Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 17.04.2017 09:18

Продолжим теперь боле предметно об истории этого самого канала. то есть Екатерининского канала:
http://akadaha-z.livejournal.com/16814.html
"Сегодня хотелось бы рассказать Вам еще об одном глобальном водном проекте Петра I – соединение рек Москва и Волга. В первую очередь этого требовали интересы торговли. Царя очень привлекло географическое положение рек Дубна и Сестра, и в 1722 году Петр I поручает инженеру Георгу Вильгельму де Генину спроектировать строительство канала на этом участке. Проект был выполнен. Он предусматривал соединение рек Москвы и Сестры в районе Рогачевской пристани, и таким образом создавался сквозной путь из Балтийского моря через Волгу и Москву в центральные районы России, соединив Истру, приток Москвы, с Сестрой и Дубной, питающими Волгу. Подъем воды на пути от Волги до Москвы должен был осуществляться с помощью 127 шлюзов. Но, ввиду несовершенства технических средств, отсутствия необходимых финансов и людских ресурсов реализацию проекта отложили до лучших времен...
О проекте Петра вспомнили только спустя 100 лет, в царствование Николая I. По одной из версий канал понадобился для того, чтобы обеспечить доставку мрамора и гранита с Волги в Москву для возведения храма Христа Спасителя. В 1824 году Николай I поручает разработку нового проекта канала генерал-майору Михаилу Николаевичу Бугайскому. И уже в 1826 году по этому проекту в верховьях Сестры начались строительные работы, длившиеся более 20 лет.
Общая протяженность водного пути составила 214 верст (примерно 292 км). Его основная нагрузка приходилась на русла рек Истры (впадающей в Москва-реку) и Сестры (сообщающейся с верховьями Волги). В районе Солнечной горы, где ныне расположился город Солнечногорск, Сестру и Истру соединили 8-ми километровым соединительным каналом, ширина которого составляла 45 м. Для пополнения канала водой около деревни Загорье соорудили дамбу, протяженностью около двух километров, и в долине речек Сестра и Мазиха образовалось водохранилище объемом 12,6 млн. м3 «Подсолнечное», более известное как Сенежское озеро, по одной из версий, названное так по погосту, а по другой, по имени любимого коня Екатерины II — Cенешаля.
Реки Сестра и Истра были спрямлены. На Истре было построено 13, а на Сестре 20 деревянных и каменных шлюзов таких же размеров, как на Тихвинской водной системе. В 1850 году водный путь Москва – Волга, был торжественно открыт. Если посмотреть на эту водную систему в целом, то путь по ней проходил так: по Москва-реке (69 км), Истре (91 км), деривационному каналу (14 км), соединительному каналу (8,5 км), деривационному каналу вдоль Сестры (66, 7 км), по самой Сестре (32 км) и Дубне (10, 6 км). Пропускная способность водного пути была рассчитана на 3 тыс. небольших судов в год, в навигацию по нему сплавляли баржи, перевозившие каменные блоки весом до 30 тонн. На тихоходных участках баржи вытягивали бечевой бурлаки.
Водная система просуществовала 10 лет. Уже в 1851 году заработала Николаевская железная дорога из Петербурга в Москву, составившая водному транспорту неоспоримую конкуренцию, и в 1860 году Екатерининский канал был закрыт, шлюзы разобраны и распроданы. Есть даже версия, что из одного из таких шлюзов Солнечногорский купец Самохвалов построил лучшее здание в городе, в котором в настоящее время располагается городская администрация. Больше о канале не вспоминали, и постепенно он превратился в заросший ручеек, о котором мало знают даже местные жители.
Конечно, не могли мы оставить без внимания и этот водный путь. Но видимо из-за близкого расположения к Москве, а может из-за того, что Солнечногорск нам хорошо знаком благодаря дороге на дачу, как и забитое пробками Ленинградcкое шоссе, посмотреть на него все не получалось. В этот раз случилось как обычно с такими близкими поездками, спонтанно и неожиданно. Ночью решили – с утра поехали. Поэтому посмотрели мало, а изучили и того меньше, но все-таки минимальное представление о Екатерининском канале и Истринско-Сестренской системе получили – ничего не осталось, смотреть особо нечего, хотя можно побродить по лесным тропинкам, попредставлять времена, когда по каналу шли баржи, можно, но сложно – слишком много отвлекающих факторов характерных для Московской области – мусор, беспрерывный шум потока машин на Ленинградке, минимальное количество птиц и прочей живности. Но тем не менее, поделиться с вами тем, что мы увидели, захотелось, может кто-то и захочет продолжить наши изыскания, и как-нибудь при случае найдет чудом сохранившийся шлюз системы...
Свое знакомство с системой мы начали с самого легкодоступного места Екатерининского канала – в городе Солнечногорске, после перекрестка с указателем (по направлению из Москвы) налево – Пятницкое ш., направо – Тимоново, Ленинградское шоссе проходит по тому месту, где когда-то протекал канал.
Далее было решено для начала посмотреть на канал, проходящий правее Ленинградского шоссе, к Сенежскому озеру решили даже не подъезжать, так как его красивейший вид нам хорошо знаком, а каналом, дабы не углубляться глубоко в лес по сырой траве, спокойно полюбовались с мостиков в деревне Сергеевка.
Вернувшись на Ленинградское шоссе, едем до Давыдково и перед постом ГИБДД опять сворачиваем направо в сторону базы отдыха «Романитика». Здесь влияние человеческих усилий на реку Сестру заметно невооуженным взгядом. Берега дики и заброшены -огромнейшие борщевики, бывшие в употреблении бассейны, поваленные деревья. Но тем не менее, местный житель рассказал, что рыба в реке водится, в этом году кто-то даже поймал щуку на 4,5 кило...

Евгений Тихомиров 17.04.2017 09:50

И далее о водных путях "СТАРОРУССКОГО КРАЯ". Для "гурманов",. особенно интересно:
http://russa.narod.ru/books/pilaev2/0002.htm
Равнинная поверхность края с постепенным уклоном к ильменской котловине способствовала формированию более или менее значительных речных русл. Способствовали этому и мягкие глины, и суглинки, подстилающиеся песчаниками и песками. Только в юго-восточной части края, где более водонепроницаемые пласты лежат местами под толстой настилкой ледниковой девонской глины, или на с.-западе, где девонские отложения выходят на поверхность земли, речные русла прорезывают уже слои напластований, образовав более или менее глубокие и широкие долины. В этих местах течение рек отличается извилистостью и множеством оврагов среди высочайших берегов. Узкие русла с быстро несущейся водой, стиснутой с обеих сторон отвесными, на десятки метров подымающимися вверх берегами, то и дело извиваются среди, так называемых, «лук», где река лишь с правой стороны жмется к высокому и крутому берегу. С другой стороны от покинутого ею старого берега ее отделяет более или менее обширная пойма, а выше поймы обычно можно заметить несколько ровных ступеней — террас, которые указывают на постепенное врезывание рек в долины в связи с понижением уровня озера Ильменя. Крутые же склоны берегов покрыты кустарниками ивы, ольхи, рябины и др., а внизу целыми зарослями лозы, черной смородины и др.
В нижних частях река выравнивается, берега понижаются, и весенние воды, разливаясь на большие пространства, осаждают на полях немало принесенного с собою ила 1). К берегам рек жнутся одна за другою деревушки. За ними начнутся леса и болота — безлюдные, пустынные. И только у берегов следующих ручьев и речек пойдут опять деревни. Эти-то селения и рассказывают об одной особенности в жизни русского человека, проявившейся с первых моментов появления его на приволье русской равнины. Расскажут они, как любил русский человек реку, как жил он с нею душа в душу. Любил он свою реку, и никакой другой стихии своей страны не говорил в песне таких ласковых слов, как реке. Да и было за что: при переселеньях — она указывала ему путь, при поселении — она неизменная соседка; он жался к ней, на ее непоемном берегу он ставил свое жилье — село или деревню. В продолжение значительной части года она и кормила его. Для торговца она — торговая летняя, даже зимняя ледяная дорога. Не грозила она ни бурями, ни подводными камнями; только во время поворачивай руль при постоянных капризных извилинах реки, да помни мели — перекаты. Ее великолепные половодья, совершаясь правильно в урочное время, указывали — где следует селиться. Превращая на время скромные речки в настоящие сплавные потоки, они приносили и приносят неисчислимую пользу судоходству, торговле, луговодству, огородничеству.
1) Федоровский. Почв.-геолог. очерк Старор. уезда, 4 стр.
В древней Руси расселение шло по рекам, и жилые места обыкновенно сгущались по берегам бойких судоходных рек, оставляя в междуречьях пустые лесные или болотистые пространства 2). Только вражеские нападения заставляли человека бежать на время с ее берегов, скрываться в самой гуще леса. Вообще старорусский край изобилует водою. Густота сети (рек, ручьев, потоков по всему бассейну Ловати и Полы) на 1 кв. км бассейна 0,38 км 3) Немного в нем деревень и селений расположено вдали от речек или ручейков. Речки эти, орошая поля, уносят избыток почвенной влаги, от которой чаще страдает край, и оживляют однообразную равнинную местность своими картинными, красивыми берегами и изгибами течения, — но, как средства сообщения, большая часть их совершенно непригодна вследствие своего мелководья. Они скорее даже затрудняют и препятствуют сообщениям, так как, разбушевавшись весеннего порою, превращаются в громадные клокочущие потоки, ломают на своем пути все, что ни попадает, сносят мосты, на долгое время прерывают сообщения одной деревни с другой. Исключение представляют Ловать, Пола и Шелонь, но и их величественные грозные разливы доставляют много бедствия прибрежному населению. А судоходных и сплавных притоков только у Ловати и Полы (на всем протяжении) 41 с протяжением 3116 км. 4). (Об этих реках подробно изложено далее). Общее же количество потоков до 1713 с длиною сети до 11284 км. Рыбы по рекам мало. Крестьяне иногда ловят се для своих потребностей к праздникам, но это больше мелкая рыба и в небольшом количестве.
2) Ключевский. История России, ч. 1, 67 — 63 стр.
3) Родевич. Изд. Волховстроя, 18 вып., 175 стр.
4) Там же.
В некоторых реках в прежнее время в изобилии водились раки, напр., в Редье, Робьях, но после 1905 года, когда на них, как говорят, прошел мор, они исчезли.
Кишат рыбою лишь многие болотистые озерки, часто неизвестные, представляющие иногда одно бездонное окно среди мохового болота. К такому озеру почти невозможно и пробраться по качающемуся мху.
Много рыбы ловится в дельте Ловати, и только здесь река кормит население рыбой, а в других местах реки, если и кормят, то другими заработками — сплавом и силой своего течения — на мельницах.
Вода почти во всех речках желтовато-бурого цвета, так как они все почти текут из мхов и болот, только Ловать и Пола в верхних частях прозрачны и светлы, так как питаются водою родников. Течение большей части рек медленное, спокойное, но грунт почти у всех их каменистый, валунный. Температура воды в самое жаркое время от 18 до 25 градусов Цельсия. Все они имеют сток к озеру Ильмень, прорезая, за исключением Шелони, край с юга на север, да на южной окраине несколько притоков Ловати текут в юго-восточном направлении. Большая их часть относится к системе реки Ловати, и часть к рекам Шелони, Псиже, Переходе и Тулебле. Центральное место среди всех рек занимает Ловать.


________________________________________
Река Ловать.
Ой ли Ловать река
Широка и длинна,
Глубоки омута
Высоки берега...

Историческое прошлое. Протяжение. Особенности фарватера. Значение реки. Притоки ее. Дельта.

Широкою извилистою лентою, прорезая весь Старорусский край с юга до севера, подходит к озеру Ильмень река Ловать. Великая, памятная в истории русской река — по ней пролегал когда-то в давно минувшие годы великий водный путь «изВаряг в Греки». Берега ее, обвеянные прелестью поэтических легенд, рассказывают о древних путниках, проходивших по реке, о битвах и невзгодах, пронесшихся над нею. Можно сказать, каждый уголок здесь интересен, каждый рассказывает особую повесть о своей жизни. Вот среди глади заливных берегов, среди бесчисленных разветвлений реки у озера «Железные, ворота», с преданьями о железных цепях, которыми запиралась река; — вот «Осно» — на самом деле здесь оснащивали суда перед выходом в озеро; — вот Утополь, напоминающая легенды об утопших здесь воинах и старинном городе; вот устье Полы с преданьями о бывшем старинном погосте, о скрытых кладах, о споре Полы с Ловатью.

Евгений Тихомиров 17.04.2017 09:51

Название пожен, берегов, бесчисленные памятники-курганы, рассеянные по всему течению реки, самые обрывы берегов речных, на вершине которых среди лесной зелени находится развалины старинных городищ, — все здесь окутано дымкой легенды, за которой таится быль. Все здесь говорит о крови и слезах. Кровавую легенду вещают курганы, городища, отдельные названия и места. Все это делает местами скучные, заглохшие берега речные интересными, полными жизни и значения. Но и самые берега реки не скучны. Чем дальше от устья, тем красивей и красивей становятся они. По местам поросли они густым лесом или кустарником, — тут орешник, рябина, дуб, клен, липа, нередко встречается яблоня. Местами круто обрываются они, обнажая разноцветные полосы всевозможных напластований с остатками древних животных девонского периода, которые прикрываются небольшими слоями глины и песка. Расскажут, следовательно, они и о том, как море бушевало здесь в века давно минувшие, как не похожа была тогда растительность и животные на настоящих, наконец, как река прорывалась среди толщи этих слоев и, размыв для себя глубокое ущелье, стала подмывать свой правый берег, намывая к левому отмели, из которых образовались заливные луга. Одним словом — вся история старорусской земли от самых древних геологических периодов до последнего дня пройдет перед нами. Развернутся одна за другой картины жизни людской, кипевшей когда-то на берегах реки. На самом деле, к Ловати больше, чем к какой либо другой реке, с незапамятных времен льнули поселенцы. С давних пор полюбилась она, много народа кормилось на ней, зато на ней больше, чем где на другой реке, разыгралось картин исторической жизни прошлого.
Начинается она незначительным ручейком среди отрогов Алаунской возвышенности Витебского округа, из небольшого заболоченного озера Ловатец и, прорезая районы б. Великолуцкого и Холмского уездов Псковского округа, тянется на протяжении 170 км по Старорусскому краю. Все протяжение реки 501 км. В истоке она проходит через 6 озер на протяжении 37 км. (Завесно, Задрача, Межа, Сосно, Чернясто, Сесито), на 86 км от истоков озеро Царство. На месте среднего течения реки когда-то раскидывалось громадное древнее озеро, которое заливами своими захватывало верховья р. Редьи и Полисти. Только после прорыва у Городни (166 км от устья) вода этого озера, побежав по плоской заболоченной равнине по направлению склона к ильменской котловине, прорезала в песках и глинах с валунами русло. А встретив ниже известковые пласты, бурным потоком и среди них углубляет свое ложе. Потому-то местами долина речная представляет собою несколько террас.
Течением реки вырывается долина и по днищу древнего Среднеловатского озера 1). Оттого уже от оз. Межи, а, особенно, вступив в пределы Старорусского края, Ловать идет среди высоких красивых берегов, Местами она спирается обрывами и суживается до ширины всего 50 м. (У дер. Середки — 20 м.), в других местах свободно разливается на 100 — 200 м, а вступая в низину пожен, расширяется до 300 — 400 м (макс. 1 км — ниже слияния Ловати и Полы, миним. 100 м. — против Осно) (Никифоров). Площадь, занятая рекою по краю, считается до 2730 га 2), а вся площадь водосборного бассейна Ловати составляет 28884 кв. км (Калинович, 42).
1) Никифоров Н. М. Изд. Волховстроя, вып. 18.
2) Мосичев, Отч. Земск. собр. 1910 г., 671 стр.
Неровна и глубина реки — от 0,3 м. до 4 и в низовьях около 3,6 м. (Максимум 7 — 7,5 против устья Корповки, ниже Взвада, у нижнего устья Старой Ловати, в Бельской и Рапле). Пороги, мели, наносные пески часто меняют глубину реки, да и сама она постепенно меняет русло. Подмывая правый берег, она образует большие луки у левого, а затем нередко вновь промывает среди луки русло, как бы возвращаясь на прежнее место. И чтобы оградить ценные угодья от размыва реки, крестьяне ограждают их валами (в Черенчицах), или у Старой Пересы они насыпают через реку подводную каменную дамбу «слань», вызвав искусственный перепад воды (0,66 м.) 1). В некоторых местах по Ловати идет энергичное образование оврагов. Последнее столетие, по рассказам старожилов, река значительно обмелела. Наивысший уровень последние десятилетия у Взвада наблюдался 8 мая 1922 г. 23,02 м, наинизший — 6 октября 1882 года 16,41 м. Уменьшились леса, осохли болота в бассейне реки, и после грандиозного весеннего половодья на ней быстро обнажаются пороги и мели, и вообще уровень воды летом значительно понижается 2). Перекаты и мели начнутся уже км в 18 от устья реки — в «Пелках». Они обнаруживаются со средины сухого лета. А выше отмечаются: на 40 км Рудновский перекат, на 42 — Зубакинский, на 52 — Присморжская мель, 56 — Рамушевский перекат, на 63 км — Усть-Робьинский, на 67 — Бытецкий, 69 — Черенчицкий и 76 — Шелгуновская мель, на 79 — Веряский порог, дальше, уже на 81 км — Липнинский и на 82 км — Ляховичские пороги, на 87 км — Ходынская мель, на 88 км — Селяхский порог, на 92 — Шотовский, на 95 — Подолжинский, на 99 — Краснодубский и на 112 — Пересицская слань. Дальше препятствий на реке еще больше. От Перегина (на 135 км) до Холма насчитывается до 10 порогов. Из них более известны — Горская коса, Осетище, Метлицкая коса, Вертуча заводь, Желвым, Бабья голень и Сучий солоп. Выше Холма до погоста Троицы Хлавицы — Хворощин, Ситые и Логоть и, наконец, выше Троицы Хлавицы — порог Кружье. Последние пороги находятся на 332,9 км от устья, в 10,6 км ниже г. Великих Лук. 3)
1) Никифоров Н. М.
2) Измерение глубины воды на порогах в разное время, по-видимому, дает повод к заключению об общем обмелении фарватера реки. Надо принять во внимание лишь то, что цифры берутся с одной стороны в такое время года, когда уровень реки обычно выше среднего, а с другой стороны, когда он обычно ниже, — так по данным судовых карт (Никифоров Н. М., р. Ловать, 16 стр.):
Глубина в метрах.
1 июля 1834 г. 16 сентября 1924 г. Разница.
Присморжская мель 1,83 0,67 1,16
Зубакинская мель 2,43 0,73 1,70
Рамушевский перекат 1,83 0,74 1,11
Усть-Робьинский перекат 2,74 0,91 1,63
Бытецкий перекат 1,83 0,28 1,55
Ляховичский перекат 1,52 0,66 0,96
Ходынская мель 1,83 0,68 1,15
Шотовские пороги 1,22 0,19 1,03

3) Пороги — это целые гряды больших камней на месте унесенных водою более легких глин и песков. Верясский порог характерен в этом отношении.

Евгений Тихомиров 17.04.2017 09:52

В последнее столетие неоднократно прочищалось русло реки, — много камней, препятствов
 
Часто встречаются среди реки камни одиночки, — валуны, вымытые из берегов. Обычно у порогов замечается и более сильное падение высоты уровня воды. Так у «Слани» плато обрывается террасой, и высота уровня реки падает до 50 м абс. выс., у Ляхович — от 45 — 50 м падает до 40 м., у Липно — от 38 — 40 до 34, Рамушева — от 34 — 30 до 25,5. Понижается постепенно и высота береговой линии. Так у Рябкова и Курского Городища — берег подымается свыше 40 м над водою (66 м абс. в.). У Ст. Пересы он уже снижается до 32 м., у Ляхович до 22 м, в Рамушеве до 10м и Парфине до 7 — 8 м На всем протяжении берега до дер. Шелгуново обнажены под песками и, валунными суглинками девонские красные и зеленые песчаники, на подстилке из пестроцветной глины, достигающие 14 — 22 м толщины. Особенно хорошо наблюдаются и особенно мощны эти отложения у Перегина, Середки, Заручевья, Курского Городища, Теребынь, Коломны, Куликов и др. Ниже Шелгунова замечаются лишь отдельные выходы девона и преобладают послеледниковые ленточные глины и древне-дельтовые пески, говорящие о древнем озере.
Шумит, бушует река, перескакивая через преграды, и несется с невероятной быстротой часто по каменистому ложу из песчаников и известняков. Бьется она о правый берег, отмывает почти каждую весну целые пласты почвы и, размельчив в песок, несет их вниз по течению, намывая мели. Все это мало способствует развитию судоходства и сплава по Ловати, который начинается уже с 465 км от устья, т. е., от впадения реки в оз. Сесито, а от впадения р. Большой Смоты, на 236 км от устья, начинается сплавное судоходство, и от дер. Любынь на 107 км от устья, только в весеннее время она вполне судоходна. Тогда свободно двигаются вверх и вниз по ней всевозможные суда. Настоящее же взводное судоходство возможно до Пересицкой слани. Глубже, многоводнее была она в годы давно минувшие, когда целое лето несла она полные воды, и с ранней весны до поздней осени спешили по ней разукрашенные варяжские ладьи да челны гостей Новгородских, груженые разными товарами. Тогда и шире и глубже была река, больше по берегам ее было болот и лесов, хранивших на целое лето запасы воды. Больше воды несли в нее и многочисленные притоки. Зато по известному пути шли и враги. Даже в летописях рассказывается, как литовцы в 1200 г. опустошают берега Ловати, как в 1210 году они были прогнаны с Ловати от селения Ходынь войсками Новгородского князя Владимира и посадника Твердислава, как в 1234 г. они, после опустошения Ловатских берегов, подвергаются разгрому в Торопецком уезде. В 1283 г. и 1285 г. они опять грабят берега Ловати. В 1323 г. они прогоняются с Ловати Новгородскими дружинами. Наконец, в 1435 году по реке проходят к Великим Лукам Новгородские дружины и в 1471 году этим же путем — Московские дружинники. Одним словом, многое повидали в древние годы берега вековечной реки.
В последнее столетие неоднократно прочищалось русло реки, — много камней, препятствовавших проходу судов, было извлечено, а в 1911 г. министерство путей сообщения обследовало весь фарватер реки, предполагая устроить водный путь между Балтийским и Черным морями. Произведены были тогда измерения, в стены некоторых церквей и по берегам поставлены знаки с указанием высоты над уровнем океана — (в Взваде, Рамушеве, Редцах, Гридине, Коровитчинах и т. д.). Но дальше измерений дело не пошло, хотя Великолуцкое в Старорусское земства хлопотали перед министерством путей сообщения, об урегулировании русла Ловати для установления правильного судоходства, тем более, что в этой части края, где протекает Ловать, совершенно нет железнодорожных путей.

Евгений Тихомиров 18.04.2017 10:21

Перекоп в несколько сот метров сократил судоходный путь на 20 километров! Вологодск
 
А вот чрезвычайно интересная информация о существовавших в средние века судоходных каналах, сокращающих водные традиционные пути с Волги на реку Вологда и на Сухону и далее к ""Студеному морю".
http://newsvo.ru/blogovo/100470
"Со второй половины ХVIII века название "Поморье" начинает появляться на страницах различных документов в трех значениях, и одно из них: Территория всего Русского Севера, включая Архангельскую, Вологодскую и Олонецкую губернии. И было вполне логично, что восточная граница Вологодской губернии проходила по хребту Уральских гор, непосредственно примыкая к Сибири - вот, Вологодская губерния, а сделал пару шагов, и ты уже в Тобольской губернии.

И на этих водных путях, объединяющих территорию в единый хозяйственный комплекс, с давних пор совершались масштабные гидротехнические работы. В ту пору река Шексна в своем течении образовывала почти смыкающиеся дуги, и с давних времён это извилистое русло люди спрямляли перекопами или простями.
Ещё в меновой грамоте Кириллова монастыря от 1470 года зафиксирован «Копаной наволок на реце Шексне». Отсечённая этим древним Копановским перекопом часть русла Шексны, до создания Рыбинского водохранилища называлась Староречьем.

То есть по крайней мере уже в XV веке на трассе Мариинской водной системы велись масштабные гидротехнические работы!

В районе Словенского волока расположены ничем не примечательные речушки р. Фёдоровка и ручей Студенец. И никого не удивляет, что они текут через водораздел Каспийского и Белого морей!! Исследования, проведенные Л.О. Зелюткиной в 2006 г. показали, что эти две реки, в своё время были четырьмя ручьями, текущими по обе стороны водораздела. В конце XVIII - начале XIX в. они были объединены в два канала.
(Со временем эти каналы оплыли и теперь известны как реки Федоровка и Студенец.)

На Сухоне (трасса северо-двинской системы), белозерский князь Глеб Василькович в 1260 году устроил прость в излучине реки Сухоны.
"И пойде оттуда по Кубенскому езеру к великой реке Сухоне, яже течет из Кубенского езера в Студеное море окиян своим устием от начала миру, и прииде ко острову ко Кривой Луке, около два поприща , а поперек яко вержение каменю (то есть расстояние брошенного камня), князь же перекопа и потече тем рвом великая река Сухона, и крест постави и оттоле зовется Княже-Глебова прость. И оттоле пойде к Вологде реке и тамо такоже перекопа и крест постави и оттоле зовется такоже Княже Глебова прость и до сие дни".

Перекоп в несколько сот метров сократил судоходный путь на 20 километров! (Извилистый участок Окольной Сухоны и посейчас виден на картах.).
Тогда же был прокопан и Вологодский канал, существующий и поныне.

Посмотрите - вот он:


Вот доказательство того, что город Вологда тогда уже был!

Первое: На хрена было бы копать этот канал, если бы он соединял реку Сухону с пустым местом?

А если для торговли с городом Вологдой, который был центром для проживающих на реках Вологда и Тошня – то все понятно и логично. Вот и возили из Вологды и в Вологду соль, воск, хмель, лён, пшеницу, солод, рожь, ячмень, разные крупы, свинец, олово, железо, золу (поташ) и деготь. Ну – пушнину, конечно.

Второе: А копал кто?

Нет, понятно, что вовсе не обязательно было выволакивать на берег сотни тысяч кубов грунта, чтобы прокопать судоходный канал. Достаточно было НАМЕТИТЬ трассу канала, показав реке путь, и в весеннее половодье река рванет по короткому пути, расширяя и углубляя канал. Но - чтобы наметить трассу, все таки нужен был труд сотен человек, и где их брали? Везли за сотни верст или они при ходили на ладьях и челнах из ближнего города Вологды?
И кто кормил этих землекопов, и – зачем кормил?

А – чтоб денежку взять с купцов проплывающих. Хочешь – тащись против течения два дня по бесплатной меандре, а заплати - и пройдешь за полчаса по рукотворному каналу.
(На карте – Окольная Сухона обозначена пунктиром)


И такие же перекопы видны на трассе Лежского волока - по рекам Леже и Монзе (приток реки Костромы) проходил торговый путь. Используя волок в верховьях этих рек, люди пробирались с Волги в реки Северо-Двинского бассейна. Этот путь - 325 верст - был более чем вдвое короче пути от города Костромы до устья Лежи через Рыбинск, Мариинскую и Северо-Двинскую системы, составлявшего 691 верста. (736 км.)

Но и этот короткий путь перекопами делали еще короче!

Река Соть Вологодская впадает в оз. Никольское, а берет начало на водоразделе из Исаковского болота. Хорошо виден Комельский канал и урочище Перекоп, ниже по течению еще соединены две меандры реки. (Окольный путь показан пунктиром)

Евгений Тихомиров 18.04.2017 12:26

заменить Лаче-Кубенское Лаче-Шекснинским соедине- нием с выходом в Шексну через реки
 
А вот уже продолжение исторической драмы неосуществленного проекта
http://istina.msu.ru/media/publicati...vodniePuti.pdf
Белозерско-онежский водный путь
В течение XIX в. были предприняты попытки преодолеть транспортную и
экономическую изолированность Олонецкого края и Архангельской губернии путем создания канала герцога Виртембергского, действующего до сих пор под названием Северо-Двинской судоходной системы. Лишь в начале XX столетия
этот канал в результате нескольких перестроек и усовершенствований стал соот-ветствовать параметрам Мариинской системы, с которой он соединялся в районе деревни Топорня. Причем и он не мог в полной мере решить проблему транспортной изолированности европейского севера России, так как, во-первых, судоходство по Сухоне и верхнему течению Северной Двины осуществлялось лишь
с мая до середины июня, а, во-вторых, и эта система не решала все проблемы Каргополя, который остался в стороне даже от железной дороги на Архангельск,
проложенной к 1898 г.
Следует заметить, что торговые связи Каргополя с более освоенными западными районами России прослеживаются со времен Новгородской феодальной республики, форпостом которой на северо-востоке и являлся этот старинный
русский город. Через него пролегал волоко-речной путь из Новгорода к Беломорью. Он начинался из озера Долгое и через реку Ухтома, протекающую через
почти заросшие к настоящему времени озера Песочное, Безменово, Зарослово, Сковородка, Наслебенко, Передейко и Круглец и речку Модлона, проходил в
реку Елгома, впадающую в озеро Елгомо, являющееся своеобразным заливом Чарондского (Воже) озера. Из него рекою Свидь далее попадали в озеро Лача и в
берущую в нем начало реку Онега, спустившись по которой достигали
Окиян Мо-ря
Часть этого пути от Модлоны до устья Онеги в Белом море использовалась
каргопольцами при высокой воде вплоть до второй половины XIX в., невзирая на тяжелые пороги в среднем течении Свиди и на Онеге.
Впервые идея создания водяного сообщения Санкт-Петербурга с Архангельским портом с использованием рек и озер Каргопольского края нашла выражение в следующем документе от 6 июля 1800 г.
«
Указ Его Императорского Величества Самодержца всероссийского из Каргопольского нижнего земского суда устможскому волостному правлению. Сей земской суд, заслушав сообщение Департамента водяной коммуникацией землемера Коллежского
секретаря Маклокова коим предписывает по Высочайшему Е.И.В. соизволению, по-следовавшему на доклад Государственной адмиралтейств коллегии вице Президента
водяной коммуникацией Главного Директора и кавалера графа Григория Григорьевича Кушелева командирован он для обследования разных местоположениев и измерения
рек Водлы, Кены, Онеги и других к соединению водяной коммуникаций С. петербургского порта с Архангельским...
»
143
.
Работы по этим изысканиям, как и многие другие нетривиальные начинания
императора Павла I, после его убийства были приостановлены.
Идея создания искусственного судоходного соединения по описанной выше
трассе новгородского торгового пути возникла в 1866 г., а ее авторами были глас-
ные Каргопольского земского собрания – крестьянин Попов и местный лесни-
чий Министерства государственных имуществ, имя которого не сохранилось в памяти потомков. Каргопольский уездный исправник Калугин рассказывает о Березкин Д
. Лаче-Кубенский канал (по поводу соединения Балтики с Беломорьем) // Олонецкие губерн-ские ведомости. 1898. No 37. С. 3.
143
Цит. по: Олонецкие губернские ведомости. 1892. No 92. (Петрозаводск, 1898). С. 2.
115
Лаче-Кубенское водное соединение:
к истории незавершенного гидротехнического проекта конца XIX – начала XX в. развитии этой идеи в сознании каргопольцев следующим образом: «
Вспомнили
тогда Каргопольские жители, что на перепутье в Каргополь, вблизи искусственного
водяного пути, соединяющего озеро Кубенское с рекою Шексною и Волгою, где еще
поныне стоят развалины «печища», остатки харчевен, постоялых дворов, свиде-
тельствующие, что, 200 лет назад там кипела ключом торговая жизнь, – то было место перегрузки товаров торговых людей Новгорода, Пскова... Словом, вспомнили,
что чрез Каргополь лежал торговый путь исторический, когда в союзе торговали Гамбург, Любек, Бремен, Новгород. Калугин приводил далее следующее, вполне
квалифицированное, описание новгородских торговых путей через Каргополь: Из актов XVII века видно, что товары из города Онеги везлись на города Бело-
зерск и Вологду водяным путем по рекам Онеге и Свиди. Этот торговый путь, как указывают народные предания, был следующий. Из города Онеги, находящегося при впадении в Белое море реки Онеги, товары направлялись этою рекою до Каргополя, расположенного при истоке реки Онеги из озера Лаче. Затем из озера Лаче суда про-
ходили во впадающую в него реку Свидь и из нее в озеро Чарондское, иначе Воже. Отсюда торговый путь разветвлялся в двух направлениях на Белозерск и на Вологду.
Из Чарондского озера суда, направлявшиеся к Белозерску, проходили в озеро Елгому, составляющее как бы залив Чарондского озера, а отсюда в реку Елгому и далее в реки Модлону и Ухтому, берущую начало из озера Долгого. На берегу Долгого озера, по народному преданию, товары выгружались и далее перевозились сухим путем. Но с течением времени река Ухтома, протекающая чрез песчаные и глинистые кряжи,
подмыла берега и этим подмыла свое дно; заросли также озера Песочное, Безменово, Зарослово, Сковородка, Наслебенка, Передейка и Круглец, чрез которые протекает река Ухтома. Вследствие этого, плавание по реке Ухтоме стало возможно только на небольшом протяжении – от впадения ее в реку Модлону до села Короткого. Таким образом, этот древний водяной путь теперь заброшен.Другая ветвь северного торго-вого пути шла в Вологду в следу-ющем направлении: из Чаронд-ского озера суда шли по рекам: Еломе, Модлоне, Перешной и
озеру Перешному до устья впа-дающей в это озеро реки Амбарной,которая по сохранившему-ся в народе преданию, получила свое название от того, что при устье ее были построены амбары, где складывалась поморская соль, привозимая из Каргополя; отсюда она уже перевозилась гужом [на телегах] в город Вологду Печищами
» назывались на севере маленькие деревни в два-три двора
Осенью 1875 г. Каргопольское уездное земское собрание, по инициативе того же крестьянина Попова, возбудило ходатайство о соединении озера Лача водным путем с озером Кубенское, то есть с каналом герцога Виртембергского и Мариинской системой «с целию предоставить местному населению возможность про-изводить сбыт своих произведений, заключающихся в лесных материалах – по-
мимо закрытого для него условиями контракта с компаниею Онежского лесного торга Онежского порта на Белом море, по системам к Балтийскому и Каспийско-
му морям»1Ходатайство это было направлено губернатором Олонецкой губернии Г.Г. Гри-горьевым министру путей сообщения генерал-адъютанту, адмиралу К.Н. Посьету, который одобрил идею соединения Мариинской системы с рекой Онега в виду
ее транспортно-экономического значения, а так же «и имея в виду являющуюся потребность в изыскании способов по устройству водохранилищ для питания Ку-бенского озера и всей северной судоходной системы, то есть для устранения отме-
ченных выше ограничений судоходства на Сухоне и в верхнем течении Северной Двины. В том же году в Каргополь был направлен для выполнения изысканий трасс будущего соединения помощник начальника II Округа путей сообщения,
инженер, действительный статский советник Л.С. Мысловски. Ему предпи-сывалось провести исследования в районе между рекой Онега и Кубенским озером по следующим трем направлениям:
«

по рекам Уфтюге, Ухтомице, Вонданге и Свиди, с входящими в эту систему
озерами и отдельным плесом
по рекам Сусле, Веретьи, Перешной, Модлоне и Свиди, со входящими озерами
по рекам Сусле, Веретьи, Перешной, Еломе и Свиди, с озерами
•Целью изысканий было составление наиболее рационального предварительно-
го проекта непрерывного судоходного пути и создания водохранилищ для пита-ния Северо-Двинской системы.
Одновременно с этими работами, в связи с разработкой Министерством путей сообщения проектов соединения Балтийского бассейна с Беломорским наибо-
лее удобным, кратким и дешевым водяным путем, инженеру Мысловскому было поручено собрать на месте предварительные справки и сведения о следующих направлениях:
«от реки Онеги – река Кена, озеро Кенозеро, реки Талица, Корба, озеро Гусей-ноозеро, река Водла.оз. Лаче – р. Ухта, оз. Ухтозеро, р. Сойда, оз. Кемозеро; далее по трем системам: Кемозеро соединить посредством из более удобных прилегающих рек и озер
с рекою Андомой; Кемозеро, р. Кема, р. Ковжа; и Кемозеро соединить с Ковжским озером и далее по р. Ковже
Продолжение системы до Кубенского озера было намечено во время полевых изысканий в 1875-1876 гг. В качестве ключевого участка соединения рассматри-
валось водораздельное болото, которое, «
давая начало с севера – речке Вондога,
Изыскания по проекту соединения системы реки Онеги с Кубенским озером и реками Водлою, Андо-мою и Ковжею // Олонецкие губернские ведомости. 1876. No 20. С. 212.

Евгений Тихомиров 18.04.2017 12:33

Лаче-Кубенское водное соединение:
к истории незавершенного гидротехнического проекта конца XIX – начала XX в. впадающей в Чарондское озеро, а с юга Ухтомице, впадающей в многоводную и впол-не судоходную реку Уфтюга, несущую свои воды в Кубенское озеро, служит водо-разделом пути
Длина болота между верховьями рек Вондога и Ухтомица со-
ставляла не более 4 км, а превышение уровня над истоками по середине болота – 6–8 м. Было установлено, что проведение по нему канала глубиной до 10 м и шириной 20–25 м не представило бы особых затруднений, так как болото сложе-но рыхлыми торфяниками, поросшими сосновым редколесьем с кустарниками.
В целом все водное соединение по сложности разделялось на четыре категории:
1) Ухтомица, 2) Онега, 3) Вондога, 4) Свидь. Река Ухтомица, имевшая длину около 30 км при ширине около 20 м и падении около 15 м, по всей своей длине была квалифицирована как совершенно непригодная к судоходству и требующая урегулирования», для чего проектировалось построить пять шлюзов с плотинами
в верхнем течении и в местах, где имеются луды, косы и перевалы, произвести срезку мысов, углубление, расширение и выпрямление фарватера.
Река Вондога, длиной 16 км от ее истока до впадения в Чарондское озеро, была найдена относительно пригодной для судоходства, за исключением участка длиной около 4 км в верхнем течении, до впадения ручья Орлицы, где требовались работы по расчистке, углублению и расширению русла. Река Свидь представляла собой на большей части своего протяжения вполне судоходный путь. Затруднительную для судоходства часть протяжения реки Свидь составляют ее пороги между ручьями Кергишен и Павловский. Для прохода необходимо было построить плотину и шлюз между деревнями Попово и Горки. Река Онега вполне судоходна в своем нижнем течении на расстоянии до 210 км от устья (при общей длине в 410 км) до села Ярдемы. Более опасными местами для судоходства считаются первые 30 км от города Каргополь. По результатам изыскательских работ было установлено, что если построить три-четыре плотины со шлюзами, то все эти пороги станут безопасными. Вместо всех мельниц, которых на указанном участке насчитывалось до 18, можно было построить один мукомольный завод. Вторым опасным местом на реке Онега являлись Бирючевские пороги и, особенно, «Большая голова». По результатам изысканий «Большую голову» предлагалось обойти, разобрав на левом
берегу несколько каменных гряд, что представлялось вполне возможным
153 Проектно-изыскательские работы продолжались в 1877 г., и в тогда же был окончательно утвержден «Проект соединения вод Беломорского бассейна с Ка-спийскою и Балтийскою системами – посредством устройства искусственного водяного пути между городами Каргополем и Кирилловым, на претворение в жизнь которого отводилось восемь лет. Работы было предположено начать в том же году с постройки нового однокамерного шлюза с плотиной на реке Свидь, входящей в состав проектировавшегося искусственного водного пути в Кирилловском уезде, в 100 км от Каргополя
Еще до этого, 30 апреля 1877 г. в городе Каргополь был спущен на воду пароход «Берд», который должен был вместе с пароходом «Первенец» ходить по новому пути. Однако опыт первых проходов через новый шлюз показал, что условия на-
плотины уровень воды в верхнем течении Свиди поднялся недостаточно для того, чтобы осуществлять проводку судов без остановки паровой машины. Требовалось привлекать бичевую тягу для буксировки парохода и баржи по отдельности, при этом, хотя необходимое для проводки количество людей уменьшилось, но время прохода через порожистый участок увеличилось из-за...«мелководья и неудовлетворительных шлюзовых сооружений судоходство встречало большие препятствия.
Суда задерживались по неделе. Пароход мог проходить до Коротской пристани только до июля; в остальное же время делал рейсы только до устья реки Свиди

Евгений Тихомиров 18.04.2017 12:40

На специальном заседании Уездного земского собрания от 13 октября 1881 г.
было констатировано следующее: «
Из собранных управою чрез своего члена и тех-
ника сведений оказывается, что плавающие по Лаче-Кубенскому пути суда встре-
чают крайние затруднения при прохождении порогов реки Свиди, заключающиеся в том, что при достаточной глубине воды фарватер реки на порогах весьма узок и извилист, дно же реки на всем протяжении порогов усеяно подводными и надводны-ми камнями... Для устранения этих препятствий требуется расширить и углубить
фарватер реки в порогах и сделать его более прямым...со времени устройства на реки Свиди шлюза и плотины, Министерством путей сообщения возбуждено ходатай-ство о признании этой реки судоходной и что Свидь, по проекту Министерства входит в состав Лаче-Кубенского водяного пути...»Работы эти, однако, проведены не были, а продолжение изысканий и строитель-ства системы были приостановлены за недостатком средств. При повторном об-суждении проекта в Министерстве путей сообщения решено было южную часть
проектируемого пути направить от Чарондского озера непосредственно к Мариин-ской системе в реку Шексна, минуя Кубенское озеро и канал герцога Виртемберг-ского. Такое изменение проекта оправдывалось тем, что по направлению к Шексне был расположен небольшой водораздел с озерами, которые могли бы послужить обильными запасными водохранилищами для питания системы, и кроме того это
направление сокращало путь от Каргополя к Балтийскому морю,приблизительно на 300 км. Но и этот вторичный проект, при осуществлении которого длина канала составила бы не более 20 км, детально не был разработан
1 Следует заметить, что,
при всех достоинствах проекта, при его осуществлении не были бы учтены потребности увеличения объема воды в Кубенском озере и в верхнем течении Северной
Двины, что входило в противоречие со стратегическими планами по коренному усовершенствованию Мариинской системы и канала герцога Виртембергского.
Однако шлюз на реке Свидь все же был перестроен в 1895-1896 гг., благодаря чему проход судов по свидским порогам значительно облегчился. «
Если бы удалось перестроить и плотину, то... все камни и луды стали... бы вполне безопасными для проходящих судов.... Этим планам не суждено было сбыться. «
Оставленные в полуделе и незакрепленные как следует работы рушатся и заплывают, своими развалинами хороня под илом и наносным песком кровавый пот и радужные надежды обывателей Пароходств по системе озера Лаче и реки Свиди // Олонецкие губернские ведомости. 1882. No 92. (Пе-трозаводск, 1882). С. 981.
Лаче-Кубенское водное соединение: к истории незавершенного гидротехнического проекта конца XIX – начала XX в.
Проводились изыскательские работы по увеличению водоносности реки Су-хона. По сообщению в январском номере «Олонецких Губернских Ведомостей»: Эта река исследована и составляется проект для урегулирования ее; исследования
продолжаются и по Северной Двине. Предположено очистить реку от камней и кор-чей и углубить мели... Малая Двина[то есть – верхнее течение Северной Двины
до города Великий Устюг] потребует также значительного улучшения. Изыскания
уже сделаны и к работам будет приступлено вслед за постройкою проектированной Вятко-Двинской железной дороги. Лаче-Кубенское сообщение будет иметь широ-кие и длинные шлюзы, соответствующие судам Мариинского пути. Для пропуска таких же судов по каналу Герцога Виртембергского шлюзы этой системы будут
перестраиваться»
В 1878 г. были проведены работы по очистке фарватера, построена плотина и шлюз у деревни Горки для обхода порогов на реке Свидь.
Начатое в 1890 г. коренное переустройство Мариинской системы под суда большего водоизмещения послужило основной причиной прекращения работ по Лаче-Кубенскому соединению. При этом канал герцога Виртембергского также подвергся серьезной перестройке, целью которой была стандартизация размеров шлюзов, ширины и радиусов поворотов каналов в соответствии с параметрами,
принятыми для Мариинской системы в ее обновленном виде.

Евгений Тихомиров 18.04.2017 12:41

окончательно решило дело в пользу Лаче-Кубенского пути
 
В 1900 г. работы по изысканию трассы соединения были возобновлены. Начальником полевой партии назначен инженер VII класса, титулярный советник Архиепископов. Полевые работы были начаты с обследования реки Онега в период с 12 июня по 10 октября и полностью завершены не были из-за наступления холодов; осталось произвести дополнительное нивелирование между водомерными постами на Чарондском озере и Вещозере для определения колебаний уровня последнего и возможностей использования его воды для питания системы В 1901 г. изыскания были завершены, и представленный Архиепископовым проект предполагал затопление больших площадей главным образом за счет значительного повышения уровня озера Воже: «При проектировании системы предположено было: на Лаче-Кубенской системе устроить шесть плотин со шлюзами, а
из озера Чарондского образовать водохранилище, из которого мог бы пополняться недостаток воды в Кубенском озере и поддерживаться надлежащая глубина на реке Сухоне. Длина системы от Каргополя до Кубенского озера определена была в 234 версты
Протестуя против проекта, предполагающего создание значительных водохранилищ,
Лесной департамент Министерства государственных имуществ в то же время активно поддерживал Лаче-Кубенское соединение, считая, что оно будет иметь наибольшее значение для транспортировки древесины. Отстаивая свою точку зрения, чиновники Департамента сообщали, в частности, следующее: «
По бас-сейнам озер Лаче и Чарондского расположены громаднейшие лесные угодия удельного ведомства... Вокруг озера Воже (Чарондское) 584 336–84 десятин удельных земель, в том числе под лесом 527 221–83 десятин и под земельными угодиями 57 115–01 де-сятин. По соединению ежегодно предполагалось отправлять 382 000 бревен. Из Кар-гопольского лесничества в бассейн Лаче предполагалось ежегодно отпускать сосны и ели 20 000, а тех же пород сушняка и валежника и растущего до 4 000 кубических саженей, а осины и берёзы до 200 кубических саженей
»Большое значение для лесосплава имел функционировавший после 1879 г. уча-сток водного пути, называвшийся в начале XX в. «
Коротецко-Онежским соеди-нением», который описывался в 1914 г. следующим образом: «Путь от пристани
Коротецкой до озера Лаче включительно и далее по р. Онеге до 10-ой версты от ис-тока – судоходный. После 10-ой версты вплоть до села Турчасово, т.е. на участке протяжением 244 версты существует в высокую воду лишь сплавное судоходство и рассыпной сплав брёвен, шпал, балансов, дров, оплоток и жердей. Свободного судоходства на этом участке не имеется, благодаря значительным порогам, отдельным большим камням и значительному числу мельниц с искусственными запрудами от берега вглубь реки (На р. Онеге близ Каргополя на 22 верстах устроено 19 таких мельниц с разрешения лишь местных сельских обществ). Далее от с. Турчасова до с. Порог на протяжении 100 верст р. Онега составляет сравнительно глубокое и тихое место и на этом участке существует свободное судоходство. От с. Порог на протяжении около 10 верст снова идут пороги и снова появляются отдельные большие камни, что препятствует свободному судоходству. Затем далее р. Онега на протяжении 15 верст до г. Онеги и 6 верст до устья свободна от порогов и во время прилива с моря по этой части ходят суда с большою осадкою
». Далее в этой справке
о состоянии судоходства и сплава на реке Онега отмечается, что лес по этой реке сплавляется, главным образом, для последующей продажи через поморов норвежским фирмам и что «от исключительного использования р. Онеги лишь для рассыпного сплава для трёх крупных иностранных фирм страдают интересы местного 200 000 населения
Все проекты МПС по завершению Лаче-Кубенского водного соединения рассматривались в конце XIX – начале XX в. как неотъемлемая часть усовершен-ствования Мариинской и Северо-Двинской систем. В частности, в «Докладе о переустройстве Системы Герцога Александра Виртембергского» (1909 г.) отмеча-лось, что «
в настоящее время есть два проекта переустройства системы Герцога
Александра Виртембергского
:1) Выстроить новый канал, обходя все озера системы с существующими каналами
с северной стороны с тем, чтобы все озёра, составляющие часть системы вместе с
каналами, служили водохранилищем нового канала.
Лаче-Кубенское водное соединение:
к истории незавершенного гидротехнического проекта конца XIX – начала XX в.
2) Углубить и расширить существующие каналы системы Герцога Александра Виртембергского»
В 1883 г. начальник Вытегорского округа путей сообщений инженер Эйдриче-вич вообще предложил заменить Лаче-Кубенское Лаче-Шекснинским соедине-нием с выходом в Шексну через реки Воплява и Пидьма. В 1884 г. по этой трассе были произведены изыскания и составлен проект. Предлагаемый путь оказался значительно короче, чем через канал Герцога Виртемберского, но включал 19 шлюзов с плотинами, поэтому руководство округа отдало предпочтение Лаче-Кубенскому соединению, как более дешевому и с меньшим числом шлюзов (всего семь). Такое же мнение было высказано в письме Министра Двора и Уделов графа И.И. Воронцова-Дашкова Министру путей сообщения от 20 декабря 1892 г., что окончательно решило дело в пользу Лаче-Кубенского пути
168. В Справочной книжке Вытегорского округа путей сообщения: Система Герцога Александра Виртембергского и Северные реки
, изданной в 1916 г., рассмотренная нами система описана как действующее судоходное Коротецко-Онежское сооб-щение от истока из озера Долгого через пристань Коротецкую, соединяющееся
с рекой Модлоною (у деревни Погостище, на 17-й версте), далее – соединение с рекой Еломою (на 19 версте), через озера Мальское, Пихтозеро, Долгозеро, Еломское, Воже, устье реки Вандонги, исток реки Свиди, река Свидь с пристанями Афоники, Лавровская, Хотеновский, впадение Свиди в озеро Лаче, река Онега. Опасные для судоходства участки на реке Свиди были в это время обозначены плавучими и береговыми знаками судоходной обстановки, хотя в расписании рейсов по этому маршруту не указано.

Евгений Тихомиров 18.04.2017 14:32

Путешествия по старинным водным путям, безусловно, имеют практическое значение и как
 
И мы вновь возвращаемся к прекрасной Монографии:Учреждение Российской Академии Наук
Институт истории естествознания и техники имени С.И. Вавилова ран
московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова географический факультет
Российский фонд фундаментальных исследований исторические водные пути севера России (XVII–XX вв.)
и их роль в изменении экологической обстановки.
К сожалению. мы уже убедились в том, что чиновники не только из Министерства транспорта. но и из управления туризма Министерства культуры Архангельской области по-видимому читать и изучать такие монографии считают ниже своего достоинства, так как и речные пассажирские перевозки, а вместе с ним и водный туризм в области на замечательных красивых реках и озерах развивается. если вообще этот эпитет возможно применить для водного туризма в Поморье чрезвычайно медленно, "с ужасным скрипом" и отстает от необходимого на десятилетия, откровенно говоря,-вопреки, а не благодаря усилиям вышеупомянутых чиновников.
http://istina.msu.ru/media/publicati...vodniePuti.pdf
заключение Русский Север – необъятный край, поразительный в своем разнообразии и
вместе с тем единый и цельный по колориту. Северная природа величественна в своей суровой красоте – бескрайние леса и топкие болота, порожистые реки и бесчисленные озера, монотонные волнистые равнины и каменистые кряжи со следами ушедшего ледника, холодные водные просторы арктических морей и необитаемые острова создают особый неповторимый внутренний магнетизм
северного ландшафта. Бесценные памятники – не только широко известные культовые ансамбли, но и небольшие часовни, жилые дома, мосты, колодцы, со-ляные промыслы и, конечно, гидротехнические сооружения – плотины, шлюзы, волоки. Где-то их уцелело больше, где-то меньше.
На огромных просторах Севера России реки всегда были связующими водными путями, которые позволяли самым отдаленным уголкам участвовать в жизни
страны. Нелегкие условия судоходства на Руси нуждались в постоянном улучшении имеющихся водных путей или в поиске новых. В основном каналы строились, чтобы миновать коварные пороги на реках, которые невозможно было преодолеть груженым кораблям, или для соединения бассейнов рек. Учитывая, что в
те времена судоходство осуществлялось волоком, бурлаками, предпринимались
попытки спрямить русла рек для уменьшения пути следования товаров. Реки
Свирь, Онега, Сухона, Северная Двина и их притоки в сочетании с волоковыми
путями обеспечивали торговые водные пути, вдоль которых и происходило заселение и освоение территории, строительство городов и развитие промыслов.К сожалению, многое из культурного наследия Русского Севера в значительной степени утрачено. Да и значение водных путей не столь велико как столетия на-зад. К тому же в настоящее время практически повсеместно на Севере России
наблюдается отток населения из сельской местности. В результате нарушается эколого-антропогенный баланс, выработанный на протяжении веков. Можно наблюдать изменения ландшафтов, их микроклимата, сопровождающиеся утра-той материальных свидетельств процветания известных водных артерий. И, тем
не менее, многие памятники гидротехники, а уж тем более сами водные пути, еще сохранились. На них, главным образом, и было направлено наше внимание, то есть на то, что можно увидеть своими глазами.
Не будет преувеличением определение истории как эксперимента, который на протяжении многих веков ставит над собой человечество. О смысле и целях этого эксперимента размышляют гуманитарные науки. Но в арсенал их традиционных научных методов ни экспериментальные подходы, ни тесно связанные с ними принципы научного моделирования обычно не входят. Считается, что эти методы – прерогатива так называемых точных, естественных и технических наук.
Есть ли место эксперименту в истории естествознания или исторические науки по-прежнему обречены только на поиск сигналов из прошлого, работу с источниками, оставленными нам временем? Сегодня можно с уверенностью сказать, что экспериментальные методы исторического моделирования дополнили уже существующие методы изучения прошлого.
Для обоснования исторических гипотез предпринято множество путешествий по водным путям на копиях-репликах старинных судов и иных плавсредствах.
Такой опыт реконструкции прошлого уже есть у России, Украины, Литвы и не-которых музеев науки и техники и индустриальных музеев Великобритании, Гер-мании, Польши, Финляндии.
Желание ученых – историков науки не только найти редчайшие архивные документы, но и самим увидеть завораживающие, часто опасные, исторические водные пути и познать в гармонии с окружающей природой изучаемый объект, вполне можно квалифицировать как своеобразный исторический эксперимент, погружение в прошлое, представленное в виде «законсервированного» настоящего. Исторический эксперимент и моделирование отталкивается от источника
(архивного, литературного или нарративного), но в результате создается новый источник для нашего понимания прошлого – новое историческое знание – но-
вое историко-научное направление.
Именно поэтому уже более шести лет ученые Института истории естествознания и техники имени С.И. Вавилова РАН и ведущие специалисты географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова организуют и сами активно
участвуют в комплексных экспериментальных исторических экспедициях по изучению старинных водных путей Севера России. Из профессиональных историков и географов сложился устойчивый коллектив энтузиастов исторического
моделирования. У двух третей «экипажа» за плечами опыт двух или трех экспедиций, одна треть – ветераны шести путешествий.
Наша задача была не просто пройти (мы не реконструируем и не строим корабли, но трудностей у нас не меньше!) водным путем, а изучить его комплексно –
во взаимодействии истории и географии, его прошлое, настоящее и будущее.
Более двух тысяч километров пройдено по водным артериям Севера России. Изучены десятки исторических и природных объектов, выполнены сотни гидрологических и гидрохимических измерений в реках и озерах. Описаны культурно-
исторические ландшафты, обрамляющие водную гладь, составлена достаточно
целостная картина изменений, произошедших в регионе после создания искусственных водных систем.


Текущее время: 10:14. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС