: «На обе стороны место пустое… растет мелкий лес, в вышину четверть аршина (18 см. – Прим. авт.), а зовут тот лес ярник». Сообщения Шубина явились, вероятно, первыми достоверными сведениями о природе острова Вайгач, Карского моря и Ямала.

Кроме пути по рекам Ямала и волоку между ними, существовал еще один старинный путь из Поморья и Печоры на Обь. Поморы доходили до устья реки Кары, «а по ней хаживали вверх сухим путем до другой реки (реки Щучья. – Прим. авт.), впадающей в Обскую губу, при которой, построив новые суда, отправлялись на оных далее». Об этом пути стало известно от поморских мореходов англичанину Вильяму Гордону, побывавшему на Печоре в 1611 г. Он встретил тогда в устье этой реки 30 русских лодей, часть из которых направлялась в Мангазею, а часть – на Новую Землю.

Совершая походы в район реки Таз, поморы основали в 300 км выше ее устья, у впадении в Таз реки Осетровка (позже переименованной в Мангазейку), торгово-промысловое поселение. В 1968–1970 и 1973 гг., в течение четырех летних полевых сезонов, в этом районе работала историко-географическая экспедиция Арктического и Антарктического НИИ с участием ученых Института археологии АН СССР, возглавляемая М. И. Беловым. Экспедиция обнаружила остатки деревянных построек поморского торгово-промышленного поселения, возраст которых определили дендрохронологическим методом. Самая ранняя из построек датируется 1572 г., но ученые считают, что это поселение, вероятно, возникло значительно раньше.

По сведениям мангазейского воеводы И. Ф. танеева, поморы этого поселения быстро установили довольно тесные связи с местными ненцами, женились на местных женщинах. Вероятно, в этом поселении стоял скит или часовня. Другое укрепленное поморское зимовье – «зырянский городок» – в верховьях Таза существовал еще в начале XVII в. Торговые поморские люди из этих городков собирали ясак с местных жителей и «дань с них имали воровством на себя».

Царские власти стремились поставить под контроль всю торговлю пушниной в районе Нижней Оби и в Заобье. Поэтому в 1598–1601 гг. были посланы специальные экспедиции служилых людей, которые основали на месте поморского поселения на реке Таз, в 300 км от ее устья, Мангазейский острог, а затем и возвели город Мангазея – административный и торговый центр огромного Мангазейского уезда. Именно там была сосредоточена торговля ценными мехами. Из Мангазейского уезда, в основном через город Мангазею, ежегодно в течение первой половины XVII в. вывозилось до 100–150 тыс. ценнейших соболиных шкурок. В те времена самая дешевая соболиная шкурка стоила в Москве примерно 5 р., что равнялось годовому окладу служилого сибирского казака.

Город Старая Мангазея. Чертеж XVII в.

Об интенсивности морских плаваний в Мангазею в первые два десятилетия XVII в. судить трудно, так как мангазейский архив этих лет погиб в большом пожаре 1642 г., когда сгорела вся Мангазейская крепость. Сохранились отдельные сведения о подобных походах. Так, летом 1609 г. в Мангазею из Поморья пришла партия торговцев и промышленников во главе с холмогорцем Еремеем Савиным. В 1612 г из Мангазеи в Архангельск приплыли мезенец Шестак Иванов и его сын Артемий. Известно, что сын и отец останавливались на острове Колгуев, где подобрали вооружение с разбившегося иностранного корабля, пытавшегося, видимо, пройти на восток. В Мангазею Шестак также плавал по морю.
Неоднократно бывали в Мангазее и двиняне – торговец Кондратий Курочкин и стрелец Кондратий Корела, сообщившие, что «от Архангельского города в Мангазею по вся годы ходят кочами многие торговые и промышленные люди». О многочисленных морских плаваниях в Мангазею упоминалось в одном из указов царя Михаила Федоровича, изданного до 1619 г.: « Ходят торговые люди от Архангельского города на Мангазею».

Евгений Тихомиров 23.11.2016 16:47

Второй начинался в Xолмогорах и проходил по рекам Пинеге, Кулою, Мезени и ее притокам
 
А вот еще интересные подробности походов поморов через Пинежский Волок:
Существовали два речных северных маршрута для следования в район Мангазеи с запада через отроги Уральского хребта. По ним шли через «Камень» промышленники и торговцы. Первый из Устюга Великого шел по рекам Вычегде, Выми, Ухте, Ижме и Печоре. Второй начинался в Xолмогорах и проходил по рекам Пинеге, Кулою, Мезени и ее притокам в приток Печоры Цильму. Таким образом, оба пути выходили на Печору, а далее один из них шел вверх по ней и по ее притоку, а затем в реку Собь до отрогов Уральского хребта, где для зимовок в XVI в. был основан Роговой городок. От него путники следовали волоковым участком пути по узкому ущелью на противоположный восточный склон хребта к истокам другой реки Соби, по которой добирались до Березовского острога. В связи с тем, что по этому пути к концу XVI в. резко возрос поток промышленников, по указу царя Федора Ивановича в 1595 г. при впадении Соби в Обь для взимания пошлины был основан острог Носовой (на месте, где впоследствии был построен г. Обдорск, теперь Салехард).

Другой более северный путь проходил после выхода на Печору вниз по ней до ее притока р. Усы, далее по Усе до отрогов Уральского хребта, затем рекой Xарутой и оттуда в реку Синью, впадающую слева в Обь. От Березова речной путь в Мангазею шел по Оби, Обской губе мимо Обдорска и Надыма (район кочевьев ненцев, торговый пункт, выгодный по своему расположению на полпути от Березова до Мангазеи), далее по Тазовской губе и р. Таз.

Безусловно, путь по рекам и волокам через Березов был более продолжительным, чем по Мангазейскому морскому ходу. Сложным было плавание судов в Обской дельте, которую в начале XVII в. называли «островами». «А устья де, государь, Обсково нихто не знает, разлилась на многие места, и островы частые», — сообщали в 1616 г. на допросе в Тобольске торговец Кондратий Курочкин и тобольский стрелец Кондратий Корела.

На необитаемые зимой острова дельты летом приплывала для рыбной ловли «кочевая самоядь», которая не всегда дружественно относилась к высаживавшимся на берег русским людям. Особую опасность в дельте для судов представляли многочисленные мели: «мелко добре; не токмо большим судном, кораблем или кочами ходити, и мелкими судами ходити невозможно», — сообщали те же информаторы.

Речной путь в Мангазею из Тобольска и Березова был совсем непростым. В те времена плавание от Тобольска в Мангазею протяженностью немногим более 3000 км было трудным и опасным предприятием. Продолжительность такого плавания была от двух до четырех с лишним месяцев. Все зависело от погоды и благоприятных ветров. Особо сложным был участок пути от Березова до устья р. Таз, особенно в осеннее время, до наступления морозов, когда часты в устье Оби и в Обской губе бури, во время которых нередки были посадки судов на мель, повреждение их при ударе о подводные камни. Еще хуже было в том случае, когда суда уносило бурей в северные районы губы, протянувшейся в меридиональном направлении на 760 км.

В «островах» дельты торговцы, промышленники и служилые люди иногда подолгу ожидали благоприятных ветров и затем выплывали в «голомя», то есть в Обскую губу. Шли суда, по-видимому, по бурной Обской губе вдоль берегов, укрываясь от непогоды в устьях рек, сперва на север до «Русского заворота», отделяющего собственно Обскую губу от Тазовской, затем поворачивали к юго-востоку. За Заворотом часто упоминаются, как места стоянки судов, Черные горы и Столбовая река, несколько ниже которой лежала Черная коса, или «Черная кошка». Затем проходили Япанчин Шар, соответствующий, вероятно, проливу между материком и островом, называемым в настоящее время Находкой. Далее оставляли справа Пуровский остров у входа в глубокую Пуровскую губу и добирались до устья р. Таз. Оттуда до Мангазеи при попутных ветрах шли под парусом четверо суток, а при противных ветрах продвигались вверх по течению Таза «бечевым ходом» (6, с.115, 116).

До наших дней сохранились некоторые сведения о плаваниях поморских мореходов по Мангазейскому морскому ходу. В 1601 г. Матрена Афанасьевна Кузьмина подала на имя царя Бориса Годунова «явку» — челобитную, в которой просила оказать ей помощь, так как ее отец и брат — черносошные крестьяне Двинского уезда, в 1597 г. потратили все свои наличные средства на снаряжение коча для плавания в Мангазею. Очевидно, на обратном пути Кузьмины попали в бурю и потерпели крушение («побило их море»). А поморы пинежанин Иван Угрюмов и мезенец Федул Наумов получили от царя Бориса хвалу за «частые поезди в Мангазею» (10, с.110).

Выдающимся полярным мореходом был промышленник пи-нежанин Леонтий Иванов Шубин, по прозвищу Плехан. Одно из плаваний на р. Таз он описал сам. Летом 1601 г. он вышел из устья Северной Двины на четырех кочах с командой из 35 мореходов. Они плыли «пособным морем с западу на восток… влево море, вправо земля, и шли до устья Печоры реки». Из-за встречных ветров и неблагоприятной ледовой обстановки Шубину пришлось там в Пустозерске зазимовать. Оттуда часть мореходов по зимней дороге отправилась через «Камень» на восток.

С наступлением новой навигации Шубин продолжил плавание. Теперь с ним шли москвитин Первый Тарутин, пустозерцы Семен Исаков Серебряник и Архип Баженик, волочанин (житель Волока Пинежского) Михаил Дурасов, а также 40 других торговцев и промышленников.

«Вышед на устье Печеры, — сообщил Шубин, — и пошли в Мангазею великим же морем-окияном, на урочище на Югорский Шар; бежали парусом до Югорского Шара (примерно 150 миль. — М. Ц.) два дни и две ночи, а шли на прямо большим морем, пересекая через губы морские». Он сообщил и некоторые гидрографические сведения о районе плавания. По его мнению, от устья Печоры до Югорского Шара морское дно очень неровное, «местами глубоко, а в иных местах мелко, в сажень, а в иных местех и суда вставают». Значит, суда шли у самого берега, так как мористее в восточной части Баренцева моря глубины почти везде равны 7–8 саженям.

Такой же характер дна («местами глубоко, а инде мелко») наблюдал Шубин и в проливе Югорский Шар. Значит, и здесь кочи шли у самого берега. Описал он о. Вайгач, заметив, что остров каменный, леса на нем нет и «около его русские люди в Мангазею не ходят, потому что отошел далеко в море, да и льды великие стоят».

Пройдя пролив, кочи прошли в Карскую (Байдарацкую) губу, а затем к р. Мутной, которая «пала в Нярзомское (Карское. — М. Ц.) море с полуденной стороны. А река Мутная невелика, через мошно перебросить камнем, а река мелка». Затем мореходам предстояла трудная работа по разгрузке кочей, перетаскиванию грузов и самих кочей по волоку в р. Зеленую. Шубин рассказал об этом так: «А дошед до озера, до вершины Мутной реки, учали меж озерцами волочить запасы в павозках (небольшие плоскодонные лодки для перевозки грузов. — М. Ц.), а в павозок клали четвертей до десяти и больше, в четыре пуда четверть (64 кг. — М. Ц.), а проводили павозки от озера до озера паточинами, тянули по воде бродячи, один павозок тянут два человека, а те между озерцами паточины тож в дву местех от озера до озера по версте и меньше, а кочи тянули канаты после запасов порожние по тем паточинам всеми людьми». Затем по р. Зеленой вышли в Обскую губу и направились в Тазовскую губу. Только 1 октября мореходы добрались до Мангазеи.

Евгений Тихомиров 24.11.2016 16:00

Пинежский водно-транспортный узел должен быть восстановлен для развития экономики
 
Пинежский водно-транспортный узел должен быть восстановлен для развития экономики области, для обеспечения зарождающихся вновь, будущих экономических связей. формирования полноценной транспортной системы Пинежского, Мезенского, Лешунского районов, для организации заново грузовых перевозок, пассажирских перевозок, круизного речного туризма, для будущих поколений.
Разрушение канала, демонтаж шлюза "Сотка" стал результатом не дальновидного, безумного, преступного по сути хозяйствования деятелей, ратовавших за "ускорение. перестройку", но по сути разрушивших экономику, поставив на многие годы препоны, "засаду" для удобного, экономичного водного сообщения между соседними регионами. И сегодня у отдельных менеджеров преобладает узкое местечковое мышление, рассматривавшее сам канал и шлюз, как сооружение необходимое лишь для нужд лесосплава, северного завоза в отсутствии других средств передвижения. Такие кадры и сейчас, к сожалению, "не мешая" не способствуют, то есть тормозят, сдерживают своим бездействием организаторскую работу по инициированию восстановления канала Пинега-Кулой, развитию грузовых и пассажирских водных перевозок,приобретению нового флота, развитию круизного водного туризма то есть мешают развитию экономики. района. Не исключено, что такое противодействие является лишь отголоском, выражением, свидетельством выражения чьих-то экономических интересов. Впрочем, важно еще и то, что возрождение канала неизбежно состоится и весь вопрос в том, когда конкретно это произойдет. Огромный экономический, туристический потенциал Пинежья потребует в не столь уже отдаленное время "расконсервации", эффективного использования имеющихся возможностей, то есть от менеджеров-управленцев района потребуют не только принятия ответственных решений, направленных на развитие экономики, на развитие бизнеса, но и достижения серьезных, значимых результатов, которые должны быть огромными в таком огромном районе, как Пинежский. "Топтаться на месте" , - такая роскошь уже ни кому не простительная!


Текущее время: 17:02. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС