Национальная ассоциация маломерного судоходства  

Вернуться   Национальная ассоциация маломерного судоходства > Главный форум > Рабочие вопросы

Ответ
 
Опции темы
Старый 13.03.2018, 14:43   #1951
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию эти дни мы снова вспоминали верховья Алдана, чистые, словно слеза младенца

23 августа
День начинается с покупки и транспортировки топлива. Пополняем запасы продуктов, в основном тем, что в нашей системе измерений называется «деликатесами». В первую очередь, это свежий хлеб.
В Хандыге нас покидают два участника экспедиции: Иван Иванович пока ещё живёт здесь, с семьёй, готовясь к переезду «на материк». Андрей Александрович спешит в Краснодар, по неотложным делам. Самая значимая часть маршрута позади, на Амге нам предстоит не особенно интересное времяпровождение — съёмки лодок, моторов, подводных сцен и тому подобное.
Разгружаем суда, оставляя в посёлке ненужное снаряжение, кухонную утварь, лишние продукты.
Хандыгчане оказывают неоценимую помощь, предоставив не только ночлег, но и транспорт. Экономим кучу времени, успеваем подзарядить батареи для съёмочного оборудования.
Покидаем Хандыгу в одиннадцать часов. С востока наползает плотный слой облачности, но он далеко и мы надеемся успеть найти стоянку на Амге до того, как пойдёт дождь.
Вверх по Амге проходим 20 километров, не узнавая русло, по которому сплавлялись два года назад. Воды всё ещё много.
Для стоянки выбираем большую избу, в которой могут без стеснения разместиться 8-10 человек. На улице есть стол, кострище под навесом, ещё один хозяйственный навес и даже туалет.
Возможно, здесь мы проведём время, оставшееся до завершения экспедиции. 26 августа нам необходимо прибыть на так называемый «нулевой километр» — точку, где федеральная трасса «Колыма» выходит к паромной переправе, на левом берегу Алдана. А пока надо снимать, пользуясь солнцем и свободным временем.
Самое большое разочарование связано с грязной водой в реке. Для подводной съёмки необходима хотя бы двухметровая видимость, а здесь едва ли есть 30 сантиметров. Амга несёт глинистую взвесь, оттого вода временами кажется красновато-бурой.
В эти дни мы снова вспоминали верховья Алдана, чистые, словно слеза младенца. Множество мелких притоков, не говоря уже об Учуре и Тимптоне, позволяли снять всё, что запланировано, на отрезке от Томмота до Маи. Никто из нас не мог предположить, что в низовьях будет так грязно.
Теперь есть крохотная надежда на то, что Амга станет немного чище завтра-послезавтра, если в верховьях не пройдёт дождь. Кроме того, мы поищем подходящие локации для съёмки на прибрежных озёрах.
Выход на одно такое озерцо, в двух километрах от базового лагеря, в этот же вечер едва не закончился неприятностями. Часть группы попала в зыбучую трясину, из которой удалось выбраться с трудом. Вероятно, от злых духов тайги удалось откупиться наличными, и то по случайности — в пылу борьбы, из кармана Андрея Евгеньевича вылетели несколько купюр большого достоинства и остались в болоте.
Непогода в этот день обошла нас стороной, сруб отвечал стандартам пятизвёздочного отеля, на спиннинг брали окунь и щука — в общем, Амга оправдывала свой имидж курортной зоны.
За день — а это была пятница — по реке не прошло ни одной лодки. На закате временами казалось, что Амга остановилась и застыла. Вот такой он — якутский бархатный сезон, во всём своём великолепии.
Ходовая дистанция составила 60 километров.
24 августа
День начинается со странного ощущения — никто никуда не торопится. Видимо поэтому, встаём относительно рано. В избе действительно комфортно, особенно когда гаснет печь. С ней жарко.
Стены и потолок исписаны автобиографическими заметками, типа «Семён, Сайды, 98». Село Сайды смыто наводнением девять лет назад, девяносто восьмой год никогда не повторится и Семён неизвестно где. А мы, его благодарные читатели, здесь и не хотим выбираться из своих спальников. Нам тепло и уютно.
А вот на улице свежо, около пяти градусов. Вся поляна переливается отсветами росы. Солнце поднимается на абсолютно чистом горизонте, день будет идеальным. Завтракаем и собираемся в путь, вверх по Амге.
В полдень, выходим вчетвером, на одной лодке, на поиски чистой воды. С собой запас бензина и четыре комплекта подводного снаряжения. Нам нужен либо приток, либо озерцо рядом с руслом.
Река по прежнему бурого цвета. Уровень понижается, однако прозрачнее она не становится.
Проходим девятнадцать километров, вверх по Амге, до устья ручья Бала-Балы.
На высоком берегу, в устье ручья, стоит изба, небольшая и аккуратная. Как обычно, внутри запас всего необходимого, на случай непогоды, для людей терпящих бедствие: спички, крупы, консервы, сухие дрова на растопку, прошлогодняя пресса. На двери объявление для недотёп.
Рядом, в лесу, брусничный ковёр и остатки голубики, сезон которой закончился. На столе, перед срубом, недопитая бутылка водки. Хорошее место, но неудобный подъём к избушке.
Ищем выход к водоёму, берега сложные, скорее это болото, а не озеро. Принимаем решение пройти на лодке по ручью вверх. Через пять километров русло напоминает джунгли, из фильмов про американское вторжение во Вьетнам. Возвращаемся в Амгу.
Протяжённость этого крохотного, на первый взгляд, ручейка — более сотни километров. Своё начало он берёт в междуречье Алдана и Амги, в сорока километрах от села Охотский перевоз.
Тем временем, мы продолжаем подъём вверх по Амге, в поисках следующей локации. Через пять километров останавливаемся у миниатюрного озера, по правому берегу. Идти до него сто метров, по твёрдому грунту.
Длина водоёма 200 метров и он совершенно не предназначен для ныряния. Однако, ничего более подходящего поблизости нет. И мы обкатываем новое подводное снаряжение здесь.
Спустя час завершаем опыты. Подводные ружья не пригодились. Ныряльщики выпутываются из водорослей, собираемся в обратный путь. Пожалуй, это первый и последний случай погружения в данный водоём, с целью подводной охоты.
К сожалению, как часто бывает, мы не дошли до цели совсем немного. В трёх километрах выше по течению, на левом берегу, на удалении километра от Амги, расположено озеро Кута-Кюель. А в километре выше — ещё одно, озеро Кындыа. Оба длиной более километра, с удобными подходами. Идеальные точки для наших целей.
В четыре часа дня покидаем озеро и направляемся в базовый лагерь. По берегам Амги видны следы селевых потоков. Смыты даже совсем невысокие склоны, сброшены в реку вместе с деревьями и кустарником. Вот отсюда и вымывается бесконечный поток глины. Становится ясно, что чистой воды мы не дождёмся. Как говорится: не в том месте, не в то время…
за время нашего отсутствия, Виталий Владимирович не терял времени и добыл к ужину даров реки. Одна из щук стала рекордной: это самая крупная рыба, пойманная в ходе экспедиции.
День заканчивается, как и начинался: ни единого облака, тишина и сияние полной луны. Райский пейзаж.
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 13.03.2018, 14:45   #1952
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию ри человека из группы, на одной лодке, отправляются в село Мегино-Алдан, купить свеже

25 августа
Наступивший день посвящаем съёмкам на Амге. Пошли заключительные сутки нашего путешествия по рекам Якутии. Завтра группа окончательно сойдёт на берег, чтобы вернуться в Якутск на автомобиле.
Природа вновь одаривает нас отличной погодой. Завтракаем на улице, обсуждаем порядок съёмки. В работе будет задействовано несколько камер, стационарных и подвижных.
С утра успеваем успешно порыбачить, щука берёт в устьях ближайших ручейков, как выше, так и ниже базового лагеря. Также попадается окунь.
Вечером мы оставляли лодки на плаву. Спустя 12 часов они полностью на берегу. Уровень реки падает стремительно, но чище она не становится.
Попытки снять что-либо под водой безуспешны. Всё равно, что опускать камеру в жидкий бетон. В кадре лишь коричневая смесь.
Тем временем, на берегу готов обед. После длительного купания в реке, даже в гидрокостюме, запас калорий ощутимо уменьшается. Это называется «нагулять аппетит».
Меню стандартное, ограничений нет. Даже с учётом того, что в Хандыге мы оставили излишки, запас консервов всё равно избыточен. Северные реки, в этом маршруте, кормили нас бесперебойно.
Функции шеф-повара взял на себя Андрей Евгеньевич. Несложная и приятная работа у костра позволяет отдохнуть и спланировать график движения на завтра.
Провожаем уходящее солнце. Завтра оно будет совсем другим, угасая среди домов, автомобилей и людей. А здесь лишь вода, небо и тайга. И фотоаппарат, который позволяет сохранить такие волшебные мгновения.
Так закончился наш «отпуск» на Амге. Трое суток «на курорте», с песнями, соревнованиями и даже катанием по реке, за лодкой, на самодельном «бублике». Завтра уходим.
26 августа

В первой половине дня покидаем Амгу. Лодки загружены, люди готовы, за минуту до старта — снимок на память. Следующая остановка будет на левом берегу Алдана, через 20 километров.
Точка нашего финиша называется «нулевой километр». Здесь федеральная трасса «Колыма», которая почему-то считается круглогодичной, проходит по реке Алдан: зимой по льду, а летом на паромах. Весной и осенью движение останавливается. Иногда, как в июле-августе этого года, трасса «встаёт» после проливных дождей.
выходим на берег в полдень. Речная часть экспедиции завершена. Поджигаем фальшфейер.
слышим приветственный гудок буксира. С проходящего парома нас фотографируют. Следующим гудит толкач, который идёт пустым, за углем в Джебарики-Хая. У всех свои дела, а мы всё… закончили. Мимолётное ощущение пустоты.
Готовим груз к транспортировке в автомобиле. Моем, сворачиваем и упаковываем лодки. Здесь же, на берегу, готовим обед. Дождя нет, ветрено и прохладно. Наш «Урал» где-то неподалёку, но установить, где именно, нет возможности — мобильная связь между Якутском и «нулевым» есть в двух-трёх местах.
Три человека из группы, на одной лодке, отправляются в село Мегино-Алдан, купить свежего хлеба. До него шестнадцать километров, вниз по реке. Удивительным образом, выйдя на берег, мы встречаем местного жителя, которого точно также встретили здесь два года назад, когда завершали сплав по Менкюле и Томпо. Видимо, ждал…
Деревня пестрит наглядной агитацией за «партию власти», на магазинах развешаны объявления, которые жителю «материка» не понять. За два года ничего особенно не изменилось. Люди всё также улыбчивы и располагают к себе.
Тем временем, мы закупаем товары первой необходимости (среди них, конечно же, сосиски и колбаса), беседуем с мегинцами и, получив необходимые консультации, отправляемся ещё на километр вниз по течению, на АЗС. Нам нужно хотя бы 5 литров бензина, чтобы уверенно вернуться к месту стоянки.
На АЗС нас не ждут с оркестром. И вообще, никак не ждут. Проще говоря, заправка закрыта. Поблизости ни души. Надо возвращаться в центр, искать хозяев. Или рисковать, пытаясь дойти до стоянки на сухом баке. Склоняемся ко второму варианту.
Через десять километров мотор глохнет. Причаливаем к берегу, в тихой заводи, точно к охотничьей избе. Один человек остаётся у лодки, двое уходят по направлению к федеральной автодороге, искать бензин методом «голосования».
Через час топливо найдено, ещё через полчаса группа в полном составе, грузит машину, которая пришла даже раньше, чем мы предполагали. Валерий Васютин, надёжный и немногословный человек, меняет пробитое колесо на «Урале». В семь часов вечера мы крайний раз фотографируемся на берегу Алдана. Впереди Якутск. Позади три недели дорог, рек, днёвок и ночёвок. Три недели жизни. Поехали!
Далее самолёты вновь разнесли нас по разным краям станы с надеждой на будущие встречи…
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 14.03.2018, 09:32   #1953
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию ПЕРСПЕКТИВЫРАЗВИТИЯ СКОРОСТНЫХАМФИБИЙНЫХСУДОВ

И вновь к работе Андрея Владимировича Февральских
http://docplayer.ru/67433715-Dissert...skih-nauk.html
141ПЕРСПЕКТИВЫРАЗВИТИЯ СКОРОСТНЫХАМФИБИЙНЫХСУДОВ 1.1Потребность России в скоростных амфибийныхсудахСибирь и Дальний Восток –это 19 субъектов Федерации, 64% территории, 18% населе-ния, 22% валового продукта, 4 речных бассейна, 64 тыс. км внутренних водных путей [101]. Со-гласно данным Росстата(рисунок1.1), на более 2/3 территории Российской Федерации плотность населения составляет менее 0,05 человек на один квадратный километр [113].Рисунок 1.1-Плотность населения субъектов Российской Федерации на 1 января 2014 г.Это Чукотский А.О., Магаданская область, Хабаровский край, Красноярский край, Ир-кутская область, Ямало-Ненецкий А.О., Ханты-Мансийский А.О., Ненецкий А.О., Республика Ко-ми –субъекты федерации, на территорию которых приходится большая часть запасов полезных ископаемых России. Эти регионы характеризуются неравномерным распределением плотности населения, расстояниями порядка1000 км между крупными населенными пунктами, а также сложнымиклиматическими условиями, в которых строительство долговечных скоростных авто-мобильных и железных дорог экономически неоправданно либо технически нереализуемо. Ско-ростной амфибийный транспорт частично обеспечивает инфраструктурные потребности этих ре-
15гионов. Регулярные (в основном, сезонные) коммерческие пассажирские и грузовые перевозки на амфибийных судах на воздушной подушке (АСВП) с ограждением баллонетного типа уже суще-ствуют в Поволжье (Самарская, Нижегородская обл., республика Татарстан), Сибири и на Даль-нем Востоке (Красноярский край, Чукотский, Ненецкий и Ханты-Мансийском АО, республика Саха, Амурская область, Забайкальский край). Однако эти перевозки не обеспечивают в полной мере потребности перечисленных регионов в транспорте.Потребность в скоростном амфибийном речном и морском транспортеиспытывают не только жители малонаселенных территорий, но и крупные города Сибири и Дальнего Востока. Старейшие порты Восточных бассейнов (Тюменский, Омский, Новосибирский, Красноярский, Иркутский, Благовещенский, Хабаровский) характеризуются 100-процентным износом причаль-ных сооружений, а 30% водных путей с установленными габаритами обладают глубиной меньшей 1,9 метра[101]. Ощущается существенный недостаток средств на восстановление (по сути –стро-ительство с нуля) речных причальных объектов. С учетом регулярно снижающейся численности населения Дальнего Востока строительство автомобильных и железных дорог в этом регионе при-знано в целом нерентабельным, имеющиеся образцы авиационной и речной техники –устаревши-ми и непригодными к эксплуатации[85; 121].В этой связи преимуществом амфибийного транс-порта, не требующем специального обустройства мест базирования и остановочных пунктов, яв-ляется возможность причала на необорудованный берег.Обеспечение круглогодичной связанноститруднодоступны хрегионов Сибири и Крайне-го Северапреимущественно возможно посредствомсозданиятрансп ортных систем, способных перемещать грузы и пассажиров по пересеченной местности, изобилующей водными преградами. Проблема надводных переправ особенно актуальнадля Якутии, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, в связи со значительным риском для жизни пассажиров на этих переправах. Закрытие переправ пытаются компенсировать строительством мостов, однако, для си-бирских регионов, перенасыщенных реками, это бесконечный процесс. Кроме того, созданиемо-стов сопряжено с рядом технико-экономических проблем: сложными условиями строительства,искусственн
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 14.03.2018, 09:33   #1954
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию

Рассматривается применение амфибийного транспортав центральной части России в сферах туризма, городских и пригородных пассажирских перевозок[140;124]. В этом качестве амфибийный транспорт актуален также и в Санкт-Петербурге, Республике Карелия, Вологодской области, Нижегородской области, Республике Татарстан и других регионах Волго-Камского реч-ного бассейна. Врегионахс развитой транспортной инфраструктурой возможности применения амфибийной техники выходят за рамки традиционно отводимых ей специальных задач.Использование СДПП рассматриваетсятакже при исследовании проблемыобеспечения транспортной коммуникации Республики Крым с материковой частью России [41].Перегружен-ность автомобильных дорог на Юге России может быть компенсирована введением в эксплуата-цию скоростных амфибийных транспортных средств на маршрутах Ростов-на-Дону–Керчь, Ана-па –Феодосия, Анапа –Ялта, Анапа –Севастополь и Ялта –Сочи. Для производства такой техни-ки в Республике Крым могут быть задействованы Керченский судостроительный завод «Залив», Феодосийский судостроительный завод «Море», Севастопольский морской завод им. С. Орджони-кидзе и судостроительные-судоремонтные заводы «Фрегат» и «Южный Севастополь». Существует также спрос на пассажирские суда в Черноморском и Каспийском регионах для туристического и регулярного международного сообщения.Ориентировочная стоимость проекта моста через Керченский пролив в Республику Крым оценивается в3,6 млрд. рублей. Этих средств хватило бы на производство 70 единиц 48-местных СВП «Хивус» проекта А48 (с крейсерской скоростью более 100 км/ч) [114]. Аналогичная оценкаможет быть выполненаи для пригородной переправы Нижний Новгород –Бор через реку Волга, реализованной посредством строительстваканатной дороги с привлечением иностранных специа-листов. Приблизительная стоимость проекта составила950 млн. рублей, что равнялось на момент постройкидороги стоимости производства 316 скоростных амфибийных пассажирских катеров проекта «Хивус» А10 с крейсерской скоростью более 60 км/ч, ранее успешно эксплуатировавших-ся на этом маршруте, в режиме регулярных всесезонных маршрутных перевозок.В целом, при исследовании перспектив скоростных амфибийных судов в России,следует иметь ввиду, что новый вид транспорта не является абсолютной альтернативой существующим видам, а дополняет и развивает единую транспортную систему. На начальной стадии внедрения характерен большой удельный вес комбинированных перевозок, когда новая техника заполняет инфраструктурные пустоты между существующими транспортно-логистическими узлами, решая задачи и грузовых, и пассажирских перевозок. По мере становления новый вид транспорта все бо-лее самоизолируется, приобретает самостоятельный характер развития и функционирования[52].В рамках деятельности Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации [97] предложено комплексное решение транспортной проблемы территорий с резким климатом, путем создания амфибийной транспортной системы, включающей:
18-грузопассажирские экранопланы, обеспечивающие перевозки вдоль магистральных рек зимой и летом с возможностью выхода для приема пассажиров на площадки вблизи поселков;-морские грузопассажирские экранопланы и экранопланы-паромы;-самолеты с шасси на воздушной подушке (СШВП) и гидросамолеты-амфибии, обеспе-чивающие перевозки пассажиров от небольших населенных пунктов до аэропортов или гидропор-тов, площадок базирования экранопланов;-суда на воздушной подушке для доставки пассажиров гидросамолетов, экранопланов и СШВП в небольшие населенные или вахтовые поселки на расстояние до 200 км; -платформы на воздушной подушке для транспортировки –развозки грузов от гидропор-тов до площадок в глубине территории или малых рек.Рисунок 1.3–Принципиальная схема взаимной увязки транспортных потоков и амфибийного ком-плекса на основе географических преимуществ Рассматривается следующая схема интеграции амфибийной техники в существующую транспортную систему (рисунок 1.3). Пассажир прибывает поездом в пункт А или В и пересажи-вается на экраноплан. Экранопланы работают круглогодично на максимальную дальность от пункта А до пункта Б или от пункта В до пункта Г, с промежуточными остановками на береговых площадках у наиболее крупных населенных пунктов на берегах рек. Перевозки по малым боковым рекам осуществляются с использованием СВП. Доставку пассажиров Северным морским путем
19может осуществлять морской экраноплан, на локальной дистанции от пункта Б до пункта Г может быть задействован гидросамолет или самолет с шасси на воздушной подушке. Предлагаемая схема реализуется с привлечением разных видов амфибийной техники, каждый из которых решает свою транспортную задачу, сформулированную на основании экономических и технических преиму-ществ, присущих этому виду техники.Спрос на скоростные амфибийные суда подтвержден открытыми коммерческими данны-ми. В период с 1999 по 2016 г.г. судостроительная компания «Аэроход» (г. Нижний Новгород) вы-пустила более 800 единиц скоростной амфибийной техникисгибким ограждением баллонетного типаразличноговодоизмещен ия до 20 тонн, из которыхпочти все экземплярыпредназначеныдл я пассажирских перевозок, и лишь некоторые единицы –для решения специальных задач [114]. С 2003 по 2016 г.г. ООО «Амфибийная техника» (г. Нижний Новгород) поставила заказчику более 400 судов на воздушной подушке вместимостью до 12 пассажиров [95]. Фирма «Катер Пласт» (г. Нижний Новгород), специализирующаяся на производстве изделий из композитных материалов, сообщает о выпуске более 170 единиц СВП с 2001 по 2016 г.г. [96]. Известнытакже проектыско-ростных амфибийных судов, данные о количестве выпущенных единиц которыхотсутствуют в открытом доступе. Это «Ямал 730», «Гепард», СВП «Ирбис» (ОАО ЦКБ «Нептун», г. Санкт-Петербург), СВП «Стрелец», СВП «Кайман», экранолет «Буревестник-24», экраноплан «Акваг-лайд», СВП «Арктика» и др. Таким образом, по самым скромным подсчетам, потребность рынка в амфибийной технике составляет в среднем более 80 единиц в год.Анализ публикаций по вопросам эксплуатации скоростных амфибийных судовна терри-тории России приводит к следующим выводам.Наибольшим спросом среди известных проектов скоростныхамфибийныхсудов пользуются суда на воздушной подушке с гибким ограждением баллонетного типа водоизмещени-ем до 30 тонн.Существующие проекты скоростных амфибийных судов и объемы их производства не удовлетворяют в полной мере потребностиэкономики.Ско ростной амфибийный транспорт наиболее востребован в регионах Севера, Сиби-ри и Дальнего Востока.Задачи, решаемые скоростным амфибийным транспортом, выходят за пределы тра-диционной отводимой ему роли спасательного спецсредства.Скоростной амфибийныйтранспорт,подде
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 14.03.2018, 10:17   #1955
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию Руководство МЧС России специально пригласило создателей этого спасательного средства

А вот первый опыт эксплуатации ХИВУС2 в Архангельске обнадеживает. хотя вдохновил он там лишь спасателей, а чиновников министерства транспорта Архангельской области не тронул за душу, так как на пассажирских линия по-прежнему в речном крае эксплуатируются лишь автобусы порой с сомнительным уровнем комфорта и дорогостоящие в целом в эксплуатации.а просторы рек остаются чиновниками не востребованными.
Архангельские спасатели протестировали уникальное судно на воздушной подушке
01.04.17 18:41
1912 14
Руководство МЧС России специально пригласило создателей этого спасательного средства в Архангельск, чтобы испытать не имеющую аналогов в мире технику в реальных условиях моря, льдов и торосов.
В дни Международного Арктического форума, что прошел в Архангельске 29-30 марта, все желающие могли на причале морского-речного вокзала увидеть выставку пожарно-спасательной техники, что эксплуатируется в условиях Севера. Среди экспонатов был и поразивший всех Хивус-20 – судно на воздушной подушке.
Руководство МЧС России специально пригласило создателей этого спасательного средства в Архангельск, чтобы не только посмотреть новейшую разработку нижегородских судостроителей, но и дать возможность испытать не имеющую аналогов в мире (!) технику в реальных условиях. А тут и повод нашелся: журналисты попросили помочь снять сюжет с труднодоступной гидрометеостанции на острове Мудьюг.
Обычно до Мудьюга нужно добираться часа 2-3, в зависимости от выбранного маршрута. Не близок путь до острова, после которого – только Белое море. Обычно спасатели используют аэробот «Патруль» или суда на воздушной подушке «Марс» или «Хивус-10». Судно на воздушной подушке – это не большая «ватрушка», как думают многие. «Тот не СВП-шник, кто под юбку не лазил!» - шутит конструктор судна, заместитель генерального директора компании «Аэроход» (Н. Новгород) Роман Малышев. «Юбка» - это тканевая полоса, которая создает некое подобие юбки. Под нее нагнетается воздух и судно приподнимается над поверхностью, зависая в воздухе. И тут в дело вступают винты, создающие тягу. Прочность «юбки» - слабое место СВП. Порвется о торосы – вставай на прикол, чинись. Создатели Хивуса-20 это учли, и «сшили « юбку из материала нового поколения, который сохраняет эластичность на морозе и которому арктические льды – родная стихия.
Судно начинает движение плавно и как бы нехотя, но вскоре пейзаж начинает меняться очень и очень быстро. Из города мы в течение минут 40 попадаем в места, где сотовая связь уже практически не ловит, где можно увидеть голову любопытного гренландского тюленя или нерпы, где море и ледоколы ломают льды.
И вот уже впереди мачты Росморпорта и гидрометеослужбы. Хивус сбавляет ход и плавно наезжает на берег. В домике метеорологов нас ждут Людмила и Николай – супружеская пара. Которых свела далекая Арктика. Новосибирский парень и архангельская девушка познакомились в экспедиции на Крайний Север. Любовь к Арктике и общее дело свели ребят в дружную «метеосемью». На острове живут только пятеро метеорологов (трое сейчас на сессии, и хозяйство ведут Люда и Николай) да несколько работников Росморпорта. Хлеб пекут сами – какие ж магазины? Можно, конечно, сходить в д.Патракеевку за 12 км – но это для Луны, местной собачки. Пока лед у Мудьюга не растает, она может совершать такие прогулки. Но в последнее время Луна поранила лапку и предпочитает отлеживаться на весеннем солнце, греясь на крылечке…
Тем временем мы общаемся с Романом Малышевым.
- Мы давно тесно сотрудничаем с МЧС России, и спасателями уже давно используется наша наработка – проект судна на воздушной подушке А-8. Совместно с МЧС было разработано техзадание, и мы выпустили новый проект, который имеет уникальные характеристики, не имеющие аналогов в мире, - рассказывает заместитель генерального директора по флоту компании-проектировщика «Хивуса-20» Роман Малышев.
Министр МЧС России Владимир Пучков, осмотрев судно на выставке в рамках Арктического форума, порекомендовал провести опытную эксплуатацию в условиях Севера, в арктических регионах.
- Особенность судна в том, что его можно использовать как вариант пассажирский или перевозить груз, или брать дополнительный запас топлива, что позволяет иметь запас хода на 2000 км,– продолжает Малышев. - Есть гидроманипулятор и крыша-люк, позволяющие загрузить внутрь судна квадроцикл, снегоход или гидроцикл в зависимости от особенностей поисково-спасательной операции.
Новый «Хивус» (создатели называют его и «аэроход») по сравнению с предшественником – «Хивусом-10» - словно БТР рядом с легковым автомобилем. Тем не менее, Роман не считает его «прожорливым». По экономическим выкладкам, дешевле доставлять груз только автотранспортом, считает Малышев.
- Я видел ваши архангельские переправы, так вот, я делал расчеты, и уверен, что доставка людей с Кегострова, например, таким транспортом экономически дешевле, чем это практикуется в Архангельске сегодня, - уверен он.
Спасатель Архангельского Арктического комплексного аварийно-спасательного центра МЧС России Андрей Пузанков многие годы водил «десятку». Речь, конечно, не о машине ВАЗ-2110, а о «Хивусе-10». Потому и отправился на роль первого эксперта по ходовым качествам. Андрей высоко оценил возможности аэрохода.
- Суда на воздушной подушке хороши в первую очередь тем. Что они не зависят от глубины и способны двигаться как по воде, так и по льду и снегу. Таким образом, можно очень сократить путь и время прибытия на место спасательной операции. Судно хорошо проходит через торосы, преодолевает препятствия более метра. В нем достаточно места внутри, хорошая грузоподъемность, в нем тепло, бесшумно и комфортно.
- Арктика – это прежде всего огромные расстояния. Как оцените дальность хода?
- Производители учли это и укомплектовали судно дополнительными съемными баками для топлива. Можно увеличить запас хода до 2000 км и даже более. Такое судно нам бы очень было полезно. Ведь нам очень важна техника, способная преодолевать торосы на судовом ходу.
На обратном пути Хивус разогнали по беломорскому льду и плавно, без шума и пыли» вышли на открытую воду. Плавающие в ней льдины «Хивус-20» как будто не замечает. Не заметил он и торосистой кромки льда, плавно без тряски «выскочив» на лед. Цифры спидометра показывали 107 км/час. Долгий маршрут, на который были настроены мы с телевизионщиками, занял от острова Мудьюг до Центральной спасательной станции в Архангельске ровно 30 минут. Арктика оказалась ближе, чем мы думали до этого.
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 14.03.2018, 13:28   #1956
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию Опасна и непредсказуема осенняя Конда, река в ХМАО. Отмели, водовороты, высоченные ос

И вновь еще одно описание речного не большого путешествия по притоку Оби Иртышу и притоку Иртыша реке Конда.
http://www.forum.motolodka.ru/read.p...17022&i=117022
Трое на плоту, не считая двух собак
Опасна и непредсказуема осенняя Конда, река в ХМАО. Отмели, водовороты, высоченные осыпающиеся берега – все это ерунда по сравнению с главной опасностью: всю территорию и «акваторию» поделили ханты и манси. Всерьез охраняют местные жители свои промысловые угодья. И нет тут никаких законов, кроме закона тайги. А мы – чужаки на плоту, да еще и с красным флагом. Такое началось! С одного берега по нам палят жестокие ханты, а с другого - ревнивые манси. Наши патроны быстро кончаются. Ужас!
… Приснится же…! Да еще и вначале пути…
О плот!
Еще прошлой зимой появилась мечта организовать путешествие на плоту по Северной Сосьве – тоже реке в ХМАО. У генератора идеи – Александра - золотые руки и инженерное мышление. Начиная с февраля, он занялся постройкой плота. Мы с Антоном сначала поддерживали Саню морально, давая бесполезные советы, а через некоторое время, когда проявились ростки совести, подключились к работе. Каждый вечер втроем пропадали в Сашкином гараже. Сверлили, варили, резали, красили и т.д. И вот, спустя полгода, плот готов. И мы готовы. Кстати о нас: Артем, Антон, Александр. Имена у всех начинаются с буквы «А». Лучше не придумаешь – «ААА» – как элемент питания, только заряд неиссякаемый.
Название
Согласен, название плота – тема незначительная, но не в нашем случае. Идея построить плот пришла одновременно с названием «Небздящий», что в переводе со сленга обозначает «храбрый, смелый, не испытывающий дискомфорта в животе при опасных ситуациях».
Короче говоря, незадолго до нашего круиза, из Тюмени же, стартовал большой плот с названием «Небздящий». Обидно! Но ничего не поделаешь. Решили искать новое имя нашему судну. Вариантов было много, но в итоге ни один не подошел. Поэтому поехали без названия. Хотя в пути как мы только свой плот не называли…
Начало пути
Мечтали мы о диких местах Северной Сосьвы. Хотели пройти от Тапсуя до Игрима. Говорят, рыбалка там волшебная, а дичи – море. Но против природы не попрешь. Лето было жарким, а осень дождливая. Все подходы к Сосьве пересохли, а мосты размыло. Облом!
В принципе, сильно никто не расстроился. Мы, изначально предвидя проблемы и доверяя советам друзей, продумали запасной маршрут. И… понеслась душа в Урай. А точнее, от Урая - Ханты-Мансийска по Конде.
День первый
15 часов в кабине «газели» – это круто! Мы, конечно, пытались поспать, но тщетно. Ноги не вытянуть, голову не закинуть, не развернуться. А еще российские дороги, которые по-прежнему можно не комментировать. Нелегкий путь скрашивали шахматы, гитара, коньяк и автомобильный телевизор.
Сева – наш друг и водитель - привез нас на берег Конды уже под вечер. Уставших, не спавших. И вот те раз! Дождь! Промокли, как сосьвинские селедки, пока перетаскивали из кузова полторы тонны вещей: плот, мотор, два типа горючего (для двигателя и для души), еду, печку, инструменты, генератор и многое другое.
Вещи выложили, Сева уехал. И мы остались без крыши и тепла. А дождик все нарастал. Собрав остатки воли в кулак, начали собирать плот прямо под дождем.
Времени – за полночь. Ни черта не видно. Налобные фонарики еле мерцают. Помучились маленько и собрали кабину плота прямо на берегу. Установили печь. Дело за малым – срочно нужны сухие дрова. На берегу реки в дождь найти сушину – огромная проблема, но мы же «ААА»! Справились. Затопили печь в прямом и переносном смысле. Часа через два дрова, просушенные газовой горелкой, вспыхнули. Стало тепло, и мы вырубились, утомленные поездкой, дождем и мыслями о предстоящей сборке плота.
Урай
Дождь задержал в этом небольшом городке на целых двое суток. Но ни один из нас об этом не пожалел. Сам по себе городок – так себе: 40 тысяч человек. Неухоженная набережная, типовые пятиэтажки, разбавленные коттеджами и бараками, – все, что я успел разглядеть. Но главная достопримечательность – люди. И это не высокопарные слова, а чистая правда.
Все началось с того, что ночью у нас смыло в реку баллон. Проблема более чем серьезная: на двух баллонах ехать очень опасно. Грузом может продавить палубу. И все – прощай поездка. Недалеко от нас на берегу припарковался пассажирский паром, перевозивший жителей с одного берега на другой. Я обратился к команде и рассказал о нашей горестной потере. Капитан катера посоветовал срочно звонить в МЧС и вызывать на помощь надзорные катера. Эту идею мы отмели моментально, так как ни документов на судно, ни номеров, ни разрешений у нас не было. И поиски баллона закончились бы большим скандалом.
Поблагодарив речника за глобальный совет, я зашагал обратно. Несколько часов мы анализировали ситуацию и решали, можно ли собрать судно, не используя средний баллон. И вдруг, как говорит М. Задорнов «Наберите побольше воздуха в грудь…», со стороны реки раздался громкий гудок. Ребята с катера звали нас, махая пропавшим баллоном. Они специально спустились вниз по течению, нашли и привезли нам драгоценную пропажу. Да еще и обиделись, когда мы предложили им награду.
Вообще, урайцы не только проявляли любопытство. В большей степени они окружили нас – туристов из Тюмени - заботой. Да-да! Именно заботой. Каждый пытался чем-либо помочь. Один притащил недостающий инструмент (безвозмездно), другой предложил сухих дров, симпатичная девушка принесла еду для наших собак, остальные просто вдохновляли и поднимали настроение дельными советами, шутками, вниманием. Особенно запомнились мне пожилая женщина с внучкой. Ранним утром они пришли к нам с огромным пакетом, в котором лежал различный корм для для наших собак. Женщина рассказала, что на днях она с внучкой похоронила любимую кошку, которую разорвали местные собаки. Кто поймет русскую душу?!
Спасибо вам добрые друзья - урайцы! Возможно, спустя годы, перееду к вам на перевоспитание.
Отчалили
Утром 13 сентября мы доделали плот и встали на воду. Невозможно описать нашу радость! Мы так долго и упорно к этому шли.
Медленно и чинно проплыли свозь Урай. Народ доволен. Все радуются и машут трем гордо стоящим на палубе путешественникам. А мы прощаемся с полюбившимся и, одновременно, несколько опостылевшим городком.
Конструкция
Постараюсь подробно описать конструкцию нашего мини-корабля. Я бы назвал его речным джипом. Он гораздо вместительней и грузоподъёмней легковушки, но и до грузовика не дотягивает.
Итак, наш речной джип – это три накачанных баллона, длиной почти 8 метров, крепко-накрепко скрепленных продольными трубами (стрингерами) и поперечными ребрами (шпангоутами); палуба, закрытая 10 мм фанерой; борта, сделанные бруса из досок. Металлический каркас каюты закрыт фанерой, окна - тонким оргстеклом. Крыша – один большой лист поликарбоната. Каюта уютная и теплая благодаря печке. А печная труба делает наш плот похожим на пароход. Кроме того, в каюте расположены стол, две двухъярусных кровати и руль.
Остальное пространство использовалось под складирование еды, вещей и дров. Честно говоря, было довольно уютно. С нами не смог поехать наш четвертый участник Володя, но даже он не нарушил бы комфорта пребывания на плоту – места бы вполне хватило.
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 14.03.2018, 13:29   #1957
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию Конда - очень оживленная река. Нередко мы останавливались в поселках, чтобы пополнить

А вокруг красота!
Даже моросящий дождь не испортил картины. Реку осенью можно сравнить только с рекой осенью. Я понимаю, почему чайки так кричат. Они не могут выразить своих чувств. Летают, любуются природой и орут от счастья. Глядя на красоты осенней Конды, я тоже, на какой-то миг, захотел стать чайкой.
Вокруг - бесконечный лес, в который осень вплела миллионы оттенков. Пышные облака, как в небесном калейдоскопе, преображаются в причудливые фигуры. Даже коряга, торчащая из воды, радует глаз.
А запах! Кто был в тайге – знает этот запах хвои и сена, перемешанный с запахом…. Не хватает фантазии описать. Просто гамма чувств!
Грибники
Несколько дней мы плыли практически без остановок, чтобы выкроить день для прогулки по лесу. Грибов в этом году очень много. Ровно за 10 минут собрали пятилитровую банку отборных маслят. Если бы не выбирали маленькие грибочки – набрали бы мешок. Хотя, откровенно говоря, мы сошли на берег поохотиться, а не «за грибами». Охоту нам обломал лось. Точнее, лосиха…
Идем втроем по тайге. Лайка Варта шныряет вокруг нас в радиусе 200-300 метров. Мы не спеша двигаемся, ищем следы, слушаем лес и собаку. Если залаяла, значит, где-то кто-то есть. Возможно, глухарь или тетерев.
Вот так мы шли и шли километра четыре. Собака молчит, следов – ноль, тишина и покой. А лес все глуше и мрачней. Все - как в книгах Стивена Кинга. И вдруг… дорогу нам перебегает лосиха. Чтобы понять, что это девочка, а не мальчик, не нужно сильно вглядываться. Размер животного и отсутствие рогов в начале осени – главный признак полового различия.
Целую секунду нас разделяли не более 20 метров. Если бы в ружьях были пули, а не дробь, у нас был бы шанс добыть 200 кг свежего мяска. Но лес этот абсолютно не лосиный по многим показателям. Да и мы не подготовились к встрече с крупным рогатым. Для проформы пробежались маленько за «добычей». И что толку – лосик-то уже далеко!
Всю дорогу обратно громогласно сокрушались по поводу своих охотничьих навыков и собачьего нюха.
Добыча
Много раз охотился на глухаря в лесу. Увидишь или услышишь птицу на дереве, а потом медленно крадешься и добываешь. На берегу совсем по-другому. Выходят глухарики стаями на берег и клюют мелкие камушки, которые необходимы им для пищеварения. А услышав опасный звук, птицы замирают и становятся неподвижными. Такую картину я увидел впервые. Можно подумать, что местные жители выставили чучела глухарей на берег для красоты. Внезапно чучела зашевелились и разлетелись кто куда. Но, к нашей радости разлетелись не все, и я приготовил свой фирменный плов из глухаря.
Забегая вперед, скажу, что еще мы добыли утку, из которой получился отличный борщ.
Больше добычи не было.
Рыбалка
Если бы мы уделяли внимание рыбалке – наловили бы тонну рыбы. Но времени катастрофически не хватало.
Благодаря японскому 25-сильному мотору мы двигались со скоростью 9-10 км в час (5 узлов). Ежедневно мы старались проходить 80-90 километров, поскольку в назначенный день нас будет ждать водитель Сева в Ханты-Мансийске. Туман, дождь и ветер частенько вмешивались в наши планы, поэтому мы старались не задерживаться.
Несмотря ни на что, на уху мы все-таки наловили. А еще и местные жители неоднократно угощали нас окунем, щукой и даже стрелядкой. Только не рассказывайте рыбнадзору.
Чайник
В самом начале пути на дне нашего старого чайника образовалась дыра. Вода быстрее вытекала, чем закипала. Чтобы залатать дыру, нужен специальный инструмент, а на корабле его не было, поэтому горячий чай и кофе стал для нас деликатесом. На прохладной реке отсутствие чайника смерти подобно. Воду приходилось кипятить в кружке. Вот так и промучились до поселка Кондинского.
Недалеко от вышеупомянутого поселения мы позаимствовали чайник в охотничьем домике. Не подумайте о нас плохо. Сначала мы убедились, что чайник в домике не один. Взамен оставили горсть новых патронов и свой старый чайник.
Очень надеюсь, что мой рассказ дойдет до хозяина того охотничьего домика и мы сможем связаться. С радостью вернем ему новый чайник. Ведь, по сути, он сохранил нам здоровье.
Таежные поселки
Конда - очень оживленная река. Нередко мы останавливались в поселках, чтобы пополнить запасы хлеба и других свежих продуктов. Половинка, Луговой, Междуреченский, Кондинское, Болчары, Алтай, Выкатной, Тюли, Базьяны - вот неполный перечень поселений, в которых мы делали остановки. Все перечисленные поселки можно описать в общем: деревянные домики, почерневшие от времени и погоды, меньше десятка коттеджей из красного кирпича, сельская школа со спортивной площадкой, сравнимой с полосой препятствий у ВДВшников, несколько магазинов, обшарпанная почта и единственный светофор, мигающий желтым светом. Да! И, извините за выражение: «конские» цены! В магазинах все очень дорого, несмотря на то, что нефтяников и газовиков проживает гораздо меньше, чем обычных жителей с окладом в 12 000 рублей. Я спрашивал у местных.
Гринпис, ау!
Жители севера нас предупредили, что даже до Конды добралась цивилизация и пить воду из реки нельзя. Некоторые храбрые скептики возразили и порекомендовали просто получше воду кипятить. Но неприятен сам факт того, что люди загадили даже северные реки, на берегах которых вообще нет никаких производств.
А леса?! Таежники знают, что пластиковая бутылка в лесу – на вес золота. Из неё можно изготовить столько приспособлений, сколько не знает передача «Очумелые ручки». Но главное предназначение бутылки – хранение воды. И снова неприятный факт – леса завалены пластиковой тарой и другим хламом.
Друзья, неужели фильмы про апокалипсис окажутся правдой?! Тогда по сценарию Земля, устав он неблагодарных жителей, смоет с себя нечистоты к чертовой матери и будет жить в свое удовольствие, источая кислород.
Ханты-Мансийск
Через 11 дней пути мы благополучно добрались до Ханты-Мансийска.
На радостях за шесть часов разобрали плот и перетаскали плот на высокий берег набережной.
Потом мы молча сидели у костра, пока ждали водителя. Каждый думал о своем, но всем было одинаково грустно осознавать, что путь пройден.
«Прощай Конда, увидимся с тобой…»
В итоге мы прошли более 700 км по Конде и около 100 км по Иртышу. Было сложно, иногда – очень сложно. Только сборка и разборка нашего речного джипа забирала много сил и энергии. Но я ни о чем не жалею, ведь, пройдя этот маршрут, я увидел, насколько огромна планета и разнообразна природа, какие бывают люди, сколько в мире того, что мы могли бы не увидеть никогда. Никогда!
Я счастлив, что испытал себя, в очередной раз ощутил красоту России, и еще узнал, насколько сильно привязан к Тюмени – моему любимому городу.
.
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 15.03.2018, 09:06   #1958
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию о Иртышу и Оби на север к Карскому морю на «МАХ-4»

Интересно читать отчеты о речных путешествиях отпутешественников былых ле конца двадцатого века.
Отличаются они от описаний путешествий нынешних более всего акцентами, духом другим. Дух был иной у тех отважных ребят......
Как пишет автор: "Поет душа......Движение на реке все интенсивнее. Вверх идет лес, горючее. Вниз — техника, трубы, трубы. Чувствуется— река работает на нефтеносную Тюмень. Только бы человек платил ей добром... ."
Что же пройдемся вместе с теми замечательными неуемными ребятам по Иртышу и Оби.
http://www.barque.ru/stories/1979/ir...ob_to_kara_sea
По Иртышу и Оби на север к Карскому морю на «МАХ-4» Год: 1979. Номер журнала «Катера и Яхты»: 81 (Все статьи) 0
Продолжаем публикацию путевых заметок мастера спорта Евгения Павловича Смургиса — охотника-промысловика из пос. Глубинное Приморского края, который каждым летом, когда охота закрыта, превращается в туриста-водника. Он осуществляет многоэтапное плавание через всю страну на весельной лодке «МАХ-4».
Сейчас — летом 1979 г. — «МАХ-4» уже идет по Енисею на юг, а нам предстоит вернуться на пару лет назад — к тому времени, когда еще только предстоял бросок по Иртышу и Оби на Север — к Карскому морю, к Ледовитому океану. Последний из очерков Е. П. Смургиса «МАХ-4» снова в пути (Кустанай — Тобольск), напечатанный в №66, как раз и кончался словами: «Впереди выход в заполярные воды».
I. На Иртыше: Тобольск — Ханты-Мансийск
Да, где только не бывал «МАХ-4», но высоко на север не забирался! Собственно, севернее Онежского озера я не плавал. А теперь, чтобы попасть в бассейн Енисея, предстоит поход в Заполярье с выходом в Обскую губу, а затем и в Карское море. Наверняка, это плавание будет опаснее всех совершенных ранее, а потому необходима особо тщательная подготовка. Стихия тут суровая, шутки плохи! Северная часть Обской губы и Карское море бывают свободны ото льда лишь в течение очень короткого промежутка времени. Необходимо, во-первых, точно угадать это время, а во-вторых, не менее точно рассчитать график плавания, чтобы суметь выйти в губу в намеченное время.
Лодка «МАХ-4» у берега
Лодка «МАХ-4» у берега В Москве, в Географическом обществе и в Гидрометеоцентре помогли: начальник лаборатории прогнозов Алексей Дмитриевич Чистяков и старший научный сотрудник Нина Евгеньевна Минакова дали исчерпывающую информацию. Главный итог их рекомендаций: в районе поселка Тамбей на Ямале мне нужно быть в середине июля. Развернув карту, «раскручиваю» маршрут в обратном порядке — с севера на юг — и рассчитываю дату старта из Тобольска.
А дальше начинаются «сюрпризы» — один за другим!
Вообще-то болею я крайне редко, а тут болезнь отодвинула время отъезда в Тобольск. Только 25 июня я оказался на тобольской спасательной станции. И только вздохнул было облегченно: лодка и снаряжение в сохранности, ремонт требуется совсем небольшой,— как последовало новое осложнение. Чтобы ликвидировать последствия недолеченной в спешке болезни, пришлось подчиниться категорическому требованию врачей, которые с подозрительным единодушием заявили: никаких разговоров о «походнон-амбулаторном лечении, стационарно — в хирургическое отделение — и, в лучшем случае, на неделю. Вот оно: поспешишь — людей насмешишь. Вот и сел на мель. Пришлось лечиться.
Тем временем — третий удар. Верно же говорят, беда не приходит одна! Узнаю, что' напарник-то мой принять участие в плавании не может...
Что делать? Состояние — хуже не придумаешь. Случайного человека в лодку не посадишь. Снова и снова оцениваю возможность плавания в одиночку, хотя, подчеркнем, в принципе — я не из чичестеров.
Ворошу в памяти даты и эпизоды одиночного плавания 1971 г. от Волгограда по Волге и Каспию до Гурьева.
Прикидываю. До губы 1700 км вниз по течению. Пожалуй, по 100 км в сутки проходить смогу, так что опоздание окажется небольшим. Губой предстоит идти 600—700 км и морем до Енисея еще 400. Если погода будет благоприятствовать, а запас сюрпризов судьбы уже исчерпан, то успеть можно. Принимаю решение: плыть!
12 июля решительно забираю вещи, покидаю надоевший номер 29 гостеприимного отеля «Сибирь». Целый день уходит на снаряжение лодки и закупку продуктов. Как ни тороплюсь, отплыть удается лишь на ночь глядя — в 21.30.
Вечер выдался тихий. С первыми гребками отдаляются все огорчения предыдущих дней. Гребется легко. Наскучились руки по веслам!
Река широкая, в тиши глянцем покрытая. Засыпает природа. И по-особому остро начинаешь ощущать могучие силы, размах, величавость Сибири. В сгущающихся сумерках проступают очертания старых крепостных стен, проплывают купола собора Тобольского кремля. Все это как-то очень органично вписалось в силуэт берега, прилепилось к крутому яру и в то же время мощно господствует над местностью, наводя на мысли о пахнущей порохом истории покорения Сибири, походах Ермака.
Поет душа. Но сейчас важно «вожжи» придержать: нужно втягиваться в работу постепенно. До Хантов как раз хватит!
За кормой исчезли огни причалов. Никаких судов нет. Пускаю лодку сплавом и зажигаю белый огонь. Любопытно: стоит оставить лодку без присмотра, как ее обязательно прибивает к берегу. Рассвело, когда очнулся от дремоты второй раз. Только начало третьего, а видимость хорошая. На берегу, прямо надо мной,— километровый указатель. До устья Иртыша ровно 600 км. Значит, за ночь проплыл 45. Берега мало интересны, мелкий лес и кустарник. Справа тянутся невысокие обрывы.
К полудню начинает печь солнце. Вспоминается зной Каспия. Приходится натягивать рубашку, ибо только ожогов мне не хватает!
Медленно догоняет лодку буксир, волочит кран и две баржи. Как всегда в таких случаях, команда разглядывает меня в бинокль. Мы тоже не лыком шиты: я тоже достаю бинокль и демонстративно рассматриваю ничем не примечательный караван. Идем «вместе». Расстояние между указателями километров — от столба до столба — 5 км; проплываем его за 31—33 минуты. Ну что ж, меня такой ход устраивает. Переговариваемся, знакомимся. Экипаж — молодые парни. Капитан объясняет, как спрямить путь. На прощание «оставляет» мне протяжный, со значением, гудок.
Движение на реке все интенсивнее. Вверх идет лес, горючее. Вниз — техника, трубы, трубы. Чувствуется— река работает на нефтеносную Тюмень. Только бы человек платил ей добром...
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 15.03.2018, 09:07   #1959
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию

14 июля. Ноль часов. Температура воздуха 11°, воды — 21°. Едва начало светлеть небо, реку стал заволакивать туман. В 3. 00 видимость не более 10 м, через час — еще хуже. И вот уже вообще ничего не видно. Ориентируюсь по течению. Стали попадаться караваны судов, стоящих посередине реки. Обошел и «свой» буксир. Команда на нем спит. Появилась озорная мысль: пока они будут дожидаться видимости, уплыть подальше. Вот будут удивляться при новой встрече! Предвкушая веселье, гребу чуть быстрее, чем надо, и, естественно, излишняя лихость сразу же оказывается вознагражденной: налетаю на неожиданно вынырнувший из мглы ствол дерева.
«МАХ-4» в гостях. На обстановочном посту мыса Ямсаль Результат: проломан верх носовой доски. Ну что ж, все справедливо. Не уверен — не обгоняй!
Да, вслепую плыть опасно. Бросаю якорь. Отдыхаю.
Туман стал рассеиваться только в восьмом часу. А после полудня задул плотный встречный ветер, который портил затем мне настроение много дней подряд.
Зашел в Алымкан. Это значит, что за кормой осталось уже 195 км. Суточная скорость продвижения получается неплохой — даже больше «расчетной».
Внимание привлек небольшой домик, в палисаднике — множество цветов, кусты смородины. Решил спросить молока и яиц, в результате получил две банки свежего варенья и отвел душу разговором с интересным человеком. Подошел хозяин — Петр Федосеевич. Высокий, худощавый. Лет, с виду, не больше чем на 60. Оказывается, 73 года. Участник обеих войн, имеет немало наград («Гитлера гнал три тысячи километров, так что дошел до самого Берлина!»). Оказалось, несмотря на возраст, зимой еще промышляет охотой.
Спрашиваю, как промысел? Качает головой:
— Люди пришли в тайгу, машины. Зверь и зверек бежит от них в глушь. До пенсии работал много, да пушнина стоила гроши. Сейчас закупочные цены хорошие, но зверя нет...
Бывалого человека мой маршрут ничуть не удивил:
— Был помоложе — сам ходил на веслах. Поднимался вверх по Оби на 200 верст. До Хантов втроем обычно спускались за трое суток (это 450 км!). Гребли днем и ночью, меняясь. Бывало, как сильный ветер— бечевой тащили. А что ж ты-то один идешь?
оказывается, ходили они вниз кедровать.
— Да, хороши в тех местах были кедрачи. Сейчас-то не знаю. Рубят ведь. Такую дароносицу — кедр рубят! Была бы моя воля, запретил бы я это дерево пальцем трогать.

— Ну, а рыба как? — спрашиваю.

— Мало стало рыбы...
15 июля. Холодно. Грести приходится с трудом. Чуть перестанешь — несет против течения. Гребу по нескольку часов, пока не оказываюсь у подветренного берега, здесь немного отдыхаю, пока лодка медленно, но верно, сплавляется.
Селения попадаются редко. Над низкими черными домами возвышаются каменные церкви. Вот ведь: ни ухода за ними, ни присмотра (уж точно, что не состоят под охраной государства!), а все стоят. Смотришь на каменные стены и волей-неволей размышляешь. Как все-таки могущественна была религия — церковная сила. В самых глухих, труднодоступных уголках по всей великой Руси возводила она свои храмы, стараясь несокрушимым величием их показать темным людишкам непоколебимость веры и то, пожалуй, что они не забыты хоть кем-то...
Ветер не прекращается. Работаю без расслабления. Начинают болеть запястья и бицепсы.
Смеркалось, когда наплыл на двух зайчиков. Щипали траву на косе у самой кромки воды. Крупные и явно непуганные. Только когда приблизился совсем близко, убежали в ивняк. Пошел моросящий дождь. Залез в свою пленочную «каюту» и заснул. Очнулся около 17. Все тот же устойчивый северо-западный ветер. Удивительно, дует не стихая ни к вечеру, ни утром. Приходится все время искать укрытия то под левым, то под правым берегом. Временами ветер такой, что буи стоят выше якорей по течению. На отдельных поворотах расстояние приходится отвоевывать десятками сантиметров.
Пробовал бурлачить, но сильно вязнут ноги. Здесь ил. Это не волжские берега, где плотный утрамбованный песок и идти — одно удовольствие.
Впереди на правом берегу вижу яркие пятна палаток. Над ними на кривом древке огромный флаг. Такое нагородить могут только веселые туристы! Чтобы познакомиться, пересекаю Иртыш по крутой волне. Точно: три семьи из Свердловска. Коллектив довольно молодой и жизнерадостный. Есть и совсем юные туристки — 7-летняя Лена и 10-летняя Оля. Не меньше задора и оптимизма у двух собачек, которые носятся по берегу. Все только что возвратились с грибной охоты. Довольны: набрали целые корзины. Угощают.
Плыву дальше. Проходя мимо Демьянска и наблюдая разгрузку барж, как-то машинально отмечаю, что нигде у селений не видел оборудованных причалов. Река здесь — единственная дорога. И весь груз разгружается на берег куда попало. Многое же приходит в негодность, надо думать — немалые средства вылетают на ветер. Угнетает сильный запах нефти.
К вечеру северная часть небосклона очистилась. Огненные лучи заходящего солнца отражаются в причудливом скоплении облаков. Прямо — видение из сказки! В зареве, словно в отблеске пожарища, проплывают над рекою деревянные избы неведомого селения. Крыши всех домов увенчаны радио- и телеантеннами.
17 июля. Прогулки вниз по течению явно не получается. Такого еще встречать никогда не приходилось: пятые сутки — сильнейший ветер, при котором гораздо легче идти против течения!
В полдень попался все-таки более-менее длинный звщищенный от ветра участок. Пускаю лодку, отдыхаю. За день — ничего примечательного. С утра дождь — временами, а с полудня — без перерыва: вот и все разнообразие. Натянул рыбацкий костюм, продолжаю бороться за километры.
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Старый 15.03.2018, 09:09   #1960
Евгений Тихомиров
 
Аватар для Евгений Тихомиров
 
Адрес: Москва
Сообщений: 2,716
Судоходный статус: катер МСП-111)
По умолчанию

18 июля. Дождь не прекращается. В полночь воздух — 10°, вода — 18°. Судов заметно меньше. Если что и попадается, то в основном — малый флот. Плохая видимость заставляет часто отстаиваться. На рассвете решаю отдать якорь, чтобы отдохнуть. Хотел немножко расслабиться, просто полежать, но усталость взяла свое — мгновенно заснул. Мощный гудок заставил выскочить из-под пленки. Мимо проходит огромный теплоход. Фарватер чист, значит гудят мне. Все чаще приветствуют «МАХ-4» гудками проплывающие суда, нас уже знают! Очень хочется юркнуть в еще теплый мешок, но до цели еще так далеко, а времени в запасе нет. Заставляю себя напялить робу и сесть за весла.
Ветер пригибает береговой кустарник к земле. Сила его такова, что он гудит в горлышке пустой бутылки, стоящей на дне лодки. Хочешь — не хочешь, начинаешь чертыхаться в адрес распорядителя стихий!
Остановился в большом поселке Сибирском, приткнувшись рядом с загружаемым катером. Разговорились. О том, о сем, о рыбе. Тут мне и довелось от капитана катера услышать удивительную — непостижимую — историю о подсланевых водах:
— Всю отработку с двигателя откачивать в реку настрого запрещено, все опломбировано. Нужно идти на станцию, там отходы откачают, а капитану выдадут справку. И все-таки есть такие, которые, пользуясь всеми ухищрениями, откачиваются в реку. Да и что такое пломба при нынешнем-то развитии техники? Если совести нет — не поможет! Выйдут на стрелку, где впадает Тобол в Иртыш, и там откачиваются.
Надо бы с таких капитанов, как с браконьеров, за каждую погубленную стерляжью голову — 20 рублей, за осетровую — 100, только как доказать, сколько с кого причитается?
Хороший, видно, парень, даже расстроился, рассказывая.
До Ханты-Мансийска — 105 км. В город нужно причалить пораньше, иначе день пропадет!
Грести приходится споро, холод хорошо подгоняет. По-прежнему льет, не переставая.
В центральной зоне страны такой дождь с ветром большой силы проходит, как правило, быстро, а здесь может идти сутками. Готовить ничего не хочется. Поглощаю яйца и сгущенное молоко. Все пронизывает сырость. Деревни стали попадаться чаще. Встречаются моторки, все говорит о близости города.
Надеваю последние сухие вещи, включая резерв — оренбургский свитер толстой вязки. Под ногами внушительный ворох мокрой одежды. Впереди за поворотом, под яром, уже виден Ханты-Мансийск, а ветер дует прямо в лоб — буквально сносит «МАХ-4» обратно.
Вспоминаются похожие ситуации. Черное море — на подходе к Очакову, когда вдвоем из последних сил выгребали на волну. Или Азов, когда мы целую ночь протолкались на одном месте. Попутно всплывает в памяти еще одно неприятное воспоминание. В ту самую ночь, у устья Дона, мы чудом не столкнулись с крейсерской яхтой. Летела она на всех парусах навстречу, да без единого огня. Впрочем, и мы месили воду веслами, не думая об огнях. И им и нам одинаково не приходило в голову, что в такую ночь кто-то может здесь плавать...
Последняя кривая была самой трудной: пришлось огибать длинную, ничем не защищенную от ветра косу. За поворотом давно уже видны дома. Некоторые пристроились на склонах сопки, а большая часть строений прижата ею к самой воде. Около левого берега мотаются на волне заякоренные почтовые гидросамолеты. Погода сугубо нелетная! К правому — приткнулось множество различных больших и малых судов. У причальной стенки рыбзавода идет разгрузка свежей рыбы — путина началась. Гребу изо всех сил, а двигаюсь еле-еле, волей-неволей подробно рассматриваю происходящее на берегах — ищу пристанища.
Швартуюсь к речному вокзалу. Обычно при стоянках в портовых городах здесь всегда находится кров для «МАХ-4». На этот же раз — ни жилья для меня, ни места для лодки. Договорился со спасателями — останавливаюсь у них. Первый удар — сегодня баня выходная! Наскоро ужинаю в «Иртыше» — и скорее, скорее спать!
20 июля. День начинается великолепно. Городская баня, расположенная не более чем в сотне метров от дома спасателей, с утра дымит — топится. Несу в котельную весь свой мокрый скарб, развешиваю для просушки.
Центр города оказывается за горой. Примечательно, что в той части, которая расположена у реки, в каждом дворе видны моторные лодки. Глаз привык видеть в городских дворах машины, а тут — лодки-дюральки. Сразу ясно, что основная дорога — Иртыш.
Выступаю перед местной молодежью, рассказываю о путешествии, о туризме вообще. Затем ремонтирую подвижное сиденье на лодке: протерлись металлические желоба направляющего полоза, а в завершение дня — попадаю на концерт студентов московского театрального училища имени Щукина!
В гостинице познакомился с очень интересным человеком. Коренной сибиряк. Плотный, коренастый. Приехал в город заключать договор на зимнюю охоту.
Есть у Григория Васильевича идея. Как только выйдет на пенсию, а до этого остается ровно год, отправится на лыжах от Ханты-Мансийска на восток, до самого Охотского побережья. Пойдет зимой — с охотой. Где весна застанет, там будет работать до следующего сезона, а как снег выпадет — снова в путь. Очень хочется не спеша посмотреть природу Сибири и Дальнего Востока,— так формулирует цель своего будущего похода мой новый знакомый.
— А как, силенок хватит? — спрашиваю.— Ведь потребуется немало лет!
— Если бы не было, не помышлял бы. А уж очень интересно. Мир посмотреть, себя показать.
Заманчиво. Осторожно интересуюсь, не возьмет ли он напарника? Во всяком случае, связь поддерживать договорились...
Вечером — выступление по местному телевидению. Работникам студии показалось оно интересным, а времени для внепрограммной передачи отвели они мало. Другими словами, на ходу пришлось перестраиваться, они вырубили спортлото, а меня закидали вопросами, на которые пришлось экспромтом отвечать.
Редкая встреча — знакомство с туристами
Редкая встреча — знакомство с туристами А потом диктор отвез меня из студии прямо к лодке.
Не успел отчалить, к берегу подошли два шестивесельных яла. Стали знакомиться. Ребята оказались из Тобольского речного училища, где годом раньше я выступал. Так что с некоторыми и знакомиться не пришлось. А руководитель их читал про «МАХ-4» в «Катерах и яхтах». Спросил я их про подсланевые воды. Да, говорят, есть еще такие речники. Ребята оказались не меньше моего удручены виденным своими глазами загрязнением реки. Как хочется, чтобы, став механиками и капитанами, они всегда помнили то, о чем говорили тогда, стоя на берегу в Ханты-Мансийске!
Провожало меня неожиданно много народу, проводы были теплыми.
За ночь далеко уплыть не удалось. Интенсивное судоходство создавало довольно сложную обстановку, мешало и обилие огней на берегах. Опасаясь быть раздавленным, я прижался к берегу и стал на якорь. К тому же, мне не хотелось ночью проходить устье Иртыша: обязательно надо было посмотреть, как выглядит место его впадения в Обь. А ведь в конечном счете посмотреть — увидеть новые места, познакомиться с новыми людьми — это самое главное. Это и есть то, ради чего с наступлением лета так тянет сесть в лодку и взяться за весла!

I
Евгений Тихомиров вне форума   Член НАМС Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 11 (пользователей: 0 , гостей: 11)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Текущее время: 19:46. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
МОО НАМС