Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 18.03.2018 19:16

Сейчас же наша некогда полноводная и судоходная река с каждым годом всё больше зараст
 
Мы все читали о том, что уже несколько лет идут восстановительные работы по возрождению каскада судоходных шлюзов на речке Теза, притоке Клязьмы и надеемся. что в скором времени уже можно будет пройти до Иванова и до Владимира свободно и по живописнейшим речкам Тезе и Клязьме.
http://www.шуянка.рф/obshchestvo/204...z-po-teze-reke
Двое в лодке, или Вниз по Тезе-реке
Автор: Алексей Рязанов
Опубликовано: 20 июля 2017
экология год экологии
Главная водная артерия Шуи мелеет и зарастает
Когда-то по Тезе ходили баржи с грузами, было организовано пассажирское судоходство, благодаря которому из маленькой Шуи можно было водным путём дойти до Каспия на юге и до Белого моря на севере. Сейчас же наша некогда полноводная и судоходная река с каждым годом всё больше зарастает и мелеет. Неравнодушные горожане уже давно бьют в набат, опасаясь, что вскоре реку мы можем потерять - она просто-напросто превратится в ручей.
Корреспондент «Шуйских известий» вместе с государственным инспектором Шуйского участка ГИМС Сергеем Борзовым отправились вниз по реке до 1-го шлюза.
Первое, что бросается в глаза, ещё стоя на берегу, - это высокий уровень воды из-за длительных и обильных дождей. Но вода поднялась не настолько, чтобы скрыть поросшие кустами и камышами острова.
- Этот остров появился несколько лет назад, - показывает Сергей на возвышающийся над поверхностью воды небольшой холм, поросший травой, справа от спасательной станции. - Раньше его не было. Да и вообще вверх по течению сейчас никто на моторных лодках и катерах не ходит - очень много водорослей и мелко...
Отплываем, и практически сразу же на широком месте Тезы у городского парка «На Крутихе» Сергей обращает моё внимание на ещё одну намытую косу и обилие водорослей. Их, кстати, прекрасно видно из городского парка. Честно признаться, зрелище удручает. Если сейчас, когда вода, по словам Сергея, поднялась на полметра, состояние реки такое, то что же происходит, когда уровень падает до стандартных летних значений. А учитывая, что последние несколько лет подряд во время ремонта плотины 1-го гидроузла воду в Тезе сбрасывали практически до минимального уровня, то невольно задаёшься вопросом: как здесь купаться? Замечу, что два официальных шуйских пляжа расположены именно в этом месте, недалеко от спасательной станции.
И как чувствует себя на мели речная живность? Ещё десяток лет, в лучшем случае полтора, если никаких серьёзных шагов не предпринимать, то эта часть реки превратится в заросшее болото, основными обитателями которого будут лягушки и пиявки.
Наш речной поход продолжается. Не успели мы миновать место, где Сеха впадает в Тезу, как Сергей сбрасывает скорость до минимума.
- Сейчас не видно из-за высокого уровня воды, но в этом месте первый крупный перекат, - объясняет государственный инспектор. - Во времена, когда долго нет дождей и в реке сбрасывали воду, нам в ходе патрулирования даже приходилось через некоторые перекаты лодку переносить на руках. Хотя, чтобы наша лодка нормально прошла и не зацепила дно, нужен уровень воды всего лишь в 30 сантиметров. Только представьте, насколько он падал, если даже мы не могли проплыть.
И подобных перекатов только в черте города три — под Октябрьским мостом и чуть дальше, вниз по течению возле дома № 16 по 1-ой Московской улице, что стоит на самом берегу. Ещё один перекат находится за Шуей возле деревни Бильдюхино.
- Вообще русло каждый год меняется, - добавляет Сергей. - Там, где год назад спокойно проходили на полном ходу, в этом садимся на мель. Такое бывает, если реку не чистить. Эти перекаты сдерживают естественный ход воды, и поэтому в весеннее половодье подтапливает дома на Юрчаковских улицах.
Во время нашей поездки было довольно прохладно, моросил дождик, поэтому берега реки были преимущественно пусты. Лишь изредка встречались рыбаки, провожающие нас взглядом.
Несмотря на совсем не летнюю погоду, замечаем мальчишек, сигающих в воду с тарзанки рядом с Лихушинским мостом. Подплываем. Увидев моторную лодку МЧС, ребятня вылезает из воды и собирается в кучку на берегу. Все купальщики трясутся на ветру, губы у всей компании цветом, как язык у собак породы чау-чау - синие.
- Здравствуйте, ребята! Вы знаете, что нельзя купаться, а уж тем более нырять в необорудованном месте? - задаёт вопрос инспектор Шуйского участка ГИМС.
- Да мы здесь каждый год ныряем и ничего, - парирует самый бойкий из мальчишек.
Сергей рассказывает, что в половодье течением к месту их купания могло принести корягу, о которую можно пораниться. Плюс вблизи мостов вообще категорически запрещено нырять - под водой могут скрываться сваи.
- Купаться-то не холодно в такую погоду? - добавляет после лекции Сергей уже одевающимся мальчишкам.
- Нет, мы закалённые, - хором отвечают ребята.
- А родители знают, где вы и чем занимаетесь? - чуть прищурившись, спрашивает инспектор.
- Конечно, - отвечают ребята. Но что-то подсказывает, что они откровенно лукавят.
Отправляемся дальше. Проносимся под вантовым мостом и устремляемся к 1-му гидроузлу. По берегам мелькают деревни и сёла. Змеёво, Ильинское, Марково. Очень много небольших пирсов, с которых местные рыбаки спускают свои лодки на воду. Судя по всему, рыбалка здесь в чести.
Без приключений доходим по 1-го гидроузла. Дальше пройти не получится - шлюзования сейчас не проводят. А ведь в начале 20 века проводилось до 6 тысяч шлюзований в сезон. Да что там начало века! Многие помнят «Зарницу», которая ходила до 5-го шлюза. Грустно смотреть на упадок некогда полноводной реки и так хочется верить в ее возрождение. Пусть не для судоходства, а хотя бы из чисто насущных соображений — не стоит забывать, что Теза питает водой весь город и его окрестности.
Алексей РЯЗАНОВ.

Евгений Тихомиров 19.03.2018 10:22

Переход из Череповца до Онежского озера
 
А вот описание путешествия. точнее перехода и з Череповца на Онежское озеро на моторном катере по Онежскому озеру
http://www.barque.ru/stories/1972/sw..._to_lake_onega
Плавание из Череповца на Онежское озеро на катере «Эврика» Год: 1972. Номер журнала «Катера и Яхты»: 37 (Все статьи)
0Автор этого очерка С. П. Парилов — конструктор, строитель и капитан 6,5-метрового катера «Эврика» — ветеран водного туризма, знаток нашего Северного края. Еще в начале 30-х годов он с двумя приятелями совершил сложнейшее путешествие по рекам Печорского бассейна.
В №26 сборника Сергей Павлович подробно рассказал о большом северном кольце — интересном маршруте, пройденном «Эврикой» летом 1969 г. Теперь по просьбе редакции он написал о плавании из Череповца на Онежское озеро, по-старинному — Онего, совершенном уже тремя «Эвриками» в 1970 г.
Мысль совершить это путешествие возникла за праздничным новогодним столом. Сразу же договорились отправиться на двух моторках — «Эврике» и «Эврике-2», но вскоре к нам присоединился экипаж третьей однотипной лодки «Светланы». Уточняем списки: всего в плавание отправляются 9 человек, причем, оказывается, женщины изъявляют желание составить отдельный экипаж во главе с бывалым моряком — Майей. Ну что ж! Пусть будет так...
О подготовке к выходу рассказывать нечего, вздохнули мы облегченно только 12 июня, когда, выслушав все положенные напутствия, отдали швартовы. Наконец-то кончилась суматоха, беготня по пыльным улицам! И вот мы уже возносимся на 18-метровую высоту — очень удачно шлюзуемся вместе с трехпалубным теплоходом. Плавание по-настоящему началось.
Штевни двух лодок (отпуск «светлановцев» начался раньше и они ждут нас на Белом озере!) режут гладь Череповецкого водохранилища. На высоких берегах кое-где небольшие деревеньки, стеной стоит вокруг них лес. Все озарено мягким светом заходящего солнца. Размягченные благополучным началом пути и живописными видами, не сговариваясь, решаем сократить путь и сходим в сторону с судового хода. Естественно, тут же садимся на мель. Усиленно толкаем лодки веслами и шестами — ни с места. Наверное, долго пыхтели бы мы, но выручила капитан «Эврики-2». Она — «морж», холодной воды не боится. Кое-как слезли на глубину...
Ночь решили провести на ходу. Мне хотелось посмотреть как будут переносить путешественники ночные вахты и отдых. По-одному — за рулем, остальным разрешено спать. Подошли к месту, где судовой ход делает большой крюк вправо. Подумав, решаю его срезать, правлю по затопленному лесу напрямик. Темновато, конечно, но торчащие из воды пеньки видны хорошо. Точно в установленное время смена вахт — сдаю руль Диме.
Просыпаюсь оттого, что на меня обрушился поток холодной воды. Мы — оба подвахтенных — соскакиваем, как ужаленные. Лодку несколько раз сильно, подбрасывает вверх, все летит со своих мест... Оказалось, из-за поворота навстречу вылетел буксир-толкач, наши рулевые не успели сбавить обороты, и лодки с полного хода врезались в большую волну от буксира, вода хлынула через открытые передние окна. Майя успокоила недовольных сообщением, что холодный душ необычайно полезен...
У Вонгемы встречаемся со «Светланой». Почему-то именно в этот момент портится погода. Дует холодный ветер, моросит дождь. Идем по обводному каналу к Белозерску. Пока осматриваем город, а здесь есть что посмотреть, на набережной около наших лодок собираются белозерцы. Мальчишки, как саранча, облепили борта, пытаются забраться на крыши. Один парень говорит: «Моторку «Эврика» я знаю». Оказывается, читал про нее в сборнике «Катера и яхты»!
Наибольшая длина Белого озера 48 км, ширина — 32 км. Сильный ветер быстро разводит здесь крутую волну, а укрыться негде, нет ни островов, ни заливов. Берега низкие, плоские. Тем не менее решаем проложить курс напрямик через озеро, а не продолжать путь по обводному каналу. Надо проверить людей, как они переносят качку. Ведь впереди Онежское озеро!
С запада надвигается темная грозовая туча. По всем признакам ожидается сильный, но кратковременный ветер с дождем. Так оно и есть. Появились барашки. Лодки стали основательно шлепать на встречной волне.
Идем по озеру уже 2,5 часа. На горизонте появилась какая-то черная точка. Думали сначала, что встречное судно, но потом в бинокль разглядели, что это верхушка церкви. Значит все правильно. Это и есть кожвинская церковь (одноименного села уже нет — затоплено).
Войдя в устье Ковжи, начинаем сразу же подыскивать подходящее для ночлега место. Наш «камбуз» — два примуса «Шмель» и две керосинки — тем временем работает на полную мощность: Алексеевна и Нина готовят ужин. Идем, однако, час, два, а по берегам по-прежнему сухой затопленный лес, приткнуться негде. Уже совсем стемнело, когда, наконец, нащупали какой-то заливчик и стали на якоря. Ужинали при свете фонаря в каюте «Эврики-2»; всем нашлось место, хотя и просторно не было!
Во время ужина зашел разговор о нашем переходе через Белое озеро. Велик ли был риск? Я ответил, что риск до некоторой степени, конечно, был, ведь мы не знали прогноза. Но, с другой стороны, суда испытаны морем, капитаны имеют богатый опыт...

Евгений Тихомиров 19.03.2018 10:24

Следующая стоянка в леспромхозовском поселке Ужла. Некоторые из нас никогда не бывали в леспромхозе, им интересно посмотреть на работу в лесу. А главное — в Ужле живет теща нашего морехода Васи Чистякова, да и сам он когда-то здесь начинал свой трудовой путь. Заходим в речку. Два раза приходится «перепрыгивать» через боны, прежде чем добираемся до поселка. На самом его краю — небольшой домик. Стол накрыт, шипит самовар. Хозяйка угощает нас по принципу «чем богата, тем и рада». После торжественного чаепития начинаем знакомиться с вывозкой леса с дальних делянок, разделкой хлыстов, подготовкой к сплаву.
Плывем дальше, В канале, соединяющем верховья Ковжи и Вытегры, вода очень мутная. Часто встречаются землечерпалки, мимо которых надо проходить осторожно, — можно врезаться в натянутый якорный трос. Догнали самоходку «Волго-Балт 21». Идет она здесь медленно, однако обгонять ее смысла нет, так как впереди шлюз № 6. Пока ждем у закрытых его ворот, появляется пассажирский теплоход. В такой компании — «впятером» — и проходим один за другим четыре шлюза до самого Белоусовского водохранилища.
Остановились в тихом красивом заливе. Ужин, приготовленный на костре, показался необычайно вкусным. Долго сидели у огня, пели, вспоминали диковинные истории.
Шлюз № 2 прошли без особой задержки, с той же самоходкой, но потом упустили ее, и у шлюза № 1 ждали оказии не меньше двух часов. Совсем рядом г. Вытегра, где крайне необходимо пополнить запасы горючего, но до конца работы учреждений остается 45 минут. Мчимся на самых полных оборотах, бросаемся в контору склада ГСМ — так и есть, опоздали. Здесь уже складывают бумаги, явно собираются по домам.
Тут еще раз убеждаемся в дипломатических способностях женщин. После того как мне отказали, Майя сумела упросить непреклонных работников склада. Они невероятно быстро оформили какие-то документы, мы уплатили положенную сумму и успели получить 100 л бензина.
Входим в старую протоку, которая разделяет город пополам. Останавливаемся у самого центра города. Рядом ключ, из которого по желобу течет кристально чистая, очень вкусная и очень холодная вода. Тем же вечером гуляем по улицам Вытегры, осматриваем сохраняемый в виде музейного экспоната шлюз № 1 старой Мариинской системы.
К вечеру следующего дня, легко преодолев оставшиеся 18 км, выходим на простор Онеги. Берем курс на Андомский мыс. Слегка покачивает боковая волна. Ветер слабый, дует с берега. Наблюдаем очень красивый, но подозрительно ярко-красный закат. Это, как и официальный прогноз, не радует: завтра будет ветренно.
Загорелся свет маяка на мысу. Через 2,5 часа подошли к нему и стали медленно подбираться к береговым камням. Из воды торчат огромные валуны, в свежую погоду высаживаться здесь невесело! Кое-как устроились, чтобы волна не била о камни, с кормы забросили якоря. Ночевать, однако, опасно. Если волна будет больше — может разбить лодки. Замечаем, что ветер меняет направление и начинает дуть в берег. Быстро-быстро готовим еду — сухого плавника много, так что костер развели грандиозный, а вот ужинать как бы не пришлось на ходу! Да, надо срочно сниматься и идти на ночевку в устье Андомы.
Обогнули мыс и страшно удивились, увидев массу огней. Сначала предположили, что стоит какое-то очень большое судно, но когда подошли ближе, рассмотрели на мачте зеленый свет: дноуглубительный снаряд, а белые огни вокруг — его хозяйство. Проскользнув мимо его якорей и трубопроводов, вошли в реку и пристали к берегу. Вот теперь спокойно легли спать...
Стоит ясное утро. Ветер — юго-западный и довольно сильный, на озере волна. Выходить нельзя. Поднялись только мужчины, экипаж «Эврики-2» «бастует» — спят, а чайник и продукты где-то у них в каюте. Все же удалось найти буханку хлеба; с аппетитом ее уничтожили, запивая водой из реки. Это нисколько не помешало убрать и приготовленный часом позже завтрак. Аппетит отменный. Никто ни на что не жалуется, походная аптечка засунута где-то в дальнем углу.
Идем на Андомский мыс. Он очень высокий, сложен из слоистого песчаника и довольно далеко выступает в озеро. С него великолепный вид вокруг. Уходить неохота. Когда же мы вернулись к стоянке, оказалось, что наши женщины, оставшиеся внизу, совершали экскурсию на местный рыбзавод и умудрились приобрести двух довольно крупных лососей.
Недалеко от нашей стоянки обнаружили пустую избу, на дверях которой написано краской «Кафе «Рыбак». Видимо, это дом рыбака и охотника. Внутри — широкие нары, стол, плита, стены оклеены газетами. Подметаем, заготовляем дрова, и вскоре наши кулинарки подают такую уху и такие оладьи, которые ни в одном другом кафе мира, наверняка, попробовать не удастся! Естественно, ужинаем здесь же, доедая остатки обеденного пиршества...
А на озере тем временем штормит. Закат снова яркий, но уже не похож на вчерашний. На брандвахте рыбзавода узнаем прогноз: обещают днем северо-западный ветер, слабый до умеренного, к вечеру — усиление.
Завтракаем, снимаемся. Берем курс на следующий мыс — Муромский. Волна небольшая, ветер стихает до полного штиля. Вот вам и прогноз! На оконечности мыса полуразрушенные каменные постройки и несколько небольших деревянных домиков. Осторожно подходим к пологому песчаному берегу, лавируя между торчащими из воды камнями. Становится довольно жарко. Первым делом, несмотря на то, что вода холодная, лезем купаться.
Недалеко от берега, среди елей и берез видна небольшая часовня. Надо посмотреть. Встретили нас ее сторожа, очень любезно отперли дверь и все объяснили. Часовня старая, названа по имени Лазаря — основателя Муромского монастыря, который и поныне стоит, заброшенный, на берегу озера. Иконостас увезен в музей. Пол в середине почему-то разобран. Оказывается, внутри стояла еще одна небольшая часовенька, будто бы построенная самим Лазарем. Ее разобрали и увезли в Кижи, так что с ней мы еще встретимся.
Теперь торопимся к мысу Бесов Нос, знаменитому тем, что на нем можно видеть наскальные рисунки первобытного человека (петроглифы). Безусловно, очень интересно найти их и посмотреть. Поверхность озера абсолютно гладкая, как зеркало. По-южному ярко светит солнце. Подходим к небольшому мысу Кладовец и останавливаемся в заливчике.

Евгений Тихомиров 19.03.2018 10:26

Переезжаем на Бесов Нос, выдающийся в озеро почти на полкилометра, с белоснежным маяк
 
Повстречавшийся здесь пожилой ленинградец вызвался показать нам рисунки. Это совсем рядом. На гладко отполированном водой граните ясно различаем лебедей с очень длинными шеями, оленей, лосей, рыб. Есть и непонятные изображения. На этом мысу рисунков сравнительно немного, на соседних больше.
Снимаем на память «отпечаток» наскального изображения рыбы
Переезжаем на Бесов Нос, выдающийся в озеро почти на полкилометра, с белоснежным маяком. Мыс покрыт густым сосновым лесом, но узкая береговая полоса — голый камень. Серо-красный гранит испещрен рисунками, которые мы уже и сами хорошо разбираем. Находим основной рисунок, давший название мысу. Это человекообразное существо с короткими ногами, торчащими в разные стороны пальцами раскинутых рук. Размер рисунка около двух метров. Всего на Бесовом Носу 89 рисунков на площади около 100 кв. метров. Много их и на следующем мысу Перий Нос, отделенном от Бесова Носа бухтой с великолепным песчаным пляжем. Должен сказать, побережье здесь особенно в солнечный день имеет исключительно привлекательный вид.
Рано или поздно, однако, приходит пора прощаться с этими интереснейшими местами.
Впереди довольно серьезный переход — надо пересекать озеро, выходя к острову Большой Климецкий. Сначала идем вдоль берега, а на траверзе Сосновецкого маяка меняем курс и начинаем править по компасу.'Озеро спокойное. Вечереет. Наблюдаем красивый закат. Примерно часа через два после выхода в открытое озеро различаем в бинокль черную полоску земли. Значит, идем правильно. Озеро пересекли без всяких осложнений, очень спокойно. На острове пристали к берегу, подкрепились горячим чаем, и сразу же взяли курс на Кижи.
На пути множество больших и малых островов и островков, покрытых густым лесом. Кругом тишь и благодать, однако надо быть начеку — идущая впереди «Эврика» с полного хода вылетает на каменистую гряду. Остальные едва успевают свернуть. Общими усилиями сталкиваем лодку с камней. Кажется, отделались благополучно, течи нет. Поздно ночью заметили остров со знакомым силуэтом церкви. Для ночлега выбираем красивый необитаемый островок поблизости.
Здесь мы провели два замечательных дня. С утра — небольшой переход и экскурсия в архитектурнобытовой музей — заповедник Кижи, к обеду возвращаемся на свой «родной» островок, разводим костер (здесь — можно), ловим окуней и сорог на уху. Любопытно, что когда я зашел в контору музея сделать отметку в маршрутной книжке, выяснилось, что мы «нарушаем», так как каждый раз попадаем на остров «неорганизованно» и хуже того — «зайцами». Пришлось исправляться и брать 9 билетов для входа на остров...
Покидаем гостеприимный архипелаг и уже под вечер «высовываемся» в озеро. Онего штормит, куда там! Нашли тихую бухточку да и просидели два дня, как говорится, «ждали у моря погоды». Скрашивала ожидание, можно сказать, всеобщая и круглосуточная рыбалка.
На третью ночь как-то неожиданно ветер стих. Решили не упускать момента — быстро снялись и проложили курс на Петрозаводск. Небольшая волна лениво бьет в левый борт, вроде бы ничего страшного не предвидится. Но только дошли до середины озера, ветер стал свежеть, усилилась бортовая качка. Продолжаем идти прежним курсом. Озеро покрывается белыми крупными барашками. Лодки стало основательно переваливать с бока на бок. По всем признакам дело пахнет основательным штормом, а двигаться по большой боковой волне — дело опасное.
«Флагман эскадры» — «Эврика-2»
«Флагман эскадры» — «Эврика-2»
Поворачиваем и с попутным ветром идем в направлении Кондопожской губы. В начале ее много островков и в случае чего можно укрыться. Волна наваливается на корму, качка становится более плавной. Вскоре в бинокль уже видим на горизонте спасительные черные точки, а справа — именно там, где положено, торчит из воды верхушка маяка. Под защитой Шардонских островов качка заметно меньше, хотя ветер дует с прежней силой. Огибаем остров Суйсари и, подойдя к берегу, натыкаемся на большой новый пирс.
У первого же встречного узнаем, что здесь плодоовощной совхоз, а он сам — директор совхоза. Сразу же разговор становится деловым, и вот уже в наших лодках появляются картофель и свежие овощи (огурцы, морковка, редиска, лук). В местном магазине купили несколько буханок хлеба и кое-какие продукты. На костре приготовили великолепный обед. Уничтожив его, занялись поисками горючего. Остатков бензина до Петрозаводска явно не хватит, а купить негде — в совхозе бензина нет, машин не видно. Что делать?

Выясняется, что у кого-то здесь есть моторка, а следовательно, может быть и бензин. Проводим краткое совещание и решаем направить к владельцу моторки нашего выдающегося дипломата. Майя оправдала доверие — разыскала хозяина моторки и каким-то образом выманила у него последние 20 литров — как раз столько, сколько нужно. Говорит— очень помогла старушка, мать хозяина бензина (что значит женская солидарность!).

А ветер дует с прежней силой. Решаем выходить, имея в виду, что всегда сможем укрыться где-либо в заливчике или у острова. Идем точно по судовому ходу, срезать путь нельзя, — слишком часто по сторонам видны буруны, торчащие из воды камни. Волна большая, но пока не опасная, да понемногу и ветер сбавляет силу! Благополучно минуем пролив между островами и входим в Петрозаводскую губу. Еще полтора часа хода уже по сравнительно тихой воде и мы — в гавани Морского клуба, рядом с парусным катамараном «Капитан Уиллис» из Северодвинска. Срочно принимаем «божеский вид» и еще вечером высаживаемся на берег...

Поставили парус
Поставили парус

Описывать времяпрепровождение в Петрозаводске никакого смысла нет. Отмечу только, что осадка лодок несколько увеличилась, поскольку были приобретены кое-какие сувениры (экипаж «Эврики-2» больше, чем следовало, задержался в универмаге).

Утром 22 июня снова «выходим в море», правим вдоль берега. Погода скверная, льет дождь; спасибо хоть ветер слабый. На обед остановились около деревни Деревянное, потом, когда прояснилось, сделали еще одну остановку в конце большого залива у поселка Шокша. Здесь добывают первоклассный гранит (им облицована, например, могила неизвестного солдата в Москве). Посмотрели, как это делается. А поздно вечером зашли в замечательный залив с прекрасным песчаным пляжем и густым сосняком на берегу. Рядом поселок Шелтозеро и, что очень кстати, совхозная механическая мастерская. Дело в том, что на «Светлане» совсем разболталась валовая линия, необходимо заменить подшипник.

И дальше берег озера очень привлекательный — холмы с густым лесом. На высоких местах населенные пункты. Интересная остановка была у поселка Рыберка — здесь также горные разработки, добывают диабаз.

Тихим теплым днем снова пересекли озеро, причем правили прямо на Петропавловский маяк, хорошо видный в бинокль. Уже под вечер зашли в канал, ночью подошли к г. Вытегре и легли спать. Утром купили кое-какие продукты, а вот достать бензин не удалось; мало того, что выходной, еще и День Военно-Морского Флота! Упоминаю об этом в назидание начинающим — опасайтесь праздников!

Итак, плавание по Онежскому озеру закончено. Проходит еще несколько дней. Мы ремонтируем наскочившую на топляк «Эврику». Находим на берегу, в отвале, черепок, который вполне может быть остатком посуды первобытного человека. Достаем бензин, жаримся на солнце, собираем грибы и, разумеется, ловим рыбу. Дни заполнены до отказа. Однако всему приходит конец, — и вот наша флотилия приближается к родной череповецкой стоянке общества охотников и рыболовов.

Итоги: за 17 ходовых дней три лодки прошли 1160 км, из них по Онежскому озеру 396 км. На весь путь израсходовано 755 л бензина. Плавание прошло интересно.

Было время, когда некоторые из нас выезжали отдыхать неизменно на Кавказ или в Крым. После этого путешествия на Онего все единогласно заявили, что на Севере гораздо лучше!

Евгений Тихомиров 19.03.2018 10:29

Итоги: за 17 ходовых дней три лодки прошли 1160 км, из них по Онежскому озеру 396 км.
 
Выясняется, что у кого-то здесь есть моторка, а следовательно, может быть и бензин. Проводим краткое совещание и решаем направить к владельцу моторки нашего выдающегося дипломата. Майя оправдала доверие — разыскала хозяина моторки и каким-то образом выманила у него последние 20 литров — как раз столько, сколько нужно. Говорит— очень помогла старушка, мать хозяина бензина (что значит женская солидарность!).
А ветер дует с прежней силой. Решаем выходить, имея в виду, что всегда сможем укрыться где-либо в заливчике или у острова. Идем точно по судовому ходу, срезать путь нельзя, — слишком часто по сторонам видны буруны, торчащие из воды камни. Волна большая, но пока не опасная, да понемногу и ветер сбавляет силу! Благополучно минуем пролив между островами и входим в Петрозаводскую губу. Еще полтора часа хода уже по сравнительно тихой воде и мы — в гавани Морского клуба, рядом с парусным катамараном «Капитан Уиллис» из Северодвинска. Срочно принимаем «божеский вид» и еще вечером высаживаемся на берег...
Описывать времяпрепровождение в Петрозаводске никакого смысла нет. Отмечу только, что осадка лодок несколько увеличилась, поскольку были приобретены кое-какие сувениры (экипаж «Эврики-2» больше, чем следовало, задержался в универмаге).
Утром 22 июня снова «выходим в море», правим вдоль берега. Погода скверная, льет дождь; спасибо хоть ветер слабый. На обед остановились около деревни Деревянное, потом, когда прояснилось, сделали еще одну остановку в конце большого залива у поселка Шокша. Здесь добывают первоклассный гранит (им облицована, например, могила неизвестного солдата в Москве). Посмотрели, как это делается. А поздно вечером зашли в замечательный залив с прекрасным песчаным пляжем и густым сосняком на берегу. Рядом поселок Шелтозеро и, что очень кстати, совхозная механическая мастерская. Дело в том, что на «Светлане» совсем разболталась валовая линия, необходимо заменить подшипник.
И дальше берег озера очень привлекательный — холмы с густым лесом. На высоких местах населенные пункты. Интересная остановка была у поселка Рыберка — здесь также горные разработки, добывают диабаз.
Тихим теплым днем снова пересекли озеро, причем правили прямо на Петропавловский маяк, хорошо видный в бинокль. Уже под вечер зашли в канал, ночью подошли к г. Вытегре и легли спать. Утром купили кое-какие продукты, а вот достать бензин не удалось; мало того, что выходной, еще и День Военно-Морского Флота! Упоминаю об этом в назидание начинающим — опасайтесь праздников!
Итак, плавание по Онежскому озеру закончено. Проходит еще несколько дней. Мы ремонтируем наскочившую на топляк «Эврику». Находим на берегу, в отвале, черепок, который вполне может быть остатком посуды первобытного человека. Достаем бензин, жаримся на солнце, собираем грибы и, разумеется, ловим рыбу. Дни заполнены до отказа. Однако всему приходит конец, — и вот наша флотилия приближается к родной череповецкой стоянке общества охотников и рыболовов.
Итоги: за 17 ходовых дней три лодки прошли 1160 км, из них по Онежскому озеру 396 км. На весь путь израсходовано 755 л бензина. Плавание прошло интересно.
Было время, когда некоторые из нас выезжали отдыхать неизменно на Кавказ или в Крым. После этого путешествия на Онего все единогласно заявили, что на Севере гораздо лучше!

Евгений Тихомиров 19.03.2018 10:48

Сразу перейти через Онегу мы не смогли
 
Вот еще одно описание перехода по Онежскому озеру
http://sevprostor.ru/expeditions/ot-...u.htmlЕсли вам вдруг интересно, что же такое случилось на Вытегорском водохранилище, то я скажу вам, что ничего интересного не было. Когда я вылез и начал ругаться в темноту — оказалось, что в моей веревке запутались двое местных нетрезвых рыбаков на крошечной надувной лодке. Выпутавшись, они подошли к нам под борт, угостили меня пивом, и мы мило побеседовали о том, о сём. Самое веселое случилось в тот момент, когда рыбаки распрощались со мной и судоводитель принялся дергать стартер своего мотора. Мотор никак не хотел заводиться, лодка раскачалась, и один из аборигенов вывалился из нее прямо в воду. Но пока я бегал за спасжилетом и отвязывал байдарку, чтобы спасти бедолагу, тот уже влез обратно в их тузик, и вскорости они отбыли восвояси.
Мы же снялись с якорей днем позже. Однако сразу пойти через Онегу мы не смогли, так как в тот день сильно раздуло. На озере вообще заштормило, и стоило нам приблизиться к устью, как мы сразу же передумали идти вперед, и остановились возле деревни, стоящей там же.
К утру все затихло. Я вылез из каюты с рассветом: все кругом было окутано туманом и покрыто крупными каплями росы. Как обычно, в такую погоду стояла жуткая летняя утренняя холодина. Но день, судя по всему, обещал быть исключительно хорошим. Наташку мне будить не хотелось, и тогда я сам завел мотор, снял якорь, и пошел прочь от Вытегры — в Онегу, на которой мы раньше никогда толком не бывали, если не считать короткого перехода от Вознесенья и нескольких поездок в Петрозаводск.
Скоро мы вышли из тумана и перед нами открылись пространства озера. Конечно, Онега по сравнению с Ладогой — довольно маленькая, поэтому со всех сторон, кроме севера, я так же видел берега. Сразу бросился в глаза какой-то странный, серовато-черный цвет воды. Это было не так, как, скажем, в Баренцевом море, где вода похожа на тушь, а как-то немного по-другому. Онежская вода казалась совершенно мертвой и бесцветной. Что-то в этом было такое загадочное и даже немного пугающее.
Первое время меня жутко раздражало здешнее волнение, которое представляло собой невразумительную толчею из волн, идущих сразу с трех направлений. Нас болтало, лодка шлепала носом, мы никак не могли разогнаться. Я думал, что мы, наверно, пойдем сегодня куда-то к Бесову носу, потому что если так продолжится и дальше, то надолго меня не хватит.
Прошел час или два. Встала Наташка, огляделась вокруг, и принялась готовить завтрак. И к тому времени, как мы поели, волны мало помалу приобрели упорядоченную форму, идти стало значительно легче, и тогда я подумал, что можно, наверно, отправиться и дальше, напрямую к большому острову, который разделяет озеро в северной части на два больших залива. Разумеется, мы не могли видеть отсюда нашей цели, и идти нам пришлось по компасу.
День, как и ожидалось, выдался прекрасным. Стоял полный штиль и жара. Делать было нечего. Иногда я менялся с Наташкой, пытался спать в каюте или ходил по лодке с кормы на нос и обратно. В хорошую погоду очень приятно посидеть на носу и покурить. Там почти не слышно мотора, и только вода шуршит и булькает на форштевне, разрезающем серую озерную воду, которая кажется здесь, вдали от берегов, совершенно стерильной. Можно было подумать, что мы идем по мертвому озеру на мертвой планете до зарождения многоклеточной жизни. У меня много где возникают такие ассоциации, хотя тут, на Онеге к этому примешивалась еще и какая-то сказочность. «Мертвая вода» и все такое — ну вы понимаете.
Ближе к вечеру Наташка провела генеральную уборку на лодке, выпотрошив и намыв до блеска всю каюту и кокпит. И в скором времени настал тот счастливый момент, когда впереди из-за горизонта показался остров Большой Клименецкий. На карте там значилась удобная губа, в которой имелось много островков, возле которых можно было бы безопасно встать. Туда мы и направлялись, взяв азимут по навигатору. Все это происходило уже в сумерках. Откуда-то слева появился пароходик, как точка, с зависшей над ней горизонтальной полоской выхлопных газов; все росли и росли впереди очертания берега. Больше ничего интересного так и не случилось.
Видимо, причиной той тишине, которая стояла вокруг того места, где мы встали на якорь, была осень. Нигде не было видно других лодок и не слышалось никаких звуков. Мы находились в обширной губе Конда, возле маленького островка, сложенного из мелких булыжников и поросшего деревьями. В прозрачной стеклянной воде под нами виднелись все те же округлые булыжники. Конечно же, мы отправились на остров, на котором нам очень хотелось найти грибов. О рыбалке тут я даже не помышлял.
В полнейшей тишине мы шуршали галькой, высадившись на сушу, потом шуршали травой, когда оказались среди деревьев — берез и кривых узловатых кустарников. Грибов тут не было — только немного брусники росло на кочках. Кое-где из земли торчала старая колючая проволока, виднелись окопы. Может быть, все это осталось тут еще со времен Великой Отечественной? Однако места эти явно были очень посещаемыми.
Мы встретили тут несколько брошенных туристских стоянок. На берегу Клименецкого также виднелась старая разрушенная церковь, которая, должно быть, в сезон привлекала сюда огромное количество народу. Когда совсем уже потемнело, то возле другого берега залива я разглядел тусклый огонек, горящий на чьей-то лодке, также остановившейся там на ночевку.
На следующий день нам предстояло пройти как можно больше, так как мы хотели скорее оказаться в Медвежьегорске. Двигаться решили через Кижи, так как грех было не взглянуть на эту популярную достопримечательность, оказавшись в Онежском озере. Поэтому утром мы стали обходить Большой Клименецкий с запада, чтобы пройти мимо Кижей прямо по судовому ходу, так как Онего в этих местах становится мелким, с резкими перепадами глубин и большим количеством подводных камней.
Все здесь казалось каким-то маленьким и декоративным. Едва войдя в пролив между островами, мы начали встречать множество катеров и круизных лайнеров, сновавших тут во все стороны. Вокруг виднелось множество деревень с богатыми домами, жителям которых, конечно, было удобнее всего перемещаться на лодках. Так мы дошли до Кижей, стоящих на одноименном острове.

Евгений Тихомиров 19.03.2018 10:50

на завтра намечалось улучшение погоды и переход к Повенцу — в Беломоро-Балтийский кан
 
Честно говоря, на меня это место особого впечатления не произвело. Да, тут собраны уникальные памятники деревянного зодчества, однако, со стороны музей смотрелся очень ненатурально. Деревянные домики и церкви были расставлены квадратно-гнездовым способом посреди стриженных зеленых газонов и, на мой взгляд, совершенно не воспроизводили картины старинного быта местного населения. Самая известная и самая большая церковь с кучей куполов в данный момент находилась на ремонте, и стояла вся огороженная лесами и различными вспомогательными конструкциями.
Мы прошли мимо этого всего, Наташка пофотографировала достопримечательности, и где-то через час, преодолев все хитросплетения судового хода, мы оказались в Заонежском заливе.
Теперь наш путь лежал на север. Опять я почувствовал некоторую тесноту: кругом было видно берега, какие-то мелкие островочки; часто нам встречались деревеньки, в которых происходила какая-то своя жизнь. Так мы добрались до острова Березовца, что находится рядом с полуостровом Клим. Место было исключительно защищенным, поэтому тут мы и встали. Как и в прошлый раз, перед сном мы ходили по вытянутым маленьким островкам, смотря на мелкую гальку, уходящую далеко под прозрачную серую воду, и снова поражались игрушечности Онеги.
Со следующим переходом нам тоже повезло, так как подул попутный ветер. Мы двигались в сторону Медвежьегорска под парусом и мотором одновременно. Залив становился все уже, и вот уже впереди показался его конец. Там виднелись домики и портовые краны. Глядя на карту, я совершенно не мог понять, где нам тут лучше остановиться. Залив здесь имел совершенно ровные берега без всяких укрытий. Так мы минули крохотную частную стоянку с несколькими катерами, прошли еще немного, и встали прямо возле берега, с которого к воде спускалась дорога. За деревьями виднелись довольно богатые частные дома. Видимо, это был пригород. Во всяком случае, с воды нам казалось, что до самого города — буквально рукой подать.
В тот день на берег я не поехал, и запланировал это на утро. Ночью раздуло еще сильнее, лодку заболтало, и я даже немного напрягся, но, в конце концов, все успокоилось. Я не помню, что за дни недели тогда были, но у дороги и вечером и с утра собирались местные. Они ходили туда купаться и просто смотрели на озеро. Наверно, обсуждали и нас. Я с гордым и независимым видом подгреб к этому месту, вылез на лежащую в воде бетонную плиту, переобулся, и так же невозмутимо отволок байдарку в кусты, сопровождаемый любопытными взглядами игравших здесь же детей.
Бросив байдарку и поднявшись по дороге, я оказался посреди дачного поселка. Главная улица тянулась параллельно берегу в сторону, где должен был находиться город. Я все шел и шел мимо здешних домов. Скоро мне стало жарко. Удивительно, какая разная все-таки температура на озере, и тут. Или, может, это просто ощущение? Так я добрался до шоссе, а потом оказался в самом Медвежьегорске.
Шоссе так и шло через город среди обшарпанных домов, мимо «Серого Рынка», названного так потому, что он находился в сером здании; мимо зеленого танка на площади, и уходило куда-то вдаль, за реку. Тут, как я выяснил позднее, есть еще и «Красный Рынок», который, соответственно, находится в красном здании. Мне же предстояло найти здесь фальшфееры, спасжилеты, конец Александрова, и купить продукты. Вещи, касающиеся обеспечения лодки, были нужны нам потому, что где-то на Беломорканале нас должны будут проверить. То ли инспектор находится при входе в канал, то ли при выходе — я точно не знал этого. Но о том, что проверка будет вестись с пристрастием, в интернете писали абсолютно все.

Ни фальшфееров, ни дешевого спасика, я так с ходу не нашел. Впрочем, тут оказалось много рыболовных магазинов, которые в один прием не обойдешь. О наличии же охотничьего магазина мне никто подсказать не мог, и похоже было, что его тут просто нет. Как же так? Кругом сплошная рыбалка и никакой охоты! Вроде бы мне требовалось еще найти управление Беломорканала, но я точно не знал, где оно находится, да и особым желанием туда заходить и что-то там согласовывать — не горел. Будь что будет, - думал я, - как-нибудь все само рассосется в Повенце у первого шлюза. Вообще, я читал, что там могут потребовать какой-то атлас канала, и что в этом самом управлении он, мол, и продается. Ну ладно, там видно будет. С этими мыслями я распахнул дверь продуктового магазина.
Вообще, надо признаться, Медвежьегорск уже не производил на меня столь умилительного впечатления, как, например, вологодские городки. Было тут как-то неуютно и безлико. Впрочем, я по-прежнему видел вокруг себя множество довольных и счастливых людей, толпы детей на велосипедах, дедков с палочками, мамаш с колясками, мужиков в камуфляже. Обычный такой город, вроде бы. В своих чувствах к Медгоре я не разобрался.
На следующий день мы переставили лодку ближе к городу, к какой-то речке, текущей сквозь гаражный массив. Да! Вот что еще бросалось тут в глаза, так это полнейшее отсутствие лодок у местных. Тут, конечно, рыбачил кто-то на паре моторок, да шастала вдоль пляжа надувная гребнушка, но только и всего. На контрасте с другими местами это казалась нам очень странным. Даже когда я подошел на байдарке к нескольким лодочным гаражам, стоящим на отшибе того массива, то увидел тут одну единственную лодку.
Я вновь отправился в город, и на этот раз мне удалось найти все, что нужно. В одном из рыболовных магазинов я купил фальшфееры; на базаре нашелся очень дешевый спасжилет в виде такой хреновины, надевающейся через голову на грудь; и в строительном магазине я купил веревку для бросательного конца. Для него же в рыболовном были куплены поплавки от сети.
На второй ходке я взял с собой канистры, и когда подходил к берегу, то в устье речки меня окликнул кто-то из обитателей странного отдельно стоящего дома. Человек предлагал мне оставить лодку тут, за забором, и оказалось, что это местная база ГИМС. Я был очень рад такой встрече, ведь теперь я смогу все узнать о Беломорканале из первых уст. На мои вопросы мне отвечали, что там все так же, как и везде, и что я совершенно зря переживаю, беспокоиться о прохождении канала не стоит. Мы, конечно, поговорили о нашей лодке, о том, о сем, и скоро я ушел вместе со своими канистрами вызывать такси.
На этом мое общение с Медвежьегорском заканчивалось. Все-таки он оказался не таким уж и унылым, как мне думалось сначала. Да, конечно, тут не так интересно и душевно, как в какой-нибудь Лахденпохье. Но все-таки и тут живут обычные нормальные русские люди. Ближе к вечеру мы собрались, подняли якорь, и отправились к недалекой защищенной стоянке. По прогнозу обещали усиление ветра, и мы предпочли спрятаться в узком заливе Кумсагуба, лежащем километрах в десяти на юго-восток отсюда.
У входа в губу располагался крошечный островок, возле которого мы встали на ночь, и на который, конечно, сходили погулять. Как и все на Онеге он был реально маленьким, и покрытым лесочком, таким же игрушечным, подстать самому острову. Мы там, вроде бы, даже нашли какие-то грибы. Вечером выяснилось, что с нашей печкой начались проблемы. Видимо, она забилась, и уже скоро мне предстояло как-то чистить ее. Но сейчас было лень.Под утро же, как и обещал прогноз, сильно раздуло. В утренних сумерках мы подняли якорь и быстро перебежали поглубже в губу. Ветер тут дул так же сильно, но волны никакой не было. Печка при таком ветре все-таки загорелась. В каюте стало тепло и уютно — мы снова легли спать. А на завтра намечалось улучшение погоды и переход к Повенцу — в Беломоро-Балтийский канал, который почему-то представлялся нам неким бетонированным желобом, прямым как линейка и идущим прямо среди бесцветного болота. Что же, скоро мы узнаем, как же он выглядит на самом деле. Если нас туда вообще пустят, хе-хе.

Евгений Тихомиров 20.03.2018 10:54

Не большой поход по Ладоге
https://www.avtorinok.ru/articles/bo...h-aid_512.html
На катере "Корсар" вокруг Ладоги за 14 часов!
Каждый отдыхает, как может. Мы же, проснувшись рано утречком и выпив по чашечке ароматногокофе на стоянке катеров клуба Франкарди, что на Большой Невке, отправляемся прогуляться вокруг Ладоги (древнерусское название - Нево) Это самое большое озеро Европы. Его размеры примерно: 60 на 100 морских миль, что вполне достаточно для малого моря с пресной водой. Его средние глубины в 3,6 раза больше, чем в Азовском море, а максимальные - в 16 раз! При скорости ветра более 18 метров в секунду высота волн достигает здесь более 6 метров. Именно в Ладоге произошла одна из крупнейших катастроф в истории мореплавания. 16.09.1941 года разбушевавшиеся стихия разбила баржу №725, и погубило около 1000 жизней. По числу жертв оно сравнимо с крушением “Титаника”…
Итак, дав поработать несколько минут на холостых оборотах моторам, трогаем наш 6-метровый катер RIB - Roger 600 с надувными бортами. Проходим правым бортом крейсер “Аврору”, берем лево руля и идем по реке Неве со скоростью 60 км в час. На катере стоят два спаренных мотора Selva встречного вращения, по 80 л.с. каждый, что дает мощный упор, но в целях экономии топлива мы поднимаем один мотор из воды, и топаем на втором. Наш RIB загружен по полной схеме. На поход мы запаслись топливом и залили полными оба стационарных бака по 300 литров каждый, что обеспечивает дальность хода более 1000 километров, кроме того: еда вода, вещи, аварийный запас «идешь-на-день-готовься-на-неделю» и т.д. Всего с экипажем из двух рулевых под тонну груза. До Ладоги что-то около 70 км и мы наслаждается скольжением по ее текущим навстречу водам. Благодать.
Здесь надо отметить, что это наша третья попытка пройти Ладожское озеро вдоль его берегов за один день. В первом случае, на пятом часу работы двигателей, российский бензин растворил импортные топливные “бензостойкие” шланги, и труха от них забила топливную систему двигателей. Чистка, промывка, продувка обратный путь. Во втором случае, после замены импортных топливных шлангов на отечественные, на 150 километре пути моторы начали работать с перебоем. Причина: топливо из внутреннего бака стало поступать с пузырьками воздуха, это было хорошо заметно благодаря прозрачным топливным трубкам в итальянских моторах SELVA. Стало ясно, что при движении по метровой волне бензин смешиваясь с воздухом, поступает в топливопровод в пузырьковом состоянии, а на бензиновой газировке моторы стали работать не стабильно. Переключили подачу топлива от второго полного бака, и пошли в обратный путь. Потом пришлось сделать маленький расходный бачек, в который топливо качается из основных баков «под крышку» бензонасосом.
Неву прошли довольно быстро и после прохода извилистого фарватера Петрокрепости, оставляем справа Кареджский риф. В Ладоге метровая волна. Наш RIB в состоянии «баржа» отказывается идти по такой волне на одном моторе и поэтому приходиться подключать второй. Несемся по этой метровой встречной волне к восточному берегу до которого около 80 км. Озеро пустое. На скорости 50-55 км в час, справа оставляем; банку “Северная головешка” и банку “Сухская”. Волна немного уменьшается. Подняв один из двигателей из воды заметили, что скорость катера упала на 5 км/час., никаких прыжков и скачек, катер ровно идет, разбивая в белую пену встречные волны. Под нами глубины от 10 до 40 метров. И вот на горизонте показался Табановасский маяк. Восточный берег встречает нас полнейшим штилем. Наблюдаем довольно много рыбаков, которые промышляют сетями. Они весьма недовольно относятся к нам, неожиданно быстро появившимся от другого берега. Наша скорость около 60 км в час. По облачному небу видно, что штиль здесь продержится недолго. Остановились, чтобы осмотреться и перекусить. Топливные шланги и фильтры в порядке, моторы работают ровно. Обед. Куски запеченной буженины с хлебом запиваем квасом, затем, съев по спелому яблочку, двигаем дальше.
Примерно час спокойно скользим по водной глади вдоль восточного берега, оставляем справа поселок Видлицы, и идем на северо-запад вдоль небольшой волны. Через 60 км у острова Мантсинсаари берем курс 333 градуса. Ветер отходит, и мы несемся по встречной опять метровой волне, которая на многие метры разлетается в стороны, взрываясь под быстро идущим катером. Наш путь проложен через остров Рантасаари, который находится в 30 км от нас. Под нами сто метровые глубины. Встречная волна растет и бьет в правую скулу катера. Ее брызги пролетают над рубкой и изрядно поливают наши непромоканцы. Теперь на нас «дышащие», в них комфортно, а вот раньше, в обычных, на высокой скорости было совсем не жарко.
- Мы потеряли руль! вдруг кричит рулевой.
Как можно потерять руль на нашем катере? Когда его на нем никогда не было. Оказывается, от тряски и прыжков открутилась тяга рулевого гидроцилиндра.
- Представляешь, держу курс по стрелке навигатора, а катер идет совсем в другую сторону, - рассказывает рулевой.
Штангу прикрутили и тронули дальше. Волны сначала нарастают до полутора метра, и наша скорость падает до 35 км в час. Проходим мимо нескольких островов. У северного берега волны теряют свою силу, и на отметке 061є35,08' N и 031є09,44' E делаем поворот, обходим какой то остров и держим обратный путь через Валаам, до которого около 20 км. Время 16:00. Теперь ветер дует нам в спину, его сила 15 17 метров секунду. Наблюдаем, как зарождаются ладожские волны из водной зыби. Сейчас нам с ними по пути. И через пол часа, разминувшись с двумя небольшими пассажирскими судами, оставив слева поклонный крест, подходим узким фарватером к причалу Валаамского монастыря. Здесь благодать ни свиста, ни ветра. Святые места. Проделав небольшой променад, отправляемся в путь.
18:00. На выходе с островного фарватера снова встречаем те же пассажирские суда они возвращаются назад. Волнение усиливается, и их капитаны решают не рисковать. Правильное решение. Мы, на безопасном расстоянии обходим остров, и берем курс 180є, т.е. “чистый юг”. На данный момент нами пройдено по Ладоге 300 км и по Неве 70 км, осталось пройти до истока Невы 160 км, чем мы сейчас и займемся. За время перехода добавили пару раз масло в моторы и закрепили рулевое устройство. Оба мотора работают нормально. Вот только впереди настолько “чистый” горизонт, что совершенно ясно, что край земли там. И мы идем к нему.
С каждым десятком километров пройденного пути волны возрастают, а наша скорость падает. В принципе, уже заметно облегченная лодка обгоняет волны, но с трудом «едет в горку», взбираясь на спину попутного гребня. Высота волн уже 2 метра, трудный «путь в гору» становится заметным препятствием для хорошей скорости, которую приходиться сбавлять до - 40 км в час. Через пару часов хода высота волн возрастает до 2.5 метра и нам приходится почти идти с их скоростью - 25 км в час. А чтобы обгонять волны, и держать среднюю скорость 35 км/час, нам требуется, разогнавшись с одного водного вала искать для приземления место поровнее. Наш катер, спроектированный для рыбаков Дальнего Востока ведет себя достойно. Баллоны, в носовой части корпуса при ударе об воду ощутимо смягчают этот удар, превращая его в мягкий толчок. И это понятно, потому что в океане такие волны это почти штиль. Во время такого движения рулевой принимает стойку горнолыжника, который совершает спуск с крутой горы. Удержаться за рулевой стойкой помогает специально спроектированное сидение рулевого, которое скорее напоминает турникет, но именно благодаря ему, при прыжках и сильных боковых ударах на скорости, рулевой не вылетает с катера. Время идет, волны растут, но расстояние между нами и Невой сокращается. Волны уже явно выше нашего фирменного флага развивающегося над свинцовой Ладогой. Они идут не ровной шеренгой, как в море-океане, а хаотичными холмами, пену с которых срывает ветер. Это явление на Ладоге не редко и называется «сулой». Ладога зло смеется, широкими улыбками пенных гребней над глубокими темными ямами между волн. Ярко желтое солнце на мгновение появилось между черными тучами и темными водами, и скрылось за горизонтом. Показалось, что навсегда. Стемнело быстро.
До Невы еще 50 км по водным барханам. Один из моторов стал капризничать, не набирая положенных 4000 оборотов. Но, тем не менее, среднюю скорость удается держать 35 км в час. Идем “тупо по-солдатски” по стрелке навигатора GPS, который исправно показывает на ранее внесенные в него точки. Не видать ни зги! Только свет от шкал приборов и навигационных огней. Слушаемся самих себя, если отклоняемся назад, значит несемся с волны, если падаем вперед, значит врезались во впередибегущую волну, и в обоих случаях следует крепко держаться за поручни. Наконец показался Осиновецкий маяк, мигающий красным светом. В метре слева мелькнула рыбацкая вешка с красной тряпкой лишь бы не налететь на железный буй.
Через полтора часа мы уже идем по освещенному фарватеру Петрокрепости. Один из моторов отказался работать вовсе, и мы, решив оставить эту проблему до утра, швартуемся у стоянки местного ГИМСа около 12 часов ночи. Если учесть, что остановка у монастырского причала острова Валаам заняла около одного часа, то на весь 530 километровый путь ушло 14 часов, и средняя скорость составила около 40 км в час. При этом волнение было до 4 баллов. Хочется сказать, что мы чувствовали себя весьма уверенно в этом переходе, поскольку наш катер с двумя моторами имеет категорию плавания “B” по международной классификации, а это обозначает район плавания с волной до 4-х метров, что мы и проверили. Годится!

Евгений Тихомиров 20.03.2018 10:55

09:00. Выспались. Утром, сначала позавтракали, заменили топливный фильтр, и уже через
 
09:00. Выспались. Утром, сначала позавтракали, заменили топливный фильтр, и уже через час были на родной стоянке.
Поход показал, что разумно в таких переходах использовать два мотора встречного вращения одновременно. Во первых, скорость загруженного катера при 5500 оборотах двух двигателей с шагом винта 15 дюймов 60 км в час. Плюс к этому мы имеем колоссальную экономию топлива, когда, разогнав полуторатонный катер, выключаем один из двигателей и поднимаем его из воды. 25 литров бензина на 50-60 км или 0,5 литров топлива на 1 км пути для двухтактного двигателя! К тому же повышаем моторесурс обоих двигателей, и безопасность плавания.
Следующий наш шаг это катер со стационарным дизельным высокооборотистым двигателем. Удача с нами!

Евгений Тихомиров 20.03.2018 11:04

Путешествие по Ладожскому озеру на катере (Часть 1)
 
Я подумал о том, что для тех, как я, кто первыйй раз окажется на Ладоге необходимо представлять, что можно посмотреть там.
http://www.victorkas.com/www/OTCHETI/LADOGA_KATER_1.php
Путешествие по Ладожскому озеру на катере (Часть 1)
Содержание и быстрый переход:
Мы отправляемся из маленькой бухточки поселка имени Морозова и отправляемся на самый север Ладожского озера, в район города Сортавала. Наш путь пролегает по западной стороне озера. 70 процентов путешествующих по Ладожскому озеру из Санкт-Петербурга заканчивают своё знакомство с Ладогой на острове Валаам. Валаам прекрасный остров, с интересной историей, значимыми событиями, красивой православной архитектурой, про Валаам можно рассказывать долго и мы так же посетим его, но основная цель нашего путешествия,- это красоты Ладожских шхер, величие Ладожских закатов, «архитектурный музей под открытым небом» - город Сортавала.
Ладожское озеро
Выезжать на катере в Ладогу лучше всего в последнюю неделю июня – первую неделю июля. Это самый спокойный, красивый и теплый период, но, в любом случае, нужно быть готовым к любым неожиданностям. Ладога не прощает небрежного к себе отношения, она как единый живой организм и таит в себе огромное количество загадок. Много в ней необъяснимого, мистического, начиная с собственного имени: Нево; Альдога и т.д., и заканчивая огромным количеством рассказов очевидцев об НЛО, барантидах и т.д. Ладожское озеро самое крупное озеро в Европе. С севера на юг протяженность более 200 км, а с запада на восток более 120 км. Наибольшая глубина в озере 233 м. Интересно отметить, что на юге озера очень мелко, а в его северной части очень глубоко, поэтому при "северном" шторме в южной части Ладоги происходит "мясорубка". Из-за резкого перепада глубин, волна как бы ломается и загребает под себя все, что попадается на пути. Ну, а при южном ветре на севере, помимо больших волн, есть еще возможность разбиться о неприступные скалы. Так что лучше в шторм не попадать, ну, а если не повезло, то спокойно переждать в ближайшей бухточке, коими изобилуют великолепные Ладожские шхеры.
Если у вас есть достаточно времени для не быстрого плавания, то у вас будет возможность наблюдать плавность перехода линий берега от песчано - тростникового к резко очерченным, скалистым, иногда неприступным утесам.
Но так как мы отправились на быстроходном катере, то по истечении пары часов мы уже видим перед собой остров Коневец.
азывается он так в честь конь - камня, языческого места поклонения корелов и финнов, приносивших ежегодно в жертву коня. Да и сам валун напоминает морду лошади. Этот остров - яркий представитель уживания на одном острове созидателей (монахов) и разрушителей (военных). На севере острова разрушенная база, затопленные радиоактивные корабли, а на юге - Монастырь. Те, кто хочет посмотреть на Монастырь, делают как я, пропускают его справа, если движение из Санкт- Петербурга в сторону Приозерска. Теперь небольшая справка о Монастыре, который был основан в конце 14 века преподобным Арсением Коневским из Новгорода Великого. В 1398 году была заложена церковь во имя Рождества Богородицы, располагавшаяся на берегу Ладоги. Однако, уже в 1421 году, из-за наводнения, Арсений переносит монастырь на более высокое место, где он находится и по сей день. Дважды, в 1577 и 1610 годах, шведы захватывали остров. После разорения в 1610 году, остров Коневец до окончания Северной войны, находился под шведским владычеством, собор был практически разрушен. Сохранившиеся сегодня постройки были возведены, в основном, в 19 и начале 20 века. На эту пору и приходится самый расцвет монастыря. Сюда приезжали император Александр II с семьей и свитой, писатели Лесков, А. Дюма, Ф. Тютчев и Немирович-Данченко. Во время переворота 1917 года монастырь не пострадал, так как оказался на территории, получившей независимость Финляндии. Перед Советско-Финской войной на острове разместились штаб (в каменной гостинице) и две батареи береговой артиллерии финской армии. С началом войны часть утвари была вывезена, но большая часть осталась - иконостасы и колокола всех церквей, кроме звонов Казанского скита. В 1941 году, когда остров опять стал принадлежать Финляндии, часть иноков вновь прибыла на остров, пытаясь возродить монашескую жизнь. Все храмы, кроме Никольского, к тому времени были полностью разорены. 19 августа 1944 года последние из братии навсегда покинули остров, отошедший к Советскому Союзу. После периода скитаний 32 коневских инока обосновались в усадьбе Хнекка коммуны Кейтеле, где монастырь просуществовал до 1956 года. 31 августа 1956 года девять, оставшихся в живых монахов, переехали в Ново-Валаамский монастырь в Папинниеми, взяв с собой чудотворную Коневскую икону. Сейчас Монастырь ожил, благодаря притоку верующих и просто туристов.
Приозерск. Крепость Корела. Ладожское озеро
Буквально в 20 минутах от острова Коневец расположен город Приозерск (он же Корела, он же Кёксхольм, он же Кякисалми). Краткая история города.
Остров Рахмансаари. Баржа. Ладожское озеро
Направляясь из Приозерска в сторону шхер по западной стороне, мы достигли одного из островов, которые могут поведать много интересного о том, что происходило на Ладоге. Эти острова, они как старожилы, которые рассказывают встречным путникам историю своей жизни. Вот, например, остров Рахмансаари. Этот остров поведал нам о том, что в сентябре 1941 года, с 7 по 10 числа , здесь велись ожесточенные бои. Финские офицеры не раз предлагали советским морякам сдаться, но они дрались до последнего патрона. Погибшим морякам крест поставили сами финны. Что случилось с памятником в наши дни, рассказывать не хочется. Но огромное спасибо нашим патриотическим клубам, если бы не они, рассказывать было бы не о чем. В Ладоге практически нет такого острова, который бы не имел военно-исторической подоплеки. Практически у каждого есть своя история свои особенности.
Остров Пуутсаари. Пуутсаренсалми. Ладожское озеро
Пройдя еще около часа, мы попадаем в «сердце» Ладожских шхер, перед нами открывается величественный остров Пуутсаари(остров деревьев). Здесь можно посетить недавно восстановленную церковь или подняться на вершину острова к «Поклонному кресту». Именно, на этом острове, одном из немногих добывали красивейший серый гранит для Санкт-Петербурга. Своей историей остров обязан Сергиевскому скиту, а затем, и монастырю. Скит был приобретен в правление игумена Дамаскина (Кононова) в 1866 году в числе других островов Северного Приладожья как древняя монастырская собственность и местность, освященная иноческими подвигами. Финские власти возбудили судебное дело о расторжении сделки, опираясь на финские законы, по которым монастырям приобретать землю на территории Финляндии, было запрещено. Судебные разбирательства длились до 1869 года, когда в дело вмешался сам император Александр II. Так как он был правителем Великого княжества Финляндского, то, разумеется, имел право владеть финскими землями. Он приобрел остров на свое имя и, затем, передал его Валаамскому монастырю. В 1878 году был утвержден за Валаамским монастырем в вечное владение. С переходом в собственность монастырь получил название "Сергиевский" в честь преподобного Сергия - Валаамского чудотворца. Строительство скита осуществлялось трудами монастырской братии в правление игумена Гавриила (Гаврилова). Каменная церковь с колокольней построена по проекту архитектора В.И. Баранкеева из красного кирпича монастырского производства на гранитном основании, камень для которого добывали в ломках на самом острове.
Сергеевский скит на острове Пуутсаари. Ладожское озеро
Хотелось бы еще отметить, - остров обладает целебными свойствами, положительной энергетикой. Приезжайте и убедитесь сами, но, ради Бога, без вандализма и дикостей, это святое место. И еще один момент, на острове велись бои и были расположены «огневые точки», поэтому велик шанс напороться минимум на колючую проволоку.


Текущее время: 01:50. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС