Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 08.04.2019 08:45

А гроза, между тем, нарастает, молнии через все небо, и в воду лупят впереди лодки че
 
16 октября, понедельник.
За ночь потихоньку продвигаемся к генеральному курсу. Ветра нет. Меня постоянно гложет мысль: быть в Красном море и не понырять в рифах?! По курсу 2 острова, практически в центре моря, суданские. Глубины из ничего до пяти метров. Наверно там коралловый рай.
— Женя, что скажешь?
— Да что-то я тоже давно не купался.
Договорились. Идем своим курсом, но в уме имеем, что это вроде бы как районы, опасные в плане пиратства. Оружия, естественно, у нас никакого нет, но куча пиротехники. Ежели ракету, практически в упор в нападающих выпустить, мало им не покажется. Как положено, составили расписание на такой случай, естественно с оговорками.
Оговорка первая: если невооруженная куча народа пытается высадиться на яхту, надо стрелять ракетами;
Оговорка вторая: если нападающие вооружены, стрелять смысла нет.
Оговорка третья: если нападающие открыли огонь, надо отстреливаться, так как терять уже нечего.
Вот вожделенный остров, но чем он ближе, тем явственнее видим, что вокруг полным-полно рыбацких лодок. Такого облома, ну никак не ожидал. Следуем дальше, естественно нас заметили. Думали, пройдем просто так, не тут то было! Остров был уже практически по корме, когда увидели, что вслед за нами устремилась моторная лодка. Догнали в несколько минут, на борту восемь человек. Тюлин уже успел спуститься вниз и вооружиться. Ребятишки в лодке трясут пустой канистрой и пытаются прицепиться к нашему борту.
Попытку отклоняем, цивилизовано пытаемся разобраться, чего им надо, хотя понимаем, что надо отвязаться любым путем. Объясняем, что ни топлива (у них вообще бензин), ни воды дать не можем, Начинают вертеть руками вокруг рта, типа, кушать дайте. Да простят нас голодные дети Африки. Мы дали две пачки сигарет, и довольные друг другом разъехались. Но один из манящих островов по курсу, и я иду туда. Банка у острова Карат-Месемерит возникает из глубины внезапно, и хотя я ожидал ее появление, это было необычно. Из неведомых глубин, вдруг сразу 5-6 метров, и рыбки, красные зеленые, голубые. Больше всего поразили последние. Бросаем якорь. Рыбацкая армада на соседнем острове в пределах видимости. Быстро натягиваю маску, ласты, течение очень сильное, уже на север. После некоторых раздумий, отпускаю кормовой трап и делаю круг вокруг лодки. Внизу ничего интересного, ни кораллов, ни рыб, ни моллюсков. Забираюсь на лодку, Женя тоже накупался. Поднимаем якорь и ходу.
К вечеру «кормилец» доставил очередную «щуку». Припасенные консервы мы практически не едим, а иногда уже и хочется. До точки, нарисованной в середине Баб-эль-Мандебского пролива 415 миль.
17 октября, вторник.
Сутки начинаются тревожно. Прямо по курсу наблюдаются всплохи молний, с каждым разом все интенсивней. Видно, что гроза смещается вправо. Моя вахта, на всякий случай подворачиваю в сторону Азиатского берега и уменьшаю до минимума площадь парусности. Читаю лоцию: вероятность гроз в этой части моря 1-2 процента. Как правило, это признак тропического циклона в Северной части Аравийского моря. Туда нам еще далеко, но на душе не хорошо. А гроза, между тем, нарастает, молнии через все небо, и в воду лупят впереди лодки через каждые две минуты, а раскатов грома нет. Нереальная картина. Пару раз молнии ударили, как мне показалось, совсем близко с лодкой, но грома не было и в этот раз. От этого становилось жутко, но если бы гремел гром, то жути было бы значительно больше.
А на море, между тем ничего не происходило. Ветер не менялся, волнение не усиливалось. Днем обстановка не поменялась. От ночи остались только воспоминания двух вахтенных.
Поймалась еще одна «щука», мы относимся к этому уже как к должному. К вечеру залили в бак последние две канистры топлива. Наш бак 150 литров, кроме того имеем 5 канистр по 22 литра и одну десятку. На сегодняшний день у нас меньше 150-ти литров.
18 октября, среда.
Похоже, комфортное плавание закончилось. С юга идет довольно сильный и устойчивый ветер. Впервые, после перехода на Кипр, начинается лавировка. Мы чуть спустились за 17-й градус. Галс в сторону Азии.
Ближе к обеду замечаем парусное судно, движущее со стороны Африки в нашем направлении.
— К нам идут — говорит Женя.
— Да вроде сами по себе идут.
Но все таки, что-то нас тревожит в поведении этой лодки. Наверно, рассказы о пиратах дают о себе знать. Когда расстояние между нами сильно сокращается, меняем галс, в помощь парусам врубаем дизель, и на 6 узлах поехали в другую сторону. Я был поглощен процессом судовождения, впервые за много дней, и не видел больше лодки, но, как уверял меня Тюлин, она повернула назад. Возможно, это плод воображения.
Так как на попутных ветрах мы в основном не пользовались гротом, уже давно, притянув гик шкотом, чтобы он меньше телепался, дополнительным кончиком зафиксировали его к поручню рубки по левому борту. При очередной смене галса — неприятный звук. Кормовое крепление поручня вырвано из рубки, и сам поручень загнулся вверх. Остальные два крепления выдержали. Конечно поручень не предназначен для фиксации гика, но сантиметровый саморез, просто вкрученный в пластик, может не выдержать и рывка человека, пытающегося в критический момент ухватится за поручень. Внутри салона деревянные поручни закреплены еще более смешно и, кажется, носят чисто декоративный характер. Хотя цепляться за них иногда приходится не по-детски.
19 октября, четверг.
Ветер окончательно окреп. Стабильно дует 15 м/сек, прямо оттуда, куда мы стремимся, двух метровая короткая волна, встречное течение. За вахту по генеральному курсу проходим 1 милю. Лавировочный угол лодки доходит до 160 градусов. В довершение ко всему заканчивается сухое вино, которое брали еще на Кипре, больше возможностей пополнить запасы не было. Собственно с сухим вином закончился весь наш алкоголь. Не обратили внимания, когда температура воды упала на 11 градусов! Мы не знаем, какова она фактически. Еще в Мармарисе, когда датчик показывал 31 градус, я усомнился в достоверности. В Красном море все время было 36, и вдруг 25! Сунул с кормовой площадки ногу в воду – холодно!
20 октября, пятница.
Записей в судовом журнале никаких, только время и координаты. В этом масштабе карты точки местоположения ставить не получается, так как они ложатся одна на другую. Мы пилим поперек моря туда-сюда с минимальным продвижением вперед. Перестала запускаться система «Неви Сейлор 2500». Чего-то просит. Инструкцию по установке увез Алексей, хотел дома поэкспериментировать с программой. Мои попытки ни к чему не привели, программа не запускается. Начал устанавливать «Си Мап», ту, что прислали ребята с «Благовеста». Процесс шел долго, программа установилась, но, сколько я не бился, позицию с нашей GPS не читает. Хорошо, хоть карты есть, но на данный район моря, они ни к черту.
21 октября, суббота.
Продолжаем нарезать галсы. Обращаем внимание, что леска с «кормильцем» не волочиться по корме, а накрутилась на перо руля, а если она еще и на гребной вал намоталась, совсем не хорошо. Уже собрался лезть за борт, как леска размоталась сама, может, ей в этом кто-то помог. На «кормильца» жалко смотреть, тройника нет, сам кальмар обкусан до того, что уже ни на что не годится. Конец нашему троллингу.
Краем уха услышал на 16 канале переговоры какой-то яхты с судном. Позвал яхту. Новозеландцы, экипаж 3 человека. Последний порт Массауа. Капитан сказал, что получил прогноз, об усилении ветра до 20 м/сек, принял решение возвращаться обратно.
— А сколько вам до Массауа?
— 150 миль.
Где-то недалеко от нас они сейчас.
— Женя, что такое 20 метров, мы что, такого ветра не видели? Задувает, конечно неприятно, но не настоящий же шторм. Назад не пойдем.
Тюлин не перечит никогда — ты капитан, ты решай. Пытаюсь дозваться русскоговоряших для уточнения прогноза. Получилось. Вроде те же 12-17 метров. Несколько успокоились. Поднимаю глаза к топу мачты. ОПА! Грот, примерно в метре от фалового угла разошелся от шкаторины до шкатирины параллельно гику. Этому не предшествовало ничего. Быстро закрутили его в мачту, так, что бы работала часть ниже порыва. Примерно 70 процентов осталось.
Через некоторое время неуловимый звук, не поняли, что к чему, оказывается лопнуло 4 проволоки в основной ванте левого борта. Лопнули в основании заделки крючка. Это уже неприятно. Мы не знаем, сколько проволок в ванте, не знаем, какое состояние оставшихся. Заводим спинакер-фал на талреп раненой ванты и обтягиваем его через лебедку. Страховка, конечно хреновая, но пожалуй это максимум, что мы можем сделать в данной ситуации. Отныне душевное спокойствие нас покинуло. Подойдя на левом галсе ближе, чем обычно, к африканскому берегу, замечаем, что здесь и ветер слабее, и волна поменьше. Дело к ночи. Зачем нам опять поперек моря пилить? Подрейфуем в этом районе, а с рассветом пойдем вдоль берега. Мы бы и ночью пошли, да карты на этот район нет, и комп позицию не рисует. На том и порешили. Вода снова 34 градуса.

Евгений Тихомиров 08.04.2019 08:46

Лодка уже под бортом, в ней четыре молодых человека, одеты, кто во что горазд, у одно
 
22 октября, воскресенье.
Рассветы у нас встречает Тюлин. Разбудил меня. Берег рядом, завели дизель и пошли. Давно мы так не продвигались по генеральному курсу! Что не миля, вся в зачет! Бывший Эфиопский, а ныне Эретрийский берег пустынен, камни, скалы, пески. Если вспомнить А.С.Пушкина, почти родная нам земля.
Дело к вечеру. Надо подумать о стоянке. Уже убедились, что компьютерная карта для этого района очень неточна. Впереди бухта Берайсоле с одноименным селением на берегу. Решаем направиться туда. Может и соляром удастся разжиться. При входе в бухту, еще раз убеждаемся, что на карте полная туфта. Там, где мы пытаемся пройти, практически прохода нет, еле успели развернуться, когда эхолот стал показывать меньше 2-х метров. Зашли за остров, который прикрывает вход в бухту и бросили якорь. Меня мысль свербит: успею с маской в воду залезть, пока совсем не стемнело?
Еще окончательно не обтянулись на якорном, смотрю, с противоположенной стороны острова выскакивает моторка.
— Женя, к нам идут.
Тюлин нырнул вниз за ракетами.
Лодка уже под бортом, в ней четыре молодых человека, одеты, кто во что горазд, у одного «калашников». Под ложечкой засосало. Тюлин тоже увидел оружие, не стал ракеты демонстрировать.
— Кто такие, откуда-куда идете, есть ли эретрийские визы, зачем встали на якорь?
Примерно в такой последовательности следуют вопросы. Отвечаю, показываю, начинающую рваться ванту, говорю о порванном парусе, но он в мачте, не видно, о том, что заканчивается топливо, показываю карту с прокладкой. Не уверен, что они все понимают. Люди в лодке совещаются о чем-то между собой, затем двое, в том числе и тот, что с автоматом, перебираются на яхту, заставляют сниматься с якоря и следовать за лодкой. Когда Тюлин попытался спуститься в каюту, автоматное дуло недвусмысленно указало ему, что он должен находиться на корме. Мы поняли, что все более чем серьезно. Попытался выяснить, кто эти люди. Ничего не получилось. Один сказал, что он не работает в государственных структурах.
Обошли остров и встали на якорь на рейде деревни. Пространство открытое и задувает не слабо, завели второй якорь с кормы. Пленители забрали паспорта, карту с прокладкой, сказали, ждать до утра, и уехали на берег. Уже совсем стемнело, в деревне редкие огоньки, горят керосинки или свечки, иногда мелькают лучи от электрических фонариков.
22 октября (продолжение)
Во попали! Вроде бы, не должны для выкупа или ограбления захватить, коль оставили одних на рейде.
Берусь за УКВ, откликаются сразу. Рассказываю про ситуацию, прошу отправить E-mail. Третий помощник говорит, что надо спросить у капитана. Тут в разговор вмешивается еще один респондент:
— Я капитан танкера «Порт-Саид», все слышал, могу передать сообщение.
Еще я попросил позвонить жене.
Вот полный текст сообщения, полученный в Петропавловске, с которым я ознакомился уже дома:
Дата 23 октября 2006г. Тема: просьба помощи от яхты «Swenja» Порт Саид связался сегодня 22.10.2006г. в 19.00 с яхтой «Swenja» (позиция 14.55 N 041.56 E), капитан Евгений Панченко, флаг судна российский, на борту два человека. Капитан сказал, что на настоящее время стоят на якоре на позиции: 13.03.9 N 42.00 E недалеко от небольшой деревни Бера Исоле на Эретрии, 53 мили на север от ASEB, связь только VHF. Капитан сообщил, что из-за плохой погоды, недостатка горючего пытались причалить к берегу, но были арестованы около берега группой вооруженных людей, которые отняли паспорта и навигационные карты. Также капитан сказал, что здоровье у всех в порядке, есть вода, питание и попросил позвонить его жене. Я позвонил.
С уважением,
Вадим Рудченко
Порт Саид
Через некоторое время капитан танкера снова вышел на связь, сказал, что все сделал и спросил:
— Может есть необходимость сообщить в мировые антипиратские центры?
— Я первый раз в такой ситуации, на пиратов вроде не похожи, не знаю, есть ли смысл сообщать. Действуйте по своему усмотрению.
На этом радиосеанс закончился.
— Зря ты домой сообщил – сказал Женя, - толку все равно никакого не будет, а там только волноваться станут.
— Напрасно ты так. В Петропавловске есть представительство МИДа, с руководителем я хорошо знаком, и на работе что-то предпримут, да и вообще, неизвестно, что завтра, а может ночью, будет. Женя стал рассуждать, сколько нашего люда по миру мается. Я не вступал в полемику.

Евгений Тихомиров 08.04.2019 08:47

23 октября, понедельник.
Ночь была не лучшей в нашей жизни. Много позже, уже в Ходейде, мы узнали, что в России прошел нешуточный шум. Я попытался реконструировать события и, как в последствии оказалось, в своих предположениях был прав на 100%. Известия дошли на Камчатку в 5 утра в понедельник, жена позвонила на мою работу до начала рабочего дня, там еще не успели посмотреть почту. В 10-00 у губернатора начинается еженедельное совещание, сообщение капитана Рудченко было озвучено, представительство МИДа попросили подключиться к ситуации. На совещаниях обычно присутствует пресс-служба. Вопрос выпорхнул на просторы СМИ.
Естественно, ничего этого мы не знали.
С рассветом выяснилось, что наш кормовой якорный намотался на перо руля и даже балkер. Я, в надежде, что нас вот-вот отпустят, лезу за борт и минут 20 пытаюсь освободиться от пут. Уже было хотел резать конец, но удалось обойтись без радикальных мер. А на берегу дела до нас нет никому. Рыбаки трясут свои сети, лодка пленителей болтается там, где они ее вчера поставили. В 10 утра наблюдаем в деревне странную картину: большая процессия людей, по типу нашей демонстрации на 7 ноября или 1 мая, в белых одеждах движется вдоль берега бухты и скрывается за сопкой. Может, кто умер, а может - родился, а может - свадьба? Изучаем берег в бинокль. Большего убожества трудно представить.
Наконец замечаю, что на «нашей» лодке начались шевеления, она берет курс в сторону яхты.
— Женя, они не везут нашу карту, значит не отпустят.
Лодка подходит к борту, на ней те же, снова с автоматом. Перебираются на яхту, ведут себя бесцеремонно, лезут во все ящики, заглядывают в каждый угол.
— Возьмите пищу, спальные принадлежности и переходите в лодку.
Как поет в своей песне Трофим, «где-то глубоко внизу я испытал испуг», испуг серьезный.
— Зачем? – пытаюсь что-то объяснять.
Ствол автомата уперся в живот. Место концентрации испуга определилось окончательно. Как в тумане, бросаю в целлофановый пакет какие то продукты, сворачиваю одеяло.
— Я закрою яхту.
Не возражают. В лодке, дулом автомата указывают нам наше место в носу.
Тюлин:
— Везут либо в тюрьму на допрос, либо увозят, что бы лодку спокойно грабить.
— Ну что ты пессимист такой?
— Мой пессимизм от мудрости и знания жизни. На душе хреново, от мудрости становиться еще хреновей. На берегу заводят в сарай, указывают на два топчана:
— Располагайтесь.
Все близлежащие строения одинаковы: плавник, врытый в песок, обтянут мешковиной, кое-где приставлены листы шифера, все это скреплено веревками, крыши тоже покрыты, чем попало. Явно, весь строительный материал, за исключением шифера, подобран на морском берегу.
Нам показывают бак с пресной водой, показывают место, где можно подмыться. При попытке обогнуть сарай, следует грозный окрик, заставляющий вернуться обратно. Мы арестованы!
Спрашиваю, где туалет, показывают на прибойку, до которой 10 метров. На следующее утро я видел функционирование этого «туалета». Мужское население деревни потянулось на пляж, женщины уходили на другой берег бухты. Делали ямочку в полуметре от воды, потом скачками перемещались в воду, подмывались, а море замывало остатки жизнедеятельности.
23 октября, продолжение
Потянулись томительные часы ожидания. Ничего не объясняют, территория, доступная для перемещения едва ли больше 10 квадратных метров. Но охранников хватает. Возле нас постоянно не менее 6 человек. Если мы не пытаемся выйти за отведенную территорию, отношение к нам вполне дружелюбное. Иногда даже возникает, что-то вроде беседы. Мы находимся на окраине деревни, но толпы местной детворы не бегут смотреть на неведомых белых. Странно, даже в Исмаилии трехэтажная школа издала такой сумасшедший ор, когда наша компания имела неосторожность пройти мимо. Вообще, местные на этой стороне деревни появляются редко.
Длинный был день, а вечер еще длиннее. Стемнело, мне показалось, что на яхте, кто-то светит фонариком. Сказал главному, он не понял о чем я пытаюсь ему втолковать, показывая на яхту, но все же завел моторку, и в сопровождении трех человек меня повезли на лодку. Горели приборы возле штурвала, которые мы забыли выключить. Посмотрел уровень зарядки батарей, Ветряк исправно выполняет свою функцию, тогда я включил палубное освещение, что бы видеть, если кто полезет на борт.
Остаток вечера просидели в тесном кругу эритрейцев, разговор особо не клеится. Примерно в 9 вечера все засобирались спать. Нас отправили в сарай. Когда по мне дважды пробежала крыса, я возмутился. Топчаны вытащили под открытое небо, вокруг поставили свои, рядом кресло с автоматчиком. А небо звездное… Просыпался часто, Тюлин тоже всю ночь ворочался. У автомата народ менялся каждые два часа. На рассвете наблюдал, как по деревне бегают дикие пустынные лисицы, собаки на них почему-то не гавкают, ну и еще некоторые элементы деревенской жизни, про которые написал ранее.
пытывал.

Евгений Тихомиров 09.04.2019 08:46

Все та же лавировка, только сейчас добавляются острова, которых много перед входом в
 
24 октября, вторник.
Не знаем, чего ждать от наступившего дня. Расстреливать, конечно, не будут, но заторчать здесь можно надолго. Нам говорят, что сегодня, что-то решится, а может и нет. Рамадан. При слове Рамадан, мне хочется выть. Мы уже поняли, что местная команда ничего не решает. Старший постоянно с кем-то связывается. Вскоре нам стала ясна схема связи (в принципе, после этого нас можно было расстрелять, так как схема связи, это главная эритрейская военно-морская тайна, а мы, не ведая того, оказались на секретной базе ВМС, как сообщили власти страны нашим дипломатам. Об этом я тоже дома узнал).
24 октября, продолжение
Километрах в трех от деревни, на сопке имеется наблюдательный пункт, а там радиостанция. Силы самообороны, а может добровольные друзья пограничников, не знаю, как они называются, ведут наблюдение за акваторией и докладывают в Асэб, потом ждут, какие указания поступят. Но это тоже чисто мои умозаключения, как разведчика. Что-то охранники все чаще задают вопрос, какая у меня есть связь с внешним миром. Нормальная, говорю связь, я уже сообщил в мое правительство, что я задержан. Леплю горбатого, что называется. Эти вопросы я никак не связываю с нашим сосуществованием.
Время идет. Сначала нам сказали, что наша судьба решиться в 10 часов, потом – 12, потом – в 14.
— Когда? — в очередной раз жалобно спрашиваю я.
— Рамадан.
При этом, в нашем положении пленников ничего не изменилось. Шаг в лево, шаг в право карается грозным окриком. Наконец в 15 часов нам сообщают, что мы можем покинуть территорию Эритреи, без права захода в порт Асэб и другие пункты государства.
— У нас топливо на исходе, необходим ремонт, нам Асэб, как воздух нужен, ближе нет ничего.
— Ничем помочь не можем, дизтоплива в деревне нет. Идите в Йемен, тут не далеко.
Отвезли на лодку, старший, правдами и не правдами, таки выцыганил (забрал?) приглянувшееся одеяло. Задувает нехило, эритрейцы даже думали, везти нас на яхту или подождать. Мы не стали испытывать судьбу, настояли, снялись с якоря, и в ночь ушли в бурное море. Только на лодке вспомнили, что ничего все это время не ели. Когда было предложено захватить еду, я взял несколько пачек лапши быстрого приготовления и консервы. Кипятка нам не предлагали, ножа не было и аппетита тоже.
Да, пожалуй пора заканчивать.
25 октября, среда.
Все та же лавировка, только сейчас добавляются острова, которых много перед входом в пролив, это сильно осложняет ночные вахты. Эх, если бы нас не задержали, были бы уже в Асэбе. Сейчас под берег нельзя. С Йеменской стороны, перед входом в пролив порт Моха. Пытаемся править туда.
26 октября, четверг.
Ночью опять крутились в районе африканского берега, только не так близко. Перед рассветом пошли в сторону Азии. И так неплохо по началу получалось. У нас по курсу острова, пытаемся обойти их с наветра, кажется так и будет, но ветер постепенно отходит и усиливается до 20 -22 метров. Лодка просто лежит на боку. Лезть в сторону островов уже нет смысла. В это время слышим знакомый звук. Лопнуло 3 проволоки основной ванты правого борта. Разворачиваюсь на фордак и ложусь курсом на Ходейду, которая в восьмидесяти милях севернее. Ох и трудно далось мне это решение. Отступаем.
Время 8 утра. Под небольшим лоскутком генуи, лодка идет 7 узлов. В 24 часа бросили якорь на внешнем рейде Ходейды.
27 октября, пятница.
Связываюсь с порт-контролем, прошу добро на вход.
— У вас есть агент?
— Агента нет.
— Вы не можете войти в порт. Идите в Аден.
— Я не могу идти в Аден, у меня заканчиваются вода и топливо, порваны ванты.
Через некоторую паузу:
— Вы можете войти в порт.
— Я буду заходить с рассветом.
Отстоялись на якоре, утром пошли в порт.
Здесь точку поставлю.
С рассветом запрашиваю разрешение на вход в порт. Просят подождать минут сорок – кто-то уже начал движение по подводному каналу. Слышу в эфире запрос на вход еще одного судна, по акценту определяю брата-славянина, да и арабы с ним на русский перешли. С вечера Йеменский флаг под краспицу не подняли, теперь надо решить, какой из двух оставшихся арабских нужный. Выбор сделал, но надо удостовериться. Зову в эфире земляка. Молчок. Откликается порт-контроль:
— Красный, белый, черный.
Такой у нас есть, только со звездой на белом фоне.
— А звезда?
В ответ тишина. Подняли со звездой.
В назначенное время разрешили следовать в порт. Порт расположен в вершине мелководного залива, отделенного от моря узкой косой. Хода по заливу миль девять, фарватер хорошо обставлен, но чуть в сторону и глубины резко падают. В порту нас ждут, жестами показывают, куда швартоваться. Привязываемся по корме небольшого Ро-Ро. У меня есть небольшие сомнения относительно звезды на флаге, показываю на него:
— Правильно?
— Звезды не надо.
Быстро спускаю флаг, в каюте отпарываю звезды с обеих сторон, водружаю флаг на место. На берегу дружно показывают большие пальцы, поднятые вверх. «Наш» новенький флаг выгодно отличается от тех, выцветших и разлахмаченых, что во множестве развиваются кругом. Оказывается, при заказе, из Петербурга нам прислали флаг Народной Демократической Республики Йемен еще тех времен, когда в государстве шла гражданская война. А Ходейда, на территории бывшей Йеменской Арабской Республики. Проверять дома присланные флаги, мне конечно и в голову не пришло.
После оформления формальностей выбираюсь на причал, подхожу к группе докеров, возле которой стоит молодой человек европейской наружности, видно, что из экипажа Ро-Ро. Спрашиваю у него на английском, есть ли в экипаже граждане России или Украины, в ответ на русском:
— Не, никого нет, только я, остальные индусы.
Так мы познакомились с электромехаником Володей из Ростова.
Узнав, что у нас проблемы с питьевой водой, он тут же притащил упаковку Спрайта.
....

Евгений Тихомиров 09.04.2019 08:48

в плавании были и падения за борт, и причёску на голове гиком портило, и масса всевоз
 
Хреновые вести. Сергей Пасенюк передал из Кочина (Индия), что 21 марта он потерял напарника. В 08-50 в точке с определенными координатами ударом гика по голове был выброшен за борт Роман Белобров, больше Пасенюк его не видел. Информация очень скудная. В Кочин Пасенюк пришел один пару дней назад, точной даты не сообщил.
Я не писал, что следом за мной из Йемена улетел и мой напарник. Оставшись один в Ходейде, он повредил руку, ему сделали там операцию, он не мог продолжать поход. Пасенюк летел в Йемен со своим товарищем. Было парню чуть больше тридцати, на яхтах до этого не ходил. Я его не знал и даже не видел никогда, он тоже с островов.
Ужас какой-то.
Гвоздев
Рулевой 1-го класса
Из:Махачкала
Судно: микро
Название: ГЕТАН-II
Отправлено 01 Апрель 2007 - 23:12
Авача сказал 30 Mar 2007, 10:14: ...В 08-50 в точке с определенными координатами ударом гика по голове был выброшен за борт Роман Белобров, больше Пасенюк его не видел.
В своей яхтенной жизни мне довелось совершить на Каспии не менее двух дюжин дальних походов в составе «бригады колхозников» (так я, в отличие от яхтсменов-одиночек, называю экипаж яхты). Особенно запомнилось 25-ти суточное плавание на двух «Ассолях» (на одной – четыре человека команда и на другой столько же и я, как «главнокомандующий» – попеременно: сутки двое - на одной, затем перехожу на другую). Что бы Вы имели представление об экипажах обеих яхт, скажу: - бравым молодцам в то время было младшему 11 (одиннадцать) лет, а самому старшему 13 (тринадцать). И это, замечу, не пассажиры, а капитаны яхт и члены экипажей!
Так вот, уважаемые коллеги, в плавании были и падения за борт, и причёску на голове гиком портило, и масса всевозможных неприятностей подстерегала юных моряков, но на ходу яхты в любую погоду, НИКТО и НИКОГДА не выходил из каюты без страховочного пояса. На якорной стоянке, в хорошую погоду, днём, свободные от вахты члены экипажа могли отдыхать (загорать) на палубе без страховочного пояса, ночью же страховка обязательна, что бы спросонок не свалиться за борт при справлении нуждишки.
Это, как говорится, ребятишки, а мы, взрослые, иногда хрен за мясо не считаем и дорого платим за свою беспечность (вспомним хотя бы Эрика Табарли)…
Уважаемые коллеги, объясните, пожалуйста, мне: - почему в море Роман оказался один на палубе без страховочного пояса?
4 мая Сергей пришел в Таиланд на Пхукет. Там к нему присоеденился еще один член экипажа.
Сергей отказывается от дальнейшего прохождения маршрута.
Более-менее ясна картина происшедшего. Сергей прислал фотографии страниц судового журнала, а так же заявление в наше УВД, хотя проверку проводит Сахалинская прокуратура – родители Романа живут на Сахалине, там они и подали заявление. Еще у нас в Красном море один раз была проблема с закруткой грота – закусило при растравливании. У ребят это стало происходить чаще. 20 марта ветер был слабый, шли под генакером, ночью ветер стал немного крепчать, заменили генакер на геную. Когда в 04.00 Сергей передавал вахту Роману, на всякий случай закрутил геную и грот на 2/3. Так спокойней, как написал в журнале.
В 08.00, заступив на вахту, решил поставить полный грот, но его закусило. В этой ситуации, при растравленном грота-шкоте надо вручную выдергивать грот из мачты, иногда вдвоем. Сергей был у мачты, Роман, сбросив грота шкот с лебедки левого борта, направился к Пасенюку, что бы помочь выдернуть парус, в этот момент Сергей услышал удар и обернувшись, увидел Рому летящего через леера. Свободно телепающийся на метровой зыби грот ударил его по голове. Лодка имела небольшой ход. Добравшись до кокпита, Сергей увидел уходящего под воду Романа. Он сбросил за борт круг, завел дизель и до темноты кружился в этом районе.
Описывать его состояние не буду, по скупым строчкам в судовом журнале, можно только предположить, что он испытывал.

Евгений Тихомиров 10.04.2019 09:18

Удар, палуба попробовала выскочить из под ног, «Белая ночь» резко остановилась. Обним
 
Переход по Белому морю это совсем другая история, чем по южным морским просторам впрочем, далеко не менее захватывающая история!
http://www.el-mar.ru/story/zapiski-yahtsmena-beloe-more
Записки яхтсмена. Белое море
Автор: Николай Павлов
В общем, наш «Bummel» удался, — сказал Гаррис. — Мне уже хочется домой, но в то же время жаль, что все кончено. Не знаю, понимаете ли вы это чувство.
— А как ты объяснишь немецкое слово: «Bummel»? — спросил Джордж.
Я задумался на минуту, прислушиваясь к неумолчному говору бегущей воды.
— Мне кажется, его можно объяснить так, — сказал я. — Бесцельный путь — длинный ли — короткий ли, определяемый только известным периодом времени, после которого мы должны вернуться туда, откуда вышли. Иногда этот путь лежит по шумным улицам, иногда по полям и мирным дорожкам; иногда нам дается на него несколько часов, а иногда — долгое время; но где бы он ни пролегал и сколько бы ни продолжался — наша мысль вьется по нему, как струйки сыпучего песку. Мимоходом мы улыбаемся и киваем головой своим спутникам, возле некоторых останавливаемся поговорить, с другими — проходим вместе несколько шагов. Встречаем много привлекательного по пути, хотя часто устаем немного. Но в общем, путь пройден с интересом, и нам становится жаль, когда все кончено!
Джером К. Джером
«Трое на четырёх колёсах»
День 1. Беломорск
Прибыли в Беломорск в 2 – 30 утра. Остановиться в гостинице «Беломорье», через дорогу от вокзала, не вышло, начало августа тут самый туристический сезон, мест нет. В итоге ночевали в каком то Гореме…
В этом городе есть еще приличная гостиница «Гандвик», но запутавшись в объяснениях аборигенов, мы тогда решили что «Горем» это и есть «Гандвик», ну и ладно, зато сэкономили. В «Гандвике» двухместный номер на сутки ~100$, однако кафе там очень даже неплохое и довольно бюджетное.
Утром такси к 18-му шлюзу Беломорканала (ББК), там мы должны присоединиться к ребятам из чупинского морского яхт клуба, в завершающей части их турне Чупа – Питер – Чупа.
До выхода в море нужно пройти три этапа:
- Пройти под разводным железнодорожным мостом между 18м и 19м шлюзами. Накануне ночью пройти не удалось. Мачта «Браво» (конрад 25) под мостом проходит, мачта «Белой ночи» (СТ-31) не вписывается. Лихая попытка зайти с креном была пресечена группой автоматчиков охраны моста. Переживают за сохранность стратегического объекта. Парни вернулись на исходные позиции, ждать следующего развода.
- Пройти инспектора из портнадзора.
- Пройти 19й шлюз.
Мост разведут ближе к вечеру, поэтому, оставив вещи на яхтах, мы отправляемся на осмотр местных достопримечательностей. Беломорские петроглифы:
Наскальная живопись древних поморов. Занятное место, будете в этих краях, обязательно посетите. Судя по всему, древние поморы были людьми жесткими, если что не так, то минимум 3 стрелы в спину и еще что ни будь в зад.
День 2. Беломорск – Соловки.
Утро следующего дня было солнечным и сулило нам отличный переход. Проснувшись, дядя Юра, позвонил в порт и вызвал инспектора из портнадзора для получения разрешения на выход в море. Здесь надо уточнить, что обе яхты уже два месяца находились в походе и команды обеих яхт накануне вечером бурно “отдыхали”. Проверяющего ждали недолго. Пришедший, обнаружил три незначительных нарушения (спасательные жилеты не оранжевого цвета и на них не написано название яхты, а так же, отсутствовали пиротехнические ракеты - их недавно расстреляли по случаю какого-то торжества) и начал настаивать на том, что в море нам сегодня идти не стоит. Из фраз, произнесенных инспектором, особенно запомнились:
- Вы выглядите уставшими, у вас глаза красные, вам надо отдохнуть да и вообще, у вас здесь воняет. (После вчерашнего все задавались одним вопросом: “Куда уже больше отдыхать?”, но вслух этого никто не произнёс. Да и было бы странно, если после двух месяцев непрерывного похода, на яхте бы пахло фиалками)
- Покажите мне ваше отношение к этой яхте. (это неоднократно говорилось дяде Юре). Судовая роль, судовой билет и еще какая то пачка документов, а так же наличие печати яхт клуба и живого его директора на борту не канали. Мы решили, что капитан, сейчас обнимет пиллерс и скажет: “Я её люблю”, но Юра сдержался.
После непродолжительного времени часть нарушений удалось устранить (жилеты надписали и Юра попросил прислать по факсу из яхт клуба, директором которого он является, в порт какие-то недостающие бумаги) инспектор, выписал нам штраф и разрешение на выход в море. В постановление о штрафе порадовала фраза: “... в связи с чистосердечным раскаянием, наложить штраф в 500 р. ”. За сим мы мило попрощались с инспектором и отшвартовались. На пути к морю осталось последнее (как мы тогда думали) препятствие, 19-тый шлюз.
Основная причина суровости инспектора - аллергия на москвичей, первое, что он услышал входя на яхту - это наш с Сергеем и Геной московский говор, дальше, по всей видимости, он уже не мог держать себя в руках.
Уровень воды в шлюзе выровнялся с уровнем моря, заскрипели и открылись последние ворота. Выходим. Метров через 100 пересекаем границу между мутной пресной водой канала и прозрачной морской. Команды яхт радостно галдят, на «Браво» стреляют шампанским. Огибаем красно-бело-красный поворотный буй фарватера. Я отправляюсь расчехлять грот. Удар, палуба попробовала выскочить из под ног, «Белая ночь» резко остановилась. Обнимаюсь с гиком. Мы на мели и, что странно, на фарватере одновременно…
Пока мы снимаемся с мели, пару слов о яхтах:
«Белая ночь» кастомизированная ЛЭС-31. «Браво» конрад-25РТ. Парусное вооружение подобрано с основной целью – гонятся. Нет ни закруток ни лейзиджеков. Комплект стакселей, спинакер,арамидный грот. Управляемые бакштаги. Гик висит низко, всего на пару сантиметров выше фаловых лебедок и длинный – почти до транца (не знаю почему они на этом остановились и не сделали «выстрел» на пару метров за корпус?). Для того, что бы сделать поворот нужно отдать бакштаг, становящийся подветренным, иначе гик упрется в него, и успеть набить наветренный, иначе снесет мачту. Наветренным бакштагом можно немного регулировать наклон мачты.
На «Белой ночи» нас шестеро:
Дядя Юра (Чупа) – капитан и директор «Чупинского морского яхт клуба».
Макс (Чупа) – 1й помощник. Учится в Лесгафте на инструктора по парусному спорту. В сезон он тренирует чупинских пионеров на оптимистах.
Вася (Чупа) – Юнга. Один из максовых пионеров. Парню 12 лет, однако, он прошел весь этот поход от начала до конца и участвовал во всех гонках.
Гена (Москва) – Матрос. На яхте 1й раз, но ходил на всяких байдарках, катамаранах итп. Турист со стажем.
Сергей (Москва) – Матрос. Мы ходили с ним на Белом в 2010 и в Турции в 2011, в общем, настоящий competentcrew без диплома.
Я – Коля (Москва) – 2й помощник. Не матрос, потому, что у меня есть дейшкиперский сертификат ☺.
Еще один член экипажа Андрей (Минск), к сожалению, по семейным обстоятельствам, был вынужден покинуть нас утром. Жаль, мы отлично походили с ним в 2010 году и в этот раз собирались развить тему…
У «Браво» так и не получилось сдернуть нас с мели. Потом заглох и отказался заводиться наш 15ти сильный Suzuki. Пробуем по всякому закренить яхту. Ветер как раз «галфинд». Поставили грот – недостаточно. Макс взлетел на мачту до второго ряда краспиц. Раскачиваем лодку. Налетевший порыв ветра помог уложить лодку почти на борт. Снялись, но не успев набрать скорости для поворота, сели опять. Опять работаем по той же технологи, но уже быстрее. Опять снялись, успеваем увалиться в сторону фарватера ofwego! Теперь канал точно закончился, впереди море.
До Соловков 40 миль. 40 миль фордевинда с южным ветром.
К месту назначения подходили уже в темноте. На вахте Макс, рулит, Сергей и я. Заход на «Тамарин причал» по узкому фарватеру, вокруг которого разбросаны мели, камни и прочие навигационные засады. Фарватер обставлен буями, как положено, только на них нет ночных огней. Еще есть маяки, только на Белом Море теперь ни один маяк не работает. Заходим на фарватер «по приборам». У c-map хорошие карты на этот регион, несмотря на общую «фрагментарность» навигационной обстановки, на карт-плоттере отмечены все места, где должны быть (и когда то действительно были или никогда не было) какие либо знаки. Все вахтенные напряженно осматриваются, не наскочить бы на что ни будь. Через некоторое время на фоне островков, укрывающих вход в гавань, выделяются буи фарватера. Мы на правильном пути.
Швартуемся к плавучему понтону, привязанному к пирсу, «Браво» к нам лагом.
На рейде причала стояла яхта «Архангельск» (незнаю какая верфь, иол около 50ти футов). У стенки «Navalis» (bostrem31), ребята тоже двигаются в сторону Чупы, но с более плотным графиком.
Убрались на лодках после перехода, выпили пива в летнем кафе на берегу. Спать…
День 3. Соловки
Утром образовались проблемы связанные с возможностью стоять у пирса. Оказывается, есть распоряжение, то ли локального, то ли глобального начальства, о том, что маломерным судам нельзя стоять в пределах портов. «Тамарин причал» приписан к Соловецкому порту, соответственно судам под эгидой ГИМС вроде как тут стоять нельзя. Но если нельзя и очень хочется, значит можно. Нас спасло то, что лодки также зарегистрированы в спорт регистре ВФПС. Стояли на легальных основаниях, даже подключенные к электричеству, платили по чеку (700руб/сутки без учета штормовых дней).

Евгений Тихомиров 10.04.2019 09:21

лодка уперлась в стену из волн и ветра, мотора и парусов хватало, в лучшем случае, ч
 
Надо сказать, что Соловки очень туристское место. К тому же причалу, где стояли мы, регулярно подходят пароходы «Василий Косяков» и «Сапфир» высаживая толпы туристов и забирая отгулявших. На острове полно гостиниц, несколько ресторанов и аэропорт.
Очень хотелось попасть на Заяцкие острова, посмотреть древние лабиринты, но на сегодня уже все билеты проданы. На завтра и послезавтра экскурсии отменены в связи со штормовым предупреждением. Неожиданно образовался циклон, который с завидной регулярностью проходит в этих местах именно в начале августа, из-за него «Браво» несколько лет назад выбрасывало на берег острова Анзер. Неожиданно – это потому что еще вчера утром в прогнозах никакого циклона не было. Вместо погодных сайтов я решил попробовать посмотреть развитие темы на «андроидномНавиониксе», купленном на Средиземное море, и несмотря на то, что остальной мир на нем присутствует только в виде контурных карт, прогноз по ветру прекрасно отобразился. Циклон ввалился в Белое Море через горло и, двигаясь на юго-запад, должен был достигнуть нас уже к вечеру, затем, двигаться дальше в сторону Кеми и Беломорска. Ветер местами до 40 узлов с порывами неизвестно на сколько. Вдоль нашего планируемого курса ветер всю дорогу будет «в морду» выходить не только опасно, но и бессмысленно, мы заперты на этом острове минимум до 9го августа.
На берегу, около причала, сортиры типа «будка с дыркой» и колонки с водой. В десяти минутах ходьбы кафе «Чайная бухта», с нормальным туалетом и теплой водой.
Сходили на обзорную экскурсию по монастырю, красиво и интересно, но говорят, есть альтернативная, более жесткая и прозаичная история. Юра знает не ангажированного РПЦ экскурсовода.
В основном, Соловки еще “строятся”, но уже есть что посмотреть.
К вечеру пришли циклон и проливной дождь.
Яхта «Архангельск» переставилась к причалу. Капитан порта поворчал, но в такую погоду брать грех на душу и прогонять их не стал.
Экипаж яхты «Navalis» решил попробовать прорвать блокаду, до того как циклон окончательно зависнет над островом. Отпуска кончаются, билеты на поезд уже куплены. Ушли они уже в сумерках, под завывание ветра в вантах. Давление продолжало падать.
«недостаток времени в конце отпуска — самая частая причина попадания в штормовую погоду» Дж. Колс.
День 4. Опять Соловки
Утром ветер и дождь утихли, над нами «глаз циклона». Постучался местный рыбак, предложил взять свежей селедки. Соловецкая селедка это что-то… Купили два килограмма, это 3 рыбки. Рыба в меру жирная и очень мягкая. Часть поджарили, часть засолили – и в том и в другом виде это очень вкусно.
За завтраком в «Чайной бухте» пообщался с туристами из Англии, они второй день не могут улететь отсюда самолетом.
Осмотрели морской музей и музей «Гулага».
Учим правильную терминологию.
По возвращении с очередного экскурсионного дня, у стенки пирса нас встретил «Navalis», как-будто никуда и не уходили. Дело было так:
После того, как они обогнули остров и встали на курс на север, лодка уперлась в стену из волн и ветра, мотора и парусов хватало, в лучшем случае, чтобы не дрейфовать назад. Через какое-то время такого буйства ребята решили вернуться. Для этого нужно обогнуть Соловки с южной стороны и, повернув на северо-восток, по фарватеру зайти к стоянке. Циклон уже успел поработать и здесь и мощи опять не хватило. После 12ти часов болтанки на одном месте «Navalis» заскочил в бухту с приходом «глаза» циклона. Гена потом очень переживал:
- Если бы я знал, что они вернутся, я бы обязательно напросился с ними!
После обеда опять дождь и ветер. Судя по прогнозам, циклон проходит немного быстрее и завтра к 11-00 уже можно выходить. Давление все еще падает. На вечер кино и преферанс.
День 5. Соловки – Соностров. Мой день рождения.
Дождь еще моросит, хотя кое-где на небе уже видны просветления. Девушка в кокпите «Архангельска» играет красивую мелодию на флейте. В руках горячая чашка кофе, мне сегодня 36 лет.
На 10-00 назначен общий сбор. На 11-00 выход. До Сонострова около 100 миль, приблизительно сутки ходу. Судя по прогнозам, первая часть пути, до поворота в Кандалакшский залив «в лавировку», дальше вроде как бакштаг – галфинд.
«Косяков» сегодня прибыл с опозданием, пассажиры все больше какие-то зеленые и тихие. Несмотря на них, давление с самого утра стабильно растет, однако стало очень холодно.
Я сварил и разлил по термосам глинтвейн. Вышли около 12ти часов.
Здесь циклон уже стихает, но в это время он разрушил какую-то дамбу в Беломорске и подтопил железнодорожные пути. Грот на 2й полке рифов и короткий стаксель «блейд».
На выходе из «волновой тени» острова нас ждала нехилая толчея из ветровой волны, сталкивающейся с противоположным приливно-отливным течением. С течением нам было по пути, с волнами нет. Юра пытался «обработать» хотя-бы какие-то из них, но в данном случае это практически бесполезно. Волны двигаются как угодно и куда угодно. «Белая ночь» периодически, скатываясь с очередной волны, зарывается в следующую и потоки воды перекатываются от бака до кокпита. «Браво» иногда прячется в ложбинах волн по нижние краспицы и это только «отголоски» шторма, ребята с яхты «Navalis» рассказывали, что принимая волну «в скулу», лодка становилась практически «вертикально».
Перед отходом мы с Геной купили по шапке из козлиной шерсти. Гена уже 15 лет как лысый вдруг вспомнил, как это, когда челка лезет в глаза.

Евгений Тихомиров 10.04.2019 09:25

Я хотел постоять в ночную вахту, поэтому через пару часов после отхода, выпив стакан глинтвейна, попробовал пойти спать. Трудно заснуть на койке наветренного борта в салоне, особенно если над тобой о стенку бьются карабины спас жилетов и страховок. Через некоторое время борьбы со скатыванием и стуком (в итоге всё это было сброшено на пол) меня накрыл приступ морской болезни. Я судорожно нащупал в стрингере какой то пакет, высыпал из него содержимое, наполнил новым и отправил за борт. Мне тут же полегчало, и больше ничего подобного, в этом походе, я не испытывал. Пока я боролся со сном, на палубе наблюдали белух.
Следующая контрольная точка – остров Самбалуда. Опасное место. Остров – практически ровное плато скалы, несильно выделяющееся на фоне моря. На острове есть маяк, как все - не работает. Вокруг острова разбросаны банки, мели и осушки, все без знаков (читаем лоцию, смотрим карты). На Самбалуде живет колония тупиков, бакланы которых еще называют летающими пингвинами (мультик «Делай ноги»), если пройти слишком близко, можно растревожить птичий базар, который своеобразно поприветствует проходящее судно.
Ветер постепенно стихает. Волны стали существенно меньше и равномерней. Отдаем рифы. Лодка приведена к ветру и теряет ход. Юра рулит и руководит процессом. Нам нужно увалиться на правый галс.
- Вася, трави бакштаг! - Вася чем то отвлекся и приступил к выполнению как-то очень замедленно.
- Вася, сбрось его!
Гик бьется о бакшаг левого борта, увалиться не получается. Я, стоя на правой банке, как раз закрепил риф-шкентель на ноке гика. Яхта окончательно потеряла ход и, под действием закона подлости, начала уходить на левый галс. Здравствуй гик, опять обнимаемся.
Вообще, Вася молодец. Только в этом сезоне, он прошел около 2000 миль, участвуя в жизни лодки на ровне со всеми, рулил, работал с веревками и парусами, управлялся с мотором.
В сумерках, за кормой, на горизонте, разглядели мачту Навалиса.
Нечастая картина: сзади, на юге уже темно, впереди сумерки, в которых закат плавно переходит в рассвет, уходим на север от «линии терминатора».
На траверзе Самбалуды ветер окончательно скис. Убрали стаксель и завели двигатель. Тупиков не побеспокоили. На дежурстве Макс, как обычно рулит, и я. Светает. Пора сдавать вахту и спать…. Вот такой вот день рожденья.
День 6. Соностров (66° 9'49.70"С 34°13'49.79"В). Светлая сторона Белого Моря.
Я проснулся около 7ми утра. Все еще моторим, попутный штиль. Небо чистое, жарко. Слева по борту карельский берег, за скалами уже видна мачта ветряка Сонострова. «Браво» в миле за кормой. Добро пожаловать на светлую сторону Белого Моря, ориентировочное время прибытия 8 утра.
Соностров – название заброшенной деревни. Теперь на этом месте ферма по разведению мидий и набирающий обороты туристический центр. Находится все это на острове/полуострове Тонисоар, в прилив это остров в отлив, полосой осушки, он соединяется с материком. Всё это укрыто островом Соностров от открытого моря. Есть два причала, коттеджи с уютными гостиничными номерами, душ, туалет, горячая вода, баня, столовая. Еще есть Сонрека и Сонводопад.
Соностров открыт для туристов и летом и зимой, несмотря на удаленность от цивилизации, здесь работают только спутниковые телефоны – что то же плюс, место пользуется популярностью. Много народу приходит на байдарках или парусных надувастиках. Кто-то приходит на яхтах или местным катером. Зимой на снегоходах. В ближайшее время будет строиться новый корпус на материке. На следующий год планируется кулинарный фестиваль на тему блюд из мидий.
На завтрак, в столовой, кофе, оладьи и яичница (свежие яйца из местного курятника). После суточного перехода это просто супер!
Пока мы занимались разбором и просушкой вещей после перехода Гена, Юра и Василий набрали подосиновиков. Особенности сбора грибов на Сонострове - идёшь по тропинке, собираешь грибы, которые видны с тропинки, в лес за грибами никто не ходит. Говорят, что в лесу полно черники и брусники, но ягод ребята, почему-то, не принесли.
егодня очень трудный день. Сначала грибы с картошкой от дяди Юры под водочку... и морошка.
Потом свежесваренные мидии…
Потом русская баня.
Потом копченая треска (местные рыбаки поделились утренним уловом) с пивом.
Как не умереть от зависти к самому себе?
День 7. Соностров-Умба.
Лодки меняют экипажи. Сергей, Гена и я перебираемся на «Браво». Команда «Браво», кроме капитана, переезжают на «Белую ночь». «Белка» уходит в Чупу мы на Умбу (Кольский полуостров). Капитан на «Браво» Денис, я повышен до первого помощника, ну и матросы.
Вышли утром. Под слабенький южный ветер. Как всегда забыли какие-то вещи, сошлись бортами, поменялись и разбежались, мы на север, «Белая ночь» на запад. Под спинакером «Браво» делает 4 – 4.5 узла, Сергей и Гена поочередно работают со спинакер-шкотами, я рулю яхтой, Денис рулит нами.
Пересекаем полярный круг. Жара, загораем.
Вспоминается наш прошлый выход на Умбу…
июнь 2010 года. Вышли с Сонострова при полнейшей видимости штиля. Прогноз отличный, давление стабильное, не крутился даже ветрогенератор на мачте в центре острова. Мы так же, на «Браво». Капитанил тогда Вася Ефимов, тоже студент Лесгафта и будущий парусный инструктор. На «Белке» дядя Юра. В команде Сергей, Андрей(Минск), который вынужденно покинул нас в этот раз в начале пути, Иван (Сисадмин) и я. Огибая остров Соностров с запада, в бинокль углядели нездоровое волнение в открытом море. Стаксель убрали и принайтовали к леерам на баке, грот превентивно зарифили до второй полки. «Белая ночь» чуть сзади, под полными парусами. Пока мы за островом мы в полнейшей ветровой и волновой тени, тишь да гладь. Солнце припекает, моторим.
По выходу из «тени» ситуация кардинально поменялась. Грот забрал ветер, и яхта буквально поскакала по, всё увеличивающимся, волнам. Ветер восток–северо-восток по ощущениям узлов 40. В вантах вой. За 5 минут все кардинально поменялось. Жутко холодно Сергей, я и Иван на наветренном борту – открениваем. Андрей и Вася в кокпите. «Белая ночь» как раз выходит из-за острова и тут же падает на борт, поднимается и с креном, градусов в 55-60, обходит нас с наветренной стороны и улетает вперед. Ребята потом показывали фотографии кроссовок, спокойно стоящих на стенке рубки.
Несмотря на то, что мы сидим на наветренном борту, при скатывании с очередного гребня нас прилично окатывает. Начинаем замерзать. Иван пошел в рубку переодеться, через пару минут он выскочил оттуда, лег поперек кокпита с приступами морской болезни.
Через некоторое время я тоже не выдержал и пошел надеть еще один свитер. Это не быстро. Нужно достать из рундука под койкой сумку, найти в ней свитер, снять курку непромоканца, надеть свитер. В процессе натягивания свитера, я понял что меня сейчас прорвет. Еще на стоянке, когда в бак подвесняка наливали бензин, немного, не больше столовой ложки, пролилось в рундуке. В обычной ситуации запах даже не ощущался, в такой дикой качке он просто убивал. Выскочил наружу, отдышался – прошло.
На баке, из-под найтовых, начало выбивать стаксель. Сергей, как сидевший ближе всех, рванулся перевязывать. Амплитуда раскачки носа лодки просто сумасшедшая, смотреть страшно. Андрей, в этот момент, исключительно в целях самообразования, спросил:
- Это шторм? – Ему никто не ответил.
Пара часов пролетела практически незаметно. Сергей еще пару раз лазил на бак, что бы ему с первого раза там все не закрепить, по нормальному? «На глаз» яхта идет не меньше 7ми узлов по GPS 2.5 – 3. До Умбы около 30ти миль, с таким ходом это часов на 10 пути. Прямо по курсу, на севере, на горизонте, то ли садится, то ли уже восходит холодное солнце. Обращаюсь к Сергею:
- И чайник шепнул утюгу…
- Думаешь, лучше вернутся?
- Думаю да, это только начало мы не знаем, что будет дальше.
- Вася, давай возвращается, мы практически не двигаемся.
«Белая ночь» на горизонте увалилась в сторону Чупинской губы.
Против был только Иван, все еще лежа поперек кокпита, он отчаянно кричал
- Нээээт, неэээт …
Капитан принял решение идти в бухту Летняя. Это на запад к подветренному берегу, чуть южнее входа в Чупинскую губу, там отличное укрытие от любого ветра и волны. Уваливаемся до фордевинда. На попутной волне скорость относительно земли возросла, но идти нам миль 7 – 8, значит час-полтора по времени.
Андрей, все еще сохраняя невозмутимость, решил уточнить:
- Вася, я понимаю, они москали - ты их ненавидишь, это понятно, но меня-то ты за что сюда? Вася, я из Минска.
Вася улыбается и рулит.
Давление ветра на фордевинде, как положено, снизилось, а болтанка возросла. Некоторые волны, догоняя лодку, разбиваются о корму - опасная тема.
Добежали до Летней, привелись, убрали грот. Завели двигатель. Довольно узкий вход ограждают две скалы, каждая размером с дом. На всякий случай, что бы подстраховаться на время прохождения узкости, Вася решил долить бензина в расходный бак. Заглушились, достали канистру, налили. Заводимся… Мотор молчит. Парни сидят на местах как ни в чем не бывало, а мотор молчит. Пена, от разбивающихся о скалы волн, кажется, взлетает на уровень краспиц. Потихоньку сползаем на скалы. Я на «низком старте», жду от Васи команды поставить грот. Двигатель чихнул, завелся и бодро потянул нас в укрытие.
Иван потом утверждал, что его вовсе не укачало, просто он переел мидий.

Евгений Тихомиров 10.04.2019 09:27

… в этот раз добежали до Умбы без приключений. Приключения нас ждали на подходе. Еще за долго до того как подойти к Терскому берегу, слева по борту, почти на горизонте появилось какое-то судно. Оно шло вдоль берега в нашем направлении. Когда нам до цели оставалось уже пара миль, судно бросило якорь на рейде, справа от захода на фарватер. Мы шли бакштагом, со скоростью около пяти узлов, стараясь как можно дольше оттянуть момент уборки парусов. Подождав нас, судно подняло якорь и на самом малом ходу двинулось в нашу сторону. Прямо в правый борт. Расстояние уменьшается, пеленги не меняются. На палубе стоят люди, смотрят на нас. Несмотря на то, что запас для маневра еще есть, есть куда приводится, ситуация становится неприятной. На дистанции меньше полукабельтова пеленг на судно пополз на корму, не меняя курса, они сбросили ход. Расходимся. Проходя по корме, на расстоянии 10 - 15 метров от нас, на судне включили ревун. Потом кто то, видимо капитан, прорычал в мегафон:
- … … … какого … курс пересекаете … …!
На судне гордо реял Андреевский флаг. Улыбаемся и машем.
Уже в городе, в магазине, встретили матросов с этого гордого крейсера.
- А, это те которые нам курс пересекли!
- А почему не должны были?
- Не знаете, что такое помеха справа?
- Мы под парусом шли, там другие правила
- Да? У нас капитан, бывший капитан подводной лодки, у них под водой парусов нет – ему пофигу!
«Правило 18 - Взаимные обязанности судов
Судно с механическим двигателем на ходу должно уступать дорогу:
судну, лишенному возможности управляться;
судну, ограниченному в возможности маневрировать;
судну, занятому ловом рыбы;
парусному судну» МППСС – 72.
Вот такая вот культура, такие теперь капитаны, хочется верить, что не все. Перед входом в устье реки Умба, слева по борту, образовалось что-то совсем непонятное. Сначала подумали, что это подводная лодка в полупогруженном состоянии, потом, что это что-то вроде большой пироги с толпой народа. Что-то низкое, с кучей людей и жужжит. Похоже на ожившие петроглифы. Уже когда швартовались в губе, загадочная конструкция завернула за нами и мы смогли рассмотреть её вблизи. Оказалось, что это штук пять связанных бортами катамаранов, на каждом человек по пять, идущих под тягой нескольких подвесных моторов.
День 8. Умба-Картеш-Чкаловский.
Ночью на набережной гульбанила местная шпана, лазили по пирсу и по катеру гидрографов, ошвартованному рядом с нами, попытки исследовать “Браво” были пресечены Гениным храпом.
Утром в море ушло судно водолазами, те, которые давили нас накануне, а где-то через пол часа, на катере гидрографов, какой-то местный чиновник отправился на рыбалку. Клев будет как у Белых камней и Черной скалы вместе взятых.
По плану, в Умбе мы должны были арендовать машину для поездки на Варзугу или на мыс Корабль - аметистовый мыс. На Варзуге самая старая в России церковь деревянного зодчества и гиперборейские мегалиты, на мысе Корабль раньше были аметистовые прииски, там и сейчас можно набрать “красивых камешков”, но, к сожалению, в этот раз обломились с машиной, разгар сезона. Есть еще морской музей, у него выходные воскресенье - понедельник, мы пришли поздно вечером в субботу. Придется вернуться.
Перед отходом на пирс прибежал местный рыбак (мы стояли как раз у пирса среди рыбацких гаражей) с предложением от которого нельзя отказаться. Свежевыловленная 3х килограммовая сёмга была моментально переработана в лучшую в мире закуску.
Обратный путь, к карельскому берегу, получился какой-то безсобытийный. Умеренный северо-западный ветер позволил добежать до входа в Чупинскую губу в один галс, полным бейдевиндом. Отличный, спокойный сейлинг.
На входе в губу мишень на мели.
Последний раз за этот поход убираем паруса. Это только мне кажется, что в последние дни отпуска солнце как-то по особенному играет на воде?
На подходе к мысу Картеш опять встретили «Навалис». Яхт на Белом Море, к сожалению, не много кого-то еще незнакомого встретить сложно. Однако, по берегам стоят палатки и парусные катамараны – надувастики. Мачту одного из них мы издалека приняли за мачту «Белой ночи» и сделали небольшой крюк к острову Кишкин (Калифорния).
Чупинская губа и районы подходов к ней, несмотря на некоторое количество навигационных засад (а где их нет?), отличное место для яхтинга, с достаточным количеством как оборудованных, так и «диких» стоянок. Даже не пойму, хорошо это или плохо, что в сезон здесь на воде всего несколько яхт, а не десятки и сотни, как того заслуживает это место.
В Картеш зашли исключительно «поздороваться» и уже через полчаса отчалили в Чкаловский. Была еще идея сегодня зайти на ночевку в Нильмгубу, это там где открытый дельфинарий с белухами, но у нас не оказалось на тот район карт, охватим в следующий раз.
Сейчас основное в поселке Чкаловский это гостиница «Юрий Рыжковский» - база дайв клуба, на втором этаже кабинки с туалетами и душем, на третьем неплохое кафе. Так же это популярное место стапеля-антистапеля для любителей путешествовать на разборных судах. Для нас, получается как Чифтлик перед Мармарисом – подошли поближе к месту отъезда, но оставили маленький кусочек перехода на завтра. До Чупы всего 8 миль.
День 9. Чкаловский – Чупа.
Последний отрезок пути прошли под мотором при полнейшем штиле. Встали к пирсу яхт клуба. Причалу в этом году 100 лет.
Собственно и все, на этом поход закончен. Экипаж «Навалиса» организовал нам теплый прием по приходу.
В конце дня в Чупу пришла и «Белая ночь». Швартовы я принимал у лорда покровителя WWF, парень тоже в восторге от Белого Моря и, как и мы, планирует вернуться еще.
Вечером прощание с Чупинским Морским Яхт Клубом, ночью поезд. Мы едем домой, на юг.

Евгений Тихомиров 11.04.2019 08:45

процесс покупки яхт в Швеции крайне прост. Лодки до 12 метров там не регистрируются в
 
А теперь история о том, как можно приобрести за рубежом не дорогую яхту и чем это чревато.
https://zen.yandex.ru/media/sevprost...885e40a5525730
Как мы купили яхту в Швеции за 2000 долларов
В январе этого года мы задумали купить яхту, и уже в конце мая начали свое трехмесячное путешествие на ней из Швеции в Финляндию и далее к себе домой – в Россию.
Здесь мы расскажем о процессе этой покупки. На самом деле оказалось, что все до безобразия просто. Возможно, это будет несколько частей: сначала напишем про выбор лодки и процесс ее приобретения; затем про нашу поездку в Швецию, оформление договора и знакомство с лодкой. Потом про ее подготовку к путешествию и спуск на воду, а затем про практику хождения на ней и быта.
Итак, что обычно делает русский лодочник, когда он решает купить старую дешевую яхту? Он начинает искать ее на шведских сайтах объявлений! Просто там, действительно, население очень активно увлекается лодками и парусным спортом, в связи с чем сейчас образовалось огромное количество старых лодок, на которых люди почти уже не ходят, предпочитая более современные суда. Эти старые лодки можно сравнить с нашим советским автопромом – они дешевы, большой популярностью в стране уже не пользуются, поэтому желающие их могут крайне легко приобрести. Но несмотря на годы, они надежны, крепки и вполне могут послужить верой и правдой еще много лет.
Кроме того Швеция находится недалеко от России, туда очень легко и дешево можно попасть, в отличие от того же США или стран Средиземноморья, где также развит яхтенный рынок. Кроме шенгенской визы ничего не нужно, а виза эта выдается без каких-либо проблем. Поэтому мы и остановились именно на Швеции.
Также надо добавить, что для последующего хождения на лодке в Швеции не нужны ни шкиперские права, ни какие-нибудь другие. То есть мы можем купить лодку и спокойно пойти на ней в Россию для последующей растаможки. Что касается России лодку тут уже надо будет регистрировать, и права на судовождение понадобятся, но это уже будет совсем другая история.
Итак, после того как мы решили, что нам нужна яхта вместо тримарана, на котором мы ходили ранее, дело оставалось только за тем, чтобы понять, как именно эту лодку там покупать с чисто технической точки зрения. По-английски и тем более по-шведски мы не говорим и совершенно не ясно, как вообще связываться с продавцами.

Мы начали общаться с яхтсменами на различных форумах и в чатиках и почти сразу нам посоветовали проверенного посредника – специального человека, который давно уже живет в Стокгольме, но сам русский. Он – увлеченный лодочник и специализируется на решении именно этих вопросов. Зовут этого человека Макс Рамандер. Ну, и за небольшую плату он поможет купить вам хоть черта в ступе: сам все посмотрит, поторгуется, уплатит деньги и оформит все необходимые бумажки.
Разумеется, что предложение связаться с неизвестно кем, отправить ему кучу бабок и ждать результата – напряжет любого. Но Макс – человек, живущий за счет своей репутации. Он широко известен в околояхтенных кругах и пользуется большим доверием всего сообщества. Предоставляя свои услуги, он способствует приобретению огромного количества катеров и яхт. Поэтому и у нас быстро пропали всякие сомнения, когда мы нашли множество упоминаний этого человека. Забегая вперед скажем, что это доверие себя полностью оправдало – Макс нам очень помог и мы в будущем без малейших колебаний можем его рекомендовать кому угодно. Связываются с Максом Рамандером все по скайпу - maxmara1969. Также общались и мы.
Макс подписывает договор купли-продажи яхты
Макс подписывает договор купли-продажи яхты
Далее начался постоянный мониторинг "Блокета", их аналога нашего "Авито" (скорее, наоборот, авито слизан с блокета, но всем пофиг). Именно через этот сайт осуществляется подавляющее большинство покупок. Я постоянно смотрел разные лодки, но что-то оказывалось слишком дорогим, а что-то невыгодно расположенным. Однако появился и наш вариант. Именно то, что я хотел. Классическая лодка, длинный киль. Полное отсутствие всяких наворотов, повышающих цену. 10000 шведских крон за IF-boat (Интернейшенл Фолькбот) 1972 года постройки. Ну, это как бы стеклопластиковый Фолькбот – его переосмысление из 60х годов. Я тут же загорелся и дал Максу отмашку.
Лодка находилась в городе Гетеборге. Макс съездил туда из Стокгольма за отдельную плату, осмотрел ее, сторговался на 8 000 крон (около 1000 долларов) против изначальных 10 000. В процессе осмотра он сразу же присылал нам фотографии лодки и выявленных косяков. В основном это была ободравшаяся в некоторых местах краска и небольшие сколы на рундуках и прочих углах, но в целом совершенно ничего критичного, чего нельзя было бы закрасить или замазать. Опять же забегая вперед скажу, что Макс не скрыл никаких проблем лодки; ничего, что он не показал бы на фото, впоследствии в реальности мы не обнаружили. То есть все косячные места он сразу нашел, и показал на фото.

Яхтенная стоянка в Швеции
В итоге мы все утвердили, и Макс купил ее, оформив на себя, и заплатив за лодку свои собственные деньги, чтобы затем переоформить на нас, когда мы приедем в Швецию. Мы ранее перевели ему частичную предоплату за его услуги, но эта предоплата цену судна совершенно не покрывала.
В целом получилось, что стоимость яхты для нас составила 1000 долларов, плюс та же 1000 долларов была заплачена Максу за все его посреднические услуги, с учетом его поездки в Гетеборг и т.п. То есть мы потратили на данный момент на приобретение лодки всего 2 000 долларов.
Тут надо сказать, что процесс покупки яхт в Швеции крайне прост. Лодки до 12 метров там не регистрируются в принципе. То есть составляется простой договор купли-продажи и подписывается сторонами. Никакие нотариусы тоже не нужны. Люди просто заполняют типовой бланк, подписывают его, передают деньги и вуаля – лодка сменила хозяина.
Мы впоследствии спрашивали Макса – как так? Как вообще хозяин доказывает потом, что он в принципе владеет лодкой. Оказалось, что роль привычного нам регистратора отчасти играет страховая компания. Страховка лодок в Швеции по закону не обязательна, но все равно большинство яхтсменов предпочитает обезопаситься и заключить договор страхования. Кроме того этот договор почти всегда требуют яхт-клубы, чтоб ставить лодки туда на стоянки; страховка нужна, чтобы ходить по некоторым каналам.
В итоге страховая своим договором как бы дополнительно подтверждает, что вы действительно - владелец лодки. Есть даже такая интересная практика: если у яхты отсутствует серийный номер, например, потому что это самострой, то страховщик выдает специальные наклеечки и хозяин клеит их в тайных местах. Если лодку украдут, владелец докажет принадлежность яхты тем, что укажет – где именно находятся эти наклейки. Но в целом все это совершенно необязательные телодвижения.
Итак, Макс приобрел выбранную яхту для нас, доплатив свои деньги, а мы в течение последующих месяцев зарабатывали и выплачивали ему остаток суммы, подлежащей оплате, а также морально готовились к поездке.
В марте или апреле Макс написал мне и предупредил, что администрация марины, в которой хранится лодка, уведомила его о том, что к концу мая она должна быть сброшена на воду. Договорились на 31е число, и это означало, что за пару дней до этого мы должны оказаться там, чтобы подготовиться. Этим мы и занялись.
Продолжение тут.


Текущее время: 07:41. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС