Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 23.04.2018 10:30

очь самарца, пропавшего после столкновения катера с баржей: «Мы не хотели отпускать о
 
Мы начинаем очередную навигацию, вновь выходим на воду,а от того у многих из нас,а точнее у всех начинает кружиться голова от счастья, что наконец-то дождались весны, лета. Не секрет, что именно это головокружение от блаженства крайне чревато и весной и летом и оченью возникновением разного рода опасностей, драматического и даже трагического развития событий.
https://www.samara.kp.ru/daily/26583/3599774/
Дочь самарца, пропавшего после столкновения катера с баржей: «Мы не хотели отпускать отца на эту «прогулку», как чувствовали…»
46-летнего бизнесмена ищут в акватории реки Самары третьи сутки
АЙНА УТИБАЕВАМАРИЯ СЕЛЕЗНЕВА
Поделиться:FlipЕжедневная рассылка новостей KP.RU Комментарии: comments2
46-летнего Игоря Гараева, пропавшего при столкновении катера и баржи, ищут до сих пор. Фото: предоставлено Поисково-спасательной службой Самарской области.46-летнего Игоря Гараева, пропавшего при столкновении катера и баржи, ищут до сих пор. Фото: предоставлено Поисково-спасательной службой Самарской области.
Изменить размер текста:AA
Трагически закончился водный поход самарцев на катере в минувшие выходные. Поздно вечером 17 сентября компания из пяти человек - трое мужчин и две женщины - вышла в акваторию Самары в районе железнодорожного моста на катере Sea Ray 275.
В темноте катер попал на судоходную линию большегрузов и столкнулся с сухогрузной баржей. От удара рулевой и пассажиры катера упали в воду. Женщинам помощь медиков не понадобилась, но двое мужчин попали в больницу с тяжелыми травмами. Пятого пассажира катера - 46-летнего Игоря Гараева, директора магазина автошин и дисков, ищут до сих пор.
- Его позвал на прогулку друг в субботу утром. Он тогда кормил мою 9-месячную дочку, свою внучку, играл с нею. Мы просили его остаться, не хотели отпускать, но он все равно уехал, чуть ли не со скандалом, - еле сдерживает слезы дочь Гараева - Ксения Королева.
Близкие посчитали - катер плыл всего час.
Сейчас расследованием обстоятельств аварии занимаются полицейские. В Следственный комитет материалы пока не поступали. Только по словам дочери пропавшего пассажира можно восстановить хронику трагедии.
- Как мне объяснили, отец сидел с правой стороны катера, на которую пришелся удар. Он прикрыл собой женщину, после все оказались в воде. В шоковом состоянии уцелевшие люди доплыли до суши, но отца среди них не было, - рассказала Ксения Королева. - Его бросили в темноте… И самое страшное - мы о происшествии узнали только через сутки, и даже не от родственников владельца катера!
Владелец судна сейчас в реанимации, у него серьезные повреждения внутренних органов. Второй пассажир тоже в больнице - с переломами. Близкие потерпевших говорят, что понятия не имеют, что за женщины были на катере.
После столкновения катер остался на плаву в полузатопленном состоянии и дрейфовал вниз по течению. Специалисты поисково-спасательной службы искали Гараева на месте аварии, но безрезультатно.
После моторное судно отбуксировали на отмель - была надежда на то, что пассажир мог оставаться в каюте катера. Утром 19 сентября шесть водолазов попытались проникнуть в каюту. Однако выяснилось, что катер лежит на мели и попасть в каюту невозможно.
- Плотно зарытый в илистое дно катер снимали с мели около двух часов. Еще час судно буксировали под автодорожный мост. Затем, используя лебедку, поставили катер на ровный киль. Однако мужчины внутри катера не оказалось, - рассказали о ходе операции в ПСС по Самарской области.
На момент подписания номера в печать спасатели продолжали искать мужчину.
- Сейчас поиски ведем в 500 метрах ниже по течению от железнодорожного моста. Водолазы на ощупь исследуют дно, так как видимость никакая, - сообщил с места операции сотрудник ПСС Сергей Шелеметьев.
Дрейфовавшую по реке баржу нашли недалеко от железнодорожного моста через Самарку.
БДИ!
Осень - сложное время для маломерных судов
ПСС по Самарской области напоминает о мерах безопасности при выходе в акватории на маломерных судах.
- Частые и продолжительные дожди и туманы, низкие температуры воздуха и воды, штормы и частичное отсутствие плавучего навигационного оборудования и другие факторы значительно осложняют процесс управления маломерным судном. Только за неделю, с 8 по 16 сентября, спасатели три раза выходили для оказания помощи терпящим бедствие судам. Основные причины обращения за помощью неизменны: поломка двигателя, наезд на подводное препятствие, ухудшение погодных условий и высокая волна. Можно понять владельцев лодок и катеров, которым хочется до конца навигации насладиться всеми прелестями отдыха на воде. Но всегда следует помнить, что удовольствие может обернуться бедой, если не соблюдать элементарных условий безопасного плавания, - обратились к самарцам спасатели.
МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ
Отправляясь даже в короткое плавание, уточните прогноз погоды
Обратите внимание на силу и направление ветра - от них зависит высота волны, причем на разных участках реки она может быть разной
Проверьте запасы топлива
Проведите осмотр корпуса судна на предмет водотечности
Проведите осмотр двигателя, проверьте уровень масла
Положите в лодку фонарик и компас - фонариком можно подавать сигналы бедствия, а компас в тумане укажет дорогу
Проверьте наличие спасательных жилетов, якоря и якорного каната (длина якорного каната должна быть не менее пяти глубин в районах предстоящего плавания судна)
Ознакомьтесь по карте с предстоящим маршрутом движения, наличием возможных мест убежища и расстановкой навигационных знаков плавучей и береговой обстановки.
Соблюдая эти несложные условия, вы сможете избежать многих неприятностей.

Евгений Тихомиров 23.04.2018 12:27

Впервые встречаю повествование о водном походе водно- моторников и Кемерово с посещением канала Обь-Енисей в Европейскую часть Россию.
Для меня важен в этом рассказе тот факт еще, что впервые встречаю, что люди ясно говорят о том, что для развития маломерного флота, маломерного туризма исключительно важно восстановление канала Обь-Енисей. Правда,к сожалению, до сих пор до восстановления канала дело еще не дошло.
http://www.barque.ru/stories/1982/fr...on_motor_boats
Из Азии в Европу на моторных лодках Год: 1982. Номер журнала «Катера и Яхты»: 99 (Все статьи) 0
Члены секции «Солярис», входящие в водно-моторный клуб «Волна» Кемеровского государственного университета, совершили несколько дальних плаваний на моторных лодках. Мне хотелось бы рассказать о двух, на мой взгляд, наиболее интересных походах.
В плавании по маршруту Кемерово — Красноярск мы ставили целью изучить состояние старого канала между бассейнами Оби и Енисея, чтобы дать соответствующие рекомендации тем, кто пойдет тем же путем после нас. А ведь использование давно заброшенного Обь-Енисейского канала намного расширило бы возможности -выбора маршрутов для всех водномоторников Сибири!
Первый этап этого плавания вниз по Томи и Оби (мы шли на двух «Крымах» с «Нептунами-23») прошел без приключений и точно по заранее составленному графику.
После небольшого отдыха и пополнения запаса топлива мы свернули в устье незнакомой нам Кети. Из-за весеннего разлива река вышла из берегов и, хотя дело происходило уже в июне, была больше похожа на огромное, недавно созданное водохранилище. Практически целые сутки мы не видели даже небольшого островка земли. Лес — весь в воде. Знаки береговой судоходной обстановки превратились в «плавучие». Лоцманской карты у нас не было, часто приходилось останавливаться, а то и возвращаться назад, отыскивая верный путь. Ориентировались в основном по компасу. С большим трудом добрались мы до Усть-Озерного, преодолев более 800 км против течения Кети.
Примерная схема пути Заправка на Кети возможна только в леспромхозах или на вахтах, расположенных по берегам: в Белом Яру, Дружном, Степановке. В самом Усть-Озерном заправиться нельзя, нужно идти по реке вверх еще около 50 км до п. Катайга.
От Усть-Озерного и начинается знаменитый когда-то Обь-Енисейский канал, построенный каторжанами в конце XIX века. Канал эксплуатировался недолго, так как после окончания строительства транссибирской железной дороги (1891—1904 гг.) потерял практическое значение. Последние суда проводились по нему во время Великой Отечественной войны.
Западная часть канала проходит по сети мелких рек — Озерной, Ломоватой и озеру Водораздельному. Русла рек при строительстве канала были углублены. В настоящее время они сильно заросли, захламлены остатками деревьев, тем не менее проход на моторной лодке возможен. На этом участке семь шлюзов, все они — в нерабочем состоянии, но закладные бревна обеспечивают небольшой подпор воды. Стены большинства из них, сложенные из смоленой лиственницы, сохранились довольно хорошо.
Неглубокое и небольшое озеро Водораздельное сильно заросло. Найти выход из него удалось только после трех неудачных попыток. Любопытно, что в восточной его части вода течет уже в сторону Енисея.
Дальше началась искусственная часть канала — «копь», как ее здесь называют, т. е. прямолинейный участок, прорытый вручную. Уровень воды в «копи» зависит от положения закладных бревен на Казанцевом шлюзе. Здесь нам пришлось преодолеть самый настоящий водопад высотой около 1,5 м. Сняв моторы с транца, мы спустили «Крымы» на швартовных концах, как и советовали нам местные рыбаки. Под напором падающей воды лодки легко сошли в камеру шлюза.
До р. Малый Кас шли 2—2,5 км по сильно извилистому, заросшему и довольно глубокому ручью шириной от 1,5 до 3 м. На шлюзе Марьина Грива наткнулись на гидропост, где живут очень гостеприимные люди.
Оставшуюся часть канала до самого большого шлюза Александровского, используя приобретенный опыт, прошли без особых приключений. На р. Большой Кас уже имеется судоходная обстановка, движение на мотолодке не представляет труда.
От устья реки Малый Кас до п. Нижне-Шадрино на Енисее около 125 км. В общей сложности от Кемерова до Красноярска было пройдено 2130 км за 90 ходовых часов; бензина израсходовали около 800 л на лодку.
Претензий к работе «Нептунов» не было. Только из-за нашей беспечности на одном из моторов вышел из строя коленчатый вал: мотор проработал несколько часов при повышенных оборотах с грузовым винтом на облегченной лодке.

Евгений Тихомиров 23.04.2018 12:28

Встреча с известным камчатским водномоторником В. Сальниковым на Иртыше
Встреча с известным камчатским водномоторником В. Сальниковым на Иртыше В следующем сезоне экипаж нашей мотолодки «Солярис» в составе двух перворазрядников В. и А. Чудновых принял участие во всесоюзных соревнованиях «Звездный-80». Мы за 32 ходовых дня прошли сложнейший маршрут из Азии в Европу: Кемерово — Ханты-Мансийск — Тобольск — Ялуторовск — Катайск — Староуткинск — Пермь — Сарапул — Горький — Сарапул — Уфа.
Подготовка к этому плаванию началась задолго до старта. Мотолодка «Крым» была переоборудована. Кормовой отсек для увеличения запаса плавучести герметизирован; здесь же установлен стационарный бензобак емкостью 90 л. Транец усилен, в случае необходимости на нем можно было поставить два «Нептуна-23». Изготовлен жесткий самоотливной рецесс. На палубе сделан люк для более удобного доступа в носовой багажник (как у «Прогрессов»), Лодка оборудована бортовыми отличительными и клотиковыми огнями, фарой-прожектором, тахометром, спидометром, измерителем температуры двигателя, зарядным устройством. Для облегчения выхода на глиссирование установили транцевые плиты с изменяемым углом наклона. На ветровом стекле появился электрический дворник.
В азиатской части . страны наш путь на запад пролегал по Томи, Оби, Иртышу, Тоболу и Исети. Все трудности, которые возникали на этом участке, были следствием плохой погоды. Проблемы с заправкой не было: в этих местах нефтебазы расположены в основном недалеко от воды. Первые 1500 км прошли, укладываясь в жесткий график ДСП, под одним мотором, но при этом приходилось идти в сутки по 15-18 часов, так как лодка была явно перегружена. В Ханты-Мансийске, чтобы преодолеть мощное встречное течение Иртыша, установили второй мотор, собранный из комплекта запчастей. Выигрыш в скорости не замедлил отразиться на других качествах. Во-первых, в связи с переходом в более «старший» класс (по кубатуре цилиндров двигателей) сократились сроки прохождения трасс. Во-вторых, мы остались практически без запчастей. В-третьих, возрос расход бензина, поэтому пришлось приобрести еще три канистры (общий запас при полной заправке составлял 230 л, что позволяло пройти около 580 км).
22 июля во время стоянки на Иртыше, чуть выше устья Тобола, нас догнали знаменитые камчатские «Вулкан» и «Гейзер». Флагманом их шел В. Сальников, которого мы знали по публикациям в «Катерах и яхтах». После теплой встречи решили продолжить путь вместе до устья Туры: «камчадалы» спешили в Тюмень, где их ждала автомашина для переброски через Урал. При расставании нам были даны подробные наставления для движения вверх по Исети: там «Вулкан» и «Гейзер» уже бывали. Но было одно «но». «Вулкан» и «Гейзер» — водометные катера, а мы шли на лодке с подвесными моторами, причем на лодке перегруженной. Тем не менее мы решились на штурм уральских рек.
По Исети мы смогли подняться лишь до Катайска, но далось это не легко: было сломано пять винтов, срезано огромное количество шпонок. В четырех местах пришлось перетаскивать наш «Солярис» по суше из-за низких мостов; под некоторыми мостами протискивались, притапливая лодку и сняв ветровое стекло. Последние 5 км до Катайска буксировали лодку как бурлаки.
Теперь предстояло перевалить через Урал, чтобы добраться до реки Чусовой. Довольно быстро нашли автомашину, загрузились, и на следующее утро «Солярис» уже был спущен на воду в Староуткинске. Теперь мы двигались вниз по течению исключительно живописной, но абсолютно несудоходной для любого моторного флота реки. За пять дней преодолели всего-навсего 260 км — то и дело путь преграждали то небольшие пороги, то перекаты длиной до 1,5 км.
Пришлось применять «военные» хитрости. Одна из них была такой. Привязали к задней ручке «Нептуна» трос, а к нему — рычаг, с помощью которого по команде механик мог изменять глубину погружения мотора. После приобретения некоторой сноровки благодаря такой технике нам удавалось проходить на малом газу глубины в 15—20 см.

Могу дать совет тому, кто задумает «прыжок через Урал». Лучше это делать в другом месте — севернее, на участке Нижний Тагил — Верхняя Ослянка: будет гораздо легче, особенно при переброске из Европы в Азию, так как подниматься по этому району Чусовой на моторке еще тяжелее, чем спускаться!
Ниже г. Чусового мы, наконец, увидели судоходную обстановку — первые бакены и перевальные знаки. Однако наша радость была преждевременной — у деревни Шалыги путь преградил 800-метровый затор из бревен. По берегам — болото, ни тракторов, ни, тем более, автомашин. Из этого безвыходного положения нас выручила группа пермских охотников, находившаяся здесь на полевых учениях. Общими усилиями за четыре часа лодку и все снаряжение перетащили по берегу.
Дальше по Каме и Волге до Горького мы дошли совершенно спокойно, буквально на одном дыхании — будто и не было за кормой 5000 км, а вот на «обратном пути» начались злоключения. В Куйбышевском водохранилище мы встретились с большой волной. Даже при умеренной скорости корпус получил сильнейшие удары (все-таки «Крым» имеет слишком малую килеватость!). Во время осмотра выяснилось, что во многих местах треснула сварка и кое-где обшивка отошла от набора; сказались, видимо, и многочисленные перетаскивания лодки по камням. Чтобы наверстать потерянное время, решили идти ночью, когда поутихло, и были за это «наказаны»: налетели на стоявший на судовом ходу без каких бы то ни было огней «Прогресс-4». Серьезных повреждений корпус «Соляриса» не получил, но при буксировке к берегу лодка оказалась почти полностью залитой водой.
На просушке вещей и ремонте потеряли полдня. Идти дальше сильно мешала крутая встречная волна, высота которой достигала 1,5 м. Когда же мы вышли в открытую часть водохранилища и стали поворачивать в Каму, волна стала еще больше. Решив на рисковать, взяли курс на убежище Атабаево, но дойти до цели так и не удалось. Где-то в 2 км от Атабаево пришлось выбрасываться на берег. Прибойная волна моментально захлестнула «Солярис» и, в который уже раз, наполнила его водой...
Ночью 15 августа мы успешно закончили свое ДСП — пересекли створ у лодочной станции Новоуфимского нефтеперерабатывающего завода. Чтобы успеть финишировать в установленный срок и получить зачет, за последние 18 часов нам пришлось пройти 552 км. Всех участников «Звездного» здесь, в Уфе, ждала гостеприимная встреча.
После кратковременного отдыха наш экипаж принял участие в двух скоростных кольцевых гонках на 5 и 10 миль, в которых мы, несмотря на плохое состояние лодки и моторов, заняли 6-е место в объединенном классе СНП-700 и -1000. Впервые за всю историю проведения соревнований всесоюзного ранга на судах народного потребления в них принял участие экипаж из Западной Сибири!

Евгений Тихомиров 24.04.2018 09:41

семь курсантов и офицеров на трех «Прогрессах» совершили новый 2920-километровый похо
 
Приближается Великий и Святой праздник для всех нас: Праздник Великой победы Советского народа в Великой Отечественной войне против немецкого фашизма!
Для нас сегодня это день важен ко всему прочему и потому, что сегодня реваншистские настроения в нынешней Германии маскируясь всячески и рядясь в одежды миротворцев бурлят и кипят и чреваты новой агрессией против нашего народа! Будем помнить всегда о подвиге наших дедов, отцов, всех родных, кто не дал поработить Отечество, освободил Восточную и Западную Европу от фашистской чумы и мракобесия, сделал нас, потомков свободными людьми.
Мы должны быть готовыми в любой момент быть готовыми остудить захватнические страсти правящих кругов США, Великобритании, Франции, быть готовыми к отражению возможной агрессии всех желающих полакомиться отромными ресурсами нашего Отеечтсва.
http://www.barque.ru/stories/1983/hi...utionary_glory
2920-километровый поход по местам боевой и революционной славы Год: 1983. Номер журнала «Катера и Яхты»: 103 (Все статьи) 0
Водномоторники — члены спортклуба «Поиск» Челябинского высшего танкового командного училища им. 50-летия Великого Октября уже не раз совершали дальние плавания (см., например, «КЯ» №87).
В год 60-летия образования СССР и 40-летия Сталинградской битвы семь курсантов и офицеров на трех «Прогрессах» совершили новый 2920-километровый поход по местам боевой и революционной славы советского народа — по рекам Белой, Каме, Волге, Дону и Азовскому морю с выходом в Черное море и финишем в городе-герое Новороссийске. Во время стоянок спортсмены осматривали места сражений, встречались с ветеранами, возлагали цветы на могилы героев. Это плавание заняло 19 ходовых дней; средняя скорость на переходе составила 32,4 км/ч.
Рассказывает капитан похода — танкист подполковник Евгений Михайлович Кудрявцев.
Наш поход начался на песчаном берегу реки Белой. Мы приехали из Челябинска на грузовиках, спустили здесь свои катера на воду.
За эти 25 дней многое повидали.
На начальном этапе маршрута памятные места, заранее отмеченные на наших путевых картах, были связаны с событиями героических лет борьбы за власть Советов.
Первым крупным пунктом на пути была столица Башкирии. В июне 1919 г., дерзким броском переправившись на правый берег Белой и совершив обходной маневр, знаменитая уже тогда 25-я дивизия под командованием Василия Ивановича Чапаева освободила Уфу от белогвардейцев. Мы много читали о боевом пути чапаевцев. Участники нашего похода 1979 г. были посетителями музея дивизии, расположенного на берегу Урала, рядом с обелиском на месте гибели легендарного начдива. Теперь, когда мы оказались в Уфе, было интересно и здесь осмотреть те места, где сражались чапаевцы. Старожилы показали, где именно — в районе Красного Яра, примерно в 30 км ниже Уфы, 25-я дивизия форсировала реку, где разворачивались решающие бои. Стоя на берегу, мы долго старались представить, как все это было в далеком девятнадцатом году.
Спустя два дня мы ошвартовались в Ульяновске.
Мы посетили величественный Ленинский мемориальный комплекс. Здесь, в одном из залов, выставлено огромное мозаичное панно, посвященное освобождению Симбирска 12 сентября 1918 г. от белых: с винтовками наперевес наши деды и отцы атакуют позиции врага...
Готовясь к походу, мы ознакомились с этой славной страницей гражданской войны. В боях за город отличилась 24-я стрелковая дивизия, впоследствии хорошо известная под почетным названием «Железной». Сформировали ее буквально за несколько дней из местных партизан и разрозненных отрядов красногвардейцев. Первым командиром ее был герой гражданской войны Д. Гай. Стоит, наверно, сказать, что эта прославленная часть существует и сегодня. Весь славный боевой путь дивизии можно представить по одному ее полному названию: мотострелковая Самаро-Ульяновская, Бердичевская, Железная ордена Октябрьской Революции, трижды Краснознаменная, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия Прикарпатского военного округа.
Здесь же в музее — фотокопия известной всем еще со школьных лет телеграммы, подписанной Гаем: «Дорогой Владимир Ильич! Взятие Вашего родного города — это ответ на Вашу одну рану, а за вторую — будет Самара». А рядом — ответ на нее В. И. Ленина: «Взятие Симбирска — моего родного города — есть самая целебная, самая лучшая повязка на мои раны...»

Евгений Тихомиров 24.04.2018 09:43

Идем вперед. Средняя Волга. Жигулевские просторы поражают красотой, притягивают к себ
 
Идем вперед. Средняя Волга. Жигулевские просторы поражают красотой, притягивают к себе. Только шум моторов нарушает тишину. Катера несут нас все дальше — вниз по великой реке. Мы приближаемся к тем историческим местам, где враг был остановлен, где произошел коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.
Недалеко от Саратова встречаем первый памятник героям. Устремленный в безоблачную высь, застыл, как бы ввинчиваясь в голубое небо, самолет-истребитель. Это памятник и тем, кто сражался в воздухе, и тем, кто ковал победу в тылу.
17 августа. Мы в городе, название которого стало символом беспримерного мужества и стойкости советского народа.
И вновь встают страницы истории. 1942 год. Секретный приказ ставки Гитлера: «Группа армий «Б» имеет своей задачей: ударом на Сталинград разгромить формируемую там группировку, захватить сам город и блокировать сухопутный перешеек между Доном и Волгой.» И гитлеровцы начали штурм волжской твердыни. День и ночь сыпался на защитников города смертоносный груз — многие тысячи бомб, снарядов, мин.
На Мамаевом кургане в Волгограде Еще на подходе к Волгограду издалека мы усмотрели какую-то надпись на береговой стене. Подошли ближе, застопорили моторы. «Здесь стояли насмерть гвардейцы Родимцева. Выстояв, мы победили смерть»,— написали воины 13-й дивизии в 1943 г.
Наш путь по Волгограду начался от КП командующего 62-й армией генерала В. И. Чуйкова. Стоим на высоком правом берегу, смотрим на памятник-ансамбль на Мамаевом кургане. За спиной в 300 метрах — Волга, перед нами, где-то всего лишь в 100—150 метрах, проходила линия обороны. Медленно поднимаемся по ступенькам к «матери-Родине». В зале воинской славы всматриваемся в каменные знамена, на которых золотом написаны тысячи фамилий героев сталинградской битвы. Перед нами расстилается величественная панорама: просторы могучей реки, город, возрожденный из руин. Все это завоевано ценою великого подвига, оплачено кровью тысяч погибших героев.
Волгоградцы ведут нас к «Острову Людникова» — береговому пятачку — 700 м по фронту и не более 400 м в глубину — в Нижнем поселке завода «Баррикады». Здесь 139-я дивизия преградила дорогу врагу, сто дней и ночей вела тяжелые бои, практически находясь в окружении. Немцы вышли к Волге с северной и южной сторон поселка, и дивизия оказалась отрезанной от главных сил армии. Штаб И. И. Людникова находился в бывшем доме директора завода, блиндажи были оборудованы прямо в береговом откосе. Пятачок простреливался вдоль и поперек.
На склонах Мамаева кургана вросла в землю дивизия Н. Ф. Батюка. Бойцы ее отбивали по 10—12 атак в день. И это продолжалось долгих четыре месяца. Горела земля. Горела Волга. Все содрогалось от взрывов. Казалось, все живое неминуемо погибнет в этом море огня, но советские воины выстояли и победили.
Вот небольшой пожарный пароходик «Гаситель» — высокая труба, старомодная рубка. В 1942 г. ему было уже сорок лет. Это много для судна, очень много. И вот этот тихоходный пароход-ветеран с капитаном П. Воробьевым во главе экипажа, весь израненный, спасал подбитые на переправах суда, спасал людей. За ним охотились фашистские летчики, с берега били по нему прямой наводкой. Когда после войны старый пароход был поднят, в его ржавом корпусе насчитали 3500 пробоин...
19 августа. Пройдя Волго-Донской канал, делаем стоянку у обелиска. Именно здесь, в районе Калача, войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов во взаимодействии с Донским фронтом завершили операцию по окружению противника. На холме — скульптурная группа: в одной из фигур воинов-победителей со знаменами издалека угадывается танкист в шлеме и комбинезоне.
Наши танковые дивизии сыграли огромную роль в победном окружении вражеской группировки. Ветераны рассказывают такой эпизод. В ночь на 22 ноября 1942 г. передовой отряд всего из пяти танков при поддержке двух рот 14-й мотострелковой бригады под командованием Г. Н. Филиппова, умело обходя узлы сопротивления, ночью вышел в район немецкой переправы через Дон. Стараясь не привлекать внимание, командир принял необычное решение — спокойно двигаться к переправе колонной с зажженными фарами. Военная хитрость удалась. После короткого боя к 5 часам утра переправа перешла в наши руки. Это позволило сразу же переправить на левый берег главные силы двух танковых корпусов, и г. Калач был взят с хода. За этот подвиг подполковник Филиппов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
Наш поход завершается в Новороссийске. Красивый южный город под мирным небом. В бухте снуют катера, идут огромные теплоходы, кипит работа в порту. И трудно представить, что здесь проходила когда-то кровопролитная битва за Кавказ.
Нас заинтересовало, принимали ли участие танкисты в боях на Малой земле? Оказывается — да. Здесь воевали танкисты батальона В. С. Гегечкори, покрывшие себя неувядаемой славой. Интересна и сама история десантирования на пятачок 36 танков. На Черное море с Волги были доставлены беспалубные самоходные мотоботы грузоподъемностью 5,5 т. Их спарили, накрыли единой палубой и в ночь с 6 на 7 мая, погрузив первые два Т-26, повели на буксире к плацдарму через штормовое море, начиненное минами, под постоянной угрозой атаки противника. К берегу мотоботы подошли своим ходом, заранее подготовленная рабочая команда установила сходни, и танки сошли по ним на сушу. Все это происходило под интенсивным обстрелом противника, И так — каждую ночь, в течение 18 суток.
На плите у памятника «Танк» надпись: «Героям-танкистам». Он установлен в честь воинов 5-й гвардейской Новороссийской танковой бригады, которые на улицах города-героя ломали хребет фашистскому зверю.

Евгений Тихомиров 24.04.2018 09:44

Отважно воевали в Новороссийске и наши земляки-уральцы. В составе бессмертного десанта Цезаря Куникова одним из первых высадился морской пехотинец пулеметчик Геннадий Чуроков, закончивший войну в Берлине командиром танковой роты. Геройски сражался на плацдарме минометчик Владимир Чумаков, впоследствии прошедший с боями до Праги. В боях за Новороссийск отличились хорошо знакомые нам командир стрелкового взвода Николай Дедюхин, артиллерист Андрей Денисенко.
Два дня в Новороссийске прошли как одно мгновение. С городом прощаемся у памятника «Торпедный катер». У ног плещется мирное Черное море, в небе чайки и огромное яркое солнце.
Наш путь по Волгограду начался от КП командующего 62-й армией генерала В. И. Чуйкова. Стоим на высоком правом берегу, смотрим на памятник-ансамбль на Мамаевом кургане. За спиной в 300 метрах — Волга, перед нами, где-то всего лишь в 100—150 метрах, проходила линия обороны. Медленно поднимаемся по ступенькам к «матери-Родине». В зале воинской славы всматриваемся в каменные знамена, на которых золотом написаны тысячи фамилий героев сталинградской битвы. Перед нами расстилается величественная панорама: просторы могучей реки, город, возрожденный из руин. Все это завоевано ценою великого подвига, оплачено кровью тысяч погибших героев.
Волгоградцы ведут нас к «Острову Людникова» — береговому пятачку — 700 м по фронту и не более 400 м в глубину — в Нижнем поселке завода «Баррикады». Здесь 139-я дивизия преградила дорогу врагу, сто дней и ночей вела тяжелые бои, практически находясь в окружении. Немцы вышли к Волге с северной и южной сторон поселка, и дивизия оказалась отрезанной от главных сил армии. Штаб И. И. Людникова находился в бывшем доме директора завода, блиндажи были оборудованы прямо в береговом откосе. Пятачок простреливался вдоль и поперек.
На склонах Мамаева кургана вросла в землю дивизия Н. Ф. Батюка. Бойцы ее отбивали по 10—12 атак в день. И это продолжалось долгих четыре месяца. Горела земля. Горела Волга. Все содрогалось от взрывов. Казалось, все живое неминуемо погибнет в этом море огня, но советские воины выстояли и победили.
Вот небольшой пожарный пароходик «Гаситель» — высокая труба, старомодная рубка. В 1942 г. ему было уже сорок лет. Это много для судна, очень много. И вот этот тихоходный пароход-ветеран с капитаном П. Воробьевым во главе экипажа, весь израненный, спасал подбитые на переправах суда, спасал людей. За ним охотились фашистские летчики, с берега били по нему прямой наводкой. Когда после войны старый пароход был поднят, в его ржавом корпусе насчитали 3500 пробоин...
19 августа. Пройдя Волго-Донской канал, делаем стоянку у обелиска. Именно здесь, в районе Калача, войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов во взаимодействии с Донским фронтом завершили операцию по окружению противника. На холме — скульптурная группа: в одной из фигур воинов-победителей со знаменами издалека угадывается танкист в шлеме и комбинезоне.
Наши танковые дивизии сыграли огромную роль в победном окружении вражеской группировки. Ветераны рассказывают такой эпизод. В ночь на 22 ноября 1942 г. передовой отряд всего из пяти танков при поддержке двух рот 14-й мотострелковой бригады под командованием Г. Н. Филиппова, умело обходя узлы сопротивления, ночью вышел в район немецкой переправы через Дон. Стараясь не привлекать внимание, командир принял необычное решение — спокойно двигаться к переправе колонной с зажженными фарами. Военная хитрость удалась. После короткого боя к 5 часам утра переправа перешла в наши руки. Это позволило сразу же переправить на левый берег главные силы двух танковых корпусов, и г. Калач был взят с хода. За этот подвиг подполковник Филиппов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
Наш поход завершается в Новороссийске. Красивый южный город под мирным небом. В бухте снуют катера, идут огромные теплоходы, кипит работа в порту. И трудно представить, что здесь проходила когда-то кровопролитная битва за Кавказ.
Нас заинтересовало, принимали ли участие танкисты в боях на Малой земле? Оказывается — да. Здесь воевали танкисты батальона В. С. Гегечкори, покрывшие себя неувядаемой славой. Интересна и сама история десантирования на пятачок 36 танков. На Черное море с Волги были доставлены беспалубные самоходные мотоботы грузоподъемностью 5,5 т. Их спарили, накрыли единой палубой и в ночь с 6 на 7 мая, погрузив первые два Т-26, повели на буксире к плацдарму через штормовое море, начиненное минами, под постоянной угрозой атаки противника. К берегу мотоботы подошли своим ходом, заранее подготовленная рабочая команда установила сходни, и танки сошли по ним на сушу. Все это происходило под интенсивным обстрелом противника, И так — каждую ночь, в течение 18 суток.
На плите у памятника «Танк» надпись: «Героям-танкистам». Он установлен в честь воинов 5-й гвардейской Новороссийской танковой бригады, которые на улицах города-героя ломали хребет фашистскому зверю.
Один из наших «Прогрессов»
Один из наших «Прогрессов» Отважно воевали в Новороссийске и наши земляки-уральцы. В составе бессмертного десанта Цезаря Куникова одним из первых высадился морской пехотинец пулеметчик Геннадий Чуроков, закончивший войну в Берлине командиром танковой роты. Геройски сражался на плацдарме минометчик Владимир Чумаков, впоследствии прошедший с боями до Праги. В боях за Новороссийск отличились хорошо знакомые нам командир стрелкового взвода Николай Дедюхин, артиллерист Андрей Денисенко.
Два дня в Новороссийске прошли как одно мгновение. С городом прощаемся у памятника «Торпедный катер». У ног плещется мирное Черное море, в небе чайки и огромное яркое солнце.

Евгений Тихомиров 24.04.2018 12:04

Корсарские рейды в средние века были составной частью англо-французской политики в Ла
 
Не много об истории захватнических и пиратских традиций, не дающих и ныне покоя нашим "верныи западным партнерам""в не всяких самых миролюбивых" государств всех времен Британии и Франции.
Предлагаю всем убедиться, насколько удивительно умилительно "миролюбивыми" всегда были традиции с давних времен правителей Франции и Англии, насколько они всегда придерживались стремления устанавливать справедливый и добрый миропорядок на нашей матушке земле, насколько они придерживались во все века Христианских ценностей, а особенно "не убий, не украдь"
Да конечно же именно хищничество, желании отобрать, урвать территории, золото, ресурсы и ничего более и были и остаеются главными ценностями и поныне правителей этих "милейших демократических с их неповторимыми и не превзойденными такими очаровательными Европейскими ценностями"государств......... ...
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A...B0%D1%80%D1%8B Корса́ры (ка́перы, привати́ры) (фр. corsaire, нем. Kaper, англ. privateer) — частные лица, которые с разрешения верховной власти воюющего государства использовали вооружённое судно (также называемое капером, приватиром или корсаром) с целью захватывать купеческие корабли неприятеля, а в известных случаях — и нейтральных держав. То же название применяется к членам их команд. По существу являются пиратами.
Их главным отличием является особое каперское свидетельство от властей (фр. lettre de course, англ. letter of marque), с одной стороны, позволяющее воевать приватному (отсюда приватир), то есть частному судну, а с другой — ограничивающее круг его целей только враждебными флагами.
Понятие «корсар» в узком смысле используется для характеристики именно французских и, как в поэме Байрона "Корсар", османских капитанов и кораблей. В широком смысле вышеперечисленные термины Корса́ры, ка́перы, привати́ры абсолютно равнозначны.
Корсары были каперами на службе французского короля и могли атаковать вражеские корабли, не опасаясь преследования со стороны французских властей (за пиратство во Франции полагалась смертная казнь через повешение), но королевский документ (фр. Lettre de Marque или фр. Lettre de Course) объявлял их действия законными. В случае, если они попадали в плен, они могли рассчитывать на защиту как военнопленные.
Теоретически корсары имели право атаковать лишь корабли враждебных держав, не причиняя вреда французским или нейтральным кораблям. Если они нарушали это правило, их могли судить как пиратов и повесить. Согласно лицензии, часть добычи корсаров шла в королевскую казну. Тем не менее, иностранные державы рассматривали корсаров как пиратов и могли их казнить через повешение.
Деятельность корсаров началась в Средние века. Это было выгодно королю, получавшему компенсацию за экономические потери во время войн.
В XVI веке деятельность корсаров приобрела широкий размах. Они действовали не только в Средиземном море и северо-восточной Атлантике, но и по всему Атлантическому океану и в Карибском море. Франция была первой страной, направившей каперов в Америку для нападения на испанские корабли, перевозившие из колоний золото. Уже в 1522 году корсары под командованием Жана Флери атаковали конвой с золотом, отправленный Кортесом. Для защиты от корсаров Испания в 1560 году ввела порядок, при котором торговые корабли из Америки следовали лишь в конвоях, сопровождаемых военными кораблями.
Деятельность корсаров приносила такую прибыль, что министр финансов учитывал её в планировании бюджета. Король получал четверть, а в некоторых случаях треть добычи. Деятельность корсаров также ослабляла противников Франции. Так, с 1688 по 1717 год Британия несла тяжёлые финансовые потери, связанные с ущербом от корсаров.
К концу XVIII века французское государство усилилось настолько, что деятельность корсаров потеряла смысл. Практика выдачи лицензий была формально отменена в 1856 году, хотя прекратила своё существование ещё раньше, в 1815 году, с концом империи.
http://pirates-life.ru/forum/57-689-1
Корсарские рейды в средние века были составной частью англо-французской политики в Ла-Манше, однако по-настоящему французы стали использовать корсаров только в шестнадцатом веке. В 1554 году Франсуа Леклерк разграбил испанские владения на Эспаньоле и Пуэрто-Рико , после чего захватил Сантьяго-де-Куба и, на следующий год, Гавану. Восемнадцать дней французы хозяйничали в городе и, уходя, сожгли его . Период французского господства в Карибском море длился 30 лет. Когда Франция заключила с Испанией мир в Шато-Камбрези, корсары, оставшиеся в Вест-Индии, превратились в обыкновенных пиратов или нанялись на службу к англичанам и голландцам.
Следующая вспышка французского морского разбоя относится к концу семнадцатого века, к эпохе Людовика Четырнадцатого, всячески поддерживавшего корсаров. По предложению министра Поншартрена, предпочитавшего морской разбой дорогостоящим морским баталиям, корсары были сделаны офицерами королевского флота. Корсарские бои развертываются от Северного до Карибского моря. Именно в это время столицей Карибских флибустьеров стал французский остров Тортуга, а Жан Бар и Рене Дюгей-Труэн совершают свои подвиги .
Эти морские разбойники, почитаемые как великие французские мореплаватели, служили примером для множества корсаров, сражавшихся в середине восемнадцатого века в Индийском океане, где вольных пиратов сменили корсары и английские приватиры. Корсары подчинялись строгим законам, по которым они должны были приводить захваченный корабль в порт и продавать его там на аукционе. Им доставалась меньшая часть добычи, в то время как большую получали владельцы корабля и государственная казна .
В восемнадцатом веке корсарство уже не существовало в мирное время. В перерывах между войнами корабли конкурирующих Ост-Индских компаний смело заходили в чужие порты и бросали якоря у чужих факторий. Их не грабили. Зато когда начиналась война, торговые корабли становились законной добычей для любого охотника, будь он военным кораблем либо специально снаряженным для такой цели корсаром .
В годы первой англо-французской войны в Индии, в середине XVIII века, корсарство было не очень развито, но в конце века корсары заставили о себе заговорить .

Евгений Тихомиров 24.04.2018 12:06

В конце семнадцатого века европейские державы широко использовали корсаров для ведени
 
В 1789 году во Франции началась революция. Вскоре на страну со всех сторон двинулись армии врагов. Франция оборонялась сразу на нескольких фронтах . Вновь вспыхнула война и в Индийском океане: англичане хотели воспользоваться случаем, чтобы полностью изгнать из этого района французов, в руках которых после первой войны осталось лишь несколько факторий на побережье Индии и ряд островов в центре Индийского океана. Впоследствии в войну вступила Голландия, попавшая в зависимость от Франции. В эти годы французский военный флот был значительно слабее английского, и потому так важны стали для Франции действия ее корсаров, среди которых наиболее известен был Робер Сюркуф. Но как бы не были удачны действия отдельных французских корсаров, к концу наполеоновских войн Франция лишилась большинства владений в Индийском океане .
Жанна де Бельвиль
Жанна де Бельвиль была первым корсаром, завоевавшим широкую известность. Около 1335 года она вышла замуж за Оливье де Клиссона, бретонского дворянина. Шла столетняя война, к которой добавились внутренние конфликты. Оливье де Клиссон, замешанный в борьбу за престол, был казнен по приказу Филиппа IV . Вдова поклялась отомстить за мужа. Вместе с двумя сыновьями, старшему из которых было четырнадцать лет, она отплыла в Англию, где добилась приема у короля. Эдуард III выдал ей три корабля, которые получили название: «Флот возмездия в Ла-Манше». Несколько лет ее флотилия грабила французские торговые суда и даже нападала на военные корабли. Добычу отправляли в Англию, команда кораблей истреблялась. Жанна руководила боевыми действиями, сражаясь в первых рядах.
Во Франции ее прозвали «кровожадной львицей». Парламент вынес решение об ее изгнании и конфискации имущества, французский флот получил приказ прочесать Ла-Манш. Флотилия Жанны попала в окружение, и, оставив своих моряков, она сбежала вместе с сыновьями и дюжиной гребцов на небольшой лодке .
Шесть дней матросы пытались догрести до берегов Англии, но течением их сносило в другую сторону. Совершив побег второпях, они не взяли пищи и воды. На шестой день умер младший сын Жанны, затем несколько матросов. Через несколько дней их вынесло к берегам Бретани.
Там Жанна получила приют у приверженцев Жана де Монфора и вскоре снова вышла замуж - за дворянина Готье де Бентли.
Жан Бар
В конце семнадцатого века европейские державы широко использовали корсаров для ведения войны, и Франция не была исключением. Одним из самых знаменитых французских пиратов был Жан Бар .
Жан Бар был сыном судовладельца из Дюнкерка. Он служил под началом голландского адмирала Рюйтера, но ушел от него, когда Франция выступила против Голландии. 8 января 1679 года, в 29 лет, его произвели в капитан-лейтенанты королевского флота. Он командовал фрегатом «Серпант» с 24 пушками на борту и перевозил порох.
Из Сале Жан Бар привез пятьсот пятьдесят пленников, в том числе сына правителя этого африканского порта, что сулило немалые выкупы . Став капитаном второго ранга, он объединил всех корсаров в одну эскадру, которая грабила и топила торговые суда, нападала на разрозненные боевые единицы, но рассеивалась перед превосходящими силами. В 1687 году Жан Бар на своем фрегате «Шутки» и Форбэн на фрегате «Насмешницы» получили задание сопровождать двадцать торговых кораблей из Северного моря к Бресту. На меридиане острова Уайт появились два английских судна: «Несравненный» (48 пушек) и его «спутник» (44 пушки). На борту кораблей корсаров их было только 40. Жан Бар пошел в атаку, дав возможность уйти торговому флоту.
К концу боя на борту французских фрегатов в живых осталось всего тридцать человек, кончился порох, и пришлось сдаться. Оба раненых капитана и младший офицер Во-Минар были заключены в форте Плимута. Обращались с узниками вполне прилично, особенно с Жаном Баром, но англичане отказались обменять его на своих пленников во Франции .
Поддавшись обаянию Жана Бара, английский хирург из форта принес заключенным напильник. Находившиеся при Форбэне и Баре юнги, которым разрешалось ходить по городу, убили пьяного моряка и спрятали его лодку. Четвертым сообщником стал двоюродный брат Жана Бара, который принес в лодку все необходимое для побега. Жан Бар и Форбэн бежали, Во-Минар, который был так толст, что не мог пролезть через окно, отвлекал охрану разговорами. Беглецы успешно миновали часовых, и через пятьдесят часов после выхода из Плимута причалили к берегу недалеко от Сен-Мало. Жан Бар получил аттестат капитана первого ранга и попал на прием к королю Людовику XIV. Он был хорошо одет, держался с достоинством и понравился Королю-Солнцу.
В 1693 году, в битве при Лагосе, Жан Бар под командованием Турвиля, уничтожил шесть судов противника и, продолжая сражаться, сопроводил во Францию сотню торговых кораблей с грузом зерна. Он захватил еще несколько английских фрегатов и целую колонну судов с продовольствием и боеприпасами. Король-Солнце пожаловал корсару дворянское звание, крест Святого Людовика и право иметь золотую линию в своем гербе
Через три года, после множества удачных дел, сорокашестилетний Жан Бар, кумир французских моряков, стал командиром эскадры .
После подписания Рисвикского мира в 1697 году, Жан Бар удалился в Дюнкерк, к семейному очагу. У него было тринадцать дочерей и сыновей, шестеро из которых умерли в детстве. Через три года пришла весть, что из-за испанского наследства может разгореться борьба, и пятидесятилетний Жан Бар отправился готовить свою эскадру в Дюнкерке. Начало весны 1702 года выдалось холодное, он простудился и 20 апреля умер от воспаления легких. Людовик XIV, в знак признания заслуг Жана Бара назначил его вдове пенсию в 2000 ливров в год.
Рене Дюгей-Труэн
Рене Труэн, сеньор дю Гей, известный под именем Дюгей-Труэн, родился в 1673 году в Сен-Мало. Его отец, богатый судовладелец Люк Труэн де ля Барбинэ, хотел сделать его священником и определил в Рейнский коллеж. В 1688 году, после смерти отца, он убежал в Канн, потом в Руан и Париж. Ему перешло по наследству земельное поместье (Гей), но старший брат, Люк, отправил его в плавание «добровольцем» (т. е. без жалованья) на борту «Тринитэ», одного из кораблей их собственного флота, целиком предоставленного корсарам .

Евгений Тихомиров 24.04.2018 12:08

В 1697 году Пуэнти командовал эскадрой в 17 военных кораблей, к которым присоединилос
 
Сначала Рене сильно страдал от морской болезни, но потом он одолел свой недуг. После двух плаваний семья решила, что он достоин принять командование судном. Ему доверили «Даникан» - тихоходное судно с четырнадцатью пушками. Труэн плавал у берегов Исландии, где встречались только английские и голландские рыбаки. Вскоре ему дают еще один корабль, потом сразу несколько, и в двадцать один год он командует уже пятью кораблями.
12 мая на фрегате «Дилижанс» Дюгей-Труэн столкнулся с шестью английскими военными судами и, раненый, должен был сдаться. Его посадили под замок в Плимуте, но очарованная им англичанка устроила ему побег.
В 1696 году, командуя «Французом» - замечательным кораблем в 48 пушек - он столкнулся с «Бостоном» и «Несравненным», который девять лет назад захватил Жана Бара. Битва была жестокой, но через две недели Дюгей возвратился в Сен-Мало и привел с собой знаменитого «Несравненного» и несколько грузовых судов.
В 1702 году эскадры Дюгей-Труэна и Форбэна, крейсировавшие в Ла-Манше, получили послание Поншартрена, министра Морского флота, с приказом атаковать колонну из ста двадцати торговых английских судов. Выяснилось, что караван сопровождают пять английских военных судов. Разыгралась знаменитая Девонширская битва, во время которой один английский корабль вспыхнул и ушел под воду вместе со всем экипажем в девятьсот человек .
В 1728 году Дюгей-Труэн и его брат Люк, используя часть своей собственной флотилии и десять судов, предоставленных королем, начинают кампанию против флота Бразилии. Дело это не имело успеха, и казна судовладельцев Труэнов опустела. Королевские финансы тоже были в плохом состоянии, потому что шла война за испанское наследство. Тогда братья Труэны представили министру Морского флота дерзкий проект захвата города Рио-де-Жанейро с намерением получить выкуп.
Восемь вкладчиков, в числе которых был и король, нашли необходимые 70 тысяч ливров. Соединенная армада насчитывала семнадцать кораблей, вооруженных 735 пушками и имеющих на борту в общей сложности 5700 человек. Ей понадобилось три с половиной месяца, чтобы доплыть до бразильского берега, и один день, чтобы прорваться в залив Рио.
Дюгей-Труэн высадил на берег своих солдат с заданием окружить врага и тут же отправил (19 сентября 1711 года) ультиматум губернатору города, Франческо де Кастро-де-Мордеш, который отказался платить выкуп. 21 сентября французский экспедиционный корпус вошел в город, улицы его были пусты. Дюгей-Труэн отправил еще одно послание «защитникам», укрывшимся в горах, требуя 600 тысяч крузадо и 10 тысяч пиастров выкупа. Выкуп был выплачен 4 ноября, и эскадра покинула бразильский берег. На обратном пути потонуло два корабля, но прибыль судовладельцев после выплаты королевской доли составила 92%.
За все время своей корсарской карьеры Дюгей-Труэн захватил около 300 торговых и 60 военных кораблей, стал Командором ордена Святого Людовика, королевским наместником, советником в Индии, в 1729 году был назначен командующим Морского флота в Бресте. Выйдя в отставку, он удалился в Ла-Флури, небольшое поместье в окрестностях Сен-Сервана. Там его застало назначение командиром эскадры, и он отправился на усмирение берберов в Средиземном море. Весть о его приближении так взволновала беев и эмиров Алжира, Туниса и Триполи, что они приняли все условия, предъявленные Парижем
Через несколько недель после возвращения домой шестидесятитрехлетний Дюгей-Труэн почувствовал себя плохо. Вскоре он скончался в Париже, получив благословение церкви и сохраняя до конца учтивость и спокойствие.
Барон Пуэнти
В семнадцатом веке границы между военными моряками и пиратами были столь тонки, что допускали даже совместные рейды, одним из которых был захват Картахены бароном Пуэнти в 1697 году .
Барон Пуэнти был капитаном первого ранга, когда в 1696 году Франция и Испания вновь вступили в войну. Пуэнти и несколько его друзей уговорили Людовика XIV дать корабли для захвата Картахенской крепости в Колумбии.
В 1697 году Пуэнти командовал эскадрой в 17 военных кораблей, к которым присоединилось 8 кораблей с 650 флибустьерами под командованием губернатора Дюкасса. Во время их высадки в Картахене ни одно испанское судно не оказало сопротивления. Город, удачно расположенный на берегу моря и, в то же время, в глубине совершенно закрытой бухты, был защищен фортами, которые обезвредили флибустьеры . Начался обстрел города, и губернатор быстро подписал капитуляцию. Затем он покинул Картахену со всеми, кто носил оружие, и увез четыре пушки . После этого Пуэнти со своими отрядами и немногими флибустьерами проник в город. Началось безудержное разграбление всякого имущества, в том числе церковного и монастырского. Условия капитуляции были грубо нарушены .
Французы собирались остаться в Картахене, но началась эпидемия чумы, и месяц спустя они покинули город, взорвав форты и потопив все суда. Пуэнти и Дюкасс договорились заранее, какая доля добычи должна перейти к флибустьерам, но, после оценки добычи, Пуэнти, находившийся на борту готового к отплытия судна, отказался выдать флибустьерам полагающуюся им долю. На обратном пути Пуэнти заболел, и командование было передано генералу де-Леви.
Робер Сюркуф
Роберт Сюркуф был одним из немногих пиратов, сумевших в начале девятнадцатого века повторить блистательную судьбу Френсиса Дрейка, обласканного властями своей страны в благодарность за пиратские рейды
Он родился в богатой семье моряков Сен-Мало: его прадедом был известный корсар начала XVIII века Робер Сюркуф, близким родственником по материнской линии - корсар Ла Барбине. Мальчику хотели дать достойное буржуазное образование, но в 1789 году, в возрасте пятнадцати лет, он записался на корабль «Аврора», уходивший в Индийский океан.
Капитан «Авроры» Тардиве перевозил рабов из Африки на плантации острова Бурбон . Неподалеку от Мадагаскара «Аврора» попала в шторм и разбилась, команда спаслась. Капитан получил под командование корабль «Реванш», на котором Сюркуф стал вторым помощником. Но капитан был неудачлив, и через год Сюркуф нанялся на другое работорговое судно.
В семнадцать лет Сюркуф вернулся во Францию, где с помощью родственников купил небольшой бриг «Креол», став на нем капитаном. В 1792 году он вновь отправился в Индийский океан.
Когда Робер Сюркуф вернулся на Бурбон ( с 1794 года переименованный в Реюньон ), ситуация в работорговле изменилась - Конвент объявил ее незаконной, но это только подняло цены на рабов . Английская блокада французских владений в Индийском океане и конфискация кораблей были более эффективны. Сюркуф благоразумно отсиживался в Бурбоне, и не рисковал бригом. Под давлением плантаторов, которым рабы были необходимы, губернатор Бурбона напал на англичан и прорвал блокаду. Участвовавший в боевых действиях Робер Сюркуф решил стать корсаром.

Евгений Тихомиров 24.04.2018 12:10

Девятнадцать его кораблей уходили в пиратские рейды, а после заключения мира в 1814 г
 
Для получения патента следовало найти поручителей и внести залог, деньги на который он заработал еще несколькими рейсами в Африку. Губернатор, желая продемонстрировать служебное рвение Парижу, задержал Сюркуфа и хотел арестовать как работорговца. Сюркуф выкрал полицейского комиссара и вернул его только в обмен на приказ о помиловании, но в патенте ему отказали.
Тогда Сюркуф вышел в море на «Скромнице» - быстроходной шхуне, вооруженной четырьмя пушками. В результате смелых и решительных действий он захватил богатую добычу: английский корабль «Пингвин» с грузом тика, голландский корабль, груженный рисом, перцем, сахаром и слитками золота, караван из трех индийских судов, и, наконец, большой корабль «Диана», груженный рисом. После этого он решил вернуться домой, но по дороге захватил еще один корабль - «Тритон», на котором находилось двадцать шесть пушек и много ценных грузов. Сюркуф отпустил за выкуп капитана «Дианы» и пассажиров «Тритона» .
На Реюньоне по приказу губернатора Маларте все призы Сюркуфа были конфискованы на том основании, что он не являлся корсаром, хотя благодаря Сюркуфу колония избегла голода. Возмущенный Сюркуф на первом же корабле отправился во Францию, где подал жалобу на действия губернатора. Директория отнеслась к Сюркуфу благожелательно, присудила ему двадцать семь тысяч ливров из стоимости проданных товаров и выдала корсарский патент; в соответствии с законом награждались и другие участники рейда.
Пока шло судебное разбирательство, Сюркуф влюбился в Мари Блез, красавицу из зажиточной бретонской семьи. Он взял с возлюбленной слово, что она дождется его, и в июле 1798 года отправился в поход за деньгами, чтобы удовлетворить претензии семейства Блезов.
Сюркуф покидал Нант на «Клариссе», специально построенной как корсарский корабль. «Кларисса» была сравнительно невелика, но очень быстроходна, вооружена четырнадцатью двенадцатифунтовыми пушками, и ее экипаж состоял из ста сорока испытанных моряков .
В этот раз добычи долго не было, и Сюркуф приказал напасть на первый же английский корабль, встреченный у берегов Африки, несмотря на то, что тот был велик и хорошо вооружен. «Клариссе» пришлось покинуть поле боя, лишившись фок-мачты, и зайти в Рио-де-Жанейро для ремонта. Там у берега был захвачен небольшой бриг, который Сюркуф отправил в качестве трофея в Нант. Губернатор Реюньона Маларте был вынужден признать документы Сюркуфа.
В следующем году Сюркуф крейсировал у берегов Суматры. Он захватил два английского корабля, потом датский корабль, большое португальское судно с грузом пряностей и пошел в Бенгальский залив, где захватил еще два судна и отправить их на Реюньон. Его выследил английский фрегат «Сибилла», но «Клариссе» удалось скрыться от погони.
Встреча с «Сибиллой» произошла 30 декабря 1799 года, а 1 января 1800 года корсар захватил корабль «Джейн» на глазах у нескольких больших кораблей. «Кларисса» была сильно потрепана боями, и Сюркуф пошел к Реюньону, захватив по дороге американский корабль. Сдав призы, он вышел в море на «Уверенности», причем, помимо команды из ста человек, губернатор выделил ему двадцать пять лучших стрелков. На этот раз Робер отправился к Цейлону, где быстро захватил несколько английских судов, груженных пряностями и другими товарами. Трофеи были столь велики, что Сюркуф брал с них выкуп. Кроме того, он захватил большой, переделанный из военного фрегата и соответственно вооруженный английский корабль «Кент» .
Распродав товары и получив свою долю, Сюркуф на «Уверенности» отправился во Францию просить руки Мари Блез. Свадьба корсара, капитал которого составлял два миллиона франков, состоялась в Сен-Мало. К этому торжеству Робер Сюркуф получил патент на офицерский чин. Снова началась война, и Сюркуф вызвали в Париж, где он стал одним из первых кавалеров ордена Почетного легиона. Сюркуф отправить в море несколько каперских судов .
Вновь Сюркуф вышел в море только в 1806 году, и его прибытие в Индийский океан было встречено с энтузиазмом. Блокада практически прервала связи с Европой, и французским владениям угрожал голод. Сюркуф в одиночку прорвал блокаду и обеспечил острова продовольствием, за три осенних месяца 1806 года захватив четырнадцать английских кораблей с рисом. Опасность голода была устранена, а Сюркуф получил свою долю, увеличив свое состояние на несколько сот тысяч франков.
Англичанами были уничтожены почти все французские военные корабли, и губернатор приказал Сюркуфу передать свой корабль правительству в качестве военного фрегата, а самому отвезти во Францию более пятисот пленных португальцев на изношенном линейном корабле «Карл». 21 ноября 1807 года Сюркуф вышел в море, прибыв во Францию больше чем через год, и больше не выходил на корсарский промысел .
Девятнадцать его кораблей уходили в пиратские рейды, а после заключения мира в 1814 году Сюркуф превратил их в торговые суда. Умер он в 1827 году в окружении детей и родственников, будучи одним из самых богатых и солидных судовладельцев Франции.
Жан Лафит
В начале девятнадцатого века пираты, хозяйничавшие у берегов Северной Америки, уже не имели такой силы, как век назад. Они не нападали на города и поселения, а довольствовались морским разбоем. Многие, правда, находили дополнительный доход в контрабанде и работорговле.
Одним из самых ярких представителей этой новой пиратской породы был француз Жан Лафит .
Он родился на Гаити, в семье французских иммигрантов. Весной 1804 года он вместе с братом Пьером поселяется в Новом Орлеане, где заводит кузницу. Однако настоящим его делом было другое.
Неподалеку от Нового Орлеана в дельте Миссисипи расположился хорошо скрытый и укрепленный поселок Баратария. В заливе могли найти убежище корабли пиратов и контрабандистов, а система проток обеспечивала быструю и незаметную связь с Новым Орлеаном, где и сбывали товар. Жан Лафит и был боссом этой пиратской колонии
Существование "пиратского гнезда" под самым боком не было секретом для жителей Нового Орлеана, большинство из которых так или иначе были вовлечены в криминальный бизнес. О всех готовящихся операциях пиратов загодя предупреждали. Братья Лафит богатели и чувствовали себя безнаказанными .
Однако 18 июля 1814 года Пьера Лафита арестовывают и, закованного в цепи, препровождают в тюрьму . Однако, когда в сентябре англичане предлагают Жану Лафиту сотрудничество в их войне против американцев, пират отклоняет его и предупреждает губернатора Нового Орлеана о готовящемся нападении. На следующий день Пьер при невыясненных обстоятельствах бежит из тюрьмы и прибывает на Баратарию. Однако 11 сентября американские военные корабли блокируют пиратскую колонию, и после недолгих переговоров пираты сдаются. Через некоторое время все они поступают в армию Соединенных Штатов, а сами братья Лафит входят в штаб американских войск. В сражениях с англичанами бывшие контрабандисты завоевывают не только прощение, но и благодарность генерала Джексона и президента Медисона.
Однако конфискованное имущество братьям вернуть так и не удается. И тогда Жан Лафит организовывает новое пиратское предприятие. Воспользовавшись антииспанским восстанием в Мексике, в конце 1817 года он создает на острове Галвестон пиратский поселок. На этот раз Лафит выступает как корсар повстанческого мексиканского республиканского правительства и -одновременно - как испанский шпион. Пиратское государство процветает до начала 1821 года, когда американское правительство, уставшее от жалоб испанцев и контрабандных операций Лафитов, присылает военную шхуну с требованием в течение двух месяцев очистить остров. Лафит выполняет приказ, сжигает поселок и пираты благополучно уходят в поисках новой базы.
Сам Жан Лафит со временем отошел от пиратства. 7 июня 1831 года он под именем Джорджа Лафлина женится на дочери богатого торговца, а в 1836 году супруги поселяются в Сент-Луисе. Вряд ли Лафит оставил свои незаконные операции, но нам известно только, что он принимал участие в переправке беглых рабов на Север. В начале пятидесятых он переезжает в Иллинойс, где и умирает 5 мая 1854 года, простудившись во время встречи тайного транспорта с бывшими рабами.
http://www.pirat.ru

Когда противник делает ошибку, то ни в коем случае нельзя ему в этом мешать.
И живые позавидуют мертвым. Джон Сильвер


Текущее время: 06:01. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС