Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 28.06.2018 10:31

На правой стороне деревня руская Ворожейкина, от протоки 28 верст. А та деревня стоит на красном месте, на яру, от Кецкого острога первое житье по всей реке Кети, и хлеб всякой родится много. А в присуде та деревня к Маковскому острогу. А живут в той деревне крестьян 6 человек; и от той деревни до Маковскаго (острогу) сухим путем езды сутки, а водою двои сутки.
На левой стороне Кети яр, от деревни 2 версты.
На правой стороне речка Миндын, от яру верста, а та речка вытекла из реки Чюлыму.
На правой стороне Кети яр Горелой, а повыше того яру с четверть версты озеро Горелое, от речки Миндын 10 верст.
Июля в 6-й день. На правой стороне яр Дрягин, да повыше того яру курья Дрягинова, от яру Горелова 16 верст.
Да на правой стороне курья Журавлиная, от яру Дрягинова 30 верст.
На левой стороне Кети речка Мутная, от курьи Журавлиной 5 верст. На той же стороне бор Пушкин; а на том бору [82] ростет лес сосняк, елник, березник и иной; от речки Мутной 4 версты.
На левой стороне курья воеводы Енисейскаго. А та курья потому словет, что на воеводу Енисейскаго рыбу ловят; от бору Пушкина 5 верста.
На правой стороне яр, а на том яру зимовье, а зимовал на том яру тоболской сын боярской, а ехал из Тоболска с государевым с запасом в Енисейской и тут замерз; от курьи 30 верст.
Июля в 7-й день. На левой стороне Кети озеро Окуневое, от яру 3 версты. На той же стороне яр Бобровой, а меж того яру речка Бобровна, от озера 5 верст.
На левой стороне Кети яр, от яру Боброваго 5 верст. А повыше того яру с версту на той же стороне яр Павлов, а на том яру зимовье, а зимовали на том яру тоболские казаки для того, что плыли с государевым запасом в Мангазею и тут замерзли и зимовали. А по конец того Павлова яру курья Павлова.
На правой стороне вышла из Кети Старая Кеть и опять впала в Кеть; от яру Павлова верста.
На левой стороне яр Высокой, а на том яру ростет лес сосняк, елник, от Старой Кети 3 версты. А по конец того яру Высокаго речка Маковка; а течет та речка Маковка из болот и впала в Кеть. А повыше той речки с версту, на той же стороне, урочище Маковки. И от той речки Маковки до Маковскаго острогу 4 версты.
В Маковской острог приехали июля 7-го.
И понеже здесь воденой путь и реку Кеть оставили вправе, к полудню, и здесь скончалось и жилище народа Остяцкого, пристойно будет здесь писати вкратце и описание реки Кети, откуда вершины ея, и иная, которая к тому належат, так же про веру и обычаи Остяков.
Река Кеть (См. примечание 5-е: “Плавание по р. Кети”.) (По остяцки и по татарски река Кеть именуется такожде.) и вершины ея текут издали, из степи близ [83] Красноярского острогу, однакожде от Маковскаго острогу вверх по ней струги великие не плавают для того, что вода живет малая. А от Маковского острогу еще три днища есть деревня руская при береге Кети, а при вершине ея живут Татары — Киргизы и иные. Длина Кети немалая, потому что от устья ея, где падет в Обь, плавают вверх воды недель по шести и по семи. А из Маковскаго острога, сказывают, что до вершины ея будет плавания столко ж. А ширина ея, где впадет в Обь, теми устьями немалая: каждое устье будет болши Москвы реки. А в Маковском умаляется. И глубина ея немалая до Маковскаго острогу, а рыбы живут всякия, потому что многия реки в нее впадают, и соры, и озера (По Кети разные цветы и травы шипок или лиюм, карвалиюм, иные коренья и травы.). Толко сия река зело тосклива, для того что жилья по ней нет от Кецкого острога до Маковской деревни Ворожейкиной, недель с пять и болши, опричь Остяков. И тех немного для того, что прежде сего было их множество великое; а почали воевать между себя и в тех драках много погибли; а иные от мору и от глада примерли, что и в прошлых годах такой глад у них был, что иные из них детей своих поели. А опричь того, река Кеть тоскливая ж для того, что по ней ни елани, ни поля нет, толко лес непроходимой, болота и озера; и для того в Кети вода черная, а места сухого мало, однакожде можно б быть в четырех и в пяти местах жилищам для того, что и прежде того в тех местах жилище было.
Но про реку Кеть доволно, а ныне про Остяков напишем.
Народ Остяцкий древний, как и иные разные народы царства Сибирскаго. Жители все те от Скифов произведены суть, которые Скифе после потопа от Иафета, Ноева сына, поколение свое имели. И для того и обычай их, и просто нравии. И идолослужение их, как из начала, от исполина Неврода приняли, так и держут. Сами себя именуют своим языком, которые по Оби живут и по Иртышу, Кандаях, а Нарымские и Кецкие именуют же себя Чугулы. А жилище их начинается от Иртыша и до устья реки Иртыша, где впадет в Обь, и потом по [84] Оби на низ до Березова и до Окиянскаго моря и вверх по Оби реке до Томскаго города, также и по Кете реке до вершины ея. И то место есть немалое. Толко и у них хотя и един народ и вера одна, однакожде языки у них, живут разные, на силу друг друга выразумеют. Сей народ есть, который от греческих и латинских историков имянуется ихфиофаги (хотя об них они толко слухом слышали), се есть рыбоядцы, потому что все Остяки ловят рыбу всякую множество много. И иные и сырую едят, а иные сушат и варят; однакожде соли и хлеба они не знают, опричь рыбы, да корень белой, сусак, которой они летом собирают в запас, сушат и зимою едят. А хлебом не могут жить. А которые насытятся хлебом, и те помрут. А жилище их — юрты. И не токмо для ради прокормления своего рыбу ловят, но и платье себе из рыбной кожи делают и сапоги, и шапки. А шьют их рыбьими жилами. А ходят они в лодках в самых легких, деланы деревяныя, сидят по 5 и по 6 человек и болши. А всегда при них луки и стрелы есть, всегда готовы к бою. А жен у них множество, сколко хотят, столко и держат. Но про них писали и во иных местех, и ныне напишем опять путешествие наше, се есть Маковской острог и волок Маковской до Енисейска (См. примечание 6-е: “Енисейский острог”.).

Евгений Тихомиров 29.06.2018 10:08

Путешествие Спафапмя
 
Продолжим читать описание!
https://history.wikireading.ru/125674
Маковский острог , поставленный на волоковом участке пути с Оби на Енисей, «стоит на красном месте, на Кете реке, на яру, левой стороне; а во остроге церковь, а дворов с 20, и тут дощаников и каюков зело множество разбитых и целых, потому что здесь пристанище великое государевым людям . А с полверсты от острогу есть слобода торговых людей , и тут амбаров множество построено для ради того , что торговые товары тут кладут и после того ходят через волок » (36, с.57). Все эти товары по зимней дороге перевозили в Енисейский острог .
Спафарий прошел путь от устья Иртыша до Маковского волока за 8 недель и 3дня. Но, вероятно, он как посол пользовался всякими преимуществами и ему выделяли лучшие суда и лучших гребцов.
Подробно останавливается Спафарий на этнографической характеристике остяцкого народа (хантов): «Народ остяцкий древний, как и иные разные народы царства Сибирского. Жители все те от скифов произведены суть ». Остяки «рыбоядцы», «соли и хлеба не знают, опричь рыбы, да корень белый сусак… И платье из рыбной кожи делают, и сапоги и шапки, а шьют их рыбьими жилами, а ходят они в лодках в самых легких, деланы деревянные, сидят по 5 и по 6 человек и болши. А всегда при них луки и стрелы… А жен у них множество , сколко хотят, столко и держат» (28, с.137).
Спафарий отмечает отсутствие достоверных сведений об истоках Енисея, но приводит одно поэтическое (правда, абсолютно неверное): «А не пишем про Енисей и для того , что вершина той реки не знается откуда начинается, только сказывают, что вершины ее недалеко от обских. И слышатся лебеди, когда крычат, от вершины Енисея и до вершины Оби, как иноземцы сказывают» (28, с.138).
Упоминает он и об енисейских писаницах на береговых утесах, хотя сам их не видел: «А до большого порогу не доезжая есть место, утес каменной по Енисею. На том утесе есть вырезано на каменю неведомо какое письмо и межь писмом есть и кресты вырезаны, так же и люди вырезаны, и в руках у них булавы, и иные многие такие дела… А никто не ведает, что писано и от кого. И за тем местом начинается страшный порог по Енисею, по котором никто не смеет ходить на судах, потому что утесы высокие по обеим сторонам стоят. Только ходят дорогою и обходят тот порог по пять дней» (36, с.58).
Плавание по Ангаре было трудным и опасным из-за «великие ради быстрины и больших порогов и необычных… а судовой ход тяжек и нужен, река Тунгуска (Верхняя или Ангара. — М.Ц.) быстрая, и пороги великие».
Именно грозные ангарские пороги произвели на него огромное впечатление. Он дал описание четырех наиболее опасных. Первым из них был Тунгусский, или Стрелочный, порог: «В том месте каменья по всей реке великие, и вода зело быстра, и волны великие от камени; только есть небольшие порозжия места, где камней нет, и в те места дощаники проводят канатами великими и бечевами человек с 50 и болше».
Второй Мурский (Муринский) порог лежал в устье реки Муры. «А того порогу версты с две. На том месте каменья великие и вода зело быстрая, и волны великие от камени. И только есть небольшие порозжия места, где каменй нет. И в те места дощаники проводят канатами великими и бечевами».
Проход третьим Кашиным порогом еще сложнее: «В том месте зело быстро, и по всей реке лежат каменья великие, и вода бывает мелкая, и дощаник не проходит… А толко есть посредь реки ворота, и в те места дощаники проводят великими канатами, а тянут воротами, и протянуть не могут никоими мерами. И для того недель по 8 и стоят и дожидаются парусного погодья. А как парусного погодья не будет , и в том месте зазимуют. А как тянут канатами, и с канатов людей срывает. И утопают в том месте много. И ниже той шиверы поставлены крестов с 40».
Четвертый порог Аплинский: «место самое нужное… И в том месте зело быстро, для того , что во всю реку Тунгуску лежат каменя великие, и об те камени воду бъет, и для того волны и быстреть великие… И толко есть ворота, где можно проитить дощанику, и тянули дорщаник великим канатом и бечевою все что есть на дощанике людей , а только остается на дощанике пять человек , которые знают ворота, где дощаник проводить».
«Промеж больших порогов» посольскому каравану на Ангаре приходилось проходить немало «шивер»— стремнин с каменистыми перекатами. На одной из таких шивер потерпел аварию дощаник, на котором плыл илимский воевода Т. А. Вындомский, и место это назвали «бык Вындомского». На другом месте потерпело аварию судно воеводы Б. Д. Оладьина, и назвали его «Оладьина шивера», была и Овсяная шивера и др. При прохождении этих мест суда постоянно подвергались опасности удариться «о камень, тайно в воде лежащий». (36, с.62, 63; 6, с.122).

Евгений Тихомиров 29.06.2018 10:10

в середине Байкала есть остров великой, который именуется Ольхон. Тот остров сто
 
С Енисея путь на Амур шел вверх по Ангаре мимо устья Илима. При движении вверх по Ангаре берега становились все более гористыми, а на реке появлялись все новые гряды камней и скал, образовывавших новые грозные пороги. Для преодоления каждого из них приходилось разгружать суда и «обносить» грузы «по берегу горами», «для легкости и сердитого порогу и для того , что на том пороге дощаники разбивает много», а суда приходится тянуть «великими завозами русских людей и тунгусов человек с 60».
Самыми страшными, «нужными», то есть создающими трудности и нужду, были пороги Шеманский и Падун. Спафарий так описывает Шеманский порог: «река простирается поперег версты на 3, а обносить порог 4 версты… А порог на полшесты версты, и на том пороге по всей реке лежат каменья самые великие и место быстрое; и об те камни воду бъет, и от того волны, будто горы. И на обоих берегах утес каменной зело высокий… И Шеманский порог зимою не мерзнет».
За Шеманским порогом проходили порог Долгий, а за ним Падун, который был особо опасным. Вот его описание, данное протопопом Аввакумом: «Река в том месте шириною в версту, три залавка чрез всю реку зело круты, не воротами, что попловет, ино в щепы изломает». А Спафарий описывает эти пороги не менее эмоционально: « И нужнее сего порога Падуна и Шеманского по всей реке Тунгуске нет, а называют порог Падуном для того , что дощаники разбивает многие». Выше по реке находились пороги Пьяный и Похмельный: « Тут суда разгружаются и проходят порожные ворота шириною менее 10 саженей (21,6 м. — М.Ц.)» (6, с.132).
У Братского острога Верхняя Тунгуска (теперь Ангара) раздваивалась, слева в нее впадала р. Ока. Именно отсюда верхнее течение Верхней Тунгуски в ХVІІ в. называли Ангарой. Путь посольства шел далее вверх по Ангаре мимо острогов Балаганского и Иркутского к Байкалу. Спафарий описал выход Ангары из Байкала: «По обе стороны усть-реки Ангары горы великия каменныя, высокия и лесныя, а устье Ангары будет ширина больше версты, а из Байкала течет великою быстротою река Ангара, и из тех высоких гор видеть горы за Байкалом снежныя и превысокия» (6, с.132).
В Дорожном дневнике особая глава посвящена Байкалу: «Описание Байкальского моря, кругом от устья реки Ангары, которая течет из Байкала и опять до устья той же Ангары». «Байкальское море, — пишет автор, начиная главу, — неведомое есть ни у старых, ни у нынешних земнописателей, потому что иные мелкие озера и болота описуют, а про Байкала, которая толикая великая пучина есть , никакое воспоминание нет; и потому его здесь вкратце описуем».
Далее Спафарий рассуждает о том , что Байкал сочетает в себе черты и моря, и озера: «Байкал может назваться морем потому… что объезжати его вокруг нельзя… что величина его в длину и в ширину и в глубину велика есть … А озером можно называтися для того , что в нем вода пресная, а не соленая и земнописатели тех озеров, которые в них вода не соленая хотя великие, а не называют морем».
Вообще-то, русские казаки переняли суеверный страх перед «святым морем», которое они считали опасным обидеть названием «озера», при переезде через него они воздерживались от вина и табака (6, с.134).
В главе приводятся некоторые данные о размерах Байкала и другие сведения, характеризующие уровень знаний русских людей об озере в то время: «Длина его парусом бежати большим судном дней по десяти и по двенадцати и больше какое погодье, а ширина его — где шире, а где уже, меньше суток не перебегают. А глубина его великая, потому что многожды мерили, сажен по сту и больше (216 м и больше. — М.Ц.), а дна не сыщут, и то чинится от того , что кругом Байкала везде лежат горы превысокие, на которых и летнею порою снег не тает. А в середине Байкала есть остров великой, который именуется Ольхон. Тот остров стоит посреди в длину моря, кругом будет больши ста верст и преж сего жили на том острову многие Братские иноземцы (буряты. — М.Ц.), потому что на том острову горы и леса и степь великая есть , а после того , как погромили их казаки, и с того острова разбежались, и ныне пуст, а зверей всяких много на острове, а опричь того острова есть иные острова небольшие, однакож немного. А погодие живет на Байкале великое всегда, но паче осеннею порою для того , что лежит Байкал, что в чаше, окружен каменными горами будто стенами и нигде же не отдыхает и не течет опричь того , что от него течет Ангара река, а в нем большие реки и мелкие и иные многие в него впали, а по край берегу везде камень и пристанища немногие ( то есть на берегах мало мест для укрытия судов при непогоде. — М.Ц.), наипаче на левой стороне, едучи от реки Ангары, и оттого разбивает суда часто».
Спафарий в книге несколько раз подчеркивает опасность плавания по Байкалу: «Пристанищ нет, только все утес да камень, и зело страшно, наипаче тем , которые прежде сего на нем не бывали, потому что везде кругом обстоят горы превысокия снежныя и лесы непроходимые и утесы каменные».
«А рыбы в Байкале всякие много и осетры и сиги и иные всякие и зверя нерпа в нем есть много ж, только жилья немного около Байкала, опричь немногих тунгусов, которые питаются рыбою потому, что близ Байкала пашенных мест нет и живут по рекам в зимовьях промышленные люди зимою. А лес около Байкала есть , кедровник большой и на нем орехов много, и иной лес есть же. А вода в нем зело чистая, что дно виднеется многие сажени в воде, и к питию зело здрава, потому что вода пресна» (28, с.138, 139; 37, с.82, 83; 6, с.133).
В «Дорожном дневнике» перечислены все впадающие в Байкал реки, в том числе Селенга, Баргузин, Верхняя Ангара. Верно описано северное и южное побережья острова: «От Верхней Ангары до устья Нижней Ангары везде подле море-утесы каменные и горы высокие и места самые страшные… а по Селенгинской стране (стороне. — М.Ц.) — земля низкая» (40, с. 145). Ясно, что для современных Спафарию географов первое в географической литературе детальное описание озера Байкал явилось выдающимся событием, так как до этого оно воспринималось ими как «море неведомое есть ».
Через Байкал перебирались в наиболее узком месте, от устья Ангары к устью Селенги. Обычно этот переход делали за сутки. Спафарий, учитывая возможные задержки из-за погоды, также отметил, что нигде «меньши сутки не перебегают». Большие опасности для судов представляли мели в устье Селенги: «хотя та река немалая, однако ж устье зело мелкое, и с великим трудом в нее ходят , которые и многажды бывали тем устьем» (6, с.133). Зимою Байкал переезжали обычно в том же месте на санях, — по Ремезову также в один день.
Совершали переход через Байкал и с устья Ангары на Баргузинский острог : «перенимаются чрез море на остров Олхон, и подле острова ходят днище, а от острова Олхона до Святого Носу, где перенимаются, пучина великая, на силу в полтора днище могут перениматься, и для того в тех местах многие суды разбивают». Переезжавшие в этом направлении Байкал выходили в «Баргузинский Култук», откуда через «Камень» за полдня ходу добирались до Баргузинского острога . Этот путь долгое время служил официальной дорогой, которой ходили «дощаники с запасом из Енисейска (для снабжения даурских острогов . — М.Ц.) и торговые люди чрез море… для торгу». Видимо, этот более сложный и дальний путь через Байкал использовали из-за значения Баргузинского острога в качестве административного центра Забайкалья.
С южного берега Байкала открывалось несколько дорог на Шилку и далее в Китай. Из Баргузинского острога путь лежал «сухим путем верблюдами и конми чрез превысокия горя, камени, и лесы и болота, с великою трудностию… такого нужного пути нет». Зимою на горах лежал снег «в печатную сажень (примерно 1,76 м. — М.Ц.), а в иных местех и больши сажени», и через тот снег казакам приходилось просекать дорогу топорами. Так что при благоприятных условиях до Нерчинского острога шли недели две и больше.

Евгений Тихомиров 29.06.2018 10:12

В начале 50-х годов XVII в. по поручению воеводы А.Ф. Пашкова енисейские служилые обследовали путь через Иргенский волок . Дорога шла вверх по Селенге, затем по ее притоку Xинку до озер Иргеня и Ераклея, затем «озерами и волоками » в
Ингоду, которая, соединяясь с р. Нерчею, образует р. Шилку. Волок между верховьями X?n? и Ингоды имел продолжительность в один день пути. Иргенский путь красочно описан знаменитым ревнителем старообрядчества протопопом Аввакумом, которого везли по этому пути в ссылку: «потом доехали до иргеня-озера; волок тут , — стали зимою волочиться… весною на плотах по Ингоде реке поплыли на низ… Стало нечего есть , люди учали с голоду мереть и от работныя водяныя бродни. Река мелкая, плоты тяжелые… Ох времени тому !» (6, с. 134). Для закрепления на этом пути в 1653 г. был построен у начала волока Иргенский острог . Но лет через 20 этот путь был почти совершенно заброшен.
Третий путь с Байкала, который в последнюю четверть XVII в. стал наиболее используемым, шел с Селенги сухим путем по берегу ее притока р. Уды, затем поворачивал к трем Еравнинским озерам: « и будут те озера кругом верст в 20 и больше, и рыбы в них щуки и иныя всякия есть много же, а называют их Еравинскими, одно большим, а другое средним, третье меньшим». Далее путь шел мимо озера Телембе на речку Читу и на Ингоду, в которую она впадает, и выходили на Шилку. Именно по этому пути ехал Спафарий в 1675 г., а затем и другие русские послы в Китай в конце XVII в. и в начале XVIII в. Именно по этой дороге двигались русские дипломаты и торговцы. Вдоль нее построили ряд укрепленных пунктов на всем протяжении от Селенги до Шилки. В 1658 г. у впадения Нерчи в Шилку был поставлен Нерчинский острог. А к 1675 г. на озерах Телембе и Еравне стояли Телембинский и Еравнинский остроги. Сам Спафарий считал неообходимым построить острог на р. Уде: «и подле реки Уды, — писал он, — мочно и острог ставить и суды делать и места хлебородного сыскать мочно» (6, с.134, 135). Основанный вскоре после этого Удинский острог стали называть «ключом Даурии».
Николай Спафарий обобщил сведения русских землепроходцев, дал первую, еще далекую от истинной схему расположения горных хребтов Восточной Сибири. Он считал, что в Лено-Амурском междуречье от Байкала до Охотского моря протянулся «великий хребет»— водораздел бассейнов этих рек. Такое неверное представление о едином очень длинном Становом хребте оказалось очень живучим и просуществовало до середины ХХ в.: считалось, что восточнее Станового нагорья, от правого берега р. Олекмы до 60° с. ш. идет непрерывный 1500-километровый хребет, имеющий форму дуги, выпуклой к юго-востоку (40, с.145).
«Дорожный дневник» заканчивается сообщением о встрече на границе с китайскими чиновниками. Описание путешествия по Китаю, самого китайского государства, впечатлений об обычаях и поведении китайцев дано Спафарием в отдельной книге.
В «Дорожном дневнике» для нас особый интерес представляют те страницы, где посол провидчески, опередив географические понятия современных ему ученых не менее чем на 175 лет, упоминает о возможности попасть в Китай и Японию морем, выйдя на корабле из устья Амура. Он обращает внимание на наличие по берегам Амура густых лесов, что позволяет заготовить лес для строительства судов: «Другой путь морской в Китай хотя еще незнатный, однакож подлинно есть, потому что, на устии реки Амура, где падает в океанское восточное море, лес есть великой и всякой из которого мочно суды какие нибудь делати и морем ходити в Китай и от того бо места недалеко и до Китай, только же одна трудность есть, что нос морской великой государства Корей обойти и прити в страну Леоатунг (Ляо-Дун. — М.Ц.) и потом в Тиенжин (Тяньцзинь. — М.Ц.) город и пристанище более всех в Китай. А от того города рекою только 200 верст до Пежина (Пекина. — М.Ц.)» (28, с.144).
Спафарий является автором еще одной важной географической работы, помещенной в один из рукописных сборников ХVІІ в. и посвященной Амуру. Она называется «Сказание о великой реке Амуре, которая разгранила русское селение с Китайцы». Эта работа как бы обобщила все собранные русскими первопроходцами сведения о великой восточной реке.
Сказание начинается такими словами: «Великая и преименитая река Амур, хотя у земнописателей у древних и у нынешних и слуху про нее нет и не описуют ни в чем ее, однакожде река Амур превосходит величиною не только сибирские реки, но чаю, что и иных всех, что на свете нет, превосходит и наипаче в тех местех, в которых впадает в нее великая река Шингал (Сунгари. — М.Ц.). Начало и вершины реки Амура разные и дальние суть, и иные ведомые, а иные и неведомые».
Но гидрографическая сеть бассейна Амура в основных чертах была прослежена русскими первопроходцами и известна Спафарию: «… а Ингода река большая и судовая… и по той реке Ингоде в прошлых годех приплыл досчаниками Афанасий Пашков и построил острог Нерчинский… От впадения Онона в Ингоду обе реки теряют имена своя и именуются одним именем река Шилка… Другая вершина великая реки Амура есть река Аргуня, течет из великого озера Далая через хребты и Камени степные и впала в Шилку реку… Где сошлися реки Шилка да Аргуня и те обе реки потеряют имена свои и назвася Амуром» (28, с.160).
Спафарий со знанием дела перечислил ряд правых и левых притоков Амура: «Первая река направо Камара, течет с хребта Богдойской стороны и по ней живут Богдойские Дауры… Вторая река на левой стороне Зия, а на усть той реки жили Дауры. Третья река Быстрая вниз по Амуру налево, а на устье живут Джючера, пашенные китайские люди , а в вершине ее живут оленные тунгусы, никакого ясаку не платят… по ней лесу много». Упоминаются и «Шангар» (Сунгари) и Наун (Нонни) и другие амурские притоки, протекающие по Маньчжурии.
И опять Спафарий говорит о возможности плавания в Китай и Японию, то есть на юг из устья Амура: «Здесь на Амурском устье, при море, в прошлых годех, лет тому с тридцать казаки Даурские зимовали многажды и сказывают, что море около берегу мерзнет, а далее пучина не мерзнет зимою. А снеги живут большие по сажени, однакожде не долго: зима стоит до маия месяца, а около Николина дни река Амур и береги морские отпущаются и тогда мочно плавати на море».
О возможности плавания из Ледовитого моря в Восточный океан Спафарий высказался в сочинении об Амуре, где он писал: «А от усть Лены реки до усть Амура реки плавати нельзя для того, что льды большие по морю ходят , да и каменная гора-Камень, который от Байкала идет до океанского моря и в море также прошел будто стеною и никто его конца не знает, а проведывать нельзя, а суды разбило, а сказывают, что тот камень идет до самого западного Индия до Нового Света» (28, с.161, 33, с.41).
Правда, он не отрицает возможность плавания на далекое расстояние из устья Амура на север к устью ряда рек. Видимо, он не составил окончательного мнения по поводу решения этой великой географической проблемы о проливе между Азией и Америкой.
В другом месте «Сказания» Сапфарий утверждал, что против устья Амура лежит большой остров, то есть Сахалин: «Вышепоименованная река Амур гористая и лесистая и в окиан впала одним своим устьем, и против того устья есть остров великой и живут на том острове многие иноземцы и гиляцкие народы» (28, с.162). Правда, он ошибочно преувеличил длину и ширину Сахалина (1500 и 300 км, тогда как истинные размеры соответственно 948 и около 100 км). Видимо, он присоединил к нему о. Xоккайдо. Спафарий первый отметил суровость климата острова («великие снега и стужи») и первый привел правдивые и довольно полные сведения о населяющих Нижний Амур и частично Сахалин гиляках (40, с.146).
Таким образом, Спафарий намного точнее представлял себе выход из устья Амура и положение Сахалина, чем выдающиеся мореплаватели конца XVIII — начала XIX в. Лаперуз, Крузенштерн и другие, кто считал устье Амура несудоходным, а Сахалин — связанным перешейком с материком. Только мужество и настойчивость помогли адмиралу Г. И. Невельскому доказать в середине XIX в. то, что русские первопроходцы знали уже в XVII в.
Следует отметить, что в «Сказании» Спафарий перечислил и реки, впадающие в Охотское и Берингово моря: Лама (Уда), Охота, Тавуй, Тодуй, Пенжина и некоторые другие, в том числе и р. Анадырь. На этом завершим рассказ о выдающемся описателе Сибири и дальневосточных земель XVII в. Николае Гавриловиче Милеску Спафарии.

Евгений Тихомиров 29.06.2018 10:19

Тобольская легенда об острове Золотой рог
 
Продолжим рассказывать об истории, о наших прекрасных реках. озерах, остовах, таящих и скрывающих по-прежнему множество тайн и загадок
http://rodnaya-storona.ru/node/89
http://rodnaya-storona.ru/node/89
Тобольская легенда об острове Золотой рог
Опубликовано писарь в Пт, 03/08/2012 - 11:36
Аватар пользователя писарь
Версия для печатиВерсия для печати
И еще одна красивая легенда. Кучум, по-видимому, все-таки поджидал прихода русских отрядов. Об этом говорят и военные укрепления-городки вокруг столицы: Бицик-Тура, Абалак, Мурзы Аттика, Тунус-городок, Кулары-городок, Сузгун-Тура, Бегишево городище, Карачи-городок и даже возле Уральских гор «городок опасный» есаула Алышая, «заставной городок».
Но, кроме того, он задумал переоснастить вооружение своих воинов и дать всем вместо луков огнестрельное оружие.
Кстати сказать, в битве при Чувашском мысу у татар имелись две пушки, привезенные из Казани, но ни единого выстрела они не произвели якобы по причине «заговора их казаками».
Так вот, по легенде сибирский хан выписал из Бухары оружейников, мастеров и поместил их на одном из островов возле протекающего мимо Тобола.
Возникает вопрос: а почему не в самой столице, поближе к себе? Объяснений может быть множество. Изготовление чего-то тайного, чем и должно было стать огнестрельное оружие, должно и проходить тайно. А в столице — купцы, гости разные, придворные, которые вряд ли пользовались особым доверием Кучума.
Вероятно, что с оружейными мастерами могли находиться и ювелиры, изготовляющие украшения. А, может, там же и «зелье оружейное» — порох — производили. И вполне вероятно, что на болотах в небольших размерах добывали железную руду — криницу. Способ добычи железа из болотной руды известен издревле.
И, мало того, что запрятал хан свою мастерскую в самую что ни на есть глухомань, так поместил ее еще и под землей на приличную глубину. Вела в мастерскую кованая дверь, наглухо закрывающаяся у подножия холма, а для вентиляции служила труба, сложенная из кирпича, уходящая вертикально вниз. И, конечно, все подступы к холму охраняла бдительная стража.
Перевооружить сибирскую армию хан так и не успел. А мог бы через пару лет столкнуться Ермак не с лучниками, а со стрелками из пищалей, пробивающих свинцовыми пулями любую броню.
Хотя требует пояснения, что огнестрельное оружие того времени во многом уступало стрелам. На один выстрел лучник мог ответить двадцатью стрелами, пущенными за время перезарядки ружья. Пуля летела не далее пятидесяти метров, а стрела, пущенная твердой и опытной рукой, — до двухсот.
По той же легенде Ермак, прознав о существовании мастерской, отрядил туда небольшую «экспедицию» для проверки слухов.
Но стражники, помолившись Аллаху, подрубили удерживающий свод столб опоры и были погребены под рухнувшими сводами.
Скажу больше, из рассказов местных жителей (а рассказывал это местный мулла, посвященный в предания), сам Кучум не пошел на юг, как написано в русских летописях, где в Барабинских степях и был убит, а остался здесь, на Тоболе, возле обрушенной мастерской. Тут после смерти его и погребли приближенные, близкие люди. И раз в семь лет приходили в определенный день на место погребения старейшины татарских родов, князья, беки, абызы и мурзы. Совершали намаз, поминали покойника, воспротивившегося присоединению Сибири к России. А речка Салаирка, «пришедший помянуть», впадает в Тобол как раз напротив того места. Совпадение? Очень может быть.
Впервые услышав эту легенду в начале 70-х годов, мы с моим, ныне покойным, товарищем, Славой Пятиковым, преподавателем пединститута, недолго думая, отправились туда по осени налегке.
Колодец, правда, не нашли, но на остров вроде бы вышли. Теперь он находился уже не вблизи Тобола, а из-за смены речного русла отодвинулся на десять-двенадцать километров. Начали мы свой маршрут, переправившись через реку возле деревни Худяково, туда же и вернулись ни с чем. Однако желание выяснить до конца, насколько легенда достоверна, не оставляло меня. И уже более чем через десять лет все с теми же ребятами из туристического кружка мы совершили три похода-экспедиции на Золотой Рог, или, как его называют татары, «Алтын Кыр», Золотая Земля.
Название можно объяснить не только наличием там легендарного золота, оставшегося от последнего хана Сибири, но и цветом сверкающего на солнце песка, из которого образован остров.

Евгений Тихомиров 29.06.2018 10:20

наличие на острове каменного колодца. Объявился он на острове перед войной, в конце 8
 
За те походы удалось собрать множество свидетельств очевидцев, которые подтверждают наличие на острове каменного колодца. Объявился он на острове перед войной, в конце 80-х годов, видимо, из-за сдвига земли, которая его ранее прикрывала.
Удивленные татары из окрестных селений Ахманай и Подъемка спуск сгоряча предпринимать не стали. Пригласили муллу, тот снесся с местными властями, а там закрутилась известная всем бюрократическая машина, решающая и так и не решившая, что же делать с колодцем. Не надо объяснять, какое то было время, когда по подозрению за утаивание якобы добытых сокровищ могли отправить не на одну зиму куда подальше. Позже в окрестностях Алтын Кыра были организованы лесозаготовки, и колодец заложили бревнами и дерном во избежание недоразумений.
Вот на Ахманай и Подъемку мы с ребятами и проложили свои маршруты. Там мы договаривались с проводниками, собирали информацию.
Все опрошенные сходились в одном, что колодец довольно глубок, в пределах десяти метров. Многие туда что-то бросали, спускали шесты из срубленных деревьев. Описывали подробно размер крупномерного кирпича с какой-то диковинной птицей в качестве клейма и черными швами меж ними. Рассказывали, что стоял ранее возле колодца чугунный столбик, вкопанный в землю, с бронзовым кольцом наверху. Кольцо соединялось со столбом свинцовой насадкой в виде пирамидки.
В войну, когда с дробью для охоты было чрезвычайно трудно, один из охотников столбик вырыл и на костре выплавил несколько килограммов свинца для своих припасов. Столбик, вероятно, там и остался, засыпанный землей. Найти его нам не удалось.
Сам остров по площади приблизительно равен стадиону, только гораздо более суженному, вытянулся с востока на запад.
О трудолюбии многих побывавших на острове старателей говорят многочисленные ямы и траншеи, места костров. Сосны, которые там растут, довольно молодые, им не более сорока лет.
На одном из его отрогов была выкопана землянка, рухнувшая несколько лет назад. Была здесь экспедиция с разведкой из Тюмени, журналисты. Находили множество осколков примитивной керамики, даже кувшин, а также ров вокруг возвышения, где, по-видимому, устанавливали шатер. И все. Колодец как сквозь землю провалился, исчез. Раздумывая о цвете раствора между кирпичами, я долго не мог понять, почему же он черного цвета. Использовали обычно известь, которая, как известно, белого цвета. Но тут нет ничего странного. Известь могла и должна была прокоптиться от дыма, выходящего из трубы. А сама труба служила вытяжкой для подземной кузницы. Действительно, трубу можно поднять на несколько метров вверх, для создания тяги, а можно и заглубить вниз, что даст тот же эффект. Тем более над трубой, вытянувшейся к небу, для работающих необходимо какое-то строение, дом, сарай. В те времена татары в основном строили землянки, поскольку рубленных на русский манер домов у них еще не было. Опять же пожар мог унести и развеять в прах деревянное сооружение за несколько минут. Да и подобное сооружение наводило на размышления о сокрытой там тайне. А так, упрятав под землю мастерскую, решали сразу несколько вопросов. Логично? Недалеко от острова находится деревенька с очень странным названием — Эртигарка. Начинающихся на букву «э» населенных пунктов в наших краях вообще не существует. Но еще в XVIII веке она была Едигарка. А если вспомнить, что некогда Сибирью правили братья Бекбулат и Едигир, то можно предположить, что название родового имения Едигира преобразовано позже в Едигарку, а затем в Эртигарку. И не случайно наиболее жестокое сражение казакам пришлось выдержать при урочище Бабасаны, что буквально напротив легендарного острова. А, может, кто-то из княжеской фамилии похоронен вблизи селения в священной роще? А может, и сам хан Кучум? Но то лишь ни на чем не основанное предположение.
В заключение хочется описать три пути, по которым можно добраться до острова. Первый — с переправы от деревни Худяково, следуя на запад. Второй — через Ахманай по старому лесному тракту через так называемое Московское болото. Этот путь соединяет Ахманай с деревней Подъемка, по-татарски — Урман. Меж ними ходу около трех часов. Ровно на середине — крутой поворот вправо, на северо-восток и час ходьбы по солидному болоту, пересекаемому наискось там и сям лосиными тропами. В половодье болото практически непроходимо.
И последний: если переправиться через Иртыш в городе на базарной площади, то через Ермакове, Подрезово, Эртигарку попадаешь в Подъемку, откуда той же лесной дорогой можно пуститься на поиски острова.
Но смею заверить, что без проводника вероятность попадания на Алтын Кыр маловероятна. Сибирские владыки знали, где хоронить свои тайны. К тому же вокруг разбросано еще несколько весьма похожих на него холмов-возвышенностей, которые легко принять за искомый остров. Недаром там в войну строили свои убежища дезертиры, спасающиеся от фронта. А может, и иные лихие люди.
Один из ребят, когда мы возвращались из очередного путешествия не солоно хлебавши, не обнаружив колодца, в запальчивости заявил, что цель похода не выполнена и позор должен неминуемо обрушиться на наши головы. Может, он и прав, справедливо полагая, что загадки, загаданные нам историей, надо пытаться разгадать, снять покров тайны, окутавшей былое, разобраться досконально во всем. Но, на мой взгляд, гораздо приятней совершать походы, чем делить найденное сокровище. Впрочем, пусть решает эту проблему сам читатель.
Источник: Тобольский хронограф. — Омск: Омское книжное издательство, 1993

Евгений Тихомиров 30.06.2018 10:35

Из истории омского острога: остров невольников
 
Крупнейший приок Оби, Иртыш также чрезвычайно интересен для водных туристов, потрясающе красив.
http://www.omskinform.ru/news/32555
Из истории омского острога: остров невольников
от 02.03.11 в 14:57
версия для печати
В Сибири рабов называли по-турецки - ясырями. В XVIII на Иртыше в окрестностях Омска для торжища ими существовал специальный остров - остров Пленников или Невольников. Позднее, когда рабство исчезло, остров переименовали в Затонский. А сейчас он уже полуостров - в промежутке между ним и коренным берегом Иртыша располагаются на зимовку суда.
Кто же попадал в невольники? Среди них можно выделить три категории. Первую представляли джунгары, взятые в плен казахами, и казахи, взятые в плен джунгарами. Вторая категория, самая страшная, по нынешним временам, - дети степняков, продаваемые собственными родителями. И третья - сибиряки - русские и татары обоих полов, взятые в плен степняками. Рабы считались, говоря сегодняшним языком, импортным товаром и обкладывались таможенным сбором - 25 копеек за голову. Почему для ясырей отвели остров, отдельно объяснять не надо: сбежать труднее.
Торговля рабами в устье Оми имела некоторое двусмысленное положение. Владеть рабами в России запрещалось. Но Сибирь являлась не собственно Россией, а отдаленной колонией, где наряду с правительственными указами были свои неписаные законы. Отношение центрального правительства к сибирскому рабству отличалось удивительной непоследовательностью. В течение 250 лет, с начала освоения Сибири, редко случался десятилетний промежуток, чтобы не вышел царский указ, то полностью запрещавший рабство, то частично его разрешающий.
Метания центральной власти объяснялись двумя взаимоисключающими друг друга обстоятельствами. Этическими нормами православия, запрещавшими владение рабами и огромной территорией Сибири, где в первые два века после завоевания некому было работать. Большая часть мужчин, попадавших в Сибирь, относилась либо к авантюристам, либо к романтикам. Едва появлялась возможность, они уходили в охотничьи артели, разбойничьи шайки или военные походы. Пространства огромные, а сельским хозяйством заниматься желающих нет. Поэтому каждый оседлый крестьянин или казак владел ясырями.
По языку русские, а лицом - азиаты
Имелось еще одно обстоятельство, объяснявшее живучесть торговли невольниками. Острая нехватка православных невест.Мужиков в Сибирь тысячами направляли, а партии в полусотню женок из уголовных преступниц, где добрую половину составляли мужеубийцы, - изредка. Но ведь редкий православный мужик, доживая старость, умирал бобылем. На ком же русские женились? Будущих жен они покупали на невольничьем рынке Омска или выменивали у аборигенов. Российские законы и традиции не запрещали браки с туземными женщинами, если те принимали православие.
Генерал-майор Семен Броневский, служивший в Омске в первой трети XIX века, писал, что торговля рабами - вещь благая. Надо видеть, пишет генерал, как несчастны невольники на торжище и какими они становятся, пожив немного в русских семьях. Но, с другой стороны, сибиряки, русские по языку и православные по вере, с течением времени все больше и больше обретают азиатские черты. Так как парни женятся на бывших рабынях, а девушки выходят замуж за ясырей. Дело в том, что при достижении совершеннолетия невольники, принявшие православие, переходили в разряд свободных людей. Сибирское рабство потому и осталось почти незамеченным в истории, что оно было менее жестоким, чем российское крепостничество.
Из глубины веков
Справедливости ради скажем, что торговля невольниками на берегах Иртыша возникла за сотни лет до прихода русских. Сибиряки-аборигены продавали пленников, торговали собственными детьми. Первым, кто выступил против продажи детей в рабство, считается князь сибирских татар Едигей. После его запрета цены на мололетних рабов на рынках Персии взметнулись вверх.
Русские казаки, не понаслышке знавшие, что такое неволя (многие из них вышли из крепостных крестьян), придя в Сибирь, местные условия игры приняли со спокойным сердцем. Надо заметить, что русским, даже в ходе военных операций, запрещалось захватывать рабов. И что же? Из походов приводили сотни пленных, оформляя позднее на них фальшивые купчие.
Разбираясь в истории сибирского рабства, необходимо отделить правду от полуправды. Прогрессивный публицист XIX века С. С. Шашков, например, писал, что каждый сибирский казак, пользуясь силой оружия, имел гарем из нескольких жен. Это неправда. Представим, что каждый из тысячи казаков, принявших участие в основании Тары, завел хотя бы по три жены. Через год в Таре уже ревело бы три тысячи новорожденных. Прошло полтора-два года - опять три тысячи приплода. Чем детей кормить и как при таком обременительном семействе совершать молниеносные рейды против джунгар и отрядов кучумовичей? А тарские казаки, стоявшие на границе между Степью и русскими владениями, в ответных мерах отличались редкой скоростью и крутизной нрава. Надо отметить еще одно обстоятельство. Сибирские татары очень рано научились посылать жалобы воеводам на казаков и переселенцев. Воеводы, дабы не раздражать местное население, за редчайшим исключением не принимали сторону жалобщиков.
Безусловно, солдаты и казаки ангелами не были, но границы дозволенного в большинстве своем не нарушали. Купил девушку, окрестил - и под венец.
Но дорого ли обходились покупные азиатские невесты? Нет, рабы стоили недорого. Автору этого материла в архиве Павлодарской области попался на глаза «рабский» ценник с Ирбитской ярмарки. Там цены такие. Женщина сорока лет оценивалась в 12 рублей. Бухарец тридцати лет с женой покупался за 16 рублей и одного мерина. Многие калмыки продавались сами вместе с семьями. Ребенка можно было купить за 10-15 копеек. Для сравнения: рабочая лошадь стоила от трех до пяти рублей, а хороший жеребец - десять. Бык - около полутора рублей.
Рабство умерло в 30-х годах XIX века. Умерло практически само по себе. Русских деревень в Сибири стало много, население в них расслоилось на богатых и бедных. Свободные рабочие руки появились в изобилии и подрубили экономическую основу для рабства.
Омский же остров Невольников превратился в место отдыха горожан. Позже его насыпью соединили с берегом и создали затон, где зимой отдыхают от работы пароходы.

Евгений Тихомиров 30.06.2018 10:44

Уже во времена Миллера, когда никакого села ещё не было, и речка, и остров на Иртыше
 
Зачем паломники едут в Серебряное?
https://alexa-bell.livejournal.com/58398.html
Это село Серебряное в Омской области. Если выехать из города по трассе на Муромцево, то через какие-то сто километров влево пойдёт второстепенная дорога, а указатель сообщит, что там за полями и перелесками в нескольких километрах находится село Серебряное. Оно когда-то стояло на относительно высоком берегу Иртыша на устье маленькой речки Серебрянки.
Речка Серебрянка есть и поныне. Но Иртыш чуть ли не на километр отодвинулся в этом месте от своего коренного берега, поэтому непосредственно у Серебряного осталась только его постепенно зарастающая и затягивающаяся протока.
Вон где далеко теперь Иртыш. А когда-то был у самого села. Само село, да простят меня жители оного, показалось мне каким-то неуютным, неухоженным, беспризорным. Я в нём оказался по двум поводам: во-первых, был наслышан о якобы имеющихся в селе супер-святых источниках, что бьют из-под земли во многих местах и вода в них чудодейственная. Во-вторых, мол, живописней мест трудно ещё где-либо на Иртыше найти. А я такой человек, на слово не верю. Мне подавай доказательства, а лучше всего - самому посмотреть и своими руками потрогать.
Место оказалось действительно более или менее красивое, хотя в десяти километрах лежащее Саратово мне показалось более живописным.
Отсюда, от Серебряного открываются далёкие виды. Прямо передо мной остров Серебрянский. Иртын за ним - полоса прибрежных зарослей вверху фотографии скрывает его от наблюдателя. Зато видны крыши деревни Боровлянки на его левом берегу. Там находится знаменитый археологический комплекс Батаково какой-то неимоверной давности с раскопанной доисторической металлургической печью.
Огибая остров, Иртыш минует село Серебряное и течёт к Бещаулу, где, как говорят, в обнажениях берега много палеонтологических окаменелостей. Но так ли это - не знаю, ещё не был. Но вернёмся в Серебряное.
Источник оказался у окраины села. Никаких указателей к нему нет. Расспросы попадавшихся навстречу редких бабушек были мало результативны. Но в конце концов цель была обнаружена. Нормального подъезда до источника нет. Грунтовая дорога в ухабах и рытвинах.
Сам источник находится где-то внизу в зарослях. К нему ведут шаткие деревянные мостки с не очень надёжными перилами.
Как оказалось, источник и его вода действительно пользуются большой популярностью у жителей Омска. Сюда постоянно подъезжают городские автомобили и их водители с пассажирами, обвешавшись многочисленными пластмассовыми ёмкостями спешат вниз к источнику.
Так выглядит знаменитый источник. Вид, конечно, весьма не притязательный, а обустройство желало бы лучшего. Зачастую здесь собирается толпа в ожидании своей очереди наполнить захваченные с собой бутыли и бутылки. Ждать иногда приходится долго, особенно если вас опередил автобус с паломниками. Я удивился, когда узнал, что от Омска сюда регулярно подъезжают ПАЗики и ГАЗели, наполненные паломниками. Как правило, это женщины, крестящиеся и в платочках. Мужчины приезжают в автомобилях, как правило, с домочадцами.
Разговоры у паломниц всё о святых местах, о том, где бывали, куда собираются и где, в какой церкви просто уникальный батюшка.
В полутора метрах от источника и чуть вниз сооружена вот такая купель. В ней купаются и паломники и просто любители, заехавшие посмотреть на святое место. Я в купель почему-то не полез, а вот подъехавший на микроавтобусе батюшка с матушкой и многочисленными малыми чадами, пятью или шестью, все приняли водные процедуры. Матушка совершила сиё в длиннополой рубашке, а батюшка раздевался до трусов.
Многие паломники и паломницы тоже погружаются или омываются в купели. Даже есть правила, как правильно пользоваться купелью. Ниже инструкции зачем-то размещён указ Петра I. Я не проверял данный указ на подлинность, но почесал в затылке, вспомнив, что именно Пётр I ликвидировал патриаршество в России, низвёл церковь до обычного бюрократического учреждения и сам, мягко говоря, был не очень-то религиозен.
Религиозной символики вокруг много. Это и иконы, и кресты, и надписи.
Вот на правой берёзе по центру фотографии, но высоко над землёй не то изображение распятия, не то просто креста.
Ещё одна инструкция. Эта о порядке пользования водой. Кстати, все мои попытки узнать, почему, на основании чего сей источник был объявлен святым, я так ответа не нашёл. Что же касается воды, то в источнике обычная для Прииртышья вода с повышенным содержанием карбонатов. Вкус типичный для такой воды.
Но святой источник - не единственная цель паломничества в Серебряное. Здесь они ещё посещают развалины или остатки церкви, что стояла
когда-то в селе на высоком берегу Иртыша. От неё сохранилась до настоящего времени и то в разрушенном состоянии только подземная часть.
Каких-либо уникальных сведений или свидетельств о бывшей церкви я не нашёл. Надписи, поясняющей установку и наличие современных крестов, я не нашёл, как и людей, могущих что-либо мне рассказать по этому поводу. Видимо, имеет место быть чья-то частная инициатива, о которой большинство окружающих ничего не знает.
Обычно так оформляют захоронения. Но судя по всему именно эти оградка и крест поставлены в виде некоего символа, реальной могилы здесь нет. Других объектов, ради которых сюда едут паломники из Омска, в Серебряном нет. Только источник и остатки бывшей церкви.
Что же касается отдыха, то Саратово намного предпочтительнее. И живописней, и хорошее песчаное озеро с карасями рядом с Иртышом, и приличный лес по верху берега. Меньше жителей и нет паломников. Но кому-то больше нравится Серебряное. Кстати, никакого серебра ни в водах источника, ни в земле здесь нет. Видимо человек, так назвавший маленькую речушку в XVII или XVIII веке, был по натуре неисправимый романтик. Уже во времена Миллера, когда никакого села ещё не было, и речка, и остров на Иртыше напротив, именовались Серебряными. А может быть кто-то здесь взял богатый серебряный клад, раскопав курган, коих здесь много?

Евгений Тихомиров 30.06.2018 11:33

В 2015 на высшей точке острова было возведено языческое святилище. Представляет собой
 
И еще один красивыйостров на Иртыше близ Омска
http://cyclowiki.org/wiki/Кировский_остров_(Омск)
Кировский остров (Омск)
Кировский
Акватория Иртыш
Страна Россия Россия
АЕ второго уровня Омск
Кировский остров (Омск) (Россия)
Площадь 1,027 км²
Население 0 чел.
Кировский — остров на реке Иртыш, расположенный вблизи центра Омска.
Вследствие активных русловых процессов форма, расположение и сам факт существования острова непостоянны. Первые картографические данные относятся к 1/2 XIX века. На карте 1884 года[1] сложно найти современные очертания, однако заметно что южная часть старше. Северная оконечность острова вместе с косой сформировалась в период 1940-70 гг и имеет намывной характер.
мини|Спутниковый снимок Омска, 1970-е
География
Рельеф
Остров имеет вытянутую форму и простирается с северо-востока на юго-запад. Длина составляет 3200 метров, максимальная ширина 566 метров. Общая площадь острова 102,7 га. Условно делится на южную и северную части безымянным прораном. Северная часть равнинная и лесистая, оканчивается песчаной косой. Берега пологие. Южная часть имеет более разнообразный рельеф, содержит холмы, овраги, озёра, луга. Самая высокая точка острова находится на холме между озёрами Байкал и Рица[2], возвышение над местностью порядка 10-15м. Входит в состав обрывистой гряды, понижающейся к Рице. Местность к югу от Байкала пересечена продолговатой впадиной. Также между этим озером и восточным берегом проходит гряда невысоких холмов. К юго-западу от Байкала начинается пологий разнотравный луг. Берег в юго-восточной части имеет обрывистый характер. Самая южная оконечность имеет название Мыс восходящей луны и представляет собой обрыв с пляжем внизу.
Гидрография
Самый большой водоём на острове - озеро Байкал площадью 4,8 га. Севернее находится озеро Рица. Характерная черта обоих объектов в том что они соединены протоками с Иртышом. При достаточном уровне воды протока Байкала судоходна и позволяет зайти в него на яхте. Проран между частями острова частично пересыхает летом.
Пляжи
Можно выделить 3 основных песчаных пляжа. Первый - это коса в северной оконечности острова. Хорошо просматривается с Ленинградского моста и популярен у горожан вследствие наличия брода. Второй находится напротив ул. Циолковского и доступен с лодки. Бытует городская легенда о том, что на нём собирались нудисты. Третий расположен на южной оконечности недалеко от яхт-клуба.
С восточной стороны острова течением намываются песчаные осерёдки, что представляет опасность для речного судоходства. После схода паводка они становятся заметны над поверхностью воды и служат прибежищем для птиц.
Климат
Климат резко континентальный: зима холодная, солнечная и снежная, лето жаркое, сухое. Средняя температура января -19 °C, июля +19 °C, с типичными отклонениями до -35 °C и +35 °C, соответственно. Осадков 300—400 мм в год. Вдоль Иртыша, в т. н. Прииртышьи, наблюдается «оазисный» микроклимат, с более лесистым и овражным ландшафтом. Кировский представляет отличный пример этого явления.
Природа
Ондатра
В отличии от окружающей Омск лесостепи, природа острова более разнообразна. Живой мир острова составляют различные биотопы, такие как пойменный ивняк, озеро, разнотравные луга и редколесье. Благодаря большему увлажнению здесь может произрастать большее количество видов растений. Из деревьев характерны разновидности ив, но также здесь произрастают тополя, берёзы, клёны, яблоня, облепиха, множество видов кустарников. Так же на острове можно встретить землянику.
Т.к озёра соединины с Иртышом в водится вся речная рыба, в частности карась, гольян, плотва, язь, щука[3]. Здесь обитают и гнездятся птицы находящие кормовую базу в Иртыше, а так же перелётные. Среди них такие виды, как утка кряква, чирок-трескунок, чайка-хохотунья, крачки речные, кулики, различные воробьиные[4]. Млекопитающие представлены характерными для лесостепи видами: обыкновенная бурозубка, домовая и полевая мышь, мышь-малютка, а также связанные с речным биотопом виды: выдра и ондатра[5].
Хозяйственная деятельность
Хозяйственная деятельность человека на Кировском ограничивается рыбалкой и туризмом. Экология острова несёт ущерб из-за неорганизованного пребывания человека. Вывоз мусора с острова затруднён и он медленно накапливается. Однако в целом ситуация положительная. Через остров и далее по дну Иртыша проходит одна из веток городского коллектора К1[6], отводящая стоки из Кировского округа в основную сеть вдоль Иртышской набережной. На острове до сих пор присутствуют следы земляных работ в виде насыпных холмов и торчащих из-под поверхности труб.
Достопримечательности
Языческое святилище. Главной достопримечательностью Кировского . является озеро Байкал, которое летом притягивает отдыхающих. При достаточном уровне воды в протоке, соединяющей с Иртышом, в озеро можно зайти на лодке. Зимой остров пользуется популярностью у местных жителей, занимающихся зимними видами спорта - сноубордом и лыжами, ввиду рельефа.
У входа в проран с восточной стороны существует рукотворная пещера. В данный момент заброшена.
В 2015 на высшей точке острова было возведено языческое святилище. Представляет собой окружность диаметром 10м, укреплённую срубом с местом для кострища в центре. Рядом закопано перевёрнутое вверх корнями дерево, возможно олицетворяющие мировое дерево в мифологии у славян.
Мировое дерево, древо жизни — в славянской мифологии мировая ось и символ мироздания в целом. <…> В заговорах мировое дерево помещается в центре мира, на острове посреди океана («пуповине морской»), где на камне Алатыре стоит «булатный дуб» или священное древо кипарис, берёза (в частности, перевернутая вверх корнями), яблоня, явор и т. п.
Галерея
Подробнее: http://cyclowiki.org/wiki/%D0%9A%D0%...BC%D1%81%D0%BA)

Евгений Тихомиров 02.07.2018 09:17

Сам остров оказался совершенно девственным, без каких бы то ни было построек. Люди бы
 
Хочется, чтобы острова на наших реках были только островами везения, островами любви, островами, природой которых не возможно не восхищаться, но в жизни все несколько иначе, а история штука не игрушечная, она такая, какя есть со светлыми и с темными страницами.ъ
https://harmfulgrumpy.livejournal.com/879491.html
Катаклизмы и повседневность
Previous Entry | Next Entry
Назинская трагедия 1933 - Остров людоедов имени Сталина
Nov. 7th, 2016 at 3:22 PM
Мы лучше знаем про ГУЛАГ в целом, чем про отдельные «острова» архипелага — просто потому, что описать общую картину легче. Однако самое сильное впечатление производят детали трагедии, каждый отдельный случай репрессий со своей уникальной драматургией. Историческая память формируется через личные переживания. Поэтому так важны подробности конкретных трагических событий, особенно тех, что не известны широко. Таких, как Назинская трагедия. Она тем более показательна, что произошла в 1933 году — относительно спокойные, казалось бы, времена.
В то время как страна праздновала досрочное выполнение первой пятилетки, гулаговская система столкнулась с неожиданными трудностями — она больше не могла вместить всех заключенных. Поток раскулаченных все прибывал, к тому же началась кампания по паспортизации и зачистке городов от «деклассированных элементов». Чтобы исправить ситуацию, шеф ОГПУ Генрих Ягода предложил устроить в Сибири и Казахстане особые поселения, где заключенные работали бы и приносили государству пользу. Для них были выбраны участки и в среднем течении Оби. В мае 1933-го сюда привезли первую партию «трудпереселенцев». Транспорта не хватало, и переселенцев не могли сразу развезти по отдельным участкам — тогда, чтобы изолировать их от местных жителей, было решено высадить их всех на острове напротив деревни Назино.
О том, что случилось дальше, мы знаем благодаря стечению обстоятельств: убежденный коммунист Василий Величко, работавший инструктором-пропагандистом в Нарымском округе Западно-Сибирского края (сейчас это Томская область), решил в обход начальства написать об увиденном напрямую Сталину.
Вот что писал Величко: «Сам остров оказался совершенно девственным, без каких бы то ни было построек. Люди были высажены в том виде, в каком они были взяты в городах: в весенней одежде, без постельных принадлежностей, многие босые. При этом на острове не оказалось никаких инструментов, ни крошки продовольствия. <...> Такое положение смутило многих товарищей. <...> Однако эти сомнения комендантом Александро-Ваховской комендатуры Цыпковым были разрешены так:
— Выпускай .... Пускай пасутся.
На второй день <...> поднялся ветер, а затем ударил мороз. Голодные истощенные люди, без кровли, не имея никаких инструментов и в главной своей массе трудовых навыков и тем более навыков организованной борьбы с трудностями, очутились в безвыходном положении. Обледеневшие, они были способны только жечь костры, сидеть, лежать, спать у огня, бродить по острову и есть гнилушки, кору, особенно мох и пр. По острову пошли пожары, дым. Люди начали умирать. Они заживо сгорали у костров во время сна, умирали от истощения и холода, от ожогов и сырости, которая окружала людей. Так трудно переносился холод, что один из трудпоселенцев залез в горящее дупло и погиб там на глазах людей, которые не могли помочь ему, не было ни лестниц, ни топоров.
<...> Только на четвертый или пятый день прибыла на остров ржаная мука, которую и начали раздавать трудпоселенцам по несколько сот грамм. Получив муку, люди бежали к воде и в шапках, портянках, пиджаках и штанах разводили болтушку и ели ее. При этом огромная часть их просто съедала муку, падали и задыхались, умирая от удушья. <...> Такое питание не выправило положения. Вскоре началось изредка, затем в угрожающих размерах людоедство. Сначала в отдаленных углах острова, а затем где подвертывался случай. Людоеды стрелялись конвоем, уничтожались самими поселенцами».
И это только малая часть средневековых ужасов, описанных Величко, когда погибла треть переселенцев.
Поразительное впечатление производят и материалы расследования по горячим следам. Проверка показала, что трагедию вовсе не планировали — одна инстанция забыла дать транспорт, другая не успела подготовить продовольствие, третья не предупредила местные власти о прибытии партии переселенцев. В общем, просто так вышло, так сработала система. А сработала она так потому, что давно не верила в риторику социального эксперимента. Просто гнала цифры. Из материалов дела ясно, что многие люди попали на остров совершенно случайно. Вот два примера из письма Величко:
«Новожилов Вл. из Москвы. Завод “Компрессор”. Шофер. Три раза премирован. Жена и ребенок в Москве. Окончил работу, собирался с женой в кино, пока она одевалась, вышел за папиросами и был взят.
Войкин Ник. Вас. Член КСМ с 1929 г., рабочий фабрики "Красный Текстильщик" в Серпухове. Член бюро цехячейки, кандидат в члены пленума фабричного комитета КСМ, много раз ездил на хозполиткампании по командировкам МК КСМ. Три раза премирован. В выходной день ехал на футбольный матч. Паспорт оставил дома».
Гэпэушники знали, что среди переселенцев много «настоящих советских людей», но на жалобы никак не реагировали, а документы, которыми им пытались доказать обоснованность претензий, отнимали.
Все, о чем я написал, хорошо известно специалистам — и письмо Величко, и материалы расследования можно найти в Сети.
Представить, что Назинская трагедия когда-нибудь попадет в новости, сложно — все участники и свидетели давно умерли, память жертв вроде бы тоже уже почтили (в 1993 году «Мемориал» поставил на острове деревянный крест.


Текущее время: 20:10. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС