Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 29.01.2018 11:45

Ермаку предстояло решить весьма трудную задачу - переправить через горы целую флотили
 
Западные отроги Уральских гор весьма протяженны и занимают междуречье Чусовой и Камы. В предгорьях реки отличаются стремительным течением. В верхней части Чусовой течение особенно мощное. Посреди быстрого потока там и тут торчат огромные скалы. Вместе с многочисленными подводными камнями и мелями эти скалы таят большую опасность. Но вольные казаки были опытными навигаторами. Особенно "черкасы" - запорожцы. В своих засеках на Днепре они подвергали новичка особому испытанию. Ему поручали провести "чайку" {23} через знаменитые днепровские пороги, следуя против течения. Лишь тогда молодого казака допускали в круг как полноправного члена товарищества.
...Чем дальше поднимались казаки вверх по Чусовой, тем больше сил тратили гребцы, чтобы преодолеть течение. По временам суда приходилось тащить бечевой. Но многие казаки бурлачили на Волге, так что дело это было им не в диковинку.
За несколько десятков верст до устья реки Серебрянки казачья флотилия пристала к берегу подле огромной скалы, поднимавшейся вверх на сорок метров. Песнь Кирши Данилова сохранила память об этой стоянке:
И пошли (они) вверх по Чусовой реке,
Где бы Ермаку зима зимовать.
И нашли они печеру каменку
на той Чусовой реке,
На висячем большом каменю,
И зашли оне сверх того каменю,
Опущалися в ту пещеру казаки,
Много - не мало двесте человек;
А которые осталися люди похужея,
На другой стороне, в такую же оне
печеру убиралися,
И тут им было хорошо зима зимовать.
Исполинский камень и ныне высится на Чусовой подле устья реки Ермаковки. В середине камня издали видно овальное отверстие - вход в пещеру. Добраться до входа можно лишь по веревке сверху. Грот, названный пещерой Ермака, очень мал. В него могут поместиться разом не более двух десятков человек. Так что двести ермаковцев никак не могли зимовать там.
Минули десятилетия после похода, и пещера Ермака приобрела большую известность благодаря слухам о спрятанных там сокровищах. О них слыхали от местных старожилов голландец Витсен и ученый немец Герард Миллер.
Сто лет спустя один русский писатель, побывав на Чусовой, записал сказку о том, что "Ермак, искусный в чародействе, зимовал в этом месте и, спрятав тут свои сокровища, приказал духам стеречь их".
С Чусовой Ермак повернул на Серебрянку. Свое название эта река получила за чистую, прозрачную воду, обивавшую серебром.[87] Берега Серебрянки порой сужались до 10 - 12 метров, течение оставалось столь же стремительным, как и на Чусовой. Чтобы дать отдых людям, Ермак сделал остановку на длинном, в полверсты, лесистом острове. В память об этом местные жители впоследствии назвали остров Ермаковым.
В предгорьях Урала реки имеют берега скалистые и обрывистые, высота которых порой достигала 100 - 200 метров. Благодаря этому в пору дождей реки не затопляли округу. Зато уровень воды в них поднимался на 2 метра и более.
Благодаря "большой воде" казаки получили возможность поднести свои тяжело груженные струги к самым перевалам.
Тагильские перевалы находились в том районе Уральского хребта, который подвергся сильному разрушению. К северу от перевалов располагалась гора Благодатная. Сопки в районе Благодатной не превышали 700 метров над уровнем моря. Сама гора Благодатная поднималась ввысь почти на 400 метров.
Ермаку предстояло решить весьма трудную задачу - переправить через горы целую флотилию, насчитывавшую несколько десятков тяжело груженных судов . Вольным казакам не раз приходилось преодолевать многокилометровые волоки , перебираясь с Волги на Дон и обратно. Обычно они перетаскивали струги на катках. На Урале волоков не было. Чтобы добраться до перевала, ермаковцы рубили просеку в чащах и буреломе. У них не было возможности выровнять каменистый путь и волочить суда по земле, используя катки. Пришлось тащить грузы и суда на руках. В Москве Черкас Александров рассказывал, что казачий отряд "с Серебряной реки шел до реки до Борончука волоком , и суда казаки на себе волочили". В сказах из Кунгурской летописи также сообщалось, что казаки оставили на Серебрянке тяжелые суда , а легкие "таскали на Тагил реку через волоки ".
Запорожцам случалось переносить свои "чайки" по степи на большие расстояния. Один турецкий автор писал, что казаки делали из веревок лямки и, словно носильщики, поднимали суда себе на спину. Порой они переправляли до трехсот "чаек" по суше и таким путем появлялись на Черноморском побережье в совершенно неожиданных местах. Запорожские "чайки" были крупнее волжских стругов. Они вмещали по 50 - 70 человек. Казаки Ермака выстроили себе несколько тяжелых стругов. Но в его отряде преобладали легкие струги. Их казаки смогли перетащить через горы.
Тагильские перевалы, на которых побывал казачий отряд, даже по своему виду отличались от обычных горных перевалов. Как и в некоторых других местах Среднего Урала, тут располагались большие седловины, основательно заболоченные даже в летнюю пору. Здесь отряд Ермака пересек линию, разделяющую Европу и Азию.

Евгений Тихомиров 29.01.2018 11:47

После небольшого отдыха казаки начали спуск по восточному склону Уральских гор. Спуск потребовал меньшего напряжения сил, нежели подъем. Главные трудности остались позади. Близ перевалов брали начало ручьи, впадавшие в Журавль и Баранчук. По их руслу казаки и продолжали свой путь. [88]
Когда Камень остался позади, Ермаку пришлось позаботиться об экипажах и грузах с брошенных тяжелых судов . Мелководные ручьи были непригодны для спуска на воду новых стругов. Пришлось наскоро рубить деревья и мастерить небольшие плоты. Люди вздохнули с облегчением, когда за поворотом показалась речка Баранчук. Речка имела протяженность немногим более 65 км, берега ее отличались крутизной. По Баранчуку флотилия спустилась на Тагил. Тут уже ничто не препятствовало ее плаванию. В ширину Тагил имел до 60 - 80 метров, в глубину - до полутора метров.
На Тагиле казаки устроили "плотбище" и спустили на воду несколько стругов. По преданию, их лагерь располагался у подножия Медведь-камня поблизости от Магнитной горы.
На сибирских реках казакам не надо было, выбиваясь из сил, идти против течения. Вода сама несла казачьи челны, подхватывая их на быстринах. Стремительно проплыв вниз по Тагилу, флотилия попала на более медленную Туру. По этой реке ей предстояло плыть наибольшее расстояние - несколько сот верст. Ширина Туры - от 80 до 200 метров, глубина - до 6 метров, дно песчаное, без порогов. Река петляет посреди открытых и плоских берегов. С Туры экспедиция попала на Тобол. Эта река протекает по болотистой и лесистой равнине. По Тоболу Ермак прошел много верст. Налегая на весла, используя паруса при попутном ветре, флотилия быстро преодолела это расстояние.
Казаки живо помнили чувство изумления, которое охватило их в неведомой стране. Не победа, а неудачи запечатлелись в их памяти.
Оказавшись за Уральскими перевалами, казаки (записал С. Ремезов) убедились, что "Сибирская страна богата и всем изобильна и живущие люди в ней невоисты" (невоинственны).
Окружающие места казались совсем глухими и "лешими". Поселения были разбросаны по берегам рек на огромном расстоянии одно от другого. Жители смотрели на пришельцев с детским любопытством.
Казаки забыли об осторожности. Беспечность едва не довела их до беды.
Стояла поздняя осень. По берегам темнел таежный лес. Местами к самой реке подступала степь, покрытая жухлой травой. Ночью становилось зябко и казаки, пристав к берегу, разводили костры.
На заре суда вновь трогались в путь, выслав вперед сторожевой (ертаульный) струг.
Однажды сторожевой корабль опередил флотилию на версту. В сумерках кормчий велел бросить якорь. Кругом было пустынно и дико. Дремучий лес спускался к самым берегам. Казаки не подозревали того, что притаившиеся в лесу "бусурмане" давно заметили их и крались за ними следом вдоль берега, спрямляя путь там, где река петляла. Мансийские воины появились из лесной чащи так неожиданно, что казаки не успели взяться за оружие. Струг был захвачен мгновенно. К счастью для казаков , манси не знали, что делать с захваченным судном и попавшими в их руки пленниками. [89] Они проявили не меньшую беспечность, чем казачий караул. Им невдомек было, что за одиночным стругом движется целая флотилия.
Когда казаки с подоспевших судов подняли пальбу, мансийские воины разбежались, оставив на берегу своих пленников. Ермак выручил своих незадачливых караульных.
Продвижение казаков неизбежно замедлилось бы, если бы им пришлось преодолевать сопротивление местного населения. Самые достоверные источники упоминают, однако, лишь о незначительных стычках, которые не могли задержать отряд.
Черкас Александров и другие посланцы Ермака подали в Посольский приказ "сказку", известную по тексту Погодинской летописи. Они кратко и без всяких прикрас описали свое первое столкновение с татарами на реке Туре: "...догребли до деревни до Епанчины, "что ныне словет Туринский острог", добавил переписчик), и тут у Ермака с татары с кучюмовыми бой был, а языка татарского не изымаша". Будучи людьми "некнижными", казаки не употребляли выражений, к которым неизменно прибегали летописцы, едва речь заходила о войне. В их "сказке" не было места ни "брани великой", ни "бою кроваву". Как люди военные, казаки подчеркнули, что потерпели в первой стычке неудачу, ибо им не удалось добыть "языка", столь необходимого в начале похода. Неудача могла иметь катастрофические последствия для всей экспедиции.
Бежавшие из-под Епанчина татары добрались до Кашлыка раньше Ермака, и "царю Кучюму (все) то стало ведомо". Сибирский хан своевременно получил известие о появлении русских.
Черкас Александров считал, что Ермаку, в конце концов, помогла беспечность Кучума, который "приходу на себя Ермакова не чаял, а чаял, что Ермак воротится назад на Чюсовую". Но Черкас ошибался.
Хан знал, что русский царь, поглощенный войной на западных границах, вывел почти все гарнизоны из своих приуральских крепостей. Он спешил использовать военную слабость России и послал на Пермский край царевича Алея с ратью. Алей был старшим сыном Кучума и наследником его "царства". Он получил приказ занять Чердынь, главный опорный пункт русских в Приуралье.
Появление русских ратных людей на Тагиле и Туре позволяло думать, что в пермских городах вовсе не осталось сил. Следовательно, захватить их не составляло труда.
Кучум со дня на день ждал вестей о падении пермских городов. Как только чердынский воевода подвергнется нападению, русские должны будут немедленно отозвать своих ратников из сибирских пределов. Именно на это и рассчитывал Кучум.
Сибирский властитель разбирался в русских делах. Он знал, что нагайские князья бесчестят послов московского царя, а тот старается избежать войны с ними и шлет богатые дары. Москва не будет воевать с Сибирским ханством.
В расчеты Кучума, однако, закралась ошибка. Он не знал того, что вольные волжские казаки двинулись в Сибирь по собственному почину.

Евгений Тихомиров 29.01.2018 14:21

Средневековая история Кенозерья это уникальный и интереснейший пласт русской истории
 
Средневековая история Кенозерья это уникальный и интереснейший пласт русской истории, истории освоения, становления государства Российского. истории развития речного флота, "маломерного флота".
http://www.kenozero.ru/o-parke/kultu...test-istoriya/
Средневековая история Кенозерья
Особый период в истории Русского Севера связан с включением в состав Древнерусского государства в XI – XII вв. огромных северных территорий и первым славянским заселением.
Ростово-Суздальское продвижение на Север
На первом этапе закладывалась сеть водно-волоковых путей, связывающая Новгород и Ростов Великий с северной периферией Восточной Европы. Местное финно-угорское население не истреблялось и не изгонялось – происходил постепенный процесс ассимиляции. В целом, на территории Кенозерья в XI – XII вв. коренное население уже восприняло русский язык, культуру производства и быта. В редких случаях оно отступало в глубинные районы, где сохраняло дохристианский образ жизни.
Поток славян направлялся со стороны Новгорода. Один путь шел по Водле, Кенозеру, Кене, верхней Онеге, Емце; другой – по Вытегре, Важозеру, Лачеозеру, верхней Онеге; третий – по северному побережью Онежского озера, Выгу, Выгозеру, Белому морю, Двине. Здесь новгородцы встретились с колонизационным потоком других групп славянства, исходящим из Ростово-Суздальской Руси и прилегающих к ней земель. Этот второй поток поначалу был гораздо менее интенсивен, но со временем поставил преграду новгородскому проникновению. Новгородцы, продвигаясь вглубь северных территорий, преследовали преимущественно промысловые цели, ориентировались на внешнюю и внутреннюю пушную торговлю. Поэтому особое развитие получила охота на белку, куницу, выдру, бобра, норку, горностая, рысь, росомаху. Начавшийся приход с юга славянских поселенцев («ростово-суздальская колонизация»), владевших ремёслами и техникой землепашества, отличался по значению и смыслу от новгородского освоения. На берегах озёр в этот период появились селения с рублеными деревянными домами. Так постепенно, на побережьях Кенозера, Лекшмозера и других озер, формировалась сеть поселений. Она была призвана обслуживать пути и будущие погосты.
Кенский волок
На небольших участках водоразделов новгородцам приходилось «волочь», тащить свои деревянные суда – ушкуи. В лесу прорубались просеки, под днища лодок укладывались деревянные лаги. Подобный участок пути носит название волок. Огромную роль в освоении Севера сыграл Кенский волок – первый волок на магистральном пути из Новгорода в Поморье, соединивший речные системы бассейнов Белого и Балтийского морей. Именно этот путь на север новгородцы предпочитали другим, т.к. он на всем протяжении был достаточно безопасен и недоступен как для внешних врагов, так и для внутренних соперников. Первые упоминания о Кенском волоке встречаются в уставной грамоте новгородского князя Святослава Ольговича (1137 г.), но возник он гораздо раньше. Вплоть до конца XVII в. этот водный путь из Новгорода в Каргополь, Холмогоры и Архангельск оставался важной транспортной магистралью. В начале XVIII в. Поонежье оказалось в стороне от основных торговых путей, рассчитанных на внешний рынок. Старый торговый путь через Кенский волок до начала XX в.был важен только для населения Водлозерья, Кенозерья и территорий Поонежья, и использовался для обмена рыбы на хлеб, соль и промышленные товары. Окончательное исчезновение волоков и потеря экономического значения этого водного пути произошли в советское время в результате строительства Беломорско-Балтийского канала.
В настоящее время Кенский волок отличается исключительной сохранностью исторического ландшафта: от некогда оживлённой трассы остались старая волоковая дорога длиной 6 км от д. Заволочье до д. Яблонь-Горка с тремя маркирующими волок часовнями.
"Новгородское" освоение
В XIV – XVI вв. в связи с истреблением ценного пушного зверя охотничий промысел переместился на северо-восток Европейского Севера и Сибирь. Экономическая роль местной охоты резко снизилась. Начинается активное освоение Севера новгородцами и «низовиками», которые шли, главным образом, через Белоозеро. Среди причин, обусловивших этот процесс, было стремление уйти из мест, захваченных монголо-татарами, бегство от боярской неволи, рассказы бывалых людей о свободных землях к востоку от Новгорода. Новгородского жителя, уроженца Северо-Запада, влекло к лесу, реке и озеру. Привычка к лесному и рыболовному промыслу во многом определяла выбор новых мест при организации постоянных поселений. Кенозерье и Лекшмозерье с их озерными, речными и лесными богатствами, не могли не привлечь внимание новгородцев.
В это время освоение края было направлено вглубь территорий на водоразделы и приобрело выраженный земледельческий характер. Среди леса расчищались подсеки, со временем превращаясь в постоянно используемые пашни и выгоны для скота. Через подсечное земледелие и пользование лесными ресурсами значительно менялся ландшафт.
Закладывались основы земледельческого крестьянского хозяйства, начинали активно развиваться промыслы и ремесла: рыболовный и сельскохозяйственный промыслы, кузнечное, гончарное, плотницкое и столярное ремесло, прядение и ткачество. Они были ориентированы преимущественно на собственное потребление.
Укреплялось и распространялось новое мировоззрение – христианство, в «священных» рощах стали появляться православные часовни и поклонные кресты.

Евгений Тихомиров 29.01.2018 14:24

Возросло значение вначале Каргопольско-Онежского, а с XVI в. Сухоно-Двинского торговы
 
"Свобода и глушь..."
В 1478 г. Москва окончательно включила северные новгородские земли в состав единого Русского государства и экономическая ориентация для края изменилась. Возросло значение вначале Каргопольско-Онежского, а с XVI в. Сухоно-Двинского торговых путей. Последующее развитие международного торга по царскому указу 1585 г. в низовьях Северной Двины и основание г. Архангельска значительно понизили роль Онежского пути, а в особенности Кенского волока. Изменение ситуации содействовало консервации культуры отдаленного Кенозерья и его хозяйственного уклада. По сути, на длительный период эта локальная территория в экономическом отношении была предоставлена сама себе, край оказался в какой-то степени изолированным, замкнутым.
Произошло формирование своеобразной культуры Русского Севера, создание самобытного хозяйственно-культурного уклада жизни и этико-эстетической системы мировоззрения в результате взаимодействия элементов финно-угорской культуры «леса» и славянской культуры «поля».
В наследии Кенозерского национального парка это своеобразие представлено наиболее ярко. Часовни с «заветами», «святые» рощи с поклонными крестами и ансамбли погостов – примеры и сейчас живущих культурных традиций. В хозяйственной организации территории и в промыслово-хозяйственном природопользовании четко прослеживается экологическое и рациональное мышление населения. Бережные взаимоотношения с природой закреплялись и сохранялись в обрядах, поверьях и других элементах культуры, берущих свое начало в дохристианских языческих временах.
Археологические памятники древней истории и особенно средневековья на Кенозерье еще мало изучены, но аккумулируют огромную историческую информацию и претендуют на важное место в общем контексте культурного наследия Севера.

Евгений Тихомиров 29.01.2018 14:28

КЕНСКИЙ ВОЛОК - ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
 
А.Г.Едовин,
кандидат исторических.наук,
зав. отд. археологии Архангельского краеведческого музея (г. Архангельск)
КЕНСКИЙ ВОЛОК - ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ
Кенский волок, который связывает Водлозеро и Кенозеро, является одним из самых известных северных волоков. Многими исследователями было отмечено его выдающееся значение как важнейшего перевалочного пункта на пути из Новгорода в бассейны Онеги и Северной Двины — летописное Заволочье. Данная статья является попыткой расширить толкование Кенского волока —рассматривать его не только как известный по письменным документам путь от реки Черевы к Волоцкому озеру, но и актуализировать альтернативный, южный отрезок этого пути от Кумбасозера к Шуйлахте Кенозера, реконструируемый археологически. Таким образом, понятие «Кенский волок» включает обширную территорию водораздела Кенозера и притоков реки Водлы. Второй задачей является доказательство достаточно позднего использования трассы волока, что снижает его значимость в эпоху раннего средневековья, преувеличенную исследователями.
Древняя и средневековая история региона
Одним из важнейших вопросов при изучении каждого волока является вопрос о первоначальном его освоении. Знаком ли был в эпоху мезолита путь из бассейна Онежского озера посредством реки Водлы на восток через Черевский и Кумбасозерский волоки и обратно? В настоящее время дать ответ из-за недостаточности археологических источников сложно, хотя о чертах сходства культур бассейнов Онежского озера и Водлы с мезолитическими культурами бассейна реки Онеги археологи говорят достаточно уверенно. Наибольшее значение здесь имеют работы С.В.Ошибкиной, которая в ряде работ выяснила связь между мезолитическими памятниками Онежского озера и Восточного Прионежья. Основное сходство здесь видится в кремневом инвентаре, прежде всего наконечниках стрел на пластинах, одинаковых для обеих групп памятников.
В следующую археологическую эпоху, в неолите, когда население перешло от подвижного к оседлому образу жизни, этот путь, вероятно, уже был открыт. В период существования так называемой Каргопольской и Позднекаргопольской археологических культур (V—I тыс. до н.э.) Восточное Прионежье (западное Заволочье) представляло собой единую культурную провинцию. Культурное же единство на протяжении столетий на столь протяженной территории могло поддерживаться лишь при наличии регулярных и достаточно оживленных торговых контактов. Наглядное подтверждение этому дают находки на Кумбасозере и Волоцком озере неолитических стоянок с ямочно-гребенчатой керамикой. В любом случае представляется ошибочной точка зрения, что путь на восток в Заволочье из Обонежья был открыт лишь в «новгородский» период колонизации Русского Севера в средневековую эпоху.
...В бассейне Водлы археологи фиксируют сосуществование в Х — первой половине ХI века двух археологических культур: бескерамической, тяготеющей к Фенноскандии, связываемой с саамским населением, и культуры грубой лепной керамики, близкой керамике юго-восточного Приладожья, и относящейся к предкам нынешних вепсов. Кроме того, приладожский компонент древней веси (приладожская чудь или кольбяги скандинавских саг) для контроля за потоками пушнины в наиболее ответственных точках древних торговых путей основывал свои долговременные колонии...
После 1078 года, даты подчинения Ладоги Новгороду, на Русский Север, в том числе в бассейн Водлы, стали проникать представители еще одного прибалтийско-финского этноса — карелы. Принято считать, что преимущественно ими была колонизована территория Пудожья севернее Водлы, а южнее и восточнее ее — по большей части вепсами. В ХIII—ХIV веках карелы и вепсы в Пудожье начали переходить к земледельческой оседлости. Начало массовой колонизации русскими крестьянами Обонежья и Пудожья пришлось на вторую половину ХIV века. Колонизационный поток русских крестьян из Псковско-Новгородских земель в ХV веке дополнился в Пудожье множеством крестьян из московских земель со стороны Белого озера, а затем и Кенозера.
Письменные источники
Самый ранний письменный документ, фиксирующий оседлые крестьянские поселения в бассейне Водлы, относится к 1563 году. «Писцовая книга Обонежской пятины» указывает на наличие густой сети деревень в нижнем и среднем течении реки Водлы, а также на Водлозере. В этом документе описана трасса «Кенского волочка»:
«Да в Водлезерском же Погосте на Настасьинской земле на Мышьих Черевах волочек Кемской, а через тот Волочек торговые люди из Ноугородские земли ходят с товаром в Заволоцкую землю, а из Заволоцкие земли в Ноугородские земли водным путем в судех, а великого князя крестьяне Настасьинские волости на Мышьих Черевах через тот волочек товар волочат, а найму емлют з беремени по денги».
В той же книге узнаем и владелицу земли — это Настасья, жена посадника Ивана Григорьева, она владела волостью из 20 деревень, в общей сложности насчитывавших 22 двора (25 человек). Вот эти места — Гознаволок, Коскосалма, Рахкоев, Колго-остров, Охтом-остров, Пелд- наволок, Великий остров, Выг-остров, Пог-остров, Рагно-озеро, Чюев-наволок, Коркиничи и Гостилов наволок, все они находились на Водлоозере и реке Водле.
На Кенском волоке отмечено три деревни — Гридкинская (Кузмин, Никонков, Данилков, Фетков), Сенкинская (Батюнин) и безымянная, где сеют Пантелейко Григорьев (не родственник ли Ивана?), Васюк Данилов, Гаврилко Ермолин и Власко Антонов. Всего на Кенском волоке на Черевах тогда сеяло 9 хозяев.
Внимательное прочтение Писцовой книги Обонежской пятины 1563 года позволило получить данные и по второму варианту Кенского волока — через Кумбасзеро. На тех же землях, принадлежавших Настасье Григорьевой, отмечен «Починок пуст старой на Кумбус-озерки словет Офоносовской, пуста, поля и пожни лесом заросли, обжа, засеву было в поле ржы 2 коробьи, закосу 20 коп.». Следовательно появление здесь поселения можно относить ко времени не позднее начала ХVI века.

Евгений Тихомиров 29.01.2018 14:29

Черевский и Кумбасозерский волоки в разные периоды истории имели разную значимость. Н
 
«Писцовая книга» 1563 года обнаруживает полное отсутствие поселений в верховьях Водлы, то-есть на месте будущей деревни Водлы и всей ее малой округи... При господствующей подсечной системе земледелия полоса незаселенной территории до 20—40 верст ширины была насущно необходимой, чтобы было где делать подсеки. Однако нельзя забывать, что речь идет не о редко населенных северных территориях, а о густонаселенном Пудожье. Например, озеро Водлозеро от берега Онежского озера отделял 40 верст, но в этой полосе укладывалась часть деревень Водлозерского погоста и едва ли не все поселения Челмужского.
На ранних этапах новгородской колонизации отсутствие поселений в верховьях Водлы, вероятно, объясняется противостоянием новгородцев и местного чудского населения, грабившего торговые караваны на волоках. Даже в наше время жители Водлы помнят о Разбойном острове у слияния Сухой Водлы с рекой Вамой, где разбойные люди грабили терпящих бедствие путников. Еще напряженнее обстановка была во время освоения русскими Обонежья и Заволочья. Окончательную победу русских над «гибнущей» и «враждебной чудью» (по М.В.Витову) народные предания относят к временам Василия Темного, то есть к ХV веку.
Вероятно, далеко не случайно на Черевском волоке в Заволочье не сохранилось ни одного прибалтийско-финского топонима или гидронима, а на Кумбасозерском волоке таковыми являются не только река Кумбаса и Кумбасозеро, но и множество других — Педозеро, Шуйозеро и пр. Полное исчезновение топонимов, созданных предшествуюшим народом, возможно лишь в одной ситуации: их не усвоили, поскольку местное население было быстро истреблено либо полностью изгнано со своих коренных земель. Именно это, скорее всего, случилось на начальном этапе освоения торгового пути с верховий Водлы на Черевском волоке.
Сохранившиеся до наших дней топонимические свидетельства пути через Черевский волок отражают картину заселения его русскими не из Пудожья, а из Заволочья....
Черевский и Кумбасозерский волоки в разные периоды истории имели разную значимость. Новгородцы их, вероятно, ценили слабо, пока Новгород владел южными входами в Заволочье, а Вологда была волостью новгородской. Действительно, в это время функционировали такие крупные волоки, сопровождаемые богатыми археологическими материалами, как Ухтомский (6 селищ и могильник) и Славенский (26 памятников). Значение Кенского волока возросло только тогда, когда Москва покорила Новгород (1471 г.), перекрыла высокими пошлинами и прямыми запретами торговлю с Каргополем, Холмогорами и в целом с Заволочьем через южные волоки.
Как только необычную оживленность Черевского волока в 1497 году заметил московский писец Юрий Сабуров, он тут же наложил сверхвысокие пошлины на провоз по нему товара. Следующий писец при составлении «Писцовой книги 1563 года» по поводу Черевского волока заметил: «а гости той дорогою ныне не ездят, а ездят новою дорогою». Нетрудно догадаться, что товары из реки Водлы стали возить рекою Кумбасой через Кумбасозерский волок. Следовательно, перенос активности на Кумбасозерский отрезок пути нужно относить к началу ХVI века.

Евгений Тихомиров 29.01.2018 14:34

Экспедиция по трассе Кумбасозерского волока ставила своей целью доказать его существо
 
В 1568—1569 годах 29 деревень Водлозерской волости были переданы в Каргопольский уезд, взятый в опричнину. После этого, связи Водлозерья и Кенозерья становятся более тесными. Поэтому, использование волокового пути для торговли становится еще более популярным. Обычно, его использовали водлозерские рыбаки, торгующие рыбой в Каргополе. Наличие большого количества материалов ХVII—ХIХ веков на селищах Кенозерья и двух участков Волока свидетельствует о его дальнейшем функционировании. Однако, в рамках единого государства, когда внутренняя колонизация территорий уже произошла, эти торговые пути стабилизируются на локальном уровне и перестают иметь то значение, которое имели в эпоху колонизации. Наиболее полно этнографическая традиция, анализ археологических памятников и письменные источники по Кенскому (Черевскому) волоку приведены в книге Н.А. Макарова.
.История археологического изучения
Район Кенского волока ранее исследовался, в том числе и археологами. Первым прошел по двум вариантам волока в 1871 году известный ученый-естественник Иван Семенович Поляков. Сначала он преодолел северный маршрут от Черевы до Волошевы, некоторое время провел на Кенозере, а вернулся на Водлу посредством южного Кумбасозерского пути.
Вот как описывает И.С. Поляков трассу Кенского волока:
«С Вамы и Водлы мы своротили на реку Череву — обыкновенный путь водлозеров на Кенозеро, где встретило нас тихое течение реки, ряд самых прихотливых изгибов и бесконечная болотистая равнина, обозначенная сосняком весьма печальной наружности. Лес выступал довольно густым покровом, но многие деревья, едва только успевали окрепнуть, уже начинали засыхать или совершенно засохли, и большую часть молодых подростков ожидала, по-видимому, та же участь в этой негостеприимной равнине.
Из области р. Черевы мы приехали на следующий день, через болотистый перевал, на р. Волошево, которая, как по характеру течения в верховьях, так и по виду окрестностей, мало отличается от Черевы. Течение ее тихо, она образует ряд глубоких и длинных омутов, уподобляющихся озерам. По направлению к низовьям характер ее окрестностей изменяется: здесь выступают мало-помалу сухие аллювиальные холмы, зарастающие или травою, или прекрасными лесами. Наконец, около р. Почи заметно, что бассейн Кенозера существенно отличается от бассейна Водлозерского».
В дальнейшем Поляков описывает свою экспедицию на Кумбасозеро, после которой на Кенозеро уже не возвращается: «Предпринявши экскурсию на Кенозеро с чисто разведочной целью, я не имел времени произвести дальнейшее ознакомление с остатками каменного века, и скоро, оставивши Кенозеро, в виду постоянного ненастья, трудного обратного пути сухопутьем на Водлозеро, только на Кумбасозере встретился еще с каменными орудиями и пополнил, таким образом, недостаток в данных. Кумбасозеро лежит в 20 верстах западнее Кенозера, от которого отделен холмистым, покрытым лесом и грязным перевалом (водораздел). Кумбасозеро имеет до 4—5 верст в длину и до 2-х верст в ширину, с глубиной до 1 и 1/2 сажени. дно его тинисто, берега заросли ситником и лесисты.
При самом приезде я начал находить в береговом щебне обломки кремней, затем нашел обломок горшка каменного периода. Сами жители указали мне на пашню, в которой они преимущественно встречают обломки горшков, громовые стрелы, разумея под этим наконечники стрел, и шиферные топоры....».
Ознакомление с коллекцией И.С.Полякова, хранящейся в Государственном историческом музее (инв. Х 78607/45 1 — 16-19), однако, показывает, что сборы был весьма скромны — сюда можно отнести несколько фрагментов ямочно-гребенчатой керамики, два кремневых отщепа и пластинку. Возможно, материалы сборов Полякова есть и в других хранилищах, но данными об этом мы не располагаем.
Долгое время территория, прилегающая к Кенозеру с запада, не изучалась археологами. Только в 1979 году здесь была произведена разведка археологическим отрядом под руководством С.З.Чернова. Целью экспедиции было изучение древнего Кенского волока, поэтому свое внимание С.З.Чернов сосредоточил на северном, Черевском отрезке. Здесь было найдено два селища ХV—ХVII веков — Яблонь- Горка и Заволочье, которые датированы по собранной здесь красноглиняной, белоглиняной и чернолощеной керамике. Экспедиции удалось доказать существование волока в средневековую эпоху.
Работали экспедиции в Шуйской лахте Кенозера и на Черевском участке Кенского волока и в более позднее время — в 1982 году А.Я.Мартынов, в 1991 году — Н.А.Макаров, а в 2004 году А.Г.Едовин, однако, новых археологических объектов здесь обнаружить не удалось.
Экспедиция 2010 года.
Экспедиция по трассе Кумбасозерского волока ставила своей целью доказать его существование по крайней мере, с эпохи средневековья (ил. 4—6). В исследованиях, помимо автора, принимали участие научный сотрудник Кенозерского национального парка А.И.Анциферова, народные мастера-берестянщики А.В.Шутихин, А.Полежаев, С.Шеметов, проводник Н.В.Заляжный и съемочная группа из Москвы — А.Бобков и А.Александров.
Маршрут был начат в деревне Вершинино, мы дошли на катере до деревни Печихина и выгрузились на берег — отсюда начинался сухопутный отрезок пути.
Местность в 1-1,5км от деревень изобилует лугами и старыми сельскохозяйственными угодьями, передвижение здесь было затруднено также несколькими ручьями. Затем началась типичная среднетаежная растительность с преобладанием хвойных пород, но со значительным включением березы и других лиственных деревьев. До озера Педозера расстояние равнялось около 6 км, за это время мы пересекли три ручья и несколько сырых участков, путь занял 4 часа — шли со свежими силами и дорога не представляла никаких затруднений.
После обеда, примерно в 0,8 км от Педозера, начался самый сложный участок — старая дорога заросла и каждые 100-200 м приходилось останавливаться, чтобы прорубить тропу для переноски лодки. Поэтому путь всего в 4 км мы шли почти 5 часов. Когда вышли к Святозеру, на его северном берегу уже начались сумерки.

Утром произвели осмотр западного берега Святозера до истока Святручья, однако, археологических объектов не обнаружили. Вышли на маршрут в 9 утра в том же порядке, как и накануне. От Святозера шла довольно хорошая тропа, по которой достаточно быстро вышли на основную дорогу. Правда, еще около километра пришлось заниматься расчисткой дороги, но потом дорога стала значительно лучше. От Снятозера до Кумбасозера 6 км, причем последние 2 км после перекрестка с дорогой на Почу были вообще проезжими для двухосных автомобилей. К обеду второго дня, таким образом, мы достигли конечного пункта сухопутного отрезка пути.

В месте нашего выхода к Кумбасозеру находятся две избы, принадлежащие рыбакам из поселка Поча, они сюда попадают на моторных лодках по реке Гузеньга, до которой от Почи хорошая дорога. Растительность восточного берега смешанная, но есть несколько боровых террас с сосняком, и даже беломошником. Правда он очень далеко находятся от уреза воды, разведочная шурфовка на них ничего не дала К нашему глубокому удовлетворению мы обнаружили неолитическую стоянку и одновременно селище эпохи позднего средневековья именно в том месте, где зимник обрывался в Кумбасозеро, т. е. как раз на трассе волока. Таким образом, цель экспедиции была успешно достигнута....

Далее в отчете следует специфическое описание археологических находок на трассах кенских волоков, которое мы опускаем.

Заключение. Таким образом, время активного функционирования Кенского волока можно отнести по письменным и археологическим источникам к последней четверти ХV — 60—70 годам ХVI веков. Поселения на волоках существовали и ранее (с ХIII—ХIV вв., судя по археологическим данным) и позже, но товарооборот на них был неизмеримо меньшим. Древнее выглядит по всем признакам Черевский участок пути — здесь найдено больше памятников ранней поры — с древнерусской керамикой. Рискнем предположить, что он первоначально использовался безальтернативно, лишь с 1497 года вынужденно он был перенесен на более длинный сухопутный отрезок до Кумбасозера. Последний факт как один из факторов, наряду с опричным разгромом Новгорода, обусловил и меньшую активность всего участка Кенского волока в дальнейшем.
Примечания:
1. Из сборника материалов V Всероссийской научно-практической конференции "Кенозерские чтения-2011", Архангельск, 2012.
2. С некоторыми сокращениями.
3. Материалы об этой экспедиции - в статьях А.Анциферовой, А.Шутихина, А.Полежаева, А.Бобкова.
4. Другие материалы о Кенских волоках, в подборке "Кенские волоки".

Евгений Тихомиров 30.01.2018 09:58

РЕКОНСТРУКЦИЯ СРЕДНЕВЕКОВОГО ПУТИ "КЕНСКИЙ ВОЛОК" И ВОДНО-ВОЛОКОВОГО СУДНА "БЕРЕСТЯНО
 
А вот эта реконструкция водного пути "Кенский волок" просто пзахватывает !
http://kenozerjelive.ru/antciferova.html
А.И. Анциферова
РЕКОНСТРУКЦИЯ СРЕДНЕВЕКОВОГО ПУТИ "КЕНСКИЙ ВОЛОК" И ВОДНО-ВОЛОКОВОГО СУДНА "БЕРЕСТЯНОЙ КАЮК"
Территория Кенозерья, географически и по целому ряду историко-культурных параметров является частью региона Поонежья (бассейн р.Онеги). Одновременно, Кенозерье тяготеет и к восточному Обонежью (бассейн Онежского озера), с которым связано водно-волоковыми путями, использовавшимися различными группами прибалтийско-финского и русского населения. Одним из таких водно-волоковых путей являлся известный с глубокой древности Кенский волок.
Начало активного продвижения русского миграционного потока на север и северо-восток, к берегам Белого моря, относится к IХ—ХI векам. В это время уже существовало понятие «Заволочье», т.е. территория за волоками, бассейн р. Северной Двины и р. Онеги. Привлекательность лесных и озерно-болотных ландшафтов этого края заключалась, прежде всего, в их малой населенности, в обилии пушным зверем и рыбой, в перспективах развития торговли.

Маршруты волоков

Чтобы попасть на Север, новгородцам приходилось преодолевать целую систему водно-волоковых путей. Озерно-речная сеть Приладожья и Поонежья являлась оживленной транспортной системой, единственно возможной в этом таежном крае, по которой осуществлялся грузооборот между Москвой — Великим Новгородом и Архангельском. Главный поток грузов шел через водораздел Балтийского и Белого морей по маршруту: оз. Ильмень — р. Волхов — Ладожское озеро — р. Свирь — Онежское озеро — р. Водла — ее приток р. Мышьи Черевы — волок (6 верст) — оз. Волоцкое — р. Волошева — оз. Почозеро — р. Поча — оз. Кенозеро — р. Кена — р. Онега — далее вниз к Онежской губе Белого моря и к Соловецким островам. Именно этот путь на восток и север новгородцы предпочитали другим, т. к. он на всем протяжении был достаточно безопасен и недоступен ни для внешних врагов, ни для внутренних соперников.
В 1496 году оживленность Черевского направления Кенского волока заметил московский писец Юрий Сабуров, в результате на провоз по нему товара были наложены высокие пошлины. Повышение оброчной пошлины привело к тому, что маршрут был проложен южнее и соединил р. Водлу и оз. Кенозеро через р. Кумбаса и оз. Кумбасозеро. Следующий писец при составлении «Писцовой книги 1563 года» по поводу Черевского волока заметил: «... а гости той дорогою ныне не ездят; а ездят новою дорогою».
Преимущества Кумбасозерского направления Кенского волока были оценены торгово-промысловыми людьми. Маршрут Кумбасозерского пути был в два раза короче Черевского направления и более безопасен, т.к. порог 4 степени сложности, расположенный на р. Водле между устьями рек Мышьи Черева и Кумбаса, оставался в стороне от основного водного пути.

В начале ХVIII века Поонежье оказалось в стороне от основных торговых путей, рассчитанных на внешний рынок. В Военно-статистическом обозрении Российской Империи за 1853 год отмечалось, что древний торговый путь использовался Адмиралтейством для доставки снарядов и припасов в Архангельск. Старые торговые пути оставались только для населения Водлозерья и Кенозерья и территорий Поонежья. Вплоть до начала ХХ века водно-волоковые пути от оз. Водлозеро на Кенозеро [через] р.Череву и р. Кумбаса, где происходил обмен рыбы на хлеб, соль и промышленные товары, продолжал существовать.
Окончательное исчезновение волоков и потеря экономического значения этого водного пути произошли в советское время в результате строительства Беломорско-Балтийского канала. В целом торговый путь из Великого Новгорода к Белому морю через Кенский волок во многом определил формирование культуры края.

Экспедиция на Кумбасозерский волок 2010 года

Учитывая историко-культурное значение данного торгово-транспортного пути осенью 2010 года была организована экспедиция, в состав которой вошли историки, этнографы, археологи, мастера - берестянщики. Маршрут экспедиции охватывал Кумбасозерское направление Кенского пути: оз. Кенозеро (от деревни Минино) — волок (18 км) — оз. Кумбасозеро — р. Кумбаса.
Полевая экспедиция предусматривала сбор общей историко-этнографической, топонимической и этноархитектурной информации об объектах природного и историко-культурного наследия, расположенных вдоль Кумбасозерского волока. Из собранного материала были выделены сведения, подтверждающие возможность использования маршрута экспедиции в качестве одного из направлений развития социально-экономических и историко-культурных связей на Русском Севере.

Маршрут

Географическое направление Кумбасозерского волока — строго с запада на восток — имеет соответствие с наиболее распространенным в Поонежье волоковым вариантом. В непосредственной близости от волоков на берегах крупных водоемов в ХI—ХIII веках начала формироваться сеть населенных пунктов.
Поселение, существовавшее на западном конце Кумбасозерского волока, располагалось на северо-западном берегу озера Кумбасозеро и имело одноименное название, восточный конец пути был отмечен деревней Минино, возникшей на западном берегу озера Свиное, входящего в Кенозерскую систему озер. Традиционно деревни, обслуживавшие транзитные волоковые пути, относились к категории крупных населенных пунктов. По свидетельству И.С.Полякова, во II половине ХIХ века деревня Кумбасозеро расположена у оз. Кумбасозеро, которое достигало до 4 или 5 верст длины и до 2 верст ширины. В 1-ой половине ХХ века в деревне Кумбасозеро насчитывалось до 45 домов, около 20 домов находилось в деревне Минино. Данные населенные пункты имели схожую хронологическую историю: возникновение их предположительно относится к ХVI—ХVII векам.

Археологические находки

...И.С.Поляковым, путешествовавшем по Олонецкой губернии в 1871 году, на пахотных землях деревни Кумбасозеро были зафиксированы остатки жилища и многочисленные орудия труда периода каменного века. Археологом А.Г.Едовиным, принимавшем участие в экспедиции по реконструкции Кумбасозерского волока, на восточном берегу оз. Кумбасозеро был открыт новый памятник — стоянка и селище Кумбасозеро II, которые зафиксированы по находкам в виде фрагментов ямочно-гребенчатой керамики, кремневых отщепов и орудий эпохи неолита (V—IV тыс. до н.э.), а также развал красноглиняного сосуда и фрагмент белоглиняного тонкостенного сосуда, датируемые ХV—ХVII веками. Таким образом, получил подтверждение факт существования здесь поселения с глубокой древности до позднего средневековья.

Занятия и самобытность кумбасозеров

Первоначально перетаскивание водно-волоковых судов происходило вручную, в дальнейшем при транспортировке лодок стала использоваться конная тяга, что ставило охотников-промысловиков и торговцев в определенную зависимость от местных жителей. Население, проживавшее в маркирующих концы волока населенных пунктах, следило за расчисткой дорог, за плату предоставляло лошадей для переволакивания торгово-транспортных судов и грузов, оказывало услуги по текущему ремонту судов и предоставлению временного жилья. Информанты — кумбасозеры неоднократно подчеркивали, что несмотря на низкий уровень плодородия сельскохозяйственных угодий, окружавших деревню Кумбасозеро, и незначительные урожаи, население деревни отличалось благополучным экономическим состоянием. В первой половине ХХ века, по свидетельству информантов, кумбасозеры продолжали предоставлять для людей, следующих транзитом из Карелии в Кенозерье или обратно, лошадей и сани-волокуши, на которые устанавливались лодки.

Жители деревни Кумбасозеро обладали самоназванием «кумбасозеры» и имели четкие представления о границах расселения своей группы, а сама территория бытования группы была отделена от ближайших соседей не менее, чем на 20 км. Самоназвание «кумбасозеры» базируется на притяженности поселения к самому важному географическому объекту на территории их расселения. Одним из факторов, культивирующих особое этническое самосознание кумбасозеров, являлось расположение поселения в очень важном, с их точки зрения, месте, которое на протяжении всей истории населенного пункта находилось на пересечении социально-экономических и культурных связей Водлозерья и Кенозерья.
Несмотря на открытость поселения внешним культурным воздействиям, кумбасозерам в течение длительного времени удавалось сохранять различные элементы локальной специфики в традиционной культуре, которые в настоящее время зафиксировать достаточно сложно в связи с переселением части кумбасозеров на территорию Кенозерья более 60 лет назад и ассимиляцией с местным населением.
5. Фотографии - с сайта "Северная береста" и из архива сайта.

Евгений Тихомиров 30.01.2018 09:59

Планировка поселений и конструкция домов
В связи с трансформацией деревень Кумбасозеро и Минино в 1950—1960-е годы в разряд утраченных деревень часть жилых и хозяйственных построек была перевезена в другие населенные пункты, часть разрушилась под влиянием объективных и субъективных факторов, что очень осложнило обследование поселений. В результате работы с информантами было сделано заключение о рядовой, уличной планировочной структуре деревень Кумбасозеро и Минино, возникших на высоких берегах озер Кумбасозеро и Гамозеро. Жилые дома располагались фасадами друг к другу, т.е. береговая линия в обследуемых поселениях не использовалась как структурообразующий элемент. Отличительной особенностью архитектурно-планировочной структуры деревни Кумсасозеро являлось наличие крупного культового объекта на краю поселения с трансформацией деревенской улицы в площадь.
При исследовании сохранившихся или руинированных жилищ отмечено распространение в данных населенных пунктах домов — комплексов (домов — дворов), 0бъединяющих под одной крышей или под системой крыш жилые и хозяйственные помещения. Преобладающим типом дома—комплекса в обследуемом районе является «брус» (с однорядной последовательной связью жилой и хозяйственной частей и общим направлением коньков крыши). По свидетельству информантов, в обоих поселениях большая часть домов была одноэтажной, но имелись двухэтажные дома, которые в настоящее время зафиксировать не удалось.
В деревне Кумбасозеро детальному обследованию подвергся единственный сохранившийся дом, построенный в конце ХIХ века). Дом — комплекс на высоком подклете, состоящий из жилых и хозяйственных помещений, разделенных сенями с однопролетной лестницей. Отличительной особенностью данного дома является наличие большого чердачного помещения под трехскатной кровлей, не встречающейся в кенозерских деревнях.
Собственно жилые помещения в домах на обследованной территории представлены избами — четырехстенками с печью у входной стены и ориентацией устья к передней (лицевой) стене, с тремя-четырьмя окнами по лицевому фасаду.
Пространственное развитие и функциональное усложнение таких изб связано с разгораживанием их шкафными перегородками. Жилое пространство дома в деревне Кумбасозеро также разделено расписным двусторонним филенчатым шкафом — заборкой с цветочным орнаментом и двухстворчатой дверью с идентичной росписью на два довольно просторных помещения. Обнаруженные в чердачном и хозяйственных помещениях предметы свидетельствуют о занятиях жильцов дома сельским хозяйством, рыболовством, охотой.

Сакральные объекты маршрута

Обследованные во время экспедиции деревни Кумбасозеро и Минино относятся к линейному типу сакральной структуры, который в своем пространственном выражении имеет сложную организацию и состоит из нескольких почитаемых объектов, которые охватывают пространство деревни и округу, маркируя ее основные точки и границы. В результате экспедиции зафиксированы различные сакральные объекты: одна церковь — церковь во имя св. Пророка Илии (деревня Кумбасозеро), З часовни: часовни Казанской иконы Божией Матери и Георгия Победоносца (деревня Минино), часовня Николая Чудотворца (деревня Кумбасозеро), одно кладбище (деревня Кумбасозеро), 2 «святых» рощи (деревни Минино и Кумбасозеро), одно священное дерево — остатки «святой» рощи (деревня Кумбасозеро).

Обследованные «святые» рощи, по мнению информантов, принадлежат том святому, в честь которого в роще построена церковь или часовня. Так, в деревне Кумбасозеро находилась Ильинская роща, рядом с деревней Кумбасозеро располагается Никольская роща, у деревни Минино — Казанская «святая» роща, названные в честь святых, которым был посвящен тот или иной культовый объект. Особое место занимают расположенные на кладбищах «поминальные» рощи, к каковым относится единственная «священная» ель, оставшаяся от «святой» рощи, посаженной некогда на кладбище у Ильинской церкви (деревня Кумбасозеро). Анализ состава деревьев обследованных «святых» рощ показал доминирование хвойных пород.

Во время экспедиции собирался материал по календарной обрядности, связанной с рощами. По информации, зафиксированной в результате опроса информантов, установлено, что жители деревни Кумбасозеро 7 июля праздновали в «святой» роще день Иоанна Крестителя («Иванов день», день «Ивана — травника»), что полностью соответствует подобной традиции, распространенной в Кенозерье.

Во время экспедиции обследованию подверглись культовые объекты: деревянная церковь св. пророка Илии в деревне Кумбасозеро, часовня Казанской иконы Божией Матери и часовня Георгия Победоносца в деревне Минино, традиционно маркировавшие волок и являвшиеся общественными центрами населенных пунктов.

Наличие двух часовен, расположенных в непосредственной близости друг от друга, редкое явление не только для Кенозерья, но и для всего Русского Севера. Часовни деревни Минино построены в 500 м от деревни вдоль дороги, ведущей от оз. Кумбасозеро к оз. Кенозеро.
Часовня Казанской иконы Божией Матери, датируемая концом ХVIII — началом ХIХ века, относится к типу часовен — пятистенков. Стык скатов крыши закрыт охлупнем и увенчан крупной главой с крестом. К притвору часовни пристроен пониженный объем каркасной паперти на предмостье, покрытой двухскатной тесовой крышей с охлупнем. Ограждение паперти решетчатое.... (внизу слева)

Вторая часовня деревни Минино (вверху справа), посвященная святому Георгию, принадлежит к тому же типу кенозерских часовен, что и Казанская, т.е. часовен-пятистенков, но почти в два раза больше. Прямоугольный в плане, рубленный в «обло» объем перекрыт тесовой кровлей по слегам и самцам на два ската. Он включает молитвенное помещение и притвор, к которому примыкает крытое на два ската низкое крыльцо. Над притвором возвышается четырехгранная в плане рубленная звонница, установленная на самцах и слегах. Ее угловые опорные столбы дублированы столбиками решетчатого ограждения звона, перекрытого пологой четырехскатной крышей с завершающим ее узким невысоким шатром. Крыша молитвенного помещения увенчана довольно крупной, обитой лемехом главой на высокой конической шее. Стены часовни горизонтально обшиты профилированным тесом. Крупные прямоугольные окна на фасадах, два на северном и одно на южном, обрамлены простыми наличниками. В притворе часовни расположена лестница, ведущая на колокольню.

В отличие от часовен деревни Минино обследование культового объекта, находящегося в деревне Кумбасозеро было затруднено по объективным причинам: деревянная церковь с посвящением св. Пророку Илии в настоящее время находится в полуразрушенном состоянии.

Конструктивные особенности церкви, декоративные элементы, сохранившиеся фрагментарно, а также архивные материалы позволяют датировать данный культовый объект началом ХХ века. По свидетельству информантов, деревянная церковь была поставлена местными жителями на месте другой церкви, сгоревшей в конце ХIХ века. Продольно-осевая композиция церкви включает пятистенный алтарный прируб, храм и квадратный в плане притвор с колокольней, к которому прирублено крыльцо под двухскатной крышей. Двухсветный четверик храма был покрыт вальмовой тесовой крышей (см. примечание) и увенчан предположительно одной главкой или крестом (количество и размеры глав установить не представилось возможным в связи с их утратой). Алтарь перекрыт пятискатной тесовой кровлей. Четверик притвора ниже и уже церковного. По фрагментам полуразрушенной колокольни над притвором можно сделать вывод о ее форме в виде четверика... На карнизе сохранились следы охристой, зеленой и синей краски. Внутренние помещения церкви в данный момент не подлежат обследованию в связи с обрушением потолочных перекрытий и сгнившими полами...

Еще одним культовым объектом — часовней с посвящением Николаю Чудотворцу, поставленной в «святой» роще, была отмечена дорога из деревни Кумбасозеро к деревням Заволочье и Яблонь Горка, маркирующим Черевское направление Кенского волока.

Евгений Тихомиров 30.01.2018 10:01

доказательством использования маршрута экспедиции в торгово- транспортных целях являю
 
Архитектурные особенности построек
....Из предметов архитектурного декора в деревне Кумбасозеро особый интерес представляют декоративные обрамления окон, зафиксированные в достаточном количестве для констатации определенных выводов. Обследованные наличники относятся к категории наиболее художественно выразительных и пышно украшенных резьбой с развитыми составными элементами...
На расположенной над ней широкой лобовой доске (очелье) помещается фриз с накладным узором, выполненным в технике сквозной пропильной резьбы. Мотивы его разнообразны: это овалы, круги, полукружия, ромбы, завитки и их комбинации, напоминающие узоры традиционных вышивок и браного ткачества. С обеих сторон, над боковыми досками, очелье обрамляется прямоугольниками с волнистой поверхностью. Фриз венчает нависающий многопрофильный карниз, украшенный выпиленными зубчиками прямоугольной или треугольной формы (городковым поясом), иногда дополненными глухими кружками, прямоугольниками, треугольниками. Боковые доски выполнены в виде полотенец, свисающих тремя-пятью (чаще всего четырьмя) резными кистями...Обследованные обрамления окон наиболее полно и гармонично сочетают в себе качества каменной и деревянной, городской и деревенской архитектуры.
Не представилось возможным провести натурное обследование хозяйственных построек и бань в связи с их утратой, однако информанты по истории как деревни Минино, так и деревни Кумбасозеро свидетельствуют о преобладании в 1-ой половине ХХ века в обследуемых деревнях бань, топившихся «по-черному». Бани относились к двум планировочным типам: с постановкой печи в углу рядом со входом и ориентацией устья к боковой стене, но наиболее представлены были бани с печью в дальнем от входа углу и ориентацией устья ко входу.
В целом этноархитектурное обследование деревень Минино и Кумбасозеро, во время которого отмечены как общие, так и отличительные черты, дало возможность выявить пути проникновения в район Кумбасозерского волока из пограничных территорий, расположенных в восточной части Республики Карелия, архитектурно-строительных традиций, наиболее яркими признаками которого являются планировка бани с постановкой каменки в дальнем углу, конструкция самцовой крыши с бесперерубным фронтоном, двойная припазовка бревен в срубе стен. По ряду указанных признаков Кенозерье объединяется с восточными территориями Карелии. Данный факт является подтверждением существования социокультурных и торговых связей Кенозерья и Карелии, откуда в ХIХ—ХХ веках через Кумбасозеро шел основной поток торгово-промысловых людей.
Топонимика географических названий
На протяжении всего периода реализации проекта собирался топонимический материал, который позволил сделать предварительные научные заключения. Топонимия исследуемой территории складывалась в течение длительного времени и имеет разные этноязыковые истоки. Выявлен ряд топонимов с финно-угорскими языковыми истоками, которые перемежаются с бесспорно славянскими моделями называния географических объектов. К выявленным гидронимам дославянского происхождения относятся названия р. Кумбаса, оз. Кумбасозеро, р. Гузеньга, р. Максара, р. Ендрика. В настоящее время указанные выше гидронимы не поддаются удовлетворительной этимологизации, исследователи относят их к «речным суффиксам» доприбалтийско-финского топонимического пласта. В связи с неокончательной выясненностью этимологической основы гидронимов, невыяснена и этимология ойконима «Кумбасозеро».
Противоположная ситуация сложилась в отношении этимологической основы ойконима «Минино», которое происходит от имени «Мина» (в переводе с греч. — месячный, лунный), распространенного среди славянского населения. В конце ХIХ века деревня Минино имела название «Минин Конец», «Минин конец на волоке» или «Минин наволок», сохранившее имя первопоселенца или владельца этого участка Кумбасозерского волока и доказывающее расположение населенного пункта на маршруте транспортной магистрали.

Древняя маркировка маршрута
Еще одним доказательством использования маршрута экспедиции в торгово- транспортных целях являются камни, маркирующие дорогу. Самый большой камень размером 1,7 м х 2,0 м х 1,2 м (ил. 8) зафиксирован на западном высоком берегу оз. Кумбасозеро посреди деревни Кумбасозеро, который, по свидетельству информантов, играл значительную роль в жизни деревни и использовался местным населением в качестве определенного визуального ориентира. Напротив, в месте подхода к оз. Кумбасозеро основной дороги, ведущей из деревни Минино, к возвышенности находится другой камень чуть меньших размеров. Подобные камни-валуны встречаются на всем протяжении Кумбасозерского волока.


Текущее время: 09:58. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС