Национальная ассоциация маломерного судоходства

Национальная ассоциация маломерного судоходства (https://www.nams.ru/forum/index.php)
-   Рабочие вопросы (https://www.nams.ru/forum/forumdisplay.php?f=5)
-   -   Канал Пинега-Кулой (https://www.nams.ru/forum/showthread.php?t=3184)

Евгений Тихомиров 06.10.2017 10:57

Благовещенское озеро в нижнем плесе постепенно суживается и незаметно переходит в реку Порозовицу, так что нельзя определить границы, где кончается озеро и начинается река. Холмы и угоры потянулись вправо; за X шлюзом местность вновь принимает низменный, болотистый характер. Вода поднята здесь шлюзами так высоко, что местами затопляет превосходные наволоки, нанося этим весьма серьезные убытки здешним землевладельцам. На такое распоряжение водного начальства слышишь беспрестанные сетования от крестьян, собственников побережных сенокосных угодий. А делать нечего, мелко, для судов нужен проход, фарватер не расчищается, поневоле приходится держать высокую воду. На Порозовице в некоторых плесах встречаются каменистые гряды; на них год от году все более и более образуются песчаные наносы. Под ХШ шлюзом намыло мель сажен в восемьдесят длиной, глубина доходит на ней в мелководье до 10-ти вершков. Между XII и ХШ шлюзами на этой же реке есть место, где течение вырезывает крутую луку, называемую «Колесом». В этой луке существует тоже весьма опасная, состоящая из мелкого щебня, мель, на протяжении 15-ти сажен; в межень на ней глубины не более 12 вершков.
Происхождение мелей и наносов в Порозовице не везде составляет естественное явление, в котором можно обвинить природу; помогают этому и люди: у местных крестьян существует издавна весьма оригинальный способ рыбной ловли, известный под именем холой. Устраивается из тонких бревен, а иногда и из снопов ракитника плот, длиною аршин в десять и шириною аршин в шесть. Под плот прикрепляются ветвинами большие камни. Затем плот спускается в реку на глубоком месте. Когда плот сядет на дно, то между ним и углом реки образуется пустое пространство в толщину камней. Рыба: язи, голавли, лещи и окуни, тревожимые шумом, происходящим от движения судов, сбираются под плот. Плот окидывают кругом ботальною мережею и затем бьют в него сверху шестами или ботами. Рыба стремительно бросается от этих ударов из-под плота и попадает в мережу. Плоты эти, опущенные раз на дно, уже не вынимаются и служат немаловажною причиною наносов и образования мелей. В 1875 году одним из путейских чиновников возбуждено было судебное преследование против крестьян деревни Терехина, засоряющих холоями реку Порозовицу. Дело производилось у кирилловского мирового судьи и, кажется, кончилось ничем. Тот же чиновник доносил своему начальству, что он будто бы не раз получал от судопромышленников жалобы об умышленном засорении Порозовицы местными крестьянами, нарочно заваливающими каменьями фарватер, с целью иметь хороший заработок от распаузки судов.
На двадцать пятой версте течения Порозовицы впадает в нее с левой стороны река Сусла. Может быть, недалеко то будущее, в котором реке этой предстоит занять среди наших водяных сообщений весьма видную роль. В последние три-четыре года созрел проект соединить через Суслу искусственным водяным путем реку Шексну с рекою Онегою. Вопрос этот сначала поднят был каргопольским земством, затем проверен несколькими изысканиями и исследованиями на месте.
Сохранились старинные акты, указывающее на существование в древности деятельных торговых сношений между городами Вологдою и Белозерском с одной стороны, и городом Онегою – с другой, через посредство жителей города Каргополя Олонецкой губернии. Вологодские и белозерские купцы ездили к Белому морю на Онегу для закупки соли на поморских варницах, где в XVII ст. вываривалось по 400,000 пуд., в XVIII ст. по 500,000 пуд., а ныне вываривается не более 60,000 пуд. соли. Соль обменивалась на другие товары, которых в начале XVII ст. привозилось в Онегу на значительную сумму. Эта меновая торговля между Вологдою, Белозерском и Онегою была до того выгодна для белозерцев и вологжан, что возбудила зависть в онежских торговых людях, которые в 1536 году выхлопотали у великого князя Ивана Васильевича грамоту, воспрещающую белозерцам и вологжанам ездить в Онегу за солью. Велено было белозерским и вологодским купцам торговать с онежанами в гор. Каргополе. Тогда посредниками в торговле между Онегою, Вологдою и Белозерском явились каргопольцы, онежане, турчасовцы, порожане, устьмошане и мехренжане, и вследствие этого белозерские и вологодские купцы лишались значительных выгод. Но белозерцы не хотели отказаться от интересов непосредственных сношений с Онегою и в этих видах жаловались правительству на купцов, сделавшихся посредниками в их торговых сношениях с Онегою, что они не честью ведут торговые дела, подмешивают в соль негодную примесь и тем убыточат купцов вологодских и белозерских.
Из тех же актов видно, что товары из гор. Онеги везлись на г. Вологду водяным путем по рекам: Онеге, Свиди и Шексне. Этот торговый путь, как указывают народные предания, был следующий: из города Онеги, находящегося при впадении в Белое море реки Онеги, товары отправлялись этою рекою до г. Каргополя, расположенного при истоке Онеги из оз. Лаче. Затем, войдя в озеро Лаче, суда проходили в впадающую в него р. Свидь и из нее в озеро Чарондское, иначе Воже. Из Чарондского озера они проходили в озеро Елому, составляющее как бы залив Чарондского озера, а отсюда в р. Елому и далее в реки Мадлону и Ухтому, берущую начало из озера Долгого. На берегу Долгого озера, который и теперь еще носить название «гостиного берега» товары выгружались и далее перевозились сухим путем к р. Шексне.
С течением времени р. Ухтома, протекающая чрез песчаные и глинистые кряжи, – подмыла свои берега и этим засорила свое дно; заросли и засорились также озера: Песочное, Безменово, Зарослово, Сковородка, Наслебенка, Передейка и Круглец, чрез которые протекает р. Ухтома. Вследствие этого, плавание по р. Ухтоме стало возможно только на небольшом протяжении от впадения ее в р. Модлану до с. Короткого, и таким образом этот древний водяной путь теперь заброшен и прежние деятельные торговые сношения Вологды и Белозерска с Каргополем и Онегою почти прекратились. Впрочем, народ доселе помнит эту былую торговую связь и по старине поддерживает ее. Ежегодно, по первому зимнему пути, вологодские крестьяне едут в Каргополь и здесь закупают в значительном количестве мороженую сельдь, привозимую каргопольскими крестьянами с поморья. С другой стороны и каргопольские купцы не совсем еще оставили старинный водяной путь. Так и в нынешнем году каргопольским земством заготовлено до 30,000 пуд. хлеба на Шексне, откуда по зимнему пути он будет перевезен до с. Короткого, а отсюда, с открытием навигации пойдет водою в Каргополь по pp. Ухтоме, Еломе, оз. Чарондскому, р. Свиди и оз. Лаче, да и у частных торговцев заготовлено такое же количество товаров для перевозки в Каргополь этим путем.
Выбранная местность для соединения Шексны с Онегою представляет превосходные удобства, подготовленный самою природою. Глубокая котловина, направляющаяся от кубенских прибрежий к Онежскому озеру, наполнена рядом озер и рек, находящихся то в соединении между собою, то разомкнутых незначительными перемычками суши. Река Сусла берет начало неподалеку (3 версты) от озера Веретского; а за ним лежат озеро Перешное, река Перешна, Модлана, большое и глубокое озеро Воже или Чарондское, река Свидь, озеро Лаче и Онега. Здесь перечислены только крупные водяные резервуары, между ними еще много озер и глубоких потоков, особенно по долине между озером Перешным и Вожем. Незначительные расчистки реки, выправление фарватера в их крутых изгибах, кой где прорытие недлинных каналов для промежуточных соединений, несколько шлюзов по ту и другую сторону водораздела – вот все гидротехнические работы на проектируемом сообщении. Но как бы не велики были затраты на сооружение этого нового пути на наш далекий север, они с избытком вознаградятся пользою, ожидаемою от этого сообщения. Оживление производительных интересов населения нескольких уездов, соприкасающихся с этим путем и возвышение капитализации на частные и казенные дачи Олонецкой и Новгородской губерний – несомненны. Образуется сбыт к Балтийскому порту и во внутренние губернии России таких сортов леса, на которые пока не существует спроса на месте и через это поднимется лесная торговля и лесотехническая промышленность во всем обширном и богатом лесном районе бассейна Онеги, Лача, р. Свиди и озера Воже. Все это поведет к увеличению заработков и заработной платы населения того края и улучшению его быта в экономическом отношении, что главным образом и составляет цель устройства водяного сообщения между Каргополем и Кирилловым.
Насколько желателен по своей чрезвычайной важности для благосостояния местного населения этот водяной путь, можно убедиться из следующего обстоятельства:

Евгений Тихомиров 06.10.2017 10:58

В 1863 году англичане Морган, Кларк и Джилибрант, составив компанию, заключили с Лесным департаментом контракт на 28 лет, на вырубку в течение контрактного срока 1.820,000, дерев леса – в Олонецкой губернии. Для своих лесных операций явились они и в Каргопольский уезд. Помимо баснословно дешевой цены, по которой эти иностранные эксплуататоры заподрядили у Лесного департамента лесной материал, они раз навсегда установили для местных рабочих по лесным заготовкам плату, которую несмотря ни на какие перемены обстоятельств, изменить не желают. Заручившись пунктом контракта, что в продолжении 28 лет никому, кроме компании, не дозволяется промышлять лесом из Олонецкого края и вывозить за границу чрез Онежский порт, они таким образом взяли местную рабочую силу в свои ежовые рукавицы: лесу отсюда, кроме как на Онежский порт за границу сбывать некуда, а следовательно и крестьянам работать более не для кого, как для компании; внутренняя же торговля летом ограничивается лишь собственною потребностью жителей. Мало того, что компания явилась через такой кунштюк эксплуататором крестьянского труда, она еще включила в условие, что за фаутные бревна и за самовольную порубку для компании в казенных лесах, отвечает не компания, а те же придавленные нуждою крестьяне. Как известно, цена на рабочий труд всегда стоит в прямой зависимости от существующих цен на жизненные припасы, следовательно, постоянно изменяется. Компании до этого экономического закона жизни нет никакого дела, и она как единожды установила цены, так их и ныне поддерживает. Крестьянину надо платить подати – и у компании обыкновение в это время давать задатки, вот мужик волей – неволей и идет работать на компанию, зная, что другой работы ему достать негде. Возьмем цены компании, выданные Нименскому сельскому обществу, состоящему из 615 душ, которые возили 11,400 бревен для компанейского Онежского лесного торга. Заготовка производилась в расстоянии 10–20 верст от деревень, в которых живут крестьяне, заподрядившиеся для рубки.
За бревна длиною 12 арш. или 22 ½ фута получалась плата:
Каждый рабочий на рубку и очистку дерева употребит 2 часа, и в день может отыскать, срубить и очистить до 5 бревен, так что на обработку 100 бревен необходимо крестьянину не менее 20 дней, а для вывозки бревен из лесу на катища до 30 дней, так как катища не близко от месте заготовок. Употребив на вырубку и вывозку 100 бревен 50 дней, крестьянин получает за свою работу, считая, среднюю плату за сосновые и еловые бревна 27 коп. за каждое, всего 27 руб., из которых должен прокормить себя и лошадь (считая в сутки на себя 15 коп., и лошади овса и сена на 45 коп., на что израсходует 30 руб. В итоге за 50-дневный личный труд мужик остается в 3 рублевом убытке, за этот же убыток крестьянин обязан сплавить вывезенный им лес с катищ до общей запани, на что употребит не менее 3-х недель, как раз во время посевов яровых хлебов, и уплатит еще казне за сваленные при рубке фаутные деревья. Таким образом, общество осталось от этих работ в чистом дефиците 300 руб. 32 коп., которые пополнить ему уже неоткуда. Между тем, судя по ценам за рубку и вывозку леса, существующим по лесным заготовкам в соседнем вытегорском уезде, Нименское сельское общество должно было бы получить за вырубку и вывозку 11,400 бревен 8,892 р., компания же уплатила этому обществу только 2,875 руб. и за эти же деньги заставила крестьян сплавить бревна до общей запани, уплатить казне за оставленный в лесах фаут до 5% со всей подрядной суммы и лишала их вознаграждения за вывезенные бревна ниже 7 вершков толщины. Экономическое положение этого общества совершенно одинаково со всеми другими обществами Каргопольского уезда: тяжелый труд и вечная нужда, а при неурожаях нищенство и голод. Поставленный по своим заработкам в такую тяжелую зависимость от компанейского предприятия, здешний крестьянин скоро дойдет до невозможности уплачивать подати и впадет в окончательное разорение; а иностранные купцы, между тем вывозят за границу в лесном материале груды золота, добытого нашим крестьянским трудом.
Восстановление сообщения не по всему проектируемому пути, а только между озером Перешневым и рекою Сусслою уже даст совсем иной исход заработкам каргопольцев: лес из Каргопольского уезда может быть отправлен на Балтийский порт и на Волгу. Это освободит местных тружеников от кабальной монополии по лесным заготовкам компании, так как леса, назначенные на сплав в другие порты, кроме Онежского, по смыслу контракта от эксплуатации компании отходят.
Соединением Шексны с Онегою указанным путем весьма заинтересованы министерства: путей сообщения, внутренних дел и имуществ. В 1876 году, для точного исследования местности командирован был путейский инженер Мысловский, который, осмотрев входящие в состав нового водяного сообщения озера Лаче и Воже, а также и реку Свидь, нашел, что 4/5 всего пути даже в настоящем его состоянии не представляет особенных затруднений для судоходства, за исключением трех верст порогов на р. Свиди; но расчистка их легко выполнима. Хотя г. Мысловскому поручено было произвести лишь предварительные изыскания, но убежденный в пользе и важности осмотренного им пути, при незначительных на него затратах, он решился произвести окончательные изыскания и составить полный проект. Изыскания окончены и составленный Мысловским проект передан министром путей сообщения на рассмотрение в технический комитет шоссейных и водяных сообщений.
Рекою Порозовицею оканчивается искусственно приспособленный Виртембергской водяной путь, если не включать сюда Кубенского озера и большой гидротехнической постройки, известной под именем шлюза Знаменитого, сооруженного на Рабанской Сухоне для удержания вод Кубенского озера по возможности на высоком горизонте. Теперь сделаем краткий обзор судоходства по Виртембергской системе, чтобы уяснить то ее значение, какое она имеет в крае.
По Виртембергской системе отпускной товар идет большею частию в Петербург, как с пристаней Вологодской и Новгородской губерний, так и из разных торговых нагрузочных пунктов, находящихся или на самой системе или на реках, непосредственно с нею соединяющихся. Товар этот состоит из овса, льна, льняного семени, лесных материалов, лесотехнических продуктов, масла, кож, яиц, сыра, бульона, кости, тряпки, живых стерлядей и т. п. Привозного товара сравнительно с опускным доставляется по числу пудов несколько меньше, но зато он выше ценностью. Из Петербурга – чай, сахар, вина, краски, свечи, мыло и всякий колониальный, бакалейный и галантерейный товар; из Рыбинска разного сорта железо и разные изделия, соль, спирт, снасти и якоря для судов, но главным образом хлеб всякого сорта, как то: мука ржаная, пшеничная и гороховая, солод и крупы: пшенная, гречневая и овсяная *) [О числе судов, прошедших с грузом по Виртембергскому сообщению, нахожу нужным привести следующие цифровые данные:
а) С отпускным товаром:
судов
Количество груза в пудах
Объявленная ценность груза
В 1870 году
226
1,049,480
909,902
В 1871 году
260
1,139,851
1,374,228
В 1872 году
246
957,956
1,059,692
В 1873 году
262
1,098,372
1,216,987
В 1874 году
270
1,121,470
1,298,650
Всего в пять лет 1,304
5,367,129
5,859,459
Средним числом в год: 261
1,073,246
1,171,891 р.
б) С привозным товаром:

Евгений Тихомиров 06.10.2017 10:59

Число судов
Количество груза в пудах
Объявленная ценность груза
В 1870 году
132
507,772
549,214
В 1871 году
194
1,045,180
1,132,454
В 1872 году
173
758,031
709,132
В 1873 году
162
689,632
627,318
В 1874 году
160
663,747
698,022
Всего в пять лет 821 суд.
3,664,362 п.
3,716,140
Средним числом в год: 164 с.
732,872 п.
743,228 р.
В обе стороны прошло судов в пять лет 2,125, 9,031,491 п. на 9,575,599 р.
Средним числом в год: 425 с., 1,806,298 п. на 1,915,119 р.
Число судов с привозным товаром в 1871 году непоследовательно увеличилось до 173; причина такой непоследовательности заключается в случайной доставке из Рыбинска и Петербурга 242,220 пудов подвижного состава и рельсов на 24 судах для вологодской железной дороги. Сведения эти взяты из отчетных ведомостей дистаночных начальников в IV-го отделенья путей сообщения. В них количество судов без сомнения верно. Что же касается до количества груза и его ценности, то есть причина сомневаться в их даже приблизительной верности. По существующим узаконениям сбирается с объявленной ценности груза пошлина ½ % на устройство Ладожского канала и ¼ % на улучшение путей сообщения. Вот это-то именно узаконение и заставляет судоотправителей клади уменьшать как ценность товара, так и его количество. Накладные тут не причем: они выдаются по такому же голословному показанию торговцев, по какому объявляется ими и ценность груза. Непонятно, каким образом удержался до сих пор этот рутинный ни на чем не основанный обычай пошлинного сбора с товарных грузов, тогда как на этот предмет является полнейшая возможность установить более точное и определенное правило. Было бы совершенно рационально, если б ввести для грузоотправителей обязательное страхование кладей, и затем чтоб на каждом судне непременно находилась установленная порядком копия с полиса, которая и будет показывать с точностью ценность клади. Если же обязательное страхование, как насильственную меру, ввести неудобно, хотя в настоящее время купцы свои товары особенно по Мариинской системе, большею частью страхуют, то можно установить другой прием: это взыскивать пошлину по соображению с вместимостью судна, с распределением товара по разрядам в таком, или подобном порядке, какой существует, примерно, на железных дорогах. С введением товарных разрядов прибавится канцелярского дела по отчетности дистаночных начальников, но зато восстановится основательное и совершенно справедливое узаконение пошлинного сбора, который через это может подняться втрое более против существующего. При настоящем порядке пошлина падает на одно и тоже количество груза одной и той же ценности совершенно неравномерно, смотря по тому – как судоотправителю Бог на душу положит сказать, во что обошелся ему погруженный в судно товар. Например – отправляется овес; всем известно, что цены на него стояли в покупке 60 коп. за пуд; а грузоотправитель объявляет 30 коп. Доказать ложь невозможно: на возражение готов ответ, что-де цены действительно были 60 коп., а я имел случай купить овес за 30 коп.; где, как и у кого – это коммерческая тайна, до которой, как до чужой собственности, касаться не могли. В судно погружено овса 14,000 пудов, весь груз стоит 8,400 руб.; следовало бы взять пошлины 63 руб., а берется только 31 руб. 50 коп. т. е. половина. Иной торговец объявит цену клади более подходящую к настоящей стоимости; но все уж поубавит, потому дело поставлено на совесть, над которой контролером Бог. Из Петербурга и Рыбинска, как видно из цифр, привозится в Кириллов, разные торговые села, находящиеся в прибрежьях Виртембергской системы, в Вологду и в некоторые города Вологодской губернии до 732 тысяч пудов клади на сумму 743 тысячи (то есть приблизительно по 1 рублю пуд). Груз этот состоящий из товара дорогого, преимущественно из крупчатки, круп, железных, москательных и колониальных предметов, сразу бросается в глаза своею фальшивою оценкой, и если б возвести его стоимость в два с половиною раза, то и тогда едва ли получилась бы действительная его ценность. С назначением же разрядов для товара, устранится его огульная оценка, а вместе с тем непременно получится более верная цифра стоимости. Фальшивость оценки по отношению к пошлинному сбору особенно резко проявляется при сплаве лесов. Нередко случается лесопромышленникам производить из лесов Вологодской губернии материал весьма высокой ценности, доходящей до 3-х и 5-ти рублей за дерево, а в объявленной ценности оно считается наравне с мелким лесом, т. е. не выше 25-ти копеек бревно. На лес, поэтому, следует тоже установить разряды, по которым уже и выработать таксу пошлинного сбора, принимая за основание не средние цены, а для безобидности хотя minimum их].

Евгений Тихомиров 06.10.2017 11:01

Самое значительное количество товаров идет через Виртенбергскую систему в Петербург с вологодской пристани, которая находится при губернском городе Вологде. Вологда лежит почти в центре торговых оборотов по водяным путям двинского севера с волжским. Город этот составляет одно из самых древнейших поселений новгородских в заволочье. В 1553 году, когда возникли первые торговые сношения с англичанами, Вологда сделалась важным складочным местом товаров, и в ней образовались целые слободы, населенные иностранными купцами. Богатство города еще более увеличилось с открытием через него торгового пути в Сибирь. Но с перенесением в XVIII столетии новой торговой деятельности из Архангельска в Петербург из Белаго моря в Балтийское, весь северный край, все заволочье, потеряли свое прежнее торговое значение; вместе с этим упали и торговые обороты и в Вологде. Теперь же с чрезвычайным развитием торговли и промышленности во всей России, с проведением железного пути в Вологду, город этот с каждым годом все более и более стал усиливать свою отпускную и транзитную торговлю; и если б железная дорога прошла в него из Ярославля через Рыбинск, а не через Данилов и Грязовец, что нет сомнения – торговое значение Вологды скоро дошло бы до чрезвычайных размеров. Река Вологда, разделяя город на две половины, представляет по обоим берегам, почти на протяжении шести верст, великолепнейшие удобства для нагрузки: суда подходят к самому берегу, и при этом становятся в такое положение, что палуба их находится в одной горизонтальной плоскости с поверхностью набережной, с которой кладется в люк судна дощатая настилка. По ней с помощью обыкновенных тачек нагружаются в каюки и тихвинки бунты льна, кули и мешки с разным хлебом. Затем нагруженное судно, если оно назначается в Архангельск, идет не по взводному, а по сплавному судоходству, т. е. оттолкнутое от берега, повинуется силе течения, которое при благоприятных обстоятельствах спокойно доставляет его по Вологде, Сухоне и Двине, на 14-й день в Архангельск, а из Архангельска в 14 дней можно быть в Англии. Эти-то удобства вологодской пристани и водяных путей от нее к северу, дают основание предполагать, что большая часть товаров, назначаемых из Рыбинска для заграничного отпуска, вместо того, чтобы свершать им длинный и дорогой путь системами: Мариинской, Тихвинской и Вышневолоцкой, или вместо того чтоб подпадать через Бологовское железнодорожное сообщение эксплуатации николаевской железной дороги, могли бы направиться на Вологду, и чрез нее дешевейшим путем через Беломорский порт за границу. Но железная дорога, вследствие различных столкновений, в которых имели место более личные интересы, нежели потребности и нужды края, прошла в Вологду не через Рыбинск, а через Данилов и Грязовец, и то торговое движение, которое могло бы образоваться по ней с первого года ее открытия, только в настоящее время начинает пробуждаться доставкою хлеба с Волги, назначаемого на воду к Архангельску. Для этой цели в 1873 году перевезено узкоколейною ярославско-вологодскою железною дорогою – в Вологду овса, ржи и ржаной муки – до 290,000 – в 1874 году до 310,000, а в 1875 году до 500,000 пудов. Пройдет несколько лет, и хлеб пойдет этим железным путем с Волги для отправки к Архангельску через Вологду в миллионном количестве пудов. Соразмерно увеличившегося через железную дорогу подвоза хлебных товаров в Вологду увеличилось и судоходство ее к Архангельску.
В Петербург отправляется из Вологды:
Овса - 430,000 пуд.
Ячменя - 25,000 пуд.
Семени льняного - 26,000 пуд.
Ржи - 50,000 пуд.
Льна сырца - 42,000 пуд.
Кудели - 42,500 пуд.
Яиц с овсом - 35,000 пуд. *) [Яйца нагружаются в судно вместе с овсом, которым пересыпаются для сохранения их целости и свежести].
Кости - 40,000 пуд.
Тряпки - 20,000 пуд.
Всего - 710,500 пуд.
Прочий товар, как то: масло коровье, сальные свечи, бульон, клей, оленья шерсть, холст, кожа и т. п. идет отсюда не в значительном количестве, так что в общей сложности весь этот товар едва составит два груза по 13 т. каждый. Всех судов отправляется с вологодской пристани в Петербург до 75; большая часть из них каюки, вмещающие грузу от 10 –14 тыс. пудов и реже тихвинки – от 8 –10 тыс. пудов.
Сравнивая цифры, приведенные в примечании по официальным сведениям, с собранными путем личного опроса и проверки, встречаем следующую разницу.
По ведомостям дистаночных начальников отпускного товара прошло в 1874 году чрез канал – 1.121,000 пудов.

Евгений Тихомиров 06.10.2017 11:01

По сведениям, собранным от самых торговцев, в один Петербург в этот год доставлено 1.595,000 пудов, следовательно более на 474 тыс. пуд., кроме еще других грузов, сюда не включенных, как например, живая стерлядь, препровождается в Петербург с Вычегды, Двины и Сухоны в прорезных лодках, называемых живорыбными. Живорыбных лодок проходит каналом каждый год не менее двадцати. Только в 1875 году их прошло шестнадцать по случаю плохой ловли стерлядей *) [Стерлядь появилась в районе Северо-двинского бассейна в весьма недавнее время: с открытием шлюзов упраздненного Екатерининского канала она прошла в Вычегду, из которой спустилась в Двину, а отсюда поднялась в Юг и Сухону. Пойманная в первый раз рыбаками в Вычегде, стерлядь названа была водяной змеей и выброшена за негодностью обратно в воду. Потом доведали, что это хорошая рыба, но не знали, какими снастями ее ловить. Какой-то отставной солдат, рыбак с Волги, показал устройство самоловов и применил их к делу. Стерлядь пошла на самоловы в таком громадном количестве, что ее долго продавали в Усть-Сысольске по 2 коп. сер. за фунт. В 20 фун. стерлядь, это будет в аршин мерою, можно было купить за 40 коп. сер., тогда как в такую меру она стоит от 25–30 руб. сер. в Петербурге. На громадную разность в ценности стерлядей первый обратил внимание Усть-Сысольский купец Н. А. Попов и задумал заняться торговлею их посредством доставки стерлядей в живом виде в Петербург. Для этого он устроил с двойным дном прорезную лодку, в которой и начал производить перевозку стерлядей весьма удачно. Несколько экземпляров пропадало только тогда, когда лодка входила в разные воды Виртембергского канала, и в особенности в озера Кишемское и Зауломское. Выгодное дело вызвало подражателей. В настоящее время уже много кулаков, разъезжающих по Сухоне, Двине и Вычегде для скупки у рыбаков стерляди, в пятьдесят раз поднявшейся в своей ценности. За хорошую стерлядь в настоящее время нужно заплатить от 80 коп. до 1 руб. за фунт]. Также не приняты здесь в соображение товары, перевозимые на кубенках. С 1859 года жители села Кубенского и прочие прибрежные к Кубенскому озеру торгующие крестьяне начали производить весьма удачно торговлю съестными припасами с городом Белозерском, доставляя свои продукты по каналу на мелких лодках, называемых набойницами, или кубенками, поднимающих грузу от 200–500 пудов. Многие крестьяне, в обмен зернового хлеба, яблоков, овсяных круп, рыбы и прочих продуктов – нагружали свои кубенки мукою с завода купца Полежаева на Шексне, и также из Белозерска и везли ее по каналу для продажи в торговых селах и для собственного употребления. В 1859 году прошло около семидесяти набойниц; затем в следующие годы торговля посредством этих лодочек принимает весьма оживленный характер: кубенки стали ходить уже не только в Белозерск и Кириллов, но в Рыбинск и Вытегру, нагружаясь шитыми мешками для муки, сущем, капустой, огурцами, скоромным маслом, даже костью и тряпкой, и привозя обратно крупитчатую муку, пшено, чай, сахар и всякий бакалейный и даже красный товар. В настоящее время проходит до 400 штук, и они перевозят в оба конца не менее 150,000 пудов грузу.
Таким образом, приняв в соображение выведенные выше 474 т., составляющих разность против официальных цифр, присоединив до 150,000 пуд груза, перевозимого кубенками, и допустив более чем вероятную ошибку в привозном товаре на несколько сот тысяч пудов, не включая живой рыбы, получается громадная цифра, около миллиона пудов, не оплаченных пошлиною, вследствие крайне несообразного метода взимания ¾ % на устройство путей и Ладожского канала *) [Для уяснения того значения, какое имеет Виртембергская система для торговли, мы имеем возможность привести весьма любопытные цифры, выбранные нами из конторских книг одного торгового дома, о фрахте товаров с вологодской пристани в Петербург.
Доставка в Петербург одного каюка, нагруженного 13,000 пудами овса обходится:
Стоимость каюка - 600 руб.
Нагрузка его - 35 руб.
Жалованье шкиперу, или лоцману - 45 руб.
Первому коренному - 25 руб.
Второму - 22 руб.
Третьему, который нанимается только до Вытегры - 11 руб.
Содержание шкипера и коренных в Вологде, пока судно еще не готово к отправке - 10 руб.
Расходы на тягу судна:
От Вологды до Шеры - 32 руб.
От Шеры до Кубенского озера - 3 р. 50 к.
От Кубенского озера до Топорни - 21 р. 50 к.
От Топорни до Белозерска - 86 руб.
От Белозерска до Вытегры - 59 руб.
От Вытегры до Вознесенья - 12 руб.
От Вознесенья до Свирицы - 70 руб.
От Свирицы до Волхова - 22 руб.
От Волхова до Шлиссельбурга - 20 руб.
От Шлиссельбурга до Петербурга - 12 руб.
На харчи в пути шкиперу, коренным и рабочим, участвующим в тяге судна - 130 руб.
Принадлежности к каюку, как то: тес на обшивку бортов и для настилки под кладь, солома для этой же цели, рогожи - 20 руб.
На разные мелочные расходы (на чай и водку страже при шлюзах и прочие благодарности в этом роде) - 28 руб.
Ремонт такелажа (снастей, якорей, парусов) и обратный провоз его из Петербурга до Вологды - 46 руб.
Итого – 1310 руб.
Из этих денег следует вычесть 125 руб. за каюк, который не возвращается уже в Вологду, а продается в Петербурге на дрова; получится сумма 1285 руб., или 9 коп. на пуд всех расходов по доставке товара водою из Вологды в Петербург при всех препятствиях и затруднениях, встречаемых в пути, вследствие неудовлетворительного состояния Виртембергской системы, при дороговизне судов, возвысившихся в ценности в последние два года вдвое против предшествующих лет; до 1874 года платили за каюк от 300–350 руб., а в 1874 и 1875 году – уже 600 и 650 руб. и при возвышении на 25% платы судорабочим. Если предположить железную дорогу от Вологды к Петербургу по изысканию Ососова в 530 верст, то провоз овса, отнесенного по железнодорожному тарифу к третьему раз ряду (1/24 коп. с пуда и версты), обошелся бы с нагрузкою и выгрузкою по 25 коп. с пуда].
Значение Виртембергского канала таким сопоставлением определяется с очевидною и неоспоримою важностью. Одного следует добиться – это основательного исправления этого пути, год от году приходящего в более и более неудовлетворительное состояние. Вопрос об исправлении системы был поднят здешним купечеством в самый разгар железно-дорожной лихорадки, когда господствовало мнение, что так как воды в России замерзают в продолжение полугода, то не стоит обращать большое внимание и делать значительные издержки на улучшение наших водяных сообщений, а прямо приступить к замене их железными дорогами. Подобное предположение совершенно неосновательно и опровергается тем, что во 1-х, воды замерзают, напр., и в Швеции и Финляндии, но это обстоятельство, несмотря на скудость средств в этих северных странах, не помешало затратить значительные капиталы на устройство огромного Готского и Саймского каналов; кроме того, навигация на верхней Миссисипи, на больших озерах и вообще на водах Канады и северной части Соединенных Штатов точно также прекращается до 4 месяцев в году *) [Романов]; во 2-х, для России, страны по преимуществу земледельческой, собирающей наибольшую массу своих произведений только по одному разу в год, шестимесячный срок навигации весьма достаточен, чтобы успеть перевезти свои продукты к морским портам, лишь бы существующие водяные сообщения находились в исправном состоянии, способном удовлетворять всем потребностям судоходства и пароходства во весь период навигации; в 3-х, капиталы, затрачиваемые на учреждение и улучшение водяных путей представляют обыкновенно лишь малую часть тех издержек, которые требуются на сооружение железных дорог; в 4-х, водяные сообщения не составляют путей привилегированных, подобно железным дорогам, а по самому существу своему доступны всякому роду промышленности, всем классам, капиталам и состояниям, – следовательно, на меньший сравнительно с железными дорогами капитал водяные пути дают занятие и промысел наибольшей массе народа и разливают благосостояние в большой массе народонаселения; в 5-х, без улучшения водяных путей полное развитие железных дорог невозможно, перевозка же по ним малоценных продуктов становится на длинных расстояниях недоступна, а потому в этом отношении водяные пути не могут быть заменимы никакими другими искусственными сообщениями.
IV

Евгений Тихомиров 06.10.2017 11:06

В Кубенском озере плавание судов сопряжено с большими опасностями и каждогодно возрастающими затруднениями. Безлесные плоские берега озера не представляют никакой преграды действию ветров, и потому оно чрезвычайно бурно; по берегам его суда не находят никакого убежища, в случае непогоды; наконец, фарватер тянется узкою полосою по середине озера, дно которого усеяно мелями, в особенности же в восточной части, близ истока Сухоны. Чтобы отвратить последнего рода неудобство, на Рабанской Сухоне, в восьми верстах ниже истока ее, при деревне Шере, построен деревянный камерный шлюз в отводном канале, имеющем 175 сажен длины, а в самом русле Сухоны сооружен большой бейшлот, которым преграждено единственное течение реки. Вся эта постройка, получившая название Знаменитой, имеет целью удерживать воду Кубенского озера на высоком горизонте. Последствия, однако, не только не оправдали ожиданий, но, напротив, замечено, что после построения этого шлюза, вода в Сухоне и даже в самом Кубенском озере значительно упала против прежнего. Местные жители объясняют это тем, что прежде, до построения Знаменитого, мутная вода уходила из озера и, будучи подпираема водами рек Вологды и Лежи, разливалась по лугам, оставляя на них ил, и стекала потом чистою, теперь она производит осадок на дне озера. Но самый важный, не подлежащий никакому сомнению факт быстрого обмеления Кубенского озера есть, конечно, истребление прибрежных лесов, в которых прежде снег, тая постепенно, доставлял озеру и реке постоянные притоки; напротив, теперь, при быстром таянии, производит бурные потоки, обрывающие с берегов землю и камни, и заваливающее ими озерное дно. Не может ли в более продолжительное время, сообразно с нашим северным климатом, случится то же с Кубенским озером, что в поразительно короткое время случилось в Венесуэле? Там, в долине Арагуа, озеро Такаригуа, через вырубку леса на окружающих высотах и распространенное возделывание земли, менее чем в 200 лет так значительно уменьшилось, что множество прежних его островов стоят ныне холмами. Гумбольдт, посетивший это озеро в 1800 году, говорит по отношению к нему: «люди под всеми небесными широтами, рубкою леса, покрывающего горные вершины и горные склоны, подготовляют будущим поколениям двойное бедствие: недостаток в горючем материале и недостаток в воде». Это же озеро служит дальнейшим доказательством обсуждаемой нами причины. После того времени, о котором говорит Гумбольдт, политические войны в продолжение нескольких лет истребили большую часть трудолюбивого населения; тогда лес завоевал снова утраченное пространство, и озеро вновь наполнилось водою, изгнав, таким образом, плантации сахарного тростника и индиго, возникшие на его высоких краях. Так могущественно влияние лесов на общую экономию вод.
В сильные бури на Кубенском озере суда нередко срывает с якорей, садит на мель и разбивает. Во время раннего плавания, когда лед на озере еще не окончательно растает, случается, что обломки его гонит громадною сплошною массою на якорные стоянки, повреждает суда и производит иногда в них проломы. Кроме того, встречный ветер задерживает суда на Кубенском озере недели на две и более. Для избежания опасного перехода для судов через Кубенское озеро, является возможность устроить для обхода его сообщение более близким и совершенно безопасным путем: а именно реками и мелкими озерами, под названием «Токш», параллельно лежащими с Кубенским озером по левому его берегу, и во время весенней навигации изобилующими водою. Путь этот образует обходный канал, устроенный самою природою, и на него непременно следует обратить внимание, подвергнув основательному техническому исследованию. Что предположение имеет веский кредит, можно убедиться из следующего обстоятельства: некто Быченков, торгующий крестьянин Заболотско-Юковской волости, Кадниковского уезда, подал в 1871 году в кадниковское уездное земское собрание заявление о том, чтобы ему дозволили на свой собственный счет, без всякого денежного пособия от правительства или земства, единственно в видах общей пользы – устроить по Токше обводный канал. Для устройства этого сообщения, как излагает Быченков в своей записке, следует устранить весьма небольшое препятствие: правее Шелина мыса, прямо против выхода из Токши в Кубенское озеро, существует так называемая – «Копань», прорытая только для небольших лодок. Большие товарные суда проходить по этой Копани не могут, потому что русло ее узко и фарватер несколько мелок. В прежние времена Копань эту намеревались «привести в свободное судоходное состояние частные лица», и уже работали над этим предприятием, но почему-то не довели дело до конца. Быченков просил земство выхлопотать ему только право у тех владельцев, по земле которых проходит Копань, беспрепятственно заняться ее расчисткою и обещал с успехом выполнить обводный канал без больших денежных затрат. Жаль если этот проект, в осуществлении которого лежит такая решительная уверенность, останется без дальнейшего хода, чего, впрочем, ожидать возможно в силу нашей неподвижности и крайней апатии к нашим же собственным нуждам и интересам.
Кубенское озеро изобилует рыбою в значительном количестве. По исследованию Данилевского, это одно из самых рыбных озер в России. Неглубокие места, а тем более те, которые поросли водорослями и тиной, весьма скоро прогреваются солнцем, что благоприятствует развитию молодого подроста рыбы. Этому еще в большей мере содействуют затопляемые водою пространства северо-восточного берега во время весны, когда большая часть рыб, населяющих озеро, мечет икру. Невысокие леса и кустарники, заливаемые водою в весеннее время, составляют в высшей степени удобные места для метания икры щуками, окунями и различными видами из семейства сазоновидных (Cyprionoidei). Рыбы Кубенского озера, составляющие предмет рыболовного промысла, главным образом: лещ, язь, окунь, сорога, щука, нельма, самец которой называется здесь сигом, нельмушка – небольшая рыбка из сиговой породы, которая ловится в России единственно только в этом озере; затем – налим и стерлядь, появившаяся в озере лет двадцать тому и, следовательно, гораздо позже, чем в реках северо-двинской системы. По словам здешних рыбаков, стерлядь зашла сюда не из Сухоны, а появление ее в озере было делом случая: живорыбное судно, в котором доставляются живые стерляди из Двины в Петербург, при проходе через озеро разбило бурею. С тех пор стерлядь стала водиться и размножаться в Кубенском озере.

Евгений Тихомиров 06.10.2017 11:07

Лов рыбы в озере в настоящее время совершенно вольный, как и во всех значительных озерах империи. В старину же, при царях, собиралась с озера дань в казну; оно давало доход правительству. Потом, в царствование Екатерины II, лов рыбы на озере составлял временно частную собственность крестьян седа Кубенского, принадлежавшего графам Орловым. Кубенцы, пользуясь тем широким влиянием, которое имел их господин при дворе императрицы, подали просьбу, чтобы нм отдана была в собственность задворная их лужа, называемая Кубенским озером, что и было исполнено без всяких справок. В силу этого права, орловские крестьяне, разъезжая по озеру, делали большие притеснения и обиды рыбакам, не принадлежавшим к их вотчине, отнимали у них рыболовные снасти и невода, за которые брали тяжелые выкупы или налагали несообразно высокую пошлину за дозволение рыбачить. Павел Петрович, еще бывши великим князем, тронутый жалобами на разбойничество Кубенцев, ходатайствовал перед императорскою властью за обижаемых мужиков. Дело кончилось тем, что Кубенцев лишили привилегированного права над водами озера, сделали его в отношении рыбных ловлей на положении общего владения между всеми прибрежными жителями.
Рыбаки, ловящие неводами как летом, так и зимою, составляют артели и избирают из себя старосту, который и распоряжается всеми делами по артели, назначает место и время лова, продает пойманную рыбу и делит вырученные деньги поровну между всеми участвующими, из которых каждый должен принести по равному количеству сетей, для составления общего невода *) [Данилевский. Иссл. рыбол. в России].
Зимою артели состоят из 48 человек; летом они менее многочисленны. Староста артели, кроме общих распоряжений, обязан при зимнем лове проводить крылья невода через ряд прорубей посредством прогонного шеста, называемого здесь иглою и вычерпывать лед из большой проруби, в которую вытягивают невод. Для прочих видов ловли, кроме неводной, рыбаки в артели не соединяются, а ловит каждый своей семьей.
Жители деревень, расположенных вблизи северо-восточного берега озера, занимаются исключительно рыбачеством. С начала зимы, как только покроется озеро льдом, начинается неводной лов большими неводами сажень в 500 длиною и с мотнёю в 7 сажен. Места для тоней избираются по большей части неглубокие. Лов зимою производится только днем, в течение которого успевают закинуть не более как одну, или много две тони.
По вскрытии льда, озеро разливается по лугам и лесам северо-восточного берега, и рыба бросается на свежую воду метать икру. Тогда ловят ее в верши или вентеря, расставляемые по разливам в виде ломанной линии в разные стороны отверстиями: в разливах течения нет, и рыба может одинаково зайти как с одной так и с другой стороны. Так как верши эти стоят недорого, а улов при обилии рыбы, идущей метать икру, верен, то этим ловом занимаются даже и те, которые не рыбачат в другое время года. Рыба при метании икры идет в траву и кусты и трется около них; на этом основании еще способ весеннего лова, изображенный на рисунке, и называемый здесь стульниками, отыкушками или вересчанками, которые ставят по неглубоким местам в озере. Стульники – небольшие мережчатые верши, аршина в полтора длиною, которые обтыкаются или обвязываются ветками можжевельника, по-здешнему вереса. Обтыкание верш вересом делается как для того, чтоб лучше скрыть рыболовную снасть, так и для того, что рыба идет к кучам ветвей с целью тереться около них и, толпясь и ходя кругом, попадает внутрь верши через воронкообразное горло, не выпускающее рыбы обратно.
В тоже время ловят ботальницами, или ботальными мережами. Это тройная сеть сажен в 20 или несколько более длиною. Две внешние мережи – крупноячейные, а третья, внутренняя, частая. По нижней части ботальницы – грузила, по верхней – поплавки. Этою рыболовною снастью обкидываются такие места, где есть лом, подводные, коряги и пни, около которых любит тереться рыба. Затем, въехав в круг сети, бьют воду ботами или шестами, оканчивающимися поделанными на них деревянными стаканами. Рыба, напуганная шумом, бросается в ботальницу и запутывается в ней.
К Петрову дню всякое рыболовство на озере прекращается, потому что сенокосная пора, наступающая с этого времени, и затем полевые работы, отвлекают весь народ от озерного промысла. С августа месяца снова начинается рыболовство, и притом самый вредный вид его – лов молодого подроста, только вышедшего прошедшею весною. Он производится посредством частоячейных неводов, называемых мутниками, совершенно сходными с употребляемыми в Зауломском озере. Кубенские мутники до того часты, что приходится от 60 до 80 ячей на квадратный вершок, так что, по выражению рыбаков, не скоро и горох сквозь такую сеть просыплется, что буквально верно, потому что пряжа, из которой делаются мутники, довольно толста и в воде еще разбухает. Ловля мутниками на Кубенском озере, как я уже выше говорил, запрещена высочайшим повелением. Так как Кубенское озеро вообще мелко, то мутниками ловят не только у берегов, но и на средине его. Мы, плывя от Каменного монастыря, в различных местах озера наталкивались на рыбаков запрещенного лова; но при нашем приближении, неводчики торопливо и как попало выбирали мутник в лодку и дружными взмахами весел удирали прочь:
– Знает кошка, чье мясо съела! заметил при одном из таких улепетываний мой рулевой, управляющей катером.
– А что?
– Да боятся; начальство, думают, едет, заарестуют снасти, а рыбаков на притужальник, к Иисусу...
– А бывали такие случаи?
– Много раз бывало; да только все это пустое дело, никакого толку из этого не выходит.
– Что так?
– Поймают на месте, отберут мутники и сдадут их старшине на сохраненье; старшина и подписку даст, что принял; а на другой день опять мутники пойдут в дело, потому сам старшина-то рыбак, тоже этими же снастями промышляет. Или там штраф теперь двадцать пять целковых мировой судья наложит, бывало и пятьдесят, и сто – ну и соберут, а ловить – все-таки ловят, вишь – самая добычливая и выгодная ловля эта.
Приготовленный сущ из мелкой рыбной подросли сбывается по всем ярмаркам Кадниковского, Грязовецкого и Вологодского уездов, продается в значительном количестве рыбным торговцам города Вологды и идет в соседние уезды Ярославской губернии. Обыкновенный улов на пару рыбаков или один мутник в течение осени составляет до 50 пудов сухого суща; а мутников ходит по Кубенскому озеру до 400, так что круглым числом вылавливается до 20,000 пудов суща; а в продаже он 4 руб. пуд, следовательно, на 80,000 рублей. Такие размеры промысла не доедешь сторублевыми штрафами.
Насколько ловля мутниками губительна для размножения рыбы в Кубенском озере, можно убедиться из следующего расчета, сделанного по этому предмету Данилевским.
Для 20,000 пудов сухого суща потребно до 80,000 пудов сырого, потому что обыкновенно выходит из четырех пудов сырого один пуд сухого. В фунте насчитывается не самого еще мелкого суща 1650 мелких рыбок. Оказывается, что ежегодно вылавливается из Кубенского озера более тысячи миллионов рыбной подросли. Кубенские рыбаки понимают зло, причиняемое ловлею суща, но не могут, несмотря на преследование властей, каждый отдельно от него отказаться, потому что не уверены, что и все прочие последуют их примеру, иначе это значило бы только передать свои выгоды в руки других, без всякой пользы для дела. Здесь, кстати сказать, что лов суща не искони существует на Кубенском озере, а введен здесь лет шестьдесят тому назад с озера Воже, где водятся снетки и где, следовательно, частые сети необходимы. Вероятно, те из рыбаков, которые в первый раз стали употреблять мутники на Кубенском озере, полагали, что в нем не ловили снетков только потому, что сети не были довольно часты; поймав же частыми сетями, вместо снетков, молодой подрост разных рыб, они стали приготовлять его так, как приготовляются снетки с озера Воже, т. е сушить. Нельзя не удивляться, говорит Данилевский *) [Исслед. рыб. в России, том VI], как может еще выдерживать Кубенское озеро, сравнительно небольшое, такой губительный лов, в течение столь долгого времени, не оскудев совершенно. Но количество рыбы в нем значительно уменьшилось против прежнего, что уже видно из того, что самого суща стали теперь добывать несравненно меньше, нежели прежде. Уменьшение произошло, без сомнения, не от уменьшения питательных веществ, стекающих в озеро, так как в естественных условиях последнего не являлось никаких существенных перемен, – но непосредственно человек, своею алчностью в лове суща, препятствует достигать рыбному населению озера той степени плотности, которая возможна вследствие выгодных естественных условий.

Евгений Тихомиров 06.10.2017 11:08

Точно определить ценность улова на Кубенском озере весьма трудно. Если положить, что ценность улова взрослой рыбы не уступает ценности суща, то доход с озера будет определяться 160 тыс. руб. Но есть основание предполагать, что он выше этой цифры. Цена на рыбу, с устройством ярославско-вологодской железной дороги – значительно поднялась. Отсюда железною дорогою отправляется в последнее время большое количество рыбы в Москву. Окуни, язи; сорога и щука продаются на месте 3 руб. 20 коп. за пуд, лещи 4 руб. 80 коп., сиг 6 руб., нельма 10–12 рублей. Зимой цены выше.
Прибрежья Кубенского озера большею частию состоят из глизин, покрытых густою осокою. По этим глизинам разбросано множество небольших озерков, затянутых водорослями, с берегами, состоящими из трясин, поросших ситовником, хвощем и тальником. Эти побережные болотные топи и крепи есть самые угодные места для обитания кряковых уток, шилохвостей и чирков, на свободе гнездящихся тут и размножающихся. Здесь великое множество всякой водоплавающей и болотной дичи. Здесь в потных местах с мелкой кочкой, долочках и паточинах, в ржавых мочевинах, среди приземистого кустарника, ивы и можжевельника держится бекас, дупель, курохтан, коростель и погоныш, а по озерным отмелям, по иловатой грязи водяного прибоя селятся кулики всевозможнейших пород в громадном изобилии. На Кадниковском берегу озера есть болота всех родов и видов, никогда не посещаемые охотником с легавою собакою. На эти места исконного обитания дичи можно указать как на охотничье Эльдорадо. Сюда просим покорнейше гг. московских и петербургских охотников пожаловать потешиться в сласть удовольствием ружейной охоты и испытать достоинство своих собак, ружей и выносливость своих охотничьих сил: двести верст притоманных для дичи приволий, широким венцом облегающих Кубенское озеро, могут дать обильную пищу для удовлетворена охотничьей страсти. Мало этого – ступайте в обширную долину Порозовицы, в глубокую понизь Суслы, Перешны, Лача и озера Воже с системою их притоков, в это обширное русло перелетов болотных и водоплавающих птиц, в миллионном количестве переселяющихся именно этим путем из теплых стран на поморье, и острова Ледовитого океана.
Перерезав Кубанское озеро несколько наискось, мы пристали к устью речки Ельмы, впадающей в озеро при селении Новленском. Отсюда до Вологды я должен был ехать сухим путем на обывательских лошадях. В Новленском станция. Новленское выглядит маленьким городком: двухэтажные дома, чистота и опрятность на улице, щеголеватость и какой-то особый лоск в жителях. Крестьяне Новленского – или торговцы, или рыбаки, или подрядчики по земляным работам. От Новленского до села Кубенского и далее к Вологде дорога идет по грунту, заключающему в себе задатки для отличных урожаев хлебов. Местоположение открытое, живописное. Налево плещется Кубенское озеро, за ним стелются, в виде бесконечного, темного пространства хвойные леса, из которых кое-где виднеются кресты сельских церквей, а на самом озере - как бы плавает Каменный монастырь; направо голизна неоглядная, совершенно безлесное пространство, точно степь, если бы не было множества деревень с садиками яблоней около каждой. По дороге тоже чуть не на каждой версте встречаются селения, и состоят они не из крестьянских изб, крытых соломою, с висячими крыльцами и подслеповатыми окнами, как например на Шексне, а из больших, крытых тесом, богатых домов. Приятное впечатление производит опрятность и чистота в жизни крестьян здешнего края; по деревням не видно на улицах ни хламу, ни поленниц дров, ни брошенных телег и борон, как это встречаешь в селениях других местностей. Крестьяне не нахвалятся своими угодьями и плодородием земли. Почва по Кубенскому – глинозем, поля бугристые, скатистые, прорезанные речками и ручьями, бегущими в озеро. По всей дороге встречались роскошные озимовые всходы, а по склону к озеру всюду виднелись объемистые стога сена Лов рыбы в озере в настоящее время совершенно вольный, как и во всех значительных озерах империи. В старину же, при царях, собиралась с озера дань в казну; оно давало доход правительству. Потом, в царствование Екатерины II, лов рыбы на озере составлял временно частную собственность крестьян седа Кубенского, принадлежавшего графам Орловым. Кубенцы, пользуясь тем широким влиянием, которое имел их господин при дворе императрицы, подали просьбу, чтобы нм отдана была в собственность задворная их лужа, называемая Кубенским озером, что и было исполнено без всяких справок. В силу этого права, орловские крестьяне, разъезжая по озеру, делали большие притеснения и обиды рыбакам, не принадлежавшим к их вотчине, отнимали у них рыболовные снасти и невода, за которые брали тяжелые выкупы или налагали несообразно высокую пошлину за дозволение рыбачить. Павел Петрович, еще бывши великим князем, тронутый жалобами на разбойничество Кубенцев, ходатайствовал перед императорскою властью за обижаемых мужиков. Дело кончилось тем, что Кубенцев лишили привилегированного права над водами озера, сделали его в отношении рыбных ловлей на положении общего владения между всеми прибрежными жителями.
Рыбаки, ловящие неводами как летом, так и зимою, составляют артели и избирают из себя старосту, который и распоряжается всеми делами по артели, назначает место и время лова, продает пойманную рыбу и делит вырученные деньги поровну между всеми участвующими, из которых каждый должен принести по равному количеству сетей, для составления общего невода *) [Данилевский. Иссл. рыбол. в России].
Зимою артели состоят из 48 человек; летом они менее многочисленны. Староста артели, кроме общих распоряжений, обязан при зимнем лове проводить крылья невода через ряд прорубей посредством прогонного шеста, называемого здесь иглою и вычерпывать лед из большой проруби, в которую вытягивают невод. Для прочих видов ловли, кроме неводной, рыбаки в артели не соединяются, а ловит каждый своей семьей.
Жители деревень, расположенных вблизи северо-восточного берега озера, занимаются исключительно рыбачеством. С начала зимы, как только покроется озеро льдом, начинается неводной лов большими неводами сажень в 500 длиною и с мотнёю в 7 сажен. Места для тоней избираются по большей части неглубокие. Лов зимою производится только днем, в течение которого успевают закинуть не более как одну, или много две тони.

Евгений Тихомиров 06.10.2017 11:11

По вскрытии льда, озеро разливается по лугам и лесам северо-восточного берега, и рыба бросается на свежую воду метать икру. Тогда ловят ее в верши или вентеря, расставляемые по разливам в виде ломанной линии в разные стороны отверстиями: в разливах течения нет, и рыба может одинаково зайти как с одной так и с другой стороны. Так как верши эти стоят недорого, а улов при обилии рыбы, идущей метать икру, верен, то этим ловом занимаются даже и те, которые не рыбачат в другое время года. Рыба при метании икры идет в траву и кусты и трется около них; на этом основании еще способ весеннего лова, изображенный на рисунке, и называемый здесь стульниками, отыкушками или вересчанками, которые ставят по неглубоким местам в озере. Стульники – небольшие мережчатые верши, аршина в полтора длиною, которые обтыкаются или обвязываются ветками можжевельника, по-здешнему вереса. Обтыкание верш вересом делается как для того, чтоб лучше скрыть рыболовную снасть, так и для того, что рыба идет к кучам ветвей с целью тереться около них и, толпясь и ходя кругом, попадает внутрь верши через воронкообразное горло, не выпускающее рыбы обратно.
В тоже время ловят ботальницами, или ботальными мережами. Это тройная сеть сажен в 20 или несколько более длиною. Две внешние мережи – крупноячейные, а третья, внутренняя, частая. По нижней части ботальницы – грузила, по верхней – поплавки. Этою рыболовною снастью обкидываются такие места, где есть лом, подводные, коряги и пни, около которых любит тереться рыба. Затем, въехав в круг сети, бьют воду ботами или шестами, оканчивающимися поделанными на них деревянными стаканами. Рыба, напуганная шумом, бросается в ботальницу и запутывается в ней.
К Петрову дню всякое рыболовство на озере прекращается, потому что сенокосная пора, наступающая с этого времени, и затем полевые работы, отвлекают весь народ от озерного промысла. С августа месяца снова начинается рыболовство, и притом самый вредный вид его – лов молодого подроста, только вышедшего прошедшею весною. Он производится посредством частоячейных неводов, называемых мутниками, совершенно сходными с употребляемыми в Зауломском озере. Кубенские мутники до того часты, что приходится от 60 до 80 ячей на квадратный вершок, так что, по выражению рыбаков, не скоро и горох сквозь такую сеть просыплется, что буквально верно, потому что пряжа, из которой делаются мутники, довольно толста и в воде еще разбухает. Ловля мутниками на Кубенском озере, как я уже выше говорил, запрещена высочайшим повелением. Так как Кубенское озеро вообще мелко, то мутниками ловят не только у берегов, но и на средине его. Мы, плывя от Каменного монастыря, в различных местах озера наталкивались на рыбаков запрещенного лова; но при нашем приближении, неводчики торопливо и как попало выбирали мутник в лодку и дружными взмахами весел удирали прочь:
– Знает кошка, чье мясо съела! заметил при одном из таких улепетываний мой рулевой, управляющей катером.
– А что?
– Да боятся; начальство, думают, едет, заарестуют снасти, а рыбаков на притужальник, к Иисусу...
– А бывали такие случаи?
– Много раз бывало; да только все это пустое дело, никакого толку из этого не выходит.
– Что так?
– Поймают на месте, отберут мутники и сдадут их старшине на сохраненье; старшина и подписку даст, что принял; а на другой день опять мутники пойдут в дело, потому сам старшина-то рыбак, тоже этими же снастями промышляет. Или там штраф теперь двадцать пять целковых мировой судья наложит, бывало и пятьдесят, и сто – ну и соберут, а ловить – все-таки ловят, вишь – самая добычливая и выгодная ловля эта.
Приготовленный сущ из мелкой рыбной подросли сбывается по всем ярмаркам Кадниковского, Грязовецкого и Вологодского уездов, продается в значительном количестве рыбным торговцам города Вологды и идет в соседние уезды Ярославской губернии. Обыкновенный улов на пару рыбаков или один мутник в течение осени составляет до 50 пудов сухого суща; а мутников ходит по Кубенскому озеру до 400, так что круглым числом вылавливается до 20,000 пудов суща; а в продаже он 4 руб. пуд, следовательно, на 80,000 рублей. Такие размеры промысла не доедешь сторублевыми штрафами.
Насколько ловля мутниками губительна для размножения рыбы в Кубенском озере, можно убедиться из следующего расчета, сделанного по этому предмету Данилевским.
Для 20,000 пудов сухого суща потребно до 80,000 пудов сырого, потому что обыкновенно выходит из четырех пудов сырого один пуд сухого. В фунте насчитывается не самого еще мелкого суща 1650 мелких рыбок.

Евгений Тихомиров 06.10.2017 11:11

Оказывается, что ежегодно вылавливается из Кубенского озера более тысячи миллионов рыбной подросли.
Кубенские рыбаки понимают зло, причиняемое ловлею суща, но не могут, несмотря на преследование властей, каждый отдельно от него отказаться, потому что не уверены, что и все прочие последуют их примеру, иначе это значило бы только передать свои выгоды в руки других, без всякой пользы для дела. Здесь, кстати сказать, что лов суща не искони существует на Кубенском озере, а введен здесь лет шестьдесят тому назад с озера Воже, где водятся снетки и где, следовательно, частые сети необходимы. Вероятно, те из рыбаков, которые в первый раз стали употреблять мутники на Кубенском озере, полагали, что в нем не ловили снетков только потому, что сети не были довольно часты; поймав же частыми сетями, вместо снетков, молодой подрост разных рыб, они стали приготовлять его так, как приготовляются снетки с озера Воже, т. е сушить. Нельзя не удивляться, говорит Данилевский *) [Исслед. рыб. в России, том VI], как может еще выдерживать Кубенское озеро, сравнительно небольшое, такой губительный лов, в течение столь долгого времени, не оскудев совершенно. Но количество рыбы в нем значительно уменьшилось против прежнего, что уже видно из того, что самого суща стали теперь добывать несравненно меньше, нежели прежде. Уменьшение произошло, без сомнения, не от уменьшения питательных веществ, стекающих в озеро, так как в естественных условиях последнего не являлось никаких существенных перемен, – но непосредственно человек, своею алчностью в лове суща, препятствует достигать рыбному населению озера той степени плотности, которая возможна вследствие выгодных естественных условий.
Точно определить ценность улова на Кубенском озере весьма трудно. Если положить, что ценность улова взрослой рыбы не уступает ценности суща, то доход с озера будет определяться 160 тыс. руб. Но есть основание предполагать, что он выше этой цифры. Цена на рыбу, с устройством ярославско-вологодской железной дороги – значительно поднялась. Отсюда железною дорогою отправляется в последнее время большое количество рыбы в Москву. Окуни, язи; сорога и щука продаются на месте 3 руб. 20 коп. за пуд, лещи 4 руб. 80 коп., сиг 6 руб., нельма 10–12 рублей. Зимой цены выше.
Прибрежья Кубенского озера большею частию состоят из глизин, покрытых густою осокою. По этим глизинам разбросано множество небольших озерков, затянутых водорослями, с берегами, состоящими из трясин, поросших ситовником, хвощем и тальником. Эти побережные болотные топи и крепи есть самые угодные места для обитания кряковых уток, шилохвостей и чирков, на свободе гнездящихся тут и размножающихся. Здесь великое множество всякой водоплавающей и болотной дичи. Здесь в потных местах с мелкой кочкой, долочках и паточинах, в ржавых мочевинах, среди приземистого кустарника, ивы и можжевельника держится бекас, дупель, курохтан, коростель и погоныш, а по озерным отмелям, по иловатой грязи водяного прибоя селятся кулики всевозможнейших пород в громадном изобилии. На Кадниковском берегу озера есть болота всех родов и видов, никогда не посещаемые охотником с легавою собакою. На эти места исконного обитания дичи можно указать как на охотничье Эльдорадо. Сюда просим покорнейше гг. московских и петербургских охотников пожаловать потешиться в сласть удовольствием ружейной охоты и испытать достоинство своих собак, ружей и выносливость своих охотничьих сил: двести верст притоманных для дичи приволий, широким венцом облегающих Кубенское озеро, могут дать обильную пищу для удовлетворена охотничьей страсти. Мало этого – ступайте в обширную долину Порозовицы, в глубокую понизь Суслы, Перешны, Лача и озера Воже с системою их притоков, в это обширное русло перелетов болотных и водоплавающих птиц, в миллионном количестве переселяющихся именно этим путем из теплых стран на поморье, и острова Ледовитого океана.
Перерезав Кубанское озеро несколько наискось, мы пристали к устью речки Ельмы, впадающей в озеро при селении Новленском. Отсюда до Вологды я должен был ехать сухим путем на обывательских лошадях. В Новленском станция. Новленское выглядит маленьким городком: двухэтажные дома, чистота и опрятность на улице, щеголеватость и какой-то особый лоск в жителях. Крестьяне Новленского – или торговцы, или рыбаки, или подрядчики по земляным работам. От Новленского до села Кубенского и далее к Вологде дорога идет по грунту, заключающему в себе задатки для отличных урожаев хлебов. Местоположение открытое, живописное. Налево плещется Кубенское озеро, за ним стелются, в виде бесконечного, темного пространства хвойные леса, из которых кое-где виднеются кресты сельских церквей, а на самом озере - как бы плавает Каменный монастырь; направо голизна неоглядная, совершенно безлесное пространство, точно степь, если бы не было множества деревень с садиками яблоней около каждой. По дороге тоже чуть не на каждой версте встречаются селения, и состоят они не из крестьянских изб, крытых соломою, с висячими крыльцами и подслеповатыми окнами, как например на Шексне, а из больших, крытых тесом, богатых домов. Приятное впечатление производит опрятность и чистота в жизни крестьян здешнего края; по деревням не видно на улицах ни хламу, ни поленниц дров, ни брошенных телег и борон, как это встречаешь в селениях других местностей. Крестьяне не нахвалятся своими угодьями и плодородием земли. Почва по Кубенскому – глинозем, поля бугристые, скатистые, прорезанные речками и ручьями, бегущими в озеро. По всей дороге встречались роскошные озимовые всходы, а по склону к озеру всюду виднелись объемистые стога сенаЛов рыбы в озере в настоящее время совершенно вольный, как и во всех значительных озерах империи. В старину же, при царях, собиралась с озера дань в казну; оно давало доход правительству. Потом, в царствование Екатерины II, лов рыбы на озере составлял временно частную собственность крестьян седа Кубенского, принадлежавшего графам Орловым. Кубенцы, пользуясь тем широким влиянием, которое имел их господин при дворе императрицы, подали просьбу, чтобы нм отдана была в собственность задворная их лужа, называемая Кубенским озером, что и было исполнено без всяких справок. В силу этого права, орловские крестьяне, разъезжая по озеру, делали большие притеснения и обиды рыбакам, не принадлежавшим к их вотчине, отнимали у них рыболовные снасти и невода, за которые брали тяжелые выкупы или налагали несообразно высокую пошлину за дозволение рыбачить. Павел Петрович, еще бывши великим князем, тронутый жалобами на разбойничество Кубенцев, ходатайствовал перед императорскою властью за обижаемых мужиков. Дело кончилось тем, что Кубенцев лишили привилегированного права над водами озера, сделали его в отношении рыбных ловлей на положении общего владения между всеми прибрежными жителями.
Рыбаки, ловящие неводами как летом, так и зимою, составляют артели и избирают из себя старосту, который и распоряжается всеми делами по артели, назначает место и время лова, продает пойманную рыбу и делит вырученные деньги поровну между всеми участвующими, из которых каждый должен принести по равному количеству сетей, для составления общего невода *) [Данилевский. Иссл. рыбол. в России].


Текущее время: 00:02. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС