Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 30.08.2018 12:42

Не знаю другой реки такой величины, настолько слабо освоенной и мало населенной. Очен
 
И еще об одной дальневосточной речке Оленек хочется рассказать. Рай для рыбаков. хотя судоходство практически возможно на 70 километров от устья из-за порогов и отмелей буквально препятствующих продвижению даже для не больших моторных лодок.
https://karpukhins.livejournal.com/166972.html
Река Оленёк.
karpukhinsJune 20th, 2014
Из серии - 5000 километров в одиночку.
Москва, лето, оранжевая ветка метро, 2000-й год. Вряд ли теория вероятностей и прочие материальные науки смогут объяснить такое событие и прямо накануне предстоящей экспедиции. На мгновение даже возникло сомнение в моём местонахождении и реальности происходящего. Будто внезапно, в душный воздух тесного московского подземелья, жарким июньским днем, примешался свежий поток прохладного северного ветерка. Знакомая согбенная фигура проследовала мимо в сопровождении молодой женщины и девочки. Миг растерянности проходит, и я бегу вслед:
- «Прасковья Васильевна. Вы ли это? Вы узнаете меня?»
Старушка какое-то время не понимает, что мне нужно. Но наконец-то в глазах осознание:
- «Да, да, конечно, узнала. Я ведь совсем недавно вспоминала о вас».
В Доме Прасковьи Васильевны год назад я нашел приют в поселке Оленёк, где завершил свой прошлогодний маршрут и ожидал пару дней самолет в Полярный. Предки ее кочевали на тех огромных пространствах, которые мне удалось преодолеть в прошлом году. До ее поколения дошли смутные рассказы о высоких русских людях, спускавшихся на плоту по реке Оленек. Это была экспедиция Чекановского, по пути которой иду уже два года. А сейчас как раз готовлюсь к тому, чтобы на днях снова вылететь в Якутию и продолжить маршрут по реке Оленёк от одноимённого посёлка. Старушка, также как и я, оказалась рада неожиданной встрече. Надо же, ну просто невероятно, у меня в руках очень кстати оказался журнал со статьёй о прошлогодней экспедиции. Естественно подарил его Прасковье Васильевне. Мы недолго беседовали, а на прощание она вытащила заколку из волос и протянула мне:
- «Возьмите, приедете в Оленек, остановитесь в том же доме, замок легко этим открывается».
Вот она весть с далёкого Оленька, значит, ждёт он меня.
В небольшой якутский городок Полярный, добывающий алмазы, меня обещал доставить друг, работающий в фирме, занимающейся транспортными авиаперевозками. А я, поверив в процессе предыдущих двух экспедиций в магию чисел, решил на этот раз уже намеренно встать на воду 12-го июня, также как и в других двух случаях. Но в транспортной авиации нет расписания, вылет все откладывался, и мои планы уже явно не совмещались с реальностью. Тогда я прислушался к своим предчувствиям и понял, что если не 12, значит 21. Так оно и случилось. Аэропорт «Полярный», после дождливой Москвы встретил неожиданной жарой. Здесь пришлось прожить еще несколько дней в ожидании борта в поселок Оленек. За это время погода приняла нормальные для этого региона параметры и даже ударилась в другую крайность. И 20-го июня, сидя на любезно предложенном месте между командиром экипажа и штурманом в кабине МИ-8, сквозь периодически возникающие по курсу полета снежные заряды, я разглядывал знакомые очертания реки Оленек.
Не знаю другой реки такой величины, настолько слабо освоенной и мало населенной. Очень редко встречались люди и в прошлой экспедиции и в этой. Но уж если они встречались, то об этом можно рассказывать отдельно. Их забота и доброе отношение ко мне всегда поддерживали ощущение безопасности в этих длительных путешествиях. Это начало проявляться сразу же, как только ступил на оленёкскую землю. Заколка от Прасковьи Васильевны не пригодилась. Выйдя из вертолета, озаботился необходимостью доставить весь свой груз к ее дому. И некоторое время осматривал близлежащую территорию в поисках какой-либо оказии. Через полчаса появился УАЗик и из него вышел респектабельный молодой человек в галстуке. На мою просьбу он сразу же откликнулся. Леонид оказался управляющим местного отделения сбербанка. За те несколько минут, что ехали в посёлок, он успел проникнуться участием к моему мероприятию и пригласил заночевать у него.
Леонид Александров. Недавно он нашёл меня в соцсетях. Нормально парень поднялся, руководит серьёзной компанией, восемь детей, всё больше в Америке обитает. Встречаются же такие люди, у которых настолько всё гармонично.
На следующий день, а именно 21-го июня, меня и уже подготовленную байдарку доставили прямо к реке, предварительно ознакомив с местным краеведческим музеем. Итак, на данном этапе ожидания и сборы закончились, экспедиция началась. Впереди полторы тысячи километров почти необитаемой, заполярной реки.
Какое-то время всё никак не удавалось втянуться в рабочий ритм. А самое главное, не удавалось обрести психологический комфорт. Этому, кроме всего прочего, не способствовала и погода. Оленек сразу решил показать свой нрав, поливал дождями, разгонял волну ветрами. Первые три дня еще встречались редко люди. Потом остался наедине с Рекой. Хотя избы иногда пока попадались, и, в основном, не приходилось ставить палатку для ночлега. Вокруг этих мелких очагов жизнедеятельности местного населения можно было наблюдать разбросанные в беспорядке рога и шкуры оленей. А иногда на берегу десятками валялись скелеты большущих щук, которых тут видимо и за рыбу не считают, просто вытряхивают из сетей, и оставляют на месте. Избы принимали по-разному. Иногда чувствовалась теплота и уют, а иногда странное отторжение. В одной из них так и не удалось уснуть. Только сон подбирался, как сразу же просыпался от ощущения, будто кто-то толкает в бок. Где-то под досками пола непонятные существа постоянно устраивали странный шум и возню. Это, конечно, могли быть просто бурундуки. Потом внезапно сама собой распахивалась дверь. Может быть виноват ветер, а может быть, не принял невидимый хозяин. В результате мне так и пришлось спешно покинуть неласковый приют и отправиться дальше.
Тем не менее, я перемещался в пространстве, всё больше удаляясь от посёлка, и постепенно втягивался в работу. Время также не стояло на месте и незаметно ускорило свой ход. Каждый новый день стал казаться короче предыдущего. Выходящие на берега олени и волки скрашивали мое одиночество.
К исходу девятого дня путешествия стало понятно, что уже завтра реально достичь метеостанции Маак, где должны быть люди, как обещали в поселке. Ночёвку запланировал на устье реки Бекэ. Там, судя по карте и рассказам местных жителей, должна быть изба. Оттуда как раз получается полный ходовой день до метеостанции.
Все шло по плану, и когда Солнце слегка и ненадолго спряталось за горы, показалось устье нужного притока. В легких сумерках на берегу реки угадывались очертания избы, подозрительно неправильных геометрических форм. Чуть ближе, прямо на краю обрыва, привлекли внимание несколько тёмных силуэтов, похожие на обычные пни. Подгребая к берегу, всматривался в то место, где стояла изба, пытаясь понять логику ее очертаний. Внезапно боковым зрением уловил какое-то движение. Те самые молчаливые пни превратились в трех волков. Появление гостя оказалось для них также неожиданным. Какое-то время видимо они не понимали, что за зверь передвигается по реке и стремится к их берегу. Волки сбежали к воде и стали сопровождать, несколько отставая. Только когда подошел к берегу и встал во весь рост, они остановились. Все береговое семейство завыло, и, что самое удивительное, выло, иногда переходя на лай. Вот уж не знал, что волки умеют это делать. Возможно, в крови этих есть примесь и собачьей. По крайней мере, двое из стаи явно были годовалыми щенками и проявляли наибольшее любопытство. Может быть, они никогда не видели человека, но инстинкт заставлял их проявлять осторожность.
- «Мы с вами одной крови», — сказал я вслух, но избу осматривать пошел, захватив ружье. Серая троица же спряталась недалеко в кустах и устроила настоящий концерт. Мои подозрения подтвердились, изба оказалась полуразрушенной, с обвалившейся крышей. Потоптавшись на месте, решил, что палатку здесь ставить не имеет смысла. Да и растревоженная семейка не на шутку распелась. Вряд ли под это представление можно будет спокойно поспать. Противоположный берег показался более интересным, но еще 2-3 км пришлось плыть вдоль него в поисках подходящего места для лагеря. Долго еще по долине реки разносился протяжный вой, переходящий иногда на отрывистый и сухой лай.

Евгений Тихомиров 30.08.2018 12:43

Постановка лагеря и вечерний быт сегодня затянулись. Благо, что в этих заполярных широтах в это время года ночи нет, и в суете удалось лечь спать только в пять часов утра, когда другой, южный берег уже был полностью освещен лучами Солнца. Небо оставалось абсолютно чистым, но холод заставил тепло одеться. Всё говорило о том, что погода будет хорошей. Каково же было удивление, когда через некоторое время проснулся оттого, что по палатке не стучал, а просто хлестал дождь. На часах оказалось около восьми. Приняв новое состояние окружающей среды как естественную реальность, провалялся в палатке еще несколько часов. За это время дождь надо мной хотя и кончился, но по небу разгуливали угрожающе черные тучи, разгружаясь дождями где-то неподалёку.
В этот день, для начала, влетел в настоящий шторм прямо посреди реки. Встречный ветер поднял высокую волну, усиленную действием течения на перекате. Уйти к берегу долгое время не удавалось, слишком рискованным казалось встать бортом к волне. Потом пришлось долгое время красться вдоль берега, борясь с волной и ветром. Иногда это надоедало, и тогда просто вел байдарку с берега. К вечеру ветер успокоился, и когда Солнце коснулось горизонта, вдали на правом берегу показались долгожданные дома метеостанции Маак. А еще через час вытащил байдарку на берег рядом с кучей разнообразного барахла, говорившего о наличии населения. Поднявшись на высокий берег, увидел несколько изб, в окне одной из них какое-то шевеление.
Первоначальный прием несколько удивил. За столом, погруженная в сигаретный дым, сидела троица и резалась в карты, среди них одна женщина. На меня они почти не обратили никакого внимания. Только спросили, на чем так незаметно приехал. Некоторое время я топтался на месте в растерянности от почти нулевого эффекта моего присутствия. Потом в соседней комнате что-то зашевелилось, и из нее вывалил лохматый седой русский мужик лет пятидесяти от роду, средней комплекции. Он сразу же представился как Петро. Тут все наконец-то встало на свои места. Игроки бросили карты, начали задавать вопросы, предложили чай и еду, помогли разгрузить байдарку. Через час я уже был полноправным жителем метеостанции. А на завтра запланирована баня.
Метеостанция названа в честь первопроходца и исследователя этих мест - Ричарда Карловича Маака. Открыта она еще в довоенные годы, а закрыта в 1995 году, не выдержала метеослужба трудного времени. Наличие людей объясняется тем, что сюда любит наведываться на охоту глава администрации района. Вот Петро и остался жить тут в качестве егеря и сторожа. За это ему предоставлена возможность вести охоту и рыбалку, а также торговать добычей. Иногда на вертолете или по зимнику сюда проникают некоторые коммерсанты, в основном из Айхала или Полярного. Петро здесь живет с незапамятных времен, когда метеостанция была в расцвете, а рядом стояли геологи. С ним сейчас промышляют его подруга Сардана, Костик-бурят и Николай Васильевич, брат бывшей жены Петра.
На следующий день была хорошая, жаркая погода, отдых и баня. Неожиданно пришлось оставаться жителем метеостанции не только этот день, но и следующий, потому что пришел циклон и сутки шел сильный дождь с ветром. Моей задержке остальные жители были рады. Не часто здесь появляются гости.
Погода утихомирилась только утром третьего дня пребывания в гостях, это же был и третий день месяца июля. И тогда удалось продолжить движение по реке. А двигаться теперь можно было гораздо быстрее. Обильный дождь существенно добавил воды в реке, и скорость течения увеличилась.
В городской жизни мы, конечно, иногда обращаем внимание на отдельные проявления погоды, но всё же не так уж часто в суете смотрим на небо. Но от погоды в условиях такого путешествия зависит многое, поэтому любые перемены очень привлекают внимание и заставляют волноваться. Ведь от этого зависит степень не только физического, но и психологического комфорта. Крупные перемены и тончайшие изменения обращают на себя внимание, отзываются и на внутреннем настроении. В этом году погода явно не хотела баловать. За всю экспедицию теплых и солнечных дней набралось не более недели. Все остальное время было холодно, даже при наличии ясного неба. Особенно удивляло постоянное нахождение в пограничных зонах. Надо мной все время боролись различные воздушные массы. Из-за этого приходилось быть готовым к любому сценарию. Все попытки лета установить здесь свои права заканчивались обычно тем, что пришедшее было тепло, выдавливалось обратно на юг холодным ветром с севера. Иногда скорость моего перемещения по реке оказывалась выше скорости перемещения границы зон, и тогда удавалось убежать от дождя. Зато такая неопределенность погоды часто вызывала интересные и неожиданные настроения окружающего мира.
На четвертый день пути от Маака погода также развивалась в неопределенном направлении, но к вечеру наконец-то разгулялась. Стало тепло и безветренно, тянувшиеся с запада щупальца перистых облаков убрались за горизонт. На небе впервые за экспедицию показался тонкий серпик нарождающегося месяца, согрев душу мыслью, что он виден не только мне, но и моим близким и любимым за тысячи километров отсюда. На ночевку остановился в неожиданно обнаруженной избе напротив устья небольшого притока под названием Басалай. Отсюда остаётся всего лишь 70 километров до действующей метеостанции Сухана. В дневнике по поводу погоды записей делать не стал, дабы не сглазить.
Изба оказалась очень маленькой и тесной, но приняла хорошо, подарила уют и спокойствие. А, проснувшись утром, увидел через северное окно изумительно голубое небо и радостно потянулся. Но вот через южное окно, затянутое драной полиэтиленовой пленкой, шел какой-то подозрительно белесый свет. Так оно и оказалось, ушедшие вчера за горизонт щупальца снова выползли, и вокруг Солнца образовалось яркое гало. В южной части небосклона, низко над горизонтом уже показались первые серые облака. Надо сказать, что в этой экспедиции график движения сам собой сориентировался не по местному времени, а с западным смещением часа на четыре, ближе к московскому. Выходил приблизительно в районе двух часов, останавливался на ночлег в полночь, а вставал около одиннадцати. Хотя все это было относительно в условиях постоянного дня. Также отправился и в этот раз, провожаемый взглядом выскочившего из леса волка, следы которого видел вчера.
Через некоторое время задул сильный ветер с юга, толкая прямо в спину и добавляя скорости. Хотя поднявшаяся река итак позволяла иметь приличный ход. Показалось вполне реальным пройти 70 км, разделяющих с Суханой, уже сегодня. Тем временем события на небесах развивались по вполне определенному сценарию. Вот уже передовые отряды пока еще белых облаков, как вражеская конница, протянулись дугой через все небо, выгнутой в мою сторону. За ними, через некоторые промежутки, поспевали все новые и новые волны все более серых и более мрачных туч. А далее, низко над горизонтом, уже проглядывало сплошное иссиня-черное поле небесной орды. Как не велика была моя скорость в этот раз, они были быстрее, и постепенно все эти волны настигали, и каждая из них опускалась все ниже. Часа через четыре за моей спиной зависла сплошная стена клубившейся черной массы. Тут неожиданно навстречу из-за горы вынырнул летящий низко АН-2, волокущий за собой на тросу какую-то болванку. Пролетел надо мной, потом заложил крутой вираж прямо перед угрожающе черной стеной, и полетел в обратную сторону. В знак приветствия я помахал ему веслом. А еще через полчаса наконец-то пошел дождь. Я соответственно ситуации экипировался, затянул бесконечную песню, и стал пробиваться сквозь пелену дождя, пребывая в непонятной эйфории. Всего девять часов понадобилось, чтобы преодолеть эти 70 км и дойти до Суханы. Небывалая скорость в этом путешествии.

Евгений Тихомиров 30.08.2018 12:44

Сухана — действующая метеостанция и была основана давно еще как фактория, для торговых отношений с местными кочевыми народами. Кроме того, сейчас она работает в роли перевалочной и топливной базы для удаленных геологических участков, работающих в основном по алмазам. Топливо сюда завозится на больших грузовых вертолетах, для самолетов здесь полосы нет. Метеонаблюдения и хозяйство здесь ведут трое радистов-метеорологов, выпускников Новосибирского специализированного училища, поставляющего молодых специалистов для всего Якутского управления. Периодически в эфир морзянкой разносятся метеорологические сведения стараниями молодой семейной пары Сергея и Наташи, а также совсем юной девушки Юлечки. А ещё здесь обитает Вадим Парфентьевич, в должности начальника топливной базы и ведущий, кроме того, наблюдения за магнитным полем с целью корректировки магниторазведки, производимой как раз с помощью вчерашнего самолета с магнитометром на тросу. Этот метод используется для поиска кимберлитовых трубок, содержащих или не содержащих алмазы. Пятым жителем оказался гостивший у Вадима Парфентьевича его сын Женя.
На Сухане, конечно же, ждал радушный прием. Сразу посадили за стол, накормили, а потом уложили спать в настоящую постель, с простынями и одеялом. А на следующий день истопили жаркую баню. Это был день полного отдыха и блаженства. Даже на час включили телевизор. Больше нельзя, потому что электричество здесь дефицит, так как почти не осталось бензина для движка. Хозяева все время пытались чем-то угостить, а Юля взяла личное шефство надо мной. Старалась подсунуть что-нибудь вкусненькое, ругалась, если забывал положить сахар в чай. Я безропотно исполнял роль подшефного и называл ее принцессой. Погода совсем некстати улучшилась, и у меня не осталось уважительной причины, чтобы пожить здесь еще хотя бы денек. И девятого июля все население Суханы вышло на берег Оленька провожать гостя в дальнейшее плавание. Каждый пытался одарить чем-нибудь съедобным, и я старался не обидеть отказом. А принцесса по имени Юлечка испекла хлеб и пирожки в дорогу. Чтобы быстрее уйти от расслабляющего комфорта и вновь войти в рабочий ритм, решил непременно дойти до ближайшей избы, обозначенной на карте в 60 км ниже по течению. Существование оной подтвердил её хозяин Семен из поселка Оленек еще в прошлом году. Это удалось сделать, но, правда, только в шестом часу утра следующего дня.
Я часто ловил себя на непонятных ощущениях в этой экспедиции, почти на всём протяжении. Еще за несколько дней до Маака начал слышать странный гул. Поначалу принимал его за звуки летящего где-то за горизонтом вертолета или моторной лодки за поворотом реки. Но ни то, ни другое в результате не проявляло себя визуально, а гул не прекращался подолгу, возрастая порой по ощущениям до силы, не уступающей гулу высоковольтной ЛЭП. В голову лезли разные мысли, иногда пугая. Потом старался не обращать внимания. И наконец-то принял для себя такую теорию: - Из начального озера и окрестных болот, в самых истоках Оленька, где пробивался с байдаркой в прошлом году, из всех питающих ручейков, малых и больших притоков, притекающих с огромной территории, собирает Река воду, носитель энергии и информации. Река — это не просто путь следования для воды. Это энергоинформационный поток, имеющий высокое напряжение, несущийся к морю. Как кровеносные сосуды раскинулись такие же потоки по поверхности Земли, призванные очищать, питать, поддерживать жизнь планеты и ее развитие. Мне удалось пройти вместе и наедине с Рекой весь путь, от самых истоков. Став малой частицей великого потока, я смог услышать Реку.
В рабочий ритм удалось на этот раз войти достаточно быстро. И 13-го июля вечером подошел к устью реки Укукит, достаточно большого левого притока. Это приблизительно середина пути всего маршрута. Вот уж никак не ожидал встретить такой роскошный терем в этой глуши. Привычными стали редкие неказистые избы, часто в полуразвалившемся состоянии. Здесь же стояла добротно сработанная, явно не так давно построенная избушка с островерхой крышей, покрытой жестью и светлой верандой. Прочные тросы притягивали ее к земле на случай весеннего паводка. Недалеко, под стать избе, находилась просторная баня. Судя по разнообразным пристройкам и приспособлениям, здесь обитала рыболовная бригада, которой в настоящее время не оказалось. Внутри избы также всё аккуратно, у дальней стены широкие, двухэтажные общие нары, ближе к входу печь, сделанная из большой железной бочки. На столе под стеклом картинки из журналов с женщинами различной степени обнаженности. На настенном календаре рамка сдвинута на 23-е июня.
Устроить бы здесь выходной, да истопить баню. Но сглупил, решил только переночевать, а на следующий день дойти до устья Беректы, в 12 км ниже, где стоит старая геологическая база. Там все обещали встречу с рыбаками. Конечно, интереснее устроить банный день в людском обществе. Но, к сожалению, на Беректе не только не оказалось людей, но не оказалось и бани. База находится в запушенном состоянии. Несмотря на то, что на берегу стоит несколько строений, приемлемым для жилья можно признать только одно. Так и продолжил свой путь немытым. Зато радовала установившаяся наконец-то летняя погода. А также высокая вода, резво перемещающая меня вместе с байдаркой. Хотя такая погода имела и отрицательные стороны. Сдерживаемое до этого холодом комарье пыталось наверстать упущенные возможности.
Потом стала меняться морфология окружающего рельефа. Достаточно однообразное окружение реки стали украшать известняковые останцы, да и сами горки как-то приподнялись. Первый, достойный особого внимания город останцев встретился напротив устья притока Мерчимдена, где и решил заночевать, чтобы завтра заняться фотосъемкой. Но утром стали наползать тучи на небо, и удалось сделать только несколько кадров до того, как сильный ливень согнал с вершины одного из известняковых столбов. Загруженная заранее байдарка позволила быстро уйти от дождя, зависшего почему-то на одном месте.
Однако ближе к вечеру снова встретился интересный комплекс останцов на правом берегу, поэтому решил остановиться в этом месте. Вечером облачность не очень позволила поснимать, зато несколько из активно плескавшихся в реке ленков угодили на сковородку. А утром было много солнечного света и все получилось. Правда, это отняло много времени, и поэтому смог уйти отсюда только в семь часов вечера. Высокая вода и соответственно быстрое течение позволили надеяться дойти сегодня до устья Куойки, что и сделал в третьем часу ночи. На подходах к этому левому притоку встречал стоящий посреди реки на отмели лось, спасающийся от гнуса на продуваемом месте. Над водой выглядывала только одна голова. Поводя длинными ушами, в недоумении глядел он на непонятное существо, передвигающееся по реке.

Евгений Тихомиров 30.08.2018 12:46

Куойка порадовала своим каменным городом, будто специально построенным рядом с устьем
 
Куойка порадовала своим каменным городом, будто специально построенным рядом с устьем. Мелкая блочная отдельность местных известняков отражалась в причудливом строении столбов, похожих на сложенные из кирпичиков крепостные стены. Это вдохновляло на съёмку. Но серое небо следующего дня не оставило никакой возможности для этого. Тогда, в ожидании просвета, решил, оставив лагерь, подняться на байдарке по Куойке. Там должно быть обнажение выходящей на поверхность кимберлитовой трубки, о которой рассказывали некоторые люди. Подниматься пришлось не 2-3 км, как обещали, а явно больше десяти. К тому же, сей геологический объект, совсем не впечатлил. Он интересен тем, что при наличии всех минералов-спутников, полагающихся для нахождения там алмазов, в этой кимберлитовой трубке нет самих алмазов. К тому времени погода совсем испортилась, и обратно в Оленек меня из Куойки буквально выплюнул холодный северный ветер.
Бросать весьма выгодный в композиционном плане объект на произвол судьбы не хотелось и пришлось провести здесь еще одну ночевку. Терпеливое ожидание оправдалось, и на следующее утро в разрывах облаков появилось голубое небо, завоевывая все большее пространство. Больше пяти часов ползал я, не жалея сил, между каменными изваяниями в восхищении и в поисках удачных ракурсов. Солнце давно маячило в западном секторе небосвода, когда вернулся в лагерь. Но оставаться здесь еще на одну ночевку не хотелось, и в девять вечера начался отсчет новым километрам.
Вот тут со мной произошло что-то непонятное. Запланированное расстояние до устья Беенчиме удалось пройти ближе к утру, где хотел остановиться в избах, обозначенных на карте. Но на месте все оказалось в разрухе. Тогда решил пройти еще немного и установить палатку в хорошем месте. Но в подсознание уже закралась шальная мысль — пройти еще одну суточную норму. Этот вредный импульс не давал остановиться, хотя давно уже хотелось спать. Инерция все толкала и толкала. И только часа в четыре дня удалось остановить себя, пройдя к этому времени уже сотню километров. Эта затея действительно оказалась очень вредной. Мгновенно уснув в шесть часов вечера, проснулся через три часа с ощущением глубокой депрессии и тоски. Не только спать больше совсем не хотелось, но, кажется, не хотелось даже жить. Только громадным усилием заставил себя шевелиться. Забравшись на гору с фотоаппаратом, удалось слегка поднять моральный дух.
А ведь если вспомнить, как закончился жизненный путь Александра Лаврентьевича Чекановского, первооткрывателя Оленька, то поневоле возникают мысли о странной силе этой Реки. Ведь после своей оленёкской экспедиции он прожил не так много. Из жизни ушёл добровольно, так и не смог справиться с глубокой депрессией, поглотившей его.
Исправить ошибку и вернуть рабочее настроение на следующий день помогла хорошая погода и новые ландшафты. Здесь Оленек уже вошел в плато Кыстык. Массив рыжих гор, округлых очертаний прорезает здесь река. Берега обильно украшены скалами и останцами. А маленький, уютный и просто очаровательный распадок с ручейком между высокими лиственницами, где поставил палатку, окончательно изменил мое состояние в противоположном направлении. Вот такая странная Река, манипулирует внутренним состоянием до крайностей.
Другим днём эта часть реки была признана самой красивой на всем протяжении от самых истоков. Ночевать в этот день остановился с намерением забраться завтра на красную гору рядом, с выдающимися из крутого склона стенами с башенками. А ночью стал свидетелем целого представления. Проснулся от какого-то шума, заставившего выглянуть из палатки. Мать-олениха переплывала реку на противоположный берег. За ней, на значительном удалении ниже, вытянув шею в едином стремлении тщедушного тельца к спасительному берегу, изо всех сил боролся с течением олененок. Мать призывно и ободряюще покрикивала ему. Поспать здесь нормально так и не удалось. Всю ночь рядом с палаткой и вдалеке был слышен топот, фырканье и плеск многочисленных оленей. Оказывается, здесь находится один из путей миграции с одной части плато на другую, разделенных рекой. Хорошо пробитые тропы по распадку и характерный запах подтверждали это.
Однако, несмотря на то, что выспаться не удалось, нужно было выполнять поставленную вчера задачу. Тем более погода идеально соответствовала этому. Подъем на гору показался крутым и нудным. Но когда поднялся и вышел на плоскую площадку одной из выступающих вертикальных стен, будто специально созданную для обзора, хмурое настроение как ветром сдуло. Внизу расстилался целый мир. Плавные изгибы реки, теряющиеся вдали в волнах рыжих гор. Многочисленные зеркала озер в пойме, отбрасывающие серебристый свет или отражающие пронзительно голубое небо, с плывущими по нему невесомыми белыми облаками. Легкий и ласковый ветерок будто подталкивал куда-то. Взгляд жадно поглощал пространство, не упираясь в горизонт, а улетал вместе с ветром все дальше и дальше. Меня вдруг не стало, я растворился. Я был здесь и везде, я был всегда и сейчас. Я стал шорохом потревоженных камней, осыпающихся по склону. Я стал лучом света, рассыпавшимся брызгами на миллионы радужных искр в невесомой паутинке, поднятой на высоту восходящим потоком воздуха. Белым облаком воспарив и накрыв тенью глубокий распадок, в изумлении слушал мелодичные переборы струй веселого ручейка на дне его. Я только что родился, но мне уже было четыре миллиарда лет. Горячее Солнце ласково держало меня в своих ладонях. Далекие звезды касались своими лучами. Я был неизмеримо счастлив и смеялся. Мне было горько и я плакал, не стесняясь слез.
- Я люблю… - сначала прошептал, потом все громче и громче, пока не разнеслось по всей долине.
- Я люблю, люблю…..
Тихим шелестом эхо принесло обратно:
- Я люблю…..
Тупая боль в сердце вернула к действительности, опустила на бренную землю, приковала к тверди. Нет, рано ещё, остались ещё и земные дороги.
Вниз к палатке спустился будто на ватных ногах, заставил себя поесть. Потом молча собрал все хозяйство и отчалил, стремясь к ближайшей цели, пока только к повороту реки, куда упирался взгляд.

Евгений Тихомиров 30.08.2018 12:47

А погода наверстывала упущенные за этот сезон возможности. К середине дня Оленек вышел из зоны рыжих гор и вошел в обычные светло-желтые известняки. Вот тут-то они проявили себя максимально в способности построения каменных скульптур. Великий талант создателя изображал парусники, окаменевшие в своем стремлении одолеть пространство, или трубы органа, несущие свои мелодии по вечности, или лики мудрецов, склонившихся в раздумье над течением Реки–времени. Такое обилие сюжетов заставило слегка растеряться. Но потом пришла правильная мысль. Ночлег решено было устроить рядом с одним из самых интересных сооружений на устье реки Укябиль-Юряге, чтобы утром подняться наверх и поснимать. Преклонив колено и испросив разрешения, получил молчаливое и благосклонное позволение провести ночь прямо у ног каменных великанов. Сквозь сон ощущалось их оберегающее дыхание. А утром все получилось, погода не испортилась, и каменные изваяния дали себя запечатлеть. В этот день появилось некое чувство завершенности. С легкой грустью и ощущением закончившейся сказки выходил из плато, вместе с Рекой в конце этого дня.
Потом встретились первые люди, которых не встречал уже восемнадцать дней. А ночевать устроился на метеостанции Тюмяти в одноименном поселке, который обозначен на старых картах под названием Склад. Первоначально хозяин метеостанции принял не совсем так, как стало уже привычным. Но потом все утряслось, и меня взяли на постой. Следующим днем позволили истопить баню и устроить генеральную стирку. Поселок когда-то жил неплохо и своим русским названием обязан советской эпохе освоения Севера. Теперь здесь запустение, постоянных жителей около двух десятков. Люди живут натуральным хозяйством.
После банных процедур и отдыха мой путь другим днем продолжился по ставшей очень широкой и просторной реке, в тундровых берегах. Ветру есть где разгуляться, чем он и не замедлил воспользоваться. К середине дня плавание на легкой байдарке стало практически невозможным. Волны захлестывали, северо-восточным ветром относило от берега. Порывы его иногда достигали такой мощности, что срывали с верхушек волн водяную пыль и устраивали не радующие на этот раз радуги. Потом появился олень, бегущий по берегу, и моторная лодка, преследующая его по воде. Олень убежал в распадок, а ко мне подъехала лодка с тремя парнями. Они оказались из Таймылыра, самого большого поселка в низовьях Оленька, в 100 км выше устья. За несколько минут общения мы успели подружиться и мне было предложено составить им компанию, а также обещана доставка к устью, до которого осталось около 180 км. Мысль как-то изменить ход событий, внести разнообразие в путешествие и пожить немного жизнью местных жителей понравилась, и я согласился.
Продвижение к устью затянулось на несколько дней. Этому мешал не на шутку разыгравшийся шторм, не позволяющий передвигаться по реке даже на моторных лодках. И только в ночь с первого на второе августа, с одним из новых друзей, мы отправились из Таймылыра в Усть-Оленек на моторной лодке. Спустя несколько часов, сорвав очередную шпонку винта на песчаных отмелях, удалось подойти к поселку, с трудом отыскав его в густом утреннем тумане. Абсолютная тишина, ни одной живой души в шесть часов утра, кресты могилы Прончищевых сквозь туман над обрывистым берегом создавали ощущение призрачности и нереальности сего обиталища людей на самом краю земли. На краю земли, овеянном славой и трагедией первопроходцев. В 1736 году навсегда остались лежать супруги Прончищевы на холодном берегу Оленекского устья. Василий и Татьяна Прончищевы – участники Великой Северной экспедиции. Василий был начальником отряда, который описывал побережье Ледовитого океана между реками Лена и Енисей. А его жена Татьяна добровольно пошла с мужем в плавание и считается первой полярной путешественницей. Именно Чекановский обнаружил их могилу в 1875 году.
Насколько удачным оказалось приобретение друзей в низовьях Оленька пришлось оценить еще не раз. Авиация здесь не совершает регулярных рейсов. Но в посёлке Таймылыр есть военная часть и меня посадили на первый же военный вертолет, летящий в Тикси из Таймылыра. Их забота распространялась и дальше. В Тикси уже ждали, и без крыши над головой остаться не дали. Только через неделю удалось, опять же с их помощью, вылететь в Москву из этого далекого городка на берегу моря Лаптевых. Так закончился этот долгий путь, маршрут длиной в 5000 километров, растянувшийся на три летних сезона и отдельная, настоящая и полная жизнь.

Евгений Тихомиров 31.08.2018 09:00

В свое время Лена как водный путь сыг*рала важную роль в освоении и заселении Восточн
 
Вновь вспомним о Великой Сибирской реке Лене. е притоках. Какое там судоходство?
http://irkipedia.ru/content/sudohods...utskoy_oblasti
Судоходство в бассейне Лены // Винокуров М.А., Суходолов А.П. Экономика Иркутской области
Вы здесь
Отрывок из книги / Перечень книг и отрывков из них в библиотеке Иркипедии / О жанрах Иркипедии
Оглавление
1.
Освоение бассейна
2.
Доставка грузов на золотые прииски
3.
Современное состояние
4.
Судоходные условия на Лене
5.
Судоходство на притоках Лены
5.1.
Витим
5.2.
Киренга
5.3.
Мама
5.4.
Большая Чуя
"Судоходство в..." в энциклопедии:
Судоходство в бассейне Ангары // Винокуров М.А., Суходолов А.П. Экономика Иркутской области
Лена (река) // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)
Лена, река // «Сибирская советская энциклопедия» (1929)
Ещё результаты
"Судоходство в..." в новостях:
Северный завоз в Иркутской области идёт быстрее, чем год назад
Ещё результаты
Общие сведения. Ленский бассейн является одним из самых крупных речных бассейнов страны. Он охватывает площадь в 2,4 млн км2. Длина всех его водных путей превышает 18 тыс. км, из них 8,5 тыс. км судоходны. Навигация длится около 5 мес.
Основная река бассейна — Лена берет начало в 7-8 км от Байкала, на северо-западном склоне Байкальского хребта, северо-за*паднее о. Ольхон, на высоте 1470 м над уровнем моря.
Общая длина реки от истока до устья составляет 4400 км (пер*вое место среди рек Сибири), в том числе в пределах Иркутской области — 1931 км. Из них для судоходства пригодно 1804 км (от Качуга до границы области).
Первые 200 км река течет в горно-таежной местности, по живо*писной узкой и глубоко врезанной долине, имеет много перекатов и мелей, недоступна для судоходства и используется (вместе с притоком Иликтой) лишь для сплава. От истока до Качуга можно сплав*ляться на байдарках. Выйдя на Среднесибирское плоскогорье, при*мерно в районе пос. Качуг, река становится судоходной, однако вплоть до Жигалова и Усть-Кута характеризуется небольшими глубинами. Здесь можно плавать только на мелкосидящих судах.
От Качуга до впадения Витима река образует глубокую извили*стую долину с пологими гористыми склонами высотой от 50 до 300 м. Берега покрыты хвойным и лиственным лесом. В некоторых местах* склоны круто спускаются к воде от*весными скалами, образуя живо*писные «щеки».
На средней Лене, от устья Ви*тима до устья Алдана, русло раз*ветвляется на множество узких и извилистых проток. В районе од*ной из таких проток располагается Якутский речной порт. Ниже Якут*ска берега становятся низменными.
По многолетним данным Гидрометеослужбы, Лена вскрывает*ся ото льда в первой половине мая (у Качуга — 5 мая, у Жигалова — 6, у Усть-Кута — 12, у Киренска — 15, у Витима — 19). Ледоход заканчивается в течение недели. Замерзает река в первых числах но*ября. Таким образом, регулярная навигация может начинаться во второй половине мая и заканчи*ваться в октябре.
Освоение бассейна
В свое время Лена как водный путь сыг*рала важную роль в освоении и заселении Восточной Сибири. Ныне она является важной судоходной магистралью, связавшей централь*ную и северную части Якутии, а также северные районы Иркутской области с железнодорожной магистралью и Северным Морским пу*тем.
Путь на Лену проложил отряд казаков-землепроходцев под ко*мандой казачьего десятника Василия Бугра в начале XVII в. Его от*ряд продвигался от Енисея по Ангаре, Илиму и далее через Илимс*кий волок на р. Куту, по которой спустился к Лене.
Другой отряд под командой казака Пантелея Пянды с Енисея проплыл по Нижней Тунгуске до ее верховьев и вышел на Лену в районе Чечуйского волока. Отсюда отряд спустился вниз по реке, на расстояние примерно до современного Якутска, затем направился вверх по течению до Верхоленска. Дальше через территорию теперешнего Усть-Ордынского Бурятского автономного округа он вышел на Ангару и вернулся на Енисей.
В новом бассейне основали остроги Усть-Кутский и Киренский (1631), Якутский (1632), Верхоленский (1641). Позже с Анга*ры, выше Братских порогов, был открыт путь на Лену через с. Боль*шой Мамырь, а в дальнейшем был проложен тракт между Усть- Кутом и Илимском.
Судоходство на Лене начиналось от с. Качуг и имело преиму*щественно сплавной характер. В северные районы Иркутской губер*нии и Якутскую область завозили продукты питания и грузы для охотников, рабочих и старателей витимской и олекминской тайги. Якутская область получала все необходимые продукты из Иркутс*кой губернии. Таким образом, основной объем грузопотока шел на север и совпадал с течением реки, что существенно облегчало и удешевляло перевозки грузов.
Грузы на Лену доставлялись сначала гужевым транспортом до Качуга или Верхоленска, иногда они поступали по тракту с р. Илима. Зимой их складировали в Усть-Куте, а с открытием навигации, по «большой воде», отправляли вниз- к устью Витима и к Якутску.

Евгений Тихомиров 31.08.2018 09:06

Первый пароход начал регулярное плавание по Лене в 1862 г., и уже в начале XX в. по
 
Необходимость доставки грузов и пассажиров в Ленский район водным путем способствовала развитию сухопутных дорог и прибреж*ных поселков. Были проложены и обустроены Якутский и Шалашниковский тракты. Активно развивались Киренск и Усть-Кут. Киренск стал уездным городом, в котором раз*мещалось управление пароходства.
Здесь открыли отделение банка, по*строили завод и огромные винные склады, выпускали свою газету, го*товили учителей для ленских при*исков. В Усть-Куте действовали со*леварни, поставляющие продукцию для обширного региона, быстро раз*вивалась торговля.
До открытия пароходного со*общения грузы по Лене и ее прито*кам перевозили на так называемых каюках, лодках и плотах. Первое паровое судно построили в Верхоленске в 1855 г. Первый пароход начал регулярное плавание по Лене в 1862 г., и уже в начале XX в. по реке курсировало 20 пароходов, принадлежавших восьми различным компаниям (с 1895 г. пароходы по Лене стали ходить по расписанию).
Таблица 32.8 Протяженность судоходных водных путей на р. Лене
Пристань, остановочный пункт
Расстояние от пос. Качуг, км
Качуг
0
Жигалово
160
Усть-Кут
500
Киренск
810
Алексеевск
838
Устье Витима
1 250
Граница Иркутской обл.
1 705
Перед револю*цией по реке курсировало 38 па*роходов. Кроме того, перевоз*ками занималось более 100 про*стых судов. Имелось много не*больших сплавных судов. Еже*годный грузооборот в бассейне оценивался в дореволюционный период в 5-10 млн пудов.
До революции пароходы от Усть-Кута до Киренска плавали только днем. От Киренска река была гораздо шире, пароходы здесь могли ходить и ночью. Наиболее значимые пристани располагались в Качуге, Жигалове, Верхоленске, Усть-Куте, Киренске, Витимске, Олекминске и Якутске.
Судоходство осуществлялось и по притокам Лены: Витиму, Вилюю, Алдану, Олекме. Общий грузооборот на этих реках оцени*вался в 1,5-2,0 млн пудов.
Особенно быстро начало развиваться пароходное движение по Лене после прокладки автомобильного Ангаро-Ленского тракта. Гру*зы и пассажиры из Иркутска отправлялись по Ангаре до Заярска, а оттуда по тракту до порта Осетрово и дальше по Лене на север.
Бассейн Лены в пределах Иркутской области сегодня имеет еще большее народнохозяйственное значение. Здесь добываются золото, слюда, заготовляются пушнина, древесина. Река является важной транспортной магистралью, по которой доставляются грузы на север, в Мамско-Бодайбинский горнопромышленный район и в Республику Саха (Якутию).
Доставка грузов на золотые прииски
На ленские золотые при*иски грузы доставляют по Витиму. Здесь ходят мощные суда, кото*рые поднимают вверх по течению груженые баржи. Витим стреми*тельно несет свои воды. Суда идут медленно. До революции парохо*ды от устья Витима до Бодайбинской резиденции (300 км) проходили за 5 дней (ночью движение по реке прекращалось). Современные суда, оборудованные навигационными приборами, преодолевают это расстояние гораздо быстрее.
На пути в Бодайбо располагается поселок водников — Воронцовка, в котором имеются пристань, затон и ремонтные мастерские. Здесь начали ремонтировать суда еще в дореволюционный период. От Воронцовки до Бодайбо, из-за сильного течения, движение судов становится еще более медленным. Вокруг проплывают угрюмые, но величественные высокие скалы и горные цепи. Зимой по скованным льдом Витиму и Лене грузы доставляются автотранспортом.
Доставка грузов на прииски осуществлялась не только по Вити*му, но и по другим притокам Лены. В так называемую Дальнюю тайгу их завозили через Олекминск по pp. Олекме, Чаре и Жуе до пос. Перевоз. На этом участке осуществлялись регулярные перевозки на небольших мелкосидящих судах. На участке р. Жуй между пос. Пере*воз и Светлый (почти до впадения р. Вачи) грузовые перевозки были возможны лишь в период «боль*шой воды».
Весной (с 15 марта по 15 мая) и осенью (с 15 октября по 15 де*кабря) грузовые перевозки по реке прерываются.
Современное состояние
Ныне водный транспорт в бассей*не Лены представлен одним из крупнейших в стране речных пор*тов — Осетрово, а также Осетров- ской, Кнренской и Алексеевской ремонтно-эксплуатационными ба*зами флота. Старый паровой флот давно заменен новыми высокоэф*фективными дизельными судами повышенной грузоподъемности и мощности с высокими технико-экономическими показателями.
До начала 1990-х гг. в бассейне действовало объединенное Лен*ское речное пароходство, которое являлось вторым по величине пос*ле Волжского. За годы перестройки на Лене возникли десятки част*ных мелких компаний, которые, не имея базы и квалифицированных специалистов, занимаются извозом, минимизируя при этом выплаты налогов в бюджет.
В 1986 г. было создано Верхнеленское речное пароходство. Оно объединило пять предприятий — Осетровскую, Киренскую и Алексе*евскую ремонтно-эксплуатационные базы флота, Осетровский и Киренский речные порты. На этих предприятиях работают почти 4,5 тыс. чел. и более 450 единиц флота, включая нефтеналивные танкеры и среднетоннажные сухогрузные теплоходы. Весь этот флот осуще*ствляет грузоперевозки от Усть-Кута до Тикси. Имеются крупнотон*нажные теплоходы типа река-море, которые могут работать за преде*лами Лены, в том числе в морских бассейнах. В период снижения объемов перевозок в Ленском бассейне часть судов (около 50) пере*бросили с Лены в Балтийский, Средиземноморский и Дальневосточ*ный морские бассейны.

Евгений Тихомиров 31.08.2018 09:07

Новому Верхнеленскому речному пароходству приходится кон*курировать с Ленским речным пароходством Республики Саха (Яку*тии) и предлагать потребителям более выгодные условия перевозки. Вместе с тем у флота верхней Лены есть свои конкурентные преимуще*ства. Суда здесь с небольшой осадкой, мелкосидящие, они незаменимы при поставках грузов по «малой воде» до Якутска, а также по неболь*шим рекам бассейна как на тер*ритории Иркутской области, так и в Якутии.
Чтобы выжить, речникам приходится диверсифициро*вать свое производство, осва*ивать ранее несвойственные виды деятельности. В частно*сти, в Усть-Кутском и Киренском районах создаются дочер*ние предприятия по лесозаго*товке. Они решают проблему занятости и загрузки судов, идущих вверх по Лене до пор*та Осетрово. Возможна орга*низация лесозаготовки (до 1,5 млн м3 древесины в год) и в бассейне верхней Лены.
Учитывая сложности с приобретением горюче-сма*зочных материалов для фло*та, в пароходстве создали собственную нефтяную компанию, кото*рая использует ресурсы Пилюдинского месторождения. Запасы это*го месторождения позволяют построить в районе небольшой нефте*перерабатывающий завод на 15-25 тыс. т в год, что дает возмож*ность примерно наполовину покрыть существующую по*требность пароходства в ди*зельном топливе. Намечается развитие судостроения.
Таблица 32.9 Протяженность судоходных водных путей на р. Киренге

Пристань, остановочный пункт

Расстояние от Киренска, км

Киренск

0

Усть-Киренга

69

Кутима

112

Нижнее Мартынове

148

Верхнее Мартыново

151

Короткова

184

Казачинское

251
Судоходные условия на Лене
По судоходным услови*ям и объему грузоперевозок р. Лена делится на пять участ*ков. Дадим им краткую харак*теристику.
Исток—Качуг. Протяженность реки на этом участке равна 252 км. Основной свой путь река протекает в горах и в узкой долине. Берега здесь крутые, местами отвесные, каменистые. Русло узкое, шириной 40-100 м. Уклон большой, средняя скорость течения 9 км/ч, глубины на перекатах — 0,3-0,8 м, количество пере*катов — 52. Участок недоступен для судоходства.
Качуг—Жигалово. Начиная от Качуга река все более при*обретает равнинный характер. Протяженность участка — 160 км, паде*ние — 95 м, средний уклон — 0,06 %0, скорость течения — 5-7 км/ч, ширина русла — 80-190 м, меженные глубины — 0,4-0,8 м. Судоход*ство на участке из-за наличия перекатов осуществляется в периоды «большой воды» с использованием специальных мелкосидящих судов. Подобные суда строили на верфях в пос. Качуге и Жигалове.
Жигалово—Усть-Кут. На этом участке река становится более полноводной. Но судоходство здесь также возможно при высо*ком уровне воды с использованием мелкосидящих судов. Только в годы исключительного мелководья суда не могут дойти от Жигалова до Усть-Кута. Данный участок имеет протяженность 340 км, падение 128 м, средний уклон 0,04 %0, ширину русла 120-320 м, скорость течения — 3-7 км/ч, наименьшие глубины на перекатах — 0,5-0,8 м.
Усть-Кут—Киренск. Начиная от Усть-Кута река стано*вится более полноводной и полностью судоходной. Протяженность участка — 310 км, падение реки — 32 м, средний уклон — 0,02 %0, ширина русла — 170-550 м, средняя скорость течения — 4 км/ч (на перекатах — 6-8 км/ч), глубины на перекатах — 0,9-1,4 м.
На правом берегу по этому маршруту в Лену впадают крупные притоки Таюра и Киренга, а на левом — Тира.
В Усть-Куте находится крупный речной порт Осетрово. От порта и ниже по течению интенсивность перевозок резко возраста*ет. Однако условия для судоходства здесь еще недостаточно благо*приятные. В отдельных местах возможно только одностороннее дви*жение, а также встречается несколько мелководных участков: Усть- Кутский, Казаркинский, Борисовский, Мироновский, Верхнемар*ковский, Ульканский, Заборовский, Кудринский. На этих участках капитаны крупнотоннажных судов должны быть очень осторожны, особенно в мелководье.
Создание необходимых судоходных условий на участке Осетро*во—устье Витима требует ежегодного проведения больших объемов дноуглубительных работ. Необходимо поддерживать гарантированную глубину судового хода 1,8 м, строить выправительные сооружения, разрабатывать судоходную прорезь на 80 перекатах общей длиной до 150 км при ширине судового хода до 70 м и минимальных радиусах закругления 400 м. За навигацию с 1 км пути извлекают до 8 тыс. м3 грунта. Чтобы уменьшить объем подобных работ и улучшить судоход*ные условия, предлагалось зарегулировать речной сток с помощью низ*конапорной транспортной плотины, построенной ниже Усть-Кута.

Евгений Тихомиров 31.08.2018 09:11

Грузы и пассажиры перево*зятся и по притокам Лены: Витиму, Киренге, Маме, Большой Чуе
 
Киренск—устье Витима. После Киренска Лена все боль*ше превращается в могучую реку с большими глубинами. Русло стано*вится шире, берега круче, река полноводнее. Протяженность данного участка составляет 440 км, падение — 72,3 м, средний уклон — 0,02 %0, ширина русла — 210-570 м, глубины на перекатах — 1,1-2,0 м, ско*рость на перекатах до 6 км/ч, на плесовых участках — до 2,5 км/ч. Транспортное движение на этом маршруте более интенсивное.
Здесь встречаются так называемые «щеки» — высокие крутые скалы по обоим берегам реки, быстрое течение. Эта достопримечатель*ность Лены доставляет дополнительные трудности речникам. В этом месте русло заметно суживается — с 700-1000 до 200 м. Во время весенних паводков уровень воды может резко повышаться (в 1915 и 2001 гг. он поднялся на 15 м). Из-за узкого фарватера движение осуще*ствляется в одном направлении. До внедрения радиосвязи регулирова*ние движения велось оригинальным способом: на вершине самой высо*кой первой «щеки» в избушке жил регулировщик, который указывал путь пароходам.
Ниже «щек» по течению Лены возвышаются скалы. Среди них Пьяный Бык — скала с острым выступом в русло реки. Место здесь узкое (ширина 70 м). Старожилы рассказывают, что на данном учас*тке когда-то потерпели аварию купеческие карбаса, на которых везли на прииски спирт и быков. Лоцман был пьян и не заметил огромный каменный выступ. Карбаса разбились о скалу, спирт разлился, а быки утонули. С тех пор эту скалу называют Пьяным Быком, а располо*женное вблизи село — Пьянобыковским.
Участок ниже устья Витима имеет протяженность до перехода на территорию Якутии 455 км, средний уклон 0,009 %о. Глубины здесь не падают менее 2,2 м.
Начиная от Усть-Кута и вниз до устья река судоходна в период всей навигации. Мощные буксиры и баржи перевозят из порта Осетро*во грузы на север области и в Республику Саха (Якутию). На теплохо*дах осуществляются пассажирские перевозки. По Витиму завозится много грузов для золотодобывающей и слюдяной промышленности. Средняя продолжительность навигации на перечисленных участках — 160-165 дней.
Судоходство на притоках Лены
Грузы и пассажиры перево*зятся и по притокам Лены: Витиму, Киренге, Маме, Большой Чуе, Куте и др. Рассмотрим судоходные условия на некоторых притоках подробнее.
Витим
Правый и основной приток Лены, впадающий в нее на 1485-м км от ее истока. Берет начало из небольших озер, расположенных в пределах Икатского хреб*та на высоте 1686 м над уровнем моря. Пересекает Северо-Муйский хребет, образуя Парамский порог в 655 км от устья, и течет здесь в глубоком ущелье с крутыми берегами, возвышающими*ся над водой на 80-120 м. Далее река пересекает Делюн-Уранский хребет и протекает по Патомскому нагорью до слияния с Леной.
Площадь бассейна Вити*ма — 225 тыс. км2, общая про*тяженность — 1837 км, из которых на территорию области приходит*ся около 580 км. Судоходство на Витиме осуществляется от его устья до Делюн-Уранского порога. Выше этого порога Витим используется лишь как сплавная река, по которой поставляется лес для нужд пред*приятий золотопромышленности.
Землепроходцы начали осваивать Витим в XVII в. Отряд каза*ков во главе с Максимом Перфильевым впервые отправился по этой реке, чтобы найти кратчайший путь с Лены в бассейн Амура. Регуляр*ное плавание на карбасах отмечается здесь с 1688 г., после начала добычи слюды-мусковита. Особенно быстро стало развиваться судоходство по Витиму с середины XIX в., когда в бассейне реки обнару*жили золото.
Плавание судов по Витиму связано с большими трудностями. Река размывает берега, а в устьях притоков и местах замедленного движения образуются наносы песка и гальки. Из-за этого в фарватере много перекатов. Тем не менее Витим доступен для судоходства на небольших катерах и малотоннажных баржах. Он являлся главной транспортной магистралью, обеспечивающей доставку грузов в Мамско-Чуйский и Бодайбинский районы. В середине 1980-х гг. по Вити*му завозилось до 500 тыс. т различных грузов. С окончанием строи*тельства автомобильной дороги Таксимо —Бодайбо — Мама часть по*ступающего в эти районы грузопотока неизбежно переложится на автомобильный транспорт. Вместе с тем перевозимые ранее водным транспортом крупнотоннажные грузы (уголь, лес, нефтепродукты и др.), особенно отправляемые в Республику Саха (Якутию), будут традиционно доставляться по реке.
В пределах Иркутской области по судоходным условиям и объе*мам перевозок Витим можно разделить на два участка.
Первый (устье — Бодайбо) имеет протяженность 289 км, паде*ние — 60 м, средний уклон — 0,021 %о, ширину коренного русла — 160-350 м, максимальную скорость течения на отдельных участках –– до 12 км/ч (средняя скорость течения — 8 км/ч). Здесь встреча*ется около 30 перекатов. Вот уже более 150 лет на этом участке раз*вито судоходство с применением мощных пароходов и теплоходов. Он обслуживает грузооборот Бодайбинского и Мамско-Чуйского рай*онов. В 5 км от устья р. Мамакан находится перекат Собачьи Норки, через который капитаны проводят суда с особой осторожностью, осо*бенно во время туманов, чтобы не посадить их на мель.
Второй участок (Бодайбо — граница Республики Бурятии) про*тяженностью 290 км имеет ширину русла 320-430 м и глубину на перекатах и шиверах — 0,8-1,2 м, на плесах — 4-6 м. Этот участок также судоходен, обслуживает ле*созаготовку, служит для буксировки плотов.
Таблица 32.10 Протяженность судоходных водных путей на р. Витим
Пристань, остановочный пункт
Расстояние от устья, км
Устье р. Витима
0
Воронцовка
102
Мама
170
Еремиха (Витимский)
196
Мамакан
277
Бодайбо
289
Киренга
Правый приток Лены, впадающий в нее у г. Ки*ренска. Берет начало на западном склоне Байкальского хребта, в 15 км от Байкала, на высоте 856 м над уровнем моря. Общая протя*женность Киренга — 746 км, пло*щадь бассейна — 46,7 тыс. км2. В нижнем течении на протяжении почти 300 км, до д. Юхты, река традиционно использовалась для судоходства. Средний уклон здесь составляет 0,05 %о, скорость течения — 3-8 км/ч.
До строительства БАМа по Киренге, от ее устья до с.Казачинского (251 км), регулярно доставлялись грузы и пассажиры в Казачинско-Ленский район.
Глубины на перекатах на этом участке — 0,6-1,2 м. Выше по течению, от с. Казачинского до сел Окунайского, Новоселово и Тарасово, судоходство носило иррегулярный характер и осуществлялось лишь в период «большой воды». Верхнее течение реки использовалось как сплавной путь.
Мама
Является левым притоком Витима, впадает в него в 170 км от его устья и в 119 км ниже г. Бодайбо. Берет начало в горах Северо-Байкальского нагорья в виде двух рукавов — Правой и Левой Мамы, на водоразделе между бассейнами Байкала и Лены. Правая Мама берет начало на высоте 2608 м над уровнем моря у одной из вершин Верхнеангарского хребта.
Общая протяженность реки около 350 км (в том числе в преде*лах области — 220 км). Ширина русла — около 100 м. Наименьшие глубины падают до 0,5 м. Может эксплуатироваться как водный путь мелкосидящими судами на протяжении до 100 км от устья. Берега Мамы крутые, скалистые, местами отвесно спускающиеся к воде в виде столбов. Дно реки каменистое, вода чистая и прозрачная.
По реке в ее нижнем течении перевозятся грузы для нужд слю*дяной промышленности. Здесь могут проплывать небольшие катера и плоскодонные баржи. Регулярное судоходство осуществляется до рудных поселков Луговский и Слюдянка. Выше по течению, до с. Брамья, перевозка грузов возможна лишь в период «большой воды».
Большая Чуя
Правый приток Лены, впадающий в нее на 1464-м км от ее истока. Общая протяженность реки — 512 км, в том числе в пределах Иркутской области — 390 км. В нижнем течении используется для лесосплава. Мелкосидящие суда могут заходить на 55 км от устья.

Евгений Тихомиров 03.09.2018 08:48

А интерес поехать в Долину Смерти Вилюя, чтобы самостоятельно найти таинственные «кот
 
Загадочные, не познанные,а оттого порой страшащие, явления присутствуют и поджидают путешественников везде.
http://www.dnevniki.ykt.ru/%D0%90_%D...2%D0%B0/705736
Долина смерти. Верховья реки Вилюй
29 июня 2014 г., 00:08 1160
Все аномальное вызывает сильнейший интерес, поэтому предприимчивые люди, пользуясь этим, создают свой выгодный бизнес. Конечно, получается замкнутый круг – выгодно, пока интересно. А интерес поехать в Долину Смерти Вилюя, чтобы самостоятельно найти таинственные «котлы», присутствует. Вот только холод я не люблю, комаров, кстати, тоже, но если Вы – заядлый авантюрист, дружите с комарами и не боитесь никого и ничего, то развиваем патриотизм и летим в Якутию на поиски необъяснимого – «всего» за 92 000 за 9 дней. Что же смотреть в Якутии за такие деньги?! – спросите Вы. А посмотреть там есть на что, если Вы, конечно, сами что-нибудь обнаружите; ну, если не посмотреть, то хотя бы легенды послушать и на сибирскую природу с высоты птичьего полета взглянуть – тоже дело, между прочим! Начнем, как говориться, от печки.
alt
Загадочная долина
Я помню, на уроках литературы мы проходили тему, связанную с выбором названий литературных произведений. Название должно передавать основную мысль представленного текста. Видимо, и название «Елюю Черкечех» отображает сущность всей долины, находящейся в верховьях Вилюя, в районе его притока Олгуйдаха, потому, что переводиться оно, как «Долина Смерти». Уже много лет эта загадочная долина не дает покоя исследователям аномальных явлений и уфологам. Бытующие с давних времен легенды и слухи утверждают, что тут, среди сплошных болот и непроходимых чащоб, хранящих следы каких-то древних катаклизмов, затеряны огромные металлические «котлы» таинственного происхождения. При этом очень часто высказываются предположения, что «котлы» не иначе как инопланетного происхождения.
Как бы то ни было, но феномен «Елюю Черкечех» занесен во многие энциклопедии аномальных зон планеты, и события, происходящие возле якутской реки Вилюй, пока не подпадают ни под какую классификацию.
О "Долине смерти" писал еще в позапрошлом веке известный исследователь Вилюя Ричард Маак, совершивший ряд экспедиций в Вилюйский округ. Побывавший в этих краях в 1854 году, он отметил следующее: «В Сунтаре мне рассказывали, что около вершины Вилюя есть речка, называемая Алгый тимирнить (Большой котел утонул), впадающая в Вилюй. Недалеко от ее берега, в лесу, находится в земле огромный котел, сделанный из меди; из земли высовывается один только край его, так что собственная величина котла неизвестна, хотя рассказывают, что в нем находятся целые деревья…»
Так же в архиве Национальной библиотеки Республики Якутия сохранилось письмо некоего М.П. Корецкого из Владивостока. В этом письме он рассказывает следующее:
«Первый раз в 1933 году, когда мне еще было 10 лет - вместе с отцом ездил на заработки. Потом в 1939 году - уже без отца. И последний раз - в 1949 в составе группы молодых ребят.
«Долина смерти» тянется вдоль правого притока реки Вилюй. По сути - это целая цепочка долин вдоль его поймы. Все три раза я был там с проводником якутом. Шли мы туда не от хорошей жизни, а оттого, что там, в этой глуши, можно было мыть золото, не ожидая в конце сезона ограбления и пули в затылок. Что касается таинственных объектов, их там наверное много, потому что за три сезона я видел семь таких "котлов". Все они представляются мне совершенно загадочными: во-первых, размер - от шести до девяти метров в диаметре. Во-вторых, изготовлены из непонятного металла. Дело в том, что "котлы" не берет даже отточенное зубило (пробовали, и не раз). Металл не отламывается и не куется. Даже на стали молоток обязательно оставил бы заметные вмятины. А этот металл сверху покрыт еще слоем неизвестного материала, похожего на наждак. Но это не окисная пленка и не накипь - ее тоже ни сколоть, ни процарапать. Уходящих вглубь земли колодцев с комнатами, о которых говорится в местных легендах, мы не встречали.
Но я отметил, что растительность вокруг "котлов" аномальная - совсем не похожа на то, что растет вокруг. Она более пышная: крупнолистные лопухи, очень длинные лозы, странная трава - выше человеческого роста в полтора - два раза. В одном из "котлов" мы ночевали всей группой (6 человек). Ничего плохого не ощущали, ушли спокойно без каких-либо неприятных происшествий. Никто после серьезно не болел. Разве что у одного из моих знакомых через три месяца полностью выпали все волосы. А у меня на левой стороне головы (я на ней спал) появились три маленьких болячки размером со спичечную головку каждая. Лечил я их всю жизнь, но они до сегодняшнего дня так и не прошли. Все наши попытки отломить хоть кусочек от странных "котлов" не увенчались успехом. Единственное, что мне удалось унести - камень. Но не простой половинка идеального шара диаметром шесть сантиметров. Он был черного цвета, не имел никаких видимых следов обработки, но был очень гладкий, словно отполированный. Я поднял его с земли внутри одного из этих котлов. Этот сувенир я привез с собой в село Самарку Чугуевского района Приморского края, где жили мои родители в 1933 году. Он лежал без дела, пока бабушка не решила отстроить дом. Понадобилось вставлять стекла в окна, а стеклореза не было во всем селе. Я попробовал царапать ребром (гранью) половинки этого каменного шара, оказалось, что он режет с удивительной красотой и легкостью. После этого моей находкой много раз пользовались как алмазом все родственники и знакомые. В 1937 году я передал камень дедушке, а его осенью арестовали и увезли в Магадан, где он прожил без суда до 1968 года и умер. Теперь никто не знает, куда подевался тот камень..."

Сам Корецкий все же считал, что это сделал человек: котлы хоть и прочные, но не беспредельно. В своем письме Михаил Петрович подчеркивает: в 1933 году якут-проводник говорил ему, что 5-10 лет тому назад он обнаружил несколько котлов-шаров (они были абсолютно круглые), которые высоко (выше человека) выступали из земли. Они выглядели как новенькие. А позже охотник уже видел их расколотыми и разбросанными. Корецкий так же отметил, побывав у одного "котла" дважды, что тот за несколько прошедших лет заметно погрузился в землю, очевидно от веса. Выходит, эти объекты появились в "Долине смерти" не так давно, но тогда каким образом еще в 1854 году о них писал Маак, а 79 лет – мне кажется, это не тот возраст для изделия (из чего бы оно не было сделано), чтобы назвать его «новеньким», особенно если оно теряет первозданный вид всего за 5-10 лет.
Исследователь древних культур Якутии Н. Архипов тоже писал о странных объектах:
"Среди населения бассейна реки Вилюй издревле бытует предание о наличии в верховьях этой реки громадных бронзовых котлов-олгуев. Предание это заслуживает внимания, так как к этим предполагаемым районам местонахождения мифических котлов приурочено несколько речек с якутскими названиями "Олгуйдах", что означает "Котельная"..."
В 1971 году были документально засвидетельствованы современными исследователями из города Мирный А. Гутеневым и В. Михайловским показания старого охотника-эвенка, который, побывав в "Долине смерти", рассказывал им, что в районе междуречья Нюргун Боотур (Славный богатырь) и Атарадак (Шибко большая трехгранная железная острога) находится металлическая нора, в которой лежат промерзшие насквозь "шибко худые, черные одноглазые люди в железных одеждах".
Те же самые исследователи, Михайловский и Гутенев, попытались воссоздать по легендам и всем доступным данным, в том числе по главному якутскому эпосу «Олонхо», то, что происходило в далеком прошлом на территории зловещей "Долины смерти". По их мнению, все выглядело следующим образом:


Текущее время: 18:16. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС